ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » What is it your real life? [devil may cry]


What is it your real life? [devil may cry]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">Crossfade - Cold</span>

<span class="data">какое то место / через пару месяцев после возвращения дедов</span>

<div class="episodepic"><img src="http://images6.fanpop.com/image/photos/42900000/vergil-and-nero-vergil-42968277-2048-1152.jpg">
</div>

<p>
What is it your real life?
<span>
vergil, nero
</span></p>
</div>

Как объяснить полудемону, что реальный мир интересный? Достаточно просто вывести его в центр города, забитого народом до самого отвала. Главное держать его как можно ближе, а то рискуешь вызвать judgment cut.
</div>[/html]

+3

2

За пару недель пребывания в мире людей чрезмерный поток новых впечатлений вызывали противоречивый спектр эмоций, выливающийся в желание то ли спрыгнуть обратно в Ад, то ли выбросить в портал любой раздражитель спокойствия, что появляется на горизонте. Вергилий, словно дикий кот, которого прикормили к старости лет, вальяжно и гордо прогуливался по территории как по своей собственной, но при любом громком звуке молниеносно скрывался из виду. И никакие попытки справиться с подобной отчужденностью не венчались успехом. Старые привычки не позволяли поддаться слишком непривычному спокойствию вокруг, панически крича о том, что так быть попросту не может. За углом всегда скрывается опасность. И с подобными инстинктами приходилось по-настоящему драться за возможность дать собственным желаниям верх.

Впрочем, обстановка не оказалось той, за которую поистине хотелось сражаться с собственным дискомфортом. Это скорее было то, что только больше его добавляло. Беспорядок — основная составляющая офиса, царящая в каждом его сантиметре разбросанными вещами, пылью, пустыми коробками еды быстрого приготовления, периодическим отсутствием воды и света. И Вергилий, который в Аду и бровью не повел, пересекая реку плескающейся тягучей крови, демонических останков и невесть чего ещё по колено, высказывал свое полное отвращения «фи» на свисающую по углам паутину, который спокойно отдыхал под открытым небом, прислоняясь спиной к холодным земляным наростам, что напоминали скорее скелет огромного чудовища, нежели камни, постоянно воротил нос на мятое постельное белье. Оно, в общем-то, было ему не нужным — спал он мало и очень чутко на диване в холле или сбегал на крыши домов к успокаивающей прохладе, когда слишком шумные улицы успокаивались и завораживающе мерцали редкими огнями во тьме. Времяпровождение тоже не особо помогало влиться в новый ритм жизни. Он не горел особым энтузиазмом гоняться за слабейшими демонами, беззащитно ошивающимися в закоулках ничего не подозревающего города. Тупое махание мечом не утолит жажду крови, а спарринг с братом был невозможен из-за последующих за ним разрушений. Вот и приходилось развлекать себя теми немногими книгами, что получилось откопать в этом свинарнике: были и по-настоящему занимательные — такие же трофеи с многочисленных приключений, как и воткнутое в черепа оружие. И последним пунктом недовольства была еда. От запаха пиццы или острых бутербродов уже тошнило. А то, с какой скоростью Данте впихивал в себя эту тяжёлую пишу, рвотных рефлексов только прибавлялось. Но сегодня в светлой голове охотника на демонов зародилась очередная гениальная мысль, которая по очередной выверенной траектории скатилась к черту. И так невовремя в офис решил заглянуть гость, которого с дверей встретил металлический лязг, звон битой посуды и скрип падающей сломавшейся мебели.

Когда тот нашел источник громких звуков, то ему открылся всеобъемлющий хаос заполняющий всю комнату, словно свидетельствуя о сдетонировавшей бомбе. По полностью заляпанным стенам стекало нечто темное, похожее больше на ошметки взорвавшегося некогда живого существа. Книга, ровно так же пострадавшая от вязких брызг, была прибита входящим ровно по центру места склейки листов Ребеллионом. На опаленных по краям страницах можно было разглядеть где-то размазанный текст и пояснительные картинки с коричневой кляксой прямо на забавной детской иллюстрацией, изображающей свинку с сковородой. Это оказалась книга кулинарных рецептов и, очевидно, довольно сомнительная, что все же не выдержала и соскользнула вниз, на кухонную тумбу, развалившись на две части корешком вверх. На поломанную мебель и оторванную дверцу вообще было больно смотреть. А в самом центре комнаты блеснула темно-синяя вспышка, полностью растворяясь в воздухе. И рядом стоял Вергилий по локоть в отходах продуктовой жизнедеятельности, но благодаря какому-то пижонскому навыку оставшийся не замызганным полностью и поэтому особо выделяющийся в творящемся вокруг разгроме. На лице замешательство сменялось сконцентрированным размышлением, словно он ошибся в расчетах и провалил научный эксперимент, а не вместе с братом разнес кухню в попытке приготовить макароны. На руках же осталось то, что должно было быть когда-то сыром, пока не спалилась до состояния обгорелого темного нечто. Полудемон поднес ладонь к носу, принюхался, с отвращением наморщился, попробовал, ещё раз наморщился, достоверно заключая, что их попытка полностью провалилась, и только потом обратил внимание на стремительно влетевшего в комнату парнишку с такими же белыми волосами как и у него. Неро явно не вовремя решил навести свою новоиспеченную «семью» и, похоже, ожидал увидеть дерущихся в очередной раз близнецов.

— Если ты ищешь Данте, то придется подождать — он отошел.
Под «отошел» подразумевалось «с полыхающей кастрюлей в руках суматошно нырнул в услужливо открытый Вергилием портал, дабы не сжечь полностью офис». Куда или кому это счастье привалит один лишь Дьявол знал. Возможно, драться с плитой оказалось не лучшей идеей. Но если один из братьев был оболтусом, получающий удовольствие от легкомысленных выходок, то второй попросту отвык от бытовых аспектов жизни и не понимал, как нужно справляться со всеми навалившимися на него нововведениями, что, впрочем, не мешало сохранять беспрестанный вид абсолютной адекватности происходящего. И когда этот спардовский идиотизм умножался на два, то окружение стремительно разрушалось.

+2

3

Казалось, что жизнь должна была измениться в тот день, когда Неро узнал имя своего отца. Всё свидетельствовало о том, если верить всяким фильмам, что сейчас-то вот он заживёт. Сразу поймёт радость быть нужным, оценит какого это иметь настоящего родителя и почувствует всю лобовь с одного лишь взгляда. Ага. Как же. Как только охотник узнал, что именно его отец стоял за оторванной рукой, то тут же почувствовал странное желание оторвать своей родителю детородный орган и, подобно Зевсу, выкинуть тот куда-то в море. Во-первых, этот мудак был крайне спорной личностью, пытавшейся уничтожить мир и не один раз. Если верить рассказам Леди, то Вергилий с Данте вечно сходились в сражении как раз из-за взгляда на существование. Нет, ну ещё они просто были идиотами, которые не знали, что проблемы надо решать словами… Но это уже другая тема. Во-вторых, учитывая, что он отправил собственного сына в кому на несколько недель, а потом ещё и пришёл чтобы вновь использовать в своих личных целях. Классно, да? Если именно это и подразумевали под словами «биологический отец», то Неро особо не хотел бы знать его имя ещё примерно столько же времени. Кстати, ещё был пункт три. Получить по лицу от него, когда ты действительно хотел помочь – не самое приятное воспоминание. Согревало мысль только то, что он таки ввалил этому «крутому» пару раз с меча прямо под рёбра. Теперь у них с братом было ещё кое-что общее, Неро протыкал их двоих.

Но всё же колесо было не повернуть назад. Отец был, и ты должен с ним смириться. Эту мысль подкрепляла ещё и Кирие, которая, как только парочка полудемонов вернулась в мир, начала требовать, чтобы он всё же навестил их. И если встреча с Данте была для него чем-то вроде чего-то логичного, то вот Вергилий совсем другое дело. И вовсе не из-за перечисленных выше причин. Просто… Это странно? Поймите правильно, будучи ребёнком из приёмной семьи, Неро действительно представлял, как будет выглядеть встреча с настоящими родителями. Это было что-то вроде красивой истории, действительно как в фильме. Там они поймут друг друга, улыбнуться и пойдут вместе отдыхать в какой-нибудь парк аттракционов. Радоваться сладкой вате и просто наслаждаться общением. Как только парень начал расти, то всё это уже начало омрачаться, терять смысл и он уже даже смирился с тем, что это абсолютно не важно. А теперь… Теперь у него действительно был родной человек? И… как? Что делать?

Он долгое время сидел около офиса Данте, просто откинувшись на лавку. Смотрел на проплывающие мимо облака и пытался хоть что-то придумать. Как зайти, что сказать и вообще объяснить свои намерения. Ты же не мог просто высказать ему, что один очень плотный каблук давит тебе на темечко, заставляя общаться с ним? Мужчины так не делают, тем более это же отец! Отец… В его голове опять начали всплывать образы, которые ассоциировались с этим словом. Вергилий явно не мог с ними сражаться. Как минимум, потому что выглядел, как какой-то хипстер. Ну а про отсутствие какой-либо житейской мудрости и вспоминать не хочется. Что такой как он мог рассказать сиротам? Что в аду вообще живётся хуже и он за еду буквально дрался с толпой демонов? Ладно… На деда Вергилий всё же действительно мог вытянуть, но на родителя…. С натяжкой.

Неро слегка взболтал остатки кофе в стаканчике, быстро опрокидывая в себя содержимое и поднялся со скамьи, подтягивая следом пакет. Кирие передала им немного еды, а он купил себе то, что явно поможет ему вытерпеть компанию старпёров какое-то время. Энергетик, новые наушники и несколько упаковок кофе. Минимум на одни сутки он был готов к тому, что демоны могут плакать. А ведь, если судить по запаху во всём офисе, они действительно могли. Звуки, которые доносились из кухни уже не радовали парня. Если бы он сидел перед телевизором, то явно представлял бы себе картину из Адской Кухни, где Гордон Рамзи опять ушёл в разнос и сносит повара, который запарол блюдо. Но тут явно всё было не так, как в шоу. Точнее, не совсем так.
Как только он дошёл до источника звука, то увидел стоящего в чем-то Вергилия. Скривился, опуская пакет на пол. Пожалуй это было самое чистое здесь место.

- Что тут произошло? Опять сцепились из-за того, что Данте не убрал пиццу? – он чуть дёргает бровью, а после наклоняется, доставая из целлофанового пакета небольшую тёмную банку с зелёными полосками. Через мгновение раздаётся характерный звук «пшшш» и вот, напиток уже успокаивает Неро достаточно быстро. Это была первая банка. Оставалось две.

- Я не к нему, - стиснув зубы, парень всё же решает перейти прямо к делу. Ходить вокруг да около, когда что-то тёмное только что блеснуло чем-то очень похожим на глаз – не очень-то и хотелось. Седовласый юноша коснулся ладонью шеи, слегка потирая её, - я тут подумал. Не хочешь прогуляться? Купим тебе нормальную одежду, например. Или поешь чего-то другого… Но с одним условием. Никаких мечей. Идёт?

+2

4

Согласие на аттракцион в виде жизни в человеческом мире и по правилам, привычным Данте, подбросило одну очень серьезную проблему — окружение охотника на демонов. Избегание любого контакта с видом отсутствия какой-либо заинтересованности в этом спасала от разжигания накаленных отношений. И Вергилия, что скорее прыгнет в омут с чертями, чем пойдет на нормальный диалог, это более чем устраивало, за одним единственным исключением. И это исключение стояло перед ним. Он не знал, как можно правильно подступиться. Для начала, томик стихов Блейка — одна из немногих дорогих сердцу вещей в его жизни, что послужил скорее как некое обещание парнишке, с непонятным усердием не желающему отпускать двух полудемонов в Подземный мир. Абсолютно глупый жест, но это казалось правильным решением, совершенно естественным образом пришедшим в голову. Можно было только надеяться, что книга все ещё жива, а не валяется в первой же кровавой луже по пути из разрушающегося древа Клипота. Так же, гордость и боевой интерес яростно жаждали реванша за тот бой на вершине, после того как затянувшееся сражение с Данте было прервано. Не ожидая особых проблем от того, кто раз за разом глупо проигрывал, уступая всю работу более опытному охотнику на демонов, Вергилий сразу же осознал всю ошибочность своих суждений, когда хруст собственных костей от насильного соприкосновения с землей прозвучал в голове особо громко. Наконец перестав лениво нападать, он начал сражаться более серьезно...и проиграл. Никакие оправдания о полученных до этого ранений, что забирало силы на регенерацию, не работали. Это был честный бой, из которого Неро вышел победителем. В конце концов, именно он первый заставил тогда Уризена сдвинуться с места. Пусть и в очередной раз был повержен сразу после этого. Так вот, и как можно устроить подобный поединок? Устроить еще один апокалипсис, чтобы наверняка? Для этого хоть и хватало идей, но не было достаточной мотивации. Открыть портал в Фортуне, по следам из бездомных детей найти нужный дом и пристать с «я, ты, драться». Срам. За неимением вариантов при которых не нужно переступать свою гордость, весь пыл утих сразу же. Хотя бы в таких вещах логика парадоксально всегда брала верх. Поэтому стандартная тактика отречься от бесполезных мыслей и оставить все как есть оказалась единственной верной.

— Это должно было быть ужином, — честно ответил Вергилий, все еще сохраняющий серьезный вид важного нечеловека, который непоколебимо уверен, что он не сделал ничего плохого, и за ненадобностью прислонил Ямато к краю стола, по которому опаленной полосой шли последствия открытия портала. Нужно было смыть грязь с себя, поэтому, потеряв всякий интерес к гостю, он направился к чудом уцелевшей раковине, брезгливо вытягивая руки перед собой в попытке не заляпать чистую одежду. Оставалось только понадеяться, что вода будет, иначе придется вытираться об один грязный бордовый плащ. Через несколько секунд взаимодействия с вентилем прохладная струя с недовольным журчанием все же полилась, пытаясь содрать прилипшие куски сыра с кожи. Кропотливо стирающие кляксы ладони дернулись и замерли, а голова медленно повернулась. Все с таким же нечитаемым выражением, только бровь поползла вверх.

Не хочет...что? Сказать, что Вергилий вообще не ожидал того, что на него вывалили только что, — ничего не сказать. Он в принципе выпал из реальности, несколько секунд осмысливая услышанные  слова, а после по привычке повторно переваривал в поисках подвоха. И эти нотки смятения с недоверием проявились в пребывающих в спокойствии чертах лица. Не будет чего-то удивительного в том, что его близнец мог подсуетиться, в обычной манере втянув в свои идеи знакомых. Нет, исключено. Неро за небольшой срок сумел доказать, что обладает одним серьезным отличием. И его поведение, что сейчас, что на вершине Клипота, подтверждало это — он оставался честным себе. Похоже, для него стадия осознания себя как не человека пошла совершенно по другому направлению. Или только предстояла в будущем, учитывая, что триггер тот пробудил совсем недавно. К сожалению, трактаты о смешанной крови были настолько редки, что приходилось больше судить по себе. Среди людей, присягнувших тьме в своей убогой тщеславности, не мог зародиться союз, подобный Еве и Спарде. Рожденные от этого союза близнецы довели свое поведение до абсурда, не имея возможности существовать в социуме; перцепция окружающего мира всегда выдавала результат, отличный от нормы, и общество бессознательно отторгало инородное существо, что на подсознательном уровне вызывало тревогу. И если один топил свою неудачу на дне стакана с виски и непробиваемым глупым поведением, а другой — в отторжении всего и наживанию себе еще больших проблем, то, казалось, Неро среди них преуспел лучше всего. Или только казалось?

— Я бы не отказался отдохнуть от этого места, — спустя нескольких мгновений пронзительного разглядывания младшего охотника на демонов, как-то слишком подозрительно просто согласился Вергилий. И дело было даже не в желании убежать до возвращения Данте — все же уборка всего этого разгрома была неизбежной —, идея прогулки как взаимодействия с Неро не казалась такой уж отвратительной, чего бы последний не хотел добиться этим. На самом деле, было даже в какой-то степени радостно, что он пришел без желания отправить обратно в Ад по крайней мере.

Проигнорировав последнее замечание, Ямато растворилась в воздухе, как только тонкая струйка воды справилась с последствиями кулинарных сражений, оставшихся на коже. Расправив плечи полудемон перешагнул оторванную часть кастрюли и невозмутимо следующим шагом раздавил осколок некогда тарелки с таким высокомерным видом, словно он по дорогущим коврам вышагивает, а не по замызганной комнате. Насколько же дальнозорким решением было оставить плащ в гостинной: к нему Вергилий целенаправленно направился и с видом «веди, малой» повернулся в ожидании: можно пытаться поддерживать уверенный образ сколько угодно, но стоит перешагнуть порог агентства в дневное время, как сразу подступало смятение о том, что делать, куда идти и нужно ли это страдание вообще.

0


Вы здесь » ex libris » фандом » What is it your real life? [devil may cry]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно