ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » это аниме очень сложно объяснить детям [cyberpunk 2099]


это аниме очень сложно объяснить детям [cyberpunk 2099]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/CzFdJsD.pngЕсли вы прошли немало или хотя бы один квест в киберпранке77, то знаете в какой (любой) момент и что (всё) именно пойдёт не так...

Сага о постере Райана Гослинга в трусах Кена в мрачном будущем, вечеринке — отвал башки (лучше захватить с собой скотч) (нет, не выпивку, другой скотч!1), и боевые просроченные йогурты против мяса для ебли, которое даже умалишённый ебать бы не стал...

Добро пожаловать в Киберпанково,
здесь есть ничего и плохо абсолютно всё, располагайся, чумба, чувствуй себя, как дома!

[sign]https://i.imgur.com/asV4wgy.png https://i.imgur.com/7W4f6LP.png https://i.imgur.com/0UQS5CW.png https://i.imgur.com/l7Filvo.png https://i.imgur.com/zZSs1oK.png[/sign][icon]https://i.imgur.com/krasGVi.png[/icon][nick]V[/nick][lz]<a class="lzname">Vи — значит v@ли нахуй</a><div class="fandom">cyberpunk 2077</div><div class="info"><center>моих <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2807"><b>лукавых</b></a> нет среди живых</center></div>[/lz][status]дитя улиц[/status]

Отредактировано Natalia Romanova (24.08.22 14:39:19)

+5

2

Ночь. Улица. Фонарь. Крыша, где нихуя почти не видно.
Поэтично, слов нет.

Хотя у Джонни они находятся всегда, и этот случай — далеко не исключение.

— Докладываю: угрозы по-прежнему не наблюдается, на западном фронте без перемен.
На восточном, впрочем, тоже, насколько вообще можно судить по свету неоновых билдбордов, коих на этом отшибе по меркам прокля́того Найт-Сити преступно мало. Да и суть совсем не в рапорте, а в самом поводе голос подать и получить ответ. Старая армейская или скорее даже всё ж военная привычка — в моменты, когда борьба перетекает в вялую позиционную, до одури важно и банально хочется слышать хотя б кого-то из соратников. Знать, что ещё кто-то живой лежит в окопе рядом, не откинувшись от пули шальной или не потеряв сознание от перенапряжения и истощения. Пустопорожний трёп внезапно может оказаться значимым, и это не считая те редкие случаи, когда за ним всё-таки есть крупицы нужной информации.
Сейчас, конечно, нет никакой войны, и ситуация со всеми теми даже рядом не стояла, но состояние наёмницы не то чтоб шибко лучше, а третий час торчания на крыше его явно не улучшает. Или это уже четвёртый? Как догорел закат — так время слилось воедино в какую-то сплошную тягомотину, и хрена с два теперь уж скажешь.

По мнению Джонни — они сидят здесь вечность, и скучно, блять, невыносимо ску-у-учно как себя не развлекай.
Да и не то чтоб было много опций, если честно.

Он в очередной раз вправду озирается, высматривая местность.
Внезапно найденные преимущества такого биочипа, хах, сколь бы сомнительно то не звучало — задействование ресурсов мозга напрямую. Ни один глазной имплант не уберёт тебе бинокулярность зрения, если конечно ты не наглухо отбитый шиз, решивший прикрутить лишнюю пару зёнок куда-то на затылок, а это чудо ебанутой техники спокойно считывает информацию даже с периферии. Ту самую, что игнорируется восприятием, когда взгляд направлен прямо. Энграмма спокойно может маячить где-то сбоку, чуть ли не выпадая с поля зрения — ну, так по крайней мере кажется. На деле — за спиной Ви Джонни видит лишь чёрные пятна, а все его сверхмерные способности на этот счёт можно разгромно победить одним простейшим разворотом головы. Но шея ноет от усталости, как и все не лишённые живого мяса элементы тела, и это чувствует даже сам Сильверхенд, а вот горсть пикселей такой прерогативы не имеет. Как и обзор не затрудняют красные очки, ведь их в действительности нет.

— Долго ещё продлится этот урок медитации? — фыркает, качая головой. — Я, кажется, уже достиг нирваны со всей силы.
Риторический вопрос и акт ворчания, попытка выразить в очередной раз недовольство, такая же бессмысленная как и прочие. Он знает ответ, и помнит прекрасно обещание пробыть здесь до утра, только теперь кажется что этот срок — чёртова вечность. Вторая, ведь как минимум одну они уже здесь провели, и с первых минут изменилось ровным счётом нихуя. За исключением их настроения, пожалуй, хотя и это спорно — день словно наперекосяк пошёл со старта.

Паршивое утро с неудачными попытками узнать хотя б немного больше об их общей проблеме; обед, в который с ноги и нежданного входящего ворвался фиксер, пообещавший золотые горы за передачу щепки, которую якобы всего-то надо у «знакомого» в баре забрать и донести до почтомата и, разумеется, коронно-похоронный вечер, провернувший планы и надежды на зацензуренной оси. Сейчас Джонни думает, что всё это пахло наебаловом с начала, и удивляться нечему, да и разочаровываться уже дальше некуда, но задним умом так может каждый, а вот отказаться от «легчайшего» заказа — поди попробуй. Жить всё же гораздо проще, когда латать дыры от пуль можно не только у чёрных риппердоков в закоулках, а за скудные сведения и наводки расплатиться удаётся сразу, без влезания в долги и самые стрёмные из дел. Репутацией — какой бы не была она — тоже так себе затея жертвовать, а бортануть такого хрена без последствий сложно…
Вот и приплыли.
Естественно, «знакомый» ни разу не был осведомлён об этом. Естественно, ничего он отдавать не собирался. Естественно, рядом с ним резво нашлось ещё с пяток мордоворотов, а бар вдруг живо утратил остатки дружелюбной атмосферы. Примерно в тот момент, когда в их общий мозг закралось понимание, что во-о-он тот бедняга на диване не от хорошей беседы сидит бледный как смерть и трясётся того хуже…

Словом, не задалось слегка с «простейшим» дельцем, как не задались у бармена и трудовые будни — после такой потрясной дипломатии ремонт не помешает точно. В плане, вернуть на место выбитую дверь как минимум, ну и с мебелью как-то вопрос решить, ибо в ней теперь дырок от пуль — не счесть! По крайней мере в той что уцелела, прямо как жертва интервью, хоть это скорее череда случайностей вкупе с большой удачей. Для самого него прежде всего, а может и для всех — тип оказался при деньгах, ну или просто был готов расстаться с ними гораздо радостней чем с жизнью, а чужая паранойя дорогого стоит. Суммы, отстёгнутой за услуги такси с сопровождением вплоть до квартиры на окраине Санто-Доминго пускай и недостаточно чтобы унять горечь проёбанного дня и личные обидки в адрес фиксера, но зато вполне хватает чтоб согласиться и на предложение побыть чем-то навроде сторожа или ожившей статуей на крыше за дополнительную плату, короче, проследить чтоб общие знакомые вдруг не приехали, пылая жаждой возобновить прерванный дискусс.
Спонтанный героизм, такой же как и всё в этом ебаном городе и мире в 2077-ом году — продажно-покупной. Но стоит должное отдать — «защищать» даже пусть и за деньги всё ещё звучит приятнее чем «убивать» за то же самое. Позволяет думать о себе как о не самом скверном человеке, что ли, хоть и такое себе утешение по правде.

Ви действительно похожа сейчас на героя в неком смысле. Не потому, что их частенько так изображают — грозно сидящих где-то высоко на крыше, на город и всё творящееся в нём смотрящих свысока — не, для этого видок не тот совсем. Скорее всё ж из-за простого факта, что они торчат здесь уже… очень дохера, и наёмница сидит на месте, упрямо не отходит, хотя, казалось бы, и не мешает ничего. Любой другой бы уж трижды махнул рукой, съебавшись до рассвета, и только потом б вернулся чтоб проверить — жив ли клиент ещё аль нет. Ничего личного и никакой проверки, а в крайнем случае и из разбитой хаты тоже можно было б вынести чего.
Дык нет ж, сидит, как колоритный персонаж из старых комиксов, потерявший где-то плащ с костюмом, однако не просравший честь. Отлучались они с этой точки лишь минут на двадцать, да и то — до самой ближней забегаловки, за дешёвым пойлом, позволяющим хоть горло смочить и протянуть в условной бодрости подольше.
— Гх, ну и дрянь же.
Речь об энергетике, чей привкус, пусть и с заметным рассинхроном-опозданием, но Джонни чувствует словно на собственных губах. Слишком сладко, прям приторно во рту, не нравится совсем. Не о происходящем сказано, потому что невзирая на бухтёж и тягу продолжать гнуть дальше ту же линию — он понимает Ви и разделяет её точку зрения. Увы.

Спустя больше пятидесяти лет, в реальности не существует даже вымышленных «Самураев», не говоря уж о тех, кто это звание носил в куда более давние века. Видимо, только честь эта мифическая призраком неупокоенным осталась, вот некоторых и кошмарит.

Пиксельная сигарета никак не сбивает грёбанный переизбыток сахара на языке, ибо в отличие от энергетика она — всего лишь часть записанного образа его давно ушедшей жизни. Визуализация воспоминания, которую почти можно потрогать, но не больше. Привилегии закончились аж до обидного скоропостижно, чёрт возьми, ведь у неё даже нет тяги, один фантом былого ощущения, испытанного многократно.
— Ни на что не намекаю, но эта срань сейчас вряд ли поможет.
Да, не намёк ни разу, ибо почти что напрямую сказанное «стоит отдохнуть» с недогово́ренным «я беспокоюсь». Слишком уж непривычно чтобы вслух произносить и точно так же глупо. Ви вовсе не дура чтоб не осознавать такое очевидное без фигуральных тыканий лицом, да и прекрасно знает по какой причине то озвучено. И не из-за того, что энергетик отвратителен на вкус.

Джонни снова мотает головой, немного щурясь — смотрит на дальние крыши, но там не наблюдается следов патриотичных психопатов, не говоря уже о ком-то более знакомом. Походу, сегодня к ночи жизнь в этом районе действительно решила умереть или что-то навроде. На близость пустошей едва ли спишешь — обычно даже там ну не настолько тухло.

— О.
Сильверхенд давно приметил то, как хреново биочип воспринимает подсоединение к чему-либо со стороны. Без исключений, вплоть до простых звонков. Не сказать что важно, но для него органы чувств наёмницы при этом всём будто наоборот пытались отключиться, вот как сейчас — город рябью пошёл перед глазами, хоть он трижды уверен что видит Ви совсем другое. Шутку, мол, «во время звонков окончательно перестаёт работать мозг» — это неплохо объяснило бы часть выполненных раннее заказов — он уже, кажется, шутил не раз.
— Неужто этот мудень всё-таки вышел на связь?..

[lz]<a class="lzname">Джонни Сильверхенд</a><div class="fandom">cyberpunk 2077</div><div class="info"><div align="center">...цельные как припой в паре с оловом<br>
цепью <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=334"><b>с тобой</b></a> одной были скованы...</div></div>[/lz][status]голос в голове у дитя улиц[/status]

Отредактировано Johnny Silverhand (25.08.22 07:26:46)

+2

3

Время тянется бесконечно долго.

Забавно, да? Всякий раз, как берёшься за дело, от которого в петлю влезть охота, кажется, будто секунда равняется вечности, а за минуту проходит три жизни. Но стоит хоть на милимгновение захотеть этого, пожелать: остановись. мгновение и всё такое — что делает время? Верно. С двух ног в грудак, с разбегу с обрыва, ни один имплант на нижние конечности такой скорости не придаст, с какой полетят твои стрелочки.

Время — относительно, так ляпнул кто-то умный. Эйнштейн вроде. Хотя, думаю, все просто в рот имели помнить кто-что умного сказал, вот и приписывают всякое умное за физику деду с забавной причёской из слишком далёкого прошлого. Как по мне, так время — абсолютно конкретно: изворотливая сука — вот это — время. И нихуя забавного во всём этом нет.

Особенно, когда у тебя на шее вроде как таймер смертника, а ты просиживаешь штаны, выполняя поручение, за которое дай великая Сеть, если заплатят эдди, а не очередной перестрелкой. Хотя, о последнем стоило бы перестать плакаться и ронять на рукав сопли — добро пожаловать в Найт-Сити, детка, будто бы первый день живёшь. Хорошо б не последний. Да в пизду.

От хмурости меж бровей пролегает ощутимая складка, вроде о морщинах не стоит париться в наше время, но мне кажется светит такенная, от который бы даже риппер-доки в ужасе ахнули. Ну давай, давай, про чё ещё хочешь поныть, сидя ночью на крыше, фриланся сторожем? Стиснутые зубы издают “тц-ыкающий” звук, отдалённо похожий на щелчок. Ещё более отдалённо на щелчок затвора. Тяжёлый вздох роняет лёгкие в клетку рёбер, я проверяю закреплённый на ноге засапожный нож — понтов больше, чем пользы, хотя, если умело использовать, то как посмотреть — и милитеховский Лексингтон. Перевожу ствол из одиночного режима в автоматический, ещё один щелчок, на сей раз предохранителя. “Готовый и запертый”. Так любил говаривать папаша моего знакомого, Теренса. Он вроде служил или припёздывал, что служил, начитавшись бульварных нео-романов. Можно было бы уточнить у Джонни, говорили ли они так про пушки в их части…

Глитчевый джин, не исполняющий никаких желаний (скорее уж выявляющий, чаще желание заехать ему чем-нибудь потяжелее, да вот только возможности нет), отмалчивается и не маячит бликами сине-голубых искр поблизости. Тихо хмыкая, не уверена, удивляюсь я, испытываю что-то вроде облегчения или… мне его не хватает. Хмурясь с новой силой, мотнув башкой, возвращаю внимание к периметру. Пока пусто.

Подвинув банку энергетика с изображением какого-то дебильноватого кота в мексиканской шляпе (“сомбреро” — так эта хрень называется?), выдохнув, упираюсь спиной в бетонную стенку одного из воздуховодов. Забег до магазина дал возможность немного размяться, взломать местные камеры было легко, их даже мои не самые мощные (это только пока!) демоны берут запросто, так что вид, почти тот же, что с крыши, кроме пары (окей, 5-ти) слепых пятен, маячил на выведенном дисплее, пока я затаривалась. Кроме газировки с таурином был ещё захвачен шоколадный батончик, но это оружие из стана синтожратвы на попозже… энергетик тоже, я в норме. Да, недавняя стычка в баре за щепку, которую якобы дружбан фиксера ему передать хотел, а на деле не дружбан и не хотел — сказалась, но в норме.

Нашарив в кармане беспроводной наушник (нашла его где-то в Хэйвуде, где второй — понятия не имею), сую гарнитуру в ухо, усиленным морганием заставляя Кероши в веках засинхрониться с приблудой, показывая мне меню радио на видимом лишь мне экранчике.

Ну, пусть будет “классика”.
Пожатие плеч, импульсно-зажатый “пуск”, какое-то мелодичное бренчание гитары, не самый качественный звук, хотя звучит красиво, но видимо что-то из совсем древнего…

All the leaves are brown and the sky is grey
Ночное небо над Найт-Сити чернющее и почти беззвёздное.
I've been for a walk on a winter's day
Никогда не видела снега…
I'd be safe and warm if I was in L.A.
Ну, разумеется, одни отмазы, хах
California dreamin' (California dreamin')
(On such a winter's day)

Веки едва заметно дрогнули. Голова качнулась вперёд, я оправила плечи, немного хмурясь. Пространство перед глазами вдруг пошло белыми точками. Я хотела списать на помехи, отъехавшую технику или сбой, когда одна из белых точек касается моего носа и… она… холодная? Округляя глаза удивлением, я запрокидываю голову, выставляя раскрытую ладонь вперёд. Белые мушки продолжаются ложиться на пальцы, задевая фрагменты кибернетики в центре, отзываясь едва-ощутимым покалыванием холода, несколько, кружась падают мне прямо на лоб, скулы, одна задевает губу. Я пытаюсь подняться, но вместо того, чтобы встать на крыше, почему-то шагаю вперёд и… падаю. Падаю, пока бесконечное множество белых холодных точек заполоняет пространство, множась, бликуя и переливаясь, я падаю в черноту, пока белое одеяло без конца и края летит мне навстречу, будто тысячи перьев… не знаю, никогда не видела ничего подобного… падение должно бросать в пот и ужас, но мне почему-то вдруг… так легко и…

Серебряный блеск металла просачивается сквозь слепящую белизну, поначалу мне кажется, будто бы это пуля, летящая в киношной замедленной съёмке, затем “пуля” становится фалангой, затем пальцем, следующим, пятернёй и полноценной рукой… серебряная длань тянется мне навстречу, наверное стоит хвататься, но… падать почему-то… так…

— Докладываю: угрозы по-прежнему не наблюдается, на западном фронте без перемен.

Резко распахиваю глаза, встрепенувшись. Морщусь, словно от неприятного запаха, разминая затёкшую шею и как-то слишком агрессивно вскрываю энергетик, едва не облившись, сплюнув сквозь стиснутые зубы ругательство. Выдёргиваю сраный наушник из уха, впихнув его назад в карман куртки, обрубив радиостанцию. Вырубилась. Чтоб тебя, Ви! Хотя… взгляд скосился в сторону проекции рокера. Если Джонни здесь, значит сознание было не в полном отрубе? Хер знает, как оно работает…

Благодарю за службу, — салютуя Сильверхенду банкой, я пригубила энергетического пойла и зажмурилась. Пфу. Ну, если термоядерная сладкость = бодрость, то… сука, аж челюсть сводит… то, стало быть… блять… стало быть, скоро я буду ОЧЕНЬ бодрой.

— Долго ещё продлится этот урок медитации? Я, кажется, уже достиг нирваны со всей силы.

Зло щурясь, поворачиваю голову к Джонни, малиновые пряди бряцают по плечу куртки следом. Знает же, что мне это тоже ни хрена не нравится. И знает, что мы выполняем поручение этого несчастного дебила, который вовсе и не того ёбаного фиксера друг, но за чью жопу охотно надрываются банды и наёмники всех мастей. За то, чтобы просто посидеть на месте нам обещали неплохие эдди и часть уже заплатили вперёд. Аванс — это нихуя себе, при всём “величии” экономики Сити. Раздражённо выдохнув, помотав башкой в отрицании, отворачиваюсь. Ладно, проехали. До рассвета ещё… встроенные часы подсказывают: примерно 3,5 часа.

— Гх, ну и дрянь же.

М? — заново оборачиваюсь к рокербою, вопросительно выгибая бровь, словно не расслышав. — Серьёзно, опять? Слушай, у нас же одна башка на двоих, и ты видишь всё, что вижу я, так может—... — затыкаюсь на полуслове, понимая, что речь шла не о “задании”. Скашиваю взгляд на банку в руках. — А… да, — согласный кивок, взгляд обречённо вернулся к периметру. Желающие нанести “дружеский визит” нашему не-другу всё ещё отсутствовали. — Ну, ничего другого нет, так что, — пожав плечами, втянув носом воздух, готовясь к залпу приторной сладости, я сделала ещё один глоток, занюхивая энергетик собственной ладонью. Похлеще текилы или водки, пфух.

— Ни на что не намекаю, но эта срань сейчас вряд ли поможет.

Боковым зрением отмечаю, что Джонни курит. Снова. Иногда кажется, что он делает это чаще, чем дышит. Я морщу переносицу, будто чувствую вонь от табака, хотя на деле и близко нет.

Говорю же: ничего другого у нас нет, так что… — Сильверхенд редко высказывался относительно “вкусовых” предпочтений, ну, жареные креветки ему как-то не понравились в Маленьком Китае, да, но это было… по ощущениям в другой жизни… где-то там, где мы срались чаще, чем дышали, и кажись чаще, чем Джонни курил.

Немного озадаченный взгляд снова сканирует едва заметно идущего сбоями рокера, всматривающегося вдаль, когда на незримом голоэкране в левой части, в отдалении, поступает входящий вызов. Да мы нарасхват. Какое говно нам… мне хотят предложить на этот раз?

— О. Неужто этот мудень всё-таки вышел на связь?..

Какая милая кличка для твоей бывшей, — ехидно хмыкнув Джонни, отвечаю Бестии, как-то мимоходом пропуская мысль о том, насколько странно, что вызовы энграмма не считывает… как всё остальное? Да, прикольно было бы понимать чуть больше, чем нихера во всех вопросах генно-фигенно-нео-инженерии, но… — У аппарата.

Ага. На проводе. У какого, блять, аппарата?

— Ви, привет. Есть халтурка. На самом деле задание серьёзное и нужен кто-то, кому я смогу доверять, — видеоиконка Королевы Посмертия нахмурилась, взяв паузу. — И кто-то, кто скорее всего сможет не сдохнуть, выполняя заказ.

А, — губы резануло усмешкой, что тушу клинком богомола, — ну тк тут-то мне равных нет. И в вопросах доверия, и уж тем более по части умирания. Пуля дважды не “бьёт” в одну голову, верно?

Бестия кажется шутки не оценила.

— Чувство юмора это хорошо. Только засунь его куда-нибудь себе в задний карман, будь так добра. Вышлю все подробности тебе в сообщении. Дай знать, если берёшься. Пять минут: да или нет.

Интригующе, а бабки?

— Всё в письме.

Ты озвучь, а то может открывать смысла нет.

— Хах. Наглости от Панам нахваталась? Ну-ну. Денег прилично. Больше, чем прилично. Смотри сообщение или иди нахрен. На такие заказы стоит молиться, а не выёбываться.

И с этими словами, зеленоволосая великая бабуля, оборвала связь.

М, — отставив в сторону энергетик, подтянув к себе обе ноги и, развернувшись в сторону Сильверхенда, киваю ему, начиная вставать. — А она у тебя славная. Прям прелесть. Вы поэтому тусили вместе? Поговоришь с ней и чувствуешь себя, как будто на тебя ушат говна вылили, — ладонь драматически хлопнулась на грудь, — так мило.

Закончив с язвительностью (временно), разминая шею и руки (кажется хрустнул сустав), я снова окинула пространство за которым должна была следить взглядом: пусто. До странного пусто. Открыла присланный Амендиарез файл, пробежалась по данным и присвистнула от предлагаемой суммы в конце контракта.

А-а-хренеть. Ты же это тоже видишь? Звучит, как полная задница. Влезть в клуб, найти “Наварро”, добыть пароль и выкрасть данные с его компа… даже при всех потенциальных сложностях… — слишком здоровенная сумма. Я повернула голову к Джонни, встречаясь с ним взглядом. Насколько это… возможно? — Что у него там нахрен за порно-брейнданс с Пиджаками за такие бачи?

Эдди нам не помешают. Сегодняшняя ночь (утро?) уже не может стать длиннее или херовее… ладно, последнее — опасная мысль, но всё же. Я отхлебнула ещё энергетика, забыв, насколько он плох на вкус и скривилась. Сука. Агрессивный взгляд на банку не помог. Ни её уничтожению, ни возвращению 2.99 на счёт, ни мне пережить очередной залп по челюсти. Ладно, по крайней мере… бодрость…

Окей, — пропустив тяжёлый вздох, я начала мерить шагами крышу, просто чтобы размять порядком затекшие конечности и протрезветь от душащей сонливости. Башка трещит, не уверенна из-за чего именно. Ощущение, будто кто-то пытается вкрутить мне отвёртку наживую в несуществующий височный имплант. — … ещё час. Максимум. И валим. Заходим к этому Дадлу, берём наши бабки, ну ту часть, что отработали, если хочет взять неустойку за 2,5 часа до рассвета, хуй с ним, — взмах рукой, — и дельтуем в клуб. Там по обстоятельствам…

Хотя, кидать Бестию — херовое дело. Особенно для репутации. И хрен с ним с баблом в таком случае… но всё лучше, чем дальше пытаться сдохнуть здесь от безделья, а так — реальный шанс поиметь бабки, поднять влияние. Может, этот Наварро вообще не такое дерьмо и с ним можно будет договориться. Включу природное обаяние. Чьё-нибудь ещё, Джеки-то со мной больше нет… я почувствовала, как закололо в носу и что-то больно сжалось в груди, словно мне в грудную клетку воткнули спицу. Прочистила горло, разминая плечи на ходу. Соединилась с Бестией.

— Да?

Я в деле.

Клуб в центре. Даунтаун. Вот и потанцуем. Только предварительно по пути заскочим домой, прихватить что-то из аргументов повесомее Лексингтона.

[sign]https://i.imgur.com/asV4wgy.png https://i.imgur.com/7W4f6LP.png https://i.imgur.com/0UQS5CW.png https://i.imgur.com/l7Filvo.png https://i.imgur.com/zZSs1oK.png[/sign][icon]https://i.imgur.com/krasGVi.png[/icon][nick]V[/nick][lz]<a class="lzname">Vи — значит v@ли нахуй</a><div class="fandom">cyberpunk 2077</div><div class="info"><center>моих <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2807"><b>лукавых</b></a> нет среди живых</center></div>[/lz][status]дитя улиц[/status]

+1

4

«Бла-бла-бла» – беззвучно клацают серебряные пальцы друг о друга, складываясь из раза в раз в пародию на говорящую наёмницу. Глаза за красными очками закатились громче некуда, кажется, слышно вопреки всем здравым смыслам и видно несмотря на непрозрачные, время от времени бликующие пикселями линзы. – «Бла-бла-бла, давай, позалупайся мне ещё, давно ж не это самое, а тут и повод-то такой…»

Сильверхенд прекрасно знает что Ви снова поняла его без лишних демагогий, хотя, конечно, и эту мысль он был не против пояснить. Получасового выяснения на тему «и хватает ж наглости что-то там вякать даже на легенд Посмертия» в общем-то хватило бы для счастья, жаль только толку в этом никакого. И так знает что хватает. Вякает же на самого Джонни как по часам исправно и сидит, довольно лыбу давит.
Да уж, в этом плане они пожалуй всё-таки друг друга стоят…

Звук пробивается как сквозь толщу воды, слышно отвратно. Как будто у тебя мигрень и два голоса в башке одновременно, а транслирует их допотопный передатчик, переживший шесть корпоративных войн, даром что их до сих пор официально лишь четыре. Откровенно говоря, хотелось б этого не ощущать тогда совсем уж, но приходится внимать – и вдвойне приходится после первых же слов обеих сторон.
Вздох получается излишне шумным не случайно – таким-то образом до наёмницы точно должно дойти, как сильно Джонни восхищён её дипломатическим талантом и несомненно крайне уместным шуточкам про пулю в башке. Умница, давно о смерти ни с кем не болтала, аж целых… сколько там часов прошло с момента таксования для клубного чёрта? Вот примерно столько, кажется, на рекорд идём, но…
Агрх.
Если б в этом была вся проблема.

Гадостный шум где-то в задворках даже-не-своего-по-сути черепа спонтанно обрывается — становится немного легче. Ви снова открывает рот не ради еды и энергетика — лёгкость снова испаряется. Сильверхенд скалит клыки в ответ, словно с них сейчас должна стечь вполне физическая кислота, но серьёзность всё же побеждает детсадовскую тягу побухтеть на ближнего по всем заветам и за все заслуги. Хотя борьба была почти равна…
— Дерьмом действительно воняет, Ви.
Голос выходит не только извечно-хрипловатым, но и почти печальным. Где-то на должном уровне для человека, который собрался что-то пояснить младенцу, заранее осознавая что сразу после этого тот всё равно пойдёт и опрокинет на себя горшок.
— Даже я это ощущаю.

Ему не обязательно для таких выводов с заказом лично знакомиться, хватает лишь одних расплывчатых слов Бестии. Это сейчас, с головой уйдя в своё дело и клуб, она городит этот таинственный и отрешённый образ хозяйки жизни — тьфу! — но тогда, в двадцатых, каждый её знакомый сходу б понял, что значит «кто-то, кому можно доверять» с её-то уст. Подсказка: нихуя хорошего, и пояснение про «не сдохнуть» она выдала тоже не ради красного словца, ибо то что они творили раньше… гм, неспроста из них не все дожили до нынешних лет. Такое вот оно, доверие старой закалки — вроде искреннее и буквальное, а вроде и чисто разгребание говна лопатой. Не всегда своего и порою хер пойми ради чего, но просто потому что они могут, просто потому что вместе в любой движ, и свято уверены что костлявая в таком безумном темпе не догонит их больные души.
К сожалению, смерть всё-таки порой опережает по спидометру, и наивно думать что Бестия до этого вывода со своим-то опытом по сей день не дошла. Всё она прекрасно знает, но таких как она — да и сам Джонни, что уж греха таить — только могила исправляет, да и то в свете последних событий даже с этим можно спорить. Самой, видать, уже не тянет в первых рядах впрягаться, зато чутьё на тех кто в эти авантюры влезет под нужным предлогом походу ни разу не отшибло. Просто охуенно. Жаль только что крайне хуёво понимать другое…

— Она и есть. Вне зависимости от того что под этим кроется, поверь.
Хуже чем пытаться вникнуть во всю феерию концепции чужого — и явно хитрожопого, от Бестии иного ожидать не стоит никогда — плана может быть только осознание, что Ви уже согласна. Ещё не озвучивала ни вслух, ни мысленно, даже бровью не повела, но и сейчас всё ясно. Общие мозги творят чудеса взаимопонимания. Ещё, конечно, делят на двоих боль и разочарование, и это бы звучало почти романтично, если б не было осязаемо физически и хоть немного менее паршиво.
Сладость энергетика тоже жизнь не шибко скрашивает, откровенно говоря. Хочется высунуть язык и прикусить его в надежде что вонючий ветер с Пустошей развеет эту сахарную вакханалию, ибо даже он не столь отвратен, но куда уж там…

Сильверхенд качает головой; длинные пряди резко проходятся по голым плечам, вызывая снопы сине-белых искр и лишний раз напоминая об эфемерности своего же бытия. Спасибо, а то уж было размечтался будто бы способен что-то изменить в текущей ситуации, ага, реально, да.
— Это «Седьмой круг ада», Ви.
От тона разит каким-то выжженным смирением и недовольством, но не от очередного приступа желания вбить в голову великорослому ребёнку улично-наёмничьего образца ужасно сложную и конечно же крайне неочевидную из мыслей, однако… из-за самого себя. Это всё ещё отвратнейшая из затей за день. За любой из них. Тот самый уровень риска, который объективно им сейчас в хуй не упёрся. Буквально момент, когда ещё ничего и близко не произошло, но где-то внутри уже готовишься сокрушённо разводить руками с фразой «я же говорил», и никакие евродоллары на счёте не покроют это даже превентивно. Потому что вправду говорил и потому что всё ещё разит дерьмом сквозь два района, прям до тошноты, которой и так в запасе — протест в душе смешался в крепкий коктейль с каким-то извращённым и неправильным, не должным существовать на свете интересом. Джонни совсем не охота признавать, что и самому ему тоже банально любопытно, что ж там такое стрёмное творится в Даунтауне, и голос плещет раздраженьем через край.
— Очень старый клуб, если ты вдруг забыла.
Скула дёргается, искажая бородатую физиономию чем-то навроде ухмылки, бьющей на упреждение чужое очевидное ехидство. О, нет, эту тупую шутку он ей не отдаст, когда может и сам.
— Да, настолько старый. Кажется, с Мэттом наша ватага была знакома ещё до «Атлантиды» и я клянусь, если хотя бы призрак этого чёрта ещё витает в стенах — там не поменялось нихрена.
Славные деньки давно минувших лет. Приятное воспоминание, пускай меж слов открыто сквозит, что и в те времена далёкие с владельцем клуба он явно не за руку здоровался и не чаи гонял по вечерам. Знакомства Джонни были специфичны в любой из исторических отрезков, а уж с такими людьми как Мэттью Хьюз — подавно.
— Так что если не хочешь ждать Наварро на танцполе как жена бойца на привокзальной площади, — новая затяжка от снова проявившейся извечной сигареты. — Идти туда раньше восьми вечера не стоит. А по-хорошему и вовсе выдвигаться поближе к полуночи.
«А в идеале — не идти туда совсем» — так и разит намёком в голосе, но вслух не выдаётся. Без толку, опять же. Впрочем, и сидеть здесь до оговорённого утра вопреки тому, что есть возможность.

Сильверхенд лишь тихо выдыхает в небо, когда Ви перезванивает Бестии в обратку.
— Она бы уточнила, будь что-то сейчас иначе. Она бы непременно уточнила…
Как будто речь даже не совсем о графике работы клуба, но и эта мысль тоже так и осталась недосказанной. Джонни никак не прокомментировал принятие заказа — так и продолжал угрюмо смотреть вдаль, туда, где над тёмными высотками проявлялись первые робкие намёки на рассвет. Начало их нового дня, когтями выдранного с глотки проклятущего Найт-Сити.

И лишь с обрывом звонка рассеялся цифровой вспышкой так, словно никогда его и не бывало вовсе.


Несмотря на неустойку, бабок тот тип отсыпал всё-таки прилично. По меркам города этого вшивого — почти что состояние. Сильверхенд хмыкает эхом в чужой голове, то ли из вредности, то ли из былого недовольства. Знает, что это не решает ничего. Деньги могут испариться уже завтра, а вот их общая проблема — вряд ли, и чёрта с два Ви сейчас вдруг передумает и отменит запланированное на вечер рандеву в «аду». Логично, закономерно, предсказуемо. Но всё ещё не менее тревожно, как бы он это не пытался скрыть.

— Здесь лучше свернуть.
Наёмница держит курс всё ж не на Даунтаун, а на Маленький Китай — не может не радовать. Сработал ли глас разума или его личный — побоку, главное что у них в запасе остаётся какая-никакая, а таки важная пауза да передышка.
По ощущению, усталость и сонливость пробивают потолок, не разделяясь на двоих, а умножаясь между ними. Законам физики походу плевать на всякие ничтожные нюансы  — Джонни чувствует всё это так, будто бы сам живее всех живых, и это сомнительная радость… увы, во всех смыслах.

И пусть он и ни разу не уверен, что правильно подметил осечку в их маршруте — вроде как так в самом деле чуть быстрее, а домой реально хочется… каким бы ни был этот дом.


Наёмница открывает дверь в тайник с оружием — её личный сорт мигрени возникает на отшибе зрения и духом неупокоенным маячит поодаль.
— Ну ты погляди какое мудрое создание!
Аж с радостью, с восторгом, придыханием! Но разумеется относится не к Ви — серебряный палец указывает на лежанку, где спит, клубочком свернувшись, найденный недавно в мегабашне кот.
— Вот было бы неплохо, если б кто-то ещё взял с него пример…
Вовсе-не-демонстративно и конечно же совершенно не пытаясь донести ни до кого конкретную мысль, Джонни бесшумно плюхнулся прям на пол рядом. Тоскливый вздох сопроводил взгляд на кровать.

В масштабе всего пиздеца у них не так уж много времени, однако до вечера его ж сполна хватает…

[lz]<a class="lzname">Джонни Сильверхенд</a><div class="fandom">cyberpunk 2077</div><div class="info"><div align="center">...цельные как припой в паре с оловом<br>
цепью <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=334"><b>с тобой</b></a> одной были скованы...</div></div>[/lz][status]голос в голове у дитя улиц[/status]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » это аниме очень сложно объяснить детям [cyberpunk 2099]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно