ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Survivor [marvel]


Survivor [marvel]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

OST♫♪
[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">Keep on survivin’</span>

<span class="data">2043 год</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/CRq8Vsa.jpg">
</div>

<p>
It would be over by now, but it won’t stop.
<span>
Scott Summers & Jean Grey
</span></p>
</div>

</div>[/html]

[icon]https://i.imgur.com/35liNiI.gif[/icon][nick]Phoenix[/nick][sign]https://i.imgur.com/DEv2iHs.gif https://i.imgur.com/O9gq5MO.gif[/sign]

+3

2

О том, что подобный день настанет рано или поздно Скотт предполагал. Он точно также, совершенно чётко, мог понять с какими чувствами будет вынужден выполнять это задание. Сколько всего придётся скрывать и, конечно же, как именно нужно будет подходить к этой миссии. Она отличалась от всего, что Саммерс делал за последние десятки лет. Он убивал, тренировал и подготавливал абсолютно все, что было связано с поимкой или истреблением мутантов. Циклоп, а именно так его звали когда-то давно, явно был готов выполнять всё то, что на него сбрасывала судьба. И никогда не бежал. Он мог проваливаться в небольшой алкогольный отпуск, всё больше уходить в себя, но явно шёл к намеченной вдалеке цели. Та была призрачной, едва уловимой и, конечно же, быть уверенным в точную дату её свершения было нельзя. Но готовиться можно было, и, что важнее, нужно было в любой миг.

Мир изменился. Мутантов не стало. С момента того инцидента на статуе свободы, когда Тёмный Феникс решил провести очередную чистку всего на этой планете, Скотт был вынужден принять необходимую ему сторону. Несмотря на всё благо для команды, именно тогда Циклоп повернулся к Людям Икс, а значит и к мутантам, спиной. Он принял выбор, который мог казаться ошибочным для многих из его расы, но только не для Циклопа. Тот чётко понимал, что день, когда мутанты вернуться и смогут спокойно существовать – настанет. Но явно не тогда. Не в тот миг. Благодаря Магнето и Ксавьеру, мирное сосуществование становилось невозможным. Идеи Чарльза были прекрасны в том, как он видел мир. Но, к сожалению, без определённой настойчивости явно не сработали. Они были бы подавлены, раздроблены хорошим ударом по этому стеклянному замку. Особенно, если тот обдать пламенем. Люди не смогли бы оставить битву мутантов друг против друга без внимания. Они бы вновь и вновь искали оружие, способное подавить расу, так сильно отличающуюся от них. И кто сможет им помочь в этом, если не сам представитель Чарльза Ксавьера? Нью-Йорская катастрофа завершилась истерией великого телепата. В попытке удержать силу Феникса, Чарльз преодолел все свои барьеры, ставя крест на его команде. Скотту удастся увести Джин, а Логану справиться с его «отцом». Остальные разбредутся по свету, но вся Земля запомнит этот день, как гибель команды Икс.

Транспортировка организма стандартная процедура. В ней не нужен был какой-то особый контроль, и солдаты должны были справиться сами. Отключить объект, аккуратно погрузить его на погрузчик, а дальше в грузовик и на другую базу. Они проходили это не раз, да и не только в тренировочном центре. Дислокация «организма M», как его называли в компании – важнейшая часть успеха. Оружие, создаваемое на основе сея мутанта было действительно уникальным. Когда его первый раз представили Саммерсу, всё что оставалось только внимательно изучать. Феникс давал возможность создавать не только винтовки и специальные гранаты, но и Стражей. Последние не производились уже около пяти лет, в связи с практически полным исчезновением мутантов на территориях стран содружеств. Те, кому удавалось бежать в выгодные для них места обитания – существовали, ожидая определённого сигнала. Они верили в день Икс точно также, как в нём был уверен и сам Скотт. Тихонько затаились, вели обычную жизнь (насколько это было возможно). Погашали кредиты, работали, существовали. Огненная птичка, что погубила весь их род, продолжала этому способствовать. Даже сейчас, когда сосуд с девушкой медленно отключали от аппаратов.

Циклоп лежал на кресле, откинувшись на спинку стула. Всё двигалось по плану, никаких изменений в показаниях не было, кроме одного. Его личные ощущения. Уже с неделю как ему снились странные сны. В них он двигался по коридору, всё ближе подходя к белой комнате, которая вспахивалась ярким пламенем под самый конец. И чем ближе он к нему подходил, тем отчётливей ощущал то, чего не испытывал ровно двадцать лет. Тепло. Пламя излучало какое-то ужасно знакомое чувство дома, как в школе. Пыталось продемонстрировать ему чью-то внешность, но позже всё срывалось в безумно громкий звук, после которого следовал лишь голос, с едва различимым именем «Скотт». Либо это были последствия алкоголя, который он вливал в себя, либо же конец его существованию. Мозг мутанта пережил достаточно много вещей. Барьеры, которые учила ставить Джин падали, а значит создавали ещё большую нагрузку. Либо он скатывался в деменцию, как и его учитель… Либо у этого сна всё же была цель. Оповестить ли?

Мутант чуть хмурится, слыша какие-то переговоры по рации. Солдаты замечают движение внутри большой стеклянной капсулы. Её, кстати, Саммерс опасался. Один лишь взгляд на того, кто содержался в ней мог повлиять на целый ход операции. Конечно же, на это был свой план, но к нему прибегать не очень-то и хотелось. Но… придётся? Циклоп нащупывает лежавший на соседнем автомобильном кресле старый визор, быстренько надевая его на своё лицо. Там же хватает куртку с символикой “X” на её рукаве. А после должно было начаться самое интересное. Ведь он только что услышал отчётливо её голос. Мягкий, словно как в первый раз. Когда она звала его на озеро, когда они только встретились, первый раз проснулись в одной постели. «Скотт» звучало отчётливей с каждой секундой, которую Циклоп использовал. Он покинул свой автомобиль, что был припаркован чуть дальше чем обычно. Расстояние от служебной машины до грузовой всегда было строго ограничено регламентами. Чтобы если что-то произошло при транспортировке, то старший по операции мог отреагировать и принять меры достаточно быстро для сохранности груза. В случаи со Скоттом он пренебрёг этим, для большего блага своих личных целей.

- Ещё одно движение. Здесь что-то не так, - раздаётся голос в наушнике, после которого он понимает. Время пришло.

Саммерс касается кончиками пальцев рукоятки на визоре. Это было больше инстинктивное желание, нежели необходимость. Он давно научился сдерживать мощные потоки энергии и без этого устройства, а минимальные могли сломать, разве что, пару костей. Слегка прокрутив ограничитель, мутант выстреливает лазером в грузовик, направляя тот в здание. Если верить расчётам, а те должны были быть точными, Скотт снесёт погрузчик и несколько солдат, застав тех врасплох. Остальные не поймут, что и как происходит, а потому у них будет время не только скрыться, прежде чем засекут потерю группы, но и даже прийти в себя.

В общей сложности над этой миссией трудилось двадцать солдат. Пятеро в грузовике, один офицер и 14 охранников лаборатории. Своим выстрелом он убрал восьмерых, ещё одного можно не считать. Располагались они в разных уголках комнаты, где и содержался столь драгоценный Феникс.

- Что за?! Чёрт! – грузовой автомобиль пробивает стену лаборатории таким образом, чтобы мутант видел прямую линию к колбе. И сумел сделать то, что мечтал уж очень давно. Кончики пальцев быстро уменьшают пропускную способность визора, после чего следует выстрел в стекло, а затем ещё пара в солдат, стоящих рядом. Мутант, что находился без сознания в специальной жидкости, теперь был вынужден опускаться прямо на металлическое основание контейнера.

«Очнись. Давай же, Джин. Проснись!»

Повторяя в голове мысли, Саммерс медленным шагом заходит в здание, всё ещё стараясь не смотреть на неё. Нельзя. Сейчас явно не время для воспоминаний.

[nick]Scott Summers[/nick][status]X[/status][icon]https://i.imgur.com/405O6Iym.png[/icon][lz]<a class="lzname">Скотт Саммерс, 35</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">'Cause I'm only a crack in this castle of glass</div>[/lz]

Отредактировано Nero (08.09.22 05:57:42)

+4

3

Джин Грей остается в непроницаемой темноте на протяжении бесконечно долгих двадцати лет. Забвение ли это, достигла ли она того покоя, на какой надеялась, отделяясь от Феникса. Джин пребывает в невесомости; в свободе от забот внешнего мира, от нетерпения Феникса, от собственных страстей, что захватывали сердце и разум. В тот последний миг, когда она еще могла принимать решение, намерение телепатки было очевидно: Феникс должен отправиться в Белую комнату, а она - к смерти. В объятья костлявой старухи, что поджидала ее слишком давно. В те объятья, в которых ей было уготовано оказаться еще на первом задании в космосе, где Джин Грей решила пожертвовать собственной жизнью во имя Людей-Х. Смерть должна была забрать ее уничтоженное радиацией тело - молодое, красивое, стремившееся жить и столь страшащееся конца. Еще тогда Джин Грей должна была умереть.

Сколько она себя помнила, смерть всегда страшила ее. С того момента, как она почувствовала, буквально пропустила через себя это мерзкое леденящее кровь ощущение окончания жизни [окончания всего], когда ее подруга детства умирала буквально на руках. С тех пор Джин Грей знала: годы ее жизни сочтены. Обратный отсчет запущен. Она взрослела, развивала свои силы мутанта, она влюблялась, дружила, пыталась сделать мир лучше, добрее, а Смерти было плевать. Старуха с косой ждала ее. На каждом задании людей-Х Джин ощущала ее дыхание за своей спиной; кожей чувствовала леденящее присутствие; вдыхала чужую смерть и знала, что вскоре настанет и ее черед.
Джин Грей была так молода. Она слишком сильно хотела жить.

Ответом стал Феникс.

Космическая огненная сила теплом разливается по венам. Обещает Джин, что Смерть не посмеет ее тронуть. Никогда. И каждое произнесенное телепатически обещание воплощается в жизнь. Джин Грей не умирает. Ни от когтей, пронзающих сердце; ни от грозного оружия правительства; ни от противодействия команде мутантов. Джин Грей не умирает, продолжает жить, пока уверенность в собственном непоколебимом существовании опьяняет разум, лишает любого намека на страх.

Ни смерти, ни страха. Феникс исполняет каждое свое обещание.

А затем Джин Грей решает умереть. Сложное осознание холодного разума: вселенной будет лучше без нее. Человечеству будет лучше без нее. Всем мутантам будет лучше. Джин Грей шагает навстречу своему главному страху, призывая Смерть, отдаваясь в костлявые объятья старухи. Джин Грей выдирает из себя Феникса, как иные выдирали бы заживо жилы. Как ломали бы собственные кости. Джин выдирает эту космическую силу и заставляет ее отступить, вернувшись в то место, где она пребывала ранее. В этот момент Джин Грей не тешит себя иллюзиями: она умрет. Она должна умереть. Так будет лучше для всех.

Двадцать лет смерти неплохой результат. Но не окончательный.

Сперва разум слышит его голос и с поразительной готовностью, с вшитым инстинктом, откликается. Скотт. Тьма недовольно расступается и приносит за собой прохладные волны телепатии, пронзающие окружающее пространство подобно ночному зрению. Вокруг враждебная среда. Вокруг люди, готовые стрелять на поражение. Джин пытается нащупать знакомое сознание, найти людей-х, но ощущает лишь его одного.

А затем приходит холод. Теплые воды, которые согревали ее тело, выливаются наружу из поврежденного сосуда. Тело Джин Грей медленно опускается на металлическое дно, а сознание настойчивыми толчками выталкивает ее из умиротворяющей темноты. Джин сопротивляется, цепляясь за бесконечную темноту спокойствия, но в конечном итоге проигрывает эту битву: ее легкие делают прерывистый хриплый вдох.

Сосуд, в котором покоилось ее тело, покрывается мелкими разветвленными трещинами - не от лазерного удара на этот раз, а от телекинеза. Стекло трескается, на миг застывает в ожидании, а затем дождем осыпается вниз, столь аккуратно, что ни один осколок не задевает того, кто внутри. Джин Грей все еще дышит прерывисто, тело ее содрагается от холода. Специальный костюм из облегающего материала не помогает. С длинных рыжих волос струйками сбегает прозрачную жидкость. Взгляд зеленых глаз поднимается и тут же упирается в солдата, направляющего на нее заряженную пушку. Бездушное оружие ожидает приказа, натренированного нажатия на курок. Однако этого не происходит. Вопреки всему [и во имя телепатии] солдат медлит, а затем разворачивается и стреляет по своим. Оглушающий звук стрельбы убивает сразу троих.

Мышцы отказываются слушаться, тело налито непреодолимой тяжестью. Подняться на ноги - уже достижение. Джин Грей дезориентирована, пытается схватиться хоть за чье-то сознание, способное дать ей ответ о месте, времени и назначении. И чувствует его.  Ярко и близко. Он и есть ее якорь.

- Скотт! - Джин Грей кидается в его объятья, стоит Скотту оказаться в пределах ее физических сил. Ее тело все еще сотрясает дрожь, то ли от холода, то ли волнения от встречи с ним. Пройдет ли год, два или двадцать, а его разум сияет для нее, подобно самой яркой звезде на небосводе.
Джин Грей обнимает мужчину за шею, вдыхает знакомый запах его кожи, и обретает спокойствие. Насколько это возможно. Враждебная среда все еще колет ее телепатический рассудок подобно иглам, но рядом с ним Джин чувствует себя в безопасности.

Телепатия спустя двадцать лет анабиоза столь же неповоротлива, как мышцы Джин: она упускает момент, как острый взгляд одного из солдат высматривает ее тело в прицел. Нажим на курок - и в тело рыжей телепатки впивается дротик. А следом еще один. Джин неприятно морщится от боли, но хуже те последствия, что несет за собой голубое вещество внутри.
- Что это? - в растерянности спрашивает она, извлекая из бедра два дротика. И тут же понимает, каким будет ответ, потому что телепатическая связь с разумом Скотта прерывается.

[nick]Phoenix[/nick][icon]https://i.imgur.com/35liNiI.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/DEv2iHs.gifhttps://i.imgur.com/O9gq5MO.gif[/sign]

Отредактировано Jean Grey (04.09.22 00:02:21)

+4

4

Казалось, что Скотт предусмотрел абсолютно всё в этом мире. Он был готов к любому повороту событий, который мог произойти в радиусе миссии, а именно так мутант и воспринимал действительность. То, как женщина выберется из капсулы, сможет ли ходить, в каком она будет «настроении», начнёт бушевать или же наоборот откажется что-либо делать. У Саммерса был план на любой случай, зависящий от каждого её движения. Даже если она не придёт в себя. Даже если все эти сны были простым обманом его мозга, созданные заболеванием. Ведь какой у него был выбор? Вся ответственность за род мутантов сейчас, впрочем, как и до этого, лежала только на его плечах. Права на ошибку – не было. Как и времени на расслабление. Позволить себе хоть секунду уделить на то, чтобы просто передохнуть? Слишком много. Он должен быть внимательным, обязан строго следовать любому плану, который будет использовать для достижения цели.

Но…. Чёртово но.

Кольцо, висящее на его шее, как-то резко начинает жечь кожу. Волосы на лице – мешаться из-за чего вся кожа начинает предательски зудеть. Его глаза не хотят слушаться, они хотят увидеть ту, что только что разбила стекло. Грудь предательски наполняется воздухом, как только мутантша касается Циклопа. Её руки, что легли на шею, тут же заставляют мышцы резко расслабиться. Позволить голове прижаться к её волосам. Лёгкие же, наполняясь воздухом, вбирают в себя аромат раствора, в котором находилась особь ещё несколько мгновений назад. И даже в этом химическом составе, Саммерс чует отличительные нотки его жены. Левая рука тут же опускается на её талию, плотно прижимая к себе, дабы она не свалилась. Его уверенность в том, что она не сможет долго передвигаться на ногах из-за банальной мышечной атрофии, всё же была сильнее желания быстро спрятать её за свою спину, дабы Феникс мог отступить. Пальцы на кисти как-то сами собой сжимаются, слегка сжимая ткань её защитного камбинизона, из-за чего тело ещё плотнее соприкасается с ней. И тут мозг отключился. Под действием воспоминаний, вызванных прохладным и влажным телом девушки. Те, подобно иллюстрациям в книжке, которую ты быстро листаешь, начинают пролетать прямо перед глазами. Было ли это влияние «организма М» или нет Скотт точно не знал. Но отталкивать из-за этого не стал. Лишь ближе придвинул своё лицо. Не ухожее, покрытое какими-то новыми шрамами, морщинами. Позволил себе взять несколько секунд для того, чтобы передохнуть и порадоваться.

Зря.

Через мгновение он слышит выстрелы, из-за чего тело начинает буквально падать к его ногам. Циклоп успевает подхватить таким образом, чтобы ему было удобно держать её, пока он закончит с тем ублюдком, что посмел выстрелить. Он же стоял справа, недалеко от приборной панели, и крайне удачно расположился в углу комнаты. Сейчас попасть по нему прямой наводкой, значит уничтожить металлическую балку, что удерживала этот этаж сверху. Впрочем…

Саммерс резко снимает блокировку на своём визоре, выстреливая лазером прямо через металл, снося голову солдату. Вместо того, чтобы вновь поставить блокировку, он прикрывает глаза, позволяя правой руке вынырнуть из рукава куртки. Ноги же, мелкими шажками, начинают вести его назад к созданному проходу. Пальцы правой руки вновь касаются визора, полностью закрывая защитное стекло, дабы вновь суметь видеть мир. Теперь уже куртка сваливается с левой руки, позволяя правой подхватить её и накинуть на плечи девушки. Следующим пунктом, становится то, что Скотт поднимает девушку полностью на свои руки, всё ещё не смотря на лицо. Он уже совершил оплошность, позволил расслабиться. Больше было нельзя. Ради мутантов. Ради… неё?

Голубые глаза быстро осматривают оставшихся в живых солдат, которые то ли перегруппировываются, то ли сообщают о случившееся в штаб. Как минимум у них было время, за которое они должны были убраться от этого места и добраться до следующей точки маршрута. Там их ждёт машина, на которой они сумеют добраться до ближайшего города, а там переодеться в гражданскую одежду и двигаться уже к другой точке.

Саммерс, с неохотой, усаживает объект на соседнее с водителем кресло, пристёгивая ремнём. Кончики пальцев, без его специального желания, медленно двигаются по её плечу. Прохлада от воды, сменяется каким-то ужасно приятным теплом. Не то от того, что на улице отвратительно сильно светила солнце, не то от реакции его тела на неё. Глаза всё ещё не позволяли себе взглянуть на лицо его жены вновь. Не сейчас. Не время. Мозг был согласен с ним, но тело явно переставало слушаться прямых приказов. От того и прикосновения к объекту становились всё чаще. То она сидела не так, то, вроде бы, не закрепил ремень. Куртка, да. Она спадала с её плеч, из-за чего девушка могла простудиться (почему вообще сейчас это волновало?!). Да и место попадания дротиков он осматривает как-то дольше необходимого.

Мутант, как только уселся рядом с ней, тут же вжал педаль газа в пол. Уехать подальше. Постараться следовать плану дальше. Пусть и тому, который ему пришлось поменять из-за чертового кольца на шее, которое всё сильнее и сильнее жгло его холодную душу с каждой секундой, которую Скотт проводил рядом с Джин.

Дорога до нового автомобиля была не такой уж и долгой. Минут двадцать Скотт ехал в полной тишине, внимательно смотря по сторонам. Он отгонял подступающие воспоминания и мысли. Однако голубые глаза то и дело перемещались на Джин. Смотрел, не пришла ли она в себя, поправлял куртку и… Иногда позволял себе взглянуть на шею. Не выше.

Машина, на которую они пересели, была синего цвета. Также помимо цвета, отличалась полностью механической составляющей. Компьютеров не было, чтобы их не могли отследить. И коробка передач, тоже была крайне… специфической. В ней, помимо поддельных паспортов и карты, была сменная одежда. Кое что гражданское для Скотта и его новой спутницы. Он переоделся стоя около машины, оставляя старую синюю форму в служебной машине. Джинсы, красная футболка и рубиновые очки теперь украшали Саммерса. Если это можно было назвать украшением. А вот девушку переодевать не рискнул. Даже если она не придёт в себя, явно сможет просто пронести её в куртке. Следующей остановкой был отель в ближайшем городе. День, чтобы их начали искать и прошерстили все его бывшие дома.

[nick]Scott Summers[/nick][status]глазасмотретьбуду[/status][icon]https://i.imgur.com/B6aqXotm.png[/icon][lz]<a class="lzname">Скотт Саммерс, 35</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">'Cause I'm only a crack in this castle of glass</div>[/lz]

Отредактировано Nero (04.09.22 20:49:27)

+4

5

Тяжесть заполняет собой ее тело; свинец разливается по венам вместо крови. Пропавшая телепатия оставляет Джин совершенно беззащитной, такой... обычной. Будто девица, которую только что вытащили на берег, успев предотвратить утопление. Воспоминания о прошлом вяло проявляются в голове, но в Джин нет желания цепляться за них. Она заранее знает что будет [вернее, что было] там, в прошлом: огненное нетерпение Феникса, массовые смерти, глобальные разрушения и еще одна попытка исправить мир, переписав вселенную так, чтобы всем было хорошо... Как утопично это звучит - чтобы всем было хорошо - даже смешно. Было бы в ней больше сил, как Джин рассмеялась бы в голос. И как только в голову ей могло прийти, что она сможет все исправить. Изменить весь мир. Уверенность в деяниях исходила от Феникса, с этим едва ли можно было спорить, и все равно. Джин думает сейчас, что это было глупо. Тщетная попытка изменить мир к лучшему. Стоившая слишком высокую цену.

Джин Грей не жалко себя. Напротив, она удивлена тому, что снова жива. Прислушивается к собственным ощущениям, но не чувствует Феникса внутри. Никакого намека. Это странно. Она ловит отражение в зеркале заднего вида: выглядит Джин Грей точно так же, как выглядела в момент своей смерти. Если быть до конца честным - как выглядит в момент каждой своей смерти. С тех пор, как рыжая телепатка позволила космической силе овладеть своим телом; с того момента, как протянула огненной энергии руку; с той самой секунды, как сказала Фениксу "Да" [и это "Да" неразрывное, вечное, постоянное, в отличие от всех других "Да", даже тех, что сказаны у алтаря] - с тех пор Джин Грей не меняется. Ее физическое тело не подвержено ни ранам, ни старению, в густых рыжих волосах не появляется ни одного седого волоса, а в уголках глаз нет и никогда не появится ни одной морщинки. После слияния с Фениксом она будто застывает во времени, не изменяясь, не старея, отрицая всякие физические изменения вопреки законам вселенной. С момента встречи с Фениксом рыжая телепатка подобна скульптуре итальянского мастера - застывшая в своей идеальной форме, лишь схожей с человеческой.

Джин смотрит на свое отражение и ей снова немногим больше двадцати. Она не понимает где оказалась, какой сейчас год, какие порядки "извне" и почему солдаты пытались ее убить. Все эти вопросы тревожили бы ее сознание намного больше, не окажись рядом Скотта Саммерса. Джин ничего не спрашивает, не требует объяснений, не выражает ни малейшего сопротивления: она просто подчиняется ему, всецело доверяя свою безопасность и жизнь. Следует его немым указаниям и позволяет любые прикосновения. Обо всем остальном она спросит позже.

К моменту, как они пересаживаются в другую машину, Джин почти приходит в себя. Сжимает и разжимает ладони, разминает затекшую шею, вытягивает ноги, насколько позволяет пространство. Замечает, как Скотт возвращается в сменной одежде, в гражданской, и без лишних слов понимает - надо переодеться.
- А где одежда для меня? - спрашивает она, оглядывая их новое средство передвижения. Еще один комплект оказывается на заднем сидении и Джин, сперва оценив свою способность управлять мышцами, все же решается перелезть. Она без спешки разворачивает припасенную для нее одежду, а затем, извернувшись, расстегивает маленькую вшитую молнию на боку промокшего костюма. Джин Грей все еще не понимает, сколько времени прошло, но инстинкт подсказывает, что этого срока было достаточно, чтобы Скотт стал отстранен. Чтобы даже не смотрел в ее глаза. Они снова были рядом, и снова между ними как будто была пропасть недосказанности. Это смущает, сковывает. Джин стягивает с плеч мокрую облегающую ткань согнув спину. Закрываясь длинными рыжими волосами, словно ширмой.

Она не знает, кому теперь принадлежит сердце Скотта Саммерса. Есть ли у нее хоть какое-то право касаться его.

- Мы едем к остальным? - спрашивает она, натягивая простую сухую футболку. Со штанами выходит сложнее: машина слишком маленькая, а может ноги Джин вовсе не короткие, но приходится изловчиться, чтобы натянуть серые джинсы. Обнаженная ступня задевает руку мужчины на водительском сидении, и Джин тут же произносит смущенное "прости", словно ее ноги ранее никогда не бывали на его плечах.

Свой вопрос Джин не уточняет. Очевидно, под "остальными" она имеет в виду Людей-Х. Какой еще возможен вариант. В последний раз они расстались будучи по разные стороны баррикад, но здесь и сейчас Джин испытывает трепет в животе при мысли, что снова увидит команду. Зверь, Ороро, Ксавьер - Джин произносит про себя их имена, воспроизводит в памяти лица и очень хочет лишь одного - крепко сжать каждого из них в объятьях.

Закончив с одеждой, Джин вновь перелезает на переднее сидение. Ощущения Феникса внутри нет. Телепатии и телекинеза тоже нет. Но это ее не печалит. Джин Грей наконец может побыть просто Джин; рыжей студенткой школы Ксавьера, частью команды Людей-Х. Она может быть собой без тяжкого бремени невероятной силы на плечах, которая обязывает быть частью того мира, где решалась судьба человечества.
Зеленые глаза жадно рассматривают мир вокруг, подмечают изменения, хоть и не слишком серьезные: все дело в том, что они едут по какой-то пустынной дороге и максимум что попадается по пути, это пара домов или заправка. Следить за однообразным пейзажем быстро приедается, и Джин переводит взгляд на Скотта. Всматривается в его знакомое лицо, в привычные повадки, в сильные руки, что так часто дразнили ее фантазию. Джин всматривается в него и подмечает детали, которые прежде ускользали от ее замутненного долгим сном взора: она замечает седину в его волосах; новые шрамы на его руках; морщины, которые залегли тенями времени на его все еще красивом лице.

Джин Грей хмурится. Пытается сопоставить открывшуюся ей картину с тем, каким было последнее воспоминание. И ужасающая догадка неохотно пробирается в голову. Губы пересыхают, плечи сковывает тревога. Джин глубоко вдыхает, решаясь задать самый важный вопрос. Тот, с которого стоило начинать:
- Какой сейчас год, Скотт?...

[nick]Phoenix[/nick][icon]https://i.imgur.com/35liNiI.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/DEv2iHs.gifhttps://i.imgur.com/O9gq5MO.gif[/sign]

Отредактировано Jean Grey (04.09.22 23:11:57)

+4

6

[nick]Scott Summers[/nick][status]глазасмотретьбуду[/status][icon]https://i.imgur.com/405O6Iym.png[/icon][lz]<a class="lzname">Скотт Саммерс, 35</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">'Cause I'm only a crack in this castle of glass</div>[/lz]

Мир действительно изменился. За то время, что Скотт жил здесь в полном ожидании возвращения Феникса, он не мог полностью оценить происходящее вокруг. Его глаза не замечали того, как выпростали здания на пустырях, как машины меняли людей и автоматизацию, что заменила абсолютно любой механизм. Грузовики водились компьютерами, как и самолеты. Сбоев они давали реже, по статистике, да и явно дешевле в обслуживании, чем держать у себя на работе человека. Зарплату платить, налоги и прочие отчисления. А учитывая, как много сейчас требовалось медицинской помощи, ещё и обязательно оплачивать тому лекарства. А болезней стало только больше. К раковым, которые участились, добавлялись оспа, забытые вирусные, как казалось. Все больше людей просто сгорали до тла от наркотиков и алкоголя. Впрочем, искусственные органы и протезирование тоже шагнули далеко вперёд, позволяя тем, у кого есть деньги, менять себя. В мире не было места мутантам, но роботизированым людям - вполне. Был бы Фордж жив… был бы.
Чем дальше продвигалась машина в глубь города, тем выше становились здания. Неоновые вывески явно были чем-то, что должно слепить тебя и увлекать сознание. Взгляд должен был останавливаться на чём-то, дабы привлечь тебя и зайти внутрь. Этот, пусть и не большой город, был крайне показательным. Все пороки, какие только можно было найти сейчас на планете Земля, находились тут. Наркотики достать – большой проблемы не было. Забавно, но оружие находить ещё проще. Большое количество салонов, где ты мог найти себе спутника на всю ночь, и магазины, забитые этой ужасной газировкой с кукурузой. Саммерс не пил её, поскольку знал, что там содержится помимо «выдержанного» сиропа. Именно через этот напиток и убивали его собратьев, и сделать здесь было ничего нельзя. Они подавляли ген Икс, не позволяя тому развиваться в подростковом возрасте. А уж поверьте, количество людей с дремлющем мутантом внутри только росло. Он просто не развивался, вот и весь секрет.

Место их очередной остановки, было в самом центре. Отель, больше напоминающий какой-то шаттл, со ста двадцатью этажами отборнейших номеров. Чем выше, тем дороже. Скотт не скупился на номер, забронировав его ещё вчера на поддельное имя. Нет, ну а зачем ему ещё был паспорт? Причем всё провели, как место, в котором должны будут появиться молодожёны. Дополнительная сумма на то, чтобы они выключили камеры, расположенные в спальнях и ванной комнате. Кстати говоря, крайне немаленькая сумма и вышла. За Феникса он не волновался, её явно не смогут восстановить из всех баз, которые только существуют. Максимум на стопы кадрах, но, за это время, они успеют удрать куда подальше. С ним же ситуация была сложнее. За последние двадцать лет Саммерс старался не появляться без бороды дальше выходной двери его квартиры. Он не брился не только из-за наплевательского отношения к себе и какой-то лютой агрессии, но и из шпионских, если можно так выразиться, соображений. Потому первое время ему явно придётся как-то скрывать своё лицо. Хорошо хоть его рабочий костюм полностью закрывал лоб и глаза, а то уже на въезде в город ждали бы.

Его спутница же пришла в себя. Была даже более резвой, чем Саммерс представлял себе. Она перебралась на заднее сиденье, чем полностью перекрыла возможность пользоваться зеркалом заднего вида. Попадёт же на него, а он случайно посмотрит. Нельзя.

«Она – задание. Не больше. Она не тот, о ком ты думаешь. Ты не тот.»

Продолжая кружиться вокруг этой мысли, Циклоп медленно повернул руль, слегка дёрнув его в сторону, ровно в момент прикосновения её стопы к локтю. Ничего особого, но… Лёгкие мурашки пробежали по всей руке, заставив его напрячь мышцы и, уже левой кистью, поводить по локтю, слегка массируя. Он хотел было обернуться, даже как-то рефлекторно дёрнулся, но в последний момент опустил взгляд. Нужно было помнить о миссии. Держать всё под чёртовым контролем, как минимум до отеля.

Её вопросы он объединяет в один ответ, когда машина останавливается на парковке. Дальше её отгонят на стоянку стоящие рядом люди, а затем выдадут, как только они покинут свой номер. Саммерс совершает глубокий вдох, открывая свою дверь.

- Прошло двадцать лет. Нет больше остальных, - сурово и без лишних слов. Ему просто нечего больше добавить к тому, о чем спрашивала девушка. Более того, особо распространяться о том, что случилось с большей частью команды он не будет. Не хватало только того, чтобы она ушла в себя и сейчас просто отказалась следовать с ним. Можно сказать, что они поделили команду икс пополам. Так сказать, семейный подряд. Даже забавно.

Он медленно обходит машину, называя свой номер и открывает багажник. Сумка с документами, сменной одеждой для боя, и другой одеждой. Часть из неё Скотт хранил по привычке, другую же нашёл в их совместном доме. Как новая, если не считать, что ей было больше двадцати лет. Всё же вакуум творит чудеса. С её боевым костюмом всё было куда проще. Тот ему удалось восстановить ещё на базе. Кроме того, в сумке лежало несколько дисков с записями. Если уж ему придётся её покинуть, то… Решится ли?

- Пойдём, нам нужно переждать немного, - Саммерс аккуратно положил свою руку на её запястье, и чуть повёл вниз. От этого движения стало как-то тепло и страшно одновременно. Ощутить кожу его бывшей жены крайне странное ощущение, особенно если вбить себе в голову, что она мертва. Его пальцы послушно переплелись с её, дабы не потерять в толпе эту рыжую красотку. А ведь холл был забит. Самый разгар дня, в который им будет суждено оставаться в номере, отказываясь от некоторых радостей, как минимум пока не сядет солнце. Ночью он даже согласиться вывести её на прогулку, но это всё ещё маловероятно. Если они покинут номер, то придётся переезжать, а для этого нужно немного поработать.

В лифт они зашли последними. Там ему всё же было необходимо немного отдалиться от объекта, а потому физический контакт сошёл на нет. И так было бы и дальше, если бы не одно, но. Вместе с ними поднимался какой-то ребёнок, что явно не удержал стакан с коктейлем. Неловкое движение и Скотт уже стоял с огромным пятном на футболке и крайне мрачным настроением. Единственное что спасало – улыбка. Всё же, этот маленький мальчик был не виноват. Ведь так?

Как только все вышли, а у них был предпоследний этаж, Скотт тут же взялся за край футболки и потянул вверх. Липкая и сладкая жидкость явно не то, с чем он хотел ходить слишком уж долго. Футболка тут же оголило его грудь, которую Саммерс, словно маленький мальчик, прикрыл сумкой.

- Наша комната в углу, мне нужно кое-что проверить, а ты можешь пока сходить в душ, - вытащив из заднего кармана карту, он протянул её девушке, продолжая смотреть куда-то в пол, - отдыхай, нам предстоит долгая дорога....

С губ почти слетает её имя, но мужчина осекается. Сердце правда совершает несколько дополнительных ударов, когда её пальцы коснулись его руки вновь.

Отредактировано Nero (05.09.22 14:14:25)

+4

7

Джин решает, что она ослышалась. Как-то превратно поняла слова Скотта. Прошло двадцать лет - отвечает он ей, - и это по-настоящему большой срок. Двадцать лет, подумать только, мир успел сильно измениться, и Джин осознает это, как только они подъезжают к отелю. Слишком много автоматизации и слишком мало людей, настоящих неподдельных эмоций. Как будто мир отринул человеческую эмпатию, как нечто противодействующее естественному ходу эволюции и заменил эту тупиковую ветвь развития на холодных рассудок и роботизированные процессы. Джин ощущает себя в этом неуютно. Словно чужак, очнувшийся после длинного криогенного сна.

Двадцать лет. Эти годы залегли тенями на лице Скотта, отразились напряжением в его скулах и отстраненностью во взгляде, который он упрямо отводил от нее. Как много времени и как много событий, которые пронеслись мимо и Джин Грей никогда не сможет их наверстать. Только забраться в чужую голову и пролистать воспоминания, словно книжку с яркими картинками. Жаль, что телепатии она лишена, и впервые за день это колет неприятной беззащитностью в самое сердце.

Двадцать лет. Интересно, как сейчас выглядит Ороро, обзавелся ли Чарльз супер-современным левитирующим креслом, постарел ли хоть на день Логан или исцеляющий фактор защищает его и от этого. Нет остальных. Слова Скотта вновь и вновь звучат тревогой в ее голове, но Грей уворачивается от очевидных выводов. От прямой логической связи. Нет - упорствует она, споря сама с собой, - наверное он имел в виду Людей-Х. Говорил о том, что больше нет команды, она распалась. Это грустно, безусловно, но не является непоправимым. Срок в двадцать лет вполне мог раскидать мутантов по разным странам, командам и даже сторонам в идеологической борьбе. Всякое могло случиться. Они больше не могут вернуться в особняк Ксавьера, но... Ведь должно было быть это "но"? Некий план в голове Скотта, которому они определенно следуют все это время.

Джин послушно идет за ним и окончательно запутывается в хитросплетении их отношений, когда Скотт переплетает ее пальцы со своими. Жест, полный давно забытой нежности друг к другу, которую испепелил Феникс и случайные блондинки, порочно похожие на Джин. Они со Скоттом повторяют одну и ту же ошибку снова и снова, и спустя двадцать лет: слишком привязаны друг к другу, даже когда необходимо оставаться на расстоянии. Джин не понимает что движет Саммерсом в этот момент: простая забота о ней, как о бывшем напарнике, или нечто большее - те чувства, который каждый из них испытывал впервые в своей жизни, да так сильно, что отголоски их звучат в сердце до сих пор. А ведь прошло куда больше двадцати лет.

- Хорошо, я поняла, - отвечает Джин, скользя взглядом по обнаженному торсу Скотта, не ставшему менее рельефным за минувшие годы. От ее зеленых глаз не укрывается и кольцо на цепочке, но вещица показывается на свет лишь на долю мгновения, а затем скрывается за сумкой с вещами, которую Саммерс прижимал к себе.

Спустя минуту она оказывается в номере. Просторном, пожалуй, даже слишком просторным для них двоих. Джин вспоминает, как раньше они пытались урвать возможность побыть наедине, используя для этого мутантские задания в других городах или странах. Днем они были заняты получением информации, а вот ночи принадлежали только им двоим. В скромных отелях, в номерах, которые были куда меньше этого, они принадлежали друг другу и были Джин Грей и Скоттом Саммерсом, а не Чудо-девушкой и Циклопом. Никто и ничто не могло потревожить их тогда и украсть это драгоценное время наедине, где каждая минута была ценной. Их любовь была такой сильной. Казалось, вечной.

Обстановку номера Джин Грей оглядывает мельком, отметив лишь просторную ванную - куда очень-очень хотелось под горячий душ - и вазочку с клубникой в гостиной. Ягоды выглядят слишком соблазнительно и Джин захватывает одну из них. Насыщенный вкусом сок дразнит вкусовые рецепторы. Вкусно, очень. Но еще больше нарастающего голода Джин испытывает любопытство. Скотт не был расположен к полноценной беседе и подробным ответам на ее вопросы. А их, вопросов, становилось все больше и больше. Изучив выделенный номер отеля, Джин останавливается напротив большого экрана. Оглядывается в поисках пульта или чего-то подобного, но не находит ни единой кнопки. Конечно, чертовы двадцать лет прогресса, какие кнопки. Поэтому Джин, не вполне уверенно, но как можно громче озвучивает просьбу включить панель. И это работает. Искусственный интеллект, или что бы это ни было, не только активируют панель, но и вежливо уточняет что бы ей хотелось посмотреть.

- Новости. Покажи новости, - отвечает Джин, усаживаясь напротив экрана.

Ей все еще не помешало бы принять душ, и эта мысль манит большой ванной комнатой и несколькими красивыми баночками на полке. Джин решает, что отвлечется лишь на пять минут, не больше, просто посмотрит одним глазком. Чтобы ухватиться за новости "привычного" ей мира, успокоиться и дальше вновь слепо следовать плану Саммерса, доверяя ему даже больше, чем самой себе.

Но ничего привычного Джин Грей не видит. Зеленые глаза сперва непонимающе всматриваются в репортаж о каких-то особо опасных заключенных, о новых отслеживающих чипах, о попытке поднять бунт в спецучреждении и скрыть этим побег. О жестоком подавлении этой попытки представителями закона. Брови рыжей телепатки хмурятся, когда на экране заключенные корежатся от боли. Когда пытаются закрыться от наносимых ударов. Когда в отчаянии бегут на толпу стражей, сознавая, что движутся к смерти.

Бегущая строка внизу констатирует: мутантская угроза вновь составляет менее 5%.
Оставшихся на свободе мутантов 92 особи.

Все внутри Джин Грей холодеет. Покрывается коркой льда. Только сердце начинает отчаянно биться, будто пытаясь проломить ребра и выбраться наружу. Это было немыслимо, не укладывалось в голове. Девяносто две особи. Меньше сотни.
Ее телепатическая связь двадцать лет назад ощущала разом не менее десятка тысяч.

Замок двери едва слышно щелкает. Скотта Саммерса встречает не только роскошный номер отеля, но и потрясенный взгляд Джин Грей. Огромные от шока зеленые глаза вцепились в него той хваткой, которая была свойственна его жене лишь в самые крайние случаи. Этот взгляд совершенно твердо говорил "тебе не удастся уйти от ответов, Скотт Саммерс". И грозил залезть в голову даже без наличия телепатии.

- Бегущая строка говорит, что оставшихся на свободе мутантов девяносто две особи. Что это, черт подери, значит? - голос Джин подрагивает, как и ее руки. Как и она сама. Снова бросает не то в холод, не то в дикий страх, который подкатывает волной к груди, и только стальная сила воли сдерживает Джин от срыва.

Она не может ни сидеть, ни стоять на месте. Делает два поспешных шага к Скотту, но замирает на расстоянии. Глаза, не моргая, следят за мужской фигурой: за изменением его мимики, за каждым движением плеч и рук. Они следят пристально, забираясь под кожу и лишая Саммерса возможности солгать:
- Где Ксавьер? Где... Магнето? Как они допустили такое обращение с мутантами? И эта голубая жидкость в дротиках... На сколько она заблокировала мою телепатию? - нетерпеливо задает она один вопрос за другим. Джин Грей хочет знать все. В подробностях.

[nick]Phoenix[/nick][icon]https://64.media.tumblr.com/3eac538dd8894f3ffb3a1d7ea7a7302f/tumblr_inline_o69cahrmDC1rifr4k_500.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/DEv2iHs.gifhttps://i.imgur.com/O9gq5MO.gif[/sign]

Отредактировано Jean Grey (07.09.22 21:55:07)

+3

8

[icon]https://64.media.tumblr.com/78d2756561eb550a63a1b5134958f900/9ee924b91e0ae094-3e/s540x810/730b216a9a18a5a6840172d23d4f897ca1b9d41d.gif[/icon]

Вдох.

Девушка разворачивается на месте и уходит, демонстрируя мужчине свою спину. Этот небольшой жест явно не останется незамеченным внимательным тактиком, которым являлся Скотт. Она ему доверяет, но сколько это продлиться? Можно было бежать из машины, от армии и охотников на мутантов, но он явно не сможет уйти от разговора. Это событие поставит точку в их путешествии, поделив его на до и после. Им придется сесть и обсудить какой сейчас мир. Что в нём изменилось и насколько он стал аморальнее, нетерпимее к мутантам и прочим классам. Что со школой, где ученики и почему на его груди стало больше шрамов? Куда делся профессор и Эрик? Почему он один? Все это рано или поздно всплывёт в её голове, и она решит найти ответы. Путь к ним может быть разным: телепатия или разговор. В первом случае она столкнётся с блоком, разбив который рискует полностью уничтожить сознание Скотта. Это приведёт к потере контроля и уничтожению всего, до чего коснуться красные лучи из его глаз. Конечно, её может спасти кокон Феникса, но тогда она убьёт его, дабы просто прекратить страдания других. Второй был более гуманный, но тогда уже Саммерс рисковал выпустить на свободу птичку. И вновь будет смерть. И вновь они вернуться на круг, что расстанутся, только теперь навсегда.

Стоп. Они уже расстались. Это не Джин! Это Феникс! Тот самый, что, убив сотню, тысячу мутантов, может их вернуть! Белый феникс не легенда! Он действительно восстанавливал планеты, которые уничтожал Галактус! Фауна вновь возвращалась в пустынях, реки полностью возвращались к своему уровню только благодаря живительной силе огня и это ему сказал Ридчардс! А разве можно было не верить Фантастической Четвёрке? Нет. Он пошёл на этот риск. Пожертвовал всем, что любил ради сегодня и не мог относиться к этой сущности иначе. Смотреть ей в глаза, значит видеть Джин. Называть её иначе, чем сущность - признавать в ней жену. Сделать этот шаг - потерять контроль. Проиграть. Теперь уже всю войну. Тогда он пошёл на это ради её мечты. Мечты, что Люди Икс смогут создать мир, в котором люди примут мутантов. Сейчас, он был близок к тому, чтобы создать место, в котором будет жить их вид без какой-либо агрессии со стороны хомосапиенс.

Как только закрывается дверь, он может спокойно выдохнуть и засунуть руку в сумку. В боковом кармане находились несколько кругляшков. На двух красноватые лампочки, на других не было ничего. Две глушилки сигнала и два датчика движения. Понятно, что было нужно сделать с первыми? Расположить около комнаты первый, а второй бросить в угол, что ближе к окну, обычно там хранились цифровые данные. Пусть Саммерс запошлял хорошую сумму наличных за этот номер, дабы камеры не работали, но они все ещё могут его обмануть. Как он проверит? Верно. Никак. Иначе выдаст себя, а с этим уже начнутся проблемы. С движением все было сложнее. Компьютер в нём был запрограммирован на её электромагнитное поле. При приближении мутанта определённого уровня, датчик выстреливал сильным электрическим разрядом, который бы вырубил существо за одну секунду. Джин не сможет убежать, а у него будет ровно несколько минут, дабы разобраться с тем, что делать дальше (хотя вариант будет только 1). Первый он размещает около двери, в трёх шагах от лифта. Второй ставит над пожарной лестницей. Это явно перекроет ей путь к отступлению. Единственный вариант будет покинуть территорию - пройти следом за ним. Датчики отключатся, либо же сам Саммерс снимет их прежде, чем Феникс преодолеет данное пространство.
Расстановка деталей для осуществления плана номер два и три была тем моментом, который хотелось растянуть. Идти следом за объектом Скотту не хотелось по вышеописанным причинам. Плюсом ко всему, он ощущал, как что-то свербит где-то за грудиной. Жжётся и чешется, словно заживает. По его руке всё ещё пробегали приятные тёплые волны удовольствия, от соприкосновения с пальцами Джин. Его глаза вспоминали как дёрнулось плечо девушки в лифте, и как она заходила в комнату. Почему-то, его память воспроизводила аромат, который использовала Грей-Саммерс, когда они посещали подобные места. В памяти всплывала девушка в шикарном платье, её прекрасная оголённая спина и то, с какой улыбкой она зазывала Саммерса проследовать за ней. Как настаивала на том, чтобы просто посидеть, пока было несколько минут тишины, между его работой. Проникала в разум, то и дело подбрасывая ему что-то разжигающее воображение. Демонстрирующее, как она ждёт Саммерса обратно.

Взгляд потускнел. Ноги понесли его дальше по коридору прямо к двери, заставляя медленно повернуть ручку, не закрытую до конца. Прежде, чем захлопнуть за собой дверь, Скотт берёт небольшую бумажку, висящую на ручке со стороны комнаты, вывешивая её на лицевую. «Не беспокоить» явно то, что сейчас потребуется двум «новобрачным».

Всё ещё не смотря на лицо Феникса, он плавно проходит в комнату, бросая сумку на стоящие в углу кресла. Она заняла большую комнату, с кроватью перед телевизором и слушала новости. Те никогда не могли порадовать абсолютно ничем прекрасным. Разве только информацией об окончании военных операций, но это уже далеко в прошлом. Войны никогда не заканчивались, они лишь погружались в обыденность. Сам же мутант последовал чуть дальше, оставляя девушку в помещении одну. Ему нужно было, в отличии от неё, посетить ванную, где его образ вернётся к более привычному.

— Это значит, что мир, о котором мы мечтали – не наступил, - кисть ложится на вентиль крана, открывая горячую воду, дабы полностью приступить к процедуре. Здесь же было все, начиная от простого и острого станка, которым Циклоп и воспользовался, заканчивая электрической бритвой. Первым для него привычнее. Им он, медленными движениями, срезал щетину. Прохлада тут же подсказывала ему насколько было успешным то или иное движение… Впрочем, из комнаты доносились точно такие же ощущения. Эмоциональный спектр менялся настолько, что это нельзя было просто проигнорировать. Оно давило и сжимало, словно бесконечный поток воды, явно не собираясь останавливаться здесь и сейчас.

- Они проиграли, - очередной короткий ответ, вместе с которым острое лезвие совершает последнее движение, прежде чем Саммерс вновь наберёт руки, дабы смыть белую пену с лица, - первый погиб около года назад. Второй в Нью-Йорке. Вместе с Эммой, Роуг, Джубили, Пьетро, Рейвен и… Многими другими.
Мужчина, закрыв за собой воду, вышел в общую комнату, направив взгляд на телевизор.

- Он не расскажет тебе правды, - Циклоп сжал скулы настолько сильно, что об них можно было порезаться. Впервые он ощущал себя так… Непривычно, - мутантов больше. Они просто не показывают себя. Ген подавляется с помощью добавок, и потому новые не рождались уже десять лет. Школу уничтожили сразу после того события, а телепатия… Примерно до завтра. Также как и остальные твои способности, Д... - резко осекает себя, шумно выдыхая и сжимая правую руку в кулак. Ведь он всё ещё не смотрел, и уже становилось тяжелее. Повернуть свой взгляд в сторону неё было просто невозможным, а потому, тот ложится на её ноги и движется вверх по бёдрам, играясь с сознанием. Мутант стоял, словно загнанный зверь в клетку, не зная куда ему сейчас деться. Уйти в другую комнату? Нельзя. Сесть на кресло, значит рано или поздно столкнуться с ней взглядом, а даже если не так, то она давила. Неужели это не было заметно?! Саммерс, только переступив порог ванной, ощутил это тепло. Жар, исходящий от самого себя, и головы, что не прекращала травить его мыслями о том, дабы сейчас бросить чёртову миссию по спасению его расы.

Отредактировано Scott Summers (18.09.22 19:53:58)

+3

9

Джин Грей искренне возмущена тем, что он проходит мимо. Не останавливается перед ней, не пытается сгладить углы ужасающей правды, не пытается обнять и утешить. Он даже не смотрит на нее - опять и снова не смотрит! Просто проходит мимо, в ванную, будто ее вопросы банальная обыденность. Будто он отвечал на нечто подобное минимум дважды в неделю. Будто здесь и сейчас, пока остатки мутантов выискивали ищейки Правительства, чтобы или убить, или отправить в "спецучереждение", куда важнее был горячий душ.

Это бесит. Откровенно выводит рыжеволосую из себя. Впрочем, бояться Скотту Саммерсу нечего, ведь мутантских сил у нее никаких. Это бесит вдвойне. В любое другое время она бы не стала нарушать его личные границы, но не сейчас: Джин даже не задумываясь идет следом за ним. Он хочет в ванну? Что ж, значит они будут говорить там. Но говорить придется в любом случае. Впрочем, самой Джин хватает ненадолго. Скотт говорит то, что потрясает; превращает кровь в вязкую холодную жидкость; давит на голову и иссушает горло. То, о чем говорил мужчина, было настолько ужасно, что у нее перехватывает дыхание. Сложно сделать вдох.

Джин возвращается в комнату. Светлое помещение, полное прохладного воздуха. Она судорожно набирает его в легкие, задерживает на несколько секунд. Попутно пытается сопоставить в голове те факты, которые она помнила, с тем, что говорил ей Скотт. Восстановить логическую цепочку произошедшего. Логическую, да. Хотя логики в этом не было никакой. Ни единого намека на логику. Если риск того, что мутантов начнут истреблять всегда висел над ними, и тот же Эрик опасался именно такого будущего, то каким образом сами мутанты поддались? Разве их сил не хватило на сопротивление?

- И на сколько мутантов больше.... пара сотен? Тысяча? - Джин боится услышать ответ. Если уж мертвы Ксавьер и Магнето, то кому вообще удалось выжить? И что за существование они влекут.

Вероятно, Скотт Саммерс не понимал. Уж точно не до конца. Давным-давно, когда они были еще студентами, а следом и молодыми преподавателями, Джин часто мучали кошмары. Не в привычном понимании: она не видела ужасы. Ее кошмары были людьми. Сперва десятком людей. Затем сотней. Когда людей стало больше тысячи - это стало сводить с ума. Тысячи потоков мыслей, эмоций, планов на день, страхов, обид, злости - в конце концов, тысячи жизней проходили через сознание Джин Грей, стоило ей хоть на какое-то время [на ночь] ослабить ментальный щит. Это было изнуряюще. Иногда пугающе. Джин Грей плохо спала, плохо ела, плохо выглядела. Джин Грей ощущала тысячи жизней разом и, когда моральные силы ее были на исходе, она сворачивалась калачиком у него на коленях, находя утешение в теплых, заботливых руках, и пересохшие губы шептали - "мне кажется, я тону в темном бездонном море".

Сложный был период. Ушел не один год прежде, чем Джин смогла ставить по-настоящему сильные барьеры. Почти непроницаемые. Но окончательно эту проблему помог решить только Феникс. Впрочем, сейчас не о нем; пока еще не о нем.
Когда Скотт говорит, что большая часть мутантов вымерла, для Джин Грей это не просто мутанты. Не просто представители ее вида, многих из которых она знала лично. Джин Грей мощнейший телепат и она ощущала каждого из тех, кто сейчас был мертв. Все они не просто незнакомцы, не просто некая абстрактная масса. Джин когда-то ощущала присутствие каждого из них.

А сейчас - тишина. Возвращение телепатии даже страшит, ведь и это не исправит "тишину".

- Нет. - Джин Грей уверенно качает головой. Заламывает руки, не находит себе места. Шагает из стороны в сторону. - Нет, я не верю тебе. Как так вышло, что мутанты почти исчезли? Почему не сопротивлялись? А как же Люди-Х, ведь для этого Ксавьер тренировал нас многие годы.

Джин выбирает не верить ему. Потому что мысль о том, что Скотт Саммерс отчего-то лжет ей причиняла меньше боли, чем та, где все его слова правдивы.

- Мутанты не сдались бы просто так. Не позволили бы загнать себя, словно скот на убой, - дыхание Джин сбивается от волнения. Шаги из стороны в сторону перестают помогать [помогали ли?]. В ней вскипает буря эмоций, о которых Джин Грей, вероятно, и не подозревала. Как минимум, те эмоции, вроде злости, которые она подавляла, потому что воспитание и дисциплина, и что-то там еще. Но сейчас Джин Грей злится, и единственным объектом ее злости, к сожалению, становится Скотт Саммерс.

Потому что он единственный доступный ей объект в принципе.

- Нет, я не верю, что все мертвы. - Она, наконец, останавливается. Напротив него. - Логан. Где Логан, Скотт? Его невозможно убить. Даже Феникс не смог сделать этого.

Если говорить справедливо, то Феникс оставил живучего мутанта не совсем целым, но живым. Не потому, что не мог убить его. Скорее, не хотел. Если говорить еще справедливее: Джин Грей никогда не смогла бы убить Логана.

- Зачем ты привел меня сюда? - Джин спрашивает настолько холодно, будто перед ней не Скотт, а враг. Какой-нибудь чертов скрулл. Хмурит брови, но даже не думает отступать. Смелости в ней - желания идти до конца - даже больше необходимого. Она делает несколько широких шагов вперед. Нарушает это чертово личное пространство Скотта Саммерса. Посылает куда подальше его сдержанное желание быть отстраненным от нее. Оказывается слишком близко. Поднимает палец и тычет им прямо в его грудь со шрамами неизвестного происхождения.
- Что ты задумал? Вытащил меня из того проклятого места и даже не можешь взглянуть мне в лицо.

[nick]Phoenix[/nick][icon]https://64.media.tumblr.com/3eac538dd8894f3ffb3a1d7ea7a7302f/tumblr_inline_o69cahrmDC1rifr4k_500.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/DEv2iHs.gifhttps://i.imgur.com/O9gq5MO.gif[/sign]

Отредактировано Jean Grey (08.09.22 00:24:05)

+1

10

[icon]https://64.media.tumblr.com/78d2756561eb550a63a1b5134958f900/9ee924b91e0ae094-3e/s540x810/730b216a9a18a5a6840172d23d4f897ca1b9d41d.gif[/icon]

Все что происходило сейчас в комнате напоминало ему о старых добрых временах, когда они находились по другую сторону Америки. Бостон, достаточно зелёный штат, в котором солнце вызывало настолько много тёплых чувст, удержать которые был не в состоянии не то что человек, но и одарённый подросток. Они выливались из чашки, словно кипящая вода, разливались на стол и обжигали любого, кто подходил достаточно близко к кипятку. Саммерс и Грей не были исключением, они подверглись не только влиянию, так называемых, лучей, но и безумной стреле Купидона, которую Циклоп пронёс через всю свою жизнь. Он не верил в Бога, поскольку был атеистом, но мог предполагать, что их союз был создан где-то в другом измерении, ибо слишком идеальные отношения всегда вызывали огромное количество лишних вопросов. В них, как и в прекрасной выпечке, заведутся свои жучки. Будут медленно перерабатывать сладкое тесто, уничтожая столь идеальный продукт. Их пара была именно такой. Сладкой, до боли в зубах, мешающей не только самым первым членам Людей Икс, но и последующим зверям, попадавшим в их команду. Но, как бы это забавно не звучало, они все ещё несли это оружие маленького ангела любви, через поле боя, под названием жизнь. Верили и возвращались в объятия друг друга, давая себе и партнеру какой-то прохладный воздух, что смог бы остудить пыл. Скотт и Джин, в отличии от той же Роуг и Гамбита, расставались чтобы вновь сойтись через несколько месяцев свободного плавания. Те же предпочитали использовать сие действие только для усиления чувств. Забавно, но Циклоп и без того достаточно сильно любил свою супругу что до трагичной свадьбы, что после. Сказать о том наличии крупных скандалов - соврать. Саммерс спокойно переносил и перепады настроения, и бытовые моменты, бесспорно бывающие в жизни каждой пары. В команде Людей Икс бывали моменты, когда рассчитывать приходилось только на подобную связь. Повороты, заставляющие поверить в силу любви. Грустно, что сейчас у него было совсем иное представление.

В них не было места нежности, ласки и всему тому, что оставалось присуще парам. За двадцать лет, Саммерс очерствел ещё больше, чем был когда-то. Он выстроил броню, казавшуюся настолько прочной, что даже адамантий не смог бы пробиться сквозь неё. В ней не было изъянов, поскольку в тот день, когда он не сумел уничтожить Феникса и убить Джин, Скотт потерял не только жену, но и… Эмму. За несколько недель до сражения, Фрост просто пропала. Попытки отыскать телепата провалились ещё при живой Грей. Более того, даже через Церебро её найти не удалось. Через много лет, мутанту повезёт узнать, что некая фигура из алмаза была найдена где-то в штате техас, но это окажется лишь подделка на Фрос. Что же случилось с настоящей Саммерсу так и не удалось выяснить. Он пытался это сделать, честно, на протяжении несколько месяцев, чтобы рядом остался хоть кто-то из близких ему мутантов. Осечка. Такая же, которая произошла, как бы это смешно не звучало, с его лучшим другом. Хоулетт сбежал вместе с профессором, виновным в произошедшем чуть меньше, чем полностью. Ненависть, которую испытывал Циклоп к Чарльзу сравнить можно было только с силой его лучей из глаз. А те не оставляли шанса никому, кто сталкивался с ними. Джеймс знал об этом, потому и взял ответственность за «отца». И это его и подвело. Нет, Скотт не сводил с ним счеты, он просто поставил жирную точку в жизни Росомахи, позволяя ему уйти красивее, чем выстрел в собственную голову. Логан не заслуживал такой смерти. Он же, как ни крути - друг. А потому Саммерсу пришлось постараться, дабы хоть как-то помочь оружию икс умереть, как и подобает члену его команды.

И если вы считаете, что подобное решение было достаточно простым, то не ошибётесь. Циклоп действительно был уверен, что так будет лучше для старика и Феникса. Что произойдёт, если, подобный Росомахе, упрямый и слепо верующий во всепрощение псевдопацифист встретится с вернувшейся сущностью? Верно. Конец для всех остальных мутантов. А потому избавиться от этих двух было крайне важной задачей. А уж слить информацию о местонахождении канадца одной женщине легко. Впрочем, даже из такого, казалось бы, трагического события для многих, Саммерсу удаётся извлечь пользу. Логан забрал с собой не только своего клона, но и людей ответственных за создание сыворотки, подавляющей ген Икс. Добавьте к этому создание лабораторий и опыты над мутантами и получите настоящего героя… Да. Героя.

И как бы сильно ты не выглядел победителем в схватке, финальная битва наступает лишь в момент твоего столкновения с решающей проблемой. Саммерс не считал этот разговор последним. Важным, но не более того. От того, чем закончится эта встреча, зависел лишь вечер, может утро завтра. А вот уже когда у объекта появятся способности изменится многое. По сути, именно там пройдёт финальная битва за жизнь целой расы. И вот её, лидеру Людей Икс, было нельзя проиграть.

Атмосфера в комнате накалялась, с каждой минутой новости подбрасывали очередную деталь, за которую Феникс мог зацепиться и начать раскручивать настолько стремительно, что ему будет просто не уйти от вопросов. Она могла засыпать его всем, что приходило в голову, пытаться давить и выбивать хоть что-то кроме сухих ответов. Больше подробности, информации и деталей. Как, что и где, но… Лишь злилась. Эта злость ослепляет, делает её сознание уже и заставляет формулировать лишь самое важное и основное, избегать расплывчатых объяснений, потому что просто не зацепится за них. Саммерс прекрасно знал такую психологию, но и он плыл. Его броня начала давать сбои. Каждое приближение её тела к его, заставляла стены падать. Шаг, и уже слышен треск первой защиты. И ведь девушка даже не обращала внимание на них. Подобно ножу, она резало масло, которым был защищён Циклоп. Боль становилась сильнее, из-за чего он прикрыл глаза, в ожидании стремительной развязки… Нет. Вновь накручивая его нервы на свой кулак, рыжеволосая тянет их к себе, погружая мутанта в полное отчаяние. Мысль о необходимости укрепления обороны коробила его, заставляла паниковать. Всё происходило слишком быстро.

- Десятков, - сухой голос, в котором явно слышно разочарование. Реальность была отвратительна для их вида, и виноваты в этом они оба. Джин – не смогла удержать Феникса, а Скотт не сумел уничтожить его в зародыше. Их пара — это баланс между сильнейшими мутантами, результат которого – полное истребление нации, как отдельного вида.

- Логан мёртв, примерно год назад на границе с Канадой погиб от многочисленных ран. Его исцеляющий фактор всегда замедлялся из-за скелета. Кто бы знал, что его сильнейшее оружие, станет ядом, - Циклоп хотел было улыбнуться, но лишь для прикрытия собственной грусти. Какие бы отношения их не связывали из-за Джин, Логан всегда был тем, кто мог прикрыть их спину. Он уважал Росомаху, а тот, в свою очередь, не лез к Скотту. То, что происходило между его другом и Джин явно не должно было его волновать… Но как же приятно было увидеть, как он дохнет, а его лёгкие заполняются кровью.
Удар по его груди пальцем окончательно ломает все планы. Саммерс опускает голову рефлекторно перехватывая её руку за запястье и… смотрит. В зелёные глаза. В очи, в которых пылал огонь. Ловит взгляд его любимой жены. Джин. Резкий выдох, после которого скулы сжимаются, а губы сохнут. Пальцы правой руки, что обхватили её запястье, постепенно начинают распределяться. Они движутся вниз, накрывая ладонь. Левая рука, как бы не хотел мозг, тут же ложится на спину девушки, придвигая к себе. Всё летело куда-то вниз, а остановить было нельзя. Скотт не моргал, он пытался перестать верить, что перед ним Джин Грей-Саммерс.

- Телевизор, - тихий, даже какой-то спокойный и расслабленный голос пугает его слух. Таким Саммерс не слышал себя уже двадцать лет, - Нью-Йорк. Пришествие Феникса, репортаж.

Эти кадры явно не будут способствовать тому, чтобы атмосфера успокоилась, но сейчас Саммерс чётко понимал, что она не сбежит. Хотя и он не сумеет больше уходить от того, что начал чувствовать ещё пятнадцать лет назад. Желании оказаться с ней рядом. Правая ладонь ложится ей на бедро, чуть плотнее придвигая к себе.

- Вот почему Людей Икс нет. И вот почему ты здесь, Джин. Ты последняя надежда мутантов на… Жизнь.

Отредактировано Scott Summers (18.09.22 19:54:11)

+2

11

Логан мертв - эта новость когтями царапает внутренности. Джин резко мотает головой, вновь отрицая очевидное. Пытаясь сбежать от болезненной правда, о которой расспрашивает сама. Нет, нет, Логан не может быть мертв. Память возрождает образ мутанта с поразительным исцеляющим фактором, его сильное и, казалось, почти неуязвимое тело. К удивлению, Джин думает не о его теле, а о том, каким человеком он был. Грубоватым, не всегда приятным, порой неудобным для окружающих, но его сердце всегда было переполнено обостренным чувством справедливости и верности. Логан был невероятно ценным другом. И разум Джин отчаянно сопротивляется мысли, что она больше никогда его не увидит.

А Скотт, тем временем, нарушил свой обет. Он смотрит ей в глаза, но Джин пока не способна разобрать какие намерения скрываются за красным кварцем. В ней нет телепатии, а двадцать лет оставили бреши в их взаимопонимании. Скотт Саммерс сейчас не тот человек, которого она знала ранее. Он выглядит иначе, двигается иначе, говорит иначе. Грей напоминает себе об этом - не поддаваться его очарованию, как было с ней каждый раз, - но... Но в итоге его рука оказывается на ее бедре, и Джин удивительно послушно, будто поддаваясь вшитому инстинкту, откликается его желаниям. Его рукам. Он придвигает ее ближе, и Джин не против. Ей, признаться, больше всего на свете хочется прижаться к его сильной груди и уткнуться носом в его шею. Хочется вдыхать запах Скотта Саммерс и закрыть глаза, сосредоточив весь мир на нем одном.

Но это было бы глупо, так? Совершенно не к месту.

Скотт велит искусственному интеллекту включить репортаж о Фениксе. Память Джин после долгого анабиоза неповоротлива, большая часть событий и вовсе отсутствует, но она знает, предчувствует, что увидит на экране. Хочется отвернуться, сбежать. Попросить Скотта прекратить все сейчас же. Но жестокая правда в том, что она должна.

Должна увидеть то, что натворил Феникс, и к каким последствиям это привело.

На экране ее фигура объята пламенем, огненные крылья простираются так широко, что закрывают собой половину неба над Нью-Йорком. Все остальное - это дым и пепел. Крики людей и шум паники. Обрушенные дома и горящие машины. Это истощенные силы мутантов, не только Людей-Х, которые пытаются остановить, помочь, но что они могут сделать против существа, вобравшего в себя силу космической энергии.
Джин помнит это ощущение: невероятной силы, растекающейся по венам. Жара пламени, который низводит на атомы все вокруг, но ее тело остается первозданно нетронутым. Помнит, как запах крови ударял в нос и приносил не тревогу, а ликование собственного величия. О, она помнит это слишком хорошо: как приятно было решать судьбы миллионов и не думать о последствиях...

О последствиях переживала лишь Джин Грей. Изводила себя этой утопичной мыслью причинить миру добро и справедливость, извести любое зло. Тлетворные мысли, впитанные от Ксавьера, который слишком много мыслил и слишком мало бывал в реальных битвах. Джин Грей до Феникса боялась совершить ошибку, сделать что-то дурное, принести разочарование. Рыжеволосая телепатка отчаянно пыталась поступать правильно везде, всегда и со всеми. Делать не так, как хотелось, а так, как было бы удобно остальным.
Это она, Джин Грей, после очередного возвращения из мертвых, с ободряющей улыбкой говорит Скотту: - Я все понимаю, ты не мог ждать вечно. А я всегда желала тебе только счастья. Рыжая телепатка оставляет на его щеке скромный, исключительно дружеский поцелуй, отпуская любимого мужа в руки Эммы Фрост.

Она понимала. Да, наверняка понимала. Холодная логика творит чудеса, когда разум предоставляет доводы. Скотт не вечен, он не может ждать очередного воскрешения Джин Грей, играя с судьбой в рулетку - случится ли это воскрешение вообще. Глупо было верить и ожидать, что кто-либо [Скотт в частности] станет ждать возвращения той, которая погибла при весьма сомнительных обстоятельствах. Удивительно ли, что Скотт Саммерс - красивый, волевой, смелый, - нашел новую любовь и заполнил ею свое израненное сердце.
Джин Грей понимала. Мирилась.

А может, ей хотелось так считать. Может, думала, что вскоре пройдет ревность. Обида. Злость. Стоит немного подождать, отвлечься, не думать постоянно о белобрысой телепатке в постели ее мужа. Не вспоминать о прошлом. О данных клятвах. Переступить чувства и двигаться дальше самой. Может быть, Джин Грей стоило поступить именно так, но вновь появляется Феникс. И вновь приносит те ответы, которые Джин Грей боялась озвучить сама.

Нью-Йорк, ранний вечер. Закатное солнце красиво ложилось на город, Джин помнит этот день ярко, будто это случилось вчера. Абстрактные крылья Феникса мелькали меж домами, бились о стекла, метались меж бетонных стен в поискать носителя. В поисках телепата. Отчаявшийся Феникс слышит телепатический зов и стремиться к нему - к телу Эммы Фрост.
Это было во имя спасения человечества? Или из желания окончательно занять место Джин Грей? Признаться, в этот самый момент рыжеволосой становится плевать. Алые губы с непривычной злобой шепчат - Он мой! - а затем телепатически выдирают Феникса [а следом жизненную силу, психические способности, телекинезом впиваются в черепную коробку и сдавливают тисками, превращая мозги в этой красивой черепушке в мясной фарш] из тела Фрост.

- Джин, хватит, ты вредишь ей! - доносятся тревожные крики команды до ее ушей.
- Джин, пожалуйста, перестань! - голоса становятся взволнованными, когда приходит понимание, что Джин не реагирует.
- Джин, ты убиваешь ее! Джин! - они пытались докричаться до нее, пробиться сквозь нерушимые ментальные щиты. Люди-Х смотрели, как один из них убивает другого, и ничего не могли с этим сделать. Каждый винил себя, что упустил Феникса, который вновь завладел телом Джин Грей....

Тело блондинки оседает на асфальт. Плюхается в лужу собственной крови, которую вбирает ее белый костюм. Джин Грей не испытывает ни раскаяния, ни сожаления. В ней - удовлетворение. Стоило лишь раз переступить эту грань - убить мутанта - как дальше все пошло.... как по маслу? Наверное, это верное определение. В желании установиться свой мир Феникс не щадит никого, кто проявляет сопротивление. Ни правительственных солдат, ни мутантов, ни супергероев. Не щадит даже членов Людей-Х.

Бегущая строка внизу экрана гласит: мутантская угроза оценена на 100%. Максимальная опасность для всего человечества.
А следом какой-то человек в костюме за трибуной активно жестикулирует в лозунге: никогда больше!

Джин отшатывается назад, упирается бедрами в тело Скотта. На мгновение забывает, как много лет прошло и по-глупому утыкается лбом в его грудь. Отворачивается от ужасающих картинок на экране. Ее тело вновь человеческое, беззащитное и ранимое, содрагается под прикосновениями Саммерса, будто сдерживая рыдания. Плачет ли Джин Грей? Нет, она не имеет права. Это было бы слишком лицемерно.
Но ей хочется.

- Я знаю кто во всем виноват, Скотт, я знаю, - приглушенно шепчет она. Вдыхает запах его кожи, холодными от страха ладонями скользит по обнаженной груди, испещренной неизвестными шрамами. Джин дает себе лишь пару секунд... десять.... ладно, полминуты! Она дает себе это время, чтобы вспомнить, каково это - быть в его объятьях, под его защитой, - а затем отстраняется.
Прошло двадцать лет. Она виновна в смерти членов команды и, вероятно, запустила процесс по истреблению вида в целом. У нее больше не было права искать в Скотте Саммерсе любовь и поддержку. Его шрамы - это последствия ее действий.

Одинокая слеза все же скатывается по ее щеке. Джин смахивает ее резким уверенным движением. Она не будет жалеть себя. Накатывает какой-то ступор, неизвестность. Она вроде бы выяснила у Скотта самое главное, воссоздала в голове общую картину. Вынесет ли ее психика еще больше деталей - неизвестно.
А в ванной комнате все еще шумит вода, включенная мужчиной. Джин направляется именно туда, так как горячий душ кажется единственным спасением. Стягивает с себя футболку, джинсы, оставляет все на полу. И стремительно оказывается под струями воды.

- Последняя надежда мутантов сможет восстать.... если я умру? - она прокручивает в голове последнюю фразу Скотта, не до конца понимая смысл. Обдумывает ее какое-то время, а затем громко [чтобы Скотт слышал сквозь поток воды] и как-то абсолютно безразлично к своей дальнейшей судьбе, спрашивает: - Ты планируешь убить меня, Скотт? Убить меня окончательно?

[nick]Phoenix[/nick][icon]https://64.media.tumblr.com/671f38ebb7a221d1f7045594642c653a/tumblr_inline_nuzf68Vt091qlt39u_250.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/DEv2iHs.gifhttps://i.imgur.com/O9gq5MO.gif[/sign]

+1

12

[icon]https://64.media.tumblr.com/78d2756561eb550a63a1b5134958f900/9ee924b91e0ae094-3e/s540x810/730b216a9a18a5a6840172d23d4f897ca1b9d41d.gif[/icon]

Он чувствовал… счастье? Если даже не его, то явно что-то похожее на это чувство. Тепло растекалось по коже, словно приятная вода комнатной температуры. Двигаясь по всей поверхности кожи, изголодавшейся по столь приятным ощущениям. Холодные, можно сказать, ледяные льды Саммерса поддавались теплоте, вызванной прикосновением двух тел. Или же дело было не только во внешней оболочке? Внутренняя явно имела куда больший смысл для мутанта, чем казалось. Это в юности он мог долго разглядывать тело его будущей жены, выискивая изгибы, которые раньше не замечал. Не отводить взгляд от её груди, бёдер за которые он просто обожал держаться в определённые моменты их отношений. Да, впрочем, и вне их не упускал возможности, коснуться места чуть ниже спины. Будучи молодым, он влюблялся не в её улыбку или глаза, действия или же мотивы. Нет. Саммерс, подобно всем мужским особям, просто не мог не замечать столь привлекательной фигуры. Все её остальные качества он заметит позже и полюбит, но они будут для него вторичны в первую четверть жизни. Сейчас же, прожив больше половины, Саммерс наблюдает иного рода возбуждение. Вызванное не её мыслями и их тайными свиданиями внутри сознания, а воспоминаниями о том, что сделала для него Джин.

Вступая в эти отношения тогда, наверное, оба мутанта не могли полностью осознать их важность в будущем. Конечно, были достаточно глупые детские обещания, на подобии вечной любви и никогда не расставаться. Кто их не даёт в пятнадцать лет? Дело было в том, как они поддерживали друг друга. Взять, хотя бы, первое задание, на котором Циклоп испугался использовать свои силы, в результате чего подставил команду. Дальше была череда тренировок и общения с Джин, которая и смогла его убедить не бояться. Большее желание контролировать свои силы, дабы не дать ей повода разочаровываться. Он становился серьезнее, но только рядом с девушкой мог расслабиться и снять эти долбанные цепи, мешающие ему двигаться так, как сам Циклоп считал нужным. Ответственность за всю команду делала из него лидера, а она давала возможность забываться с ней в разговорах. Даже тренировки с Джин, которая точно понимала, когда и где стоило расслабляться, были для него настолько важны, что словами не передать. Их отношения всегда были отдельно от работы и команды, и все было идеально до одного мутанта с металлическими костями в конечностях. Тот внёс хаос, из которого мужчина сумел вынести новый урок. Подчеркнуть нужное, оставить позади то ребячество. Нет, тело Грей по-прежнему вызывала определённые трудности при движении внизу, если она хотела это сделать, но сам мутант меньше засматривался на её бёдра. Все больше замечал улыбку, взгляд. Мелочи, которым он не предавал значения до двадцати с чем-то лет, вдруг становились важнее всего на этом свете. Весь мир вращался уже не вокруг неё, но она явно оставалась значимой в нем фигурой. Быть может, поэтому и появились проблемы. Потому он ушёл к Фрост, когда не смог больше наслаждаться её улыбкой. Ведь она больше не была адресована Циклопу.

Это, вместе с очередной гибелью Джин, выложило твёрдую тропинку к постели другой телепатки. В отличии от Грей, алмазной не нужно было его внимание к физической оболочке. Отнюдь, этого добра было настолько много, что Фрост могла бы спокойно прожить и без подобного около недели. Запас необходимой эмоции был вполне долгоиграющим. Ей нужно было другое – понимание. Защита, контроль и быть тем самым необходимым винтиком в жизни другого. Она хотела ощущать себя нужной Саммерсу и получала за это его в свои объятия. Отношения с Эммой во многом были лучше, чем с Грей. Спокойные, без взрывов, без дополнительных колёс и.. Взрослый? Джин была первой любовью Саммерса, и, наверное, единственной. А Королева стала ему больше другом и товарищем, нежели чем возлюбленной. Нет, безусловно мутант испытывал к ней любовь, но это не то чувство как в детстве. Более взрослое и осознанное… Наверно, потому и сломавшееся при возвращении его жены к жизни. С блондинкой Саммерс не переживал за тыл, он полностью был сосредоточен на работе. Она помогала ему разобраться в голове и отыскать необходимую информацию в самый тяжёлый момент бытия директором Школы, на которую совершают постоянные атаки.

Из мира рассуждений его отвлекают совсем не слова жены. То, как она отстраняется от самого Саммерса и медленно уходит в сторону. Забавно, но он даже не заметил, как прижался носом в её макушку, а правая рука легла чуть ниже спины, поглаживая крестец. Всё что сейчас ощущал он, так это лёгкий аромат Грей-Саммерс, который не успел полностью раствориться в воздухе. Наверно поэтому у него и была улыбка, и эти чёртовы мысли о том, как им было хорошо, когда они вдвоём были ещё слишком юны. Ещё несколько секунд после объятий, тепло продолжает движение к груди и замирает там, резко меняясь на пронизывающий холод. Кончики пальцев всё же скользят по телу Грей. По бедру, её спине и животу. Руки замирают в воздухе, словно кто-то (или что-то) вновь пытается вырвать её в другую жизнь. Всё же долго они находиться в одном мире не могли. Это даже забавно.

Винил ли он её в смерти мутантов? Да. Злился? Нет. Феникс уничтожил целый пласт населения и это был факт. Точно таким же являлась и неспособность девушки удержать сущность под своим контролем. Помнится, за несколько дней, он собирался вывезти её на Кракоа, но Чарльз с Эриком потребовали оставить Грей под их контролем. Как и лохматый друг. Помнится ту ночь он провёл отдельно от команды, принимая твёрдое решение убить Чарльза. Как жаль, что он опоздал.

Через несколько мгновений слышится звук душа. Не особо долго рассуждая, Саммерс, с помощью пульта, выключает телевизор и движется к своей сумке. Джин явно понадобится сменная одежда, а у него как раз было два свёртка. Первый – домашнее. Там нижнее бельё, что было в их летнем домике, тренировочная футболка из школы (принадлежавшая на самом деле Скотту. Почему она хранилась именно здесь – непонятно), шорты и ещё какие-то майки. Второй – боевой костюм красно-чёрного цвета. Феникс ей шёл.

Даже не подумав о том, что есть личные границы, мутант переступил порог ванной комнаты, ведя пальцами по сдерживающей застёжке. Воздух проник в пакет, позволяя вещам медленно начать расширяться.

- Я не хочу тебя убивать, и никогда не хотел, - голос даже какой-то непонимающий. Как она могла подумать о подобном? Сложно. Свёрток он опускает на небольшой шкафчик, после поворачиваясь спиной, - если бы это была моя цель, я бы убил тебя в тот день, Джин. Но я тебя спас. Сейчас мой план такой: я доставлю тебя на Кракоа. Там мы попробуем сделать то, что я делаю всегда. Научимся контролировать силу и постараемся использовать её для пробуждения гена икс.

Он совершает глубокий вдох, бросая взгляд на зеркало, что висело прямо напротив душа. В его отражении было видно лицо жены, с красноватыми глазами. Зелёный всё равно манил. Сердце совершает какой-то предательский удар, в результате которого в нём просыпается всё то, что дремало несколько лет. Чувства.

- Я… Буду в другой комнате, если понадоблюсь, Джинни, - быстрым шагом Саммерс решил сбежать. От неё, от своих чувств и от отвратительно пересохших губ, которым явно требовалась влага.

Отредактировано Scott Summers (18.09.22 19:54:27)

+1

13

Горячий душ помогает, дарует иллюзию отстраненности от внешнего мира. Будто, можно задернуть шторку душа и оставить все проблемы вне установленной границы. Заставить весь мир подождать, пока горячая вода смоет с кожи остатки жидкости для анабиоза и вину с ее сердца. Впрочем, с виной все сложнее. В голове бьется мысль о смерти мутантов. О смерти Людей-Х. Они были мертвы: Логан, Ороро, Роуг, Зверь, Чарльз.... Все мертвы. Оставшись наедине с собой, Джин дает волю чувствам, и слезы потоком льются из ее зеленых глаз. Она оплакивает каждого из них, вспоминает лучшие моменты, пытается найти в своих воспоминаниях утешение или хотя бы ключ к прощению. Хоть что-то, за что она могла бы уцепиться и решить, что ее вина не такая и большая... Но тщетно. Джин Грей виновата в гибели мутантов. Точка.

Она проводит под душем довольно много времени. Больше, чем, вероятно, у них было для того, чтобы согласовать план и действовать дальше. Согласовать план, да. И действовать... Как действовать, а главное, зачем? В этом Джин Грей всегда отличалась от горящего идеалами Чарльза или того же Эрика. Когда кто-то из них планировал новое лучшее будущее, то они опирались на общее благо - человечества ли, или же только мутантов. Они хотели принести благо целому виду.
Джин Грей давно поняла, что она не герой. Все планы, которые создавались ее рыжеволосой головой, а следом и воплощались Фениксом, были направлены на то, чтобы абсолютное благо коснулось тех, кого она любила. Чтобы было хорошо Логану, Скотту, ребятам из команды. Чтобы было хорошо ей, Джин Грей. В этом был ее поразительный эгоизм, который она так и не сумела переступить. Джин могла жертвовать собой, но только во имя тех, кого любила. А не во имя призрачного всеобщего блага. Это утопия, считала она. Это и бесило ее всегда в размышлениях Ксавьера.

Она закрывает кран. В душевой, а следом и во всем номере становится тихо. Джин стягивает с полки большое махровое полотенце, взъерошивает им волосы и оборачивает ткань вокруг тела. На носочках, так как кафель холодный, пробирается к раковине и зеркалу, мельком бросает взгляд на свое отражение. Не лучший ее вид. Джин Грей растеряна, раздавлена, глаза припухли от слез. Ей тошно от самой себя.
- Феникс в белой комнате, Скотт, - ее голос немного хриплый, Джин делает над собой усилие, чтобы придать ему силу и донести смысл слов до Скотта. - Феникс там уже двадцать лет. И я не буду его призывать. Это... это даже не самоубийство. Это самонадеянная глупость.

Джин начинает злиться. На себя по большей части, но еще и на Скотта, когда сопоставляет все его слова в единую картину. Он спас ее, и именно из-за него тело Джин все это время лежало в чертовой лаборатории. Значит, и угроза возвращения Феникса существовала все эти двадцать лет. Конечно, простая толпа об этом не знала, но кучка людей из правительства, которые все и решают - они все знали наверняка. В том числе и поэтому программа против мутантов не теряла свою актуальность.
- Каждый раз, как появляется Феникс, все становится хуже. Ты не проследил корреляцию, Скотт? - тон Джин все более и более недовольный. Такой она редко бывала даже в моменты их особо рьяных ссор. Все, как двадцать с лишним лет назад. Все точно так же, как было перед тем, как она ушла к Логану. Снова. - Феникс всегда хочет сделать мир лучше. Больше свободы мутантов. Больше безопасности людям. Всегда все начинается с благих намерений. А потом приводит... черт, Скотт, ты и без меня знаешь, к чему все это приводит!

Недовольный взгляд все еще пилит собственное отражение в зеркале. Отворачивается буквально на минуту, чтобы из аккуратно, даже заботливо сложенной одежды достать белье и футболку, принадлежавшую когда-то Скотту. Остальным Джин пока пренебрегает, решив сперва высушить волосы. Выхватив из стакана на раковине одноразовую расческу, Джин начинает грубо чесать длинные рыжие волосы. Без какой-либо нежности. Она другого обращения не заслужила.
- Я должна была умереть тогда, Скотт, - голос ее вдруг обрывается. Тема смерти все еще больной нарыв в ее сердце. Особенно сейчас, когда речь идет о реальной смерти. Об окончательном варианте. - Так было бы лучше для тебя, для команды, для всех мутантов. Я не понимаю, как ты мог выбрать другой вариант... тем более, после Эммы...

[nick]Phoenix[/nick][icon]https://64.media.tumblr.com/3eac538dd8894f3ffb3a1d7ea7a7302f/tumblr_inline_o69cahrmDC1rifr4k_500.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/DEv2iHs.gifhttps://i.imgur.com/O9gq5MO.gif[/sign]

+1

14

[icon]https://64.media.tumblr.com/78d2756561eb550a63a1b5134958f900/9ee924b91e0ae094-3e/s540x810/730b216a9a18a5a6840172d23d4f897ca1b9d41d.gif[/icon]

Он удаляется достаточно быстро, чтобы забыть взять футболку. Оказывается, в комнате, в которой даже не обращает внимание на обстановку, но не закрывает за собой дверь. Саммерс просто подбегает к огромному окну, примерно во всю стену, дабы посмотреть на вид, что сейчас начинал становиться прекрасным. Яркость огней, в вечернее время, скрывала все недостатки города. За этими яркими и неоновыми цветами, нельзя было рассмотреть какие-либо улочки, пошарпанные здания, предприятия или увидеть людей. Хотя, с их этажа вообще проблематично было увидеть мирно гулящих жителей, за это они и платили. Но для него этот вид был, своего рода, спасением. Когда ночь начала опускаться, то перед тобой появлялось то, что отличалось от прошлого. Ты видел будущие своими глазами, а оно было вот таким. Тьмой с кучей разноцветных лампочек, фиолетовых, розовых и синих оттенков. Но основным полотном была, всё же, тьма. И как бы он не хотел сейчас податься в рассуждения, что этим самым источником света должны были быть люди, это было просто невозможно. Скотт видел тьму, сквозь рубиновые кварцы очков, дабы подчеркнуть для себя одну единственную мысль, царившую в его голове на протяжении уже двадцати-тридцати минут.

Всё в прошлом.

Их свадьба с Джин оставалась ровно в той поре, когда на улице ещё можно было разглядеть мутантов, основным ночным цветом оставался жёлтый (фонарные столбы только так освещали улицу), с редкими вкраплениями иных. Сейчас же, жёлтый или белый оттенок, встретить можно было только днём, когда основные гиганты отдыхали. Даже в ужасно маленьких городах, в которых Скотт и предпочитал жить, всё ещё были эти единичные вкрапления. И то, пока не наступит ночь. Команда Людей Икс тоже была где-то в той поре. Все отношения между Логаном, Джин, Эммой и другими, своего рода, были достаточно яркими и без каких-то вывесок. Все те чувства, мысли и эмоции давно должны были остаться в прошлом, не имея никаких шансов ворваться в будущее.

Однако кое-что присутствовало.

Пальцы быстро поднимаются по его груди к шее, нащупывая маленькое и плотное колечко, что всё ещё болталось на нитке. Уж сколько лет? Двадцать, если быть точным, оно напоминало ему о долге перед каждым из мутантов, ради которого он и жил. О героине, которая хотела помогать всем и вся, но всячески не могла совладать с огромным потенциалом своей силы. О женщине, что пыталась найти что-то хорошее в каждой твари, которую встречала на своём пути. Джин с Эммой были абсолютно разными и там, где у второй проскакивал цинизм и твёрдая уверенность в том, как надо и что верно, первая же чаще сомневалась и старалась срезать углы. Это сравнение можно было делать бесконечно долго, но выйдет в нём победителем всё равно его жена. Почему? Она была его частью. Джин Грей и Скотт Саммерс вместе несмотря ни на что, гласила гравировка на внутренней стороне кольца. Циклоп нащупывал её кончиком большого пальца, когда ставил золото набок. Что это значило для них тогда? Преодоление всех трудностей, которые проходили молодожёны до свадьбы. Синистр, что так мечтал испортить им празднование, Росомаха, так отчаянно пытавшийся увести его жену (кстати даже забавно, что по итогу и не смог увести. Джин погибла через несколько дней после свадьбы, а когда она вернулась, то они вновь сошлись.), их способности, мир вокруг. Все пыталось помешать молодым возлюбленным остаться вдвоём…. Всё было против них, но они не отступали и не собирались сдаваться.

Его брови хмурятся, чуть приподнимая это кольцо выше, дабы внимательно рассматривать уже его своими глазами. Будущее действительно стало тем, чего Саммерс так боялся. Тьмой без права на жизнь, местом, где каждый был сам за себя и ни о какой команде и речи быть не могло. Тем самым местом, которое они изображали в опасной комнате, создавая ту или иную тренировочную сессию. Циклоп прекрасно понимал кто стал причиной этого, но никак не мог отпустить то, что гласила эта ёбанная гравировка на кольце. Они должны были преодолеть и это. В конце концов, кто если не эта парочка?

Пытаясь убежать от самого себя, Саммерс даже не заметил, что он зашёл в комнату для новобрачных. Услышав, как в ванной прекратила течь вода, ему приходится оторваться от окон и повернуться к кровати. Та стояла в форме сердца, укрытая, до половины, красным лёгким пледом. Множество белых подушек у изголовья, по виду ужасно мягкие. На тумбочке около, лежал старый добрый пульт, позволяющий ему включить слегка выгнутый по краям телевизор. Видимо, тот обладал возможностью создавать что-то в эффекте дополнительной реальности. Рядом с пультом программа, где красным были обведены определённые телеканалы. Чуть выдвинутый ящик, заглядывать в который он не стал, но, благодаря слегка торчащему кусочку из него стал догадываться что конкретно там лежит. Под телевизором, коллекция каких-то фильмов и проигрыватель, а в другом углу искусно что-то прятали под тканью, с надписью «когда надоедает обыденность». Его ничего из этого не цепляет, даже не вызывает никаких эмоций, в отличии от вида из ванной, который ему открылся, как только Скотт оказался у двери комнаты.

- А разве ты когда-то его призывала, Джин? – Саммерс как-то морщит уголки губ, ловя себя на мысли, что теперь называет её по имени. Как бы ему не хотелось отстраниться, но мутант продолжал медленно придвигаться к рыжеволосой девушке не только в физическом плане, но и подпускал её к своей голове. Позволял ей, пусть и не с помощью способностей, оказываться где-то подкоркой сознания и заставлять вспоминать всё это. Всё то, что он забывал. Всё то, что Саммерс не хотел сейчас испытывать.

- Феникс всегда являлся нам, чтобы что-то изменить. Вот только мы не понимали что. Теперь, у нас есть шанс всё исправить. У тебя есть шанс, - вновь шаг навстречу, и ближе к ванной комнате. Его рука задевает сумку, которая падает на пол, но сам мутант уже не замечает. Он, как мотылёк, летит к костру, о который будет суждено обжечься, полностью сгореть. Все мысли солдата теперь не о задании и цели, она заполняла их и новая задача – быть с ней. Все те мгновения, которые они проводили в этой комнате. Ошибка, за которую расплачиваться теперь куда сложнее, чем за гибель всей нации мутантов.

- Не должна, - останавливаясь уже в дверном проёме, он протягивает руку, касаясь ткани полотенца. Нет, к самой девушке Саммерс ещё не мог позволить себе, даже в мыслях, прикоснуться. Однако электрические разряды пробивали его гожу, оставляя маленькие чёрные точки на ней в местах входа и выхода. Они обжигали пальцы сильнее пламени, и заставляли мышцы дёргаться без позволения мозга, - поскольку если бы ты умерла не было бы шансов на их жизнь и тогда всё, что мы делали до этого, не имело бы никакого смысла.

Сухой текст ударялся об такие же губы, которые Саммерс облизывает, позволяя руке лечь ей на спину. Простой жест, после которого он сам уже появился в отражении. Да, рядом с ней он смотрелся сейчас как какой-то извращенец, который нашёл себе ужасно молодую девушку и собирался провести с ней ночь, но… Он вспомнил иную картину. Как, когда-то давно, они фотографировались ровно с такими же лицами в автомате. Потерянные и не знающие что делать после неудачной миссии, но на свидании. Кажется, это была будка для поцелуев, которую Скотт понял не совсем правильно.

- Если ты хочешь сдаться, то стоило позволить Логану узнать твоё местонахождение до того, как он умер, - мутант плотно сжимает зубы, медленно разворачивая к себе лицом девушку. Рука, лежавшая на спине, плавно передвинулась на её плечо, - так что ты последний и единственный шанс. Точнее… Феникс, который появится наш с тобой шанс дать возможность другим жить, Джин…

Её зелёные глаза манили, а он пропадал в них, падая куда-то глубоко. Скотт сам не замечает, как касается её подбородка, - Эмма погибла, как и все… Твоя жизнь была важнее её в тот момент.

Какой-то приступ боли тут же проносится в его глазах, но они всё ещё скрыты за рубиновыми стёклами, а потому бояться явно было нечего, точнее, сейчас нечего. Как только у неё появятся силы и способности, она явно увидит все те двадцать лет, которые Саммерс жил. Тогда он расплатится, а сейчас… Сейчас ему следовало понять, стоит ли ему жить хотя бы ещё одну ночь.

Отредактировано Scott Summers (18.09.22 19:54:42)

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Survivor [marvel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно