ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » если закрыть глаза [dragon age]


если закрыть глаза [dragon age]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[html]<div class="episode3"><div class="episodeinner">

    <span>если закрыть глаза </span>

    <span class="episodecita"> я в детстве как-то раз запер себя в клетке. хорошее было время.</span>

<div class="episodepic3">
    <img src="https://i.imgur.com/A0ZjPjb.png">
</div>

<div class="players3"><span>
     cullen, anders
</span></div>

<div class="data3"><span>
    skyhold / какое то время
</span></div></div></div>[/html]

[nick]Anders[/nick][icon]https://i.imgur.com/iiTTf2Ql.jpg[/icon][status]маг кринжа [/status][lz]<a class="lzname">андерс</a><div class="fandom">dragon age</div><div class="info"> я существую рассказывать горькую правду и острить в промежутках
</div>[/lz]

+1

2

При упоминании приземлившимся на лавку магом леди Тревельян, храмовник стал еще более угрюмым и потянулся за принесенным угощением. Он не мог рассказать, что отважная и прекрасная дама пошла по пути всех остальных возлюбленных Каллена - выбрали кого-то другого, и если король Алистер и наместник Бранн еще хоть как-то понятны Резерфорду, как достойные кандидаты, то сердце, подаренное взбалмошной  чокнутой эльфийке с улицы, выглядело совсем экстремально. Впрочем, это был не его секрет, чтобы делиться, тем более, генерал дал слово.
Воитель даже не успел еще подумать, а рефлекс сработал и пальцы сжали  поднявшееся к лицу запястье, не больно, но надежно: прохлада браслетов контрастировала с теплом кожи Андерса. Оковы ограничивали чародея, не позволяя тому колдовать, однако еще по Башне Кинлоха Резерфорд помнил, что главным оружием этого парня были слова. Взгляд рыцаря задумчиво проскользил по собеседнику,  отмечая запутавшиеся в соломенных волосах седые нити, уставшие печальные глаза, сеточку мимических морщин... как давно они оказывается знакомы, вполне себе половину жизни. В шевелюре самого Каллена так же проскальзывала седина, но ее сложно было заметить, не присматриваясь - хоть иногда кучерявость давала преимущество.
Андерс, пусть казался затравленным жизнью, однако на ходячий обтянутый кожей скелет  уже не походил - спокойное существование  в Скайхолде явно пошло ему на пользу. Страдавший тактильным голодом последние лет... много, храмовник не обратил внимания, что все время, пока оценивал состояние  белобрысого колдуна, поглаживал  большим пальцем его кожу на границе с браслетом.  Целибата рыцарь не принимал, но высокодуховно хранил верность каждой своей возлюбленной, посещая сомнительные заведения лишь по долгу службы. Единственным неоднозначным эпизодом оказался эксперимент с Самсоном, но там было много вина и лириума, что лишь подчеркивало незадавшиеся жизни храмовников, тогда не особенно устойчивых разумом. Лишь спустя много лет, когда Ралей появился перед Калленом рядом с врагом у Убежища, Резерфорд согласился, что бывшего друга приложило сильнее, раз тот не нашел ничего лучше, как переметнуться.
Словно очнувшись, генерал войск Инквизиции наконец заметил, что творят его бессовестные пальцы и аккуратно, медленно, будто  само время растянулось медом, отпустил руку Андерса, привычно потирая свою шею в жесте смущения. Подушечки пальцев покалывало от фантомного тепла, потому бывший храмовник тут же сцапал кружку, делая отчаянный глоток, пытаясь вернуть себе душевное равновесие после возмутительного и недопустимого поведения. Лучшая защита - это нападение, потому отставив кружку, Резерфорд потер пробивавшуюся щетину на подбородке и перешел в наступление:
- Ты хотел спросить о своем будущем? Не стоит беспокоиться, я убедил Леди Инквизитора, что от живого тебя больше пользы. К тому же, как генерал армии, я должен учитывать и использовать все доступные ресурсы, а одержимый маг - тот еще козырь в рукаве.
Вытянувшееся лицо Андерса позабавило и разрядило напряжение Резерфорда, что тот даже хмыкнул.
- Алистер Тейрин  - мой старинный друг, а Защитница Киркволла - бывшая возлюбленная, ужель ты думаешь, что они бы мне не сказали, когда узнали о твоем прибытии в Скайхолд? Не беспокойся, больше никто не знает, кроме Варрика и Коула. Первый - твой приятель, а второй - дух, от него в принципе ничего не скроешь.

[nick]Cullen Rutherford[/nick][status]the warrior[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2631/686577.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Каллен Резерфорд</a><div class="fandom">DRAGON AGE</div><div class="info">I’m not the mistakes that I have made or any of the things that caused me pain.<br> I am not the pieces of the dream I left behind. <br>I am light.</div>[/lz]

0

3

[nick]Anders[/nick][status]маг кринжа [/status][icon]https://i.imgur.com/iiTTf2Ql.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">андерс</a><div class="fandom">dragon age</div><div class="info"> я существую рассказывать горькую правду и острить в промежутках
</div>[/lz]

Ударит? За то, что Андерс нарушил личное пространство? Все возможные пространства этого странного храмовника. Вряд ли кто-то, кроме родной матери, трогал Каллена. Ох, уж он за годы в жизни в Вольном Городе наслушался рассказов Варика, шлюх и бедняков об этом забавном экземпляре, что в таверны и бордели ходил лишь с проверками.

Сколько бы званий, повышений не взял Каллен, для мага он навсегда останется простым храмовником. Опасным, крадущим свободу у таких как Андерс.
Его прикосновение пугает до ужаса. До мелкой дрожи по самым кончикам пальцев, что дыхание срывается и жалкий вздох вырывается из груди. Мурашки бегут по коже, благо, у мантии длинные рукава, скрывающие их. А самое паршивое, Андерс все чувствует. Чужое тепло, заставляющее осознавать, как собственные руки успели замерзнуть. Наверное, из-за холодного пива. Или что он там еще пил сегодня. Еще это не противно. Возможно, неожиданно и страшно, но не ужасно. Кожа не плавится, ему не больно, а сам он не превратился в горстку праха.

У Каллена стеклянные глаза, думает о чем-то и находится очень далеко от таверны. Магу слишком хорошо знаком этот взгляд, и Андерс расслабляется, позволяя прикасаться к себе дальше, не выдергивая резко руку в попытках вырваться.  Тут слишком много пьяных стражников, которые все-таки следят за ними и могут не так понять. Конечно, так всегда. Храмовники совершаю глупости, но им все можно. Сейчас со стороны кажется, командир просто проверяет браслеты Андерса, но это не так. В его прикосновениях нет никакой заботы о безопасности, а лишь голод по кому-то. А маг не может даже закричать, ведь иначе он снова окажется в грязной камере. Сам виноват. Всегда виноваты маги, потому лучше смолчать и позволить делать все, что командующему будет угодно. Хочет трогать – пусть трогает, вспоминая свою возлюбленную. Неужели кожа ее была такой же грубой и сухой как у Андерса?

В глазах мага вспыхивает гнев, за ним тут же стыд. Трогают его, но при этом думают о ком-то еще. Неприятно, непривычно. Задевает гордость.
Наконец, Каллен отпускает. Кожу все еще покалывает и Андерс спешит растереть запястье. Справедливость молчит, а магу сейчас не помешала бы моральная поддержка.
- Ты….
Лучшая защита — это нападение. Никаких тебе «извини, я случайно». Храмовники вот так просто нарушают личные границы, но не спешат извиняться за это. Им всегда легче сделать другого человека виноватым. Не человека, мага. Андерс для Каллена не человек, а лишь оружие, сосуд для демонов и духов.
- Я… - он снова пытается что-то из себя выдавить, но сейчас обе души лишились голоса. Каллен так просто произносит его тайну перед всеми этими людьми. Они могли услышать, а тот раскрывает секрет Андерса. Вслух это всегда звучит отвратительнее чем оно есть на самом деле.
- Не смей! - Андерс шипит как кот. Он готов наброситься на Каллена в любую секунду. - Не смей говорить об этом тут… так просто!
В глазах столько печали. Одержимость был оружием, силой, очередной бомбой, когда он будет готов пожертвовать собой и умереть ради великого дела - свободы.
Ему надо на воздух, иначе он задохнется и умрет. Грудь сжимают тиски, а еще эти проклятые браслеты… Чертов звон в ушах и на запястьях. А ведь он пытался приносить пользу, пытался понравиться Каллену. А тот знал обо всем с самого начала и издевался над ним. Смеялся про себя над попытками мага торговаться и быть полезным. Хотя… чего еще он ожидал от храмовника? Только этого.
Никогда нельзя верить храмовникам. Они все должны умереть!
Андерс поднимается резко, смотрит на Каллена сверху вниз.
- Простите меня, капитан, мне пора в кровать. А то знаете… эти голоса демонов по ночам меня заждались уже со своими искушениями! - он хватает свою полупустую кружку. Не делай этого, Андерс. То не справедливость, а собственный внутренний голос. Поздно. Янтарная жидкость пенится и льется на голову храмовника.
Люди вскакивают, что-то кричат, стража кидается в сторону мага, но он быстрее и менее пьяный. Он выбегает из таверны, но его не преследуют. Он прислушивается к шуму, но через несколько минут снова весёлый смех и игра на лютне. Ладно, хотя бы не посадили в тюрьму. Может, завтра, когда Каллен протрезвляет. Просушится.

Андерс мог бы сбежать прямо сейчас. Однако если весь мир рушится, то куда ему деваться?
Маг взбирается по лестнице на стену с той стороны, что столь скудна освещает лишь один единственный факел, от которого он держится подальше - так найти будут труднее.

- О, снег! - шепчет удивленно, когда пара снежинок падает на длинный нос. Он вытягивает руки, ловя снег ладонями с каким-то детским восторгом. Хоть Скайхолд и находится на горе, все-таки всякие осадки случаются тут редко: во внутренних дворах крепости скорее вечная весна с легкой изморозью по утрам и нежной листвой деревьев круглый год.
Говорят, снег очищает. Андерс полагает, что не хватит и всего снега в этом мире для избавления его от грехов, но можно… спрыгнуть. Вот прямо сейчас пока караульные еще далеко. Единственное, что его заботит, сможет ли Справедливость пользоваться изломанные телом?

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » если закрыть глаза [dragon age]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно