ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » uncontrollably [christian mythology]


uncontrollably [christian mythology]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[nick]Pride[/nick][status]first[/status][icon]https://i.imgur.com/wxnJXgY.gif[/icon][sign]-[/sign][lz]you know my name[/lz]

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">the 69 eyes - devils</span>

<span class="data">london / someday</span>

<div class="episodepic"><img src="https://www.bestiary.us/files/images/gorgul_f.jpg">
</div>

<p>
who told you that the evil has got no name?
<span>
Pride, Mammon
</span></p>
</div>

это же на сколько беспринципно и ожесточенно должно быть добро, чтобы пытаться так цинично чужими руками победить зло?..
</div>[/html]

Отредактировано Anna Marie (12.09.22 18:01:22)

+3

2

Немыслимо. Такая наглость. Такая дерзость. Всё это окончательно выводило тебя из себя.

Не смотря на свою суть и населяющих его существ, Ад никогда не отличался анархичными настроениями. Да, низшие демоны вечно стремились выслужиться и подняться по карьерной лестнице, возглавить свои отряды, заслужить регалии и уважение со стороны вышестоящих господ. Даже именитые князья нет-нет, да и ввязывались в междоусобные конфликты, мерились авторитетом и воевали за власть на тех или иных кругах Подземного Царства. Однако, не смотря на непомерные амбиции и жажду всевозможной нечисти, устройство Ада всегда оставалось понятным и вертикальным. Здесь ценилась сила. Физическая. Магическая. Моральная. Любая сила. Не имеет значение, как именно ты одолеешь оппонента, в честной рукопашной схватке или подсыпав яда в кубок. Победитель возвышается. Проигравший преклоняет колени и подчиняется.

На протяжении тысячи лет баланс сил в мире демонов оставался незыблемым. Вертикаль власти если и преображалась, то слишком незначительно, чтобы считать это радикальными переменами. На каждом из Кругов обосновался свой владыка, имевший почти безграничный контроль в пределах своих владений. Посягательства на чужие территории стало редкостью, ибо приводило к слишком изнурительному и по большей части никому не нужному противостоянию. Одни попросту не желали тратить время и силы на борьбу за клочки бесплодной земли и уважение в глазах низших демонов. Другие, такие как ты, наученные горьким опытом прикусили языки и не влезали в драку, в которой имели шансы проиграть. Репутация в Аду  — ресурс слишком ценный, чтобы рисковать им без стопроцентной уверенности в успехе. Поэтому ты безжалостно карал любого из подчиненных, кто смел даже заикнуться о твоём унизительном поражении Асмодею. Негниющие, насаженные на колья тела глупцов, кто пренебрег этим запретом, украшали подход к твоему дворцу вечным напоминанием.

Однако что-то изменилось. Доселе плывущая ровно, лодка Ада будто начала раскачиваться. Некогда слабые и немощные, мелкие сошки по головам взбирались к верхам. Некоторые из них обезумели настолько, что рискнули бросить вызов самим князьям и высшим демонам, за что закономерно были уничтожены и раздавлены. Казалось бы, ничего необычного. Но на том волна неповиновения не успокоилась. Всё больше демонов овладевали силой, позволяющей перескочить на несколько ступеней вверх. Жалкий пехотинец на равных бился с капитаном. В то время как другие капитаны забивали генералов и отрывали им головы, забирая оные как трофеи. Возникшая неожиданно, волна бунтов и кровопролития захватила Ад, как небольшая искра мгновенно охватывает целые леса. За считанные дни вековое равновесие пошатнулось, как никогда прежде.

Большую часть времени ты проводил в мире людей: заключал сделки, покровительствовал бизнесменам, следил за исполнением возложенных на подчиненных обязанностей и, разумеется, карал за их невыполнение. Не трудно представить, какого было твоё удивление, когда из Ада начали вылазить твари, у которых с роду не было достаточно магических сил для таких фокусов. Словно дети, дорвавшиеся до безграничной свободы от родительских запретов, они устраивали беспредел и наслаждались прелестями человеческой цивилизации. Некоторых из них ты уничтожил на месте, когда те потеряв всякий страх вздумали угрожать тебе или гнуть свою линию. Другие были умнее и сбегали, надеясь поживиться чем-то более доступным. Сути это не меняло— происходило нечто, что в долгосрочной перспективе может сильно подпортить твои планы.

в Аду тебя встретила полнейшая неразбериха. Демоны уничтожали друг друга, сбивались в стаи и толпой забивали высшие чины. Те, кому было поручено охранять твои владения и особняк, обезумели. Дворец превратился в руины. Накопленные за тысячелетия богатства либо разворованы, либо осквернены и испорчены. Медленным шагом продвигаясь вдоль того, что раньше являлось парадной, ты с болью рассматривал изорванные византийские полотна, разукрашенные кровью и блевотиной картины, единственные в своем роде, разбитые вазы и рассыпанные по земле осколки драгоценных камней, сливающиеся с кусками мрамора и камня. Злость. Ярость. Они переполняли тебя. Можно только посочувствовать судьбе тех несчастных, кто в тот момент еще не успел покинуть особняка и попался тебе на глаза с набитыми золотом карманами. Они молили тебя о смерти. Молили, чтобы ты прекратил их муки. Но просто убить их тебе было недостаточно. Каждый, кто посмел бросить тебе вызов, должен не просто испустить дух. Они должны осознать, насколько ошибочным являлось их решение.

В порыве агонии несчастные поделились с тобой тем, что знали. Обрывками информации о некоем веществе — наркотике, невероятно быстро набирающем популярность в Подземном Царстве. Из-за него низшие демоны обретали ранее невиданную силу. Из-за него сходили с ума и больше обычного жаждали кровопролития. Неужели обычной наркоты достаточно, чтобы в Аду воцарился такой бардак? Удивительно. Впрочем, времени обдумать услышанное не оставалось, ведь всё больше и больше исчадий жаждали вырвать тебе сердце и занять твой трон. Бесконечной толпой они прибывали и прибывали. Язык не поворачивался назвать это противостояние битвой. Нет. То была бойня. Жестокая. Беспощадная. Кровавая. Безжалостная. Их магия и клинки ранили твоё тело. Их изуродованные, искалеченные тела возвышались бездыханными горами из сырой плоти.

Сколько прошло времени? Часы? Дни? Прежде, чем поток наконец остановился. Стоя по пояс в крови и внутренностях, пробираясь через разорванные на куски трупы, ты не думал ни о чем, кроме одного единственного имени. Асмодей. Перед смертью они повторяли его имя. Этого сукиного сына. Того, кто унизил тебя. Того, кто решил сделать грязную работу руками пушечного мяса, накаченного неизвестным наркотиком. Того, чью голову ты более других делал видеть на стене в качестве боевого трофея.

Среди месива из тел и конечностей, ты обнаружил интересное. Дозу. Вещество ранее невиданное, оно даже видом своим манило, будто нашептывая "Используй меня. Попробуй. И я дам тебе невиданную силу." Заманчиво. Однако не тебе, демону искушений, поддаваться первому порыву. Ты решил приберечь это. Оставить для Асмодея. Настало время раз и навсегда поставить точку.

Найти "брата" даже в царившем балагане оказалось несложно. Не мудрено, ведь слухи о его подвигах и деяниях буквально сочились из каждого угла Ада. Пока ты отбивался от орды безумных подчиненных, эта мразь умудрилась подмять под себя целый человеческий город. Реально большой город. Даже для князя Подземного Царства подобное считалось непосильным достижением. В мире людей ваши силы во многом были ограничены, и лишь малую их часть вы могли использовать. Иначе Земля уже давно стала бы полем битвы, где каждый хоть сколько-нибудь могущественный демон устраивал свой локальный филиал Ада. Условности треклятого равновесия. Однако каким-то образом Асмодею удалось вырваться из порочного круга и своими силами подчинить почти десять миллионов душ. Неужели он тоже использовал наркотик? Рассматривая в руках шприц, ты боролся с жужжащим в голове желанием здесь и сейчас вогнать иглу в вену и испробовать его. Но нет. Рано. Чуть позже. Ведь если тебе и суждено подобно младшим собратьям обезуметь от жажды крови, то только после лицезрения кончины покровителя Похоти.

Раны, нанесенные Адским оружием, продолжали кровоточить. Заживить их оказалось куда сложнее, чем обычные ранения, потому часть твоих магических сил уходила на банальное поддержание себя в сознании и здравии. Стоило отвлечься, как порезы и отверстия открывались. То тут, то там, на коже твоей проглядывалась чешуя, уже не скрываемая чарами. Обычно бы ты вышел из себя из-за гнева. Но сейчас отголоски обезображенной внешности даже мотивировали. Ведь именно Асмодей виновен в твоей "привлекательности". Хорошее напоминание о тысячи причинах твоей ненависти к нему.

Тело твоё растворилось в дымке, и спустя мгновение ты оказался в Лондоне. Смрад похоти резко бил в голову. Воздух будто бы пропитался извращенной, неестественно огромной магической энергией. Вот только в её "запахе" ты не узнавал Асмодея. То был другой. Другие. Но даже от вони их сил исходил знакомый душок, который ни с чем не спутать. Никаких сомнений, это точно он. В изорванной одежде, всё еще покрытый кровью убитых тобой демонов, ты с улыбкой на лице двинулся вперед, вглубь города, откуда и исходила вонь. В предвкушении, что этому городу есть, чем тебя удивить.

+2

3

[nick]Pride[/nick][status]first[/status][icon]https://i.imgur.com/wxnJXgY.gif[/icon][sign]-[/sign][lz]you know my name[/lz]

...- Нам передают, что выйти на связь ни с кем из наших корреспондентов не получилось...
Легкий ветерок приносил запах свежей выпечки с корицей и яблоками, пекарня располагалась за углом и хозяин в любую погоду оставлял торговое окно открытым, зная, что пройти мимо совершенно невозможно.
-...поступают сведения, что наши коллеги с телеканала ВВС тоже потеряли связь с офисом в Лондоне. К сожалению, пока не удается оценить масштаб случившегося и установить точно причины подобного поведения людей, но...
Есть мнение, что что-то красивое нельзя сочетать с таким же красивым, дескать, одно будет теряться на фоне другого и так оба шедевра будут оценены обществом не на сто процентов. Потенциал будет не раскрыт до конца. Что это будет конкуренция, а не гармоничное дополнение. Правда это была или ложь - никто не брался рассуждать до конца и отстаивать свое экспертное мнение, все мнения разбивались о личностные предпочтения и вкусы, а от того ароматный свежий черный кофе в простой круглой чашке был удивительно хорош сам по себе, но полностью раскрывался только при сочетании с выпечкой из той самой пекарни за углом. В любую погоду, в любое время дня и ночи они потрясающе дополняли друг друга, как кусочки головоломки, создавая уникальную кулинарную пару.
-...данным около десяти миллионов человек, включая королевскую семью, парламент, премьер-министра и делегацию МИДа Аргентины. Министество туризма на связь так же не выходит, поэтому оценить количество туристов и из каких они были стран пока сложно.
- Спасибо, Лаура. А как вы считаете, что произошло? Отчего вдруг жители и гости Лондона устроили весь этот... Кошмар.
- Увы, Бекка, я не знаю, не возьмусь утверждать что-либо до официальных предположений военных, медиков или правительства. Но, как нам стало известно, Ватикан готовится высказать свое предположение...
На экран, висящий под потолком небольшой кофейни в центре Вены, уставились голубые глаза. Новости до настоящего момента Гордыня слушала вполуха, не вдаваясь в щебет, не анализируя его, совершенно отстраненно ото всего она перелистывала страницы глянцевого журнала, взятого с ближайшей полки, и пила кофе. За окном висели по осеннему серые тучи, спешить было некуда, заниматься в глобальном плане нечем, а локальные вспышки грехопадения контролируются на каком-то совершенном автомате, на привычке. В эпоху, когда мир погружается в сектантство и атеизм, когда мир не вылезает из гаджетов и стремится друг друга переплюнуть в любой самой незначительной мелочи, Смертным Грехам, как и прочим адским созданиям, даже дергаться особо не приходилось. Это ли не сытая жизнь?
Государственные новости в это дождливое утро собрали вокруг себя, казалось, каждого жителя не только Вены, не только всей Австрии, но - всего земного шара. Кадры, снятые с большой высоты, были не четкими, но приблизиться к черте города не получилось пока ни у кого, если верить журналистам. Как только человек делает шаг и оказывается на территории столицы Англии, он становится потерян для этого общества. Улицы залиты кровью, завалены мусором, клочьями одежды, трупами и едва живыми людьми, большая часть картины заблюрена, такое ни один рейтинг не пропустит в эфир, но, судя по бледным с красными пятнами щекам ведущей зрелище на кадрах впечатляющее.
- ...Германия вызвалась оказать помощь во взятии проб воздуха и воды на токсины и наркотические вещества...
Со вздохом глядя на недопитую чашку кофе, сущность поднялась со стула, накинула на плечи светло-серое пальто, выправила неторопливо волосы из-под воротника и в пару шагов, незаметно для окружающих, растворилась в воздухе.

...- Их... нет, - существо с вывернутыми пальцами, с непомерно большими глазами, ростом в половину человеческого тела, теребило в руках пыльную тряпочку и испуганно поглядывало на Гордыню.
- Что значит "Их нет"? - Спустя три минуты попыток выяснить хоть каплю информации, она начала откровенно закипать от злости.
- Их нет... - существо вжало в плечи голову и в испуге отвернулось, словно приготовилось к тому, что сейчас ему прилетит.
- Я. Могу. Пройти? - Сквозь зубы процедила она, складывая руки на груди и нетерпеливо притопывая ножкой.
- Не можешь, - сбогу раздался густой бас, его владелец немного шепелявил, все из-за рассеченной в бою нижней губы. Он рассказывал разные байки: что сам выдрал вражеские цепи, на которые его посадили, что это неизвестная науке адская тварь пыталась обглодать лицо, или что он получил это в той-самой-великой-битве, кто ж уже упомнит все, что может наговорить под градусом старый генерал? - Ты ж знаешь, вот этот вот малец в лепешку расшибется, а не пустит тебя, пока Их дома нет.
- Меня?!
- Тебя, грех, тебя.
- Ну тогда ты мне можешь хотя бы объяснить, что происходит? Я битый час кружусь по замку, а бестолку.
- Кхррр, - генерал откашлялся в кулак. Его доспехи, сделанные на манер рыцарских из позднего средневековья, на половину торчали из его собственной плоти, но, казалось, демону это совершенно не мешало как минимум вот уже несколько столетий быть начальником дворцовой стражи. - А что ты кружишься, раз бестолку? Ладно, не смотри на меня так яростно. Нет его. Исчез. Ушел, - демон развел руками, - Испарился. Вещи не тронуты, никаких записок, постель расправлена была утром, а его самого и след простыл.
- Давно? - Паника, какая-то отвратительная, бьющая мелкой дрожью, заставляющая капли холодного пота стекать по спине под белоснежной рубашкой, паника сковала сердце сущности.
- Две недели как, - он опустился на скамью около стены и оперся локтем о колено, - Кроме вот нас с тобой сейчас, да этого маленького оболтуса, ни одна живая или мертвая душа не знает. Ни одна, слышишь? Ни. Одна. Душа. Не знает, куда пропал Люцифер. И, пока мы не поймём, где он и когда вернётся, никто не должен это узнать.

Она не представляла, куда себя деть, в какую сторону двинуться, что сделать в первую очередь, что - потом, а главное становилось так не по себе от простого осознания: в тот самый редкий миг, когда ей искренне хотелось услышать чей-нибудь совет - и спросить не у кого. И именно этот аспект подталкивал Гордыню к простой мысли: все эти трупы, вся эта грязь, все изорванные люди, которые умирают на улицах Лондона с безумными счастливыми улыбками на лицах, погромы - это на прямую связано хотя бы с тем фактом, что Похоть и Гнев не отвечали ей. Никак. Ни на один призыв. Ни на одну мольбу. Ничем хорошим это не могло закончится. Да, тысячи тысяч душ, погубленные грехами, это - закономерная добыча Ада, но такая неаккуратная работа, да ещё и в таком масштабе, она точно привлечёт лишнее внимание Небес. Ещё неизвестно, каких тварей выпустит Создатель, нивелирует ли Он конфликт или распалит его с удвоенной силой.
- Я попытаюсь вытащить оттуда Гнев и Похоть, - она поднялась с банкетки в зале перед пустующими покоями Люцифера, одернула пальто и кивнула старому генералу, - притащу их задницы сюда и дальше уже будем решать, как их наказать за подобное поведение.
- Попробуй, - он развёл руками.

Лондон встретил ее безлюдными переулками, тучами и чадом горящего мусора, дымом пожаров, пылью разрушений, смрадом. Воняло всем подряд, даже для неё, привычной к вони бойни и войны, все равно было… слишком. Впрочем, если принюхаться, ощущался характерный запах серы. «Что вы творите?..» Ответов не приходило, ментальная связь молчала, грехи словно исчезли вслед за Люцифером, но стойкий аромат их присутствия в этом городе пропитал каждый сантиметр.
Гордыня сцепила зубы и достала из кармана чистый платок. Зажав нос тканью, озираясь по сторонам и обходя лужи, ошмётки тел и грязь, чтобы не испачкать светлые туфли, аккуратно двинулась вперёд.
Центральные улицы кишели людьми, туда она не сунулась, шла закоулками, обходя редких людей, двигаясь на усиливающийся запах Ада. Что ж, от них всех разлило серой, они это чуяли, люди этого не ощущали, а вот кошки очень раздраженно реагировали.
- Да мне везёт, как утопленнику, - она раздраженно фыркнула, спрятала платок в карман и ускорила шаг, завидев впереди знакомый силуэт. По крайней мере стало понятно, от чего запах Ада тут на столько сильный. Везение или рок, она и сама пока не могла понять. Каблуки застучали по асфальту, эхо разносило звук по всей улице. - Выглядишь паршиво, очень паршиво, откровенно говоря, идеально вписываешься в обстановку, - через несколько десятков метров она нагнала демона и окинула его быстрым взглядом, подстраиваясь под шаг, - Кровь, грязь, ужас, раны, не хватает меча. Скажи мне, что этот бардак не твоих рук дело, Маммон. Скажи мне, что дело не усложнится и ты тут оказался случайно. Очень прошу, ситуация и так… - она покачала головой и спрятала руки в карманы, - острая.

+2

4

Кто бы что ни говорил, как бы сильно ни доказывал обратное — каждый хотя бы раз, хоть на мгновение, желал видеть мир в огне. Воображал, как с неба обрушается метеоритный дождь. Как ураганный ветер вырывает с корнем могучие вековые деревья. Как гигантские волны накрывают побережье и затапливают узкие извилистые улочки, вымывая такие мелочки как велосипеды, коробки, урны и даже машины. Как с гор сходит снежная волна, лавиной накрывающая расположенные на склоне домики лесников, навечно хороня их под толщей льда. Как в земле извилистой змеей растет трещина, из которой на поверхность вырывается пламя самой Преисподней, по библейским мотивам наказывая грешников и лизоблюдов.

Каждый хоть раз мечтал, чтобы мир перевернулся. Что в этом плохого? Жажда разрушений извечно следовала за человечеством, да и сам Творец не гнушался радикальных мер в исполнении своей воли, какой бы безумной та не казалась. Чего стоил один всемирный потом, египетские казни, огненные дожди и множество других примеров. Разрушение — есть обратная сторона созидания. Нельзя построить дом, не раздробив камень. Нельзя приготовить вкусный ужин, не заколов свинью или не срубив дерево на дрова. Всё есть суть одно. Однако люди, по наивности и глупости своей, предпочитали разделять бытие на "хорошее" и "плохое".

"Плохо ли убивать животных? Конечно!", говорят они, дожидаясь, пока в духовке дожарится туша индейки. "Плохо ли грешить? Разумеется", уверяют они, краем глаза поглядывая на еще совсем юные и только-только формирующиеся тела детишек. Лицемерие. Оно пропитало собой всё. Въелось настолько глубоко, что люди вовсе перестали осознавать границу собственного самообмана и уверовали в него, как в прописную истину. Есть добро. Есть зло. Есть небеса. Есть ад. Есть орел. И есть решка. Вот только в жизни — в реальной жизни, а не той вылизанной библейской стерильности — всё работало чуть иначе.

Продвигаясь вперед по пустующему мосту, уже на подходе в город тебя встречали изломанные и изуродованные тела людей. Судя по остаткам одежды — обычные жители, решившие испытать удачу и на своих двоих сбежать из зловонного Адского гнезда. Возможно, кому-то удалось. Но точно не им. Одно из тел продолжало дергаться, издавать сдавленные, булькающие хрипы. Из последних сил, человек тянулся к тебе рукой и молил о помощь. Его ноги изгибались в пяти местах каждая, а из живота вываливалась веретеница кишок и внутренностей. Омерзительно. С лицом, полным отвращения, ты просто шел мимо, заведомо наступив на вытянутую руку бедолаги. С хрустом, косточки в его руке трескались, но кричать у него сил уже не было. Не успел ты отойти и на десять метров, как тот перестал дышать.

«Всё насквозь провоняло Грехами. Слишком грязная работа, брат. Слишком грязно.»

За одним из поворотов тебя поджидала сцена того, как беспощадны могут быть людские пороки, спущенные с поводка. Пара страстно наслаждалась друг другом, возлегли прямо на телах почивших, они дышали в унисон и наслаждались. Их стоны эхом разносились по опустевшей улочке. Ты замер, обхватив рукой кровоточащий бок, с явным пренебрежением наблюдая за происходящим. Они кувыркались, меняли позы, скакали друг на друге, дергали за волосы. Пока девушка не схватила попавшийся под руку камень и со всего размаха не опустила его на череп второго. Черепушка треснула не сразу. Потребовалось ударить еще несколько раз. Удивительно, откуда в хрупком девичьем теле столько сил. Когда же лицо партнера наконец обратилось в бесформенное кровавое месиво, кости распались на осколки, а глаза вывалились из орбит, она преисполненная удовольствия воссела на то, что раньше было лицом, и продолжила двигаться, натирая причинные места теплой и склизкой плотью.

«Мерзость» думал ты. Однако не про само действо, а скорее про то, как безвкусно люди порой придаются влиянию грехов. Судьба той девушки была тебе абсолютно безразлична, и ты прошел бы мимо, ведомый запахом адского гниения и разложения, если бы та не решила в порыве страсти схватить тебя за ногу. Зубами она впилась в твою ногу, бормоча что-то и умоляя наказать её. С женских глаз стекали слезы, а со рта - слюни. Что ж. Коли она желает наказания, так тому и быть. Не сдерживая отвращения от её прикосновений, ты схватил девушку за волосы и поднял. так, что её лицо оказалось на уровне твоего, но ноги совсем не касались земли. Лицо её исказила гримаса боли и удовольствия. В любой другой момент такой вид возбудил бы тебя, да и сейчас ты ощущал подступающее напряжение ниже пояса. Но момент слишком неподходящий, чтобы давать волю страстям и уж тем более поддаваться похоти. Потому ты одним движением вогнал руку ей в грудную клетку, пробив пальцами ребра, затем нащупал сердце и сжал его, пока не почувствовал, как орган буквально лопнул в твоих руках. Из рта и носа девушки хлынула кровь, и спустя пару секунд агонии её тело обмякло. Еще немного ты смотрел на неё, пытаясь определиться сам в себе, что за терзающее чувство не дает покоя. Но ни к чему ты так и не пришёл, откинул тело в сторону пошел дальше.

Чем ближе к центру, тем ядреней становится адский серный смрад и тем тяжелее ощущается присутствие сущностей подземного царства. Всё это, от беспорядков до столь неприкрытого влияния на мир, выглядело как сигнальный факел посреди глубокой ночи. Как свет маяка в бушующий шторм. Мы здесь. Посмотрите на нас. Заметьте нас. Идите к нам. Летающие в небе вертолеты новостных каналов доказывали, что мировая общественность уже приковала свои взгляды к воцарившемуся мракобесию. Что ж, пусть смотрят. И наслаждаются. Ведь всё происходящее есть суть того, о чем не принято говорить вслух. О чем умалчивают и в чем шепотом каются в церквях. В надежде после смерти воззреть лик Бога и под ручку с Христом ступить в земли бесконечного спокойствия. Лицемерие как оно есть.

Очередной поворот вывел тебя на широкую улицу, отнюдь не пустую. Сотни людей в порыве неконтролируемой ярости крушили витрины магазинов, забивали друг друга до смерти и извращались, у кого на что хватало фантазии. Но было что-то еще. Нечто до боли знакомое, почти родное. Ты пытался уловить это невесомое предчувствие, пока один из людей не заметил тебя. В порванной рубашке леопардового цвета, испачканных в крови и грязи ботинках из крокодиловой кожи и пыльных темных брюках ты не сильно выделялся на фоне общей массы. Это задевало твоё эго как ничто другое. Даже золотые цепи и кольца блестели не так ярко из-за запекшийся на них крови мелких демонов. По земле растекалась вода, непрерывно бегущая из ближайших лавок. Человек закричал и рванул в твою сторону, размахивая куском железной арматуры, предположительно некогда частью одного из пробитых машинами заборов. Взмахнув рукой, ты призвал боевое копье, и следующим замахом снес смертному голову с плеч, отбросив уже мёртвое тело обратно в взбешенную толпу. Это привлекло их внимание. Их взгляды пропитанные влиянием Гнева, смотрели на тебя и желали видеть твою смерть.

Все мы хотя бы раз желали видеть мир в огне. Ты не исключение. Но чаще всего даже высшим демонам не дозволялось расходиться в полную силу, ведь так важно сохранять напускное "равновесие". Но сейчас, здесь, на абсолютно сошедшем с ума клочке земли, никто не посмеет остановить тебя. Змеиные глаза сияли жаждой разрушения. Жадность до кровопролития растекалась по венам.

— Наконец-то можно повеселиться от души! — С безумно довольной улыбкой пролепетал ты, глядя на надвигающуюся толпу. Наконец-то.

Перехватив копье, ты метнул его вперед, насадив почти десяток тел и прибив тех к каменной стене. Первая волна почти добралась до тебя. Сложив руками знак, ты собрал часть магической силы в воде, смешанной с щедрой порцией свежепущенной крови. Водная гладь собралась в точки и острыми шипами поднялась вверх, пронзая человеческую плоть. Еще взмах, и конечности проколотых тел начали выворачиваться под неестественными углами, с характерным мерзким треском ломающихся костей и рвущихся мышц. Схватив, что попадется под руку, они, как марионетки, избивали остальных. Безжалостно и беспощадно.

В это время справа и слева от тебя собрались небольшие группы, готовые вот-вот навалиться и задавить массой. Из тела твоего показалась дымка и сформировалась в подобие двух огромных змеиных голов с острыми, акульими зубами. Рванувшие в разные стороны, они в пару укусов обратили не менее двадцати человек в свежий фарш. Части тел вываливались из гигантских ртов. Куски органов смывало струями воды. Призвав копье обратно, ты скинул с него всё ненужное мясо и пошел дальше, прямо в толпу. Сверкали лезвия ножей и гвоздей в досках, грохотали выстрелы, гремели куски металла. Вновь тебя поглотил круговорот бесконечного уничтожения. Поглотило желание уничтожать и разрушать. Хоть тела людей и были хрупки, ты вкладывал почти всю силу в замахи и колющие удары, разнося как тела, так и конструкции. А когда перед тобой осталась лишь горстка людей, испуганных, дрожащих, но всё еще готовых убивать ради бушующего Гнева, ты улыбнулся шире прежнего; собранная в руке магия приняла форму небольшого огонька, после чего ты набрал в грудь воздух и выдохнул, превращая огонек в волну пламени. Потоки огня обрушились на толпу, сжигая их заживо. По улице разносился запах жженкой плоти и истошные крики. Некоторые забегали в лавки и, должно быть, наткнулись на утечку газа. Прозвучала череда взрывов. Часть зданий накренилось, часть вовсе обрушились.

Какое-то время продолжался шум, пока наконец его не сменила тишина. Все мертвы. Остался только ты. Всё еще израненный. Потративший часть и без того ценной силы, из-за чего в процессе куража твои кровотечения вновь открылись. Отчасти хотелось взглянуть в зеркало, но другая, самовлюбленная часть тебя, всячески отрицала этот позыв. Ты не был готов увидеть себя в таком состоянии. То было ниже твоего достоинства.

Вдруг, нежданно негаданно, за спиной ты ощутил знакомое присутствие. А чуть погодя она обратилась к тебе первая, видимо не пытаясь скрываться или увиливать. Что ж, хоть кто-то здесь не прячется по углам, как трусливое животное. Грех быстро нагнала тебя и подстроилась под неторопливый шаг сквозь недавнее поле битвы. Нет, жатвы. Ведь в битве у обеих сторон есть шансы на победу.
— А ты, как и всегда, с иголочки. Хотя в такой жопе это временно, — Пошарив по карманам, ты к своему сожалению не обнаружил сигарет. Выхода не оставалось. Подойдя к первому попавшемуся более менее сохранившемуся телу, ты ногой перевернул его и увидел в нагрудном кармане пачку. Жестом ты притянул её к себе, достал сигарету и подкурил от догорающего рядом огня. — Вообще-то, у меня копье. — Крайне отрешенно добавляешь ты, куда больше сосредоточенный на никотине. В два-три затяга ты полностью скуриваешь одну и тут же поджигаешь вторую. Это хоть немного приглушает боль. — Прости, зайка, но у меня сейчас нет ни времени, ни жаления чесать языком и играть в привычные нахуйпосылания.

К твоему удивлению, Гордыня казалось взволнованной. Для неё, первой из первых, как она часто любит повторять, проявлять такие низменные эмоции как беспокойство было чем-то оскорбительным. Неужели даже корочка льда снежной королевы треснула от жара окружающего цирка?

— Я, конечно, тот еще тусовщик, но устраивать референсы Содома и Гоморры в реальном времени — не мой стиль. Не ебу, что здесь происходит, но этот смрад грехов я узнаю повсюду. Твоих родичей рук дело, дорогая. — Внезапно его перебил кашель. Капли темной, почти черной крови упали на землю. Нехорошо. Голова кружилась. Все сильнее на коже, особенно на лице, проглядывалась уродливая чешуя. — Да ебись оно всё адским пламенем. Пока не оторву голову этому мелкому уёбку — не успокоюсь. Я его из-под земли достану. Придушу собственными кишками. Заставлю жрать дерьмо. Ох, Асмодей явно заслужил хорошую дозу пиздюлей. Всё равно Ад сошел с ума, так почему бы нам не последовать его примеру?

Говорил ты не столько с Гордыней, сколько с самим собой. Напоминая, ради чего вообще сюда забрел. Вспоминая развалины поместья. Чешуйки на руках блестели, отражая мерцание огня. Это тоже его вина. Ни Небеса, ни Ад, никто сейчас явно не встанет на его сторону. В кармане твоем все еще лежал бутылек с неизвестным наркотиком. Всё еще рано. Сначала надо найти его. Найти... Силы понемногу оставляли тело. «Как не вовремя. Чёрт.»

Отредактировано Mammon (26.09.22 09:25:03)

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » uncontrollably [christian mythology]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно