ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Там, на самом на краю Земли [DC]


Там, на самом на краю Земли [DC]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Там, на самом на краю Земли
В небывалой голубой дали

Внемля звукам небывалых слов
Сладко-сладко замирает кровь

https://forumupload.ru/uploads/001a/0d/3f/1384/887334.jpg

• Кандак / наше время

Teth Adam & Billy "Shazam" Batson

Что ищешь ты, ветер, в просторах небесных, куда ты спешишь от пределов земных?
Что знаешь ты, ветер, об огненных песнях танцующих молний, скользя подле них?

[nick]Teth Adam[/nick][status]Back in Black[/status][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001a/0d/3f/1384-1641839461.png[/icon][sign]Мое имя - cтершийся Иероглиф, мои одежды залатаны ветром...
https://i.imgur.com/lmHBFfy.png https://i.imgur.com/Xy1N3Eh.png https://i.imgur.com/YYTZrLs.png https://i.imgur.com/UZNswVV.png...Что несу я в зажатых ладонях меня не спросят, и я не отвечу.[/sign][lz]<a class="lzname">Тет Адам</a><div class="fandom">DC</div><div class="info"><center>В тот час, когда <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=911"><b>полночная звезда</b></a><br>Взойдет на полог млечного алькова,<br>Налей себе чего-нибудь такого,<br>Чтоб не остановиться никогда.</center></div>[/lz]

Отредактировано Harry "Galahad" Hart (04.09.22 13:49:32)

0

2

[nick]Billy Batson[/nick][status]Δυνατά, δυνατά;[/status][icon]https://i.imgur.com/gqgyDQS.png[/icon][sign]
Ποια παλιά κιβωτός μέσα απ' του χρόνου τις στοές https://i.imgur.com/0ENcRjL.png https://i.imgur.com/Ey4ihx2.png https://i.imgur.com/UYsmTgX.png https://i.imgur.com/FSSHyqc.pngβγάζει ακόμα στο φως ζευγάρια αναπνοές.[/sign][lz]<a class="lzname">Уильям  "Билли" Джозеф Бэтсон</a><div class="fandom">DC comics</div><div class="info"><center> κοίτα, κοίτα ψηλά <br> <a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1082"><b>κι άλλος αιώνας ζει</b></a> </div>[/lz]

Вечность приняла свое решение, вручив ослепительный свиток в могучие руки, подвязанный магической печатью, сыплющей бирюзовые искры при касании. Ошибок быть не может — это послание, которое Шазаму предстоит доставить лично. Доставить сквозь расстояния, ступив на землю, над которой волею магика не властно время. Потому, что Вечность не ошибается, потому, что боги не ошибаются, вынося решения, потому, что это — необходимость, это — срочное дело. Сейчас уже неважно, что дело — к ночи, еще пара часов и солнце воспламенится алым огнем и сгорит, наволакивая на песчаные дюны ночь. Еще пара часов и невыносимый зной превратится в ласковое тепло, поднимающееся от прокаленной земли в остывающий воздух, померкнет небо и вспыхнет бриллиантами далеких и вечных звезд. Звезд, которые, возможно, видели правителя пустынного города, но с тех пор умерли, и лишь их холодный свет летит до Земли еще тысячи лет. Летит, уверяя все живое в величественности и власти времени над всем земным... Над бескрайностью пустыни стоит обжигающий воздух, не колыхнет его случайный ветер, и, как миражи, вырастают на горизонте города, да все — не те. Современные, богатые и не очень, блестящие стеклом, встречающие и провожающие, не поднимая голов, не успевая заметить, и все же — это людские города, но он ищет глазами другой город. Город, где время абсолютно в своей власти и где оно же освободило всех от своего же течения, где должно быть все так, как было когда-то очень давно, но никто не смог бы подтвердить этого. Никто не бывал в этом городе прежде, никому не было дозволено пройти сквозь его врата без приглашения, никто и не получал такого приглашения. И, говорят, там правит он — Тиран, Черный Адам, Разрушитель, почти древнее чудище. Что ж, с ним маг лицом к лицу уже встречался, надо сказать, что встреча была очень жаркой, и всю злость и всю ярость древнего чемпиона Шазам испытал на своей шкуре. Но Вечность была непреклонна — их встрече быть, как два грозовых фронта они столкнуться вновь, и даже, если это породит лишь новую бурю, этому — быть, и это не обсуждалось. Вечность скупа на объяснения, но мудра, и этому Шазам верил даже, если было трудно принять это решение. Красное море, воздух над которым не так полыхал, повело его над волнами, как дорога. Длинноносые белокрылые птицы не оставили сомнений, как проводники, они повели сверкающую серебряную молнию к берегу, что врезался в море острым клыком. Им — на побережья, собирать рыбу, а ему — прямо, над городом. Притормозив, зависнув над водной гладью средь восхищающих взгляд белоснежных яхт, он сверился с тем, что говорила ему Вечность — вперед, последний рубеж пред его глазами. Переведя дух и вдохнув прохлады морского воздуха, он сорвался вперед, оставив в небе отголосок громового разряда, слабого, очень далекого. И не просто так... Перейдя границу моря и суши, он снова встретился с обжигающей стеной воздуха, но следом за ним, потянувшись со стороны воды, суш колыхнул ветер. По мере удаления Шазама, он еще пару раз ласково коснулся прибрежной зоны, а потом подняла вверх, и ясная высокая синева неба начала меркнуть, собирая тяжелые тучи. Налитые густой чернью, они двинулись от морского простора вглубь континента, следуя за громовержцем медлительной, но пугающей стеной. И над городскими шпилями с яркой подсветкой расплывалась тьма, сверкающая и рокочущая еще далекими голосами магической грозы.
Это — не ярость богоподобного, это — мера предосторожности... Такой грозе за быстрой молнией не угнаться, и потому, как чудище, она поползла, сбивая прогнозы гедрометцентрам, блокируя аэропорты, разгоняя с улиц людей. В это время года грозы — несбывная редкость, но это — не милость Шазама, это — грозовое одеяло, которое он принес за собой, забрав у людей все возможности выдвинуться за ним. Народ Востока суеверен, и это магу на руку, как и то, что фронт неуклонно следует за ним вглубь, явно такая махина не останется незамеченной... И тем ниже падало небо, чем ближе Шазам был к цели. Здесь, не сворачивая, ориентируясь по магическим камням, зачарованным печатями о непересечении, пред ним скоро раскинется то, чего никто никогда не видел. Магически печати нарушены, он прошел сквозь них, очертивших границы, и они расползлись багровыми разводами — не взломаны, просто пересечены, и на него на таких скоростях не подействовали заклятия, дарующие сомнения идти дальше, на все это был расчет. Последняя — взорвана, стало быть, его определенно заметили. И что же дальше? А дальше — только вперед, не ведая страха и сомнения, но он понемногу сбавляет скорость, где-то здесь начнется незримая граница, вот-вот, твердая, как камень, но незримая глазу, и не хотелось бы о нее приложится. Остановившись недалеко от предполагаемой границы времен и миров, Шазам дождался свинцово-черных облаков, полыхающих молниями, громоздящихся друг на друга, рокочущих глухим рокотом грома. Гроза останется здесь, не проливая и капли — это магический часовой, который безошибочно встанет у волшебных ворот, ведущих в песчаный город...
— Я пришел поговорить с тобой, Адам. И я принес тебе вести... — не то, чтобы он настаивал на том ,чтобы по оберегающему куполу пошла рябь, но словно мираж из пустынного зноя почти перед его носом из ниоткуда проступил огромный город, озаряемый пламенеющим солнцем с одной стороны, и всполохами молний с другой. Он рос, возносился куполами и шпилями в небо, ширился, расстилаясь пестрым ковром, дыша огненным воздухом, пылью и специями. Ошибок быть не могло — это древний город, и навстречу незваному, но гостю вышел ни вооруженный конвой, а Правитель собственной персоной. Он взмыл золотистой молнией в небо, окинув грядущий фронт магического шторма взглядом, и застыл напротив так похожего на себя нового чемпиона. Без злобы в лице, без яростного оскала, слегка сонно, как показалось Шазаму, и все же — предстал.
— Ты на месте, прекрасно... Адам, я здесь по поручению Вечности, и у меня к тебе серьезный разговор... — начал магик, даже не пытаясь напускать на себя браваду, и это могло дать Адаму понять, что дело серьезное. Гроза встала, прочертив меж ними границу, остановленная магической стеной, отделяющей город от внешнего мира, и так сошлись два разных царства, противопоставленные друг другу, как и два их правителя. Впрочем, гроза объединяла их обоих, если приглядеться, и сейчас все уперлось лишь в желание Адама услышать. Надеяться на благосклонность и сахарную доброжелательность Шазам не смел — это было бы опрометчиво, зная Адама, но он никогда не лишал такого же чемпиона Вечности человеческой составляющей. И, конечно, он где-то слышал, что для восточного хозяина устроить балаган на пороге своего дома — вящая мерзость, — В мире неспокойно, и Вечность считает, что ты должен быть мудр... — он протянул свиток,который безошибочно бы указывал на то, что это — истинная просьба великой нематериальной субстанции, подделать это было невозможно, а печать не оставляла сомнений относительно того, кто только сможет прочитать изложенное внутри. Не то, чтобы Шазам ждал, что его сейчас пригласят, он, может, ждал спонтанной и очень яркой реакции на свое присутствие, но то, как Адам зацепился взглядом за свиток дало понять магику, что нападения не будет, к тому же он не пересек границы, ну, не считая десятка пересеченных печатей... А что было делать? Простой смертный бы, пересекая опечатанные границы, пошел бы назад, им бы руководили страхи, сомнения, навалившаяся усталость или стойкое ощущение, то он не в ту сторону идет, но Шазам не был смертным в своей совершенной форме, он ощущал эти печати, он видел их, он пересекал их стремглав, не ощущая ничего, кроме звона их ответа на вторжение в своих ушах. Очень похоже на детские погремушки или на крошеные тибетские колокольчики, шелестящий звук, точно также уведомлявший устанавливавшего их о том, что они пропустили упрямого путника. Никаких сетей, никаких чудовищ, никакой агонии, никаких мороков беспамятства, никаких воспламенений...хм, Адам не применял радикальных методов, и это немного удивляло. Он, вообще-то, милосердностью к врагам и недоброжелателям не отличался, устранял противников всегда четко, быстро, радикально. Что-то изменилось? Секундное молчание подсказывало только одно — идет оценка ситуации, гроза за спиной богоподобного не вызвала у Адама никаких вопросов и никаких негативных комментариев не последовало, над городом также светило солнце, клонясь помаленьку к закату. Окинув свои владения взором, неожиданно тот предложил пройти в город — и это было самым большим удивлением, которое за долгое время случалось с Шазамом.
— Пройти с тобой...? — но отказать хозяину на Востоке — страшная ошибка, и это подсказывал Соломон, на что Шазам кивнул, приняв это приглашение, даже, если он в том самую малость сомневался. Разверзлась незримая, но твердая магическая граница, и путник переступил ее под пристальным взглядом хозяина, словно прошел сквозь ледяную стену, прошившую все его тело искрящимся чем-то, похожим на крошево льда. И стена закрылась за ним, оставив магический шторм стоять на страже, клубясь Громовыми Воротами. То, что его не развернули на пороге, на него не накричали и ему не предъявили уйму обвинений, как прежде, было неплохим знаком, как по мнению мага, и он предпочел дождаться, пока своей милостью хозяин города поведет его дальше. И он повел, не спускаясь на землю, встречаемый взглядом местных жителей. Для них богоподобный Адам в небе — не повод прятаться, отнюдь, они встречают его ликованием, и Шазам вызвал у них гораздо больше интереса, чем свой же правитель. Что же, это было необычно. Повод задуматься, конечно, но о чем...? И вот он — город, высящийся в золоте песка и раскаленном воздухе, летящий вверх шпилями, бликующий золотом, сплетающий тень под навесами и садами, разбитыми у искусственных водоемов, ослепляющий лазурью мозаики, вымащивающей их дно. Фонтаны, сверкающие водой, цвета и краски там, внизу, на улицах, узких и запутанных, как лабиринты, все это — он улавливал краем глаза, не отставая от Черного Адама, и, кажется, он удостоился чести не просто перейти черту, вступив в город, но и быть привеченным в доме хозяина этого места — во дворце. Роскошь архитектуры, красота и богатство отделки, какие-то чарующие запахи в огненном воздухе... и все это, как сказка, окутало путника, гонца с дурными вестями от имени Вечности. Но вот они почти на месте — спуститься на пол, ощутив под ногами скрежечущий песок повсюду, ощутить пыльный запах безвременья, и войти в тронный зал, зацепившись взглядом за центр здешнего мира — Его Сиятельство, вставшее подле всех здешних красот разом. — ... Я знаю, что Кандак не ввязывается в текущее положение, но... — он начал уверенно, но запнулся на второй части предложения, сделав глубокий вдох, и продолжил, — ...Дурные сны, как предзнаменование или как беспокойство граничащих с нами магических миров...
Он рассчитывал на его понимание, тот стал спокойнее, степеннее, пропала его злобная нервозность, он не искрил от одних только чувств, бурялщих внутри него, от него не фонило черной магией за версту, хотя он вряд ли прекратил ею пользоваться. Черный Адам успокоился, это было вестью от Соломона. Успокоился? В каком смысле и с чего вдруг, видя заклятого врага, которого сам таковым и нарек, ему успокаиваться? Но мудрый старец молчал, велев немедленно переключить свое восприятие на все, что он видит, и это — было мудрым советом.
— ... Здесь... так красиво, так это — твой Дом... — само как-то вырвалось, слетев с губ, когда внутри мага внезапно заговорил ребенок, которым он все еще является, и декорации сами собой как-то резко сменились, все стало понятнее, все стало спокойнее, между ними как будто рухнула стена неловкого напряжения, во всяком случае ее возводил Шазам, помня, как Адам любил привечать его прежде. И стоящий напротив мгновенно смягчился еще пуще, словно в последнюю секунду рябь прошлась по воде и улеглась, оставляя Шазама глядеться в такое странное, знакомое, но все еще непонятное зеркало.

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Там, на самом на краю Земли [DC]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно