ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » i'd missed you


i'd missed you

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

i'd missed you

tom walker - wait for you

https://64.media.tumblr.com/492d953a78e3825ef9e08f8c9355b7df/e5f6b711776d7aea-03/s540x810/f7b508b1ce15a65a9a6ce366745ba55802071f3a.pnj

https://64.media.tumblr.com/4c15193ea63b5b7fa0893c316f6aabc1/e5f6b711776d7aea-b4/s540x810/f92e89a455798ac3e47e6afb4676f126684ab477.pnj

• ravka

alina & nikolai

i’d missed him.
the way he talked.
the way he attacked a problem.
the way he brought hope with him wherever he went.

0

2

поначалу мне кажется, что моё решение уехать из столицы, из дворца, [подальше от николая], единственно верное. я уже сделала всё, что было в моих силах для равки, я отдала этому всю настоящую себя, которая теперь исчезла навсегда (?). вновь став обычной алиной старковой, не способной вызвать и лучика света, я не вписываюсь в дворцовую жизнь. да и мал хотел для меня простой, человеческой жизни - без угроз, без битв, без власти. вот только я не уверена - бегу ли я, чтобы исполнить мечту погибшего друга, или бегу для того, чтобы позабыть об утерянной силе, отыскать утешение в чём-то ещё? ведь гриши в малом дворце, которые могут использовать дарованную им силу, которые тренировались бы ежедневно, вызывали бы скорее боль в моей душе, зависть. хотя казалось бы, что плохого в том, чтобы быть простым человеком? николай даже так, без дополнительных сверх сил, делает очень выдающиеся вещи. но я - не он; без своей силы я не могу ровным счётом ничего.
и отчасти, ухаживая за детским приютом, я пытаюсь доказать самой себе, что способна на что-то большее - на возможность организовать что-то и поддерживать это место в достатке. хотя и не уверена, что управленчество даётся мне хорошо; считать расходы довольно мучительно, ведь каждый раз приходится думать, откуда взять больше средств на поддержание порядка в приюте. да и с детьми, что потеряли своих родителей во время войны, приходится куда сложнее. они закрыты, они часто плачут по ночам, а я и не знаю, что могу сделать.
— алина, не будь к себе слишком строга, — иногда я словно бы слышу за своей спиной голос короля равки; с чего бы, спрашивается, его? возможно, мне бы хотелось, чтобы он утешил меня и сделал мою жизнь чуть легче. возможно, мне бы хотелось, чтобы он забрал меня отсюда — от ответственности, от чужой боли, от невозможности совладать с собой в одиночку. — я думала, что я справлюсь, — говорю я своему отражению, хотя по факту — ни черта не справляюсь. и дело не в том, что дела здесь идут из рук вон плохо; может даже и наоборот. я лажу с детьми довольно хорошо, они стараются делиться своими страхами и мечтами, а я в ответ не могу сделать того же. мои страхи и мечты слишком тяжёлые, слишком непонятные для неподготовленного ума. и плохо во всем этом то, что меня не устраивает такая жизнь! я понимаю это, наверное, сразу, но принимаю только с сильной борьбой. наверное, с малом, что остался и жил в моей памяти.

потому я завожу новую привычку: каждое утро пытаюсь воззвать хотя бы к одному крошечному лучу света, но не чувствую ничего. ничто не отвечает на мой зов, остаётся лишь гулкая пустота. иногда же разум играет со мной глупую шутку и я принимаю блик света за ответ, вот только — на самом деле пустота все ещё остаётся. чёрная, густая; и в такие моменты я вспоминаю александра. он бы мог мне помочь, не так ли? он бы придумал что с этим сделать, если бы ему были нужны мои силы. но его тут нет. его вообще больше нет на свете (и это к лучшему).
и я могу взывать только к самой себе, но ответа не дождусь, сколько не борись. проблеск надежды появляется, когда мне приходит официальное письмо из дворца. конечно, оно не написано лично николаем, хоть и говорит именно о нем. приедет в рамках благотворительного проекта? я знаю о том, что он посещал военные госпитали, и пару других сиротских приютов, так что это не будет странно ни для кого… тем более, для нас. он выбрал этот дом совершенно случайно, это ничего не значит. ведь, хоть мы и поддерживали общение в это время, я писала ничего не значащие строки, скрывая свои истинные мысли где-то между. но николай всегда мог видеть глубже, дальше, не знаю, сработало ли все также на этот раз? почувствовал ли он мою растерянность и смятение? захочет ли он забрать меня отсюда? захочет ли помочь мне отыскать силу? ведь странно просить его о том напрямую, когда сама отказалась от похожего предложения в прошлом.
и все же — я готовлюсь, сама не знаю к чему конкретно, но готовлюсь. встаю каждый день раньше, чтобы прибрать собственную комнату (словно за день что-то кардинально могло испачкаться), разбираю свои скучные наряды, которые не призваны привлечь взгляды короля, уж скорее — наоборот, составляю план предстоящего дня: нужно встретить правителя с почестями, нужно показать ему чего мы достигли (мы работаем с детьми психологически, учим их грамоте, математике, учим их самостоятельности и будущей жизни; в конце концов, готовим к возможности вступить в новую семью).

но что главное? я не знаю... и никто не знает, кроме меня самой. выстраиваю детей перед небольшим зданием, когда меня оповещают, что король уже на подъезде и встаю во главе сама. стоит ли мне сделать вид, что всё отлично, что жизнь идёт именно так, как я и хотела? это будет враньём, но может мужчине так будет легче. не успеваю задуматься даже, как кругом поднимается шум и чрезмерное ликование; да, николай любим многими (хотя, не обходится и без недовольства), так что чего я ожидала? смотрю на него, сидящего верхом на лошади, и невольно улыбаюсь; как и всегда, решил доставить удовольствие своим светлым ликом всем кругом. кое-что всё-таки не меняется.
- знаешь, имя николай сейчас самое популярное в равке. и все мы знаем в честь кого так стремятся назвать детей, - проговариваю сущую глупость, но это даёт мне ощущение, словно мы и не расставались. склоняюсь перед ним в лёгком поклоне, - добро пожаловать, ваше величество. - мы уже репетировали этот момент с детьми, так что они тоже склоняются в лёгком поклоне следом и приветствуют николая (пусть и невпопад). - мы очень рады вашему приезду. я рада, - последнее произношу одними губами, надеясь, что он и так всё поймет. мы ведь всё ещё друзья, так?

0

3

Мой путь к трону был непрост: сначала конкуренция со старшим братом [настоящим наследником крови Ланцовых], позже шантаж в отношении собственных родителей, а еще позже, точно расплата за грехи, проклятье Дарклинга. Я слонялся по лесам, похожий на дикого зверя, но куда более кровожадный и опасный, выслеживал и преследовал людей, прикидывал способы их убийства, кого-то может даже убил. Еще помню, как встретил Заклинательницу солнца недалеко от каньона, как старалась она разогнать тьму, угнездившуюся в моем теле, как потерпела неудачу. В тот момент казалось, что надежды больше нет.
Но вот он я, в Большом дворце, на равкианском троне, провозглашенный царем и могу сказать, что тернистый путь к трону при сравнении с самим правлением... был не так уж тернист. Да, мне приходилось принимать тяжелые решения, а порой судьба страны и вовсе висела на волоске, но сейчас все куда более серьезно. Каждый день приходится делать выбор, который может изменить судьбы многих; каждый день и даже по несколько раз в день приходится взвешивать все «за» и «против», чтобы не ошибиться. В какие-то моменты я завидую отцу, имевшему наглость сбросить подобную ответственность на плечи генерала и предаваться праздности. Вот только по большей части все же склоняюсь к мысли, что никому не готов это доверить — страна не переживет еще одной попытки раздела власти.
Время идет и разрушенное постепенно отстраивается, а душевные травмы граждан исцеляются. Пусть каждый помнит о бесчисленных потерях, теперь уже нет той апатии, что в первое время, и многие стремятся смотреть в будущее вместо того, чтобы оглядываться на прошлое. Я бы тоже хотел так, вот только мое собственное прошлое и не думает отступать.

У меня были опасения относительно теневой твари, угнездившейся в груди, уже сразу после разрушения каньона. Говорят, если тьма отступает, то ей обязательно нужно где-то затаиться; где-то в самой темной, самой дальней части человеческого мира. Почему бы не считать душу такой частью? Как раз таки, человечья душа — потемки.
У меня были опасения, но первое время именно таковыми они и оставались. Ничто не намекало на возможность возвращения моего личного проклятия: я отлично спал по ночам, не имел особой предрасположенности к сырому мясу [немного с кровью, но не сырому] и отлично справлялся со своими эмоциями [не в пример периоду после обращения]. Хотелось бы, чтобы так продолжалось дальше, дольше, всегда.
Вот только у опасения таки были основания и с течением времени они подтвердились. Однажды утром я проснулся и обнаружил, что мои руки испачканы грязью, да и на постель занесло несколько сухих листьев. Еще через ночь испачканы были уже не только руки, но и ступни, и вся одежда, а через несколько дней Тамара и вовсе сообщила, что видела, как я покидаю дворец и за моей спиной колышутся теневые крылья.
Ужас вернулся и вцепился мне в горло с пущей силой. Он оказался по-прежнему неконтролируем, но что хуже того — его появление стало невозможно предсказать.
— Думаю, мне придется привязывать тебя, — усмехается Зоя, занявшая [надеюсь, что временно] место генерала гришей.
Вот только и это оказывается напрасно, и с каждым днем количество моих «побегов» лишь растет.

Одновременно с попытками совладать с собственным разумом, я проверяю на прочность Алину, сбежавшую подальше от меня и от гришей, выбравшую «обычную» жизнь. Мы часто переписываемся, хотя едва ли обсуждаем что-то серьезное. Я не затрагиваю пока тему ее возвращения, хотя и читаю между строк некую тоску и, только возможно, желание все бросить; зато часто думаю о том, смогли бы мы пригодиться друг другу. Когда-то Алина сумела подавить светом тьму и выманить мою человечность на поверхность, а теперь, быть может, моя очередь? Сумею ли я вызвать ее свет?
Кто-то бы сказал, что возлагать на себя подобную ответственность опасно и слишком самонадеянно, но таков уж я, да и к ответственности мне не привыкать. Возможно поэтому, когда становится очевидно, что намерения демона совпадают с моими, я не медлю.

В Керамзин отправляется официальное письмо с известием о визите царя и у меня чуть ли не руки подрагивают от воодушевления. Каким он будет? Как все пройдет? Очевидно, что я буду встречен со всеми возможными почестями, но волнуюсь о другом: обнаружу ли в том приюте своего друга и захочет ли этот друг уйти со мной.
Нарядные детишки, выстроившиеся перед зданием приюта, выглядят уже привычно, как и их воспитатели. Они приветствуют меня наперебой и я улыбаюсь в ответ, машу рукой, а одного особо резвого мальчугана даже подхватываю на руки, когда он чуть не плюхается в грязь.
— Аккуратно. Ты же не хочешь испачкать свою новую одежду? — стараюсь звучать не слишком грозно.
Только сам мальчишка в этом плане дает мне фору и ворчит, нахмурив брови, совсем как взрослый:
— Кому нужна эта одежда?!
Уж не знаю, что таится за этим: простое ребячество или досада из-за невнимания к его персоне, зато восхваления меня. Не берусь судить, ведь с оравой детей управляться далеко не просто и я вижу, что Алина старается.
Улыбка, и до того не покидавшая мои губы, становится лишь шире, когда девушка приветствует меня с легкой насмешкой, так напоминающей наши прежние разговоры, а после склоняется в поклоне. Значит, она мне рада? Это определенно вселяет надежду. Хорошо бы еще не разрушить все своими вестями.
— Я тоже рад быть здесь и увидеть своими глазами ваш чудесный дом. По всей Равке ходят рассказы о том, как хорошо живется в Керамзине. Покажите мне все?
Я хотел бы остаться с Алиной где-то наедине, чтобы можно было обсудить все интересующие темы, задать все вопросы. Вот только в первую очередь нужно отыграть свою роль и потому мы следуем со стайкой детишек по коридорам и комнатам, заглядываем в учебные классы и спальни, обставленные простенько, но со всеми возможными удобствами. Здесь есть даже музыкальная комната и я немедленно думаю о том, что старенький рояль было бы хорошо заменить на его аналог поновее.

В кабинете Алины мы оказываемся только спустя три часа или около того. Уже после осмотра дома, после скромного обеда вместе с воспитанниками и после того, как я ответил на все их вопросы. Места здесь немного, но мне находится. Я устраиваюсь на стуле, откинувшись на его спинку, чтобы дать отдых спине, и скрещиваю ноги в щиколотках.
— Как только они тебя не утомляют? — подпускаю на губы немного ироничную улыбку.
За эти несколько часов у меня сложилось ощущение, что управлять королевством намного проще, чем приютом. По крайней мере, хоть некоторые министры и ведут себя как дети, их можно осечь. Здесь же... занятие безнадежное.
— Расскажи мне все.
Если первая фраза призвана разрядить хоть немного обстановку, то после второй я ожидаю откровенности. Разве мы ни были друзьями?

Отредактировано Nikolai Lantsov (Вчера 18:38:40)

0

4

в день, когда я вновь должна увидеть своего правителя, своего друга, я испытываю скорее смятение. не представляю, что говорить, не знаю, как именно действовать, и не уверена, стоит ли испытывать судьбу и как-то шутить, говорить более приземлённо. если только наедине... уж точно уверена, что он не решит меня казнить за это, и не думаю, что вообще разозлится. он всегда был открытым к людям, которые его окружают, и я ни разу не слышала, чтобы он злился, если кто-то обратился к нему недостаточно по-царски. вернее, он может проявить характер, если кто-то выразит очевидное неуважение, но здесь совсем другое... мне хочется верить, что мы всё ещё достаточно близки друг другу. о святые, как же я противоречива даже в своих мыслях! наверное, это всё от скуки? конечно, тут есть чем заняться, но от своих мыслей никуда не деться, как и от одиночества. вряд ли бы во дворце было иначе?
и стоит ли попробовать? что, если всё станет только хуже? ведь не то что бы там мне будет с кем проводить время; да и вообще смотря на какую должность меня смог бы поставить николай. наверняка место генерала гришей уже не вакантно, так как оно важно и не может пустовать. да и я бы не смогла! выходит слишком бредово, если генералом станет девушка без какой-либо силы. если даже все отнесутся ко всему с пониманием и даже уважением (к моим предыдущим заслугам), то фактически я всё равно не буду представлять из себя хорошего учителя для всех них. только для того, чтобы потешить своё самолюбие, идти на такое не стоит.

да и смогу ли я вообще поговорить об этом с царем? он приезжает сюда вовсе не для пустых разговоров, да и наверняка у него после посещения нашего скромного приюта в керамзине, найдутся другие дела в близлежащей округе. но что, если нет? что, если отчасти он действительно едет сюда, чтобы повидать меня? что, если он хочет помочь мне вернуть силу или даже отыскал какой-то путь? я тешу себя мыслями о том, что знаю его, и потому уверена, что он любит сложные загадки и дела. а момент с возвращением моей силы - тот ещё крепкий орешек. может, он заинтересован в возможности тот разломить? а ещё в полезном оружии для всей равки.
вот только - я теряюсь, когда вижу его вживую; все те вопросы и слова, что я собиралась сказать, отступают на второй план, уступая место непривычному любопытству. прошло не так много времени с нашей последней встречи, но я всё равно не могу удержаться от разглядывания мужчины. он статный, его волосы блестят под лучами солнца, а сам он излучает уверенность. это именно тот портрет, который ты ждешь от правителя.
и между тем - я вижу его куда как более мягкую сторону, ту, о которой я догадывалась, конечно, но видеть её вот так - даже немного странно. наблюдаю за тем, как он подхватывает мальчика на руки, с озадаченной улыбкой, и ловлю себя на простой мысли: однажды он станет очень хорошим отцом, однажды он действительно воспитает следующего наследника равки. и надеюсь, что николай укрепит это царство к тому времени так, что мальчику не придётся продираться сквозь тернии. лишь жаль, что нынешнему правителю приходится проходить через все эти тяжести... но он не выглядит так, словно ему тяжело. напротив.

каждый раз я поражаюсь тому, как ему с лёгкостью всё это удаётся. он занимается всеми скучными делами, делая вид, что это не так, настолько хорошо, что никто и не усомнится. вот и сейчас, осматривая вполне себе простые комнаты приюта, проходясь по классам и коридорам, он делает это с таким лицом, словно и не хочет, чтобы это поскорее закончилось. только я здесь хочу поскорее остаться с ним наедине, чтобы сообщить сомнения и возможные свои желания? не уверена, но не спешу; делаю всё согласно изначальному плану - небольшой показ, обед с детьми и их же расспросы. последние, правда, знатно затягиваются... я стараюсь мягко намекнуть детям, что они слишком активные и любопытные, но по итогу всё сводится к вполне прямой просьбе закончить всё. ведь и у меня самой уже нет воли ждать!
- конечно, здесь всё далеко не так шикарно, как во дворце. кстати, как обстоят дела? - задаю первый вопрос, когда воспитательницы забирают всех оставшихся детишек и мы остаёмся с николаем наедине. я не знаю с чего ещё начать, а это, хоть и банально, но задаёт какой-никакой тон будущему разговору... - давай выпьем чай в кабинете?
мы переходим из столовой в мой кабинет и я устраиваюсь за своим столом, хоть это и создаёт слишком ощутимую дистанцию. - утомляют, и ещё как. знал бы ты насколько сильно с ними бывает тяжело... но это неудивительно, ведь многие здесь потеряли своих родителей во время войны. - я довольно часто напоминаю себе об этом, когда хочется отругать их или отстраниться. - ах да, чай... - припоминаю о собственном предложении и поднимаюсь из-за стола, начиная суетиться с чашками и чайником, который только греется.
- николай, я... - как мне вообще начать этот разговор? опираюсь ладонями о столик, смотря в стену перед собой. тяжело! - я думала о том, чтобы вернуться назад, но не уверена, чем могла бы пригодиться. - не разворачиваюсь к нему лицом, делая вид кипучей деятельности с чаем. просто здесь я чувствую себя ещё более потерянно, ведь эти дети возвращают меня ко всей той боли, которую я переживала раз за разом. - знаю, что я сама говорила обратное, и наверняка мне стоит подумать ещё, чтобы не обмануться самой и не обмануть других. - беру его чашку, проверяя, нет ли на той сколов или не дай бог разводов, и подаю царю. наши пальцы едва соприкасаются, а взгляды встречаются на короткое мгновение, но отчего-то у меня перехватывает дыхание. - слишком давно не была в твоей компании... вот уж забыла, как это иногда бывает. - неловко улыбаюсь, отдаляясь от него и отходя к своему столу, чтобы чуть опереться.

0


Вы здесь » ex libris » фандом » i'd missed you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно