ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » fortress


fortress

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

fortress

how can i hate you

https://i.imgur.com/MMhpiug.jpg

• london

ciel & elizabeth

there are things i thought i could rise above
and all the things i thought i was better than
and a coward might call it a conscience
and a liar might call it the truth
nothing could ever make me more frightened
than the thought of hurting you

[icon]https://i.imgur.com/PvKu1O0.jpg[/icon][nick]elizabeth spencer[/nick][lz]<a class="lzname">элизабет спенсер</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">make me feel again</div>[/lz]

+1

2

с того злополучного задания в поезде все в моей части жизни, как агента, идёт кувырком. я признала, что облажалась, но ведь в итоге все закончилось хорошо! ну, или почти... да, не удалось сохранить того, кто за всем этим стоял, но ведь спасти людей получилось! почему этого никто не захотел учитывать? я ведь даже вдобавок спасла жизнь тому опытному аристократу, — сиэлю, а он в ответ исчез, словно и не существовал никогда. бесит, что фактически он - единственный кто мог бы хоть как-то оценить проделанную работу, и он же единственный мог судить меня в действительности. ведь откуда остальным знать все тонкости того, что произошло там? вот уж непонятно, но мой дядя решился судить меня прямо с порога, прямо сразу, как я вернулась (так ведь было обещано).
— ты не готова быть аристократом. я предполагал, что так и будет, но оказался слишком податлив к твоим улыбкам и щенячьим глазкам. — что? разве я не заслужила этого упорным трудом? хотелось бы мне заявить об этом, но я лишь смолчала. не стоит злить его ещё больше, подумала я, чтобы не создать ещё больше проблем. — поэтому пока побегаешь и научишься дисциплине. — это ещё что вообще значит? хотелось бы мне знать тогда, чтобы отстаивать свои права. но я то подумала, что мне просто дадут задания меньшей важности (ведь то было чертовски крупным), но нет.

с того дня, я стала разносчицей кофе, утренних газет и приказов свыше. это оказался ад, потому что от насмешек со стороны старших коллег было некуда деться. унизительно! — быстро ты спустилась по карьерной лестнице вниз, а? но это подходит тебе больше. блондиночка, приносящая свежий кофе. клише, но какое приятное! — как же хочется набить ему морду, этому чарльзу, но я лишь ядовито улыбаюсь в ответ и ухожу. интересно, что будет, если я совершенно случайно выплесну на него кипяток как-нибудь? боюсь, что меня вообще отстранят навеки вечные...
но шанс вернуться ещё есть, как и надежда на быстрое восстановление хоть в каких-то правах. ведь я стараюсь узнать, где находится тот самый беглец сиэль. странно уповать на помощь с его стороны, но что ещё мне остаётся? пишу мейлы (правда, лишь на те почтовые адреса, которые удалось добыть), звоню в другие штаты аристократии, отправляю письмо по адресу, который добываю через человека, что отправлял его багаж, но все оказывается тщетно. я жизнь спасла этому наглецу, а ему так в тягость ответить! да и почему он сам не нашел меня, чтобы нормально поблагодарить? вот так и спасай жизни, потом ничего хорошего в ответ не жди... да черт подери, что с ними всеми не так? я злюсь, и это естественно, вот только это мало кого волнует. а некоторых так вообще больше забавляет.
- мне тут сказали, что ты стала слишком агрессивная и портишь настроение, - говорит мне дядя за ужином, но я лишь вздыхаю. сколько уже прошло? почти три месяца! сколько ещё я должна носиться, словно мой единственный навык - варить кофе? сжимаю вилку в своей руке так, словно это может стать клинком в любой момент. и, пожалуй, в моих руках это действительно возможно. - почему ты не дашь мне шанс? ты знаешь, что я способная! - но да-да, драться это, конечно же, не всё; ещё нужно иметь мозги!

зато для того, чтобы сидеть с тремя спиногрызами, достаточно иметь глаза. честно, я не представляю, как всё дошло до того, что мне приходится работать нянькой! неужели у аристократов нет денег, чтобы нанять самую настоящую няню? или им просто понравилась идея поиздеваться надо мной? так или иначе - я собираюсь оставаться кремнем, оплотом спокойствия! потому смотрю на детей лишь краем глаза, в основном занятая чтением книги или копанием в телефоне. они, конечно, порой ведут себя откровенно плохо, чтобы привлечь внимание, и приходится с ними всё же поиграть, но хорошо, что это редкость. в основном я просто отдыхаю; и пожалуй, это даже лучше, чем носить кофе этим... всем! особенно чарльзу. агх, вот бы раскрасить его лицо во все цвета радуги! синяками, конечно же.
интересно, я настолько не нравлюсь парням? вот чарльз, который предпочитает издеваться, да и сиэль, который предпочитает то ли игнорировать, то ли вообще забыть то наше знакомство. и чем я так неугодна? думаю обо всякой ерунде! зачем я только встретила его тогда! кто знает, как бы всё сложилось, если бы не его присутствие в поезде. уверена, он и сам думает о похожем; всё-таки не получил бы ранение в таком случае.
когда я поднимаю взгляд, цепляя силуэт за стеклянными дверьми детской комнаты, то не верю своим глазам! это он! сиэль, чёрт бы его побрал, фантомхайв. - сидите тут, малышня. тётеньке нужно решить важный вопрос. - я тут же поднимаюсь со стула и пробегаю прямо в коридор. хватаю его за запястье, обрывая путь и не позволяя идти туда, куда ему нужно. придётся уделить мне время! - цел и невредим, какое счастье, - говорю это абсолютно нейтрально, оглядывая его с головы до пят. - где ты был всё это время? из-за тебя моя жизнь пошла под откос и теперь никак не вернётся в нужное русло! - да, конечно, это резкое обвинение, но отчасти - мне обидно, что он совсем никак не заступился за меня после произошедшего. может наоборот был тем, кто подлил масла в огонь, пока мой дядя раздумывал, что же со мной делать... - да, я облажалась, но и полезное сделала тоже, разве нет? - мне нужно узнать его мнение!

[nick]elizabeth spencer[/nick][icon]https://i.imgur.com/PvKu1O0.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет спенсер</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">make me feel again</div>[/lz]

+1

3

После встречи с Элизабет я не нахожу себе ни места, ни применения, лишь маюсь бесконечно, меряю шагами кабинет, точно заключенный, а на собраниях со своими аристократами неизменно отвлекаюсь. Если раньше я думал, что не забыл ни ее голос, ни запах, то теперь те и вовсе меня преследуют неустанно. Я скучаю по ней, хотя эта девушка даже не в полной мере является моей возлюбленной. Она более резкая, более решительная и едва ли может показаться чуткой, но в глубине души... то как она обрабатывала мои раны, то как она говорила со мной, боясь, что потеряю сознание... это ли не чуткость? Моя Лиззи... так или иначе, все равно — моя.
Я борюсь с желанием увидеть ее или задать вопросы о ее благополучии. Как отреагировал лорд Спенсер на промах? Не наказал ли слишком жестоко? Предпочитаю не знать этого, и всякий раз пролистываю списки всех агентов, чьи фамилии начинаются на «С» очень быстро, лишь бы не зацепиться взглядом за нужное имя.
Я убеждаю себя, что без меня ей будет намного лучше, что так ее жизнь сложится правильно [что она вообще будет]. Непонятно сколько в этой уверенности от правды, равно как и непонятно сколько я вообще смогу так прожить... Не будет ли слишком поздно, если вдруг решусь? Не знаю, зато знаю другое: ей нет никакого дела до встреченного в поезде одноглазого парня, даже если тот происходит из рода, основавшего организацию. По крайней мере, от приближенных я ни разу не слышу о том, чтобы кто-то мной интересовался.

Между тем, жизнь не стоит на месте, бежит вперед и требует решать поставленные задачи. Последние сорок лет я провел, перемещаясь по странам США и Европы, бывая в Англии лишь временами, рассчитывая устроить все так, чтобы обо мне позабыли. Теперь пришло время вернуться, стать сыном, а то и внуком прежнего себя, и перенять дела. Кое-что осталось неизменным под зорким взглядом людей, отобранных лично мной для управления головным офисом организации; что-то из этого — хорошее, но есть и негативные моменты. Например, полное отсутствие свободы у женщин-агентов, их подчиненное положение в сравнении с мужчинами и в большинстве своем абсолютно незначимые посты; а ведь я, встретивший в поезде Элизабет, пусть в роли новичка, всерьез думал, что у нее равные права с мужчинами. Так даже при мне было, в девятнадцатом веке! Мадам Ред тому отличное подтверждение.
— Разве это допустимо, милорд? — огорошивает меня лорд Спенсер при личной встрече. — Женщины ведь абсолютно ненадежны. Даже моя племянница, которую я растил и тренировал лично, выкинула фортель, стоило только отпустить в свободное плавание.
Пожалуй, тогда же я принимаю решение все-таки увидеться с Элизабет и узнать как она. Даже прикидываю в какой обстановке это было бы уместнее [и ни к чему не прихожу]... но потом жизнь сама все расставляет по местам.

В день нашей нежданной и негаданной встречи я гощу в поместье Редмайнов и совершенно не ожидаю со стороны хозяев какой-либо подставы. Они предупреждают с утра, что уедут по делам и вызовут на время своего отсутствия нянечку для нескольких своих сорванцов, обещают, что меня не потревожат, а я соглашаюсь. Вот только нянечкой на поверку оказывается Элизабет и стоит мне пройти мимо комнаты, где она находится вместе с детьми, как девушка сразу же бросается в погоню.
Я прячусь от нее как-то инстинктивно, когда только замечаю движение краем глаза. Благо, поместье мне отлично знакомо и отыскать нишу, скрытую за гобеленом не составляет труда. Только после задумываюсь, что это было глупо и по-ребячески, а еще чуть позже начинаю жалеть об упущенной возможности. Ведь хотел же поговорить!
Из-за подступившего волнения тереблю запонку на манжете, пока та не расстегивается и застежка не исчезает где-то в полумраке, а после приседаю в попытках найти. Как назло, при мне нет даже телефона, чтобы подсветить себе, а бессмысленное шаренье руками ни к чему не приводит.
— Вот ведь... — выбираюсь из-за гобелена с намерением то ли отыскать лампу, то ли сходить за телефоном, но уже у следующего поворота оказываюсь сцапан.
Передо мной та самая Лиззи, она даже недовольна почти по-привычному, как при нашей первой встрече, хотя разговор заводит с куда более дружелюбной ноты.
— И тебе привет, — усмехаюсь, окидывая ее взглядом с головы до пят.
Неужели не забыла о моем ранении? Неужели даже волновалась о том? Внезапно и приятно. Я-то вот давно успел выбросить из памяти, как нечто совершенно неважное.
— Да, я в порядке, спасибо.
Задать встречный вопрос не успеваю, потому что меня привычно не слушают и тарахтят о чем-то своем. Что же, по-крайней мере, не обвиняют в терроризме и на том спасибо. Зато я успеваю ее осмотреть: все такие же мягкие волосы, лучащиеся недовольством глаза, разве что одежда сменилась с более деловой на такую, какую моя погибшая невеста назвала бы «милой».
— Тебе идет платье, — сообщаю невпопад, а потом уже пытаюсь оправдаться. — Разве я сделал что-то, что могло пустить твою жизнь под откос? Просто не хотел встречаться с полицией и медиками, поэтому ушел своим ходом.
Это даже правда. У меня, как у официально мертвого на территории Великобритании парня могли бы появиться серьезные проблемы. Жаль, если это исчезновение повлияло как-то на нее, но зато теперь я знаю, что повлияло.
— Что именно произошло и каким боком тут я? И есть ли при тебе телефон?
Лучше попробовать разобраться, но и о запонке не стоит забывать. Если так подумать, то косвенно в потере виновата и девушка передо мной. Ну а что? Она-то любит меня во всем обвинять, так что буду брать пример.

[nick]Ciel Phantomhive[/nick][status]thirty lives[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/3/t730029.jpg[/icon][lz]<a class="lzname"> сиэль фантомхайв </a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">Good morning my love. It's been a while since we have talked, you have grown.</div>[/lz]

+1

4

я волновалась за сиэля по правде. когда он пострадал, то мне было искренне страшно за его жизнь; и дело было не только в том, что вставал вопрос моей ответственности за неожиданного напарника, но скорее в человеческом сострадании, а ещё... в тех снах, что не давали мне покоя, хоть их значение так и осталось для меня загадкой. но просто тогда показалось, будто наша встреча была намечена судьбой. а затем он ещё и исчез вдобавок. я так боялась, что с ним что-то могло случиться, а всё оказалось куда проще и тривиальнее. он просто решил бросить меня одну. учитывая всё, что произошло с нами ранее, это показалось чем-то жестоким. возможно, я ещё не привыкла к этому миру агентов, где каждый фактически сам за себя, но мне показалось, что мы могли бы стать командой. пусть и начали мы не с самой лучшей ноты...
собственно, потому ли он сразу ушел? всё-таки не стоит забывать, что он счёл меня очень глупой девушкой; наверняка его мнение в точности или очень близко к тому, что есть у моего дядюшки. не удивлюсь, если они всё же созванивались по поводу решения обо мне. наверняка сиэль прокомментировал ситуацию, напомнив о моей безрассудности, бездарности, и неумении трезво оценивать ситуацию. хоть дядя и не рассказывал мне о том, что фантомхайв связывался с ним после этого, но это кажется чем-то очевидным! если вспомнить их разговор по телефону в поезде, когда меня спешно поставили на своё место. хотя ведь казалось, что этот сиэль ненамного старше меня... как он смог так быстро отличиться?

и даже сейчас, спустя большое количество времени, эти мысли раздражают! само воспоминание об этом нахальном парне вызывают головную боль; всё-таки он так поступил со мной, а я почему-то продолжаю размышлять о нём, словно это имеет значение для меня! лучше бы искать более действенный способ вновь оказаться агентом, а не нянечкой и дамочкой на побегушках. так почему я продолжаю пытаться связаться с этим парнем? почему я так отчаянно желаю поговорить с ним? больше мне даже не снятся те странные сны, каким-то таинственным образом будто бы связанные с ним, но всё же я не могу забыть. словно какой-то тугой узел образовался между нами, тот, который не позволяет отступить просто так. - похоже на поведение влюбленной дурочки, - как-то раз говорю самой себе, после звонка в очередной штаб аристократии. а ведь дело вовсе не в этом! я не испытываю к нему ничего подобного; да и с чего бы должна? я даже толком не знаю его! а нашу единственную встречу едва ли можно назвать романтичной.
да и о какой романтике может идти речь, когда мы оба агенты? он удавшийся, а я скорее экспериментальный и вопросительный. но всё ещё могу стать настоящим! и, о удача, тот, кто может помочь мне, оказывается прямо перед моим носом. я не упускаю возможности и кидаюсь вслед за ним; правда, навыков ему не занимать - исчезает так, словно и не было. но я всё равно чувствую остаток мужского парфюма, витающий в воздухе. не то что бы я ориентируюсь на него, но... отчасти это помогает, когда я, прогулявшись по короткому коридору, возвращаюсь к странному гобелену, за которым скрывается небольшое пространство. приоткрываю тот аккуратно и замечаю парня, сидящего на полу. взгляд как-то сам собой цепляет его брюки, здорово обтянувшие задницу. сглатываю, стараясь не издать и звука; это что ещё за странные мысли? судорожно облизываю губы и отступаю назад; что я только что увидела?

везёт ещё, что я всё же не упускаю его из-за некоторой растерянности. правда, взглянуть в его глаза в первые мгновения проблематично, но зато потом всё это исчезает и из меня вырываются все те слова, что гнездились в голове долгое-долгое время! подтормаживаю лишь в тот момент, когда он говорит о платье; окидываю себя быстрым взглядом, вспоминая, что сегодня действительно надела не самую удобную вещь. комплимент - это приятно, конечно, но недостаточно, чтобы стереть обиду. - ты оставил меня там совершенно одну, после того, что произошло... я думала, что заслужила хотя бы прощания. - вздыхаю резко, поглядывая на гобелен, неподалёку от которого мы встали. он там прятался от меня? только сейчас ведь доходит! - какое ревью ты дал на меня? просто, как ты видишь, я сижу в этом доме... и знаешь почему? потому что теперь я нянька, секретарша, и посмешище всего штаба. - закатываю глаза, вспоминая идиота чарльза. как же хочется ему врезать, а это от одного только воспоминания! - я думала, что может ты увидел во мне и что-то достойное, так что смог бы... - стискиваю свои зубы, неожиданно понимая, что не могу его просить о возвращении меня в должность. или могу? всё-таки я тогда сделала и хорошее, этого он не может отрицать. - просто помоги мне снова стать агентом, я всё-таки тогда помогла тебе тоже. - иначе бы он и умереть мог, если бы я просто бездействовала, разве не так? разве я не заслуживаю хотя бы каплю похвалы?
вздыхаю, вспоминая о второй просьбе; да и кажется, мне не стоит ждать от него содействия так просто. - зачем тебе телефон? - поднимаю свою ладонь, в которой зажат айфон, и прохожу следом за парнем за гобелен. - настолько старательно пытался скрыться от меня, что умудрился что-то потерять? - свечу ему с лёгкой усмешкой, пока он опускается на корточки, чтобы искать утерянное.

[nick]elizabeth spencer[/nick][icon]https://i.imgur.com/PvKu1O0.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет спенсер</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">make me feel again</div>[/lz]

+1

5

На Элизабет красивое платье молочного оттенка, выгодно подчеркивающее ее фигуру. Я не могу не отметить этого, не могу не оценить... Взгляд сам собой пробегается по всем изгибам, останавливается на длинных стройных ногах, подмечает очень тонкую талию, которую можно обхватить двумя ладонями и те сомкнутся. В прошлой жизни она тоже была очень красива, вот только не успела расцвести; зато теперь...
Девушка никак не реагирует на комплимент, неожиданный даже для меня самого, и это к лучшему. Вместо неуместных оценок внешности лучше сосредоточиться на других вещах, на просьбе, ожидаемой и все же неожиданной.
Я уже подмечал после своего возвращения, что английское отделение оказалось излишне чопорным и законсервированным во взглядах. Я уже сожалел о том, что не привил им перед отъездом идей о большей свободе или не продвигал ту в массы хотя бы удаленно. Теперь мое упущение отразилось на девушке передо мной и, более того, вынудило пойти ее на унизительную просьбу. Ведь унизительную же? Выражение «может ты увидел и что-то достойное» говорит само за себя. Будто в первую очередь я должен был подметить плохое, неуместное, раздражающее. Сжимаю зубы, стараясь не выдать своей досады. Все-таки, в ее обучении были пробелы и на своем первом задании она натворила дел, но это не повод для такой низкой самооценки.
— Согласен, мне пришлось уйти слишком поспешно. Прости меня, — киваю покладисто, когда Лиззи указывает на отсутствие манер. — Что до ревью, то этого у меня не просили.
Нянька, секретарша и посмешище штаба? Звучит не очень. Зарываюсь пятерней в волосы, отвожу со лба челку, размышляя над определением. Похоже, она и есть та самая няня, которую собирались пригласить Редмайны? Ей за такое хотя бы платят?
— В чем проблема? Хоть исполнитель и умер, но ты все-таки предотвратила взрыв в поезде, помогла спасти десятки жизней. Я и сделать ничего не успел, вся заслуга принадлежала полностью тебе.
Если ее дядя не сумел понять этого, то он слепец. Если я не заметил подобной несправедливости, то кто я таков? Потираю висок двумя пальцами. Надо бы исправить все, но как-то мягко: не давать неуместного повода почувствовать себя под защитой кого-то влиятельного, но при этом не оставлять лазеек для увиливания непосредственному руководству и остановить насмешки. Доверить новое дело? Пожалуй, это будет идеальным вариантом. Вот только сказать что-либо вслух я не могу, всего только и остается полуправда, увиливания.
— Возможно, мне удастся переговорить с лордом Спенсером по поводу тебя, но обещать я ничего не могу — руководству виднее. С чего ты вообще взяла, что моя помощь будет существенна?

Девушка показывает мне телефон и мы проходим в сторону ниши, где затерялась моя запонка. Удачно, что ей есть чем посветить, а то ходить в таком виде, в котором я нахожусь сейчас не слишком-то прилично. Присажиюсь на корточки, заглядывая во все возможные выемки в камне, касаюсь пальцами швов между ними, провожу вдоль стены.
— Ничего не случится за то время, пока ты не на своем «посту»? Дети все-таки бывают очень неугомонны, — оборачиваюсь, на мгновение отрываясь от своего занятия.
Встреченный мною взгляд... неоднозначный. Во-первых, девушка смотрит куда ниже моих глазах, а во-вторых выражение на ее лице... намекает на что-то не очень приличное. Хотя подождите, мы ведь живем не в девятнадцатом веке теперь и современная молодежь не считает секс, а также намеки на него чем-то запретным.
— Куда это ты смотришь? — ухмыляюсь я, стараясь не выдавать своего замешательства.
Неужели мы все-таки вернулись к оценке внешности? Только теперь уже моей.

[nick]Ciel Phantomhive[/nick][status]thirty lives[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/3/t730029.jpg[/icon][lz]<a class="lzname"> сиэль фантомхайв </a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">Good morning my love. It's been a while since we have talked, you have grown.</div>[/lz]

0

6

что мне от извинений? зачастую они оказываются не то что не искренними, а высказанными скорее из желания, чтобы от тебя отстали. вот и сейчас, несмотря на высказанное фантомхайвом, во мне рождается лишь больше сомнений в том, что он действительно сожалеет. иначе бы просто не оставил меня тогда в одиночестве; особенно после того, как он получил серьезное ранение. да сердца у него нет! или он считает, что его нет у остальных?
это не важно; кто мы такие друг другу вообще? кто я такая, чтобы требовать от него что-то большее? мы даже не то что бы обязаны здороваться или прощаться друг с другом... всего-лишь двое агентов [один уже успел стать бывшим], которые столкнулись при сомнительных обстоятельствах и были вынуждены расхлебывать вместе дело. но чёрта с два! сжимаю ладони в кулак, стараясь не обращать внимание на нарастающее раздражение. я же сама себе сейчас создаю проблемы! ну извинился он, ну можно просто кивнуть, просто пойти дальше. ведь мне нужно от него совсем другое...
я слабо верю в то, что он не давал ревью на меня после того неудачного задания. не хочет задевать лишний раз, должно быть, а ещё не хочет получить ещё больше вопросов с моей стороны? ведь я бы наверняка постаралась узнать, что именно он сказал обо мне. может всё-таки попытаться?..
замираю, прислушиваясь к его словам; он очевидно читает мои мысли! вот только - не такого я ожидала услышать, не похвалы. почему он вдруг говорит такие приятные вещи? поднимаю на него взгляд, с лёгким прищуром заглядывая в его глаза. неужели он искренне считает так? облизываю свои губы, неожиданно смущаясь этого. дело в том, что он симпатичный?.. - амм... спасибо. - это всё, на что у меня хватает слов в такой момент. надеюсь, что я не улыбаюсь, словно дурочка какая-то.

но, понятное дело, это ничего не значит. не даёт гарантий, что у него получится отстоять меня, или хотя бы того, что он вообще попытается?.. всё-таки он может побояться, что это покажет не с выгодной стороны и его самого. вздыхаю, чуть потирая переносицу; и что я вообще должна сказать ему? должна начать умолять? вот ещё, нет, такого не будет! достаточно унижений на сегодня. но разъяснить ситуацию всё ещё возможно, если вдруг он сам не понимает...
- только ты был со мной тогда, так что я считаю нечестным, что решение выносит человек, который судит лишь по рубленым пунктам и написанным отчетам. - складываю руки на груди, вспоминая, как дядя отчитывал меня весь вечер напролет. в особенности за то, что так обошлась с сиэлем, что не сказала код-пароль, что посмела усомниться. - да и по поводу нашей с тобой ситуации он был особенно зол. да, это было непрофессионально с моей стороны, но неужели никто в вашей идеальной аристократии не ошибался? - злость до сих пор поднимается в моей груди всякий раз, когда я вспоминаю каждое слово и оскорбление моего дяди. - даже если он не вернет мне позицию, то я просто поищу другое место. - а кто захочет проходить через поток унижений? мне уже хватает лично! пока ещё есть силы бороться, но однажды... наверное, мне надоест биться в закрытые ворота. жаль лишь, что всё зависит вообще не от меня? уверена, что посиделки с детьми, секретарские дела и так далее, не дадут мне возможности подняться в чьих-то глаз (лишь упасть ещё ниже).

а может я действительно не слишком то подхожу аристократии? вот даже размышляю о всяком низменном, пока сиэль роется в поисках чего-то мне неведомого. но разве я виновата, что штаны так замечательно обтянули его задницу? покусываю свою губу, размышляя о том, каково было бы шлёпнуть его прямо сейчас. и не упал бы он? это было бы неловко... да и подождите-ка, даже моя мысль сама по себе неловкая! - ты прав... но не думаю, что что-то успеет случиться за десяток минут моего отсутствия, - бормочу ответ не очень-то и вдумчиво, чем и выдаю себя?
не сразу понимаю, что он повернулся на меня, а когда понимаю - сразу же вспыхиваю из-за стыда. он, чёрт подери, заметил куда я пялюсь! - ой, слушай, ты ведь тоже осмотрел меня с головы до ног в этом платье, так что не строй из себя святого. - наверное, я очень сильно пытаюсь оправдаться и показаться лучше, чем есть за счёт других. не лучший вариант. - все оценивают других, не так ли? - почему это вообще должно напрягать так сильно?
прокашливаюсь в кулачок, присаживаясь рядом с ним на колени; будет лучше, если мы поскорее закончим с этим делом и вернёмся... куда-то (видимо, к детям). подсвечиваю себе и шарюсь рукой по полу; знать бы ещё что искать... - ты потерял что-то блестящее? - тянусь к замеченному предмету в самой глубине, чтобы затем развернуться и встретиться с ним взглядами. неожиданно, это смущает; из-за близости, темноты здесь, из-за того, что мы оба сидим. а ещё пронзает едва ощутимой болью, с чего-то вдруг... - это твоё? - шепчу через какое-то время, протягивая в руке запонку. - я могу помочь, если хочешь.

[nick]elizabeth spencer[/nick][icon]https://i.imgur.com/PvKu1O0.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет спенсер</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">make me feel again</div>[/lz]

+1

7

Кое-что от моей любимой прежней Лиззи осталось и в этой девушке. По крайней мере, она очаровательно и очень знакомо смущается из-за похвалы в ее адрес, прекращает на мгновение хорохориться. Может быть, если бы окружающие хвалили ее чаще, а требовали меньше, то она была бы больше собой? А может быть, у нее просто нет нужды притворяться другой версией себя, ведь не существует жениха, которому нужно угодить.
Я понимаю ее желание восстановить справедливость и использовать для того все доступные средства, даже обратиться к едва знакомому человеку и после уповать на его милость; я и сам таков. Оттого лишь больше поводов помочь.
- Я правда поговорю с твоим опекуном. Ты доставила мне уйму неприятных впечатлений, конечно, но все-таки не настолько много, чтобы это так отозвалось.
Стараюсь не обращать внимание на угрозу уйти. Не знаю, понимает ли девушка, что никто и никуда ее не отпустит, что она повязана с Аристократами Зла до конца жизни? Конечно, для других спецслужб будет кладезью перебежчик, отлично осведомленный о функционировании наших систем. Они вцепятся в него с удовольствием, постараются выведать как можно больше, а потом и раскрыть общественности. Этого нельзя допустить, потому аристократ однажды - аристократ навсегда. К тому же, я уверен, что работа в других спецслужбах может показаться неудобной из-за недостатки сведений, из-за еще более жестких правил, а иногда и диктовки «сверху» относительно того, к чему должно привести расследование. У меня есть люди, пришедшие в том числе из ФБР, и отзывавшиеся именно так.
С другой стороны, работу нянькой она всегда найдет, даже не в засекреченной организации. Или любую другую, куда более престижную работу? Чем там обычно занимаются женщины нашего круга. Ведь няньчиться с малышней Элизабет явно не нравится: она вон как беспечно отзывается о детях.
Зато куда более заинтересована в других вещах. Не знаю даже как относиться к интересу с ее стороны. Он льстит однозначно, а еще смущает. Сколько бы внимания девушки не уделяли мне за минувшие годы, а все же ее внимание - это что-то особенное. Впрочем, попытки откреститься от такового - тоже.
- Разве я строил из себя святого? Хотел удостовериться, что мне не показалось и мне не показалось таки, - натягиваю на лицо ухмылку и еще раз, с удовольствием, «осматриваю с головы до ног» девушку.
Замечательное платье, что уж говорить. Мне решительно нравится нынешняя мода, не в пример прошлому, хотя и тогда была своя прелесть.
- У меня упала запонка, - отвечаю на вопрос о чем-то блестящем, с удивлением отмечая, что девушка хочет помочь с поисками.
Когда же она находит искомое и тянется, чтобы еще и вернуть на место, то дар речи окончательно пропадает. Прикосновение тонких теплых пальцев к моему запястью поднимает в груди смесь из удовольствия и тоски. Волна мурашек пробегается по коже и я прикрываю глаза, позволяя себе не протестовать, не сжиматься, а напротив принять происходящее. Жаль, что это всего-то запонка; жаль, что очень скоро ее пальцы исчезают.
Мне так хочется продлить это ощущение, растянуть мгновение подольше, что я безо всяких раздумий тянусь следом, перехватываю девичьи руки и наклоняюсь, чтобы поцеловать. Один короткий поцелуй, пришедшийся на костяшки пальцев... это ведь не что-то преступное? Правда следом я еще и вжимаюсь в ее руки лбом, стараясь перевести дыхание. Нужно собраться с мыслями, нужно отстраниться и прекратить ее шокировать. Да, нужно... но я не могу.
— Спасибо за помощь, — благодарю чуть ли не шепотом.
Какая-то излишне бурная реакция, конечно, но что уж теперь поделать...

[nick]Ciel Phantomhive[/nick][status]thirty lives[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/3/t730029.jpg[/icon][lz]<a class="lzname"> сиэль фантомхайв </a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">Good morning my love. It's been a while since we have talked, you have grown.</div>[/lz]

+1

8

так и знала, что получу лишь одолжение, но вовсе не какое-то оправданное мнение, которое могло бы меня обелить в глазах аристократов. и стоило бы прикусить язык после этого, стоило бы просто поблагодарить (даже, если кажется, что в общем-то и не за что; по крайней мере - пока), стоило бы просто покорно улыбнуться (так положено девушкам испокон веков, не так ли? уповать на мужское слово и его же одобрение). вот только - не выходит. - знаешь, если ты считаешь, что я доставила больше неприятностей, то так и скажи моему дяде. а то выглядит так, словно я прошу прикрыть свой зад... - может, потому что так оно и было? но я поняла сейчас, что это нечестно и я такого не хочу. - просто выскажи своё реальное мнение, потому что ты там был. и если я действительно не подхожу, то всё происходящее заслужено, - я столько времени ныла и грызлась со всеми, уповая на обратное; столько времени я чувствовала гнетущую несправедливость, навалившуюся на меня со всей силы, но вот теперь... больше думаю о том, что буду делать, если действительно окажусь обреченной на провал. что я вообще умею? как минимум, смогу пойти преподавать в академию боевых искусств... мне уже говорили, что пусть с мозгами я и не в ладах, но зато силы мне не занимать (уж тем более, как для девчонки!). вот только всё равно придется столкнуться с предвзятостью, в этом сомневаться не приходится.

но это дела непредсказуемого будущего. а пока же мы в настоящем, и стоит помнить, что мы оба просто парень с девушкой, которые вполне могут испытывать какое-то влечение или симпатию. которые могут говорить о чём-то, помимо работы. хотя это всё ещё немного странно?.. мы не то что бы пытаемся флиртовать друг с другом, и всё же неловкое положение складывается. больше из-за того, какими взглядами мы оба оценивали друг друга - сумасшествие какое-то!
поэтому я так скоро стараюсь переключиться на поиски того, что мне даже не принадлежит. стараюсь занять свою голову, чтобы не думать о его заднице, или ухмылке, или взглядом, которым он осмотрел меня, занять свои руки, чтобы не додуматься полапать его в какой-нибудь 'подходящий' момент, а то мало ли. правда, когда запонка всё-таки находится, прикосновение всё-таки получается, да и как-то само собой. застёгивать рукав кажется совсем не странным, тем более, что мы не смотрим друг другу в глаза, так что какой-то интимности момента не складывается.
и я не жду, что продолжение последует как-то само по себе; парень обхватывает мои руки, неожиданно целуя одну из них. - прямо как джентльмен из девятнадцатого века, - проговариваю не без удивления; чего это он вдруг решил так отреагировать? это ведь слишком бурно! я всего-то застегнула запонку, а не жизнь ему спасла. - ты даже на поезде так не благодарил, - говорю я приглушенно из-за его неожиданного прикосновения лбом к моей коже. да что происходит, чёрт подери?

разбираться не приходится, так как я слышу голос, зовущий меня по имени. - чёрт! - резко поднимаюсь на ноги и выбегаю из-за гобелена, встречаясь взглядом с обеспокоенной служанкой. та пытается отчитать меня в первую очередь, говорит что-то нескладное. - я отошла поговорить и помочь фантомхайву, - наверняка по фамилии этого гостя тут быстро определят. тем более, что вскоре он появляется сзади.
- ага, пока вы тут ворковали - дети пропали куда-то, - говорит она с серьезным недовольством, заставляя меня напрячься так, словно я действительно ответственна за их жизни. хотя я миллион раз говорила, что в няньки не нанималась и детей не люблю, и что многого лучше не ждать. и вот теперь на меня пытаются свалить все проблемы, и ведь скорее всего сделают это успешно. как бы не загреметь ещё в тюрьму, если случится что ужасное. - чудесно, - потираю руками, а затем выдыхаю очень медленно. нужно просто успокоиться и действовать по ситуации.
- что ж, услуга за услугу? я нашла твою запонку, а ты помоги с поиском детей. только не отставай, - оборачиваюсь на сиэля, а затем почти сразу срываюсь с места, чтобы начать поиски. раздаю служанкам приказы искать в дом тоже, а сама рвусь на улице, опасаясь наверное самого худшего. но сад оказывается на удивление пуст, ворота закрыты, а просто так через них не перелезть. сердце пропускает удар, когда мой взгляд фиксирует движение на крыше. - может мне по судьбе написано лажать? - едва не срываюсь на мат, но сейчас вообще нельзя медлить. - взобраться на крышу ведь несложно, - наверное.

[nick]elizabeth spencer[/nick][icon]https://i.imgur.com/PvKu1O0.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет спенсер</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">make me feel again</div>[/lz]

+1

9

С женщинами стоит быть начеку — это я уснил уже давно и всегда старался придерживаться подобной позиции в разговорах. Женщины — существа порывистые, часто следующие за своими желаниями, а не разумом, но еще чаще способные придраться к любой незначительной мелочи. Порой кажется, что их раздражает даже пыль, витающая в воздухе, ведь как объяснить иначе неожиданные порывы и не менее неожиданные речи, а порой обвинения или способность трактовать твои слова совершенно не так, как они прозвучали?
Этим грешит и Элизабет, как всякая женщина, вот только я отчего-то оказываюсь неготов к такому. Замираю, когда девушка неожиданно делает совершенно не вяжущийся с моими словами вывод, едва удерживаюсь от того, чтобы удрученно покачать головой. Мы обсуждали ее роль в обезвреживании бомбы, заложенной в поезде. Я хвалил ее за находчивость, за таланты, за умение постоять за себя и даже обещал поговорить с непосредственным руководителем и опекуном. Упоминание о том, что она доставила мне неприятности, прозвучало лишь единожды и вскользь, но отчего-то девушка воспринимает его как наиболее значимое. Как это вообще работает? Все ведь было почти хорошо.
— Я и не собирался приукрашивать, если ты вдруг думала об этом, — стараюсь звучать мягко, но при этом четко обозначить свою позицию. — Ты доставила мне неприятности, да, но такие ошибки совершает каждый и уж точно не заслуживает в итоге существенного понижения в должности. Уверен, твой дядя в юности тоже не был идеален.
Наверное, я могу понять ее недовольство и нежелание принимать от кого-то помощь, да еще и после того, как о той пришлось унизительно просить. Но это ведь и не такая существенная помощь? Она сама отмечает, что я там был.
Так или иначе, надеюсь, на этом разговор будет окончен и дальнейшего раздражения мне не придется на себе испытывать.

Куда волнительнее в этом плане наша близость, моя несдержанность и реакция девушки в ответ на ту. Я знал, что таковая последует, как знал и о том, что мне стоило быть аккуратнее. Вот только ничего не изменить, дело уже сделано и теперь остается только перевести дыхание, успокоиться, отстраниться. Сложно не выдать себя, не сказать при упоминании девятнадцатого века что-то обличающее, но годы и годы скрытности не проходят бесследно, даже если передо мной она. Я всего-лишь парень, воспитанный в излишне старомодном стиле своим дедом... с кем не бывает?
— Считай это запоздалой благодарностью за спасение жизни, — нахожу оправдание и поднимаю голову, взглядывая на девушку сквозь челку. — В конце концов, ты же хотела большей искренности?
Сердце колотится, будто сумасшедшее. То ли рассчитывает выскочить из груди и на том завершить наши мучения; то ли надеясь подтвердить этим бешеным стуком, что оно еще живо и способно чувствовать. От чувств редко бывает польза, особенно если прошло так много времени... потому я радуюсь, когда нас прерывают.

Как и следовало ожидать, дети исчезли в неизвестном направлении, не потрудившись следовать приказам своей нянечки, и тем самым создали всем служащим огромного поместья немалые заботы. Вон какой гомон поднимают слуги! Не припомню, чтобы в прошлом хоть когда-то с таким же усердием искали нас с Сиэлем. Может потому что у нас не было привычки затевать шалости, а может и из-за чего другого.
Каким-то неведомым образом в поиски оказываюсь вовлечен и я сам. Вот мы сидим в нише, только-только расправившись с запонкой, а вот я уже следую за Элизабет, излишне прыткой и такой же непоследовательной. Она явно действует безо всякого плана, хоть и отправляет слуг искать внутри дома, и я едва успеваю остановить парочку, чтобы потребовать помощи снаружи. Обыскать огромную прилегающую территорию маленьких составом не выйдет...
— Чем корить себя, давай лучше исправим ситуацию пока они не убились, — обрываю причитания, оборачиваясь к слугам, — где тут вход на крышу?
То, что детишки восьми, десяти и одиннадцати лет влезли так высоко, не побоявшись, совершенно не удивительно. Разве в таком возрасте любопытно не все подряд? Зато вот спустить их оттуда будет совершенно непростой задачей. Для начала я с трудом поднимаюсь по винтовой лестнице из пятисот ступеней... Какого черта здесь до сих пор не сделали лифт? После же становится не до смеха, когда в руках старшего мальчишки обнаруживается колба с ядовито-зеленым галлюциногенным газом. Никак стащили у родителей.
— Стоит быть аккуратнее, не то они либо сверзятся оттуда, либо уронят свою игрушку и отправят нас всех видеть кошмары наяву, — наставляю Элизабет, поднявшуюся сюда куда раньше, а после делаю шаг в направлении детей. — Чарльз, Анна, Гарри, это не подходящее место для игр. Давайте отсюда спускаться.
Дети в ответ галдят что-то о желании удавиться, но не сидеть с нянькой, угрожают похищенным из отцовского кабинета оружием и в целом выглядят весьма агрессивно. Как-то не очень похоже на согласие... Что в этом случае делает Элизабет? Оборачиваюсь на нее в поисках поддержки.

[nick]Ciel Phantomhive[/nick][status]thirty lives[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/3/t730029.jpg[/icon][lz]<a class="lzname"> сиэль фантомхайв </a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">Good morning my love. It's been a while since we have talked, you have grown.</div>[/lz]

+1

10

мне приятно, что мой коллега всё же хвалит меня; жаль, что это больше похоже на то, что я буквально напросилась на все эти слова! не подумал ли он, что высказанные ранее подозрения были чем-то вроде камня в его огород? ведь сомневаюсь, что я звучала мягко; уж скорее по своей излюбленной привычке высказала всё это чуть ли не с наездом, а может даже и с пассивной агрессией. а ведь он вроде действительно собирается мне помочь. по крайней мере, он не звучит как говнюк, который даёт пустые обещания. если только он не какой-нибудь потрясающий актёр, который на самом деле сейчас смеётся надо мной где-то глубоко внутри... отмахиваюсь от этих мыслей, заставляя себя верить в то лучшее, о котором он сам заявил недавно. конечно, сработает его разговор с дядей или нет - дело другое.
поэтому я говорю простое: - спасибо, - которое он в любом случае заслужил? не обязательно же постоянно вести себя как полная сучка, вечно недовольная каждым поворотом собственной жизни. кажется, от такого моего поведения тоже можно страдать, но... что я могу с собой поделать? я постоянно думаю о том, что со мной поступают несправедливо, или что от меня требуют слишком многое (не в пример тому, что требуют с других).
ведь даже со всеми этими ненавистными заданиями - требуют то, о чём никогда бы не попросили других агентов. нянчиться с детьми? да что за бред, никто не слышал о таком наказании! но вот я здесь... правда, это же позволило мне вновь встретиться с фантомхайвом, а это значит, что всё уже не настолько плохо и плюсы есть даже в этом.

вот, например, я получаю свою долгожданную благодарность за спасение. та выражается в неожиданном поцелуе (ладони, правда) и прикосновении к коже (пусть и тоже руки!); всё равно это оказывается слишком интимно отчего-то. хотя в этом решительно нет ничего такого, да и вообще среди аристократии такое даже бывает (правда, прямого касания к коже губами обычно нет). да и где мы вообще живём, чтобы из-за этого смущаться? и всё же я чувствую, как вспыхивают щёки; может ещё и потому, что это продолжается какое-то время? стараюсь дышать размеренно, чтобы не выдать своего замешательства, и даже стараюсь улыбнуться парню, что смотрит на меня из-под чёлки. почему он вдруг выглядит так сексуально?
- твой взгляд... - прерываю себя, не решаясь просить, чтобы лучше так не делал. ещё снова придумает что-то о том, что может нравиться мне? а это ведь не так! с чего бы? я вообще не думаю о парнях, делать мне ещё больше нечего, чем испытывать своё сердце. да и девушки становятся слишком глупыми, если влюбляются, готовы сделать всё для этих козлов, что едва ли и пальцем пошевелят в ответ. им лишь бы член присунуть... все эти мысли позволяют мне отпустить нынешнюю ситуацию, разозлиться даже немного на весь противоположный род человеческий.

а дети и вовсе доводят меня до сумасшествия. я настолько сильно пугаюсь, когда вижу их на крыше, что мысли мутятся. я вовсе не хочу, чтобы они пострадали, как бы я не любила своё временное занятие. зачем я их оставила, чёрт подери? но сиэль прав - корить себя сейчас совсем не поможет, это не выход и это не спасёт спиногрызов из возможной западни. хорошо ещё, если они достаточно разумны, чтобы не кидаться вниз и не делать лишних резких движений. быть уверенной в этом не могу; сколько бы мы не провели времени вместе - они остаются всего-лишь детьми, которые всё ещё могут совершить любую шалость, чтобы насолить мне.
когда я оказываюсь на крыше, то так и замираю поодаль от них, чтобы не наделать лишнего шума, чтобы не заставить их совершить какую-то глупость. уж мне ли не знать, как порой хочется делать ровно противоположное от того, что просят от тебя взрослые. выдыхаю медленно, оборачиваясь назад, чтобы заметить удивлённый взгляд сиэля. лишь затем я замечаю в руках чарльза колбу. твою мать! всё даже хуже, чем можно было подумать. - откуда они только стащили её? - пытаюсь понять, когда они только могли проникнуть в кабинет и обнаружить жидкость. почему её хранят так ненадежно? кошмары, ха? они уже и так происходят наяву!
- о боже, они любят меня также, как и я их, - проговариваю сквозь натянутую улыбку, когда слышу резкие требования о том, чтобы я исчезла подальше. будто мне хочется быть с ними! и что я должна сделать? я никогда не проходила релевантных курсов, у меня никогда не было похожего опыта до них, да и психологию детскую я не читала тоже. - оставить всё на самотёк не вариант точно. и по доброй воле они точно не пойдут, не ко мне, да и к тебе вряд ли. - снимаю туфли, оставляя их в стороне, и медленно начинаю двигаться в сторону детей. стоит ли попробовать простую игру? - вы ведь не хотите лишиться сладостей сегодня? там готов потрясающий шоколадный торт, и он совсем один! кажется, мне самой придётся его съесть?.. - начинаю я задумчиво, водя пальцами по подбородку. - ну ладно, раз вы не хотите, - приоткрываю один глаз, надеясь всё же на реакцию! - хэй! с чего бы всё должно доставаться тебе? нечестно! - они сразу кидаются в нашу сторону, вот только самое сложное всё ещё осталось.
анна и гарри уже спускаются с помощью сиэля, а я разговариваю с чарльзом, желая вызволить опасную штуку из его цепких лап. отвечаю, этот пацан вырастет сущим злодеем! - знаю, что выглядит загадочно - прямо как в шпионских фильмах, но на деле это мерзкая вонючая слизь. - или лучше стоило объяснить действительно плохое значение этой "игрушки"? ведь мальчик подрывается к двери, а потом разворачивается, чтобы кинуть колбу прямо в меня. к моему несчастью, я не успеваю даже толком подняться, замечая, как разлетаются осколки и чувствую, как зелёный газ попадает прямо в мои лёгкие. надавливаю ладонью на грудь, ощущая, как становится всё тяжелее дышать. - сиэль... - не знаю, зачем именно зову его. - нет, нет, не подходи! - это ведь пройдет, это лишь временный эффект. нужно лишь пережить...

[nick]elizabeth spencer[/nick][icon]https://i.imgur.com/PvKu1O0.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет спенсер</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">make me feel again</div>[/lz]

+1

11

В прошлом у меня был бизнес, нацеленный как раз на детей — моя отдушина и тайная страсть. Я придумывал и оплачивал производство игрушек, организовывал целые представления, открывал один за другим магазины. Мне нравилось радовать их, но сам я, пожалуй, радовался даже больше. Ребенок, лишенный детства...
Я никогда не умел ладить со сверстниками, не понимал как это. Что интересного в общении, если они не способны мыслить шире и видеть дальше, чем оценки за задание, ежедневные обязанности и послушание? Когда я стал взрослым, то этих навыков тоже не прибавилось. Вот и получается так, что я пасую перед капризами совсем еще мелюзги, ищу поддержки у Элизабет. Опытный агент... да уж да.
Хорошо, что девушка оказывается находчивой, пусть меня и напрягает ее идея снять туфли, пойти по крыше босяком. Разве покрытие не должно быть горячим от солнца, разве так не больше рисков упасть? Почти дергаюсь вперед, чтобы перехватить ее руку, предостеречь, но все же уступаю. Неправильно это будет, ведь она взрослый человек. Только вслушиваюсь в неожиданную речь о торте, ждущем нас внизу и усмехаюсь. Правда ли это? Очень вряд ли, но дети ведутся, как и положено им по возрасту. Проклятые дети... я почти начинаю ненавидеть их из-за того, что подвергают опасности Элизабет и едва успеваю реагировать, когда первый оказывается очень близко. Все-таки купились?
Я протягиваю руки и спускаю с крыши сначала девочку, а после и младшего из мальчишек. Они легкие... если бы не дрыгали ногами, испытывая очевидный и не очень приятный восторг из-за того, что их носят на руках. Они этого даже не заслуживают!
— Больше так себя не ведите, даже если вам не нравится няня. Это было опасно в первую очередь для вас, — сдвигаю брови, делая внушение обоим, хотя больше внимания уделяю таки мальчишке.
Ему стоит быть разумнее и заботиться о младшей сестре лучше. Хотя видимо в эти дни все уже совершенно не так, как в моем собственном детстве, когда на старшего можно было положиться во всем. Теперь старшие более сумасбродные, чем младшие и творят... просто жуткие вещи.
Я оборачиваюсь на звон стекла и в эту же секунду на меня налетает последний мальчишка с шальной улыбкой от уха до уха.
— Не такая уж она и ловкая! — заявляет он с нотками гордости в голосе, а я в ответ поднимаю руку и инстинктивно отвешиваю наглецу леща.
Мне не нужно смотреть, чтобы понимать — дело дрянь, колба разбилась и теперь вещество оказалось на свободе, устремилось в сторону единственной, находящейся в зоне досягаемости.
— Живо в дом, три говнюка, — ору я, захлопывая за ними дверь пинком ноги. Пусть жалуются родителям — те не посмеют и слова вякнуть, особенно когда узнают о том, что эти наглецы натворили.
Насколько силен препарат? Что он сделает с Элизабет? Что если она никогда не вернется в сознание?! Я не думаю ни о чем, когда устремляюсь к ней и протягиваю руки. Я не могу ни о чем думать, ведь мне очень-очень страшно потерять ее снова.
— Лиззи, — зову, надеясь, что она пойдет именно на мой голос, а не в противоложную сторону, к краю крыши. — Все хорошо, это скоро пройдет. Не бойся.
Понятия не имею что именно она видит, но вряд ли что-то приятное: ее голосок слишком уж тонкий, слишком уж несчастный. Сердце щемит от старой-старой боли, а газ кружит мне голову, оживляет картины прошлого. Я вновь вижу ее раненой, вновь вижу струйку крови, стекающую из уголка губ.
— Пожалуйста... — сцепляю зубы и слово получается больше похожим на стон. — Только не так...

[nick]Ciel Phantomhive[/nick][status]thirty lives[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/3/t730029.jpg[/icon][lz]<a class="lzname"> сиэль фантомхайв </a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">Good morning my love. It's been a while since we have talked, you have grown.</div>[/lz]

+1

12

попытки удержать сознание чистым оборачиваются лишь ещё большей болью; ощущение, что виски стискивают с такой силой, кажется - они могут вот-вот лопнуть, как яичная скорлупа. потому сначала подступает паника, и неудивительно: незнакомые ощущения, ожидающая неизвестность из-за воздействия препарата, и сомнительное место на крыше. здесь столько вариантов того, что всё закончится плохо, что волей-неволей становится не по себе. всё ведь не закончится здесь? наверное потому я и взываю к единственному, кто может мне помочь сейчас. жаль, что я не могу даже понять, как именно он решил действовать, потому что реальность быстро сменяется другой картинкой.
новые эмоции наполняют мою грудь, правда - схожие по своему значению. паника, боль, страх. вот только - место совсем иное; большая и светлая церковь, я даже могу ощущать запах ладана и цветов. настолько детально, словно это реальность. а может так и есть? смотрю на свои ладони, будто бы мерцающие лёгким светом (а может я схожу с ума?) и встряхиваю головой. что происходит? почему на мне платье - белое, длинное, напоминающее свадебное, но попроще.
всё обрастает деталями тем больше, чем я разглядываю всё кругом. а потом я слышу чужие мольбы; этот голос настолько болезненно взывает ко мне, зовёт меня по имени, звучит настолько страдательно, что сердце невольно отзывается своей болью в ответ на чужую. что происходит? я делаю несколько шагов вперёд по ступенькам; к алтарю, на котором стоит открытый гроб и над которым склонился безутешный. почему я оказалась здесь? и кто они?..

сознание постепенно заполняется всё большими воспоминаниями (?), отвечая на все мои вопросы и при том вызывая новые. я уверена, что не знала ничего этого, но при том чувствую, что прожила это. парень, что сидит над телом, безумно напоминает мне сиэля фантомхайва. нет-нет, это он и есть; граф фантомхайв, и между тем парень-агент, с которым я познакомилась в поезде. прикладываю руку к груди, сжимая ткань на ней, а затем случайно задеваю неприятный рубец на своей шее. длинный, большой, который вызывает у меня чувство отторжения. это не моё! кричит всё нутро, но при том я ощущаю некое спокойствие, смотря на графа. удовлетворённость собственным решением. каким?
я ещё не знаю, не уверена, но сердце рвётся вперёд, а вместе с ним и тело. я приземляюсь на колени рядом с сиэлем, обхватываю его лицо двумя руками и сцеловываю блестящие слёзы, застывшие в уголках его глаз. - прошу тебя, не плачь, - я говорю это, но в то же время создаётся ощущение, что это говорит кто-то за меня. почему я делаю всё это? почему я так волнуюсь за него? глажу его волосы мягко, нежно, стараясь утешить, а затем прижимаю поближе к себе. - оставь всю боль прямо здесь и живи, найди своё счастье, - утыкаюсь лицом в его шею, неожиданно для себя вдыхая его запах поглубже. и испытывая при этом очень уютное, очень нужное чувство. - я хочу верить, что боролась за это. за твою улыбку, - отодвигаюсь, чтобы аккуратно коснуться кончиками пальцев уголки его губ. я не понимаю, что он сам испытывает в этот момент - смятение, непонимание, а может даже и испуг?
оборачиваюсь через плечо, чтобы наконец в полной мере осознать - здесь меня две. одна уже не дышит, а вторая вполне себе жива. или то лишь призрак? как вообще такое возможно? я ведь родилась в двадцать первом веке, я ведь совсем недавно была на крыше, я ведь вдохнула неизвестное вещество. наверняка, это всё галлюцинации? так почему всё ощущается настолько реально? например, его ответное прикосновение: то, как крепко он прижимает меня к себе, словно боясь отпустить снова. и я сама не хочу того! хочу остаться здесь, с ним...

моргаю несколько раз, различая перед собой всё то же лицо - фантомхайв. немного другая одежда, немного другое место, но ощущения всё ещё остались теми же. я чувствую слёзы в своих глазах и тяжесть на сердце. но быть в его руках ощущается правильным, словно так нам и суждено. обнимаю его двумя руками как-то бездумно, утыкаюсь лицом в его шею и чуть всхлипываю. - пожалуйста, не страдай больше. не плачь. - я не смогу больше смотреть на это, я не смогу больше испытывать эту боль. она слишком невыносима, но наверняка и нужна, чтобы помнить обо всех чувствах. - пожалуйста, - заглядываю в его глаза, полные непонимания и смятения, и касаюсь уголка его губ, желая увидеть улыбку. но не знаю как... чувствую, как сама вновь уплываю в темноту.

[nick]elizabeth spencer[/nick][icon]https://i.imgur.com/PvKu1O0.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет спенсер</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">make me feel again</div>[/lz]

+1

13

Лиззи говорит мне «живи» чуть слышно, с надрывом, борясь с подступающей смертью. Лиззи тянет ко мне окровавленную ручку и я прижимаю ту к своей щеке, целую в ладонь. Она еще теплая, она еще живая, но я уже чувствую эту пустоту, подступающую ко мне со спины, ощущаю дыхание. Все обернулось наихудшим из возможных образом и теперь я неизбежно теряю ее, а ведь так хотел быть рядом.
— Без тебя мне не найти счастье... — выдавливаю очевидные слова, зажмуриваясь.
Как можно даже думать о чем-то подобном? Не получится просто позабыть о пережитом, отринуть воспоминания о ней самой и продолжать жить, если она сама и была смыслом для жизни. Можно двигаться вперед по инерции, можно цепляться за долг и обязанности, но уж точно не испытывать счастье. Я не надеялся на это ни в день гибели свое возлюбленной, ни в день ее похорон, ни после... до самой новой встречи.

Да, инерция... Сознание проясняется как-то рывком, точно также, как и покинуло меня, и я замечаю кое-что страшное, кое-что неправильное: Элизабет, вполне живая и реальная, бросилась к краю крыши как будто в необъяснимом порыве догнать кого-то. Моя Элизабет, чьей повторной гибели я просто не перенесу. Ведь даже бессмертные могут сходить с ума, правда?
— Нет, стой!
Я перехватываю ее за запястье, рывком разворачиваю и прижимаю к себе. Наверное, со стороны могло показаться, что мы танцуем и уж лучше бы так. Объятие получается крепкое, отчаянное даже, ведь я не уверен как она отреагирует, учитывая одурманенность. К счастью, девушка не вырывается и даже льнет ближе, прячет лицо где-то в воротнике моей рубашки. Это заставляет сердце, едва-едва отошедшее от миража, застучать с новой силой. Вдруг она вспомнит? Вдруг она сейчас поднимет глаза и назовет меня своим женихом? Глупая-глупая надежда, но...
Речь заходит о страданиях и кто-то посторонний мог бы этого не понять, мог бы счесть за продолжение бреда, вот только я не посторонний и у меня есть догадки. Рука, которой я сжимаю ее талию, чуть вздрагивает, пальцы впиваются в ткань платья. То самое красивое и, пожалуй, что откровенное платье, которое ей так шло... Не думал, что посмею прикоснуться, а теперь прижимаю к себе крепче, еще крепче, пока между нами не остается даже воздуха. Мы встречаемся глазами и я отмечаю узнавание в глазах напротив, тянусь вперед, отчаянно молясь, чтобы момент не заканчивался.
— Лиззи, — зову ее тем самым именем из прошлого и даже успеваю заполучить легкий поцелуй в уголок губ прежде, чем все обрывается.
То, как она обмякает в моих руках, наверное, тоже похоже на танец или на сцену из фильма, вот только сейчас мне нет никакого дела до красоты. Да и нет смысла задаваться вопросом о том, что именно произошло: наверняка разум оказался перегружен образами и воспоминаниями. Я даже не смею надеяться, что после пробуждения те сохранятся, ведь... это будет жестоко? Мне вовсе не хочется, чтобы Элизабет страдала из-за ужасной кончины в прошлой жизни или из-за размышлений о моей одинокой вечности. Нет, если когда-то я и надеялся, что она вернется ко мне, то точно не так.
Бережно укладываю златовласую головку себе на плечо и подхватываю девушку на руки. Долгое мгновение я просто стою, наслаждаясь ее близостью, запахом, весом ее тела; прикасаюсь губами к макушке, зарываюсь в нее носом. К сожалению, крыша не слишком подходит для чего-то подобного: нас могут заметить снизу, да и рисковать драгоценной жизнью моей любимой из-за возможной потери равновесия вовсе не хочется. Приходится двинуться в сторону выхода, а после и вниз по лестнице. к ближайшей комнатке, где ее можно было бы уложить. Так уж выходит... что это моя спальня, потому что пусть я часто бываю в этом доме, но соваться за запертые двери не считаю правильным. Здесь же вполне уютно и достаточно прибрано. Надеюсь, она не станет возражать и не найдет намеков там, где их нет.
Я укладываю девушку на заправленную постель и набрасываю сверху теплый уютный плед, сам же присаживаюсь рядом, беру за руку. Черт возьми, как же это приятно — просто быть рядом. Непрошенная ассоциация с сидением у гроба приходит и исчезает, а я трогаю губами тонкие пальчики. Моя единственная, моя неповторимая, моя Лиззи...

[nick]Ciel Phantomhive[/nick][status]thirty lives[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/3/t730029.jpg[/icon][lz]<a class="lzname"> сиэль фантомхайв </a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">Good morning my love. It's been a while since we have talked, you have grown.</div>[/lz]

0

14

я выныриваю из одного сна в другой, и обратно; есть ли хоть в одном из этих мест реальность? или же третье место, куда я попадаю, то самое? все кругом танцуют в пышных платьях, которые совсем не похожи на те, к которым я привыкла. всё лоснится из-за вычурности, да и ощущение чрезмерного изящества не покидает меня. и всё же... отчего-то это всё мне нравится, напоминает какие-то сказочные истории, правда.
но это ведь точно сон! не может же быть такого, чтобы всё кругом было правдой. вздрагиваю, когда моих пальцев неожиданно касаются, а потом чуть сжимают; сердце начинает биться быстрее само по себе, а дыхание перехватывает. что за?.. ведь я должна быть возмущена такой грубостью! поворачиваю голову через плечо, чтобы встретиться взглядами с сиэлем. почему я вдруг так смущаюсь из-за этого? и при том - счастлива, словно это то единственное, чего я могу желать.
- что, если кто-то увидит? - говорю я с лёгким смешком, когда он склоняется ближе к моему лицу и едва касается моих губ. положено ли вообще делать что-то такое делать публично? всё-таки это место... оно какое-то слишком особенное. боже, с чего бы я вообще волнуюсь об этом? тем более, это всего-лишь сон... но почему я хочу большего с сиэлем? почему мне недостаточно лишь лёгкого соприкосновения губ? сжимаю его ладонь в своей, мягко улыбаясь из-за наслаждения моментом. странное ощущение, непривычное, да ещё и с этим парнем... я совершенно теряю нить с реальностью. и может я не то что бы против? наблюдаю за тем, как сиэль приподнимает мою ладонь и склоняется чуть ниже, чтобы коснуться её поцелуем.

а потом эта сцена исчезает. но я чувствую тепло от прикосновения, и будто бы отпечаток губ на моей ладони. чуть поворачиваю голову, недовольно морщась из-за боли, отозвавшейся где-то глубоко в черепе. - сиэль?.. - я в конце запуталась в том, что вообще происходит, чёрт подери! всё бывшее недавно кажется настолько странным, настолько неуместным, что уже и не понимаю, как быть. что за бредни мне снятся? ведь самое страшное - этот парень снился мне и раньше, это не началось из-за этого дурацкого газа. неужели мне стоит его воспринимать, как свою судьбу? закрываю своё лицо двумя руками, резко выдыхая воздух.
- ты тоже это видел? ты тоже видел меня в этом дурмане? - неловкий какой вопрос, это всё так по дурацки. боюсь даже представить, как он отреагирует на подобные вопросы, но ещё стремнее только попытки вызнать больше о прошлом. как бы он не начал издеваться надо мной из-за этого, но у меня действительно такое ощущение, что я схожу с ума. и мне хочется понимать, что это не так! или что хотя бы я не одна такая.
- и ещё... я видела тебя во снах и раньше. это же полный бред! почему я видела тебя, даже не зная? почему? - всё же открываю глаза, чтобы взглянуть на него, оценить реакцию. так он хотя бы не сможет скрыть, если действительно видел что-то подобное? хотя об этом, должно быть, сложно говорить. резко поднимаюсь в постели, понимая, какие сейчас ему могут прийти мысли в голову! хватаюсь за голову, коротко матерясь; не стоило вставать настолько поспешно. - и только попробуй что-то сказать о том, что это из-за того, что я влюбилась в тебя или что-то такое... - серьёзно смотрю на него, затем окидывая комнату взглядом. только сейчас у меня появляется вопрос: где я вообще нахожусь?
- дети в порядке? - спрашиваю с запозданием, опасаясь ещё большего наказания, чем уже есть, когда все узнают, как сильно я облажалась. почему всё настолько из рук вон плохо? - и где мы? думаю, хозяева не обрадуются, если узнают, что я пролеживаю в их доме... - замечаю взглядом чемодан неподалёку от шкафа, висящий на стуле пиджак, и записную книжку на комоде. здесь всё выглядит так, словно здесь никто и не живёт, или лишь короткий период времени. ответ приходит на ум как-то сам: - это твоя комната? - прищуриваюсь, позволяя себе легонько посмеяться. - ты даже уложил меня в свою кровать... должна ли я это воспринимать как намёк? - облокачиваюсь одной рукой на его колено, чтобы приблизиться к его лицу. почему бы и мне совсем немного не поиздеваться над ним? но только выдержки не хватает и я начинаю смеяться. - не удержалась.

[nick]elizabeth spencer[/nick][icon]https://i.imgur.com/PvKu1O0.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет спенсер</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">make me feel again</div>[/lz]

+1

15

Дети, которых я почти пинками согнал с крыши, встретили меня ошарашенными взглядами, стоило толкнуть дверь и тоже оказаться на лестнице с Элизабет на руках. Не ожидали, что их игрища приведут к такому результату? А стоило бы быть умнее. Теперь же остается только понадеяться, что в будущем они станут осмотрительнее.
— Что с няней? — лепечет девочка, прижав ручки к груди и глядя на меня огромными щенячьими глазами.
— Няне плохо, — отвечаю я, не собираясь приукрашивать действительность. — Няня отравилась газом, который вы разбили.
Я начинаю спускаться по лестнице еще до того, как младший мальчишка открывает рот, чтобы сообщить о своей непричастности. Кто там из них и насколько причастен пусть разбираются сами, мне нет дела.

Элизабет такая тихая и такая спокойная в моих руках, совсем не в пример обычной себе. Она лишь шепчет растерянно:
— Что, если кто-то увидит? — когда я беру ее за руку и целую пальцы.
Это очень трогательно. Может от того, что такой она была в нашем общем потерянном прошлом? Я улыбаюсь, но ничего не отвечаю. Наверняка девушка видит сейчас сон и все равно не услышит мой голос.

Время говорить приходит чуть позже, когда она открывает глаза и начинает задавать вопросы; и хотя я догадывался о том, что именно Лиззи может видеть в своих видениях, получить тому дополнительное подтверждение приятно. Немного неловко, но все-таки очень приятно.
- Да, я тоже тебя видел... — выдаю раньше, чем успеваю подумать.
В конце концов, что еще тут можно сказать? Мы были связаны в прошлой жизни неразрывными узами, да и теперь связаны тоже. Ведь именно ее я ждал столько лет, хоть и пытался убежать от этого факта. Без нее моя жизнь никогда не пойдет своим чередом, никогда не оборвется, но не в этом главная причина, нет, все куда проще и сложнее одновременно — мне нужна только она одна.
— И уж если бы ты в меня влюбилась, то я, очевидно, тоже, — стараюсь улыбнуться и разрядить обстановку, ведь мне нечем ответить на вопрос о причинах моего появления в ее снах.
Мне даже хотелось бы, чтобы она полюбила меня... Отчасти... Однажды. Я сбежал от этой мысли, когда мы только встретились в поезде, но за минувшее время уже осознал обреченность этих попыток.

К сожалению, дальше тема любви не развивается. Элизабет проявляет ответственность в тот момент, когда я совсем не жду, когда сам оказался куда более беспечен. Я настолько волновался за нее, настолько сосредоточился на ее состоянии, что и думать забыл о детях, устроивших всю заварушку. Могли ли они натворить что-то еще после того, как избавились от няньки? Не исключено, но на деле я, конечно, надеюсь на какую-никакую сознательность и их самих, и персонала. Я точно видел дворецкого, спешившего по лестнице на крышу, когда спускался...
— Дети не пострадали в отличие от тебя. Я оставил их на площадке под крышей, но не знаю что они стали делать дальше. Даже если убились.. не позволю свалить это на тебя, — вздыхаю и покачиваю головой.
Вообще, если хорошенько подумать, виной всему произошедшему — я сам и моя потерянная запонка. Не привлек бы ее внимание — не заставил бы следовать за собой; не потерял бы запонку — не вынудил бы отлучиться так надолго. Ну что же, урок мне и хорошо, что без особо серьезных последствий, ведь девушка даже шутит и язвит как раньше, а значит чувствует себя отлично вопреки моим опасениям.
Это, правда, не мешает мне смутиться, когда маленькая ладошка ложится на мое колено; равно как не мешает и ушам заалеть из-за прозвучавшего предположения. Вот я так и знал, что без похабных мыслей не обойдется! Откуда только были предыдущие, возвышенные о любви?
— А тебе бы хотелось, чтобы это было намеком? — задаю вопрос тон в тон, ответно подаваясь вперед.
Надеюсь, у меня получается звучать достаточно шутливо, потому что секунду спустя девушка разражается смехом и тем самым вызывает мою собственную улыбку.
— У тебя красивый смех, — отмечаю я, когда тот сходит на «нет». — Как ты себя чувствуешь? Не нужен врач? Ты чуть не сиганула самоубийственно с крыши...
Не знаю зачем добавляю последнее. Может это отголоски страха клокочут в груди?

[nick]Ciel Phantomhive[/nick][status]thirty lives[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/3/t730029.jpg[/icon][lz]<a class="lzname"> сиэль фантомхайв </a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">Good morning my love. It's been a while since we have talked, you have grown.</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (27.09.22 18:19:33)

0

16

так значит, я не схожу с ума? так значит, он тоже успел увидеть меня во снах, тоже успел усомниться в здравии своего рассудка? в конце концов, почему он видит во сне некую девушку, да ещё и не один раз, а потом узнаёт её в реальной жизни. ведь наверняка его преследуют те же вопросы! если только... он не говорит о том, что видел меня лишь сейчас, когда мы оба отравились неизвестным газом? тогда это менее странно, и едва ли вызывает такие вопросы. мы же в этот момент оказались рядом, так что это вполне может служить ответом для него. но не для меня.
- что ты видел сейчас? и что ты видел во снах? или... или во снах ты меня не видел? - прикусываю губу с силой, стараясь не смотреть на него от слова совсем. наверняка это странный разговор, и уж наверняка он не приведет к чему-то особенному, но я хочу. он - единственный, с кем я вообще могу это обсудить, потому что именно его лицо я вижу каждый раз! а может я просто додумываю его образ?.. - просто мне снится что-то странное, будто оно относится к другому времени... и почему-то трагическое, всегда трагическое, - мне иногда не хватает серьезности, но только не прямо в этот момент. возможно, грусть, что томилась в моём сердце долгое время после предыдущего видения вновь отыскала своё место. - хотя сейчас мне снилось кое-что может даже слишком сладкое, - неожиданно для себя краснею, вспоминая, как парень коротко коснулся моих губ. во сне, элизабет! во сне! с чего это вообще должно меня смущать? но просто... что, если мы оба действительно влюблены? дурацкая абсолютно мысль, но я всё равно поворачиваю голову в сторону парня, когда он говорит об этом. он несерьёзен, конечно, да и с чего бы?

к сожалению, про детей, за которых меня оставили ответственной, забыть надолго не получается. моя голова хоть и гудит, но не хватало ещё только получить нечто похуже наказания, которое уже сейчас есть. наверняка ведь кражу газа детишками повесят на меня, и будут не так далеко от истины, ведь я по собственному желанию рванула вслед за фантомхайвом и оставила их совершенно одних. стискиваю свои волосы пальцами, уже как-то заранее настраиваясь к очередной серьёзной беседе со своим дядей. о боже, мне очень хочется сейчас кого-нибудь стукнуть и лишь слова сиэля немного успокаивают меня, но на короткий промежуток времени. ведь эти дети чёрт знает где, конечно же! - боюсь, тут уже будет достаточно и того, что они украли из родительского кабинета эту штуку. но спасибо, - искренне проговариваю слова благодарности, потому что... между нами словно установилось что-то, доныне незнакомое. и возможно даже нам обоим? - ты сможешь попросить кого-то из слуг проведать их, последить за ними?
по крайней мере, на мой шуточный подкат отвечают взаимностью, а не отталкивают. это довольно приятно, и отчего-то заставляет думать о большем. что, если мы сейчас поцелуемся? что, если я исполню своё желание о большем, возникшее ещё во сне? немного неловко, да, но в целом - кто нам может помешать? разве что, хозяева этого дома и моя необходимость подрабатывать нянькой. атмосфера быстро меняется; вот сначала следует комплимент, который как бы подводит меня к фразе "хочешь ли ты поцеловать меня?", а затем всё исчезает за более важными вопросами и словами.
- думаю, что я уже в порядке, раз даже позволяю себе шутить, - говорю почти с уверенностью; всё-таки в голове всё ещё творится настоящая буря, да и легкая тошнота сохраняется. но это ничего, мелочи, как мне кажется. - мне бывало гораздо хуже после тренировок, так что это быстро пройдет. - хотя, я ведь даже пыталась сигануть с крыши? интересно всё получается. это попытка суицида? едва ли, просто я была не в себе. что могло произойти во сне, из-за чего я могла пойти резко в сторону края крыши? надеюсь, что он и так понимает, что я не сделала это специально, но всё равно очень скоро пытаюсь развеять это сомнение. - я не пыталась убить себя! не подумай... просто я шла к тебе в этом сне, мне так сильно хотелось утешить тебя, - почему я настолько откровенна? прикрываю свой рот, а затем опускаю ладонь на свою шею, не обнаруживая там (конечно же) никакого рубца. так странно, но это помнится очень ярко. - в общем, наверное я просто пошла не туда, хотя сама о том не подозревала. не хочу я убивать себя только из-за того, что у меня не срастается с агентской карьерой. - усмехаюсь легонько, стараясь перевести тему в совершенно другое русло.

[nick]elizabeth spencer[/nick][icon]https://i.imgur.com/PvKu1O0.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет спенсер</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">make me feel again</div>[/lz]

+1

17

Воспоминания о прошлом всегда рядом со мной, достаточно лишь нырнуть поглубже, открыть сердце. Эти воспоминания и грустные, и радостные, и болезненные, и такие, что почти заставляют остановиться сердце; но я берегу каждое, опасаясь упустить из своей памяти. Они и без того уже не слишком четкие. Я едва ли помню запах моей Лиззи или цвет ее волос, лишь думаю, что помню, а немногочисленные фотографии ведь совсем не могут этого передать. Сейчас я узнаю все детали заново, сравниваю мысленно, отмечаю так или не так, и это приятно тоже, по-особенному.
Я никогда не думал, что она тоже может что-то вспоминать. Как это вообще работает, как переродившаяся душа может видеть сны о своем прошлом, о людях, которых знала когда-то? Хотелось бы мне отыскать хоть одного жнеца, чтобы распросить, но в нынешнее время это в разы сложнее, чем прежде. То ли они стали больше похожи на людей, то ли просто предпочитают не попадаться на глаза проклятому.
В любом случае, ответов у меня нет, а с меня их спрашивают; и неясно стоит ли лгать. Я точно не могу сообщить о своем возрасте: это будет не просто шоком, это будет похоже на помешательство. Особенно если добавить, что мы были знакомы, помолвлены и она умерла у меня на руках, по моей вине. Тогда что же? Видимо, стоит начать с малого:
— Я вижу смерть, — говорю откровенно, с трудом умолчивая о том, что это ее смерть. — В этот раз тоже...
Отвожу глаза в сторону, стараясь не выдавать своих чувств. Наверное, мы оба сейчас избегаем взглядов друг друга и оно к лучшему. Жаль, что этот разговор идет именно в таком русле, но мне действительно очень редко снится что-то хорошее: ни наших прогулок вдвоем, ни совместных танцев, ни чаепитий; только опасность, только надвигающаяся гибель.
— Ты... веришь в перерождения? Никогда не думала, что это могут быть видения о прошлой жизни? — уточняю аккуратно.
Мне очень страшно сказать что-то не то, дать ей подумать, будто я и сам перерождался, обмануть тем самым ее доверие, потому стараюсь обходиться обтекаемыми фразами, просто натолкнуть на мысль. Ведь не будет же ничего странного, если она сама решит покапаться в старых хрониках и отыщет пару сохранившихся фотографий? Как не будет и странным, если узнает на них себя, а может даже и меня, а может даже и какие-то события, которые ей снятся. Все станет сложнее, сохранять свое инкогнито будет сложнее, но я отчасти готов пойти на риск, если в будущем имею хоть малейший шанс получить за то вознаграждение.

Дальше разговор уходит к детям и мне приходится поднять трубку стационарного телефона, чтобы позвонить слугам и попросить последить за сорванцами. Довольно удобно, не в пример прошлому, когда приходилось звонить в колокольчик, а потом мучительно долго ждать явится ли кто-то.
Это должно успокоить Элизабет? Хотя бы немного... По крайней мере, она находит в себе силы продолжать разговор и даже улыбается мне так, будто из самого неугодного лица я вдруг превратился для нее... если не в друга, то в союзника. Приятно быть ее союзником, равно как и знать, что никаких мыслей о суициде не было в помине.
— Я рад, что это так, — улыбаюсь ей и неосознанно протягиваю руку, касаюсь ладони девушки, которую она поднесла к шее. — Спасибо, что пыталась утешить меня.
Мне знаком этот жест... В прошлом именно на этом месте была рана, лишившая ее жизни... Именно таким же жестом она прикоснулась к той, а после посмотрела на меня со смесью смятения. Неужели помнит и сейчас? Если так, то это ужасно.
Я сглатываю, возможно излишне шумно, и сжимаю губы, а после берусь крепче за ее ладонь и тяну от шеи прочь. Мне хочется убедиться, что там ничего такого нет.
— И у тебя все срастется с карьерой, вот увидишь. Сегодня ты была очень находчивой, — улыбаюсь через силу, одновременно прикипая взглядом к светлой коже ее шеи и к красивому разлету ключиц.

[nick]Ciel Phantomhive[/nick][status]thirty lives[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/3/t730029.jpg[/icon][lz]<a class="lzname"> сиэль фантомхайв </a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">Good morning my love. It's been a while since we have talked, you have grown.</div>[/lz]

0

18

если он тоже видит меня, и в тех снах всегда происходит смерть, то выходит наши картинки действительно похожи? может ли это что-то значить? о, если и да, то ничего хорошего. немного странно думать об этом даже... да и зачем? он ведь не сказал о том, что видит именно мою смерть? что, если в его снах всё развивается совершенно по другому? что, если там вообще выживаем мы оба? потираю ладони между собой, разглядывая их в нерешительности. и что теперь делать? стоит ли продолжать допрос после таких заявлений, стоит ли опасаться того, что будет дальше? вдруг его ответы лишь посеют больше сомнения, так стоит ли нарываться? но одно я могу спросить совершенно точно: - как ты думаешь, это может что-то значить? - ведь неспроста же всё это происходит именно с нами, ведь неспроста же мы столкнулись при таких дурацких обстоятельствах в поезде. и он ведь даже чуть не погиб! хоть это и совершенно не было похоже на то, как обстояли дела во снах... - не просто же так мы снились друг другу, а потом встретились случайно, оказались в одной организации, - разве вообще бывают такие совпадения? это очень странно.
и его предположение неожиданно даже звучит разумным в каком-то смысле. сны о прошлой жизни показались бы мне сущим бредом в другое время, возможно я бы даже пыталась это отрицать, но сейчас... как ещё это всё можно объяснить? - я никогда не верила в подобное, но я понятий не имею, как ещё это объяснить. - и кем мы тогда были друг для друга в прошлой жизни? потому что мои чувства, мои эмоции в этих снах всегда очень... очень романтичные даже, несмотря на всю трагедию. неужели я могла любить его в прошлой жизни? да и так ли уж то удивительно? но что по поводу его отношения? он плакал рядом с моим гробом, я чётко видела страдания в его глазах, но означает ли это любовь? глупые рассуждения какие-то.
потираю своё лицо ладонью, поднимаю взгляд на парня с лёгкой улыбкой. - после нашего знакомства, кстати, я почти не видела таких снов. а ты? - может нам стоит чаще быть вместе и тогда всё вообще пропадет? странно предлагать такое самой. но зато нам обоим может стать действительно легче... ведь я просыпаюсь всякий раз с тяжестью на сердце, с желанием кого-то обнять, с желанием выплакаться, но никогда не могу.

и если нам видится одно и то же, то я могу себе представить, насколько это может быть мучительно. слежу за тем, как парень подносит свою ладонь к моему запястью, словно хочет убрать руку подальше от шеи. видел ли он те же сцены сейчас, или всё-таки другие? знает ли он о том рубце, что я была удивлена обнаружить? - я не настолько бесчувственная, чтобы не утешить человека в горе, - стараюсь говорить более бодро, чтобы не акцентировать внимание на его прикосновении или его возможном значении. всё-таки вряд ли этот разговор доставляет нам удовольствие. хотя прикосновение и кажется приятным, а может во мне всё ещё живёт отголосок романтичных чувств из мира грез.
мой взгляд наконец фокусируется на парне, что почему-то смотрит на мою грудь. конечно, декольте я подбирала не самое глубокое, но разглядеть очертания всё-таки можно. и может даже не только очертания! - хэй, как посмотрю тебе даже слишком нравится моё платье. вернее то, что оно открывает? - склоняюсь чуть ниже, чтобы поймать его взгляд. больше я, конечно, хочу поиздеваться над ним, а всерьёз злиться из-за этого не намерена. - я понимаю, что есть потребности, да и я вовсе не дурна собой, но настолько откровенно? - смеюсь легонько, а после щёлкаю по кончику его носа. - ах, господин фантомхайв, я была о вас лучшего мнения. кажется, нужно бежать, - опускаю ноги на пол и пытаюсь подняться, но всё неожиданно плывёт перед глазами и я удерживаюсь за первое, что попадается под рукой; а именно - за сиэля. вернее уж, он ловит меня в свои объятия и я даже вздрагиваю от того, насколько это оказывается приятно. точно сны оказывают на меня такое влияние. - всё немного сквернее, чем я думала. - поднимаю на него взгляд и присаживаюсь обратно на постель. - видимо, сама судьба намекает, что нужно подольше побыть с тобой.

[nick]elizabeth spencer[/nick][icon]https://i.imgur.com/PvKu1O0.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет спенсер</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">make me feel again</div>[/lz]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » fortress


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно