ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » remember me [nana]


remember me [nana]

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

ты не знаешь меня даже по имени
но я снова у тебя за спиной

https://i.imgur.com/DgfWWXY.jpg

takumi, shin

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

+1

2

Иной раз не знаешь, как повернется жизнь дальше. При всей череде обстоятельств, просмотренных фильмов и прочитанных книг, не сразу удастся поверить в то, что происходит с тобой, если это выходит за рамки определенной реальности, в которой привык существовать. Оказаки же привык существовать в том мире, где у него есть любимый человек, ставший мужем вполне официально, где у него успешная, вновь налаженная карьера модели. Где даже будучи связанным семейными отношениями, остается свободным. Его реальность приятная, в меру горькая, как ничем не разбавленный соджу, который полюбился ему, когда как-то в очередной раз пришлось проездом побыть в Сеуле.

Реальность, от которой ни в коем случае не хочется сбегать, даже если возникают проблемы и конфликты.
Хватит и того, что один раз уже ведь сбежал. И чем это обернулось - знали они оба.

Поэтому засыпая рядом с любимым человеком, Оказаки знает, что откроет глаза утром и увидит перед собой его же сонное лицо. Только вот сегодня почему-то этого не происходит и Син где-то на интуитивном уровне понимает, что что-то не так. Постель рядом с ним - холодная, достаточно провести раскрытой ладонью по простыне и подушке, чтобы понять, что они ещё и не смятые. Это заставляет резко распахнуть глаза и рывком сесть, от чего голова взрывается тонной противной боли. Что-то не так.

Точнее, абсолютно всё не так. И дело даже не в том, что его постель пуста. А в том, что и обстановка в квартире совершенно другая. Более того, он даже не уверен в том, что это именно его квартира, в чем удается убедиться тут же: календарь 2007-го года, школьная форма черного цвета, висящая на шкафу. Потертые журналы, постеры групп, висящие на стене, а комната, в которой он проснулся, и вовсе раз в десять меньше их спальни. Всё на японском, ни единого слова на иностранном языке.

Син следует босыми ногами до кухни, спотыкаясь в коридоре о разбросанные в разные стороны ботинки, но и тут ничего не поддается узнаванию. Вся эта обстановка пахнет чем-то прошлым, отдаленно знакомым, но точно тем, что ему не принадлежит совершенно. Всё это кажется шуткой, розыгрышем, в котором он невольно принял участие. Возможно, какое-то реалити-шоу из той серии, когда героя засовывают в незнакомую обстановку. Только вот с камерой никто не стремился возникать перед ним, а скрытых, обшарив всю квартирку, он не нашел. Расклад, конечно, заебись, при условии, что он даже свой смартфон обнаружить не может, вместо него - древняя, как мамонт, раскладушка с кнопками. У него была такая даже, когда он начинал учиться в средней школе. Номеров в ней не обнаружено, зато баланс полный. Ни переписки, ни звонков ранее, словно белый лист. По памяти Син набирает номер Ичиносэ, но слышит только короткие гудки. Набирает снова - и снова тоже самое.

Почти в отчаянии подрывается покинуть замкнутое пространство - слишком душно. Выскакивает на улицу, захлопывая за собой дверь, убирая раскладной телефон в карман каких-то явно дешевых спортивок. Сбегает по лестнице, потому что лифта в здании не находит. Насчитывает три пролета и вылетает из распахнутой двери на улицу, едва не попадая под колеса проезжающей машины, которая только предупредительно сигналит, заставляя отступить назад и наступить в лужу. Син глубоко вздыхает, чувствуя, как начинает подпирать его изнутри нервная дрожь. Он оглядывается по сторонам, ещё больше убеждаясь в том, что всё это - не его. Не его мир, не его город, в котором он привык жить. Не его место, не его время.

Оказаки никогда не верил в существовании магии и всего такого, что принято считать потусторонним. Это Хачи обычно верила во всяких Князей Тьмы и всем остальном, но Син смотрел реальности в глаза и во всю эту чушь не мог смотреть без сочувственной улыбки. И что теперь? Он заходит в магазины, хаотично смотрит на газеты, в новости, транслируемые по ящику у кассира. Слышит по радио, включенному в аптеку, куда забегает ради того, чтобы выйти оттуда через пару секунд.

Син в своем уме, чтобы понять очевидное - он в своем сознании, но не в своей реальности.
Ответ этот приходит в голову после того, как Оказаки обнаруживает себя сидящим в парке, запыхавшимся от беготни. Он захватывает в легкие побольше воздуха и бездумно смотрит на прохожих, пока не доходит один простой факт - место, где он находится, совпадает с тем, где рос и жил Такуми. Один только этот факт заставляет начать ковыряться в собственной памяти, под стать этому поднимаясь вновь на ноги и следуя до корпусов старшей школы, ворота которой уже закрыты, так как уже начался учебный день. Син обходит по периметру, оказываясь на заднем дворе, подпрыгивая, чтобы зацепиться за ограду забора, и подтягиваясь, чтобы заглянуть внутрь. Взгляд сразу натыкается на какое-то сборище из подростков с битами, одетыми в форму, видимо, этой школы, но разглядеть каждого не может, потому что половина из них стоит спиной к нему, вынуждая подтянуться на руках ещё больше. Да только равновесие не удерживает и по инерции дергает вперед, заставляя перегнуться через забор и упасть на территорию школы, вскрикнув невольно от того, какой болью прошило позвоночник. И ведь даже не сон это: боль слишком реальная.

Его кто-то бесцеремонно пинает по ноге, от чего приходится открыть глаза, щурясь от падающих лучей солнца. Свет ему в итоге загораживают и Оказаки невольно немеет под взглядом темных глаз, которые кажутся слишком знакомыми, как и в целом не узнать Ичиносэ Такуми он не сможет, пожалуй, никогда. В каком бы тот виде не был.

- Ты всё-таки здесь, Такуми.

Возможно, он слишком ударился головой. Или ещё что-то, потому что Ичиносэ смотрит на него так странно, будто видит впервые, складывая биту себе на плечи. Впрочем, возможно, Оказаки тоже впервые его видит.
Именно такого Ичиносэ, который, судя по всему, был даже меньше его самого.

Забавная какая херня.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][status]still[/status]

+1

3

- Нахуй сходи, уебок.

Дверь за спиной захлопывается с оглушительным звуком, из-за чего Такуми кривится, словно от боли, перескакивая при этом через две широкие ступеньки отделяющие вход в родной дом от общественного тротуара. Поправляет болтающуюся на плече сумку и тянет воротник школьной куртки, расстегивая подряд сразу несколько верхних пуговиц,  искренне недоумевая, какого хера в принципе решил их застегнуть. Вероятно, вышло по инерции, пока одновременно собирался на выход и ругался с отцом, пьяным с раннего утра настолько, что у того уже заплетался язык. Может и не трезвел вовсе еще с вечера, Ичиносэ не знал, но плевать было настолько, что даже дурно становилось. Свалить бы из этого дома, а лучше и из города как можно скорее, желательно - навсегда.

Жаль только, что пока такой возможности не представлялось.

У ворот школы его вылавливает Юки - очередная пассия, которых Ичиносэ менял как перчатки, бросая девиц сразу, как только те успевали наскучить. Девчонка впивается ему в предплечье наманикюреными пальчиками, следом смачно целуя в щеку и Такуми разве что глаза не закатывает, потому что настроения для каких-то телячьих нежностей у него не было, да и в целом оно стремилось не просто к нулю, а к отрицательной отметке. Сбросить бы чужую хватку резким взмахом руки, сопроводив движение нелестным комментарием о поведении девушки, но та сбегает сама, словно почувствовав надвигающуюся бурю, мотивируя побег тем, что должна успеть явиться на урок пораньше. Вот и катись. Добавляет исключительно мысленно, хотя совершенно не отрицает факт того, что может добавить нечто подобное и вполне себе вслух в обозримом будущем. Слишком надоедливая и считает Такуми едва ли не своей собственностью. Бесит.

От главного входа в здание старшей школы сворачивает налево, обходя его по периметру и натыкаясь на заднем дворе на своих парней, которые также, как и сам Ичиносэ, благополучно прогуливают занятия прямо на территории учебного заведения, не опасаясь нравоучений учителей или походов к директору. Погрозят пальчиком, заставят вымыть спортивный зал или вызовут родителей - в крайнем случае. На большие наказания в их школе все равно никто не был способен, в противном случае может и стоило бы чего-то опасаться. Но не Такуми. Для него исключение может стать наоборот чем-то вроде манны небесной, ведь тогда в этом городе привязки у него не будет никакой, кроме старшей сестры, но даже ее всегда можно увезти с собой, подальше от тирании отца-алкоголика. Ни учеба, ни друзья, ни работа в небольшом магазинчике компакт-дисков - ничего из этого не могло удержать Ичиносэ в родном городе. Осталось только придумать, куда и зачем может податься в будущем, а дальше останется дело за малым - свалить отсюда нахуй. Было бы желание.

Свою биту забирает у одноклассника, привычным движением укладывая ее на плечи, предварительно сбрасывая почти пустую сумку на бетонную площадку, не заботясь о ее сохранности - все равно там не было ничего ценного. Сегодняшний сбор не был целенаправленным, пацаны встретились просто попиздеть и обсудить прошедшие выходные, потому Такуми слушал их вполуха, не собираясь вступать в разговор, если только не зацепится за что-нибудь интересное. Так и вовсе бы продолжал стоять молча, но странный звук, сопровождаемый вскриком, словно от боли, заставляет обернуться и, нахмурив брови, подойти вплотную к разлегшемуся на земле незнакомому пацану, который какого-то хуя называет его по имени, но это не удивляет - Ичиносэ слишком много людей знало в этом небольшом городишке. Впрочем, самому Такуми собственная слава никакого удовольствия не приносила. Даже когда та носила исключительно положительный характер, что было редкостью.

- Я то здесь, но откуда ты меня знаешь и хера ли лезешь через забор на территорию школы - вопрос хороший. Ты кто такой вообще?

Делает отмашку пацанам, которые отчасти напряглись, но достаточно быстро забили хер на загадочного незнакомца, на которого обратил внимание Такуми. Хмурится вновь, вглядываясь в лицо парнишки, но черты не кажутся знакомыми, разве что отмечает некоторые особенности, схожие с внешним обликом Рейры. Метис? Похоже на то, но тогда уверенность в том, что они не встречались прежде, только укрепляется, потому что Ичиносэ точно бы запомнил такую внешность, еще и в комплекте с ярко окрашенными волосами. Мимо подобных людей сложно пройти, не обратив на них внимание, даже мимолетное. Слишком притягивали взгляд. Впрочем, ничего плохого Такуми в этом не видел.

Как и ничего хорошего.

- Задницу не отбил пока летел? Давай руку, - хватает протянутую ладонь, помогая парню подняться на ноги и отступает на три шага назад, широкую часть скинутой с плеч биты устанавливая на землю, чтобы опереться на ее противоположный конец обеими ладонями, сложенными друг на друга, не отводя пристального, изучающего взгляда от незнакомца, словно до сих пор пытаясь вспомнить, где виделись раньше, но... Тщетно. Пустота. Даже зацепиться не за что.

- Ты меня искал что ли? Нахуя?

Вопросы прямые как рельса, но по другому не умеет. Потому что не стоит тратить время на долгие, никому не нужные разговоры. Четкий вопрос и не менее четкий ответ. Точка. Никаких запятых.

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

+1

4

Желание расхохотаться слишком сильно. Его Оказаки и не сдерживает, сначала лишь мелко подрагивая плечами от распирающего хохота, а после, принимая помощь и поднимаясь, отрицательно мотая головой, ощущая прохладную теплоту знакомой ладони в своей, - не может остановиться, смеясь уже в голос. Позвоночник все еще тянет тупой болью, но Сину плевать на физические неудобства, он просто не может оторвать взгляда от Ичиносэ, силясь поверить в реальность происходящего, от которой внутри всё переворачивалось, разрезая душу на тысячу мелких лоскутов. Такуми отличается от своей взрослой версии, к которой привык Син за весь период знакомства, но знакомые черты все равно прорезаются, просто Ичиносэ по возрасту, видимо, ещё весьма юн. Зато взгляд такой же едкий, плохо скрывающий истинные эмоции. Оказаки очень хорошо знаком с таким взглядом: испытал на себе не раз, ещё в те времена, когда оба были басистами при группах. Когда Син встречался с Рейрой и на праздновании дня рождения последней оказался был приперт к стенке для уяснения того, что всё это нужно закончить им.

А уж при встрече, спустя года, и говорить нечего, когда одна и последующие ночи, купленные за деньги, кажется, навсегда привязали к себе Ичиносэ.
Знал бы Син тогда в юности, что все будет именно так, то ни за что не поверил и покрутил пальцем у виска.

И вряд ли бы сейчас - нынешний Ичиносэ, стоящий перед ним - поверил в то, что когда-то они будут вместе.
Вместе. В другой стране. Будучи известными, достаточно богатыми и свободными.

Вероятно, этому Такуми не понравится, что вместо ответов на вопросы Оказаки только смеется, удерживая себя от того, чтобы не протянуть руку вперед, сократить расстояние и заключить этого парня в объятия. Нет, нельзя. В реальность этой обстановки Син всё ещё не верил, но где-то на интуитивном уровне понимал, что нужно держаться. Ведь его всё равно никто не узнает: Оказаки Сина в жизни Ичиносэ Такуми не существует на данный момент. Да и ни в чьей другой, соответственно, тоже. Просто по непонятной причине он в итоге оказался именно здесь. Не где-то в другом месте, в другом времени. Именно здесь. Это наверняка что-то должно значит, только Сину в любом случае пока непонятно, что конкретно. Поэтому и придется научиться приспосабливаться. Не в новинку, к счастью. Только лишь давно похороненный навык.

- Как же мне ещё попасть сюда, если ворота школы закрыты? Только через забор, - Син меняет тональность в голосе, говорит с легким иностранным акцентом, всем своим видом показывая растерянность и откровенную невинность, - Сегодня мой первый день, который я проспал. Не привык ещё к нынешнему часовому поясу.

Сделать вид, что он - переведенный ученик, труда не составляет. Оказаки достаточно в своей жизни сменил школ, чтобы даже сейчас быть правдивым. Это ведь даже и не ложь: придется устроить собственный перевод сюда, но чуть позже. Формальности не займут много времени, а убеждать старперов в директорате и в учительском составе - что может быть проще при наличии годной драматической истории? Как только Син поймет, что к чему вообще в нынешней реальности, то он обязательно уладит и вопрос своего обучения, и налаживания связей. Потому что неизвестно, сколько ему придется здесь оставаться. Ведь какая-то причина и цель его нахождения здесь должны быть в итоге? Не просто же так это всё случилось.

- Рейра сказала, что ты можешь помочь сориентироваться по школе, и дала твое описание. Ты же Такуми, да? Я - Оказучи Сюн.

Син протягивает ладонь для рукопожатия и растягивает губы в милой, открытой улыбке. Ни грамма в ней фальши, несмотря на то, что с нынешней Рейрой он никак еще не связан и назвался абсолютно другим именем, переделав из своего, но даже бровью не повел. Он также не сомневался в том, что ему удастся подбить Рейру на эту совместную маленькую ложь при встрече, поэтому даже не парился над тем, что плел буквально на ходу. Будет решать проблемы по мере их поступления.

- Номер она твой тоже дала, я звонил ранее, но звонок постоянно сбрасывался. Может, я ошибся в цифрах? - легко склоняет голову на бок, доставая телефон из кармана штанов и нажимая на последние вызовы, после поворачивая экран к Ичиносэ, - Но уже неважно, ведь я нашел тебя и так. Сможешь проводить меня до кабинета администрации или до Рейры? До неё я тоже ранее не смог дозвониться.

Улыбка с его лица не сходит, как и выражение потерявшейся невинности, которую нельзя оставить одну: слишком большие при этом делал глаза Оказаки, являя пример типичного новичка в незнакомой стране, который и по-японски то говорит с явными ошибками, путая порой слова. Сину даже стараться нет нужды, ибо легко вспомнить свои юные года после переезда, когда и читать толком на языке этой страны не умел. Поэтому сейчас изображать заграничного школьника не вызывает никаких особых проблем. Особенно когда перед взором напротив находится человек, которого хотелось прижать к себе. И не отпускать.

Но это было бы ошибкой полной, если так поступить сейчас.
Поэтому следовало действовать осторожно.

- Прикурить не найдется, случаем? Я всё своё оставил дома, а после потерялся. Никак не привыкну к этой стране.

Оказаки действительно потерялся. Снова. В глазах напротив, в этом взгляде, в Такуми в целом.
Но - нельзя. Под запретом.
И это крайне мучительно.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][status]still[/status]

+1

5

Смех парня вызывает помимо недоумения еще и раздражение, потому что Такуми терпеть не может подобные выходки, обычно мгновенно уверяясь в том, что смеются над ним, а не над чем-либо еще. Или кем-либо. Никто подобным не грешил при нем практически никогда, разве что по малолетству, но почему-то подобный триггер в голове Ичиносэ существовал и тот даже успевает сжать пальцы в кулак, отнимая ладонь от биты, но незнакомец оправдывается легко, кажется, смеясь все же над собой и всей глупостью ситуации в которой оказался, когда решил перелезть через школьный забор, едва не свернув себе шею. Да, Такуми остается напряженным, буквально ощущая, как стягивает мышцы спины, заставляя встать ровнее, но порыв врезать незнакомому пацану сдерживает и это успех. Директор определенно мог бы похвалить выдержку отпетого хулигана, на которого с первых лет старшей школы не мог найти управы. Впрочем, это не значит, что ее в принципе мог отыскать хоть кто-нибудь, кроме самого Ичиносэ.

Просто он не хотел этого делать.
Только и всего.

- Понятия не имею, с каких пор Рейра записала меня в экскурсоводы, но допустим, - пожимает протянутую ладонь движением быстрым, почти мгновенно разжимая пальцы и бросает хмурый взгляд на экран мобильника, где действительно высвечиваются цифры его личного номера, никаких ошибок, - Номер мой, но телефон в сумке валяется, выключенный. Ты бы не дозвонился мне при всем желании.

Борется с желанием вытащить потрепанную раскладушку из внутреннего кармана на молнии прямо сейчас и набрать Серидзаву, дабы выяснить, какого хера происходит, но этому Сюну хочется верить, по неясным Такуми причинам. Было в нем что-то такое, любопытное, от чего не хотелось откреститься раз и навсегда, потому и все вопросы лучшей подруге оставляет где-то на задворках - еще успеет их задать на досуге или вовсе при личной встрече, подождет. Вместо этого возвращает биту одному из своих дружков, который интересуется почти шепотом, все ли в порядке, на что Ичиносэ лишь молча отмахивается, понятия не имея, что можно ответить на поставленный вопрос. Будто он сам был в курсе, что происходит и какого хуя.

- Рейры сегодня не будет, странно, что она тебя не предупредила, - возвращается обратно к Оказучи, на ходу вытягивая из брючного кармана пачку сигарет, протягивая парню, не смея игнорировать просьбу прикурить знакомому подруги, - Ты из Штатов, как и она? Судя по акценту.

Такуми вполне мог бы упростить пацану задачу, заговорив на английском, да и самому Ичиносэ практика иностранного языка никогда не помешает, но смысла особого не видит, ведь Сюну также необходимо практиковаться в японском, раз уж жизнь занесла в чужую страну. Прикуривает следом, едва получив сигареты обратно, оглядывая парнишку с ног до головы, после стягивая с плеч школьную куртку, передавая ее новому знакомому.

- В душе не ебу, почему ты поперся в школу в спортивках, так что держи. Без формы огребешь от учителей так и не добравшись до администрации. Мы вроде плюс-минус одной комплекции, должно нормально выглядеть. Потом вернешь, - одергивает рукава короткой рубашки, закидывая на плечо сумку и все же вытаскивая из нее телефон, но только для того, чтобы включить, игнорируя тот факт, что Рейра звонила ему около часа назад. Может хотела как раз-таки предупредить об этом Оказучи, так что смысла перезванивать не было, сделает это как освободится, после занятий, - Докуривай здесь и пойдем. Мне еще на урок надо успеть.

Умалчивает о том, что один уже пропустил и собрался идти только на следующий. К тому же, если не совсем дурак, то Сюн сам догадается, что занятия в учебном заведении уже начались. Добивает сигарету в пару затяжек, растирая окурок о бордюр, окружающий небольшую клумбу у края асфальтированной площадки, после чего призывает парня следовать за ним, пробираясь в здание через неприметную дверь, находящуюся в противоположной стороне от центрального входа, где наверняка дежурные ловили опоздунов, а в планах Такуми точно не было отработки за опоздание. По крайней мере - не сегодня.

- Скинь гудок, я запишу твой номер, а то мало ли, пригодится вдруг, - пропускает Оказучи вперед, нагоняя парня уже в коридоре первого этажа и утягивая за рукав на боковую лестницу, где замирает на первом же пролете, подперев спиной стену, бросая пристальный взгляд на своего спутника, - Сразу только предупрежу, что набиваться мне в друзья не стоит, даже если ты дружок Рейры. Я и помогать бы тебе не стал, не сошлись ты на нее, так что провожаю тебя до администрации и досвидос, может когда еще встретимся. Усек?

Не нравится ему, как Сюн на него смотрит в ответ - слишком уж заинтересованный у пацана взгляд, за которым не скрывалось ничего хорошего, кажется. Вроде и казался Оказучи доброжелательным простачком, но Такуми никогда не велся на подобное, стараясь в принципе не заводить новых знакомств - старых хватало с лихвой, хоть с головой в них заройся. Да и не был Ичиносэ душой компании никогда, так что... Этому Сюну определенно стоило держаться от него подальше.

Да и Рейре он еще выскажет свое мнение, по поводу организации новых знакомств.
Знает ведь, как Такуми не любит все это дерьмо, а все равно подложила свинью. Зараза такая.

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

Отредактировано He Tian (05.09.22 00:09:24)

+1

6

Оказаки только и удается, что плечами пожимать крайне незнающе, не понимая вообще, как все это произошло. Делать вид соответствующий вид, излучать озадаченность и растерянность, просто плыть по течению, ведь даже сочинять историю не приходится - всё происходит само собой. О мелочах Син даже не задумывался, заталкивая их глубоко в душу, оставляя лишь на подкорке сознания, чтобы позже - вовремя вспомнить и подстраховаться. Какой бы не оказалась здешняя Рейра, Син обязательно сможет ей понравится. Кажется, в данный период времени она как раз должна состоять в отношениях с Ясу-сан, которого Оказаки тоже надеялся застать, пусть и испытывая настоящее волнение, которое ни разу не отражалось на его лице. Настоящие эмоции прятались слишком хорошо, чтобы к ним не было никакой возможности подобраться.

Все это в какой-то мере действительно возвращало в прошлое.
Жаль только, что не его.

- Да, прилетел из Калифорнии пару дней назад, ещё не успел обжиться в целом и вообще в этой стране всё абсолютно не так, что до сих пор привыкнуть не могу, - делится впечатлениями Син, жестикулируя руками, но не размахивая ими, как какая-нибудь истеричная сука. Наоборот, каждое движение Оказаки плавное, ленивое в какой-то мере. То, как он забирает предложенную пачку сигарет, как прикуривает, опуская при этом веки и глубоко вдыхая - Син прекрасно знал, как выглядит со стороны, даже если одет не с иголочки от дорогих брендов, а в слегка растянутых спортивках и свободной футболке. От затяжки растягивает губы в довольной улыбке, выдыхая дым вверх перед собой. Только после этого понимает, насколько его до сих пор колотит внутри от осознания того, что он где-то застрял. Что не спит, что становится свидетелем того, чего видеть не должен, вероятно, никогда.

Даже то, что Такуми легко избавляется от своей куртки и протягивает ему, заставляет удивленно вскинуть бровь, протягивая руку и забирая вещь. По-глупому ту хочется прижать к себе, но этот порыв подавляется. Вместо него Оказаки лишь расплывается в благодарностях, с интересом поглядывая на Ичиносэ.

- Мне еще не выдали форму, поэтому пришлось идти в том, что есть. А тебе ничего не будет за это от учителей? - участливо интересуется Син, хоть в голосе проскальзывает очевидная мягкая доля насмешки: Ичиносэ, сам того не понимая, создает очевидный повод для очередной встречи. Куртку Син забирает, зажимая фильтр сигареты зубами, пока надевает ту на себя, невольно ловля проклятое чувство дежавю. Перед глазами память дает увидеть, один вечер, когда Ичиносэ совершенно внезапно отдал ему свой пиджак, агитируя это тем, чтобы его не продуло, пока он курил бы в раскрытое окно машины. От этого видения Син склоняется, делая вид, что отряхивает штанины, но на самом деле просто пытаясь совладать с собой, чтобы не потерять привычного отстраненного лица, на котором эмоции могут нарисовать вместо наивного мальчишки - влюбленного идиота. Впрочем, одно от другого не сильно отличается.

Син следует заветам Такуми, заканчивая курить в определенной зоне и далее просто следуя за парнем по пятам, не отрывая от того взгляда, но если Ичиносэ вдруг сам смотрел на него, то Оказаки просто делал вид, что осматривает обстановку вокруг, смутно ту запоминая. Всё равно забудет расположение всех этих кабинетов, пока не привыкнет и не обживется в должной мере. Но тем не менее послушно делает дозвон на телефон Такуми буквально на ходу, не сразу замечая, что в какой-то момент приходится остановится.

Стоит сделать шаг на лестницу, как вскидывает голову и снизу вверх смотрит на Ичиносэ, успевшего подняться выше. Молчит долгую минуту после всего того, что наговорил тот, складывая телефон и благополучно убирая его в карман, переводя взгляд вперед и проходя мимо Такуми на несколько шагов вперед, чтобы подняться по следующей череде лестниц. Сжимает пальцами перилла, оглядываясь и встречаясь наконец-то взглядами с ним. Интересно, если прижать сейчас Ичиносэ к стенке, то получу я в зубы или в печень?

Улыбка Оказаки становится только шире.
Проверять свою удачу он будет не в этот раз.

- Я больше предпочту общество девушек, чем твоё, Такуми, так что не парься, - Оказаки лишь махает ладонью, показывая, что ему абсолютно все равно на предупреждения, ведь набиваться в друзья к Ичиносэ действительно не станет. А вот случайно оказаться в нужном месте, в нужное время? Да, такое вполне может произойти, но ведь это вовсе не будет означать, что подстроено это Сином специально. Вовсе нет.

Не успевает только Оказаки сказать что-то ещё и подняться по ступенькам выше, как сверху, перекрикивая друг друга, спускается несколько девушек. Повышенный тон, тонна макияжа, короткие юбки,  - все так и говорит о том, что они далеко не примерного поведения, а когда одна из них тычит пальцем в Такуми и несется на такой скорости прямо на него, что среагировать выходит не сразу, а когда приходит осознание - собственную щеку обжигает пощечина, влепленная, что называется, от души.

- Вау, все японские девушки такие горячие? - Син едва дотрагивается кончиками пальцев до своей щеки, поворачивая голову и сверля Такуми взглядом. Не составляет должного труда понять, кому предназначалась эта пощечина, потому что девушка, даже допустив ошибку, не скупится на оскорбления и обвинения, в которых звучит полный набор, от чего улыбка Оказаки становится слишком милой. Аюми-чан - так зовут эту девушку - свирепо обвиняет Такуми в измене с какой-то Ханако-сан. Злость Аюми-чан настолько застелила глаза, что она лица перед собой даже не различала, потому и пощечину схлопотал Оказаки, находившийся рядом с Ичиносэ в этот момент.

Только вот из всего этого балагана Син не теряется, легко беря Аюми за руку и касаясь губами её ладони, чувствуя, как рдеют алым у той щеки от смущения: ей наконец-то удается разглядеть Оказаки получше и не отметить его прекрасный неординарный вид она не может, сразу потупив взгляд себе под ноги и бормоча извинения.

- Не стоит извиняться, все в порядке, - еще одна милая улыбка и Аюми напрочь забывает об Ичиносэ, предпочтя что-то пропищать и скрыться дальше на нижних пролетах. Щека зато гореть начала лишь сильнее, все-таки на ладони у девушки была пара колец и достаточно длинные ногти. Усмехается себе под нос, а после упирает очередной взгляд в Ичиносэ, - А ты популярен у девушек.

Не то, чтобы это что-то новое для Оказаки. О, нет. Ему это слишком хорошо знакомо.
Принц ты блядского гарема, Такуми, не иначе.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][status]still[/status]

+1

7

- Я в этом плане неуязвимый. Если учителя в какой-то момент смогут найти на меня управу, я очень удивлюсь, - Такуми даже не пытается подавить веселую усмешку или отфильтровать речь хотя бы в малой степени. Сюн наверняка узнает в ближайшем будущем, что Ичиносэ из себя представляет, так что каков смысл лукавить или выставлять себя в ином свете, чем в существующем на самом деле? Увидит сам, расскажет Рейра или другие общие знакомые, которыми наверняка обзаведутся. Действительно ведь, если парень споется с Серидзавой, то автоматически свяжется еще с теми же Ясу и Реном, да и перед Такуми неоднократно засветится, как бы тот не стремился этого избежать. Впрочем... Пока Сюн не казался ему каким-то раздражающим элементом, так что и избегать его особого смысла не было, а на будущее поведение новенького загадывать желания не возникало - время само все покажет и расставит по своим местам.

Такуми нравится, что Оказучи не задает лишних вопросов и покорно следует за ним, разве что на лестнице, после замечания Ичиносэ, подмечает вслух, будто общество девушек по душе ему приходится больше. Отшутиться бы, что не это имел ввиду, но появление стайки знакомых девчонок рушит все планы, пока Аюми, которой обозначил окончательный разрыв отношений несколько дней назад, вдруг не бросается на новенького с обвинениями, от чего смеется уже в голос, прекрасно понимая, кому те предназначались на самом деле: к гадалке не ходи, все читается на счет раз-два. Девушка тушуется быстро, не столько из-за смеха Ичиносэ, сколько из-за действий Сюна, за которыми Такуми не особо следит, ведь для начала стоило поставить на место зарвавшуюся девушку.

- Аюми, милая. Я знал, конечно, что ты не большого ума, но чтобы перепутать двух совершенно разных людей... Такого я даже от тебя не ожидал, - улыбается, почти издевательски, обнажая ровный ряд белоснежных зубов, отрываясь от стены и подходя ближе, почти вплотную, из-за чего девушка заметно тушуется и щеки ее заново покрываются румянцем, который едва успел сойти, - Я бы на твоем месте извинился перед Оказучи-куном и исчез с глаз долой после такого. Будь добра, прислушайся.

Девушка действительно начинает рассыпаться в извинениях, пока ее лучшая подружка сверлила озлобленным взглядом Такуми, но так и не решилась ничего сказать в защиту одноклассницы. Когда компания сбегает вниз по лестнице, почти в гробовой тишине, Ичиносэ дает отмашку Сюну, чтобы тот следовал дальше за ним наверх, продолжая при этом улыбаться во все тридцать два, ведь поведение парня его откровенно позабавило. Не растерялся, вогнал девицу в краску, не зашелся в истерике из-за незаслуженного удара по лицу, да и в целом его хотелось одобрительно похлопать по плечу, вот только от подобного жеста Такуми все же удержался, вовсе скрывая кисти рук в карманах темных брюк.

- Ты похоже тоже не будешь обделен популярностью, такими темпами, - поднимается еще на пролет, прежде чем взглянуть на Оказучи, в очередной раз замедляясь, указывая пальцем сначала на собственную щеку, но тут же меняя тактику, в следующий миг прикасаясь кончиками пальцев к лицу Сюна, дабы сразу обозначить указанное на словах место, - У тебя ссадина небольшая, от кольца Аюми, видимо. Надо промыть или вовсе тебя могу отвести к медсестре. Впрочем, ничего смертельного, даже крови нет, так что как хочешь.

Ичиносэ на такую царапину на себе, внимания бы не обратил, но люди относятся даже к мелким травмам по разному, так что следовало указать новому знакомому на небольшую ссадину сразу, мало ли. Руку от чужого лица все же отнимает, замечая изменения во взгляде парня, который... То ли теряется от прикосновения, то ли испытывает легкую неловкость, так сразу и не раскусишь. Такуми, смотрит пристально, с легким прищуром, пытаясь пробраться за невидимые барьеры, определенно выстроенные Сюном, но попытка остается тщетной, на что парень забивает - не его это дело. Ощущение того, что новенький что-то скрывает конкретно от него самого не отпускает, пока продолжает движение по коридору, в направлении администрации, но сходит на "нет", когда разворачивается на пятках у нужных дверей, вновь сталкиваясь с Оказучи лицом к лицу, непроизвольно делая шаг назад, отстраняясь почти интуитивно, хотя между ними расстояние и без того было весьма приличным, но... Пусть будет. От греха подальше.

- Пришли, - кивает в сторону дверей, после чего вскидывает голову, отбрасывая начинающие отрастать волосы назад, без помощи рук, - Дальше сам разберешься, мне идти надо. По поводу пиджака набери потом, пересечемся где-нибудь, я заберу. Не горит в общем. Удачи.

Прикладывает сложенные два пальца к виску, после салютуя ими в направлении Сюна, сбегая дальше по коридору практически сломя голову. Интуиция подсказывала, навязчивым шепотом где-то внутри черепной коробки, что с этим парнем что-то не так, но что именно - оставалось вопросом без ответа. Видимо именно поэтому Такуми сваливает слишком быстро, в итоге чуть замедляя шаг, чтобы его уход не выглядел слишком уж стремительным побегом. Оборачиваться не желает, будучи почти уверенным в том, что парень провожает его взглядом и оправдывать эти догадки не стоило. Почему? Хер знает, но видимо, все еще - от греха подальше.

Слишком уж странные предчувствия.
Как никогда.

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

+1

8

Глупо, наверное, испытывать раздражение и злость, находясь в неизвестном месте, где быть не должно. И все же острыми шипами раздирало сердце внутри, стоит только напрячь память и увидеть то, что происходит сейчас. В данный момент времени Ичиносэ Такуми ему не принадлежал. Не было даже и шанса, чтобы сейчас его мог привлекать Оказаки Син. Вероятно, произойдет много чего, от чего Такуми придется пересмотреть свои взгляды и переключиться на свой пол, но все же становиться свидетелем его блядского прошлого, которое по слухам было ещё хлеще, чем у него самого, не хотелось. Да только кто его спрашивает? Вестимо, что никто, поэтому и приходится сцепить зубы, затолкать всё поглубже, чтобы ничего не вылезло наружу, потому что нельзя. Как бы не хотелось обратного и сделать всё, привлекая чужое внимание к себе.

- Популярность меня мало волнует, - Син отшучивается, про себя лишь добавляя, что волнует скорее то, зачем он здесь оказался, и нельзя ли просто взять и проснуться? Но если бы можно исполнить последнее, то наверняка уже удалось вернуться. Хотя чем черт не шутит - возможно, та реальность была лишь выдумкой, которая приснилась ему нынешнему? Задумываться о таком весьма страшно, поэтому Син лишь едва мотает головой, отгоняя эти пагубные мысли, от того и пропуская тот момент, когда чужие пальцы касаются его щеки.

Оказаки едва не теряет с лица беспристрастную маску, растерянно и медленно переводя взгляд с ладони на самого Такуми. Задерживается на том непозволительно долго, после собираясь стряхнуть чужую руку резким жестом, но Ичиносэ и сам благоразумно убирает её, обрывая это мимолетное прикосновение. Никто не знает, даже догадываться не может, каким усилием Син заставляет взять себя в руки, чтобы остаться на месте. Не перехватить руку, дернув на себя и заключив в объятия того, кто его не знает. Это слишком мучительно, словно сама жизнь в очередной раз решила поиздеваться над ним.

- Ерунда, само заживет быстрее, если не трогать, - делает акцент на последнем слове, безмолвно следуя за Такуми дальше, пока оба не останавливаются у необходимого кабинета. От пристального взгляда не уходит ни дистанция, которую Такуми делает еще больше, ни прощание, ни скорый побег, словно Син - какой-то страшный призрак. Лучшим бы решением стало то, что Оказаки перестал бы пересекаться с Ичиносэ здесь: каким бы сильным не был сам Син, но если он каждый раз будет видеть его в компании девушек, в непозволительной наглой близости, то так однажды Оказаки просто не выдержит. Ему не сбежать отсюда, потому что все еще непонятно зачем он оказался здесь, и бегство - это не выход.

Тяжело отмотать время назад, но еще сложнее - это отмотать назад собственную жизнь.
Син вскидывает голову и с силой лбом прикладывается об стену, жмурясь от боли, чтобы окончательно взять себя в руки.

Выдать перед незнакомыми взрослыми о том, что он ребенок, который переехал в чужую страну и ещё не оформлены даже документы, как обоих его родителей сбила машина, а сам он - выживший сирота. Щенячьи глазки, подрагивающий голос, драматичная история, рассказанная самым драматичным голосом - и большая часть педагогического состава остается поверженной. Их напрягает разве что цвет волос и количество пирсинга в ушах, но Оказаки правдиво уверяет, что настоящий его цвет волос куда более светлее и выглядит крайне вызывающе. В общем и целом приходится заполнить множество бумаг и обзавестись табельным номером, по которому ему выдадут в швейной мастерской форму.

Покинуть общество по большей части взрослых дамочек удается где-то через полтора часа, когда скулы уже банально немеют от количества произведенных улыбок. Более того своему голосу Син возвращает соблазнительные интонации, само собой естественно привлекая внимание каждой женщины. Всё ещё со взрослыми куда лучше, чем с теми, кто младше.

Кто платит, тот и выигрывает этот бой.
От подобных старых мыслей Оказаки прыскает и хохочет, благо что делает это, покинув учительскую и администрацию.

Он вынимает раскладушку из кармана, по памяти также набирая номер Рейры и отправляя ей сообщение, надеясь, что как и в случае с Такуми - её номер остался прежним. Пока он разговаривал с директором и учителями, в голове само собой сложилась придуманная история и для Серидзавы. Притвориться её очень дальним родственником и продолжить эту игру дальше. Он не отрывает взгляда от текста и нажимает на отправку, когда раздается звонок, возвещающий об окончании урока. Коридор через пару секунд спустя заполняют ученики, которые бросают на него любопытные взгляды, на что он отвечает лишь милой улыбкой. Оказаки просто провожает взглядом каждого, не выискивая кого-то конкретного, чувствуя при этом, как греет ткань чужого пиджака и улавливается едва различимый запах какого-то явно юношеского одеколона. И неимоверно в эту секунду хотелось уловить запах своего Такуми из будущего, как никогда остро ощущая едкое чувство одиночества.

Пока не видит выходящего Хондзё Рена из проема одного из кабинетов. Тот сонно потягивается и хлопает по плечу следом выползающего Ясу, о чем-то с тем переговариваясь, и в этот момент Оказаки явственно как земля уходит из-под ног. Остановить себя не решается, даже когда срывается с места и с разбега запрыгивая на ничего непонимающего Хондзё, который только взглядом спрашивает у Ясу, что происходит, на что Такаги в свойственной ему манере только бровь вскидывает и пожимает плечами. Плевать, как Син выглядит для них сейчас. Плевать, что никто его не узнает.

Живой Рен под его руками, он даже слышит чужое сердцебиение.
Разве это не похоже на чудо?

Вопреки ожиданиям ему никто не стремится за эту выходку пропесочить по морде. Оказаки без особых проблем находит с ними обоими общий язык и даже отправляется курить, выпросив сигарету у Рена, от которого в целом не отлипает, сославшись на то, что тот очень похож на его младшего братика, который трагично погиб вместе с родителями. И пусть в выдуманной истории для педагогов он ни слова не сказал о брате, что не мешает ему сейчас дальше конструировать наслаиваемую ложь. Да и пускай. Потому что в былом он бы многое отдал, чтобы снова обнять Хондзё именно так, как и привык до этого.

Так и проходит несколько дней, за которые Оказаки удается надыбать себе новое удостоверение личности, разобраться в мире, который его окружал, получить форму и приступить к занятиям, испытывая при этом странные ощущения от того, что приходится ходить в старшую школу, которую всеми возможностями избегал в своей жизни. Пиджак Такуми оставляет у того на парте в один из дней, все ещё не пересекаясь с тем: когда тот был в компании Ясу и Рена - не подходил близко, предпочитая в этот момент щебетать с девочками, когда же те оставляли Ичиносэ, не отлипал от своих старых знакомых, ходя за теми буквально хвостиком, возвращаясь в шкуру того ребенка, коим был на момент своего прихода в Бласт. Рейра в этом всем занимала отдельное место, сталкиваться с которой теперь было чем-то болезненно ярким, но желанным все еще. Та заинтересовалась авантюрой, которую предложил Оказаки, и с радостью это поддержала, высказав при этом, что не прочь замутить с ним, вызывая тем самым у Сина ностальгичную улыбку и обрубая разом все это желание тем, что у Серидзавы денег не хватит.

Но как бы долго Син не избегал Ичиносэ, встретиться с ним все равно пришлось. И "спасибо" за это Рену, который на общий сходняк у Такаги затащил не только его, но и Такуми, взгляд в которого уперся моментально, стоило только переступить порог дома Ясу-сана. Будь-тысячу-раз-проклят-Ичиносэ сидел в обнимку с какой-то девицей, вызывая мгновенную злость, что даже заново проколотую губу защипало, когда он стиснул зубы.

Поприветствовав всех, Син расположился буквально напротив парочки, закатывая глаза и доставая пачку сигарет, чтобы прикурить и распространить по комнате крепкий аромат вишни, выпросив у Рена, где он покупал свои сигареты, ведь они еще несовершеннолетние. Откинувшись слегка назад, Син перехватил тонкими пальцами сигарету, затягиваясь и выдыхая перед собой специально, чтобы вызвать хмурый взгляд новой пассии Ичиносэ. Невинно после моргнув и растянув губы в улыбке, принимает стакан от Ясу и опрокидывает в себя моментально, переводя глаза с девчонки на самого Такуми. Алкоголь легко обжигает глотку изнутри, заставляя мгновенно ощутить жар в кончиках пальцев.

- Какая это по счету за эту неделю?

Вопрос звучит с долей ехидства и издевательства, зная, что последует после этого.
Но удержаться все равно сложно.
Особенно, когда бесит видеть Ичиносэ с кем-либо.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][status]still[/status]

+1

9

О существовании Сюна удается забыть практически полностью на несколько ближайших дней, но мешают этому несколько простых моментов. Первым становится возвращенный пиджак, который обнаруживается на привычной парте в кабинете литературы, без каких-либо пояснительных записок или сообщений на телефоне. Такуми, в общем-то, плевать - вернул и на этом до свиданья, спасибо, что не забыл вовсе о том, что у него осталась чужая вещь. Ичиносэ настолько похуй на новенького, что сразу забывает о том, что в принципе расставался с частью формы, спокойно накидывая ее на плечи и не чувствуя ничего, кроме запаха собственного одеколона. Удачно.

Вторым моментом становится разговор с Рейрой, которая в тот же день, когда Оказучи вернул пиджак, вдруг решила поднять разговор о том, что теперь в одной паралелли с Такуми будет учиться ее дальний родственник. Проявлять заинтересованность Ичиносэ не с руки, да и смысла в этом особого не было, но подругу не перебивает, выказывая ей нечто вроде уважения, все же с Серидзавой их многое связывало по жизни, так что не уделить ей должного внимания попросту не имел права. Рейра выдает совсем немного информации, из которой удается вычислить лишь откуда приехал этот Сюн и что прежде девушка с ним никогда не пересекалась, из-за дальности какого-то мнимого родства, но и этого вполне хватает, все еще в виду практически полного отсутствия интереса к парню. Приехал и приехал, какая ему разница?

Впрочем, как оказалось чуть позже, разница все же имелась, ведь Оказучи умудрился спеться одновременно как с Реном, так и с Ясу, до сих пор не особо мелькая перед глазами самого Ичиносэ, но все же попадая в поле зрения того, из чего парень успел сделать вывод, что Сюн его, кажется, избегает. Странное дело, но не заметить, что тот во время его разговоров с друзьями пытается держаться подальше, в стороне от их компании, слишком сложно. И от этого у Такуми все же пробуждается какое-никакое любопытство, пусть и слабое, из-за чего на репетиции, пока настраивает гитару в отведенном им школьном зале, невзначай интересуется у Рена, что из себя представляет этот новенький. Хондзе он, кажется, нравится и от этого становится еще любопытнее, но тему не развивает ни в этот день, ни на следующий, после и вовсе отвлекаясь на очередную прилипшую к нему девчонку из класса Рейры, которую приглашает с собой на вписку к Такаги, устроенную, пока его родители находились в отъезде, с легкой руки Рена.

И какого же было удивление Ичиносэ, когда Оказучи вдруг сел напротив, да еще и решился завести с ним разговор.
Неужели что-то успело измениться?

- Ты что, тоже куришь эту вишневую дрянь? Не уподобляйся этим двоим, найди себе нормальные сигареты, - не стремится отвечать на поставленный вопрос сразу, а заодно и пропускает мимо ушей недовольство Юи-чан, которая влезает в диалог, интересуясь, что имел ввиду Сюн под этим "по счету за неделю", но Такуми бросает лишь одну короткую фразу о том, что к ней это не имеет никакого отношения, после тут же переходя на английский, зная точно, что девушка на нем не говорит.

- Ты удивишься, но только вторая. Вот только мне теперь любопытно, что я тебе такого сделал, что ты вдруг меня решил подставить и выдать в кой-то веки не осведомленной о моих похождениях барышне о том, что я из себя представляю? - паузы между словами частенько выходят затяжными, пока подбирает нужные в голове, но в целом английская речь проблем не вызывает, благо Рейра действительно неплохо натаскала Такуми за годы знакомства. Юи-чан, кажется, немного раздражается из-за того, что не понимает ни слова из сказанного, но Ичиносэ успокаивает ее, чуть крепче прижимая девчонку к себе, сжимая пальцы на тонкой талии и следом целуя в щеку, краем глаза наблюдая за реакцией Оказучи, словно пытаясь самостоятельно найти ответ на заданный вопрос. Что не так? Какое тебе в принципе дело до моих похождений, Сюн-кун?

- Мне больно, Такуми, - недовольный голосок над ухом, ставший в разы тоньше обычного, возвращает в реальность, заставляя разжать пальцы, которые все это время лишь сильнее вдавливал в тело девушки, которая как раз заприметила на другом конце комнаты какую-то знакомую, из-за чего мгновенно забыла о неудобстве и любых возможных обидах, упорхнув с кресла, на котором ютились с Ичиносэ вдвоем. Что же, так даже проще, ведь можно сосредоточить свое внимание на новеньком, пока их уединение не нарушил кто-нибудь из общих друзей.

Поразительно, что Сюн столь легко собрал вокруг себя всех тех немногих, с кем был близок Такуми.
Впрочем, это все влияние Рэйры, видимо. Стоило надеяться.

- Знаешь, а ты забавный, - наклоняется вперед, сначала закуривая, выудив пачку сигарет из кармана клетчатой рубашки, накинутой поверх белой футболки, а после перехватывает оставленный рядом с креслом на полу стакан джина, притащенного на вечеринку Рэном, в каком-то безумном количестве, непонятно где добытом, - А еще мне нравится, что тебе похуй, что скажут учителя. Пирсинг в губе ведь свежий, да? Неужели ты бунтарь?

Смеется мягко, склоняясь еще немного вперед, локтями опираясь на собственные бедра, пока пристально вглядывается в лицо Оказучи, следом выдыхая перед собой дым, на пару секунд скрывая парня из зоны видимости и переводя дыхание. Все еще накрывает каким-то странным ощущением, будто что-то идет не так, но следом за ним вылезает исключительно злость, потому что Такуми не понимает, что именно. У новенького определенно на него есть какие-то виды, хоть тот и усиленно скрывает свои намерения, пока шарахается от Ичиносэ по школьным коридорам.

Кстати об этом.

- Ты всю неделю меня избегал, а теперь просто взял и подсел, да еще и сделал это так дерзко. Что тебе от меня нужно, Сюн?

Нахуй, нет смысла ходить вокруг да около.
Лучше спросить напрямую и получить вероятно, невнятный и туманный ответ, но... Возможно, все равно хоть что-нибудь да прояснится. План отвратительный, но другого у Такуми нет. Впрочем, плевать.

Будет, как будет.

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

+1

10

Син смотрит на сигарету в своих пальцах, а после легко пожимает плечами, растягивая губы в улыбке, потому что этим сигаретам не станет надолго изменять с другими, даже если те совсем перестанут выпускать. Крепкие, с терпким ароматом вишневой косточки, которые наверняка должны выжечь все легкие изнутри. Но если даже в будущем Оказаки это волновало мало, то и сейчас тем более, поэтому замечание Такуми пропускает мимо, мысленно разве что салютую едким голосом о том, что тот в том самом будущем будет сам загоняться по этой "дряни".

- Подставить? Ты что-то путаешь, Ичиносэ-кун, - английский звучит слишком легко, плавно, словно Оказаки поет, а не говорит обычные слова. С детства знал этот язык достаточно хорошо, чтобы теперь выдавать чистую речь с соответствующей идеальной дикцией. Правда, все равно приходится замедляться, говорить неторопливо, чтобы Такуми верно перевел его слова и понял их, - Я всего лишь не хочу вновь случайным образом попасть под горячую руку, мне не нужны лишние проблемы. А рядом с тобой они мне обеспечены.

Син два пальца прикладывает к своей щеке, напоминая Ичиносэ о случившемся в свой первый день появления в школе. От царапины практически не осталось и следа, только едва заметная полоска новой кожи, которая еще пока не сравнялась оттенком со всей остальной. Син ведь даже не лукавил, когда сказал, что не хочет находиться рядом с Такуми. Можно понять именно так, как он объяснил, но истинный смысл Син предпочтет оставить при себе. Ему ведь даже не поверит никто, если он скажет, что пришел из будущего. Посчитают больным, укуренным или наркоманом, у которого крыша совсем протекла и восстановлению не подлежала. Оказаки и сам так полагал, поэтому представить, что подумают о нем, не составляло особого труда.

Однако с английского не соскальзывает, даже когда девчонка куда-то сбегает. Слишком понравилось перекатывать на языке окончания и наблюдать, как старается ему ответить на том же языке Такуми. Добивает сигарету до фильтра, следом прикуривая новую, пока подтягивает к себе бутылку с прозрачным пойлом и наливает себе в стакан, забирая в итоге тот в свободную руку и потягивая, пока обводит взглядом комнату, на несколько минут заостряя взгляд на Рене, но в итоге вновь поворачивая голову обратно к Ичиносэ, который решает продолжить разговор дальше.

- Сочту за комплимент, - улыбается привычной вежливой улыбкой, салютуя стаканом и прикладываясь к его содержимому, ощущая горький привкус после выпитого, сразу распознавая в этом какой-то очень ядерный джин, - Разве пирсинг делает автоматически бунтарем? Я его сделал, потому что мне нравятся ощущения, когда целуешься. Хочу ещё язык проколоть. Говорят, так все в разы острее по ощущениям.

Прокалывать себе что-то своего рода традиция. Чем больше пирсинга, тем круче он выглядит. По крайней мере, именно за счет этого он хотел казаться более взрослым в свои юные годы. Или же испортить свое миловидное лицо, впрочем Рёко не раз тогда говорила, что пирсингом он только дополняет себе очки милашества, чем привносит в образ брутальности. Сейчас же просто хотелось вновь увесить себя пирсом, но лишь ради одного человека. Который в нем это все полюбил когда-то.

Оказаки упирается локтями в стол, едва склоняя голову вперед, не морщась на дым перед собой, лишь выдыхает свой, стряхивая пепел в ближайшую пустую банку из-под пива. Слегка дует вперед, чтобы дым рассеялся, читая возникшие эмоции на лице Такуми и приподнимая уголки губ вверх. Злость ощущается слишком хорошо, раскалено, будто ударили плетью по внутренностям, но с этим справляется джин, который он выпил до этого. Син не знал, как объяснить Ичиносэ, что воспринял прозвучавшие слова в несколько ином контексте и для того, чтобы уловить в них именно тот смысл, который закладывал Такуми, пришлось вновь добить сигарету до фильтра и уложить подбородок на скрещенные пальцы, упирая взгляд исключительно на парня перед собой.

- Ты сам сказал, что не стоит набиваться к тебе в друзья. Я этого и не делаю, как видишь. Мне очень нравится Рен, потому что он напоминает мне кое-кого, поэтому скорешился с ним и остальными. А сел сюда я, потому что все остальные места заняты, разве не видно? - Син оглядывается по сторонам с улыбкой, показывая правдивость своих слов, а после вновь занимая прежнюю позицию, невольно касаясь кончиком языка проколотой губы, слизывая оставшийся горьковатый привкус алкоголя и металлического - от пирсы.

- Ещё немного и я подумаю о том, что тебе не достает моего внимания, - Син слегка запрокидывает голову назад и смеется, после принимаясь наполнять свой бокал и подливая в стакан Такуми, не видя никакого сопротивления в этом жесте, - Так что ты себе слишком много всего надумал. Мне ничего от тебя не нужно, расслабься.

На последней фразе Оказаки возвращается к японскому языку и слегка стукает своим бокалом о чужой, не отрывая от лица Ичиносэ взгляда, даже когда делает глоток обжигающей жидкости, а после стягивает свою пачку сигарет с зажигалкой и поднимается, собираясь найти в доме Такаги туалет. Тот оказывается совмещенным с ванной комнатой и обнаруживается каким-то методом тыка, потому что из нее вываливается один из явно подвыпивших одноклассников. Син уступает тому дорогу, легко проникая в нужную комнату, достигая раковины и включая мощный напор холодной воды, два раза подряд набирая в ладони и опрыскивая себе тем самым лицо, чтобы привести себя в чувство, вернуть к реальности. Сдерживать себя, находясь рядом с Такуми, крайне мучительно. Невозможно просто.

Выпрямляется, доставая очередную сигарету, зажимая фильтр губами. Чиркает зажигалкой одновременно с тем, как позади за спиной вновь закрывается дверь, заставляя обернуться и вскинуть бровь:

- Еще немного и я перестану шутить о том, что ты жаждешь моего внимания. Или же ты пришел мне по лицу прописать? Тогда подожди, пока я докурю, и бей  в левую часть, правой итак досталось до этого от одной из твоих пассий.

Оказаки не может перестать улыбаться.
Потому что все это похоже на помешательство, от которого невозможно остановить себя.
Как бы не старался.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][status]still[/status]

+1

11

Английская речь Сюна действительно звучит превосходно, даже в разы лучше, чем у Серидзавы, по причине того, что девушка жила в Японии уже довольно много лет, не имея постоянной разговорной практики родного языка. Мысленно Такуми так же благодарит парня за то, что тот дает время на подумать, делая перерывы, все же перевести сходу может далеко не все слова, хоть в целом и не испытывает особых проблем, все же учит язык достаточно давно, благодаря все той же Рейре, взявшейся за обучение Ичиносэ в далеком детстве. Ему бы побольше практики с носителями языка и все было бы в шоколаде, но на это не было ни сил, ни времени, ни возможностей. Впрочем, Оказучи вполне подходил для подобного общения, но... Нет. Категоричное и безосновательное. Сближаться с ним желания все еще не возникало и вряд ли оно появится, пока Такуми преследуют дурные ощущения от одного вида новенького. Что. Блять. Не. Так. Блядский вопрос без ответа.

- Это было всего лишь случайное совпадение, не более, - улыбка на губах не наигранная, больше напоминающая усмешку, возникающую от воспоминания о том, как Сюн ненароком отхватил по лицу вместо него самого. Все еще парадоксально, ведь не похожи совершенны, но бывшей пассии Такуми на это оказалось наплевать, ведь она даже не задумалась о том, кто стоит перед ней, пока заносила руку для хлесткой пощечины. Впрочем, ничего в этой жизни не случается просто так, в этом Ичиносэ уверен, так что... Сложилось так, как должно было сложиться. Значит, в этом была необходимость для мироздания.

- В японской школе, пусть даже и в старшей, вполне себе делает. За цвет волос тебе предъявить администрация еще не успела? - остатки джина опрокидывает в себя практически залпом, едва ощутимо морщась от того, как напиток обжигает горло, невольно задумываясь о том, что и сам не прочь проколоть язык, ровно по той же причине, но предпочитает умолчать о неожиданном совпадении, да и не с едва знакомым пацаном в конце концов обсуждать желание целоваться с весьма необычными ощущениями, - Не рискуй слишком сильно, учителя не всегда будут закрывать глаза на изменения во внешности.

Продолжает участвовать в игре, которую начал сам, заговорив на иностранном языке, совершенно не стесняясь имеющегося акцента и медлительности, ведь Такуми только учился. Оглядывается по сторонам, после замечания о том, что все возможные места для сидения в комнате действительно заняты, на что лишь недовольно цокает языком в ответ, никоим образом не комментируя свою промашку. Пока Оказучи подливает ему алкоголь в стакан, невольно задумывается о том, что накрутил себя дальше некуда, со всеми этими непонятными домыслами, но Ичиносэ старался верить собственной интуиции, которая подводила его лишь в редких случаях, которые пересчитать можно было на пальцах одной руки. В любом случае, будет наблюдать и дальше, пока окончательно не убедится либо в своей правоте, либо в излишних опасениях. Никогда не стоит снимать подозрения без необходимого количества доказательств обратного.

- Я не фанат мужского внимания, так что... Расслабься и ты тоже. В любом случае, нам все равно придется видеться довольно часто, учитывая, что ты привязался к Рену и Ясу. И нет, я ничего не имею против, не думай.

Даже будь Такуми не в восторге от общества Сюна, все равно бы не посмел высказать ничего против, ведь не имеет никакого права решать за Ясу, Рена или Рейру. Хотят корешиться с новеньким - флаг им в руки, пусть только не навязывают эту дружбу и Ичиносэ в довесок. К тому же, эта троица знает наверняка, насколько Такуми не любит сближаться с новыми людьми, предпочитая держать их на расстоянии вытянутой руки, как и всех своих пассий, за исключением физической близости, так что... Остается лишь выпить вместе с парнем, после мимолетного стука стаканом о стакан, поднимаясь и на ноги следом, но не собираясь преследовать Оказучи по дому, вместо этого двигаясь в сторону Рена, замершего на входе в просторную кухню. Вот только не дойдя буквально пары шагов до друга, получает удар по руке от подвыпившего одноклассника, которого банально шатнуло в сторону Такуми, из-за чего зажатый в пальцах стакан летит на пол, разлетаясь на части и его бы собрать, под бесконечные извинения знакомого, не рассчитавшего с алкоголем. Ичиносэ лишь отмахивается, все же терпеть не может людей в подобном состоянии из-за почти не просыхающего от употребления дешевого алкоголя отца, но Сома-кун оказывается слишком настойчив и даже пытается помочь собрать осколки, вместо этого случайно заваливаясь на Такуми и практически всем своим весом вжимая его ладонь в пол, прямо на крупный кусок стекла.

Левую руку пронзает острая боль, от кисти до локтя, из-за чего Ичиносэ коротко вскрикивает, в основном от неожиданности. Первым к нему поспевает Рен, за спиной которого из ниоткуда возникает Ясу, который осматривает ладонь друга, пока Хондзе оттаскивает ничего не понимающего пьянчугу-одноклассника в сторону. Такаги предлагает отвести Такуми в ванную за аптечкой и заодно помочь с обработкой раны, но Ичиносэ уверен, что справится сам, соглашаясь лишь перемотать кисть кухонным полотенцем, дабы не залить все вокруг кровью, пока будет идти за бинтом и антисептиками. В чужом доме ориентируется легко, все же бывал здесь неоднократно, так что нужную дверь находит без труда, дергая ручку и откровенно радуясь тому, что та не заперта. Тем не менее, ванная комната не свободна и встретить в ней хотелось кого угодно, кроме Оказучи. Такуми разбирает смех, ведь правда может показаться, что он преследует новенького, но к сожалению, все в разы хуже, чем могло показаться Сюну на первый взгляд.

- Чтобы бить тебе по левой стороне, сначала придется вылечить свою левую, - продолжает посмеиваться между словами, демонстрируя окровавленное вафельное полотенце, пока без спроса движется дальше к раковине, здоровой рукой выдвигая верхний ящик в тумбе под ней, демонстрируя Оказучи пластиковый ящик набитый медикаментами, - Так что не обольщайся, я за тобой не слежу. И советую свалить, зрелище не слишком приятное под этим всем. Если только у тебя нет желания мне помочь, конечно.

Последнюю фразу выпаливает прежде, чем успевает задуматься над ее смыслом. Глупо, ведь пару минут назад отказался от помощи Ясу, а теперь предлагает этому странному парнишке обработать ему ладонь. Благо, что все обстоятельства известны только самому Такуми, так что ничего страшного не происходит и поводом для шуток его слова не станут.

А сам себя укорить еще успеет. Чуточку позже.

- В следующий раз Ясу придется учесть, что все стаканы должны быть пластиковыми, если приглашает такую толпу народа. Ты остаешься или все-таки уходишь?

Такуми не нужна помощь. Наверное.
Вот только оставаться наедине с самим собой также не хочется. Глупо, но факт.

Задумается об этом он также чуть позже. Когда останется наедине с самим собой.

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

+1

12

Улыбка слегка меркнет, стоит только опустить взгляд на пропитавшееся кровью полотенце, силясь понять, как за несколько минут такое в принципе могло произойти. Син даже слова больше вымолвить не может, благодаря всех богов за то, что закурил он именно сейчас, потому что за затяжкой удается скрыть и пробившие дрожь пальцы, и воспоминания непрошенные, и ситуацию эту в целом, машинально отодвигаясь в сторону, насколько позволяло пространство. Оказаки лаконично сбрасывает пепел прямо в раковину, не позволяя себе отвлечься от курения, потому что всё накладывалось друг на друга и готово было вынести мозг. Сколько не убегай подальше от Ичиносэ, в итоге оба окажутся в зоне видимости друг друга, а теперь еще и в более близкой, на расстоянии вытянутой руки. Пусть удается делать вид, что безразлично, что ничего не испытывает, но внутри от самого себя не скрыть весь спектр чувств.

Как бы было проще, если у Оказаки отсутствовала память при этом странном, не поддающемся логике, перемещении во времени. Тогда он мог воспринимать всё просто, легко, относиться к Такуми не более, как к обычному однокласснику, с которым учится в одной школе. Самое оптимальное решение - действительно вернуться к собственному прошлому, взять того ребенка Оказаки Сина и принести в собственную шкуру. Наилучший выход. От того и провальный, потому что память все это не стирает и воспоминания заполняют под завязку голову, которая итак пухнет от количества поступаемой информации об этом времени.

Приходит в себя Син от уточняющего вопроса и фильтра, который безвкусным куском остался в губах, дотлевая до своего начала. Одним движением топит окурок в раковине и разворачивается к двери, но не уходит, а лишь прикрывает ту плотнее и запирает на задвижку изнутри. Забирает аптечку из рук Ичиносэ, кивая на бортик ванны, намекая, что тот может присесть пока что. Ставит добытое на край раковины, вновь потянувшись к крану и включая небольшую струйку воды - для промывки как раз пойдет.

- Я видел вещи и похуже, так что это вряд ли меня напугает, - усмешка выходит едва заметной и грустной, потому что Син касается чужой ладони, разворачивая к себе и убирая полотенце в сторону, обнаруживая несколько стеклянных осколков в коже, которые распороли ту и заставили обильно кровоточить. Хуево. Цыкает только от увиденного, недовольно хмуря брови, ведя раненную ладонь к раковине, чтобы срывающиеся капли крови исчезали на белом кафеле, чем пачкали пол.

Пинцет, смоченный доброй порцией антисептика, и контакт вновь приходится возобновить, когда без всякого предупреждения начинает извлекать осколки, склоняясь над раскрытой ладонью ближе, потому что освещение в ванной комнате было далеко от идеального, а оставить внутри по ошибке осколков не хотелось. Поэтому мерно занимается этим, не поднимая взгляд к лицу Ичиносэ, потому что не уверен, что сейчас получится удержать маску безразличия и спокойствия. Откладывает пинцет в сторону, вместо него занимая пальцы бинтом, сооружая из первых слоев небольшую "подушку", которую приложит к ранам, чтобы дальше их замотать слой за слоем, предварительно обработав кровавые края порезов тем же антисептиком. И все бы ничего, да только пока покрывает ладонь бинтом, понимает, что испытывает очередное чувство дежавю. Только тогда все было наоборот и над его ранами от разбитого зеркала в ванной склонялся Ичиносэ, заставляя истерику и срыв утихнуть.

- Не сможешь некоторое время играть на гитаре и лапать своих девок. Вообще надеюсь, что кожа срастется и не придется ехать в больницу, чтобы зашивать. По своему опыту знаю, что приятного мало.

Син растягивает вновь губы в улыбке, убирая аптечку на место, не взирая на то, что ради этого приходится упереться коленом в чужое бедро. На это столкновение никак не реагирует, хоть и стоит практически между чужих ног, но ведь никому такое положение не должно приносить неудобств, да? Вот и Оказаки спокойно моет руки, каплями воды с пальцев брызгая играюче на Ичиносэ, чтобы тот пришел в себе и не залипал должным образом на нем. А то как-то странно все по итогу выходит, что Сина не отпускает мысль о том, что хоть Такуми и сказал, что не фанат мужского внимания, но как-то неосознанно все равно пытается вытребовать его с другого человека.

- С этим закончили, так что пора вернуться назад? И не благодари за помощь: я всего лишь вернул должок за свой первый день, - отмахивается Син, совершенно случайно спотыкаясь теперь о ногу Ичиносэ, падая на того, но чтобы избежать получения новых травм, придерживает одной рукой того за спину, второй опираясь на стену, зависая так над пустой, к счастью, ванной. Положение у них обоих крайне странное, потому что оказываются прижатыми друг к другу тесно, что Син под пальцами на чужой спине ощущает ритм дыхания Такуми, благо что и на этот раз удается не смотреть тому в глаза, поэтому Ичиносэ в любом из вариантов не сможет прочитать замешательство Оказаки.

- Прости, я не специально, - хриплым голосом, потому что раздирает на смех от этой каверзной ситуации, - Если ты меня оттолкнешь сейчас, то рискуешь заработать себе сотрясение, потому что иного варианта от встречи затылка с кафельной плиткой на стене не дано, так что поднимайся потихоньку.

Все еще смеется, наплевав на то, что делает это возле чужого уха, но не может перестать этого делать, потому что алкоголь и в целом ситуация такая, что только и остается, что нервно смеяться, надеясь, что в этот момент никто не зайдет сюда. И только потом вспоминая, что сам запер дверь изнутри, но кому это помешает, если сильно приспичит.

- Больше пить я явно не желаю сегодня.

Списать все на алкоголь - самое простое решение, даже если выпил не так много.
Потому что ни за что не признается нынешнему Ичиносэ в том, что задержал бы эти вынужденные объятия на очень долгое время, пока мышцы не начнет сводить судорогой, пока не закончится его время.
Жаль только, что несбыточно все это здесь.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][status]still[/status]

+1

13

По началу Такуми кажется, что Сюн все же свалит, когда тот подается к двери, предварительно избавившись от окурка. Успевает усмехнуться, задержав язык за зубами, во избежание неприятных комментариев брошенных вслед новенькому, но тот в итоге лишь запирает дверь, возвращаясь к нему и раскрывая ладонь, из-за чего Ичиносэ благодарит всех известных ему богов за дарованное молчание, ведь скажи он хоть что-нибудь относительно побега Оказучи, то сейчас было бы как минимум неловко. Впрочем, ненадолго: Такуми в принципе не страдал от таких понятий как стыд, совесть или неловкость.

Без них жилось в разы веселее.

- Все равно неприятно, даже если уже сталкивался с чем похуже или похожим, - пожимает плечами, покорно усаживаясь на бортик ванной и вытягивая руку в сторону, удерживая над раковиной. За Оказучи интересно наблюдать: как дергает с усилием крышку антисептика закрученную слишком плотно, как аккуратно обрабатывает пинцет и склоняется к чужой ладони, сосредоточенно разглядывая края раны, прежде чем приступить к ее обработке. Такуми шипит сквозь зубы, когда Сюн извлекает первый осколок, но в дальнейшем не издает ни звука, насколько больно ему бы не было - не девчонка в конце концов, чуть что скулить от малейшего неудобства и неприятных ощущений. Бывало и хуже. Он ведь пацан, не раз слетавший с деревьев, неудачно прыгавших через забор и падающих на ровном месте, в попытке ускориться во время бега. Не говоря уже о нынешних годах, в которых не раз участвовал в драках, отделываясь разбитым носом или еще какой дрянью, все еще весьма неприятной.

Глубокие порезы от стекла, конечно, та еще хуйня. Но все еще терпимая.

- Не придется, думаю. Не настолько там все плохо, - внимательно осматривает перебинтованную кисть, выходя из состояния некого транса, в котором думал о своем, не сводя при этом взгляда внимательных глаз с занятого делом Сюна, - С гитарой даже обиднее, чем с девками, но ничего - переживу как-нибудь. Погнали уже отсюда, а то здесь душно и еще эти сигареты твои. Все еще не понимаю, как ты и пацаны курите эту дрянь. И да, в любом случае, спасибо. Сам бы я копался в разы дольше.

Собирается уже подняться на ноги, но Оказучи ненароком рушит все планы, спотыкаясь и заваливаясь на Ичиносэ сверху, из-за чего тот машинально упирается здоровой рукой на бортик ванной, крепко вцепляясь в него пальцами, а вторую ладонь укладывает на чужую спину, практически отзеркаливая положение чужой руки на собственной, за исключением одного момента - Сюн его держит, не позволяя упасть. Выдыхает тяжело, ощущая как сбивается дыхание из-за неудобного положения и навалившегося сверху не самого легкого тела, благо, что Оказучи все же держал часть собственного веса сам, иначе завалились в пустую ванную оба сразу, не факт, что без травматических последствий. Смеется в ответ, ведь действительно весело, благо что алкоголь гуляющий в крови, пусть и в небольшом количестве, все же расслабляет, не позволяя делать резких движений или предпринимать поспешных действий. До чего же удачно.

- Ничего страшного, - не менее хрипло, в основном от напряжения и нахождения в неудобной позе, поворачивая голову и случайно при этом задевая Сюна губами по скуле, из-за чего смех разбирает лишь сильнее, но порыв заржать в голос сдерживает, опасаясь падения, - Почти смертельный номер, но я попробую. И я тоже, пожалуй, пить сегодня больше не стану.

Подняться выходит только с третьей попытки, первые две не увенчались успехом и не утянули обоих парней на дно ванной лишь каким-то неведомым прежде чудом. Поднявшись на ноги, Такуми первым делом сгибается пополам, упираясь ладонями в собственные бедра и заходясь смехом, не обращая внимания на Оказучи, ровно до тех пор, пока не предлагает тому пойти перекурить, выпуская парня из комнаты первым. Под дверями их никто не встречает, к счастью, а на улице лишь нагоняет Юи-чан, причитающая о том, что о порезе узнала только что и в противном случае обязательно помогла бы Ичиносэ с обработкой раны. Такуми девчонка раздражает, ведь щебечет та на повышенных тонах, но избавиться от нее не составляет труда, потому что подружка предложила ей уже отправиться домой и они даже вызвали такси, так что ему остается лишь попрощаться, отделываясь легким поцелуем, почти невесомым. Нежеланным. Настроения вести себя иным образом нет и когда Юи исчезает из поля зрения, Ичиносэ выдыхает с нескрываемым облегчением, присоединяясь во дворе дома к Сюну, неспешно прикуривая, но не успевая начать разговор из-за появившегося за их спинами Рена, прилично подпитого определенно, да и не только алкоголь гулял в крови друга, судя по откровенно странному веселью.

Снова. Блять.

- Чуваки, а вы ночевать останетесь, а? Ясу только своим разрешает, так что почти никого не будет. Кинем вас на диван в гостиной, отоспитесь спокойно после алкашки. Охуенный план, да? Оставайтесь, без вас скучно будет.

- Ты травы накурился или чего потяжелее жахнул? - бросает хмуро, ведь характерного запаха травки от Хондзе не чувствует, хоть тот и закинул руки им с Оказучи на плечи, буквально повиснув между двумя парнями, так что не заметить сладковатый аромат было бы невозможно. А его и не было.
- Я сегодня только пил, честно. Меня бы Ясу прибил, ты же знаешь, что он запрещает к нему проносить наркоту.
- Я бы тебе тоже уебал. Завязывай с этой дрянью, Рен.
- Не строй из себя строгого батю, тебе не идет. Короче, решайте, вы остаетесь или че как. Иначе я кому другому диван предложу. Хотя может повезет и вам вообще запертая комната достанется, а не проходной двор.

- Еще бы кто объяснил, какого хера они нас вместе решили уложить спать, - выдает тихо, когда Рен сваливает обратно к дому, позволяя наконец спокойно затянуться от успевшей наполовину истлеть сигареты, глядя прямо перед собой и не обращая внимания на Сюна, хоть тот и находился рядом с ним, явно внимательно слушая, - Хотя ладно, там просто спальных мест не хватает, а пацаны здесь все не одиночки. Ты как, ночевать останешься? Я просто точно да, впадлу домой переться.

Для Ичиносэ нет ничего странного в том, чтобы делить с кем-либо из пацанов спальное место, все же вписок с тем же Реном пережил немало на своем веку. Отвернется и вырубится, лишь бы никто не пинал и не заебывал тупыми разговорами, когда давит смертельная усталость, вырубая на ходу. В разы сильнее напрягает возможность очередного наркотического опьянения у Хондзе, но не похоже, что тот пиздел, действительно опасаясь праведного гнева Такаги.

Еще и Оказучи стал невольным свидетелем разговора о столь неприятных вещах.
Блядство.

- Не растрепи никому, что он закидывается всякой дрянью. Сами с ним разберемся как-нибудь.

Верил ли в это Такуми? Сложный вопрос.
Впрочем, надежда все еще была вполне себе жива и уж точно не трепыхалась в предсмертной агонии.

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

+1

14

Касание губ ощущается невесомым, но жутко ярким. В какой-то мере желанным, от чего находиться в подобном шатком положении становится ещё сложнее и Син едва находит в себе силы, чтобы не начать приставать к Ичиносэ прямо здесь и сейчас, когда между ними нет никакого расстояния и все границы личного пространства безбожно нарушены. Достаточно случайно повернуть голову, коснуться губами узкой скулы, провести до губ и заставить вновь страдать без нехватки всего этого и себя самого, и Такуми в том числе. Хотелось этого до жути сильно, но приходилось обрывать себя каждый раз, спуская с небес на землю, заставляя взглянуть реальности в глаза и жёстко приземлиться в ней.

Только все же у реальности Оказаки были все те же тёмные глаза Ичиносэ.
Блядское наваждение.

Благо что выбраться из неудобного и отчасти неловкого положения удаётся спустя несколько попыток. Син восстанавливает равновесие, отступая на шаг во избежании очередных казусов и вскидывает брови, наблюдая за Такуми, которого распирает смехом настолько, что Оказаки невольно залипает на этом сам, отступая ещё на пол шага назад и упираясь в стену лопатками. Это не отрезвляет, но заставляет поддаться заразительному смеху и запрокинуть голову назад, заходясь им в голос, избавляясь от напряжения. Комнату в итоге покидают уже вскоре, под ворчание Оказаки, который решает все же отстаивать свою точку зрения по поводу выбранной марки сигарет, а у Ичиносэ просто дерьмовый вкус и ничего он не понимает. Так продолжается ровно до того момента, пока оба не оказываются на улице, где Такуми попадает под влияние своей девушки. За ними Оказаки наблюдает сощуренно, закуривая соответственно и отворачиваясь, запоминая этот момент. Когда (если) он вернётся в будущее, то обязательно припомнит это все Ичиносэ, просто потому что злопамятный и Такуми нужно взять на себя ответственность за все то, что Сину пришлось увидеть здесь.

Син даже в какой-то мере благодарен тому, что Рен появляется на улице и заполняет собой пространство, отвлекая от раздраженной злобы, заставляющей курить ещё больше только. В диалог между двумя друзьями не встревает, только замирает с поднесенной к губам сигаретой, когда речь понимает, что речь идёт о травке. Неужели Хондзе со столь ранних пор начинал употреблять? Вот уж действительно он сам по стопам своего кумира пошёл, даже не зная об этом. Нет, Син знал, что Рен и травку курил, и что потяжелее принимал, но знание это было о том моменте, когда Оказаки уже находился в Бласте.

Приходится прикрыть глаза, затушить окурок под подошвой кед, чувствуя после тяжесть навалившегося пьяного тела и провожая Рена после долгим взглядом. Хотелось бы каким-то образом огородить того от пагубной зависимости, которая не самым лучшим позволит закончить тому жизнь в весьма раннем возрасте, оставляя Нану и всех остальных в этом мире одних.

- Потому что все остальные со своими парами и заняты исключительно собой? - соглашается полувопросительно с Такуми, потянувшись всем телом и засунув ладони в карманы джинсовых брюк, успев подмерзнуть на ночной прохладе. Поворачивается в итоге к Ичиносэ, бросая на того мимолетный взгляд, едва вновь не потянувшись, но на этот раз за пачкой сигарет в карман толстовки, - Вряд ли я успею на метро или автобус, чтобы доехать до квартиры, так что придётся остаться здесь.

Син по итогу все же закуривает, приседая на корточки, чтобы удобнее было стряхивать пепел на землю. Снизу вверх поглядывает на Такуми и ни тени улыбки на лице Оказаки нет в данный момент, потому что знает тоже прекрасно сам, насколько поганая зависимость от наркотических веществ. Он помнил прекрасно, как Такуми реагировал на то, что Син употреблял и накачивался своими-чужими стараниями, но вот откуда - с каких пор - ноги растут у всей этой темой.

- Было бы прекрасно, если сможете разобраться. Иначе однажды будет слишком поздно, - голос в ночной тишине звучит ужасно тихо и мрачно, пока Син стряхивает пепел, прикусывая заодно себе язык и переводя тему в иное русло, пытаясь вновь быть беззаботным и милым, - Как ты мог отпустить Юи-чан одну и даже не остаться с ней на ночь. Уверен, что можно справиться и одной рукой. Или ты так не умеешь?

Шутливый голос с долей сарказма и бесподобного флирта заставляют Оказаки вытянуть руку перед собой и повертеть ладонью, намекая, что даже выпавшая из строя рука не должна мешать любовным делам. Растягивает губы в широкой улыбке, скрывая взгляд под спадающими волосами, в следующий момент пятерней убирая их с лица и поднимаясь на ноги, затушив очередной фильтр об асфальт и решая первым направиться выискивать свободный лежак. Тот действительно оказывается на так называемом проходном дворе. Диван уже был разложен, так что Син просто перекатился на спину к стене, закрывая рукой глаза, выдыхая.

Сомнительная это затея, конечно, но.
Разве есть хоть один вариант, чтобы отказаться от возможности поспать вместе с Ичиносэ?

В комнате отсутствует освещение, а за стенами слышатся соответствующие голоса и стоны тех, кто решил провести эту ночь слишком близко и тесно. Остроты ощущений добавляет и пришедший следом за ним Ичиносэ, под которым прогибается матрас, а рядом с плечом ощущается чужое слишком явно.

- Следует сказать Ясу-сану, что стены в его доме слишком тонкие.

А фантазия у Оказаки весьма бурная, когда он закрывает глаза.
Но в этом Такаги совершенно не виноват.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][status]still[/status]

+1

15

Такуми мрачнеет на глазах, как после разговора с самим Реном, так и после брошенной фразы новенького о том, что потом может быть поздно. Затяжка выходит слишком усталой, пока выдыхает дым от нее медленно, сквозь зубы, наконец скашивая взгляд на Сюна, который за один только вечер перестал казаться совсем уж странным малым. Виноваты в этом, выходит, алкоголь в крови, неожиданная помощь, общий заливистый смех посреди ванной комнаты и неожиданная поддержка в вопросе с прогрессирующей зависимостью Хондзе от легких наркотиков. Нет, Ичиносэ не перестал подозревать его в каких-то мутках по отношению к нему самому, но общаться с Оказучи действительно оказалось не сложно, даже совсем наоборот. Словно они давным давно знакомы и всегда находились плюс-минус на одной волне. Глупо звучит, но как есть, не отнимешь. Впрочем, от подозрительности Такуми все это не избавит.

Не так скоро.

- Надеюсь, до отвратительного финала не докатится и он возьмется за голову, - тыльной стороной кисти, в пальцах которой зажата сигарета, аккуратно почесывает правую бровь, неожиданно заходясь смехом, в основном даже не от самого вопроса Сюна, а от того, как резко тот меняет тему, да еще и на диаметрально противоположную, - Я много чего умею, Оказучи, да и вообще способный мальчик, но сейчас у меня нет на это настроения. Но ты всегда можешь догнать Юи-чан и порадовать ее вместо меня, я не стану возражать. Раз уж ты так переживаешь за ее вероятную сексуальную неудовлетворенность.

Откровенная издевка, замаскированная под шутку, не злит совершенно, разве что удивляет немного, но учитывая тот факт, что Оказучи не был похож на пай-мальчика с первого дня знакомства, в принципе, была вполне в духе парня, судя по всему. На самом деле плевать, потому что состояние Юи-чан или мнение кого-либо о сексуальных возможностях Ичиносэ не волновали на данный момент абсолютно, потому, хоть и отвечает на саркастический выпад в свой адрес, все равно не акцентирует на нем внимания совершенно. Гораздо сильнее волнуют распоротая рука, в которой пульсировала боль и пристрастия Рена, а в остальном Такуми лишь хотел отдохнуть и предложение завалиться на диване в гостиной, пусть и не в одиночестве, пришлось сейчас как никогда кстати. Тем не менее, не спешит в дом вслед за Сюном, вместо этого выкуривая еще одну сигарету, а на пути к устроенному друзьями лежаку и вовсе сворачивает в ванную, аккуратно умываясь одной рукой, чтобы не намочить бинты.

- О, сегодня даже подушки нашлись, поразительно, - присаживается на край дивана, стягивая сначала рубашку, а после и футболку, оставаясь в одних джинсах. Укладывается на спину, накидывая на них обоих тонкий плед, заботливо кем-то оставленный в ногах, подкладывая одну руку под голову и устремляя взгляд в темный потолок, подсвеченный разве что уличным фонарем, свет которого проникал между не плотно задернутыми шторами, разливаясь тонкой желтой полосой.

- Ясу-сан? Блять, я понимаю, что он взрослый не по годам, но до приставки "сан" все же еще не дорос, - смеется мягко, едва слышно, да и говорит полушепотом, потому что в полный голос в ночной тишине, даже прерываемой звуками чужого жаркого времяпрепровождения, разговаривать почти грешно, - Кстати, Ясу об этом знает и поэтому его мы не услышим при всем желании. Так что это Рен. Но не думаю, что это надолго, он слишком пьян для того, чтобы не отрубиться сразу после того, как кончит, так что скоро мы сможем заснуть в тишине.

Прикрывает глаза, предварительно прочистив горло после смеха, тяжело выдыхая. Запоздало осознает, что Хондзе притащил на вписку какую-то девчонку, хотя еще пару дней назад распинался о некой Нане, которую мечтает затащить в их группу, которую решили сколотить на пару с Такаги. Такуми нравилась эта инициатива, да и будь он более опытным музыкантом, обязательно бы принял участие в данной затее. А пока оставалось только надеяться, что музыка все же сможет отвлечь Рена от пагубных привычек, а какая-то вроде как приличная девушка, если верить словам Ясу, вполне может попытаться вытащить его из ямы с наркотой, если их чувства окажутся взаимными и она банально не станет очередной пассией Хондзе на пару-тройку недель, пока не надоест. Звучало как охуенный план, за которым все равно нужен был глаз да глаз. Мало ли.

- Не спится? - уже в тишине, через каких-то полчаса или около того, прислушивается к чужому дыханию, неровному, из-за чего делает соответствующие выводы о том, что Оказучи так и не смог уснуть. Поворачивается на бок, лицом к парню, сгибая руку в локте и подпирая ей голову, внимательно вглядываясь в черты Сюна, легко различимые, ведь глаза давно привыкли к темноте, пока продолжал пялиться в потолок, практически не предпринимая попыток отрубиться, хоть усталость и давила тяжелым грузом откуда-то сверху, - Слушай, Ясу говорил, что ты неплохо играешь на басу, да и с гитарой в целом управляешься хорошо. Пацанам сейчас будет немного не до меня, так что... Сможешь меня немного подтянуть в игре? Только не вздумай шутить, что я сам набиваюсь к тебе в друзья. Был не прав.

Ичиносэ не собирается становиться с парнем лучшими друзьями, но никто не отменял легкого приятельства, вероятно - временного. Для Такуми в этом общении имелись определенные плюсы, не смотря на одолевающие сомнения и вопящую о чем-то странном интуицию, не прекращавшую этого делать ни на минуту, но... Похуй. Просто похуй.

Хуже определенно не будет.
Да и не подписывается он ведь на что-то сверхъестественное, не так ли?

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

+1

16

- Юи-чан не в моей возрастной категории выбора, я предпочитаю более зрелых людей, - бросает Оказаки, усмехаясь, считая должным ответить на этот прилетевший в него выпад, заодно сразу обозначая, что никто его возраста не может заинтересовать в аспекте постели и всего остального. Хорошее прикрытие, а главное - действенные, правдивое. Ведь все на самом деле было именно так и Такуми в будущем прекрасно об этом осведомлён, благодаря Рейре. Из всего этого Син, пожалуй, готов сделать исключение только для нынешнего Ичиносэ, просто потому что это один и тот же человек. По крайней мере на это Син надеялся, иначе станет очень грустно. Не хотелось ему верить во всякие параллельные реальности и миры, где существуют точно такие же люди, только жизнь у них другая совсем.

Потому что тогда он просто занимает чье-то место.
Чужой элемент неизвестной системы.

Мыслить так крайне пагубно, вероятно. Но тем не менее из головы это все выходит напрочь, когда ощущаешь рядом тепло знакомого тела. Син накидывает на голову капюшон толстовки и затягивает на ней шнурки, стараясь тем самым отгородиться от навязчивой желания повернуться на бок, опереться руками в чужие плечи и сесть сверху на ноги Ичиносэ, зажимая коленями бедра так, что не отвертеться ему никак. Наклониться и поцеловать так, чтобы никогда не смел забывать. От всего, естественно, накатывает жар, заставляющий уши пылать, поэтому Оказаки лишь только взмолился о том, чтобы Такуми уснул быстро, а не вёл с ним беседы, будто они приятели закадычные. Возможно, таковыми они могли быть, только вот интерес у Оказаки далёк от приятельского. И никогда уже не поменяется с той оси, на которой находится.

- Ясу-сан всегда будет Ясу-сан, - философски изрекает Син, говоря шёпотом, но так, чтобы Ичиносэ вполне мог его услышать. Убирает руку с лица, смотря в темный потолок, на котором расползаются отблески уличного света. Сколько бы Син не задавался вопросом, почему он оказался здесь, ответа так и не приходило. Возможно для того, чтобы остановить Рена и не дать ему умереть. Возможно для того, чтобы Бласт не распался так просто. Возможно для чего-то ещё, но никакого знака ему кто-либо свыше не подает, иначе бы все в разы оказалось проще, - Лишь бы Рен не почувствовал второе дыхание, решив продолжить.

Усмешка выходит показательной, после которой Син закрывает глаза, в надежде все же уснуть, как бы организм не хотел обратно, сработав на присутствие рядом достаточно близкого человека. Пусть и где-то в будущем. В итоге Син считает мысленно овец, даже убаюкивающе незаметно водит пальцем под ребрами с левой стороны, повторяя очертания спрятанной за слоями одежды татуировки, но уснуть не выходит. Абсолютно, никак. Апогеем становится, когда тяжело вздыхает и замирает на несколько секунд, прислушиваясь к тому, уснул ли Такуми. Как выяснилось спустя буквально минуту - нет. И Сину бы рассмеяться на это, но вопрос уже задан и вряд ли бы Ичиносэ его задавал, если бы не знал, спит Оказаки или нет, так что даже отвертеться не получится: сам спалился.

- Я не могу спать на новых местах, - наглая ложь, пусть и частично правдивая, потому что на новых местах действительно всегда спалось плохо, но в нынешнем положении этому мешало присутствие Ичиносэ в непосредственной близости, только руку протяни. Син распахивает глаза, поворачивая голову, когда чувствует на себе взгляд. Расправляет руки, в итоге зеркально копируя позу Такуми и растягивая губы в улыбке ненавязчивой, слегка щуря глаза и кивая на перебинтованную ладонь, - Предлагаешь заняться этим сейчас? Впрочем, я могу показать сам, если у Ясу-сана найдется здесь бас-гитара. Хотя я удивлен тому, что он так хорошо отзывался о моих навыках игры, ведь я даже не профессионал, просто любитель. И нет, даже не думай, что эта мелочь сделает нас друзьями.

Син смеется легко, поднимаясь и садясь, стягивая с себя толстовку, под которой была обычная белая футболка, и накидывая её сверху на плечи. Подтягивает ноги в обычную позу лотоса, кидая взгляд на свою самую первую татуировку на внутренней стороне плеча и прикрывая ту рукавом толстовки. Потому что никому видеть её не стоит. Даже нынешнему Такуми, ведь значение её объяснить ему абсолютно не сможет. К сожалению.

- Чтобы тебя подтягивать, мне нужно знать, что именно ты уже умеешь, так что лучше дождись, пока твоя рука восстановится. А там потом найдешь меня в школе и уже попробую тебе помочь. В каком ритме тебе нравится играть?

Оказаки слегка наклоняется вперед, склоняя голову, спрашивая голосом тихим, хриплым от предыдущего шепота. Смотрит Ичиносэ прямо в глаза, не смея отводить взгляд. Очередное хождение по краю, ведь Сину хочется поступить по-другому, вторя тому, что подкидывает ему память и воображение, но вместо этого вскидывает руку вперед и два пальца упирает в чужое запястье той руки, которой подпер голову, слегка толкая, чтобы лишить Ичиносэ опоры и позволить завалиться обратно лежать, сопровождая это тихим смехом. И в процессе этого движухи, незаметно, словно случайно, проводя кончиками пальцев по коже на внутренней стороне запястья и ладони.

Всё хоть какая-то награда за терпение.
Которое кремнем стоит в Оказаки.

- Спи. А то утром будем ловить шутки от Рена на тему того, что мы выглядим куда более помятыми, чем он, а это ведь у него была жаркая ночка, а не у нас.

А не у нас.
Шутка с одной стороны, произносить которую Син даже не думал, но та все равно слетела с языка, и только усилием воли Оказаки не отводил взгляда от Такуми по-прежнему, считая, что проиграет, если поступит по-другому. О, нет.

Никакого проигрыша в собственных желаниях.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][status]still[/status]

+1

17

О том, что стоило молчать и дальше пытаться спать, Такуми задумывается не сразу, но и жалеть ему не о чем, хоть и допускает откровенную промашку, из-за брошенного в первый день знакомства "не набивайся мне в друзья". Только из-за этой фразы стоило отвернуться от Оказучи, зажмуриться покрепче и начать считать овец, стараясь не сбиваться, но из роли ледяного айсберга уже вышел и теперь если позориться, то до конца. К тому же, игра на басу Ичиносэ действительно волновала, а Сюн все же не был самой плохой кандидатурой для озвученной просьбы, ведь оказался по итогу вполне себе нормальным парнем. К тому же - ему ничего не мешает отказать. Не обязан ведь.

- А я вот обычно легко засыпаю, но сегодня что-то пошло не так. У Ясу вряд ли найдется даже обычная гитара, не говоря уже о басе, - усмехается, наблюдая за перемещениями Сюна в полумраке, лишь поудобнее устраивая голову на здоровой ладони, даже не думая усаживаться ровно, вместо этого поднимая забинтованную руку, на которую указывает Оказучи, внимательно рассматривая кисть на протяжении нескольких секунд, - Ясу на это надоумил Рен, он тебя хвалил, а он в этом толк знает, вырос же с гитарой в обнимку. И нет, друзьями мы не станем, я ведь уже говорил.

Отступать от обозначенной ранее позиции действительно не планировал, но поддерживать хоть какую-то связь стоило, по крайней мере, пока у них имелись общие друзья, самому Такуми крайне близкие. Учитывая, что сближаться с людьми парень умел до отвратительного плохо, обычно не заходя дальше банального приятельства, даже наличие пары-тройки друзей было уже победой в этой не легкой битве с самим собой, которую вечно норовил проиграть, раунд за раундом. Да, у него была компания таких же проблемных подростков как он сам, да и женским вниманием Ичиносэ обделен не был совершенно, в основном из-за смазливого личика, но настоящих друзей мог пересчитать по пальцам одной руки, для разнообразия еще добавив к их числу сестру, которую тоже надеялся в обозримом будущем избавить от кошмара в лице их отца. Возможно, потом их дружба также завершится. Грустно, немного черство, судя по всему, но как есть. С сестрой их сближает только общая беда и кровь бегущая по венам, не более.

- Позвоню, как только начну нормально сгибать пальцы, а то пока меня преследует ощущение, от любого движения, будто там все еще пара кусков стекла застряла, причем огромных, - переводит дыхание, прежде чем заговорить о том, какой ритм предпочитает играть, но Оказучи не позволяет продолжить сразу, роняя Такуми обратно на подушку и вызывая тихий смех, абсолютно беззлобный, как и тон голоса, которым продолжает вести диалог, - Блять, да нахуя ты это сделал? Ох... - перебивается на смех, пока переворачивается на спину, уставившись по новой в потолок и прочищая горло прежде, чем заговорить вновь, успокоившись, - Меня неплохо подтянул Рен, так что в целом все не слишком плохо, но определенно есть куда стремиться. Тяжело быть практически самоучкой, короче. Касательно ритма, дай подумать... Галоп, пожалуй, все же нас здесь всех интересует, исходя из того, что слушаем рок-музыку по большей части. Для себя я еще пробовал кантри, но это так, чисто для разнообразия. В любом случае, я тоже не претендую на звание профессионала ни сейчас, ни в будущем, так что... Мне просто необходимы дополнительные пару уроков, не более. В долгу, само собой, не останусь.

Ичиносэ не привык оставаться должным в принципе, стараясь расплачиваться за любые оказанные ему услуги в полной мере, если не материально, то ответной услугой. Если на то пошло, то хоть характер у парня и довольно скотский, человеком он все равно был честным, пока это не касалось личной жизни и отношений в частности. Действительно хуевым Такуми был только в этом плане, в остальном же... Да, был вполне неплохим парнем, хотя тут, конечно, смотря с какой стороны взглянуть. По собственным меркам хороший, по многим другим - отвратительный и проблемный. Впрочем, чужое мнение Ичиносэ не особо заботило.

Без того проблем по жизни хватало с лихвой.

- Думаешь, Рен заметит хоть что-нибудь? Поверь мне, утром он будет думать только о своем похмелье и как отвадить девицу, с которой трахался, - у них с Хондзе репутация среди барышень не слишком разнилась, но Такуми все же был более переменчивой натурой, так что отшивать неугодных научился давно, а вот у друга это выходило не всегда успешно. Шутка же о бурной ночи между ним и новеньким, вызывает лишь безмолвную усмешку на губах, потому что никто в здравом уме из их окружения даже не посмеет предположить наличие однополых связей в послужном списке похождений Ичиносэ. Так что нет, даже не видит смысла оскорбляться, хотя вполне мог бы начать заверять, что он не пидор и прочую хуйню. Вот только... Смысл? Никакого, абсолютно.

- Я то усну, но не могу же я бросить товарища в беде, - рывком усаживается прямо, сгибая ноги в коленях и укладывая на них руки, поворачивая голову к Оказучи, выражение лица которого кажется немного странным, но да хер с ним: мало ли, какие там тараканы в голове, - Тебе может сказку на ночь почитать или колыбельную спеть? А если серьезно, то может правда могу чем-нибудь помочь? И нет, я не примазываюсь, можешь сразу нахуй послать, я не обидчивый.

Ведет плечами, чуть разминая, подумывая даже потянуться за футболкой и натянуть ее, избавляясь от ощущения легкой прохлады, словно где-то близко было приоткрыто окно ради сквозняка. Тем не менее, вещь не хотелось помять, ему в ней еще тащиться на работу, пусть и к обеду, но сделать это планировал не возвращаясь в отчий дом. Ибо блядские выходные. Если отец не успел уйти в алкогольный трип, парень очень удивится.

Впрочем, так не бывает.
Не в его идиотской семейке и не в его убогой жизни.

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

+1

18

Можно бесконечно шутить на тему друзей-не друзей, говорить и подкалывать Ичиносэ, злопамятно припоминая его слова при первой здесь встрече, показывая в полной своей красе сволочную натуру. Можно бесконечно говорить обо всем, ходя на краю пропасти, подбирая слова, чтобы не показаться странным, далеким, не из этого мира. Можно нечаянно коснуться и желать продлить этот контакт до того момента, пока совсем не перестанет дышать, не исчезнет, растворившись, словно его и не существовало никогда. Ведь Оказучи Сюна тоже не существует, это всего лишь маска, за которой удобно спрятать всё то, что показывать здесь нельзя.

Играй свою роль до конца, Син.

Во взгляде, в улыбке, в тоне не должно быть ни намека на присутствие Оказаки, но парень даже не может подобного допустить, не зная, как вести себя по-другому. Будь он несформировавшемся юнцом, который позволял себе слишком многое, то всё оказалось бы куда проще. Однако отмотать свое время назад Син не мог. Зато мог воскресить все привычки, ведь память у тела была даже лучше, чем та, которая покоится ровным строем в его голове. Возможно, Такуми никогда потом не поймет, что Сюн и Син - это один и тот же человек. Все же Ичиносэ был не дураком, однажды сведет в своей памяти параллельные прямые к одному общему знаменателю. Оказаки, правда, не знал, когда закончится его время здесь. Может завтра, может - через год. Может - никогда. Об этом думать не стоило, но Оказаки по привычке своей предпочитал себя накрутить изнутри, словно действительно вернулся в подростковое время.

- Тебе стоит обратиться к врачу, я могу вытянуть не все осколки, - Син вновь бросает взгляд на перебинтованную руку, замечая, что собственная ладонь расположена рядом теперь, что стоит сдвинуть чуть в сторону, как кончиками пальцев сможет коснуться ровного слоя наложенных им же бинтов. Скрыть это желание под смехом и разговором Оказаки считает лучшим решением, не взирая на то, как сердце внутри прошивает острой болью и хочется задыхаться от подобной несправедливости и желания вернуться назад, в свой мир, где Ичиносэ будет рядом с ним лежать в одной постели и все будет хорошо. Все будет в прошлом, - Мм, звучит неплохо. В любом случае я могу показать тебе каждый из ритмов и поднатаскать, если тебе понравится мое звучание. А то Рену может зайти всякое, но не факт, что моя музыка найдет в тебе тот же отголосок. Поэтому стоит проверить на практике, когда почувствуешь, что готов к этому. Денег я не приму от тебя, так что отплатишь натурой.

Син запрокидывает голову назад, смеясь, показывая, что лишь шутит и плату натурой не стоит воспринимать всерьез, но в каждой шутке есть определенная доля правда. Ему не нужны деньги от Такуми, не в данном аспекте, потому что помнит прекрасно, что сейчас у Ичиносэ каждая копейка на счету, поэтому обдирать из-за подобной мелочи не стоило совершенно. Оказаки едва не хрипит, прикрывая ладонью на мгновение рот, чтобы не быть громким, чтобы никто не услышал, даже будучи занятыми своими горячими делами, что Сина едва ли может успокоить прорвавший его хохот. Выдыхает в итоге, опуская голову и едва не отшатываясь назад, потому что Ичиносэ резко сел и оказался на слишком близком расстоянии от него,  от чего пришлось слегка отклониться назад, смотря на того прямо перед собой.

- Ого, а ты еще и сказки на ночь рассказывать умеешь? Есть вообще что-то, чего ты делать не можешь, Ичиносэ-кун? - Син издевательски тянет гласные, едва склоняя голову, копируя поведение тех самых девочек, которые вечно окружают Такуми в школе. Подмечает в Ичиносэ каждое движение, поэтому от взгляда не ускользает ни передергивание плечами, ни кожа на предплечьях, будто ставшая пупырчатой, словно ему холодно. Искоса Син бросает взгляд на окно, после - на одежду Такуми, в итоге возвращаясь к их хозяину, - Почему на натянешь на себя свои вещи? Впрочем, ладно, будет совсем плохо, если по какой-либо из причин заболеешь. Достаточно с тебя травм.

Оказаки стягивает с себя толстовку и, пользуясь тем, что Такуми прямо перед ним, натягивает вещь на его плечи, дергая за рукава, заставляя тем самым оказаться того ещё ближе к себе. Не отпускает рукава, сжимая те в своих пальцах, практически не моргая, чтобы не разорвать зрительного контакта с Ичиносэ. Сократить бы расстояние рывком, прижаться к чужим губами своими, потому что Такуми выглядит слишком мило, что сложно от подобного жеста удержаться. Син практически не дышит, сглатывая и расцепляя пальцы, усмехаясь. Отодвигается совершенно легко, разворачиваясь, чтобы вытянуть ноги и плюхнуться назад, на спину, закидывая руки за голову и прикрывая глаза, пытаясь успокоить всю возникшую бурю внутри от одной только близости к Ичиносэ.

- Нужно спать, иначе завтра действительно будет нам хуже, чем остальным нашим друзьям. Спокойной ночи, Такуми, - произносит совершенно на автомате, прикусывая себе за это язык, потому что допустил сразу две промашки. Приобщил друзей и назвал по имени. Но всегда эту вольность можно списать на то, что он переселенец из другой страны и чужие порядки ему незнакомы абсолютно. За подобными размышлениями Син действительно проваливается в некое подобие сна, чтобы раскрыть глаза часа через три. Повернуть голову, наткнувшись глазами на последовавшего его примеру Ичиносэ, и улыбнуться грустно, испытывая невыносимую тягу и скучая по Такуми, даже не смотря на то, что его мелкая версия лежала с ним рядом. Син протягивает руку, кончиками пальцев касаясь чужой переносицы, проводя в сторону к щеке, подтягиваясь ближе и останавливаясь, когда между губами остается совсем минимальное расстояние.

Диван Оказаки покидает в ту же секунду, когда понимает, что только что чуть не сделал. Покидает он следом и дом Ясу-сана, оставив только толстовку на Такуми, не став забирать, чтобы парня совсем не просквозило, предпочитая замерзнуть сам в предрассветных сумерках, пока добирается до дома, в котором остается следующие пару дней, предпочитая никуда не выходить, потому что мучительно пребывать здесь. И следующую учебную неделю он все также не попадается на глаза Такуми, при этом общаясь с Реном и Ясу-саном, составляя компанию Рейре на походах по магазинам, но так же лично никак не взаимодействуя с Ичиносэ.

Пока однажды в медкабинете к нему не решает пристать школьная медсестра, заставив того сесть на кушетку и склонившись над ним, потому что сюда его дорога занесла после физкультуры, когда играли в баскетбол и что-то попало ему в глаз. Сунако-сэнсэй ему, конечно, помогла, но видимо давно прознала про предпочтения Оказаки, что решила воспользоваться шансом, поэтому поцелуй с ней не казался чем-то удивительным. Еще бы сообщить ей, что даже один единственный поцелуй стоит денег, Син еще даже не успел. И не успеет, судя по тому, что дверь в кабинет открылась, заставляя медсестру пулей отскочить от Сина, а его самого перевести ленивый взгляд на проход.

- О, Ичиносэ-кун, слышал, ты меня искал? Как твоя рука? Зажила? Можем уже начать наши занятия?

Улыбка по губам Оказаки расползается томная, отчасти хитрая, пока заваливает того вопросами, не обращая никакого внимания на медсестру, что-то смущенно бормочущую, потому что все его внимание приковано только к одному человеку здесь. Увы и навсегда.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]still[/status][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz]

+1

19

Оказучи все еще кажется невероятно странным. Смотрит на Такуми так, что пробирает порой до костей, словно взгляд у пацана рентгеновский, от которого не скрыться, разве что отыскать свинцовую пластину. Но не сможешь ведь торчать за ней вечно. Шутки эти его еще, весьма двусмысленные, причем разброс по времени между ними минимален, но пока не напрягает: Ичиносэ лишь делает мысленную пометку о том, что необходимо наблюдать. Вполне возможно, что Сюну язык не в ту сторону развязывает алкоголь, но по ощущениям он не пьянее Такуми, который давным-давно протрезвел. Так же не стоит отсекать вариант, что шутки эти обращены не только к нему и вообще они для новенького в порядке вещей, все же не стоит забывать, что он приехал из Штатов, где нравственная свобода была в разы сильнее, чем в Японии. Такуми не считает поведение Оказучи какой-то дикостью, ему глубоко поебать, он никогда не был поборником морали и прочей дряни. Банальное любопытство, не более. Из-за которого мысли о предпочтениях Сюна все же одолевают, пусть и почти наплевательские. Похуй. Просто похуй. Это вообще не его дело, если на то пошло.

- Посмотрю, что будет завтра, - вскидывает руку, рассматривая забинтованную ладонь, словно надеясь сквозь повязку увидеть состояние раны и понять хоть что-нибудь, - А натура моя дорогого стоит, Оказучи-кун, смотри еще должным останешься, за оказанную услугу. Ладно, шутки шутками, но в любом случае спасибо. Да и сочтемся как-нибудь, чего уж.

Чужой смех подхватывает легко, не сводя при этом глаз с собеседника, продолжая попутно вести диалог, прерванный неожиданным решением его согреть. Толстовка Сюна пахнет приятно, смесью какого-то одеколона и геля для душа, кажется. Не до этого сейчас, потому что парень снова прожигает его взглядом, не отпуская рукава кофты и Такуми смотрит в ответ, не менее пристально, словно пытаясь прочитать в глазах напротив ответы на вопросы, вот только не выходит, да и Оказучи все же разрывает зрительный контакт, падая на спину и закидывая руки за голову, обнажая кусок татуировки на предплечье, судя по всему - какой-то фразы, но видимыми остаются только последние буквы слова на латинице, вероятно английского, но догадаться не выходит. Ичиносэ не настолько любопытен, чтобы спрашивать напрямую, но почему-то ловит себя на мысли о том, что ему интересно, какой текст этот человек мог нанести себе на кожу.

Потому что нечто незначительное вбивать краской, превозмогая боль, не станешь.
По крайней мере, если ты вполне разумный человек, а не бьешь татуировку отдавая дань моде или еще какой дряни.

- Спасибо. И ты прав, нам нужно отдохнуть. Спокойной ночи, Сюн.

Отвечает на чужой манер, усмехаясь про себя тому, как легко новенький избавляется от уважительных обращений, без которых обходятся даже не каждые лучшие друзья в Японии, не говоря уже о едва знакомых людях. Пожалуй, эта черта парня приходится Ичиносэ по душе, потому что не видит смысла все усложнять. Чем проще, тем лучше. В любом аспекте. Тем более, в общении между столь юными сверстниками, даже не взрослыми людьми. Родная страна всегда казалась слишком замороченной на эти темы, но... Приходилось мириться с привычными устоями и не выебываться.

По крайней мере - с чужими ему людьми.

За всеми этими мыслями засыпает довольно быстро, пригревшись под пледом и чужой, довольно мягкой толстовкой, которую утром первым делом планировал вернуть Сюну, но того не оказалось ни на диване, ни на территории дома Ясу в целом. Странно, но что поделаешь. Вещь забирает с собой на работу, предварительно свернув ее и уложив на дно рюкзака, хотя вполне мог оставить ее кому-нибудь из пацанов или Рейре, вот только желание вернуть кофту самому, в очередной раз поблагодарив за нее, пересилило здравый смысл. Правда с Оказучи не пересекаются, ни в понедельник, ни во вторник, ни даже в среду или в любой другой день недели. Толстовка так и продолжает лежать на дне объемного рюкзака ровно до того момента, пока Такуми не вылавливает в коридоре знакомая практикантка, числящаяся секретарем в администрации школы, попросив того отнести некий журнал в медкабинет, на что Ичиносэ соглашается без вопросов, все равно его путь на улицу пролегал мимо него. Повертев в руках журнал без каких-либо опознавательных знаков на обложке, парень сворачивает на лестницу, спускаясь едва ли не перепрыгивая через ступеньку, дабы как можно скорее оказаться перед нужной дверью, которую распахивает после короткого стука, замирая на пороге, удивленно вскинув брови. Ожидать мог, пожалуй, чего угодно, но не Оказучи, целующегося со школьной медсестрой, которая в миг становится пунцовой, отскакивая в сторону, пока Сюн заваливал вошедшего вопросами, со скоростью пулеметной очереди. Становится все интереснее.

- Сунако-сан, вам просили передать из администрации, - проходит вперед, передавая журнал медсестре и кивая Оказучи головой в сторону выхода из кабинета, потому что вести диалог здесь с новеньким не собирался, зато продолжил тут же, едва оказавшись в коридоре и прикрыв за ними обоими дверь, - Искал, но не слишком активно. Рука не зажила, но уже особо не мешает и... Блять, ты серьезно решил приударить за нашей медсестрой? Она же замужем. Или не смущает?

Такуми смеется, пока движется дальше, в сторону выхода из школы, намекая Сюну следовать за ним, до тех пор, пока не оказываются на импровизированной курилке, где произошла их первая встреча. Уже там, закурив, Ичиносэ выуживает из рюкзака толстовку, протягивая ее новенькому и в очередной раз благодаря за спасение от холода, пусть и не лютого, но тем не менее.

- По поводу занятий - я бы с удовольствием, но... Давай не сегодня? Надо проследить за Реном, потому что я уже вообще не понимаю, куда он катится, - затягивается, мельком бросая взгляд на еще не зажившую ладонь, раны на которой были покрыты плотной коркой, которую старался лишний раз не трогать, от греха подальше, - Как пятница, так он пускается в наркотический трип и я блять не понимаю, что с этим делать. У меня ощущение, что он такими темпами сдохнет раньше, чем закончит школу.

Рассказывает об этом легко, хотя бы потому, что уже рассказывал Сюну о проблемах Хондзе, да и Ясу обмолвился в двух словах о том, что говорил с Оказучи об этом, пусть и лишь в общих чертах. Не спасает даже тот факт, что Рен все же подкатил к той девушке, о которой распинался в последнее время и эта Нана, кажется, была вполне приличной, если судить по словам общих знакомых - лично Такуми с ней познакомиться пока не успел. Ему бы остепениться, но такими темпами и девчонку затянет в свои сети, если та не бросит его раньше.

Со всех сторон хуево.
И что с этим делать - вопрос отличный. Жаль, что без ответа.

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

+1

20

Скрываться от Ичиносэ выходило слишком просто. Все благодаря тому, что тот популярен безмерно и вокруг всегда увивается определенное количество девушек. А эти самые девушки - крайне ценный источник информации, которые дислоцируют её абсолютно по всей школе, тем самым невзначай помогая Оказаки не появляться там, где был Такуми. Опасения, что самоконтроля не хватит и тот разобьется вдребезги, Оказаки не пугали. Пугали последствия, чужая реакция и всё, что за ней может следовать. Почему-то Сину казалось, что если он зажмет Ичиносэ в каком-нибудь углу и, например, поцелует, то тот просто перестанет его замечать, словно он пустое место. Перед этим ещё в лицо прилетит, судя по нынешнему характеру Такуми. Тот ведь даже не посмотрит на свой собственный пол, даже мысли у того не возникнет, что когда-то, возможно, будет встречаться с таким, как Син.

Поэтому Син делал всё, чтобы оставаться в стороне.
Жаль, что этого оказалось недостаточно все же.

Медсестре Оказаки подмигивает, легко соскальзывая с кушетки и лениво потягиваясь, выползает с Ичиносэ вместе в коридор. Физкультура была последним на сегодня уроком и можно было даже не утруждать себя сменой одежды, потому что переодеваться приходилось, когда все уйдут: сверкать татуировками перед остальными учащимися не хотелось от слова совсем, ещё кто-либо языкастый пойдет и напиздит учителям об этом, а те насядут на плечи и потребуют свести. Допустить подобного Син не мог, поэтому проявлял осторожность: спортивная олимпийка с длинными рукавами, пиджак с закатанными рукавами до локтей, толстовки. Всё это лучше, чем ничего. Чем попадать под ненужные подозрения.

- Почему такие вещи должны смущать, Такуми? - с лица Оказаки не сходила мечтательная улыбка, потому что на месте медсестры легко представлял самого Ичиносэ и воспринимать поцелуй с медсестрой становилось куда проще, - Это она за мной бегает, а мой интерес к ней появится, когда она заплатит. Денежные отношения - самые лучшие.

Син ни разу не лукавит, действительно считая всё ещё, что спать за деньги - это не самая отвратительная вещь в мире. В какой-то мере даже выгодная. Хочешь провести с ним ночь? Заплати. Всё легко и просто, прямо как в былые времена, а еще легко создает иллюзию того, что Оказаки не интересны другие отношения, у него абсолютно отсутствует инстинкт самосохранения и какие-либо направления в ориентации. Своего рода тоже опасная составляющая его образа, но кто не рискует - тот не пьет. Это всё равно не его мир. Он здесь всего лишь гость, который однажды исчезнет. И хотелось бы надеяться, что после исчезновения - исчезнут и воспоминания о нем из памяти остальных.

В итоге они с Такуми оказываются на той же площадке, что и в первую встречу, и этот факт все еще заставлял улыбаться. Легко забирает свою толстовку назад, вытягивая из кармана спортивок пачку сигарет и прикуривая, приваливаясь спиной к ближайшему дереву, в тени которого удобно было скрыться от вылезшего солнца. Запрокидывает слегка голову, когда выдыхает от первой затяжки, щурясь на приятный крепкий аромат вишневой косточки, который вдыхает следом, не расслабляясь, но отвлекаясь хотя бы так.

- Он закончит школу и не умрет, - добавляет Син с полуулыбкой, опуская взгляд на Ичиносэ. Ни слова фальши, ведь Рен и в самом деле умрет куда позже, только об знать другим не нужно, - Ведь у него есть такой хороший друг, который за ним приглядывает. Тебе помочь с этим? Вдвоем будет лучше, чем одному. У меня все равно нет никаких планов. Так что?

Помощь свою не навязывает абсолютно, Такуми решать самому, включать ли Оказаки в этот круг или нет. Усмешка себе под нос выходит странной, но Син её скрывает за очередной затяжкой, наблюдая за рассеивающимся дымом за Ичиносэ, на этот раз щуря взгляд от того, что пытается прочитать в чужих мыслях и понять по внешнему виду, о чем тот думает. Чем грузится. К чему стремится. Этого Такуми тоже хотелось узнать получше, ведь о нем знал только по рассказам его будущей версии.

- Ты не слишком ли много на себя взвалил, Такуми? Попробуй довериться Рену. Возможно, новые отношения его хотя бы немного затормозят и исправят.

Ведь где-то в это время он встретил Нану, значит, это все же поможет не смотреть в сторону наркоты пореже. Потому что для Рена наркотиком станет сама Нана, пока они не расстанутся на время. Вот тогда и стоит присматривать за Хондзе. Ичиносэ бы следовало за своей жизнью следить. Син чувствует в этом отголосок будущих переработок, в которых Такуми застрянет, а сейчас понимал очень явственно, откуда ноги растут. Именно вот с этих самых пор, со школьной скамьи, когда нужно присматривать за Реном, заниматься ещё чем и при этом крутить однодневные отношения со всякими девками. Так и проходит юность, так и становятся гребанными трудоголиками.

Син вновь выдыхает, делая шаг вперёд и закидывая руку на плечо Ичиносэ, разворачивая его в сторону школьных ворот. За Реном они проследят, но а дальше? Не будет же Такуми свечку держать над чужой постелью?

- Какие планы после? Я тут знаю одно местечко...

Оказаки не договаривает, потому что замечает толпу парней в школьной форме другого учебного учреждения. И бровью не ведёт, хоть и выпрямляясь, кажется, догадываясь, что те пришли по душу Ичиносэ. Не время, конечно, сейчас шутить, но когда Син вообще держал язык за зубами? Пожалуй, никогда.

- А ты, оказывается, и у парней популярен.

Хотя Син предпочёл, чтобы Такуми был популярен только в его душе.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]still[/status][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz]

+1

21

Сюн настолько уверенно заявляет о том, что школу Рен таки закончит, что Такуми откровенно зависает, вскинув удивленно бровь и не успев поднести сигарету к губам буквально на пяток сантиметров. В себя приходит с усмешкой, скрываемой за очередной затяжкой, едва сдерживаясь от того, чтобы глупо не пошутить на тему того, что Оказучи записался в экстрасенсы, с таким-то серьезным видом говорить о чьем-то будущем. Впрочем, невольно парню действительно хочется поверить и будь Ичиносэ хоть чуточку безалабернее, то даже бы забил на то, что в принципе планировал сегодня присмотреть за другом, махнув на того рукой - не маленький, в конце концов, сам разберется. Естественно, делать он этого не будет, но слова Сюна действительно немного расслабляют и серьезность как-то сама по себе уходит из голоса, пусть и не до конца.

- Может и много, как знать, - пожимает плечами, попутно поправляя завернувшийся ворот школьной рубашки, пальцами аккуратно возвращая его в должный вид, - Возможно, ты прав, но не могу избавиться от чувства ответственности за этого еблана, ничего не поделаешь. Можем пойти вместе, если тебе нечем заняться. Все же веселее будет.

Ичиносэ, на самом деле, адски устал от всего этого дерьма. Проблем по жизни хватало и без того с лихвой, а относительно недавно сбившийся с пути Рен только все усложнял, словно издеваясь намерено. Само собой, это было не так, но Такуми порой казалось, что влипать в неприятности Хондзе начал от недостатка внимания, будучи никому не нужным сиротой, брошенным практически на произвол судьбы. Не каждый может справиться с подобным жизненным положением, вот и выходило, что даже будучи вполне себе жизнерадостным парнем, Рен имел склонность к тому, чтобы пустить свою жизнь под откос. Винить его за это Ичиносэ не имел никакого права, потому и оставалось разве что пытаться удержать в прежнем ритме, заручившись поддержкой Такаги и  теперь, кажется, некой Наны, с которой так до сих пор и не имел возможности познакомиться. Но не поверить на слово Ясу тупо не мог - слишком высок был авторитет друга.

- Местечко, говоришь?.. - Такуми и сам замечает определенно не слишком дружно настроенную компанию, в которой прослеживаются знакомые лица, потому незаметно вытаскивает телефон из кармана, краем глаза косясь на экран и отправляя короткое сообщение одному из своих парней, чтобы собрал остальных  у школьных ворот, пока Ичиносэ попытается отвлечь толпу словесно, растягивая время. Знает прекрасно, что здесь забыл тот же Сайто-кун, похоже возглавлявший этих идиотов: его уже бывшая девчонка не так давно начала бегать за Такуми, а тот хоть и не велся на весьма дурацкий флирт, но все же полностью игнорировать ее не мог, мысленно выставив ту в очередь следом за Юи-чан, дабы подкатить, когда та Ичиносэ надоест. Именно "когда", а не "если".

По другому у Такуми не бывало.
Никаких ограничений и рамок, неа.

- Да я вообще местный секс-символ, ты не знал? Руку с плеча не убирай и подыграй мне, - бросает почти шепотом, прежде чем уложить ладонь на талию Оказучи, замирая на месте и наконец роняя сигарету на асфальт, уже истлевшую до фильтра и спасибо, что не обжегшую кожу на пальцах.

- Сайто, я по-моему тебе уже говорил, что твоя девка меня не волнует. Ты с первого раза не понял?
- Тогда хули ты продолжаешь ей мозги пудрить? Кэору-чан со мной даже не разговаривает теперь.
- Так я здесь причем? У меня сейчас другой интерес, если ты не заметил, - кончиками пальцев свободной руки аккуратно касается подбородка Оказучи, продолжая следить за реакцией явившейся компании, почти мгновенно отмечая изменения на лицах особо сообразительных, - Разбирайся со своей барышней сам, это не мои проблемы. Усек?

До Сайто-куна доходит не сразу, но когда проблеск разума все же проявляется в глазах, выдает лишь презрительное "педик", сплюнув на асфальт и скривившись, на что Такуми утыкается на мгновение лицом в плечо Сюна, стараясь скрыть улыбку, которой сдерживает распирающий его смех. Его не пугают слухи, которые могут поползти о нем после подобной херни, он просто пытается поднять себе настроение, а заодно продолжает тянуть время, хотя в этом уже смысла нет, ведь Кичиро-кун и остальные пацаны, компания которых заметно превышает по численности толпу посторонних, уже движутся в их сторону через школьный двор, так что вряд ли кто-нибудь набьет Ичиносэ личико прямо здесь и сейчас, а остальное парня уже мало волнует.

- Не педик, а бисексуал, милый мой. Тебе, думаю, тоже бы понравилось, у тебя все задатки для этого, - подмигивает уебку, следом губами прислоняется к виску все еще стоящего с ним практически в обнимку Оказучи, ощущая как тот напрягается под его ладонью, но Такуми ведь предупредил его о том, что надо просто подыграть, ничего такого.

- Слышь, уебывайте отсюда, - голос Кичиро где-то за спиной звучит весьма дерзко и Ичиносэ наконец отстраняется от Сюна, делая шаг в сторону и скрывая ладони в карманах брюк. Широкая улыбка обнажает ровный ряд зубов, она почти издевательская, на деле же Такуми просто пиздец как не хотел лезть в драку, тем более, в одиночку на десяток человек сразу. Даже если будет драться в полную силу, все равно не вывезет, тупо проиграв в количестве, а рассчитывать на Оказучи не смел, банально не имея ровным счетом никакого понятия о его боевых навыках и физической подготовке. Неоправданный риск.

- Идем, - выждав, пока словесная перепалка начнет набирать обороты и на него перестанут обращать внимание, перехватывает ладонь новенького, крепко сжимая в своей, утягивая Сюна обратно во двор, чтобы обойти здание вокруг и добраться до задних ворот, где охранник легко открывает им калитку, через которую обычно проходит персонал, но Такуми, будучи хорошо знакомый с сотрудником службы безопасности, так же порой просил выпустить его не через главные ворота. Мало ли.

- Драки все равно не будет, ща пацаны поорут друг на друга и разойдутся, нет смысла там торчать, - оказавшись за пределами школьного двора, вновь закуривает, позволяя наконец себе рассмеяться и обернуться, взглянув на Оказучи, выдыхая вместе с сигаретным дымом, слегка успокоившись, - Если тебе не нравится, что я только что выставил тебя пидором, можешь мне врезать, будет заслуженно.

Напряжение Сюна слишком легко чувствовалось там, пока стояли в обнимку - парень походил на натянутую струну, из-за чего Такуми и сделал вывод о том, что тот либо переволновался, либо наоборот разозлился на Ичиносэ из-за этого мини-спектакля. Похуй, в общем-то, его лица все равно никто не запомнил, всех этих уебков интересовал исключительно Такуми, впрочем, как и всегда.

- Так что за местечко, Оказучи-кун? Или ты теперь начнешь опасаться, что я тебя выебу после? Расслабься. Я не такой.

И смех сам вырывается из груди, непроизвольно, заставляя склонить голову вниз и прикрыть ненадолго глаза. Да, настроение у Ичиносэ определенно улучшилось, так что даже запланированная слежка за Реном уже не столь сильно напрягала. Да и действительно, что с тем будет?

Ни-че-го.
По крайней мере - не сегодня.
Интуиция это или же просто вера в наличие разума у лучшего друга - хуй знает. В любом случае, Такуми предпочитал этому верить. Хотя бы здесь и сейчас, в данный момент времени.

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

+1

22

Разыгрывать дальнейший спектакль Син соглашается легко, сразу смекнув, к чему именно клонит Ичиносэ. Не дурак, чтобы из простых действий не понять очевидного. Только вот откуда взялись вообще мысли такие в этой темной голове, если до этого исключительно, насколько Оказаки знал, тот бегал только за девками? Даже ради того, чтобы не затевать драку, такой розыгрыш требует дополнительной решимости у человека, который никогда не связывал себя с отношениями собственного пола. Удивляться мог Оказаки бесконечно этому факту, но лишь прижался ближе к Такуми, не сводя с того взгляда, когда чужие пальцы коснулись его подбородка. Не моргая и забыв на этот момент, как дышать, Син хотел наплевать и на это изображение парочки, на толпу враждебно настроенных парней. Просто притянуть двумя руками Такуми к себе и поцеловать, особенно когда тот так близко к нему склонился.

Что ж, в подобных ситуациях Сину приходилось бывать достаточное количество раз, чтобы теперь быть в этом свободным, как рыба в воде. Притягивает за плечи Такуми только сильнее, надавливая после ладонью ему на затылок, когда тот утыкается в плечо, от чего хочется вздрогнуть и покрыться мурашками от ощущения чужого дыхания на коже, слишком явственно чувствуя зашкаливший под кожей пульс. Губы мгновенно пересыхают, заставляя сглотнуть бесшумно и даже на мгновение зажмуриться, когда касаются виска. Пальцы сжимает следом, потому что просто невыносимо.

Это всего лишь постановка. Это все ещё не его Такуми.
Это все еще просто прошлое, не его мир.

Выдыхает только с приходом остальных пацанов - знакомых Ичиносэ, судя по всему, потому что тот сразу прекращает и отходит в сторону. Оглядывает искоса всех собравшихся, все еще находясь в какой-то прострации, из которой бы выбраться, потому что нельзя. Нельзя так думать в сторону от и до гетеросексуального Такуми здесь. Но сдержаться еще сложнее, когда так провоцируют, будто специально, хотя понятное дело, что сделано это лишь для того, чтобы избежать драки. Впрочем, даже если бы та завязалась, то справиться до подмоги они смогли бы, потому что Такуми не один, а сам Син довольно сносно умеет драться: спасибо прошлому. Хотя говорить "спасибо прошлому", находясь в прошлом, пусть и не своем, весьма странно. До ироничного смешно.

Уйти они тоже могли и без сцепленных ладоней, ведь внимания на них больше никто не обращает, но Син все равно сжимает чужую ладонь крепко, словно это поможет держаться и не сойти с ума в этом мире. Но чувствовать тепло Такуми слишком хорошо. Слишком приятно, что хочется прикрыть глаза и представить, что он вернулся назад. К сожалению, сила мысли так не работала и не способна перенести его обратно, поэтому приходится лишь отчаянно потянуться после к пачке сигарет, когда они оказались за воротами школы, покинув её территорию. Оглядывается только на охранника, оставшемся за калиткой, чтобы хоть как-то перевести дыхание, потому что Такуми оказалось слишком много вокруг. Сплошное издевательство.

- Они были так враждебно настроены, что удивительно будет, если драка не состоится. Устраивать такую херню только из-за одной девчонки? Она настолько хороша? - большим пальцем открывает пачку, выбивая из общего количества сигарету. Щелкает следом колесом зажигалки, глубоко втягивая носом воздух и затягиваясь. Стук сердца ни черта не утихает, продолжая набатом бить по вискам и гнать кровь, заставляя прикусить себя за нижнюю губу, чувствуя железноватый привкус крови теперь, который смешивает с привкусом вишни и никотина в целом после выдоха, - Нет, все в порядке, меня такое не ебет.

Голос звучит чертовски хрипло, от чего просыпается то самое чувство, которое уже просто никак не получится подавить или скрыть. Блядское наваждение, когда маниакально хочешь только одного и от конкретного человека. Оказаки снова выдыхает, но даже привычный аромат вишневой косточки не позволяет успокоиться. Нет, с этим определенно что-то следовало сделать. Дальше так не пойдет, неа. Син попросту сойдет с ума.

- Опасаться? Тебя? - Син прыскает, потому что со стороны юного Ичиносэ это звучит весьма забавно, что смеется громко, надрывно, под стать хохоту Такуми, которого тоже едва ли не складывает пополам от сказанных слов. Правда, на этот раз Оказаки действительно сносит крышу настолько, что самоконтроль разбивается на осколки, по которым Син не против пройтись голыми ступнями и изранить их до крови, - А если такой я? Начнешь опасаться, что я тебя выебу?

Син отнимает сигарету от губ, выдыхая, проводя подушечкой пальца по прикушенной ранее губе, стирая выступившую кровь, не сводя при этом пристального взгляда с Такуми. Не шутит абсолютно, хоть и говорит с улыбкой идентичной той, которая была у него на лице, когда Ичиносэ застукал их с медсестрой в кабинете. Делает шаг вперед, следом еще один, пока не оказывается вблизи Такуми, на которого продолжает наступать шаг за шагом, заставляя того отступать к дереву, неизменно продолжая прикладываться к сигарете, чтобы в какой-то момент выдохнуть дым в лицо парню, не сводя своих глаз с его. Опускает свободную ладонь тому на солнечное сплетение, мягко двигая ею вниз вдоль пуговиц рубашки, зажимая сигарету в пальцах другой руки, убирая длинные пряди с шеи Ичиносэ и слабо клацая зубами возле мочки, все же задевая ту губами: не специально, но крайне удачно и необходимо.

- Я ведь даже не шучу, - произносит ему на ухо крайне по-блядски хрипло, после толкая ладонью в плечо и отступая на шаг, показательно спокойно докуривая сигарету до фильтра, - Но ты не в моем вкусе, Такуми, так что не беспокойся за свою задницу.

Смеется также, как и до этого, на этот раз действительно шутя, пока отворачивается и бросает окурок на землю, который после давит подошвой кроссовок, выдыхая окончательно и расправляя плечи. После поправляет замок на спортивной олимпийке и повязанную на бедрах толстовку, которую успел туда нацепить прежде, чем начался их крайне гейский спектакль, и поворачивается обратно, невозмутимо оглядывая Ичиносэ.

- Ах да, место, о котором я говорил. Тут в двух улицах от нас открылся магазин с музыкальными инструментами, там на пробу можно взять протестировать различные инструменты. Выбор гитар там тоже неплохой, я хотел показать тебе это место, чтобы сходил туда ты сам, когда рука заживет совсем. Но можем пройтись и сейчас. Если не боишься оставаться рядом со мной.

Соблазнительная улыбка и голос, пока Син пальцами касается своей мочки, намекая на произошедшее минутами ранее.
Если Ичиносэ продолжит в том же духе, то Оказаки просто нахуй застрелится.
Или все же выебет Такуми в каком-нибудь темном углу, право слово.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]still[/status][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz]

+1

23

Хриплый голос Оказучи вводит в легкое недоумение, но думать об этом Такуми не хочет, больше цепляясь за смысл сказанного парнем. Для того, кого не ебет, выставили его пидором или нет, тот слишком разнервничался, словно был в этом какой-то скрытый смысл. Или все же страх и Сюн сейчас просто нагло врал ему глядя прямо в глаза. В принципе - похуй, но легкий осадочек все равно остается где-то внутри. Впрочем, Ичиносэ легко перебивает его очередной затяжкой и привкусом табака на языке. Привычно.

- Девчонка, как девчонка, - Такуми пожимает плечами, слегка поджав губы и большим пальцем руки, в которой зажата сигарета, почесывает скулу, с задумчивым видом, - Она больше повод для наезда, потому что наши школы враждуют и короче сложно объяснить, я не люблю эту тему и терки не из-за чего, но порой приходится участвовать за компанию с пацанами. Сайто этот на голову отбитый, так что он вечно придумывает новые доебы из нихуя. Чтоб ты понимал, я эту Кэору-чан знаю исключительно на "привет-пока", хотя она правда за мной бегает, с этим не поспоришь.

Все, что происходит дальше, как-то сильно выбивается за рамки нормальности, но Такуми послушно отступает назад, глядя Оказучи прямо в глаза, с легким прищуром, отмечая некую маниакальность во взгляде парня, которого словно подменили за секунду. Щелчок пальцами и перед ним другой человек, который, пожалуй, должен пугать, но... Ни капли. Совсем. Текстура коры дерева легко ощущается через тонкую ткань рубашки, пока Ичиносэ вжимается лопатками в неровную поверхность, опустив руки и даже наплевав на зажатую в пальцах сигарету, хотя курить хотелось чрезмерно. Сюн откровенно перегибает в своих угрозах, но Такуми лишь улыбается и губы искривлены где-то на грани с усмешкой, не сводя глаз с лица напротив, стойко выдерживая прикосновения как рук, так и губ, по итогу все же заходясь тихим смехом, потому что да - действительно похоже, что Оказучи не шутит.

Кажется, Ичиносэ этим гейским спектаклем распахнул шкатулку Пандоры.
Впрочем - похуй. Все еще.

- Мне еще никто и никогда, кажется, не заявлял, что я не в его вкусе, - последней затяжкой добивает несчастную, почти полностью истлевшую сигарету до фильтра, бросая ее после на землю и придавливая носком кед, повторяя действие за собеседником, не глядя под ноги, - И нет, я ничего не опасаюсь. Особенно после такого удара по самолюбию.

Шутки шутками, ведь Ичиносэ прекрасно понимает, что хоть его внешние данные и нравятся большинству людей вокруг, как показывала практика, но быть во вкусе абсолютно всех и каждого - попросту невозможно. Тем не менее, столь простое высказывание, пусть и от представителя мужского пола, которым Такуми никогда не интересовался в интимном плане, ударяет по ебаному нарциссизму, от которого парню избавиться бы, по хорошему, но... Да, Ичиносэ был тем самым плохим вариантом, который предпочитал пользоваться всеми своими качествами, в том числе и самолюбием, потому что, хоть и является весьма эгоистичной чертой, но пользовался ей всегда ради удовольствия и достижения выгоды, совершенно не испытывая угрызений совести. Так что да, Оказучи, совершенно случайно, нанес удар практически ниже пояса.

И так просто это Такуми не оставит.
Не в этой жизни.

По пути к указанному новеньким магазину инструментов, Ичиносэ успевает выкурить еще одну сигарету, одновременно с этим прокручивая многочисленные варианты мести Сюну, но ни один из них пока не кажется достойным. Вот только обо всем этом перестает думать вовсе, когда оказывается внутри весьма просторного помещения, от количества музыкальных инструментов в котором буквально разбегаются глаза и Такуми даже присвистывает, недоумевая, как сам упустил такое сокровище в родном городе, пусть и открывшееся совсем недавно. Поздоровавшись с консультантом, направляется к стендам с бас-гитарами, на цены которых предпочитая не смотреть вовсе, у него все равно не найдется денег даже на самый простой инструмент. Пока учился, пользовался школьным инвентарем и гитарой Рена, который непонятно где ее раздобыл несколько лет назад, но они не шли ни в какое сравнение с ассортиментом магазина. За проведенный в нем час, Такуми успел перебрать струны поочередно на нескольких прекрасных экземплярах инструментов, абсолютно выпав из реальности, настолько был увлечен процессом. Консультант, заметив то, насколько парень был воодушевлен происходящим, даже предложил отличную скидку, если все же соберется брать что-нибудь, но даже с ней Ичиносэ не мог позволить себе в данный момент столь дорогостоящую вещь. Нет, его это не расстраивало и совершенно не угнетало, все же парень давно научился трезво оценивать собственные возможности, но покидая магазин в обществе Оказучи, все равно был мрачнее обычного.

Едва заметно. Совсем чуть-чуть.
Но это быстро пройдет. Как и всегда.

- Блять, мы по времени кажется проебали Рена, - бросает взгляд на наручные часы, после чего переводит его на Сюна, чуть склоняя голову на бок, - Мне еще надо вещи домой закинуть и переодеться, так что даже не знаю, есть ли смысл меня ждать. Рену я позвоню, но если вдруг есть желание, можем сами тоже куда-нибудь завалиться вечером, я знаю пару мест, где плевать на документы. Ты как, согласен?

Даже если Оказучи откажется с ним тусить сегодня, все равно свалит из дома, потому что выходные уже считай начались, а это значит, что отец уйдет в очередной запой и в очередной раз перестанет походить на человека. Сестра останется ночевать у подруги, значит и Такуми следовало где-нибудь перекантоваться, хотя бы до позднего вечера, к наступлению которого отец наверняка успеет отрубиться от количества выглушенного алкоголя. Какой-нибудь бар, клубешник или даже вписка у малоизвестного народа - подойдет любое место, где можно задержаться подольше.

И сделает это он независимо от того, составит ли новенький ему компанию.
Просто вдвоем, все же, веселее.
Как минимум.

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

+1

24

Свои извинения Оказаки не произносит, не видя в этом необходимости. Сколько раз за этот период успел сам Такуми задеть самолюбие Сина - ни счесть, поэтому теперь лишь Ичиносэ получает в ответ то, что сам совершенно неосознанно проявлял по отношению к Сину. Дело даже не в злопамятности, мести или в каких-либо подобным им вещам - просто на фоне случившегося и обсуждения популярности парня неплохо было бы спустить того на землю, даже и столь незначительным способом. Не всем дано нравится и привлекать взгляд, пусть теперь Такуми считает, что в его глазах он просто неприглядный камень, на котором и взгляд заострить можно, но сложно, потому что нужно вглядываться слишком долго, чтобы начать что-то испытывать и банально захотеть им обладать.

С одной лишь разницей: Оказаки-то ведь уже обладал камнем по имени Такуми.
Только не здесь, не в прошлом.

Поэтому и на слова откровенно тянет улыбку, забив даже на ту девчонку, которая там увивалась за Ичиносэ и из-за которой едва не началась драка у школьного двора, не взирая вражду двух школ и все остальное. Син может легко махнуть на это рукой, не обращать внимание, соскочить на тему музыкальных инструментов и их разновидностей, особенно когда оба доходят до обозначенного ранее места. Выбор в магазине действительно хорош, но недостаточен, если сравнивать с магазинами подобной направленности в той же Калифорнии. Но тем не менее внимание своё уделяет не бас-гитарам и струнам, а самому Такуми, с которого не сводит наблюдательного взгляда: ненавязчивого, что и не заметить, что направлен взор именно на парня, а не примочки к гитарам. Видит отчетливо, как горят чужие глаза на некоторые модели, и как тухнут тут же, видя ценник. Рен недавно упоминал, какой именно гитарой пользуется для практики Ичиносэ, и что неплохо было бы на ней струны сменить, но сейчас отлично понимал, что обычному школьнику даже замена качественных струн не по зубам. И все же запоминает выбор Такуми, пока сам, вида ради, берет одну из бас-гитар, примериваясь к весу и перебирая нижние струны, ненастроенные совершенно ещё, что не является проблемой, которую и устраняет тут же сам, подтягивая колки и регулируя датчик громкости и тона, пока не выходит подходящий объемный звук. Подушечки приятно вибрируют после контакта со струнами, стоило, конечно, обойтись одноразовым медиатором, но прочувствовать хотелось именно руками, вспоминая прошлое на этом моменте.

Провели они по итогу в магазине приличное время и, выходя оттуда, Син бросил взгляд на график работы и объявление о том, что требуется сотрудник на полставки. Мысль еще до конца не сформировалась в голове, но Оказаки уже знает, что сделает чуть позже, потому что вытягивает их направление в совершенно другое русло, которое задает Такуми. Смотрит на того, прикуривая, косясь на вытащенный из кармана телефон, чтобы заодно увидеть кучу писем на почте, которыми его заваливают все, кому не лень. Захлопывает телефон обратно после очередного предложения провести ночь за соответствующую плату, выдыхая дым и кивая на вопрос Ичиносэ.

- У меня все равно планов никаких нет на сегодня, так что скинь адрес места, которое выберешь. Я подойду. Мне бы тоже не мешало переодеться, а то спортивный костюм с эмблемой школы как-то не будет вязаться с легендой о совершеннолетнем возрасте.

Син смеется, запрокинув на мгновение голову, но лишь коротко вскидывает руку и машет на прощание, наблюдая за тем, как уходит в свою сторону Ичиносэ, но сам разворачивается и идет в противоположную. До дома здесь все равно не так далеко, поэтому добирается до жилого здания за полчаса. Скидывает все вещи и застывает в душе на целый час, просто стоя под потоком воды и пытаясь прийти в себя после всего того, что успел сегодня сделать. Выходило как-то дохуя и прокручивая раз за разом их спектакль с Такуми со своим дальнейшим срывом, хотелось напрочь побиться головой о кафель на стене, но сей порыв Син сдержал.

Только вот Ичиносэ явно напрашивался на продолжение.
Не оставит тот так просто все это.

За то время, пока Оказаки принимал душ, на телефон успело прийти уведомление с адресом места, в которое собрался Ичиносэ. Судя по названию - клубешник не ахти какой репутации, но что собственно ещё ожидать от нынешнего времени? Усмешка выходит предвкушающей, потому что вопреки какому-либо благоразумию, Син натягивает на себя кожаные штаны, обтягивающие каждую филейную, блять, часть тела. Светлая майка на тело, рваная в разных местах, но благополучно закрывающая татуировку в районе ребер. Сверху еще натягивает полупрозрачную кофту с лодочным вырезом, поэтому часть плеч и ключицы остаются открытыми. Вернувшийся пирсинг на все проколы, едва ли уложенные волосы и несколько капель парфюма.

Оказаки Син готов убить любую гетеросексуальность, не только у Такуми, которого хлопает по плечу, когда подходит к клубу с зажатой в зубах сигаретой. Смотрит на того прямо, одним лишь быстрым взглядом оглядев внешний вид и выдохнув вишневый дым в сторону. Кивает на вход, растянув на губах милую улыбку, пока проходят номинальный контроль и документов действительно не спрашивают у них, хоть и выглядят они в данный момент далеко не как старшеклассники, а как минимум студенты, что вызывает тихий смех, особенно когда сразу за дверьми попадают в танцующий ад, через который приходится пробираться к бару. Как раз освобождается парочка высоких стульев, на один из них запрыгивает Син, ногой двигая второй стул для Такуми. Заказывает два коктейля у бармена, которому подмигивает, а после поворачивается к Ичиносэ, слегка склоняя голову и пододвигаясь ближе, чтобы не перекрикивать бьющую на перепонки музыку.

- Днем я выручил тебя, так что теперь надеюсь на ответную услугу. Я хочу просто много, очень много танцевать сегодня, но совершенно не хочу, чтобы ко мне клеились другие, поэтому окажи услугу и подыграй мне, притворившись моим парнем на несколько часов. Только если сам кого подцепишь и решишь смотаться с ней, маякни мне об этом.

И вновь милая улыбка, адресованная не сколько Ичиносэ, сколько бармену, когда тот ставит два бокала перед ними, один из которых Син двигает к себе и делает два больших глотка через трубочку, прикрывая на мгновение глаза, чтобы необходимая доза алкоголя сразу ударила по мозгам и стало несколько легче, свободнее. Поэтому нет ничего такого в том, что после этого, давая Такуми тоже пригубить свой коктейль, смыкает пальцы у того на запястье и тянет в сторону танцпола, затаскивая в толпу молодежи и отпуская руку.

Потому что дальше сами по себе.
Даже если Син разворачивается на пятках, стоя к Такуми вплотную, чтобы кончиком пальца упереться тому в плечо и отодвинуть от себя, начиная танцевать. И пары минут, правда, не пройдет, прежде чем к нему попытаются подкатить, вызывая только смех у Сина.

Но ведь не зря он предупреждал об этом Такуми.
Совершенно не зря.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]still[/status][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz]

+1

25

Тот факт, что Оказучи соглашается составить ему компанию, доставляет мимолетное чувство радости, почти неосязаемое. Просто всегда в разы приятнее ошиваться в знакомой компании, пусть и не слишком близкой, чем заводить новые знакомства, совсем не факт, что удачные. Сюн был не самым плохим вариантом для общего времяпрепровождения, как показывала практика, даже не смотря на происходившее сегодня, хотя после такого Ичиносэ вполне мог начать опасаться новенького, но... Нет. Неа. Даже малейшего желания не возникало, абсолютное безразличие ко всем выпадам и странным шуткам. Если те действительно были озвучены в качестве юмора, а не являлись правдой, скрытой за смехом.

Вернувшись домой, Такуми почти не удивляется тому, что отец какого-то хера уже дома и успел приложиться к бутылке, за просмотром спортивного канала по телеку. Старший Ичиносэ еще не настолько пьян, чтобы доебаться до сына по какой-нибудь херне, но собирается Такуми быстро, приняв душ буквально за пару минут и особо не напрягаясь с выбором одежды: белая футболка, черные узкие брюки с болтающейся на боку цепью, закрепленной на шлевках, повязанная на поясе такая же черная толстовка, кеды и поясная сумка, которую цепляет через плечо, позволяя висеть той на груди. Рюкзак на работу, на следующий день, также собирает заранее, оставив тот на нижней полке шкафа в коридоре у входной двери, на случай, если ночевать все же останется не дома: просто зайдет и заберет, не проходя вглубь дома. С отцом не прощается, тому все равно плевать, находится ли кто из детей дома, ровно до тех пор, пока не понадобится добавка спиртного. Одна мысль о столь отвратительном отношении к собственным отпрыскам заставляет хлопнуть и без того хлипкой дверью чересчур сильно, следом проверяя, не слетела ли та с петли ненароком и не сломался ли на первый взгляд замок, но нет - все замечательно, насколько это в принципе возможно.

На деле же - все охуеть как плохо.
Впрочем, все еще привычно. Как бы печально это не звучало.

К клубу спешит не сразу, убивая время на прогулку по окрестностям, завернув по пути за сигаретами, хотя в имеющейся при себе пачке тех осталось еще больше половины, но неизвестно, как повернется этот вечер и совсем не факт, что Такуми не выкурит их дохуя и больше. К заведению приходит первым и, обернувшись после хлопка по плечу, сверху донизу оглядывает Сюна, который определенно выглядел в разы интереснее обычного, одни только кожаные штаны чего стоили, ну да похуй. Ичиносэ уверен, что весь этот вид предназначен для того, чтобы отыскать себе относительно приличную партию на вечер или даже ночь, но догадка эта отпадает после озвученного парнем предложения, из-за чего Такуми не может сдержать рвущийся из горла смех, ведь действительно предполагал иное и что компании он лишится достаточно быстро. Удивительно, но все же ошибся.

- Согласен, я ведь должен тебе ответную услугу, - склоняется к самому уху Оказучи ради ответа, при этом все равно прикладывая усилия, чтобы перекричать бьющие в стенах клубешника басы, - Но актер из меня хуевый, предупреждаю сразу.

Лукавит, все же днем прекрасно справился с задачей, кажется, пока изображали с Сюном парочку, но все равно не до конца уверен, что настолько же правдоподобно выйдет и сейчас. Тем не менее, послушно делает несколько глотков из предложенного коктейля, который для Такуми оказывается слишком сладким, почти приторным, но алкоголь в нем все равно действует как надо и Ичиносэ уверен, что совсем скоро сможет расслабиться в полной мере, тем более - на танцполе. Ведь ему тоже не помешает немного проветриться и просто отдаться во власть музыке, даже не смотря на количество танцующего народа, плотно прижимающегося друг к другу.

Никогда не любил подобные места, увы.
Но сегодня день исключений. Ему нужен отдых, пусть и столь сомнительного содержания.

Клеющегося к Оказучи парня замечает почти сразу, но тратит примерно с полминуты, пока успевает добраться до Сюна, с которым его успели разделить хаотично движущиеся люди. Обнимает Оказучи со спины, крепко обхватив руками за талию и уложив подбородок на чужое плечо, неодобрительно глядя на незнакомца, который отваливает тут же, едва сообразив, что к чему. Такуми не думал, что подкаты к его спутнику начнутся столь быстро, да еще окажется это не какая-нибудь девчонка, а вполне себе обычного вида пацан, но одного инцидента хватает для того, чтобы понять, что отходить далеко от новенького не стоит. Тот слишком быстро привлекает чужое внимание. Впрочем, в этом нет ничего удивительного - внешний вид слишком тому способствовал.

Дважды в ближайший час утягивает Сюна обратно к барной стойке, перебиваясь теперь проверенными коктейлями, не несущими в себе сладость, при этом достаточно крепкими. Такуми, в отличие от родного отца, пить умел и меру свою знал, ведь когда испытываешь отвращение к угашенным алкоголем людям, волей неволей начинаешь контролировать ситуацию настолько, что доводится этот контроль до автоматизма. Четвертый по счету коктейль становится финальным, ведь Ичиносэ чувствует, что дальше будет перебор, особенно когда начинает в разы свободнее ощущать себя, перехватывая в очередной раз Оказучи за запястье, укладывая ладони ему на плечи посреди танцпола или вовсе приобнимая того, прижимаясь своим лбом к чужому, двигаясь в такт разрывающей перепонки музыке. Слишком вживается в роль, потому что не обращает внимания ни на кого кроме синеволосого, в какой-то момент ощущая, что его не слабо ведет, особенно, пока склоняется к чужому уху, предлагая пойти перекурить.

Иначе у Такуми сдадут нервы.
Потому что безумно странно ловить себя на мысли о том, что вполне осознанно ныряет ладонью под чужую футболку, укладывая ее на обнаженную спину. Потому что блять будь Оказучи девчонкой, они уже во всю бы сосались и совсем не факт, что не в ближайшей туалетной кабинке, забив на всё и всех. Крайне странные ощущения, причем не вызывающие ровным счетом никакого отвращения. И это все алкоголь. Иного виновника происходящего Такуми не видит. И именно он толкает на то, чтобы задавать глупые вопросы.

Вот такие, к примеру.
- Я правда не в твоем вкусе? - куда-то на ухо, все еще не сдвинувшись ни на шаг, даже после предложения свалить на перекур.
- И надеюсь, я достаточно неплохо притворяюсь? - смеется хрипло, случайно цепляя губами ушную раковину, но не спеша отстраняться.

Такуми не трезв, понимает отчетливо.
И меру, кажется, все же не выдержал. Четвертый коктейль был лишним.

Но кого это теперь ебет?

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

+1

26

Внешний вид всегда должен оставаться безупречным. Эту простую истину Син выучил с довольно ранних времен, на первоначальных этапах, когда Рёко устраивала ему встречи с клиентками. Быть одетым с иголочки, приятно пахнуть, обладать чистой кожей. Внешний вид - это его товар, который прилагался бонусом ко всему тому, что он делал в постели другими. Постель сменилась сценой и выступлениями с Бласт. Сцена сменилась мелкими ролями в сериалах, обложками журналов и порнофильмами. А все это по итогу вылилось в подиум и в очередные съемки для журналов и различных рекламных проектов. О внешности своей заботиться приходилось всегда, поэтому привычно собираясь куда-либо, где есть люди, Оказаки должен выглядеть эффектно. И плевать, что каждый раз привлекал только лишь большее количество внимание к себе, независимо от пола и возраста. Велись на него все и остаться равнодушным не мог никто. Потому что Син умел преподносить себя так, что у других срывало крышу, как в самый ненастный ураган в сезон дождей. Такуми в будущем в этом плане исключением не был.

Такуми в прошлом исключением также не станет.
Благо, что расчет Сина оказывается верным: в подобной помощи Ичиносэ ему не отказывает.

Оказывается, заставить Такуми ошиваться рядом с собой только по одной лишь просьбе - самое простое, что возможно при условии, что на его внешний вид на танцполе ведутся все, у кого в поле зрения тот находится. Поэтому среди все этого хаоса заставить Ичиносэ смотреть и следить только за ним удается на высший балл в личном зачете соблазнения ближнего своего. Руки на талии, подбородок на плече - Оказаки не чувствует в этом ничего нового, наоборот, по этим прикосновениям он тоже скучал, поэтому не напрягается, как днем, действуя куда расслабленнее и просто двигаясь в такт звучащей музыке, не взирая на то, что простыми движениями то прижимается спиной к Такуми, то скользит бедрами вдоль его и выглядеть это может провокационно со стороны, но Сину в данный момент абсолютно плевать. Он просто хочет сбросить напряжение и расслабиться посредством танцев, заработав на свой счет взгляды каждого, выделяя из них только один единственный, который жаждет.

К барной стойке возвращается только посредством Такуми, за этот период успевая бросить лишь пару шуток, над которыми смеется вместе с Ичиносэ, все еще никак не реагируя на подкатывающего бармена, хотя по возрасту тот, вероятно, как раз был старше, так что на одну ночь тот вполне мог подойти. Но сложно повестись на кого-то другого, когда рядом с тобой под боком находится юный Ичиносэ, своим цепким темным взглядом, сука, привлекающий даже сейчас.

В последний свой заход к бару, Син попросту заказывает обычное пиво в стеклянной бутылке, которое забирает с собой на танцпол, вертясь среди разгоряченных тел и иногда прикладывая к горлышку, в какой-то момент передавая её к очередному подкатившему парню. Свободные руки находят тут же применение в перехватившем его Ичиносэ, который снова оказывается вовремя рядом, заставляя Оказаки смеяться, пусть и тонул этот смех в шуме и баса играемой музыки. Каждое прикосновение к нему отзывчиво ловилось телом, потому что алкоголь лишь ещё больше разгорячил голову и разбередил душу. Син не забывал, где он и с кем, но так хотелось оказаться в том месте, где ему дозволено касаться Такуми как угодно. Поэтому обхватывает за шею, пока чужие руки скользят дальше по телу. Пока чужой жар ощущается своим лбом, просто столкнувшись с его в какой-то момент, и идея перекурить Сину очень даже заходит. Потому что нужно выдохнуть.

Пока не стало поздно.

- Правда. Ты совершенно не в моем вкусе, Такуми, - говорит на ухо, чтобы слышал четко, особенно то, каким именно тоном произносит его имя, сам от чужого дыхания и прикосновений лишь желая вжаться в парня сильнее, потому что стягивалось узлом возбуждение, особенно пульсируя кровью в тех местах, которых касался Ичиносэ, - Да, справляешься ты неплохо, даже заслужил награду.

Смехом по чужой мочке, пока пальцами легко следует на затылок, откидывая слегка голову назад, чтобы словить в полумраке и хаотично падающем свете софитов взгляд Такуми. Улыбается хмельно, но довольно, когда касается губами его щеки, но в данном случае достаточно одного случайного движения, которое непонятно, кто из них делает: то ли он сам, то ли Ичиносэ. Но уже и неважно, потому что собственные губы утыкаются в чужие слишком легко и быстро, лишь слегка по ним скользя в поцелуе смазанном, бьющим токовым разрядом похлеще, чем что-либо ещё. Становится слишком жарко и проветриться сейчас, перекурить, черт возьми, просто катастрофически необходимо. Син слегка отстраняется, не сводя с того горящего взгляда, перехватывая Такуми за ладонь и ведя сквозь толпу на выход, потому что в помещение курить было запрещено и все периодически выходили на свежий ночной воздух.

- Как здесь хорошо, - тянет Оказаки, разжимая пальцы, чтобы вытащить из заднего кармана пачку сигарет. Понимает, что проебал где-то зажигалку, потому что ощупывает все карманы и ту не находит, поэтому лишь зажимает между губ сигарету, показывая Ичиносэ, что ему нужна зажигалка прикурить. Дождавшись помощи с этим, затягивается даже слишком глубоко, пока не начинает ломить в легких и выдыхает сквозь смех, на который пробирает, столько только вспомнить произошедшее. Отнимает сигарету, сбрасывая пепел, и щурится, вновь подходя ближе к Такуми и щелкая у того перед глазами, заставляя посмотреть на себя, - Неужели ты пьян? Но выпил вроде совсем немного. Скажи, если устал притворяться моим парнем и приглядывать за мной. Я освобожу тебя от этих обязанностей.

Не шутит совершенно, поэтому лишь моргает сквозь дым, который выдыхает вновь от очередной затяжки. Позади него проходят две парочки, которые шутливо между собой толкаются. Девушка толкает парня, а тот едва удерживает равновесие, но взмахивает руками и случайно толкает Оказаки в спину, от чего тот летит вперед на Такуми. Сигарета выпадает из пальцев, пока девушка извиняется за своего парня и те спешно уходят прочь. Гулко бьется сердце в груди, потому что кончиком носам успел уткнуться Ичиносэ в плечо, теперь медленно поднимая голову, проводя им по шее и слегка вдыхая чужой аромат. Достигает линии челюсти, невзначай касаясь губами подбородка, вскидывая глаза выше и перехватывая чужой взгляд, прижимает указательный палец к губам Ичиносэ. Последний барьер.

- Ты всего лишь пьян, Такуми.

Если его сорвать, то обратной дороги уже не будет.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]still[/status][icon]https://i.imgur.com/2p1OeHA.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">ты</a> во мне видишь грёзы, но я не звёзды</div>[/lz]

+1

27

Такуми действительно пьян. Столь быстрому опьянению способствовали, судя по всему, одновременно усталость, испытываемый бесконечный стресс, пусть и довольно легкий, но все же, да и никогда не стоило отнимать тот факт, что Ичиносэ в принципе не был особо стойким к алкоголю, на что влияла, судя по всему, отвратительная наследственность. Вот только в отличие от отца, Такуми умел себя тормозить и не продолжал пить до потери разума, переставая вовсе походить на адекватного человека. Никогда таким не станет. Проще сразу пойти убиться.

То, каким тоном Оказучи произносит его имя, выдыхая на ухо, почему-то выбивает из под ног почву, из-за чего из груди вырывается немного нервный смешок и бросить бы тупую шутку в ответ, дабы разрядить остановку и хоть немного сбросить собственное напряжение, но случается то, чего Ичиносэ ожидать не мог вовсе. Когда чужие губы касаются собственных, пусть и весьма смазано, Такуми замирает столбом, не находя в себе сил чтобы двигаться вовсе, до тех пор, пока Сюн не утягивает его за ладонь в сторону, заставляя сделать шаг, второй, третий... Некий ступор не отступает даже тогда, когда оказывается на улице, даже закуривает на автомате, только теперь приходя в себя, да и то не окончательно. Все это вышло случайно и не стоило придавать особого значения произошедшему на танцполе, но присутствовало таки одно "но", которое не давало покоя, не позволяя расслабиться и выдохнуть после случившегося.

Такуми определенно завелся от одного только поцелуя, почти незаметного.
И блять, невозможно было все в этой жизни валить на алкоголь. Даже если опьянение казалось чрезмерным.

- Да, после духоты клуба здесь охуенно, - щелкает колесиком зажигалки, поднося ее к кончику сигареты Оказучи, следом возвращая ее вместе с сигаретами в сумку, которая продолжала болтаться на груди, весьма удобно. Щелчки прямо перед глазами откровенно смешат и порыв рассмеяться Ичиносэ не сдерживает, после зарываясь пальцами свободной руки в волосы и выдыхая с шумом, дабы немного восстановить дыхание в целом, сбилось ведь напрочь еще в помещении, - Я не слишком хорошо переношу алкоголь, так что блять да, я пьян. Много факторов, но хоть в целом адекватность не теряю и на том спасибо. И нет, я не устал и мне не надоело, если только ты сам не хочешь все это прекратить. Решение за тобой.

Отнимает сигарету от губ как раз вовремя, легко ловя упавшего на него из-за чужой неловкости Сюна, крепко прижав того к себе рукой, бросая неодобрительный взгляд на извиняющуюся девушку, но никак не комментирует произошедшее, потому что банально теряет дар речи и забывает как дышать. Снова. Прикосновения к шее, а после и чужого пальца к губам, вынуждают шумно сглотнуть, пока переводит взгляд на Оказучи, все еще откровенно теряясь. Поведение Сюна, пожалуй, не удивляло, ведь за сегодняшний день с лихвой успел для себя прояснить, что этот парень из себя представляет - похуй, в общем-то, каждый живет как хочет и сам выставляет для себя рамки дозволенного. Другое дело - это реакции собственного тела, ведь кожа горит от прикосновений, да и возбуждение не заставляет себя долго ждать, от чего низ живота предательски тянет. Такуми не удивляется, он банально в ахуе, ведь никогда в своих предпочтениях не отвлекался от противоположного пола, но то ли Оказучи был слишком умелым и настойчивым в плане соблазнения, то ли просто сам Ичиносэ никогда прежде не проверял, может ли у него встать на парня - черт его знает, но как на все это реагировать понятия пока что не имел.

Впрочем, именно это осознание от ошибок и останавливает.
Если нечто подобное в принципе позволительно вознести в разряд ошибок.

- Ты прав, - выдыхает устало, прикрывая глаза, но так и не отпуская от себя парня, попросту даже не думает о том, что продолжает того прижимать к себе рукой, пока в другой самостоятельно тлеет сигарета, сгорая без чьей-либо помощи, - Ты прав, я всего лишь пьян, а еще заигрался в предложенную роль. В любом случае мне нужно подышать, а тебе заново закурить, кажется, - глубокий вдох, за которым следует улыбка, адресованная непосредственно Оказучи, с которым встречается заново взглядами, наконец опуская руку и даже отступая на полшага назад, чтобы между ними было хоть какое-то расстояние. Одергивает вниз висящую на поясе толстовку, следом протягивая Сюну зажигалку и наконец затягивается сам, ощущая на языке горечь, из-за близости к фильтру. Блядство. Окурок выбрасывает, но закурить по новой не спешит, вместо этого решая продолжить разговор. К тому же, чем не повод задать вопрос, который напрашивался уже не один день? Тем более, что в нем не было ничего такого. Кажется.

- Не хочу пока обратно, нужно остыть и хоть немного башку проветрить, - прочищает горло, в следующий миг вскидывая руку и кончиками пальцев легко касается внутренней стороны предплечья Оказучи в месте, скрытом тканью одежды, но он ведь уже видел, что там находится, - Вот здесь. Татуировка. Заметил, когда ночевали у Ясу и все думал спросить, что там набита за фраза. Не парься, я никому не растреплю, мне плевать на школьные запреты на подобное.

Банальное любопытство и способ поддержать разговор, не более. Такуми ведь действительно плевать на наличие татуировок у новенького, в конце концов в этом не было ничего смертельного или криминального. Мысленно забавляет лишь тот факт, что поддайся он на поведение Сюна, если тот не играл с Ичиносэ, то наверняка бы в скором времени смог бы лицезреть набитую фразу сам, но... Ему все еще нужно подумать.

А вот любопытная натура подождать не может.
Хотя бы потому, что опьянение Такуми, хоть и начавшее сходить на "нет", все еще никуда не делось.

В противном случае, он может быть даже удержал бы язык за зубами.
Но увы.

[icon]https://i.imgur.com/U1HTdKU.jpg[/icon][nick]Ichinose Takumi[/nick][status]back off[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info"><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>мы</b></a> друг для друга созданы - бракованный дуэт</div>[/lz]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » remember me [nana]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно