ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » покину твой дом я с лучом рассвета [saga o wiedźminie]


покину твой дом я с лучом рассвета [saga o wiedźminie]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/ZNcQm73.png
Dany and Pavetta
±1250 г. Цинтра.

[nick]Pavetta[/nick][status]мертвая принцесса[/status][icon]https://i.imgur.com/4URjzVp.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/QfT72WZ.gif https://i.imgur.com/3czctIc.gif https://i.imgur.com/OYUpjI9.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Паветта Фиона Элен</a><div class="fandom">Saga o wiedźminie</div><div class="info">Я ищу ответа в глазах темнее неба
Кометой до рассвета лечу к тебе я слепо</div>[/lz]

Отредактировано Talia al Ghul (08.08.22 09:44:28)

+5

2

[nick]Dany[/nick][status]заколдованный[/status][icon]https://i.ibb.co/Ytg1zrM/4v71vjF.png[/icon][sign]https://i.ibb.co/ZX4ysTS/jQdeg6D.gifhttps://i.ibb.co/zNyRz3k/Cb1uOac.gifhttps://i.ibb.co/KyCZLyh/oRSaJzz.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Дани, Йож из Эрленвальда</a><div class="fandom">Saga o Wiedźminie</div><div class="info">But did you know, that when it snows my eyes become large and the light that you shine can be seen</div>[/lz]

Она была ему обещана. Старый и немного сумасшедший (но разве не все маги были такими?) астролог Ксартисиус - не обманул опального принца, когда советовал отправиться на варварский Север, когда советовал воспользоваться Правом Неожиданности при первой же возможности.
Она была ему обещана, но всё что мог Эмгыр  - это бессильно наблюдать за юной цинтрийской княжной со стороны, издалека. Днём к княжне невозможно было даже подойти, да и подпустил бы его кто? За восемнадцать лет жизни под проклятьем - меняющим его внешность - беглый принц привык избегать солнечного света, старался без крайней надобности не выходить на улицу. Шлем его доспехов вполне успешно скрывал ежиную морду в которую превращалось его лицо, но всё же лишний раз - рисковать не хотелось. Ни самому Эмгыру, ни его немногочисленным союзникам.
И всё же, было в этом какое-то слегка саднящее, колкой болью, удовольствие наблюдать за княжной. Сказал ли Рёгнер перед смертью жене и дочери (или хотя бы только жене), о том что много лет назад был спасён ужасным чудовищем в лесу Эрленвальд и что в уплату такого долга чудовище попросило то о чём не знал князь? И что этой неожиданностью оказалась, тогда еще не рожденная, дочь?
Сегодня Паветта проводила время у реки, берега которой так удачно были укрыты ветвями плакучей ивы. Можно было таиться, наблюдать и обдумывать. Вся жизнь Эмгыра была полна раздумий, планов - некоторые из которых пока ещё даже не имели чёткой формы, и возможно никогда не смогут стать реальностью. Звонкий крик: "Госпожа!" да звонкий смех ответ выдернули Эмгыра из мрачных мыслей, привлекая его внимание к реальности. Если в этом мире и были какие-то боги, то сейчас они совершенно точно были на стороне опального принца. Ветер выдрал у одной из сопровождающих княжну девиц ленту и понёс её к реке, к воде, к самым зарослям, где проводил своё время Эмгыр, наблюдая за княжной, медленно сходя с ума из-за невозможности снять щлем и этим хоть немного облегчить свои страдания. Паветта, смеясь, лишь отмахнулась от фрейлины, намереваясь самостоятельно вернуть ленту.
Ветер закинул ленту аккурат в воду, около Эмгыра, оставалось её только достать до того момента, как княжна окажется сокрыта ветвями. В мыслях у Эмгыра не было ничего дурного или крамольного, но если обещанная ему княжна и была его спасением от проклятья, то нужно же было как-то к ней подступиться? "Львица из Цинтры, - мрачно усмехнулся принц, - меня просто убьёт, если я просто приду под её двери". Когтистая латная перчатка осторожно сжимала тонкую зеленую, под цвет глаз княжны, ленту.  "Разрушу ли я сейчас все возможные пути для снятия проклятья? - шаг у княжны был легкий, лишь шелест ткани юбки выдавал её приближение, - Или же  иногда стоит подтолкнуть движение Предназначения?". Старый Ксартисиус был слишком далеко, чтобы испросить у него совета. А ждать Эмгыр - устал. Он и так слишком долго ждал.
- Кажется, это ваше, госпожа...

+2

3

Пепельные волосы Паветты в две тугие косы заплетены, ударяются в так её шагам по крепким бедрам, точно подгоняют. Расшитые жемчугом длинные рукава почти до пола достают. Тугой корсет под грудью давит – затянут так, что ровно полвдоха сделать позволяет.
— Ты опоздала, — звонкий голос королевы Калантэ нарушает тишину зала, звучит неумолимо, как глас возмездия. Разодетая в золотую парчу и кружева взирает Львица из Цинтры на свою дочь сверху вниз. В руке у нее очередное послание, которое она пристально изучает, прежде чем передать суетящемуся по правую руку пажу.
— Простите, матушка, — Паветта ускоряет шаг, садится на стул для неё заготовленный и взгляд переводит к окну. Калантэ улыбается дочери краешками губ, не слишком приветливо, впрочем.
— Приступайте, — королева кивает кому-то в стороне и несколько слуг двигают ближе мольберт, а ещё один бежит к дверям, чтобы кликнуть художника. Сами слуги по углам шепчутся, но так неумело, что и Паветта все слышит. Знает принцесса цинтрийская, что художник матушкой заказан из-за Драконьих Гор, из самых далей, и обошёлся его приезд Калантэ в круглую сумму, не полцарства, конечно, но шелка и золота он повезет с собой обратно немало. 
– Я – Джиль, – шаг у мастера кисти скользящий и стремительный, точно он планирует не портрет писать, а танцам учить юную Паветту из Цинтры. – Буду писать вас в свадебном платье.
– Свадебном? – Изумрудный взгляд Паветты мечется от мольберта, за которым скрывается сосредоточенное лицо художника, к матери и обратно. Происходящее с каждым мгновением все больше напоминает дурной сон. И, пока Калантэ делает вид, что не расслышала вопроса, Паветта впивается ногтями в собственные ладони, желая поскорее проснуться. – Мне не нужен портрет в свадебном платье.
Джиль выглядывает из-за мольберта в направлении ерзающей на стуле принцессы, «ощупывает» неторопливо взглядом и снова прячется за холст. Бесполезно. Он, как и все в этом зале, не на её стороне.
– Матушка! – Паветта порывисто подрывается с места, делает полвдоха, как дозволяет корсет. Ее голос звенит от возмущения, подбородок упрямо задран, как и у матери, когда та навязывает другим свое мнение.
– Паветта, – в паузах, которые делает королева между словами, юная принцесса слышит, как громко и отчаянно бьется ее собственное сердце, – тебе почти пятнадцать. В этом году нужно написать портрет и разослать его знатным семьям. – Калантэ не из тех женщин, кто расскажет об истинных причинах такой спешки. Не расскажет она и о давлении аристократии, об ультиматуме с их стороны: либо её дочь Паветта, как только достигает детородного возраста, выходит замуж, либо Калантэ отрекается от престола в пользу других линий. Эта дань традициям, точно гробовая плита, давит и давит на плечи, на грудь. Калантэ знает – знать разорвет ее вколчья, точно голодная свора псов, если только почует, что вдовствующая королева снова пытается их обхитрить, чтобы удержаться на троне как можно дольше. Ard Rhena знает, что терпение знати не безгранично, что, если и есть выход и этой ситуации, он напрямую связан с Паветтой, но ей об этом и словом не обмолвится.
Безысходность положения пойманного зверя предстает перед Паветтой со всей очевидностью. Ей кажется, что она задыхается; в груди возникает отвратительное чувство, что она заживо замурована в собственном теле, которым распоряжаются все, кому не лень. Ее нервы, до того стойко переносившие всякое напряжение в общении с собственной матерью – королевой, не выдерживают. Топнув ногой, и подобрав передние юбки, Паветта в панике бросается к дверям зала, едва плечом не сшибая мольберт и заморского художника, что за тем прячется.
– Коль так хорош, пусть по памяти рисует!
Она походит на бешеный речной поток, вышедший из берегов, когда несется по коридору замка, не вглядываясь в лица перепуганной прислуги и не разбирая дороги, уводящей ее прочь от тронного зала.

На дворе слышится смех – это прибыл Барон Эйлемберт из Тигга в сопровождении десятка своих лучших воинов, но вокруг него, такого словоохотливого и смешливого с живым взглядом голубых глаз и вечно блуждающей очаровательной улыбкой на губах, вьются стайками придворные дамы, и даже один бард, который легко вычисляется по лютне.
– Паветта! – Собственное имя, пронесшееся над головами придворных и слуг, вынудило цинтрийскую принцессу замедлить шаг и прижать к низу давящего на грудь корсета, ладонь. Надо отдышаться. Она медленно преодолела несколько ступенек, сердце все еще громко стучало в ее груди.
– Барон Эйлемберт! – Паветте понадобилась доля секунды, чтобы прийти в себя и одарить мужчину неким подобием улыбки.
– За Вами, кто – то гнался? – Он зашагал по образовавшемся коридору между расступившимися перед ним людьми – Волки? – И зарычал, натурально подражая волкам, что позади едва не хлопнулась в обморок одна из знатных дам. – Может быть медведь? – И его голосовые связки исторгли звук, похожий на рев медведя. Этим он и был популярен при дворе – подражаниям реву, пению и свисту всех известных, неизвестных и мифических животных и существ, оттого и прозвище свое получил – Кудкудак. Отслеживая каждое движение и каждый вдох цинтрийской принцессы, Эйлемберт улыбался, и на его щеках играли ямочки.
Паветта покачала головой. Говорить о причинах побега из замка ей вовсе не хотелось. На помощь пришла одна из фрейлин, нагнавшая ее только сейчас. Торопливо присев в реверансе перед молодым мужчиной, она, не поднимая взгляда, быстро произнесла:
– Милсдарь, нам с принцессой пора прогуляться к реке. – Позади нее замаячили еще несколько фрейлин, кивками головы подтверждающие, что и впрямь пора отправляться к реке.
– К реке? Может быть вас следует сопроводить? – Не прекращая улыбаться дамам позади принцессы, да и самой принцессе тоже, поинтересовался барон.
– Вас быстро разморит жарой, милсдарь Эйлемберт, и стихами, – это уже были слова самой Паветты. – В другой раз, быть может. – Обворожительно улыбнувшись, четырнадцатилетняя цинтрийская принцесса потянула одну из фрейлин за собой.

https://i.imgur.com/d2lGRmS.jpg https://i.imgur.com/amN26aK.jpg https://i.imgur.com/Yu1hECz.jpg

Небо над их головами было лазурным, а облака, напоминали собой шапки взбитых сливок над королевскими пирожными. Мягкая трава приятно щекотала ноги, и вышагивать по ней, приподнимая подол платья, было одно удовольствие. Возьми чуть левее, и раздвигая траву что вытянулась выше пояса, набредешь на заросли дикой малины, сладкой, душистой.
Паветта на мгновение обернувшись, окинула внимательным взором свой небольшой отряд. Фрейлины стремились не разрывать дистанцию друг с другом и своей госпожой, и в полголоса перешептывались друг с другом на тему того, что не так уж и плохо было бы, если бы с ними пошел барон или его люди, так было безопаснее. Мысль буквально была общей и вилась над головами девиц точно рой мошек.
– Ты не права, Клития, – вмешалась Паветта, замирая у края небольшой вытоптанной лужайки, всего в паре метров от реки. Пришли. – Здесь нет ничего и никого, кто мог бы нам причинить вред, это ведь земли Цинтры, здесь правит моя мать.
Принцесса шагнула в тень высокого бука.
– Присядем здесь. – И развернувшись к дамам спиной, добавила, – ослабьте мне корсет, дышать нечем. – Суетясь фрейлины обступили ее со всех сторон, исполняя желание своей госпожи. Спустя несколько минут все они были погружены в беседу о стихах и музыке, но это очень быстро наскучило, как и ягоды, которые горстями собирались в ладони прямо с кустов дикой малины неподалеку, а затем спешно отправлялись в рот.
Паветта предложила поводить хоровод, остальные согласились. Все шагнули в круг, едва касаясь ладоней друг друга кончиками пальцев и одна из фрейлин запела, разливаясь в пространстве квинтэссенцией любви и покоя, пробуждая воображение и фантазии. Голос ее обволакивал присутствующих мягким покрывалом нежности и будоражила кровь, словно хмель. Это на время помогло Паветте позабыть о случившемся в тронном зале, и теперь она смеялась вместе с другими дамами цинтрийского двора от разлитого в воздухе счастья.
– Моя лента! – Клития не успела поймать шелковую полоску, уносимую порывом поднявшегося ветра. «Лента! Лови ее! Держи ее!» Наперебой защебетали остальные фрейлины, но ни одна не смогла дотянуться. Паветта кинулась к воде, туда куда уносило шелковую зеленую ленту.
– Ваше Высочество! Госпожа! – Донеслось ей в спину, но княжна спешно отмахнулась, не почуяв беды и шагнула еще ближе к воде. «А где же лента?» Малахитовый взгляд скользнул по речной глади, по листам кувшинок на противоположном берегу. 
«Где-то здесь». Паветта напряженно вглядывалась в воду. В камышовых зарослях слышалось жужжание москитов и стрекот кузнечиков. Еще одно легкое дуновение ветерка, подсказало княжне, что неплохо было бы поглядеть в густых зарослях у воды. К ним она и шагнула.
– Ах! – только и смогла сказать пораженная Паветта, а сердце её учащенно забилось, когда напротив, протягивая к ней руку, заговорил мужчина. Сомнений в том, что это был именно мужчина, у Паветты не возникло – широкие плечи и голос заглушаемый латным шлем с прорезью для глаз, – все в нем выдавало рыцаря. И как только его фигуру она не разглядела в зарослях?? Цинтрийская принцесса подняла глаза на шлем, стараясь удержать взор на уровне прорези за которой сверкали глаза. – в голове что-то случилось, ноги стали ватными. Она жадно глотнула воздуха.
– Она не…, –моя севшим голосом прошептала Паветта, лишь на долю секунды подумав о том, что эта встреча не несет в себе для нее никакого добра. Ей захотелось бежать без оглядки, но она заставила себя остаться на месте и изящными пальцами поддеть шелковую зеленую ленту с латной перчатки. «Ну что ж, – подумала Паветта, – буду надеяться на то, что он не шпион и не убийца».
– И давно вы здесь сидите, милсдарь? – Вопрос сорвался с губ княжны, после того, как она смогла выровнять дыхание. – Съели что-то не то и животом теперь мучаетесь? Иль ловля чужих шелковых лент для вас любимое занятие, высмеиваемое всеми иными рыцарями?

[nick]Pavetta[/nick][status]мертвая принцесса[/status][icon]https://i.imgur.com/4URjzVp.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/QfT72WZ.gif https://i.imgur.com/3czctIc.gif https://i.imgur.com/OYUpjI9.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Паветта Фиона Элен</a><div class="fandom">Saga o wiedźminie</div><div class="info">Я ищу ответа в глазах темнее неба
Кометой до рассвета лечу к тебе я слепо</div>[/lz]

+2

4

Эмгыр рассмеялся в ответ на вопрос юной девы, но не зло или издевкой, просто его слегка окатило юношеским задором, которым так щедро делилась со всеми цинтрийская княжна.
- Прошу прощения, моя госпожа, я надеюсь, что смех мой не обидел вас. Просто вспомнилась собственная юность, - Эмыгр лукавил. Искусство пустого разговора при имперском дворе - этому умению начинали учить с самого раннего возраста. Болтать о чём угодно - не говоря ничего важного. "Будущий Император должен быть хорош в этом", - так когда-то говорили учителя, но когда это было? - Мне жаль, госпожа, если я вас напугал, но в тени этого древа - так хорошо отдыхать после долгого пути, что я не смог удержаться.
Паветта не похожа на мать. Общего у них только цвет глаз да волос. У Калантэ грация хищника и цепкий взор человека, который всегда боролся за собственную силу и власть. Беглый принц никогда бы не подумал осуждать княгиню - они были в чём-то удивительно похожи.
Юная княжна была гибкой, словно ивовая лоза, черты её лица были изящны и тонки, - смотреть на неё было радостно и приятно. Эмгыр внезапно ощутил себя путником, прошедшим пустыню, и получившим вожделенную воду. "Не так уж и много женщин я видел подле себя, - изгнанник мрачно усмехнулся под шлемом, - Невозможно забыть, что у тебя вместо лица".
- Я слышал от одного своего знакомого, - Эмгыр не врал, он просто преувеличивал. Голос его звучал вкрадчиво и мягко, - что Цинтра - прекрасное княжество, что земли здесь прекрасны и богаты, а люди - добры, справедливы и держат своё слово. И вот я здесь... Любуюсь природной красотой. И, видимо, боги ниспослали мне не только прекрасный вид, госпожа, но и вас, - голос у Эмгыра не дрогнул ни разу. Сейчас это было бы ни к месту, ни к времени. - Позвольте, спросить, прежде чем вы исчезнете, - сейчас Эмгыр врал. Конечно же он знал всё то, что собирался спросить. - Где мне найти Рёгнера из Эббинга? Когда-то я спас его жизнь в лесу Эрленвальде и он пообещал мне отдать то, что оставил дома и чего не ожидал там увидеть. Я сказал, что приду за обещанным через пятнадцать лет. И вот я здесь, - то Рёгнер уже давно лежал в земле - не тайна для Эмгыра. Столь ценное обещание - стоит того, чтобы за ним приглядывать.
Эмгыр давно уже опустил руку - из которой исчезла нежная лента. Он стоял неподвижно, выглядя только внешне спокойно. Сейчас на кону было столь многое! "Калантэ никогда бы не пустила меня даже на порог. Приди я к ней и скажи... Поэтому я - здесь и сейчас - говорю со своим Предназначением", - времени у них было немного, совсем кроха. И всё же оно, это крохтное мгновение, казалось бы растянулось в вечность. Что ж, Эмгыр не был против - красивый пейзаж за плечом, перед глазами - прекрасная дева. Возможно, больше уже никогда так не повезёт. Но рискнуть, проверить, попробовать - стоило.

[nick]Dany[/nick][status]заколдованный[/status][icon]https://i.ibb.co/Ytg1zrM/4v71vjF.png[/icon][sign]https://i.ibb.co/ZX4ysTS/jQdeg6D.gifhttps://i.ibb.co/zNyRz3k/Cb1uOac.gifhttps://i.ibb.co/KyCZLyh/oRSaJzz.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Дани, Йож из Эрленвальда</a><div class="fandom">Saga o Wiedźminie</div><div class="info">But did you know, that when it snows my eyes become large and the light that you shine can be seen</div>[/lz]

Отредактировано Fenris (20.08.22 13:47:13)

+2

5

Даже заглушаемый стальным шлемом с опушенным забралом смех молодого мужчины звучал довольно искренне. Ответная улыбка не заставила себя долго ждать – уголки губ Паветты дрогнули. Она опустила глаза к мыскам собственных сапожек, едва лишь почувствовала, что проявляет интерес к таинственному незнакомцу в рыцарском одеянии и его словам.
– Я узнаю герб, – ее изящный палец ткнулся в металлический нагрудник рыцаря перед ней. – у гор Амелл, есть лес Эрленвальд. – С легким прищуром княжна взглянула в небо, где над их головами, в безоблачной синеве медленно кружил канюк, в полете издавая протяжный и гнусавый звук с «канючащими» нотками [потому так и назван был]. – Ваш путь и правда был долгим, милсдарь.
Она наклонила голову набок, и тяжелая платиновая коса, медленно сползла со спины к княжескому плечу, прислушиваясь к голосам за спиной. Вот-вот ее кинуться искать, перепугавшись до смерти долгим отсутствием. Взгляд медленно скользил по доспеху, в основном задерживаясь на грудной пластине, но пару раз поднимался и выше, к шлему, где через прорезь можно было разглядеть блеск чужих глаз. Паветта едва ли слушала хвалебные речи в адрес Цинтры. Любой странствующий рыцарь, кому предоставлялся шанс заглянуть в замок, чтобы приклонить колено перед ее матерью Калантэ, только о красотах этих мест и говорил.
Но стоило ей услышать имя собственного почившего, всего лишь пару месяцев как, отца, княжна Паветта вздрогнула. Услышанное отчего-то больно кольнуло в самое сердце. Она глубоко вздохнула, чтобы отогнать от себя горькие и одновременно пугающие ее мысли.
– Король, Рёгнер, недавно скончался от морового поветрия, – она сделала полшажочка назад, ощущая, как тело ее охватили ледяные тиски, и совершенно позабыв, что в присутствии чужих, благородная княжна не должна показывать свою беззащитность. Под растрепанным косами, да под жестким воротником, её – бедняжку, прошиб холодный пот, а в горле встал жесткий ком, помешавший сразу говорить.
Яркими всполохами перед глазами заплясали воспоминания прошлого: смех отца, его неуклюжие и какие-то совершенно несвойственные королю танцевальные па, которые он выдавал на балах, ворчание матушки, смотревшей на все это и еще много, много всего, что перед глазами мелькало точно разноцветный калейдоскоп. Своего покойного батюшку Паветта любила, не смотря на всякое ворчание собственной матери, которое с набегающим ей возрастом, лишь усиливалось. Княжна, искренна была опечалена тем, что её отец, горячо любимый ею, отошел в иной мир. И более того, выплакала все свои слезы, когда её – бедняжку, по приказу королевы Калантэ, не допускали к постели умирающего, объясняя запрет тем, что болезнь весьма заразна, в особенности для еще неокрепшего организма. Паветта глубоко вздохнула. Милостивая Мелитэле, как же она скучала по нему, по его смеху, его доброте, его заботе.
– Что? – Голос княжны прозвучал сипло, перебираясь из пересохшего горла на мягкие вишневые губы, со скрипом, как будто и не голос вовсе звучал, а несмазанное колесо телеги скрипело. Она испуганно вздрогнула и теперь уже совершенно не скрывая собственных намерений, попятилась спиной к поляне, на которой резвилась с фрейлинами. Мозг лихорадочно соображал, а не рвануть ли через все поле, да напрямик, в направлении ворот Цинтры, где был шанс спрятаться за ее такими надежными стенами. Она с трудом удержалась на месте, чтобы не сорваться на бег. Панический страх навалился на нее с новой силой, заползая в каждый закуток ее души, прогрызая все мысли и забирая силу. Паветта словно окаменела, под темным, испытывающим взглядом, впившимся в ее побледневшее лицо, через опущенное рыцарское забрало стального шлема.
Няньки рассказывали ей всякое: и о дриадах из величественного леса Брокилон, и о Диком Гоне – вооруженных силах Народа Ольх, о крысолаках, вурдалаках, бруксах и водяных бабах живущих на местных болотах – но всё это было похоже на сказки, которым старательно пытались припугнуть княжну, чтобы она никуда не бегала со двора и всегда была под присмотром. А вот Право таким не было. Право Неожиданности было на слуху у каждого, кто жил в землях Северных королевств, обычай сей был таким же старым, как и сам Континент, на который высадились первые нордлинги. И княжна о нем, разумеется, слышала. От отца, вопреки запретам матери, люто ненавидящей все эти придуманные мужчинами обычаи и традиции. Каждый раз она гневно шипела на «безумца» Рёгнера, что, перебрав меда, снова и снова рассказывал любому, кто готов был его слушать, о том случае в ущелье, где его спасли от неминуемой гибели.
– Пятнадцать лет, – точно эхо, повторила услышанное, Паветта, взором малахитовых глаз прожигая стоящего перед ней рыцаря. Оставаться здесь и позволить увести себя, словно скот, она не могла. Да и не хотела! С холма послышались первые робкие, но взволнованные попытки звать её, но Паветта не отозвалась.
– Срок еще не подошел. – Немного осмелев, произнесла цинтрийская княжна. – Княжне еще не исполнилось пятнадцать. – И смекнув, что возможно, тот кто заговорил с ней о праве неожиданности никогда и в глаза свое «предназначение» не видел, добавила: – с чего вы вообще, милсдарь – рыцарь, решили, что княжна вами, да под белы рученьки сопровождаемая, куда-либо пойдет?

[nick]Pavetta[/nick][status]мертвая принцесса[/status][icon]https://i.imgur.com/4URjzVp.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/QfT72WZ.gif https://i.imgur.com/3czctIc.gif https://i.imgur.com/OYUpjI9.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Паветта Фиона Элен</a><div class="fandom">Saga o wiedźminie</div><div class="info">Я ищу ответа в глазах темнее неба
Кометой до рассвета лечу к тебе я слепо</div>[/lz]

Отредактировано Talia al Ghul (12.08.22 21:28:05)

+1

6

Эмгыр снова рассмеялся и снова не обидно. Юная княжна старательно пыталась выдать себя за кого-то другого, словно была уверена в том, что никто не знал как она выглядит. Всё что можно он потерял уже очень давно, а ждать уже было невозможно.
- Ну, что вы, госпожа, конечно, я не жду что княжна, словно козочка пойдёт за мной. Однако, я слышал, что она умна и добросердечна. И, возможно, моя история тронет её сердце. Поверьте, - мужчина прижал руку к нагруднику, словно показывая что говорит от чистого сердца, - никто не пользуется Правом Неожиданности от пустой безделицы. Или какого-то тайного желания. Положение моё довольно печально и та встреча с Рёгнером из Эббинга, возможно, была ответом на мои просьбы - послать мне спасение, - голос Эмгыра на самом деле немного дрогнул в конце его речи. "Если ты не веришь в то, что ты говоришь, то и не говори вовсе", - так когда-то юному принцу говорил его отец. И сейчас Эмгыр верил в то, что говорил. - Можно подумать, что я - охочий до денег алчный бродяга, который воспользовался бедственным положением Рёгнера, тогда в лесу. Но помог я ему не благодарности ради. Так вышло. Деньги или какие-то иные богатство мне не нужны, - и это было правдой. - Это есть у меня. Но толку от этого, если... - Эмгыр умолк, опуская голову, словно он был повинен в чём-то, - ... ты проклят.

Шум, где-то там, за ветвями плакучей ивы нарастал. Юную княжну потеряли и собирались искать. Если они пробудут здесь ещё дольше, то проблем станет больше, чем нужны. Всё, что выяснил Эмгыр за эти годы, так это то, что проблемы, особенно сейчас ему нужны меньше всего.

Он сделал шаг вперед, но так, чтобы и без того очевидно перепуганной девушке, не показалось, что он попытался бы её сейчас схватить и куда-то потащить. Нет, шагнул Эмгыр вбок, ближе к стволу дерева и бережно приподнял ветви ивы для юной княжны, создавая для неё проход, предлагая безопасный выход, так чтобы это выглядело так, словно бы, она долго искала ленту в этих ветвях.

- Вас потеряли, госпожа моя, и скоро начнут искать с собаками, наверное. А мне бы... не хотелось с ними встречаться, - память сама подкинула ту, первую ночь, когда его гнали по лесу, словно дикого зверя. Тогда Эмгыр понял, что никогда больше не сможет получить удовольствие от императорской охоты - она навсегда будет испорчена этими воспоминаниями. - Если, - голос мужчины прозвучал печально, - моя прекрасная госпожа, княжна Паветта, ваше сердце в половину так же добро и благородно, как об этом все говорят, то надеюсь, что мы с вами увидимся сегодня, здесь же, за час до заката. Меня зовут Дани и во мне нет никакого злого умысла, потому что коль он бы был, я б и говорить не стал с вами, - принц в изгнании надеялся на любопытство княжны, на её горячее сердце, на её юность. Сейчас он ставил всё именно на это. Эмгыр умолк, снова склонив голову, продолжая придерживать для княжны ветви - одной рукой, а другую прижав к груди. Оружия при нём не было - будь оно, это было только ещё больше напугало девушку. А так она очевидно была проворнее него, всего так тщательно упакованного в доспехи. Или всё решится в ближайшие дни, или уже никогда, - и мужчина слишком отчётливо это понимал.

[nick]Dany[/nick][status]заколдованный[/status][icon]https://i.ibb.co/Ytg1zrM/4v71vjF.png[/icon][sign]https://i.ibb.co/ZX4ysTS/jQdeg6D.gifhttps://i.ibb.co/zNyRz3k/Cb1uOac.gifhttps://i.ibb.co/KyCZLyh/oRSaJzz.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Дани, Йож из Эрленвальда</a><div class="fandom">Saga o Wiedźminie</div><div class="info">But did you know, that when it snows my eyes become large and the light that you shine can be seen</div>[/lz]

+1

7

Паветта молчала, покусывая нижнюю губу и обдумывая услышанные слова рыцаря. На её собственную беду, его словам княжна отчего-то верила. Когда под латной перчаткой хрустнули тонкие еще неокрепшие ивовые ветви, Паветта вздрогнула и, даже в тени видно было, как загорелись её щеки.
– Мне необходимо идти. – торопливо отозвалась она, подбирая юбки, чтобы было удобнее пробираться под ветвями, едва только заслышав, как близко подобрались к этому укромному местечку у плакучей ивы ее служанки. Каждый раз отдергиваемая внезапно нахлынувшими эмоциями, она пыталась успокоиться и взглянуть на все с другой стороны, но ничего из этого не выходило.
– Кня-я-яж-наа. Па-аве-е-етта-а! Аа-ууу! – зов служанок послышался еще ближе. Цинтрийская принцесса шагнула под приподнятые ветви, ни словом не обмолвившись больше с тем, кого повстречала в тени дерева.
– Вы чего развопились, – едва показавшись на глаза придворным дамам, проворчала Паветта. – Неужто хотите, чтобы маменька сюда всю центрийскую армию согнала? – В волосах княжны запутались несколько свежих, душисто-зеленых ивовых листочков. Больших усилий стоило ей подавить в себе желание оглянуться и бросить последний взгляд на притаившегося за ветвями плакучей ивы таинственного незнакомца в латных доспехах. С губ ее сорвался легкий вздох, и она погнала прочь от лица мелкого комарика, норовившего пристроиться у нее на пунцовой щеке.
– Мы думали вас разбойники похитили! Или тролль лесной утащил! – Паветта недовольно, но несильно отмахивалась от собственных наперебой причитающих служанок, которые словно пиявки впивались ей в руки и одежду, проверяя цела ли она, не ушиблась ли при поисках ленты.
– Что за глупости. – неестественно ровным голосом произнесла принцесса, отведя взгляд в сторону. Служанки же только примолкли от ее тона, а Клития и вовсе поджала пухлые губки. От взгляда фрейлины у Паветты в груди что-то кольнуло. – Идемте скорее, я проголодалась.
Подчинившись неспешному шагу друг друга, они отступили от ивовых зарослей и направились к дому. Про ленту, за которой бегала к воде княжна, никто больше и не вспомнил.

***

Таинственный рыцарь, повстречавшийся ей у реки, все никак не желал идти у нее из головы.
«Меня зовут Дани…»
Она аккуратно и легко коснулась покачивающейся сережки, вдетой в мочку ее уха. Княжна задумчиво провела самыми кончиками пальцев по точеному подбородку и чинно пригубила вино из собственного бокала. Не смотря на собственные слова о том, что она проголодалась, всего лишь спустя минуту после того, как стол для нее и её фрейлин был накрыт, она оставила в покое свою тарелку и внимательно прислушивалась к тому, что именно говорят ей сидящие за столом дамы. Говорил, разумеется, о кавалерах, немного нарядах, немного о литературе и вышивке. Паветте было не до светских бесед. Изумрудный взгляд княжны скользил от одного улыбающегося девичьего лица к другому, в попытках угадать, кто из них наверняка знал, как обхитрить стражу и ненадолго сбежать из замка.
«…Сегодня, здесь же, за час до заката…» – цинтрийская княжна лениво ковырнула в своей тарелке пару кусочков тушеного кроличьего мяса с овощами. Слова таинственного рыцаря, спасшего её отца, звучали у нее в голове как-то очень уж отчетливо. – «Никто не пользуется Правом Неожиданности от пустой безделицы.» От этих слов у нее сладко заныло внутри. Нет, она не проведет весь вечер, перебирая в памяти каждое его слово, и придумывая, что оно могло значить. Она вообще не собирается думать о нем сейчас. От этих мыслей у Паветты слегка закружилась голова, и она окончательно потеряла нить разговора.
– Не ходите за мной, – Поднявшись из-за стола, она жестом руки велела прислуживающим ей дамам, оставаться на своих местах. Получилось ненадолго сбежать в собственную комнату, но не прошло и пары минут блаженной тишины, как кто-то поскребся в дверь. Клития показалась в дверях, виновато опуская глаза долу, как только её взгляд повстречался с взглядом зеленых глаз княжны.
– С косами сами не справитесь, – напомнила она, шагнув поближе.
– Не торопись. – Паветта окинула её внимательным взглядом. – Со двора бегала хоть раз встречаться с кем?
Она немного замешкалась с ответом.
– Значит бегала. Не отпирайся. – Следуя своим каким-то выводам, отозвалась княжна, глядя на Клитию, которая уже было открыла рот для ответа. Паветта дернула плечом. – На закате поможешь мне выйти за ворота замка, но не вздумай об этом никому говорить.

***

Тяжеловатой оказалась сумка, перекинутая через плечо, да задевающая грудь. О бедро при скором шаге ударялась, согревая изнутри свертком с едой, которую она так же велела прихватить для себя со стола. Там был и кусок жареной говядины, и несколько ломтей теплого пшеничного хлеба, и хрупкие на вид, но необычайно ароматными фруктовые пирожные, даже бурдюк с вином был. Но за последним княжна гоняла уже пажа, заставив ей в комнату принести целый кувшин, половину которого с неумения и пролила, пока переливала.
В простеньком сером платьице, которое непонятно откуда притащила её фрейлина, было зябко. Уши едва грела непонятных размеров и формы шапка, под которую пришлось прятать очень приметные платиновые косы. Но хуже всего было то, что дурашливая часть ее наряда то и дело сползала на глаза, мешая нормально видеть.
Она на цыпочках пробралась мимо храпящего у неприметной калитки стражника, надвинувшего себе на раскрасневшееся лицо шлем, так, что из-под того только торчали шикарные густые русые усы и ловко лавируя между стираным бельем, подсыхающем на легком вечернем ветерке, снова устремилась к реке.
Достигнув того места, где они еще днем с придворными цинтрийскими дамами водили хоровод, Паветта кинула взгляд вдоль речного берега, до самой плакучей ивы, возле которой и повстречала таинственного рыцаря. Если взгляд ее собственных глаз её не обманывал, никого там уже не было. Она поежилась, покрепче к бедру рукой прижимая сумку.
– Какая же глупая это была затея…

[nick]Pavetta[/nick][status]мертвая принцесса[/status][icon]https://i.imgur.com/4URjzVp.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/QfT72WZ.gif https://i.imgur.com/3czctIc.gif https://i.imgur.com/OYUpjI9.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Паветта Фиона Элен</a><div class="fandom">Saga o wiedźminie</div><div class="info">Я ищу ответа в глазах темнее неба
Кометой до рассвета лечу к тебе я слепо</div>[/lz]

+1

8

Его, конечно, пытались отговорить от этой авантюры, которую он сам же и устроил. Но пересуды приближённых Эмгыр пресёк властным движением руки и сам же подивился этой властности. Казалось бы, столько лет в бегах - всё это должно было уже давно выветриться из него, но нет. Сын Императора - всегда останется сыном Императора.
"Придёт ли? - в комнатах Эмгыра стояла темнота - почти всегда. Лишь с заходом солнца в них вносились свечи, - Коль не придёт сама, а пришлёт кого?". Вариантов было как всегда слишком много и всё предусмотреть было невозможно. Всё, что было у мужчины - это лишь тусклая и слегка кривая, как осколок дешёвого зеркала, надежда.
Его, конечно, пытались отговорить от идеи не надевать доспехи, но рыцарская махина, в которую он неизбежно превращался, когда надевал это - привлекала бы совершенно не нужное ему внимание. А сейчас дело было - что требовало ловкости и умения сливаться с тенью. Как ни странно, Эмгыр преуспел и в том, и в другом. Лишь нужно было, чтоб на плаще был капюшон побольше, а ткань его была потолще.
"За час до заката... - сам над собой посмеялся Эмгыр, - Я и, правда, надеюсь, что смогу удержать её здесь целый час? Но как иначе показать, что происходит, как только наступает солнце скрывается за горизонтом?". Люди всегда боялись его обезображенного проклятьем лица. Даже те, кто служили ему - отводили взгляд. Но у мужчины не было причин их обвинять или укорять. Была бы возможность он бы и сам предпочел бы забыть, как выглядит.
- Какая же глупая это была затея... - Эмгыр и ждал, и не ждал её. Он пришёл сюда чуть раньше, ему необходимо было устроиться здесь. Ведь в случае успеха, его ожидал очень долгий разговор. Поэтому с постоялого двора, где он и его люди снимали несколько комнат, мужчина унес несколько сочных яблок, кусок терпкого цинтрийского сыра. Правда, к этому всему, в комплекте шла только чистая вода, но принести на встречу с княжной крепленное вино, столько характерное для путевых харчевен - было бы слишком грубо.
В столь нелепом наряде княжну было просто не узнать, и не если бы Эмгыр не услышал её голос, то никогда бы и не вышел к ней. Темнота хорошо его скрывала, его силуэт не обладал прежней рыцарской массивностью. И девушка, скорее всего, его не заметила - когда не знаешь, что ты ищешь, то всегда крайне легко не найти это.
- Госпожа? - голос Эмгыра прозвучал не так глухо, как днём, но куда более взволнованно, чем ему хотелось бы показать. Он вышел к ней, отодвигая ветви, показываясь и, одновременно, нет. Скидывать капюшон с головы было ещё рано. Река хорошо разносила любые звуки - а уж звонкий девичий крик тем более. Принц слишком хорошо знал человеческую реакцию на свой облик. Даже Рёгнер когда-то не сдержал вскрика, что уж говорить о юной деве, которая жила под пристальным, действительно львиным, присмотром своей матери. - Я - здесь, - Эмгыру пришлось сделать несколько шагов вперед, дальше от спасительных ветвей плакучей ивы. Он осторожно протянул руку девушке. Сейчас она не была скрыта латной перчаткой - только обычной. Проклятье касалось всего облика Эмгыра. - Прошу прощения, вы, право, решили, что я не пришёл. Однако, когда имеешь дело с тайными встречами, то уж лучше быть незаметным. Прошу вас, - он сделал пригласительный жест рукой, указывая на всё те же ветви ивы, - будьте моей гостьей. Не уверен, что я смог организовать вечернюю трапезу достойную княжны - мне не так часто доводилось принимать гостей. Однако, смею надеяться, что скромная трапеза, призванная несколько скрасить мой долгий рассказ, не огорчит вас, моя госпожа.

[nick]Dany[/nick][status]заколдованный[/status][icon]https://i.ibb.co/Ytg1zrM/4v71vjF.png[/icon][sign]https://i.ibb.co/ZX4ysTS/jQdeg6D.gifhttps://i.ibb.co/zNyRz3k/Cb1uOac.gifhttps://i.ibb.co/KyCZLyh/oRSaJzz.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Дани, Йож из Эрленвальда</a><div class="fandom">Saga o Wiedźminie</div><div class="info">But did you know, that when it snows my eyes become large and the light that you shine can be seen</div>[/lz]

+1

9

Ветер пробежал по верхушкам прибрежных кустов и мягко коснулся его лица, на фоне черной воды отчетливо виднелся её силуэт. Паветте вдруг показалось, что она слышит отдаленное, горестное пение, исходившее с противоположного берега реки. Ее глаза наполнились слезами, и она спешно огладила себя по лицу ладонью, чтобы скрыть их от посторонних глаз. Очень, к слову, вовремя. Со стороны ивовых зарослей, где днем она встретила таинственного рыцаря, вновь послышался голос. Она вздрогнула всем телом, задерживая в груди неосторожный испуганный вскрик. Она резко выдохнула, заставляя себя отогнать неуместные мысли о разбойниках и волках, рыщущих в лесу и вблизи того, особенно за час до заката. Ее взгляд, полный тревоги, скользнул по широкоплечей фигуре, про себя подмечая, что доспехов на этот раз не было. Паветта сглотнула, неожиданно почувствовав, что щеки её горят огнем.
— Вы напугали меня, — шепотом отозвалась она, хотя вряд ли их кто-то мог в такой час, да еще и у реки подслушивать, разве что редко устраивающие у воды перекличку друг с другом лягушки. Паветта быстрым, без малейшего усилия, движением руки, стянула с головы нелепую шапку под которой прятала косы и те, под собственной тяжестью скатились вниз по ее спине, платиновыми канатами. А вот ее спутник не спешил показывать своего лица и капюшон отчего-то не стянул со своей головы, являя наконец-то ее взору свое лицо. Сердце её забилось, а колени чуть не подогнулись, но это нисколечко не помешало ей протянуть к нему руку и ухватившись за ладонь, облаченную в кожаную перчатку, довериться ему. Она чиркнула последний раз взглядом по поляне, и спокойной темной глади реки, от которой тропинка убегала к ивовым зарослям, приподнимаемым рукой рыцаря, и, наконец-то решилась двигаться дальше.
Сноп искр взвился вверх от гудящего пламени разведенного костра, прямиком к усыпанному мириадами звезд, небу. Паветта молчала, заворожено глядя на беснующееся пламя. Содержимое сумы, которую она принесла с собой, давно уже было разложено перед ними, но никто так и не притронулся к еде. Без своих украшений, в простеньком платье, которое обычно носили крестьянские девки, она чувствовала себя почти раздетой, оттого время от времени ежилась под пристальным взглядом, который на неё бросал рыцарь из – под капюшона.
— Дани, — наконец выдавила она из себя, с грустью смотря на подавленное пирожное, которое не смогло пережить это недолгое путешествие от замка к реке. — Днём, перед моим уходом, ты сказал, что ты проклят… — как она не старалась, но заглянуть под широкий капюшон ей так и не удалось, только изредка Паветта, краем глаза, ловила на себе мельком брошенный на неё взгляд, блестящий в глубинах того, когда смотрела куда-нибудь в сторону, но не на рыцаря.
В наступивших сумерках шелест листвы, едва заметное поскрипывание деревьев и ночные птицы, упоённо щебечущие свою песню, звучали совершенно иначе, чем в те бессонные ночи, которые княжна проводила в собственных покоях, сидя у витражного окна.
— Кто же проклял тебя — тихо спросила она, глотая ком в горле, лицо Паветты в одночасье вспыхнуло стыдливым румянцем, она и не ожидала, что произнесет свои мысли вслух. — И за что?
Огонь костра яростнее рванул к небесам, когда молчаливый Дани подкинул в тот новых веток и немного сухой травы. В носу защипало от едкого дыма, который потянулся в направлении Паветты и она, чтобы сбежать от него, двинулась в сторону, но так уж вышло, что ближе к таинственному рыцарю. Звёзды, над их головами, искрились ослепительным сиянием.
— Не молчи. — не могла найти себе места Паветта. — Ответь мне. — как можно тише попросила она, нервно разглаживая подушечками пальцев что-то лишь отдаленно напоминающее складки на простеньком сером платье.
Беспокойная мысль о том, что она кому-то предназначена не выпускала ее из цепких лап, и чтобы хоть как-то отвлечься от невеселых дум, Паветте показалось очень удобным поговорить с таинственным героем о его непростой судьбе, о всём что ему пришлось пережить до сегодняшней встречи со своим предназначением у реки, под плакучей ивой.

[nick]Pavetta[/nick][status]мертвая принцесса[/status][icon]https://i.imgur.com/4URjzVp.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/QfT72WZ.gif https://i.imgur.com/3czctIc.gif https://i.imgur.com/OYUpjI9.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Паветта Фиона Элен</a><div class="fandom">Saga o wiedźminie</div><div class="info">Я ищу ответа в глазах темнее неба
Кометой до рассвета лечу к тебе я слепо</div>[/lz]

+1

10

Эмгыр ещё какое-то время хранил молчание, потом начал говорить, осторожно, медленно, словно охотник, что выслеживал дичь, подбирая слова:

- Кто меня проклял? Маг, которому за это заплатили, - голос его прозвучал глуше, чем он сам ожидал. Спустя столько лет - это всё равно его терзало и как бы он не делал вид, что ему уже давно всё равно - это всё было не так. - Почему? - в голосе Эмгыра прозвучала горькая улыбка, почти насмешка. - Как и всегда из-за власти и денег. Мой отец владел землями, которые возжелал другой. Нашёл предателей среди людей отца, которые хотели больше власти, больше привилегий, больше денег... Мне было тринадцать лет... - Эмгыр не решался, всё ещё не смел снять капюшон с головы. Он знал что под ним, уже успел смириться с этой гнусной мордой, что чаще всего видел в зеркале вот уже столько лет, но княжна... "Будет ли её реакция такой же, как и у всех?", - эта мысль тревожно билась у него в голове. Ему бы хотелось сказать, что он не особенно и рассчитывал, что она не испугается, и всё же... Внутри жила глупая надежда, что нет - её не коснется страх. Предназначение - хоть и подсмотренное с помощью астролога. Они же были связаны - она...

Эмгыр вдохнул и шумно выдохнул. Сейчас решалось очень многое. Руки его легли на края капюшона, готовясь его откинуть.

- При свете солнца и до самой полуночи, я выгляжу так, - он откинул капюшон, являя умирающему дню свой отвратительный лик - гнусное чудовище. Облик в котором, если его кто-то и видел днём, всегда сопровождался попытками поднятия на вилы - после третьей попытки стало понятно, что проще прикинуться странствующим рыцарем из Туссента, что дал какой-то идиотский обет. - Но маг... сплоховал и как только солнце окончательно скрывается за горизонтом ко мне возвращается... человеческий облик.

Впрочем, в его слова всегда было сложно поверить. Он это знал точно и сейчас говорил это всё с обреченностью в голосе. И всё же крохотная надежда жила в нём. Не могло всё зайти так далеко только на одном просто везении. Возможно, за теми кто Предназначен друг другу действительно наблюдают хоть какие-то боги этого мира и хоть как-то им помогают.

[nick]Dany[/nick][status]заколдованный[/status][icon]https://i.ibb.co/Ytg1zrM/4v71vjF.png[/icon][sign]https://i.ibb.co/ZX4ysTS/jQdeg6D.gifhttps://i.ibb.co/zNyRz3k/Cb1uOac.gifhttps://i.ibb.co/KyCZLyh/oRSaJzz.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Дани, Йож из Эрленвальда</a><div class="fandom">Saga o Wiedźminie</div><div class="info">But did you know, that when it snows my eyes become large and the light that you shine can be seen</div>[/lz]

+1

11

Это было похоже на приключение – отважиться сделать то, что она раньше никогда не делала. Может потому она и сидела здесь, чувствуя, как через расстеленную на траве накидку, остывает после долго дня, земля. Паветта не имела ни малейшего представления о том, куда может завести ее эта авантюра. И все же, как ни странно, ей это нравилось. Она не испытывала страха, хотя знала, что, если ее поймают, то будет плохо. Когда Дани заговорил с ней, княжне показалось, что слова проговаривались быстрее, словно он хотел поскорее закончить разговор. И еще, он был полон грусти. Паветта закусила губу, чувствуя, как глаза наполняются слезами. В горле стоял ком, мешая дышать. Ее захлестнула волна жалости к этому странному абсолютно незнакомому ей человеку. Кажется, что она уже и думать забыла о том, как он подкараулил её у реки буквально этим же днём, в тот час, когда солнце было в самом зените.
Никогда прежде княжна не сталкивалась с проклятьями, сказки нянюшек не в счет. Паветта вскрикнула и зажала рот рукой, но было слишком поздно. Ужас вырвался наружу.
Его лицо имело звериные черты и землистый оттенок, а вместо волос в разные стороны торчали иголки точь-в-точь как у ежей, которых в королевском саду для неё ловили рыцари, желающие заполучить её – княжеское внимание. Княжна почувствовала, как ее затягивает в водоворот безумия. Паветту охватила паника. Она поспешила закрыть лицо руками, пытаясь унять нахлынувшие эмоции.
— Я не могу... не могу. Это не сработает! Ты не... — Она запнулась, подорвавшись с места, на котором сидела, и не в силах отвести изумрудного взгляда от черных глаз – бусинок. Слезы хлынули из глаз, и она уже не могла их остановить. Сорвавшись с места, точно перепуганная хрустнувшей веткой, лань, она побежала прочь от костра, не разбирая дороги, лишь бы подальше от этого. В голове была только одна мысль: "Я не хочу" — и это не давало ей покоя. "Что же это такое, за что мне этот грех" — думала она, понимая, что если остановится, то никогда не сможет сдвинуться с места. Только когда силы начали оставлять ее, она остановилась, тяжело дыша. И случилось это аккурат на дворе, под храп стражников. Они так крепко спали, что даже не услышали, как она прошла сквозь ночь и калитку к неприметной двери, ведущей через погреб в кухню. Юркнув в дверь, точно мышь в нору, княжна прикрыла за собой дверь и для надежности задвинула крепкий засов, чтобы никто не прошел за ней следом. После этого она осторожно пошла по коридору, стараясь ступать как можно тише.
В комнате у неё было темно, хоть глаз выколи. Весь двор, как и полагается, спал глубоким сном, по примеру стражи.
— Клития, — прошептала княжна. — Проснись, Клития.
Последовало долгое молчание. Наконец, послышался сонный девичий голос:
— Кто здесь?
— Это я, Паветта.
— Паветта? — переспросила Клития сонно и приподнялась на локтях с княжеской перины. — Госпожа? — Затем она негромко вскрикнула, откидывая в сторону покрывало. — Вы вернулись?
Паветта не отозвалась, лишь тяжко выдохнув в направлении затухающего камина, принялась стягивать с плеч простенькое платье, в котором бежала из дворца. Её била дрожь. И будто бы почувствовав это, Клития тут же вскочила с кровати, захлопотав возле молодой княжны. Вопросов она не задавала, только хмурила темные брови, утирая влажным полотенцем пыль с босых ног будущей королевы Цинтры.
— Вот так, — произнесла она, на миг отведя взгляд от ступней своей госпожи к ее лицу и широко распахнутым смотрящим в пустоту зеленым глазам.
— Отдыхайте, а я пока всё приберу.
— Клития, — княжна с трудом перевела дыхание, — что ты знаешь о проклятиях?
Та вздрогнула, как будто от неожиданности. Оглянулась по сторонам, проверяя, нет ли кого в спальне. Нахмурилась.
— Ничего, ваша милость, — осторожно ответила она. — Только то, что их можно наложить.
Глаза княжны наполнились слезами. Она отвернулась, чтобы Клития не видела их.
— Можешь идти.
— Да, ваша светлость.
Клития вышла, аккуратно прикрыв за собой дверь. Княжна опустилась на мягкие подушки, подтянув одеяло к самому подбородку. Ей было холодно. Очень холодно. И очень страшно. В памяти всплыло лицо Дани, его взгляд, полный отчаяния, откинутый с головы к плечам капюшон, за которым он скрывал свое «уродство». Сон никак не желал идти. И так случалось еще пару ночей подряд.

***

— Плохо спали этой ночью? — Друид с бородой в виде «метёлки» замер всего в нескольких шагах от клюющей носом княжны, что лишь делала вид, что читает книгу. Вздрогнув, Паветта спешно захлопнула книгу, над которой сидела уже пару часов и обернулась на голос старца. Она и сама прекрасно знала, что ей так и не удалось скрыть темные круги, залегшие у нее под глазами.
— Да, — недовольно буркнула она, наблюдая затем, как её воспитатель приблизился к ней и присел на край лавки, стоящей рядом. Скрывать что-то от Мышовура было бессмысленно, порой ей и вовсе казалось, что он пробирается в её голову и хозяйничает там, как в своей лаборатории, которую ему устроила матушка Калантэ в подвалах замка. Смутное беспокойство заставило Паветту нахмуриться и попытаться понять, не догадывается ли старик о том, о чем она думает.
— Если княжну что-то беспокоит, — мягко произнес друид, покосившись на книгу, которой заинтересовалась Паветта, — она всегда этим может со мной поделиться.
Паветте стало стыдно. Щеки вспыхнули румянцем.
— Нет, — спешно отозвалась она, сглотнув, — нет ничего такого, чем бы я хотела поделиться с тобой, Мышовур. — Она не знала, как совладать с этим неожиданным волнением, охватившим её.
"А вдруг он узнает о Дани? И о её побеге на закате к реке? Что тогда с ней будет?"

Друид так пристально смотрел на неё из-под густых косматых бровей, что Паветте показалось будто он читает её мысли. Она передернула плечами. Через распахнутое окно библиотеки с улицы донесся смех, и княжна ухватилась за это, как за возможность избежать дальнейших расспросов.
— У меня ещё много дел, — проговорила она, нервно теребя край платья и вскакивая с лавки. — Меня ждут. Я пойду.
Мышовур не настаивал на том, чтобы было иначе, так что юная княжна довольно быстро присоединилась к играм своих придворных дам на дворе, но на сердце у Паветты все равно не было спокойно.

***

Ближе к вечеру они собрались в одной из самых просторных и светлых комнат, что имелись при замке. Несколько девушек изъявили желание заняться вышиванием, включая и княжну. Клития взялась читать им книгу. Позже всех в комнату подоспела Ивонка. Подкравшись на цыпочках к улыбающейся Паветте, она склонилась к самому ее уху и прошептала:
— Госпожа, вам письмо. — Девушка была явно чем-то смущена, поэтому княжна не стала расспрашивать ее ни о чем, а только молча взяла протянутый ей конверт. Вскрыв его, она внимательно вчиталась в строчки, написанные красивым, но не совсем уверенным почерком. Зеленый сосредоточенный взгляд скользил от строчки к строчке, Паветта немного хмурилась, а потом и вовсе, игнорируя вопросы подруг, подхватив под локоток Ивонку, поспешила прочь из комнаты.
— Откуда оно у тебя? — тихо спросила княжна, когда они оказались в коридоре.
Ивонка спешно пожала плечами:
— От Жака.
— Кто таков?
— Конюх.
— И где он его взял?
— Говорит рыцарь дал, когда к реке лошадей водил.
Паветта спешно мотнула головой, чувствуя, как тяжелая серьга, вдетая в ухо, царапает нежную кожу на щеке. Не так много рыцарей она встречала у реки.
Неужели Дани все еще приходит туда?
Паветта даже зажмурилась от этой мысли, но сделалось только хуже – в голове вихрем проносились события последних дней. Она пошатнулась и под писк Ивонки, вынуждена была опереться на подставленную руку.
— Вам бы на воздух, княжна, — запричитала она, да погромче, чтобы другие девушки тоже её услышали. — Пойдемте, я провожу вас. А то, как бы чего не вышло... можем даже к реке сходить, если пожелаете…
Этого княжна точно не желала. Может оттого и дернулась, словно её иглой в самое сердце кольнули.
— Нет. — Кровь отхлынула от её лица Паветты, и оно стало серым, как камень. И только глаза горели, как будто у неё случилась лихорадка. — К реке не пойду…
Ивонка, видя, что хозяйка не в себе, подхватила княжну под руку покрепче и повела к опочивальне княжны. Паветта уже не слышала её слов. В голове стучало, а перед глазами всё плыло, но она продолжала переставлять ноги до тех пор, пока не почувствовала, как её сажают на мягкую перину, да гладят успокаивающе по пепельным волосам.
Напоследок она строго – настрого, перехватив Ивонку за рукав, велела:
— Матушку не зови. И Мышовуру ни слова. — И кивком головы выпроводила девицу из комнаты.
Лишь после Паветта упала на подушки, не раздеваясь. Она знала, что уснуть ей опять не удастся, но не была уверена, что сможет встать на ноги. Ноги не держали её.
Она лежала, чувствуя, как бешено колотится сердце, и как от этого стука дрожат стены. Мысли в голове путались, сплетаясь в какой-то странный, бессвязный клубок. Паветта вдруг подумала, что зря отказалась идти к реке, пока она была в окружении подруг, Дани вряд ли бы показался ей на глаза. А если бы и показался, то, возможно, всё было бы по-другому. И княжне стало стыдно за себя. За то, что она так испугалась, когда увидела его лицо, то, о чем сама же и просила, сидя у костра. Это было глупо и недостойно княжны. Тем более той, что воспитана самой Львицей из Цинтры. Она прижала руки к груди, пытаясь унять бьющийся в ней пульс. Нужно было успокоиться, собраться с мыслями и подумать, что же делать дальше. И через время, в полусне, она ощутила, как кто-то осторожно прикоснулся к её руке.

[nick]Pavetta[/nick][status]мертвая принцесса[/status][icon]https://i.imgur.com/4URjzVp.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/QfT72WZ.gif https://i.imgur.com/3czctIc.gif https://i.imgur.com/OYUpjI9.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Паветта Фиона Элен</a><div class="fandom">Saga o wiedźminie</div><div class="info">Я ищу ответа в глазах темнее неба
Кометой до рассвета лечу к тебе я слепо</div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » покину твой дом я с лучом рассвета [saga o wiedźminie]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно