ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » That girl is a problem [shadowhunters]


That girl is a problem [shadowhunters]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

That girl is a problem

I got your name
Hanging from my chain...
Don't you wanna claim
My body like a vandal?
You got the cure
Underneath your shirt...
Don't you wanna save this
Dirty little damsel?

https://i.imgur.com/CC4imPm.png

• Нью-Йорк / 2022

clarissa morgenstern, jace herondale

Джейс Эрондейл - наследник очень известного, но с некоторых пор обедневшего рода Сумеречных охотников. Долго ли получится скрывать этот "маленький" секрет от общественности? Джейс - единственная надежда семьи вернуть былое финансовое положение и, наконец, отдать все долги, поэтому вакансия личного телохранителя своенравной и капризной дочери Валентина Моргенштерна, Клариссы, приходится как нельзя кстати. Семья Моргенштернов некогда тесно общалась с Эрондейлами, когда-то Валентин даже помог Селин, матери Джейса, наконец-то стать матерью. И нет, это вовсе не то, что подумали бы большинство, дойдя до этой фразы: все дело в эксперимента с ангельской кровью, спасшей беременность миссис Эрондейл. Именно столь уникальная особенность крови охотника и сделала его в глазах Валентина идеальным кандидатом на пост защитника его любимой младшей дочери. Только кажется, сама она не так благосклонно восприняла известие о ныне постоянной опеке какого-то там телохранителя.

[nick]Jace Herondale[/nick][lz]<a class="lzname">jace herondale</a><div class="fandom">shadowhunters</div><div class="info">Наследник обедневшего, но по-прежнему известного рода Эрондейлов; личный телохранитель Клариссы Моргенштерн.</div>[/lz][status]don't trust a cold-blooded lover[/status]

Отредактировано Jace Herondale (29.07.22 22:25:08)

+2

2

[indent]Кларисса потёрла виски - после нападения головные боли, плавно превращающиеся в мигрени, стали её частыми спутниками. А ещё ночные кошмары. Иногда она просыпалась среди ночи в холодном, липком поту и хваталась за голову, которая была готова разорваться. Разумеется, она никому не говорила об этом: ни брату, ни тем более родителям. Отец и так сходил с ума, что такое могло произойти с его дочерью в его собственном городе, где по логике вещей и муха не могла пролететь без ведома Моргенштерна. Но «муха» не только пролетела, но и умудрилась похитить младшую дочь Моргенштернов. Виновников до сих пор не нашли, и это бесило Валентина ещё больше. Люди начинали болтать и перешёптываться, кто-то даже ставил под сомнение авторитет охотника, управлявшего городом. Если он не может защитить родную дочь, как он позаботится об остальных жителях Нью-Йорка?
Моргенштерн посмотрела в зеркало: следы побоев практически сошли на нет, а под слоем тонального крема и вовсе были незаметны... Клэри не без содрогания вспоминала ту ночь. Конечно, она пыталась оказать сопротивление, отбиться от тех, кто хотел причинить ей вред, но их было трое, а она была одна, да к тому же воин из неё был так себе. Как и все нефилимы, она прошла соответствующую боевую подготовку: была ловкой и быстрой, но клинком владела весьма посредственно. Демон бы, конечно, перед её напором не устоял бы, но хорошо подготовленные люди быстро сломали её сопротивление, скрутили, да к тому же попортили её личико. Нарочно или в пылу драки, покуда Кларисса пыталась вырваться, но факт оставался фактом. Разбитые губы и синяки заживали не очень хорошо: их семейный маг-целитель, сказал, что скорее всего, перчатки, которые были на похитителях, были отравлены, поэтому иратце было бессильным, пришлось использовать более длительные методы заживления ран.
Клэри провела щеткой по волосам, каскадом волн ниспадавших на плечи. Её нельзя было назвать бесстрашной, но и трусихой она никогда не была: она часто совершала поступки, ведомая импульсом, повинуясь порыву, от чего действия вполне можно было возвести в ранг сумасбродных и опрометчивых, но сейчас как будто бы что-то изменилось. Моргенштерн впервые чувствовала себя уязвимой и... хрупкой. Если кто-то вот так запросто мог похитить её на улицах города, принадлежавшего её отцу, разве она была в безопасности? Джонатан успокаивал её тем, что те люди - настоящие профессионалы, и то, что им это удалось, говорит, в первую очередь, об их высоком уровне подготовки, а не о том, что Клэри - слабачка. Сама Клэри не была уверена, что брат верит в то, что говорит - это больше напоминало попытку успокоить её. Вот он был настоящим воином - сильным и смелым, храбрым, его военной подготовкой гордился даже отец, но всё же предпочитал использовать умственные таланты старшего сына - Джонатан был отличным стратегом и политиком. Клариссу же часто называли «папиной принцессой» - она была рождена, чтобы блистать и радовать, удачно выйти замуж и всё такое прочее, но сама девушка не была уверена, что теперь ей нравилась такая характеристика и та судьба, что ей была уготована.
— Милая, отец ждёт тебя в своём кабинете. Ты скоро? - после короткого стука в комнату вошла Джослин. Кларисса обернулась на мать, едва не выронив щётку для волос. Она настолько погрузилась в свои мысли, что ни слышала ни шагов, ни скрипа дверной ручки.
— Ты в порядке? Выглядишь бледной, - обеспокоенно отозвалась Джослин, а Клэри поспешно поднялась со стула напротив туалетного столика, оправляя короткое изумрудное платье.
— Да, всё хорошо, просто задумалась. Уже иду, - спустя несколько минут рыжеволосая стоял перед очами Валентина, сосредоточенно копавшегося в бумагах на столе. Чтобы он ни говорил, а похищение любимой дочери подкосило его. Он стал более тревожным, мнительным, местами даже параноидальным, словно ожидал ещё одного удара. Каждый вечер он заходил к Клэри в спальню и желал спокойной ночи - последний раз он так делал, когда она была ещё маленькой девочкой. Это... удивляло. Отец не сажал её под домашний арест, но после похищения просил какое-то время не гулять по ночам, и Кларисса, как идеальная дочь, возвращалась не позднее одиннадцати вечера. Такой комендантский час порядком надоел уже, конечно, но Клэри не хотела расстраивать отца. Прошло всего две недели, она ещё и сама не оправилась, но когда злоумышленников схватят, они все испытают облегчение и смогут вернуться к привычной жизни.
— Их пока не поймали, - предваряя вполне закономерный вопрос, отозвался Валентин, поднимая глаза на дочь.
— Чисто сработали, что не может не раздражать, а потому я принял решение, которое тебе вряд ли понравится, - рыжеволосая распахнула глаза, с непониманием глядя на родителя.
— Будем считать это временной мерой, но обсуждению это не подлежит, - липкое волнение мурашками пробежалось вдоль позвоночника. — С сегодняшнего дня у тебя будет телохранитель, который будет сопровождать тебя всегда и везде, - Кларисса было открыла рот, но Валентин поднял ладонь.
— Моя дорогая, избавь меня от тирады на тему того, что ты сама за себя можешь постоять, ибо нет, не можешь, а также от слов о том, что я параноик. Это не обсуждается, девочка моя, - серьёзно и твёрдо проговорил Моргенштерн-старший.
— Я лично занимался отбором кандидатов, а потому с уверенностью могу доверить ему твою безопасность, - Клэри, которой так и не дали высказаться, едва не задохнулась от возмущения. Внутри всё кипело. Телохранитель?! Какого чёрта?!
— Джейс, можешь войти, - громко возвестил Валентин, и вторая дверь, находившаяся за спиной отца, открылась и в кабинет вошёл Джейс Эрондейл. Сказать, что Кларисса потеряла дар речи, ничего не сказать, и она вряд ли бы смогла ответить на вопрос, что злило больше, что отец решил ограничить её право на личную жизнь и свободу, или что её телохранителем стал именно Джейс?

[icon]https://i.imgur.com/FpHq0wX.png[/icon][status]foolish love is suicide[/status][sign]https://i.imgur.com/tI3nFhi.gif https://i.imgur.com/LJAw4iB.gif https://i.imgur.com/kKMUYsm.gif
You got me where you want me on this twisted ride
Bite me on the lips, a false paradise
[/sign][lz]<a class="lzname">кларисса моргенштерн, 22</a><div class="fandom">shadowhunters</div><div class="info">папина принцесса и вечная головная боль; спонтанный  и сумасшедший ураган по имени Кларисса; обладательница бесчисленных талантов, которые скрывает за бравадой и развязным поведением.</div>[/lz]

Отредактировано Clarissa Morgenstern (18.08.22 01:46:55)

+1

3

[indent] Будильник как обычно прозвенел в шесть тридцать утра. Сколько себя помнил, Джейс почти всегда просыпался в это время, редко позволяя себе поваляться в кровати или сбить режим в угоду выходным – слишком велика была плата за недосып и разбитое состояние. Сначала учеба в Академии, где он просто был обязан быть собранным и организованным, ведь рассеянность стоила пропущенного удара на занятиях боевых искусств или уже не самой высокой отметки на очередном зачете по рунологии, что было просто непростительно. Со стороны многие могли бы подумать, что всему виной строгие родители, которые не давали спуску юному нефилиму, но, увы, нет. Что же здесь такого плохого? А плохое здесь было лишь одно: Эрондейлу пришлось слишком рано повзрослеть, поэтому он не знал, любит ли он ранние подъемы по утрам или предпочел бы нежиться в кровати до полудня – у него не было шанса разрешить себе праздность и сделать свой собственный выбор.
По праву рождения Джейс был наследником древнего, влиятельного рода Сумеречных охотников, который знало и уважало все их сообщество от Аликанте до острова Врангеля. По этому же праву рождения ему бы причитался внушительный счет в банке, к которому он бы получил доступ по достижении восемнадцатилетия, год путешествий по миру и прочие прелести, но все сложилось не так удачно. Всему виной был его отец, Стивен Эрондейл. Порой смотря на своего родителя, охотник по-прежнему не мог понять, что же пошло не так? Чрезвычайная любовь его бабушки, почившей Имоджен Эрондейл, к своему единственному сыну? Отсутствие у него характера? Как бы там ни было, результат был один: именно Стивен привел свой род и свою семью в частности к бедности.
Он никогда не отличался амбициями, едва ли не посредственно учился в Академии, имея относительно приличные оценки лишь благодаря прекрасной памяти, которой наградила его природа и ловкости на тренировках – тоже едва ли его заслуга. За его плечами был первый брак, в который Стивен «угодил» по молодости, и которому воспрепятствовала Имоджен в последствии, сочтя Аматис Греймарк недостойной кандидатурой своему сыну. Тогда они еще имели то положение, в котором имели право выбирать. Иногда Джейсу казалось, что отец по-прежнему не может смириться с решением властной матери, со своим вторым браком и той жизнью, которую имел сейчас. Может быть, страсть к азартным играм – это его способ заглушить сердечную боль? Не то, чтобы это оправдывало постоянные долги и пугающие растраты, за которые его сыну приходилось расплачиваться и по сей день, отнюдь.
Джейс видел, как отец изредка провожает взглядом Аматис, случайно увидев ее на светском мероприятии и отводит взгляд, стоит ей посмотреть в его сторону. Может, он ошибался, ведь откуда ему знать, как ссмотрят на ту, которую обречен желать, но с которой не суждено быть рядом? Селин Монклэр – его мать, была прекрасной партией для Стивена. Ее семья была богата и отличалась древними корнями, что, безусловно некогда оценила Имоджен. Однако даже ее приданого было недостаточно, чтобы покрыть растраты Стивена. Знай она, за кого выходит замуж, вряд ли бы эта свадьба вообще состоялась, но на тот момент он был другим человеком, еще не подозревавшим, что окажется слишком слаб, чтобы достойно справиться с личными неудачами.
Карточные игры были для его отца своеобразным побегом от реальности. Еще ребенком Джейс видел, как загорались его глаза, когда он сидел за дубовым столом в малой гостиной их дома в кругу своих приятелей за покером. Он никогда не видел отца настолько воодушевленным, настолько живым, как в те вечера. Его редко ожидали выигрыши, он не умел блефовать, но вся суть крылась в самом процессе, а последствия… О последствиях Джейс был наслышан еще с детства, привыкнув вставать в шесть тридцать утра, чтобы быть лучшим на своем потоке, надеясь в будущем иметь прекрасные рекомендации и найти достойную работу.
В свои двадцать три светловолосый уже состоял на службе Института Нью-Йорка, прослыв одним из самых лучших охотников группы быстрого реагирования. В его обязанности входило и рядовое патрулирование улиц, от чего Эрондейл никогда не отказывался, но его основной должностью и работой было появляться там, где не справится рядовой охотник. Зачистить логово высшего демона или разорить гнездо дрейвака, поймать вампира, потерявшего контроль, оставившего за собой грязный след из кровавых трупов – это то, что приходилось делать изо дня в день. Их группа была небольшой, а риски, напротив – большими, поэтому платили хорошие деньги. Только и их было недостаточно.
Банкротство Эрондейлов было окутано ореолом тайны, о нем изредка ходили сплетни, но так и не находили подтверждения, потому что супружеская чета появлялась почти на всех светских мероприятиях и по-прежнему не потеряла лоск. Селин красовалась в новых, роскошных платьях, а Стивен… Все знали, что с работой ему не везет и на должности простого клерка в Аликанте едва ли можно много заработать, но зачастую представители таких семей работали больше ради удовольствия, имея приличные счета в банках и наследство. Никому и в голову не могло прийти, что роскошные платья Селин покупает ее сын, старательно поддерживая всем привычный образ их семьи.
А еще у него была девушка. Джейс познакомился с Ванессой Эшдаун в Институте, куда она приехала на стажировку из Лос-Анджелеса, но так и осталась здесь. Она и ее кузен Кэмерон Эшдаун были родом из города Ангелов, выходцами из уважаемой семьи и также унаследовали их характерные фамильные черты – светло-рыжие волосы и голубые глаза. Охотник сразу ее заметил, и вот уже два года они были вместе. Ванесса знала все о его семье, понимала, почему он так много работал, равно как и понимала, почему он поступил на службу к Валентину Моргенштерну.
Будучи в группе быстрого реагирования, он был вызван по особо секретному делу – похищению младшей дочери Валентина, Клариссы. Дело нельзя было предавать огласке, всю группу даже попросили подписать акт о неразглашении, настолько все было серьезно. Именно Джейс сумел в кратчайшие сроки выследить похитителей и вернуть рыжеволосую принцессу домой, чему, видимо, и был обязан предложению Моргенштерна.
- То есть теперь ты будешь жить у них дома? – закутавшись в одеяло, со вздохом спросила Ванесса. Ее обычно гладкие, прямые рыжие волосы были собраны в неаккуратный пучок, растрепавшийся после их бурной ночи и потерявший всякую форму после сна. Даже так, сонная и недовольная, она была исключительно очаровательна.
- Да, я же буду телохранителем Клариссы. Валентин хочет, чтобы я был рядом двадцать четыре часа в сутки, это стандартная практика. Зато за это хорошо платят, - застегивая манжеты на идеально белой рубашке, ответил нефилим. Памятуя об акте о неразглашении, он не сказал Ванессе, что Клариссу похитили и Моргенштерн подозревал, что среди своих мог появиться шпион – именно поэтому телохранитель его дочери должен был дежурить у ее комнаты днем и ночью, пребывая в их доме круглые сутки.
- И потом, у меня же будут выходные. Как же без них? И я всегда буду на связи, - мимолетно целуя Ванессу в губы, улыбнулся Эрондейл.
Сейчас, стоя перед Валентином и его дочерью, которую он впредь был обязан называть «мисс Моргенштерн», он начинал сомневаться в наличии выходных. Во всяком случае, в ближайшее время.
Он знал Клариссу и раньше – они несколько раз пересекались на общественных мероприятиях с ней и ее братом, но не более того. Сегодня она выглядела чрезвычайно бледной, хотя, сколько он ее помнил, ее кожа почти всегда была такой – гладкой и фарфоровой, но все же не болезненно бледной. На лице все еще едва проступали следы синяков после того нападения, но если бы он не знал, и не вглядывался так пристально в ее черты, то едва ли заметил бы – макияж был весьма искусным.
- Добрый день, мисс Моргенштерн, - кивнув, вежливо поздоровался Джейс. Она была красива. Красива даже тогда, когда он поднял ее на руки без сознания с лиловыми синяками на лице и ссадиной на щеке – столь тонкие черты лица не могли обезобразить даже они, но красота была единственной ее добродетелью. Во всяком случае, так казалось. Эрондейл был наслышан о ее своенравности, скверном характере и прочих выходках, прекрасно понимая, что ему придется это терпеть.
- Какие планы на сегодня? – учтиво спросил он. Пускай, его прямым начальством был Валентин, его график на ближайшее время будет зависеть только от его дочери.

[nick]Jace Herondale[/nick][status]don't trust a cold-blooded lover[/status][lz]<a class="lzname">jace herondale</a><div class="fandom">shadowhunters</div><div class="info">Наследник обедневшего, но по-прежнему известного рода Эрондейлов; личный телохранитель Клариссы Моргенштерн.</div>[/lz]

+2

4

[indent] Джослин за дочерью в кабинет не последовала, прекрасно понимая, что Валентин хотел поговорить с ней наедине, ну, или почти наедине. Миссис Моргенштерн не была абсолютно согласна с решением супруга нанять Клариссе телохранителя. По многим причинам. Зная характер дочери, нетрудно догадаться, как она воспримет известие о том, что теперь кто-то будет нарушать её личные границы, вторгаться в её пространство и ограничивать свободу. Рыжеволосая была остра на язык, была вспыльчива и порой не могла сдержать язык за зубами, даже когда речь шла о Валентине. А он, обожая свою принцессу, всё ей прощал. Да, мог позлиться, конечно, за дерзкие выходки, неповиновение и неосторожные, необдуманные слова, но так или иначе прощал, ведь она была его любимицей, сокровищем, которое он хранил, как зеницу ока, по крайней мере, пытался. Возможно, отчасти именно это и послужило причиной, по которой Клэри похитили. Кто-то узнал о привязанностях Моргештерна и решил сыграть на его слабостях, отобрав у него самое дорогое. Они так и не узнали, чего именно хотели злоумышленники: напугать Валентина или же причинить Клариссе серьёзный вред, спецотряд Сумеречных охотников нашли похитителей довольно быстро и успешно освободили Клэри, и вернули домой.
Джослин помнила, как Джейс Эрондейл внёс их дочь в дом, и в первое мгновение у неё душа ушла в пятки. Мертва. Бледность, почти синюшнего цвета, едва вздымавшаяся грудь, что могло показаться, что Кларисса не дышит, и то, с какой осторожностью Джейс нёс её на руках... Джослин прикрыла рот ладонью, по лицу Джейса стараясь прочесть, что же случилось, но он был серьёзен и напряжен, и ни один мускул не дрогнул на его лице, пока следуя указаниям Валентина, он поднимался по лестнице, в спальню Клариссы. Вот тут-то Джослин поняла, что их дочь жива, просто без сознания. От души отлегло.
Выбор телохранителя был вполне разумен и даже закономерен: её муж редко допускал так близко того, кто не успел заслужить его уважение, а Джейс успел, проявив себя, как храбрый и решительный воин, готовый действовать в сжатые сроки с максимальной эффективностью. Валентин обожал такой тип людей, считая их самородками, которых надлежало отыскать среди толпы серых и невзрачных, бесталанных нефилимов. Таких было десятки, сотни, тысячи, а охотники, подобные Эрондейлу, один на десять тысяч, если не больше. Неудивительно, что Моргенштерн захотел помочь парню продвинуться по службе, а заодно решить проблему с безопасностью Клэри - рядом с таким человеком его принцесса будет в безопасности.
Джослин вздохнула, удаляясь от кабинета в кухню, скоро оттуда начнут раздаваться крики, и хорошо, если только они.
— Отец! - буквально прошипела рыжеволосая, сверля молодого человека взглядом. Он был одет во все чёрное, что казался почти монохромной массой, если бы не золотистые, гладкие волосы, аккуратно уложенные назад. Как ни старайся, а приглушить их цвет было невозможно. Впрочем, глаза были ярче, и вовсе напоминая жидкое золото, плескавшееся на их дне.
— Мне не нужен телохранитель! - Клэри почти молниеносно потеряла самообладание, сжав руки в кулаки. Ей было плевать, что Эрондейл стал свидетелем её вспышки гнева.
— Нужен, и ещё как, моя дорогая, если ты планируешь выходить из дома и не желаешь остаток жизни провести в своей комнате, - спокойно и даже мягко, словно маленькому ребёнку, объяснил Валентин. Кларисса побагровела от гнева, чувствуя, как к щекам приливает кровь, мгновенно окрашивая бледную кожу румянцем.
— Папа, это нечестно! - возмутилась рыжеволосая. Джейс держался несколько отстранённо, даже невозмутимо, Моргенштерн бы назвал это профессионализмом, но Клариссу это лишь раздражало. Он даже попытался улыбнуться ей, должно быть, начитался дурацких книжек по тренингам, в которых советуют улыбаться и быть приветливым, чтобы установить контакт с другим человеком, ведь как известно, подобное поведение способно настроить на нужный лад. Но только не Клэри.
— Мир вообще несправедлив, девочка моя. Ты можешь лишь принять и смириться, или же продолжать упорствовать, но своего решения я не изменю, - Моргенштерн-старший подошёл к дочери и наклонился, целуя её в щёку. — Предлагаю вам познакомиться поближе, вам придется проводить очень много времени вместе. И хотя дружить вы не обязаны, это было бы неплохо. Вам обоим будет легче, - это напутствие больше предназначалось для дочери, нежели для Джейса, но всё же и ему достался предостерегающий и внимательный взгляд. У них с Джейсом уже состоялся доверительный разговор по душам, в котором Валентин растолковал новому сотруднику, что для него значит Кларисса и как с ней стоит себя вести, а как не стоит. По всем вопросам они с Эрондейлом достигли абсолютного понимания, однако, Моргенштерн не преминул совершенно ясно и прямо сказать Джейсу о том, чтобы держал руки при себе и не смел прикасаться к его дочери в том самом смысле. И не смел её трахать. Даже если Кларисса сама этого пожелает. Да, именно в таких выражениях, не поведя и бровью, Валентин изложил суть их будущих рабочих взаимоотношений. Зная Клэри, с неё станется спровоцировать охотника, чтобы скомпрометировать его работу на Валентина. Моргенштерн не переживал за девичью честь Клэри, он прекрасно знал, что его дочь уже давно не чиста и невинна, как хотелось бы любому отцу, но всё же он предпочёл бы, чтобы сексуальных партнёров у его двадцатидвухлетней дочери было как можно меньше. И уж точно он не хотел, чтобы одним из таких мальчиков на одну ночь стал Джейс Эрондейл. Джейс ему нравился, и он бы с удовольствием помог ему устроиться в жизни и взлететь, а, значит, не стоило мешать рабочие и личные аспекты, это ещё никого до добра не доводило.
Впрочем, Моргенштерн навёл справки и о личной жизни охотника, узнав, что он уже два года состоит в серьёзных отношениях с Ванессой Эшдаун, и поговаривали, что дело может закончиться свадьбой в самое ближайшее время. Это несколько успокаивало... Валентин знал семейство Эшдаунов, и был знаком и с Кэмероном, и с Ванессой, - она была полной противоположностью Клариссы, а, значит, вряд ли заинтересует Джейса. Она скорее доведёт парня до белого каления, чем очарует. Оставалось надеяться, что у Эрондейла крепкие нервы, и это распространяется не только на демонов. Порой Кларисса была хуже демона, да простит его Ангел...
Валентин покинул кабинет и прикрыл за собой дверь, оставляя двух молодых людей наедине. Рыжеволосая воинственно скрестила руки на груди, буравя охотника взглядом и всем своим видом давая понять, что ей не нравится здесь находиться, и это не изменится.
— Послушай, лучше тебе взять самоотвод от этой, с позволения сказать, работы. Мне не нужен телохранитель, и я не потерплю, чтобы кто-то торчал под моей дверью двадцать четыре в сутки, сопровождал меня повсюду, словно вторая тень и позорил меня перед друзьями, - Клэри пыталась подражать отцу, копируя его деловой подход и не впадая в истерику, словно маленькая девочка, топающая ножками. — Если дело в деньгах, я заплачу. Даже больше, чем предложил мой отец за первый месяц работы. Или ты хочешь выслужиться перед моим отцом? Метишь выше? - Кларисса прицокнула языком.
— Понимаю-понимаю, все хотят погреться в лучах славы моего отца в надежде, что он пропустит их на Олимп, но знаешь, это не лучший способ, - хмыкнула Моргенштерн, продолжая буравить Джейса взглядом. — Поэтому лучше откажись. Быть может, ты тут из лучших побуждений, и, быть может, даже не по своей воле, а потому что начальник послал, окей, я могу это понять и принять. Но если не откажешься... я превращу твою жизнь в ад и сделаю это по собственной воле, - с нажимом закончила Моргенштерн и на последних словах вздёрнула подбородок. Она была на высоких каблуках, но всё равно ниже Джейса, впрочем, ей не мешало это выглядеть воинственно и самоуверенно, смотреть на Эрондейла свысока, хотя кто-то счёл бы это банальной заносчивостью, но Кларисса так не считала. Она с детства владела миром, который ей подарил отец, и не собиралась отказываться от своих привилегий.

[status]foolish love is suicide[/status][icon]https://i.imgur.com/FpHq0wX.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/tI3nFhi.gif https://i.imgur.com/LJAw4iB.gif https://i.imgur.com/kKMUYsm.gif
You got me where you want me on this twisted ride
Bite me on the lips, a false paradise
[/sign][lz]<a class="lzname">кларисса моргенштерн, 23</a><div class="fandom">shadowhunters</div><div class="info">папина принцесса и вечная головная боль; спонтанный  и сумасшедший ураган по имени Кларисса; обладательница бесчисленных талантов, которые скрывает за бравадой и развязным поведением.</div>[/lz]

Отредактировано Clarissa Morgenstern (18.08.22 01:48:02)

+2

5

[indent] Перед тем, как Джейс очутился в этой комнате, у них с Валентином состоялся доверительный разговор. Моргенштерн не стеснялся в выражениях, предостерегая светловолосого от возможных выходок его дочери, не забывая также напомнить о кодексе поведения. То, что между ним и Клариссой не могло быть даже флирта, не говоря о чем-то большем, Эрондейл понимал и так. Это первое и самое базовое правило работы любого телохранителя, но именно то правило, которое нарушают чаще всего, причем с завидным постоянством. Возможно, кто-то мог бы оскорбиться, сказав, что вы меня совсем не знаете, раз считаете нужным произнести эти прописные истины вслух, но Джейс нисколько не возмутился. Более того, он прекрасно понимал, почему Валентин так акцентирует внимание именно на этом моменте его взаимодействий с его дочерью. Кларисса была очень хороша собой, да что там, она выглядела роскошно. Существует такой тип внешности, который является алмазом уже сам по себе, от природы, и она была именно такой: идеально ровная кожа, которая не нуждается в тонне макияжа, нежные черты лица; дерзкие, яркие рыжие волосы, которые не могут не привлечь внимание в привычной серой толпе. Благодаря своей семье, деньгам, дорогим нарядам и не менее дорогим украшениям с ценой со всеми шестью нулями, Кларисса из алмаза превратилась в настоящий бриллиант. Она была не просто красива, но и не выглядела пустышкой. Пускай, Эрондейл не знал ее лично, да и почти не знал вовсе, он был уверен, что способен разглядеть пустоту на любом хорошеньком личике, и в ее глазах она явно отсутствовала. Их взгляд был хитрым и дерзким, будто бросал ему вызов. Возможно, бросал вызов даже ее отцу, но, кажется, Валентин к этому привык. И как у него хватало терпения отвечать ей спокойно и вкрадчиво, будто общаясь с несмышленым ребенком? Судя по всему, его дочь часто любила капризничать, и будь он на месте Моргенштерна, то наверняка к настоящему дню остался бы с одной травмированной нервной клеткой, не иначе.
Как бы там ни было, его прямой начальник решил, что будет благоразумнее предоставить молодым людям возможность получше друг друга узнать, что было вполне логично – им придется постоянно быть вместе еще весьма долгий, неопределенный срок. Не сказать, что Эрондейл горел желанием перейти к знакомству, видя настрой своей «подопечной», но выбор ему никто не дал. В конце концов, он сам добровольно согласился на эту работу.
- Судя по тому, что я видел, вы не можете за себя постоять, мисс Моргенштерн, - вежливо ответил Джейс. Называть ее не иначе, как «мисс Моргенштерн» по-прежнему казалось странным. При иных обстоятельствах, если бы они встретились на каком-нибудь светском мероприятии, то непременно бы общались на «ты», если бы вообще общались, но теперь протокол обязывал соблюдать определенные рамки, как бы охотнику ни претило обращаться на «вы» к капризной, избалованной девчонке, которая еще и была младше него.
- Даже если бы вы обладали отменной физической подготовкой, вам было бы нечего противопоставить целой группе профессиональных бойцов. Не стоит с этим спорить, вы должны понимать, что это правда, - старательно избегая словосочетания «я прав», продолжил нефилим. Такой упор на собственную правоту выведет ее из себя еще больше, а это вряд ли поможет их знакомству. – По поводу ваших друзей… Вы можете заниматься всем тем, чем занимались обычно, просто не замечая меня. То, что происходило за закрытыми дверями, будет по-прежнему происходить за закрытыми дверями. Я не собираюсь вторгаться в ваше личное пространство или становиться свидетелем событий вашей личной жизни, вы можете не переживать на этот счет. Если так случится, что я невольно им стану по стечению обстоятельств, то можете рассчитывать на полную конфиденциальность, - а как могло быть иначе, если он подписал акт о неразглашении? Впрочем, даже без него Джейс никогда бы не стал болтать о чем-то подобном с посторонними людьми. Тем более, не стал бы использовать личную информацию о Клариссе в каких-то грязных целях – это низко, он не такой человек.
Теперь она думала, что может его подкупить? Никто не сомневался, что у папиной дочки немало денег на счетах, но даже эти деньги не могли заменить то, что мог дать сам Валентин – место в обществе, полезные контакты, продвижение по службе. Все это привело бы Эрондейла к куда большим деньгам, которые он бы смог заработать сам, а не получить в качестве откупа у той, которую пообещал защищать. В какой-то мере, это было не только вопросом выгоды, но и чести.
- Мне не нужны ваши деньги. Пытаетесь меня запугать? – не сумел сдержать легкой улыбки нефилим. Ее слова его в самом деле позабавили, хотя не стоило недооценивать враждебный настрой рыжеволосой. – Ваш отец предупредил меня о подобной реакции и о том, что вы даже попытаетесь меня скомпрометировать. Можете не сомневаться в моем профессионализме – тогда я нашел вас в кратчайшие сроки и сделаю это снова, если попробуете сбежать. Что до остального… - Эрондейл невольно окинул Клариссу долгим, проницательным взглядом, словно безмолвно говоря о ее бесспорной привлекательности. – Вы – очень хороши собой, но у вас не получится, - покачал головой охотник – они оба прекрасно понимали, что он имел ввиду. Не получится его соблазнить. У него была прекрасная репутация и постоянная девушка из порядочной, известной семьи. Это сильные аргументы, не так ли?
Однако пару пятнышек на этой репутации все же разглядеть можно, если знать, где искать, и дело вовсе не в изменах или неподобающих связях. Работа в Институте, даже в группе быстрого реагирования не всегда давала нужный доход, чтобы покрыть долги отца и все те расходы, которые были просто необходимы, чтобы поддерживать прежний статус его семьи. Когда-то давно, светловолосый услышал от одного из жителей Нижнего мира, что кровь нефилимов всегда была для вампиров на вес золота. Тогда воспаленный разум тут же зацепился за эту информацию, хотя на тот момент Джейс не думал, что когда-нибудь придется ей воспользоваться. И все же пришлось, даже не один раз. Он выбирал вампирские притоны как можно дальше от Института, от его маленькой съемной квартиры в Бруклине, от дома Ванессы. Там, где он почти гарантированно не встретит никого из своих знакомых. Сделка казалась простой: укус или пара укусов в обмен на деньги, ничего больше, но всякий раз, выходя из очередного притона, Джейс чувствовал себя до невозможности гадко, словно продавал себя. Он даже не хотел позволять сознанию погрузиться в чарующий дурман вампирского венома, как можно быстрее нанося иратце и отпиваясь святой водой, обжигающей горло и все изнутри. Сутки в агонии, и он был снова здоров, как будто ничего не произошло, но воспоминания святой водой не изгнать.

[nick]Jace Herondale[/nick][lz]<a class="lzname">Джейс Эрондейл, 23</a><div class="fandom">shadowhunters</div><div class="info">Наследник обедневшего, но по-прежнему известного рода Эрондейлов; личный телохранитель Клариссы Моргенштерн.</div>[/lz][status]don't trust a cold-blooded lover[/status]

Отредактировано Jace Herondale (18.08.22 01:26:38)

+1

6

[indent] Кларисса могла примерно предположить, какой разговор мог состояться между её отцом и Джейсом. Она не питала иллюзий в отношении того, что знает, а что не знает Валентин. Без сомнений она любила родителей и как дочь была благодарна за всё, что они ей давали, что впрочем не исключало того, что она в самом деле была очень избалованной и капризной. Но ей позволяли быть такой. Наверное, отчасти поэтому между ней и родителями сложились весьма доверительные отношения: Клэри никогда не скрывала ни своих сексуальных партнёров, ни того факта, что участвовала в шумных и порой весьма развязных вечеринках. Она знала, что у отца есть специальная служба, подчищающая за ней следы в СМИ и в Интернете. Агульное поведение наследной принцессы редко становилось достоянием широкой общественности, а тем, кому довелось увидеть рыжеволосую в объятиях или верхом на каком-нибудь красавце, опрокидывающую в себя шот текилы, вряд ли бы мог поделиться этим с кем-то ещё. У них было великое множество разговоров об алкоголе, вреде наркотиков и даже о вампирском веноме, но Кларисса считала, что владеет ситуацией. Валентин наблюдал за ней, надеясь, что та свобода, что он дарует дочери, не аукнется ему в будущем, но пока рыжеволосой в действительности удавалось удачно балансировать на грани. Те, кто знали её давно, уже не удивлялись тому, что Моргенштерн могла появиться в строгом кремовом костюме с жемчужной ниткой на шее на каком-нибудь благотворительном вечере, посвящённом больным детям, а тем же вечером лихо отплясывать на барной стойке какого-нибудь новомодного бара в дьявольски короткой юбке, светя кружевным бельём. Она умела играть на публику, но вместе с тем не стеснялась показывать себя настоящую, и, быть может, поэтому общество так любило младшую дочь Валентина. Девушка казалась живой, незаурядной, свободной, порой даже эксцентричной, но доброй и отзывчивой. Мало, кто знал, но жизнь Клэри состояла не из одних тусовок и беспорядочного секса. Несколько раз в месяц она кормила бездомных в Бруклине в одном из местных приютов, относила одежду для детей в церковь в Бронксе, была патронессой приюта для собак и кошек, регулярно давала уроки рисования в детском приюте, где у неё даже была маленькая подопечная. Такой Клариссу мало кто знал. Возможно, по этой причине, видя, что дочь по-прежнему не теряет свою душу и остаётся собой, Валентин позволял ей так много. Какая разница, сколько она пьёт, если с утра она всё равно находит в себе силы и желание, чтобы встать с постели и отправиться в приют или церковь?
Джейс, конечно же, этого не знал, да и вряд ли узнает: отчего-то Моргенштерн не хотелось раскрывать перед ним эту часть себя, как минимум, никогда. В её секреты были посвящены всего лишь несколько человек, включая лучшую подругу, Эмму Карстэйрс, которая частенько составляла ей компанию во всех начинаниях.
— Только не думай, что знаешь меня, - фыркнула рыжеволосая. — Или что мой отец дал тебе исчерпывающую информацию, это может сыграть с тобой злую шутку, Джейс, - мстительно улыбнувшись, проговорила Клэри, сделав акцент на имени охотника. В отличие от него, она могла называть его как хотела, хоть «эй, ты», а вот он был обязан обращаться к ней исключительно «мисс Моргенштерн». Считал ли он это унижением? Какая-то соплячка теперь будет его начальницей? Впрочем, Кларисса не была уверена, сколько Эрондейлу лет, она знала, что он был старше неё, но, кажется, не намного, но выглядел он определённо старше своих лет, ему легко могло быть и двадцать три, и двадцать шесть, например.
— Мнительность моего отца приняла более серьёзные обороты, я не ожидала, - вслух произнесла Моргенштерн. Понятное дело, родитель переживал, но телохранитель? Это было чересчур. — Ты правда считаешь, что эта работа поможет тебе добиться успеха и откроет те двери, которые никогда бы не открылись? - усмехнулась нефилим, внимательно оглядывая молодого человека с головы до ног. Он был высокого роста, широк в плечах, определённо крепок, даже без облегающей одежды чувствовалось, что он накачен и вынослив, - иными словами типичный представитель военной номенклатуры, привыкший работать в тяжёлых условиях на передовой. Вот только, какая же тут передовая, когда ему придётся работать над безопасностью Клариссы? Может её отец ещё  конкурс устроил, кто круче, тот и станет её телохранителем? Надо будет навести об Эрондейле справки или попросту залезть в ящик отцовского стола, наверняка, там хранилось дотошно подробное досье на Джейса.
— Запугать? О, нет, милый, если бы я хотела тебя запугать, я бы действовала по-другому. Я лишь констатирую факт, что могу превратить твою жизнь в ад, что ты не будешь рад этой чудесной работе. Но, возможно, я потерплю твоё присутствие какое-то время, чтобы не расстраивать папу, - с медовой улыбкой отозвалась Моргенштерн. А дальше случилось непоправимое. Быть может, они с Эрондейлом в самом деле могли бы добиться некоего подобия консенсуса и адекватного взаимодействия, если бы он не произнёс вслух последнюю фразу. На краткий миг изумрудные глаза нехорошо сощурились, изучая охотника. Кларисса всегда получала всё, что хотела, вне зависимости от того, была ли это какая-то вещь или человек. Она в действительности была красивой, но ещё она была обаятельной, умной, начитанной, обладала чувством юмора, и как ни удивительно, умела не только пить, но и поддерживать интеллектуальную беседу. Казалось, что вот-вот она приоткроет свои пухлые губы, очерченные матовой помадой цвета пыльной розы, и скажет какую-нибудь гадость, но нет, рыжеволосая лишь растянула губы в ухмылке, глаза при этом нехорошо блестели.
— Что ж. Поскольку я не могу избавиться от тебя прямо сейчас и какое-то время нам придётся взаимодействовать, есть несколько правил, которые предстоит соблюдать. Помимо банального вроде стучаться, когда ты хочешь зайти, и дожидаться разрешения на это, ты не отсвечиваешь. Вообще. Ведёшь себя, как моя тень, а лучше ещё менее заметно. По возможности тебя не должны идентифицировать со мной рядом, поэтому в идеале ты держишься в нескольких шагах от меня и сливаешься с обстановкой, понятно? Мы не друзья. Я не лезу к тебе, ты не лезешь ко мне. Ты не обязан желать мне доброго утра или спрашивать, как у меня дела, или что-то вроде, - хмыкнула Клэри. — И если я узнаю, что ты сливаешь моему отцу что-то, что происходит за закрытыми дверями, как ты изволил выразиться, ты пожалеешь об этом, - добавила Моргенштерн. Не то, чтобы ей было что скрывать от Валентина, но ей понравилось, как в её голове прозвучала эта фраза. Угрожающе и предостерегающе, с львиной долей стервозности. Джейс, конечно же, уже записал её в избалованные и капризные принцессы с опилками вместо мозгов, она не будет его разубеждать.
— Сегодня я приглашена на день рождения, вечеринка начинается в одиннадцать вечера, мне нужно собраться, - с этими словами Клэри развернулась и направилась к выходу из кабинета. Хотелось обернуться и сказать Джейсу, что он может подождать здесь, вряд ли её похитят из собственного дома, но он уже следовал за ней, почти бесшумно, стоит заметить. Кларисса закатила глаза, поднимаясь по лестнице и следуя по длинному коридору, отделяющему родительскую часть дома от её, Джонатан жил в другом крыле.
Она распахнула дверь в свою спальню - двустворчатую и роскошную, резного дерева - и даже не потрудилась её закрыть. Впрочем, пригласить Джейса она тоже не потрудилась, даже не собиралась. На ходу она принялась избавляться от одежды, которая в её представлении была домашней, хотя для кого-то вполне сошла бы за одежду на выход. Юбка и блузка отправились на пол, Кларисса осталась в чёрном кружевном белье и чёрных чулках с поясом. Хотелось обернуться, чтобы убедиться, что Джейс смотрит или, по крайней мере, делает вид, что не смотрит, но не стала. Лишь улыбнулась своим мыслям, проходя к огромной стеклянной гардеробной, где хранились её многочисленные наряды, обувь, украшения и другие аксессуары. Валентин ничего не жалел для дочери, у неё было всё самое лучшее.

[status]foolish love is suicide[/status][icon]https://i.imgur.com/FpHq0wX.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/tI3nFhi.gif https://i.imgur.com/LJAw4iB.gif https://i.imgur.com/kKMUYsm.gif
You got me where you want me on this twisted ride
Bite me on the lips, a false paradise
[/sign][lz]<a class="lzname">кларисса моргенштерн, 23</a><div class="fandom">shadowhunters</div><div class="info">папина принцесса и вечная головная боль; спонтанный  и сумасшедший ураган по имени Кларисса; обладательница бесчисленных талантов, которые скрывает за бравадой и развязным поведением.</div>[/lz]

+1

7

[indent] Конечно, Джейс не знал Клариссу. Он не собирался этого отрицать и строить из себя проницательного всезнайку, хотя проницательности ему было в самом деле не занимать, но ее «полномочия» давали лишь беглую оценку собеседника, иногда какие-то мелкие детали о его привычках или пристрастиях, но не более того. По сути, он не мог знать, чем живет дочь Моргенштерна, не знал круг ее знакомых и близких друзей, имея в голове лишь абстрактное «какие-то очередные детишки богатых родителей». Он и сам мог бы к ним относиться, но жизнь распорядилась иначе. Возможно, рыжеволосая думала, что он считает ее пустышкой, ведь это был расхожий стереотип: если ты – богатая и красивая, и тебе все дозволено, то кому нужна душевная глубина? И все же, она определенно ошибалась на его счет – Эрондейл не собирался делать поспешные выводы, чувствуя, что в ее случае они, скорее всего, были бы не верны.
- Вы правы, я не знаю вас. Несмотря на то, что вас, скорее, можно назвать публичной личностью, не пообщавшись с человеком лично, едва ли можно сделать вывод о том, чем он живет, - заметил охотник. Он вовсе не думал понравится или говорить все те «важные вещи», которые в теории могли бы польстить любому человеку – он и правда так думал. Он вообще по своей природе был человеком прямолинейным, что не всегда было к месту, поэтому по возможности Джейс старался себя сдерживать, вот только не всегда получалось.
Как и у любой другой девушки в современном мире, даже если речь идет про закостенелый мир нефилимов, у Клариссы были свои социальные сети. Светловолосый никогда не был большим поклонником этой болезни двадцать первого века, но Ванесса тоже вела Инстаграм, а еще у нее был Фэйсбук, что обязывало и его, вроде как, хотя бы изредка во все это окунаться. Прежде, чем собрать сумку с вещами, направляясь на службу в резиденцию к Моргенштернам, Джейс из любопытства посмотрел, что же всемирная паутина хранит о рыжей принцессе? Ей были бы присущи какие-нибудь дикие вечеринки, случайные видео с ее участием, которые ненароком попали в сеть, но ничего такого он не нашел. Даже ее инстаграм выглядел вполне приличным – фотографии с официальных мероприятий, фотографии с братом, даже пара из клуба, но довольно приличные. На одной Кларисса всего лишь держала в руках космполитан и выглядела явно в трезвом состоянии, а на второй они просто были в гуще танцующей толпы с ее белокурой подружкой. Никаких компрометирующих мужчин в ее близости не было, хотя «друзья» мужского пола периодически появлялись и там, и в сохраненных историях, но ничего предосудительного. Впрочем, отсутствие каких-то порочащих снимков и неоднозначных видео вовсе не означало, что он думал о мисс Моргенштерн хуже, чем она есть. Напротив, было бы странно, если бы люди отца не подчищали за ней подобные следы, и еще более странно – если бы она публиковала сама нечто подобное на своих официальных страницах в социальных сетях. Она показывала лишь то, что можно показать и то, какой она хотела выглядеть в глазах безликой общественности, не более того. Те времена, когда чей-то Инстаграм показывал реальную жизнь, давно канули в лету.
- Я надеюсь, что эта работа мне поможет. Ваш отец – человек слова, и он ценит тех, кто хорошо выполняет свою работу. Пока не было поводов в этом сомневаться, - честно признался Джейс. Безусловно, Валентин ему еще ничего не обещал, но все же весьма доходчиво намекнул, что, если Эрондейл будет отлично выполнять свою работу, он в долгу не останется. Конечно, речь шла не о зарплате, которую охотник и так бы получал, и даже не о деньгах в принципе.
- Что ж, как благосклонно с вашей стороны, - не смог сдержаться от сарказма Джейс, что наверняка было лишним, но он почти не жалел о своей вольности. Она согласилась на его присутствие, будто с барского плеча, хотя по факту едва ли у Клариссы был выбор. Чтобы охранять ее, буквально следуя за ней по пятам, ему не нужно было ее разрешение или одобрение – он выполнял распоряжения ее отца, и ее мнение его мало волновало. Как же хотелось сказать все это вслух, Эрондейла буквально распирало от мимолетной вспышки праведного гнева, но он все же промолчал. А еще его раздражало, что она может обращаться к нему по имени, а он к ней – нет. Может быть, он не обладает нужным для телохранителя нравом и характером, раз проблемы начинаются уже из-за таких мелочей? Нет, все наверняка не так плохо, ему просто нужно чуть больше самодисциплины.
- Вы вполне четко описали именно то, как и должны выглядеть наши с вами отношения. По возможности я буду держаться на таком расстоянии, чтобы никто из вашего окружения не подумал, что я с вами, и буду ближе только тогда, когда этого потребует ситуация, - продолжил Джейс, словно давая понять, что так будет вовсе не потому, что именно такие правила установила Кларисса, а все так и предполагалось. В общем-то, это действительно так – Эрондейл и должен был сливаться с толпой, чтобы у потенциальных злоумышленников не возникло опасения, что дочь Моргенштерна находится под постоянным наблюдением. С одной стороны, знай они, что рядом с ней всегда телохранитель – это сократило бы неосторожные попытки нанести ей вред, с другой, тогда он мог бы подпустить их чуть ближе, что в перспективе могло бы привести к их разоблачению. Что касалось всего остального… Джейса так и подмывало сказать, что ему и до этого-то не была интересна ее личная жизнь, или как у нее дела, так что здесь никаких проблем не возникнет, но говорить такое вслух – явно лишнее. И потом… Все-таки он немного заблуждался – ему было, как минимум, любопытно, чем живет дочь самого Валентина Моргенштерна, а любопытство уже можно считать за интерес.
- Не беспокойтесь, я не собирался ничего сообщать вашему отцу даже без вашего предупреждения. Каждый человек имеет право на личную жизнь, можете на меня рассчитывать, - Валентин и не просил его шпионить за его дочерью, хотя Джейс не был уверен, что тот не будет задавать вопросы потом. Например, есть ли что-то, что охотник хотел бы ему рассказать? В любом случае, свое слово Эрондейл собирался сдержать.
Итак, День Рождения. То есть они пойдут в какой-то клуб? Как только рыжеволосая направилась прочь из кабинета, охотник поспешил за ней. С этого момента начиналась его работа. По сути, в его обязанности входило охранять ее у входа в ее апартаменты в дневное время суток, и он никак не ожидал, что Кларисса оставит эту дверь открытой. Тем более он не ожидал, что девушка начнет избавляться от одежды прямо на ходу. Она настолько не считала его за человека, или была лишена комплексов в принципе? Провоцировала его? Эрондейл просто не знал, что и думать. По правде говоря, думать он и не мог – мисс Моргенштерн слишком быстро осталась в одном лишь нижнем белье. Черное кружево очень выгодно оттеняло жемчужную белизну ее кожи, да и само по себе было настолько тонким и деликатным, словно изгибы ее тела и мягкие, женственные формы груди окутывала темная дымка. Он был уверен, что если бы Кларисса развернулась к нему лицом, то тонкое кружево едва ли скрыло бы контуры сосков – скорее, приглушило бы их очертания, что непременно сделало бы еще более соблазнительным и интригующим то, что скрывалось под нежной материей. Насколько знал Джейс, такое белье обычно надевают, чтобы снять. А еще у Клариссы была великолепная фигура – длинные ноги, узкие плечи и сравнительно узкие бедра, она вообще была довольно миниатюрной. Ровно такой тип, какой обычно ему и нравился, да что там ему – наверняка многим мужчинам, и он просто не мог не обратить на это внимание. Не мог отказать себе в удовольствие просто смотреть на нее, пускай, и всего лишь несколько мгновений.
- Простите, я, наверное, должен был закрыть дверь, оставаясь снаружи, - смутившись, наконец, обрел голос Джейс, отводя взгляд. Он и правда собирался уйти, сделав пару шагов назад, но все же остановился, осознав, что не задал один важный вопрос.
- Если вы отправляетесь на День Рождения, должен ли быть какой-то дресс-код для меня? Может быть, мне стоит переодеться, чтобы не выделяться из числа приглашенных? – отведя взгляд и стараясь не смотреть на Клариссу, спросил охотник.

[nick]Jace Herondale[/nick][lz]<a class="lzname">Джейс Эрондейл, 23</a><div class="fandom">shadowhunters</div><div class="info">Наследник обедневшего, но по-прежнему известного рода Эрондейлов; личный телохранитель Клариссы Моргенштерн.</div>[/lz][status]don't trust a cold-blooded lover[/status]

Отредактировано Jace Herondale (03.09.22 15:04:51)

+1

8

[indent] С Эрондейлом было более-менее всё понятно: классическим карьеристом охотник не был, но в благосклонности Валентина Моргенштерна увидел определённую возможность, которая поможет ему в дальнейшем. Не обязательно было быть проницательным человеком, чтобы понять, на эту должность он выбрал Джейса неслучайно. Кларисса не могла ничего конкретного сказать об охотнике, но она прекрасно знала своего отца - он увидел в Джейсе нечто такое, что ему не только понравилось, но и заслужило его доверие. Скомпрометировать его будет сложно, но не невозможно. Клэри необходимо было самой узнать молодого человека получше, если она хотела избавиться от него без лишнего шума и пыли, и не сильно разгневав отца при этом. Задачка не из простых, но она и не любила, когда всё было просто.
От рыжеволосой не укрылось, что в нескольких моментах Джейсу стоило определённых усилий, чтобы сдержать эмоции, а, значит, вывести его из себя вполне реально. Моргенштерн ухмыльнулась: ей казалось, что в телохранители берут таких, которых ничем не проймёшь, или ключевым моментом здесь являлось то, насколько искусным воином он был? Что ж, это предстояло выяснить.
Как и следовало ожидать, Эрондейл замер на пороге её спальни, смутившись и одновременно не зная, куда деть глаза, да и вообще куда деться самому. Клэри краем глаза уловила в зеркале, как Джейс смотрит на неё: растерянный и опешивший. О чём он думал в этот момент? Находил ли её красивой? Сексуальной? Или по-прежнему был готов повторить свои же слова, что если она решит его соблазнить, у неё ничего не выйдет? Пожалуй, это тоже надлежало проверить, и Моргенштерн осуществит проверку с особой тщательностью.
— Должен был, - согласилась Кларисса, на краткий миг разворачиваясь к Джейсу лицом и расстёгивая бюстгальтер. Он уже отвёл взгляд, но ведь существовало периферийное зрение. Будучи охотником, он попросту не мог не увидеть, что сверху девушка осталась полностью обнажена. — Но ты этого не сделал, - с усмешкой продолжала Моргенштерн, стягивая лямки бюстгальтера с плеч и, наконец, отворачиваясь. Под платье, которое она выбрала, нижнего белья не надевают, но пожалуй, низ она всё же оставит.
Клэри расстегнула кружевной пояс, отстегнула чулки, быстро скатала их вниз по ногам и откинула в сторону. Эрондейл задал ей вопрос, который она пока что не  удостоила ответом.
— Сначала я, потом решим с тобой, - задумчиво отозвалась рыжеволосая, перебирая вешалки с нарядами, пока не нашла искомое. Короткое платье чёрного цвета на первый взгляд казалось закрытым - оно было с длинным рукавом и без декольте, если не считать небольшого, округлого ворота, но так было только на первый взгляд. Ткань была настолько тонкой, почти невесомой, что практически светилась. Там, где по определению должно было находиться нижнее бельё ткань была плотнее, но всё же и она пропускала свет, а на месте сосков «распускались» кружевные пионы. Кажется, тема сегодняшней вечеринки, устраиваемой Элоизой Паунсби, было что-то в греко-римском стиле и чёрных оттенках... Как оригинально, как будто Сумеречные охотники не носят чёрное изо дня в день. Клэри было лень искать приглашение, чтобы прочесть о подробностях дресс-кода, но была уверена, что они не промахнутся.
Молния у платья была невидимой, а от того её было сложно застёгивать: Моргенштерн, надев платье через голову, справилась с молнией только до середины спины и застопорилась. В обычное время она бы позвала Джудит - она помогала по дому, но язык не поворачивался назвать её горничной или служанкой, она работала в доме Моргенштернов с самого рождения детей, и, скорее была, экономкой и домоправительницей, почти что членом семьи. Но к чему было утруждать Джудит, когда рядом находился Эрондейл?
— Помоги застегнуть платье, не стой столбом, - бросила Клэри, сделав пару шагов навстречу всё ещё смущённому охотнику. Она стояла к нему лицом, и под чёрной, едва ли не полностью прозрачной тканью он мог видеть её тело. Что ж, если подобные вещи ему даются с трудом, ему будет тяжело с ней работать. Когда всё же молодой человек отлип от своего места, Моргенштерн развернулась к нему спиной, собрала волосы и откинула их набок, чтобы не мешали. Длилось всё несколько дольше, чем она планировала.
— Ты что, молнию на женском платье никогда не застёгивал? - усмехнулась Кларисса, отпуская волосы и снова направляясь к гардеробной.
— Так, теперь разберёмся с тобой. Поскольку мы решили, что ты не отсвечиваешь, то нужно подобрать тебе что-то соответствующее, - рыжеволосая нажала на кнопку на боковой панели и части шкафа пришли в движение. Женская одежда уступила место мужской - она принадлежала Джонатану, который так и не забрал своё барахло, когда переехал в собственный дом. Мужская одежда была весьма удобна для тех, кто оставался ночевать у Клэри - будь то друг или ночное увлечение, чью рубашку они порвали в пылу страсти, так что Клэри не спешила избавляться от одежды.
— Не то, не то, не то... - Кларисса, привстав на носочки, быстро перебирала вешалки. — А вот это тебе подойдёт, я думаю, - она сняла вешалку с чёрной рубашкой с непередаваемо красивым отливом, напоминавшим черничное звёздное небо. Отчасти рубашка тоже была прозрачной, но не полностью, чтобы не переходить грань между мужественностью и не мужественностью. — Думаю, твой размерчик, - Кларисса сунула вешалку Джейсу в руки.
— Не хочу показаться грубой, но сомневаюсь, что ты привёз с собой что-то под стать «чёрной вечеринке в гремо-римском стиле» у самой чокнутой охотницы Нью-Йорка, - полувопросила Моргенштерн. — А поскольку мы хотим, чтобы ты не привлекал к себе лишнее внимание, ты должен сойти за своего, а не выглядеть так, словно ты на работе, - рыжеволосая закатила глаза и, заболтавшись, машинально потянулась к пуговицам на рубашке молодого человека, успев расстегнуть пару верхних. И когда они успели оказаться так близко к друг другу? Она опомнилась, убрала руки, но не резко, чтобы не выдать своего смятения, пусть всё выглядит как чётко продуманный шаг - Валентин обучал её этому с детства. Кларисса отступила на шаг. Она часто застёгивала рубашки Джонатану, да и мужчинам, побывавшим в её постели тоже, - было в этом что-то особенное, к тому же кроме них и родителей в её гардеробной никто не бывал, неудивительно, что у Клариссы сработал ассоциативный ряд.
— Одевайся в общем, я пока найду себе обувь, -  отмахнувшись от собственных мыслей, Моргенштерн направилась к обувным полкам.

[status]foolish love is suicide[/status][icon]https://i.imgur.com/FpHq0wX.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/tI3nFhi.gif https://i.imgur.com/LJAw4iB.gif https://i.imgur.com/kKMUYsm.gif
You got me where you want me on this twisted ride
Bite me on the lips, a false paradise
[/sign][lz]<a class="lzname">кларисса моргенштерн, 23</a><div class="fandom">shadowhunters</div><div class="info">папина принцесса и вечная головная боль; спонтанный  и сумасшедший ураган по имени Кларисса; обладательница бесчисленных талантов, которые скрывает за бравадой и развязным поведением.</div>[/lz]

+1

9

[indent] Эрондейл даже растерялся, не зная, что сказать. Он не закрыл дверь, потому что думал, что дальше последуют какие-то указания, так как Кларисса не закрыла ее за собой сама, тем самым показывая, что сейчас ей требуется уединение. Кто же мог подумать, что она не постесняется начать свои приготовления в его присутствии?
Джейс сразу отмел мимолетную мысль о провокации – все же, даже несмотря на предостережения Валентина, вряд ли рыжеволосая собиралась отделаться от него в первый же день их знакомства. Скорее, у нее в самом деле отсутствовали какие бы то ни было комплексы по поводу подобных моментов, и, надо сказать, небезосновательно: у Моргенштерн в действительности была идеальная фигура, подтянутое тело, чего вообще тут можно стесняться? Она была полностью уверена в себе. Эрондейл предпочел бы не знать все эти детали, но в то же время не мог заставить себя совсем не смотреть в ее сторону. Ему же никто не мешал просто развернуться к ней спиной, лишая свое любопытство всякой возможности рассматривать ее женственные формы, но он этого не сделал. Да, охотник почти целомудренно отвел взгляд, но боковым зрением по-прежнему мог наблюдать за каждым движением Клариссы. Разумеется, от его внимания не укрылось, как она между делом сняла бюстгальтер, продолжая непринужденно вести их разговор. С такого расстояния, да еще и не смотря на нее прямо, он не мог видеть детали, но прекрасно видел округлые очертания ее аккуратной груди. Безусловно, некоторое представление можно было составить и по ее силуэту в одежде, но сейчас он видел все воочию, ну, или почти воочию. Было бы очень неловко спрашивать у себя, нравится ли ему то, что он видит? И было бы очень лицемерно ответить, что ее фигура, ее формы, ее откровенное, смелое поведение перед малознакомым человеком оставляли его совершенно равнодушным. Джейс редко краснел – просто не имел к этому склонности, но будь все иначе, его щеки бы непременно расцвели легким румянцем. Невольно вспомнилось, какой поначалу скромной была Ванесса… Даже после того, как они в первый раз занялись любовью, она наутро смущенно куталась в простыню, хотя он уже и так все видел.
Хотя по внешнему типажу они с Ванессой и были чем-то похожи, Кларисса была совершенно другой. Эшдаун бы никогда не решилась надеть подобный наряд, хотя при определенной скромности вовсе не страдала робостью, для мисс Моргенштерн же такие платья, видимо, были привычной обыденностью. Точно также быстро расправившись с чулками, как и с бюстгальтером, она надела выбранное платье черного цвета с почти неприлично короткой юбкой, хотя на грани приличий здесь была, скорее, ткань. Если она что-то и скрывала, то с очень большой натяжкой, всего лишь завуалировав излишне откровенный контуры узором и легкой дымкой. В этом Джейс убедился, когда она сделала пару шагов по направлению к нему, и он смог полностью оценить ее выбор. Эрондейл чувствовал себя смущенным, словно подсматривал в замочную скважину и видел то, что видеть не должен, но при этом не мог отвести взгляд. Безусловно, он видел в своей жизни далеко не одну девушку в откровенном наряде, но это не было его обыденностью или рутиной, поэтому сложно было реагировать как-то иначе. Впрочем, внешне он почти не растерял сдержанности, лишь замешкавшись, когда Кларисса подошла совсем близко, разворачиваясь к нему спиной с просьбой застегнуть молнию.
- Да, конечно, - согласился нефилим, ощущая, будто язык плохо его слушается, что случалось с ним крайне редко. Молния была очень маленькой, а застежка и того меньше. Джейсу показалось, что его пальцы слишком крупные для таких миниатюрных вещей, однако взяться за нее получилось почти без труда, правда, застегнуть молнию было не так уж и легко. Она шла плавно, но была такой узкой, что охотнику пришлось коснуться свободной ладонью ее спины – невесомо, буквально на пару мгновений, для большего упора, чтобы пальцы не соскользнули с застежки.
- Готово, - мысленно выдохнув, сообщил Джейс, стараясь не акцентировать внимание на том, что не особенно старательно скрывало ее платье. В конце концов, он был мужчиной. Наверное, это можно назвать своеобразным безусловным рефлексом, с которым он пытался бороться. Он даже пропустил язвительные комментарии рыжеволосой о том, что по его действиям можно предположить, будто он никогда не застегивал женские платья. В обычной ситуации он бы мог пошутить, что чаще он их расстегивал, но их общение явно не предполагало таких вольностей.
Наличие целого гардероба мужской одежды, искусно спрятанного в огромном шкафу, вызвало, по меньшей мере, удивление охотника. Насколько он знал, у Клариссы не было постоянного парня, чтобы он успел обосноваться в ее комнате и даже оставить какие-то свои вещи… Может, это осталось от кого-то из ее бывших, с кем она встречалась достаточно долгое время? Все равно выглядело странным, но лучше объяснения Джейс не успел придумать – она уже подобрала ему странного вида рубашку. Цвет ее был красивый, даже интересный, на первый взгляд напоминал черный, но на самом деле был темно-синим, черничным, с непонятным отливом. Все бы ничего, с цветом можно была смириться, но она была полупрозрачной! Конечно, не настолько, как платье Клариссы, но очертания его груди и пресса наверняка бы просматривались.
- Вы хотите, чтобы я надел это? – недоуменно воскликнул светловолосый. Моргенштерн лишь улыбнулась, и в следующее мгновенье уже расстегивала пуговицы на его рубашке. Расстегивала пуговицы на его рубашке! Джейс не был возмущен – он был ошарашен, не знал, что делать, и как так получилось. Ее пальцы невзначай коснулись обнаженной кожи у основания его шеи, переходя к следующей пуговице, заставляя его невольно напрячься, едва ли не вздрогнув. Она так хотела ему помочь? Действие со стороны Клариссы казалось привычным, словно она расстегивает и застегивает мужские рубашки каждый день, не меньше. Может, так оно и было?
Эорондейл так растерялся, что даже забыл о том, что начал спор о выборе рубашке, приняв ее из рук рыжеволосой, машинально расстегивая оставшиеся пуговицы. В отличие от нее, он развернулся к ней в пол-оборота, подойдя к туалетному столику – там был пуф, куда можно было кинуть его собственную рубашку, когда он надел новую. Да, нефилим был прав – она лишь завуалировала его золотистую кожу, не была прозрачной в прямом смысле этого слова, но и не то, чтобы многое скрывала.
- Я уверен, что мог бы слиться с приглашенными и в обычной черной рубашке, - не выдержав, взбунтовался он. – В ней я выгляжу… Так одеваются вампиры в вампирских притонах! – хотя, по идее, откуда ему знать? – К тому же… Так, я буду выглядеть, скорее, как ваш спутник. В смысле, кто-то из числа приглашенных, а не тот, кто может незаметно выполнять свою работу, - попытался привести достойный аргумент нефилим, но недовольство и желание бунтовать в янтарных глазах никуда не исчезло.

[nick]Jace Herondale[/nick][lz]<a class="lzname">Джейс Эрондейл, 23</a><div class="fandom">shadowhunters</div><div class="info">Наследник обедневшего, но по-прежнему известного рода Эрондейлов; личный телохранитель Клариссы Моргенштерн.</div>[/lz][status]don't trust a cold-blooded lover[/status]

Отредактировано Jace Herondale (19.09.22 01:33:12)

+1

10

[indent] Эрондейл попал в западню. Это было видно невооружённым глазом - он был растерян, его выдавали глаза. Он пытался всем своим видом показать, что владеет ситуацией и всё держит под контролем, но Кларисса-то видела, что это не так. Если бы она хотела его спровоцировать, она была бы другой, более настойчивой, упрямой, более кокетливой. Сейчас же она попросту была собой - прекрасной в своей свободе и раскрепощенности. Моргенштерн знала, что хороша, удивительно хороша внешне, знала, что обладает большим количеством достоинств, которых не стоило скрывать, а потому она и не скрывала. Джейс не мог отвести от неё взгляд неожиданно потемневших золотистых глаз: ещё несколько минут назад он утверждал, что у неё не выйдет его соблазнить, если она захочет, а если не захочет?.. Тоже не выйдет? Кажется, ответ на её вопрос плескался на дне глаз цвета жжёной карамели.
Клэри могла бы подтрунить над охотником, которого, как оказалось, легко было лишить дара речи, а, значит, работать с ней ему будет непросто, если не сказать тяжело. Он вообще представлял, какое количество подобных платьев в её гардеробе? А чулок? Кружевного белья? И ведь она была не из тех, кто одевается за закрытыми дверями. Кларисса как раз была из тех, кто может вылезти из ванной и будучи обнажённой отправиться гулять по комнате, подойти к окну, например. Охрана, рассредоточенная по периметру их дома и близлежащих территорий, целомудренно отводила взгляд - они привыкли, что дочь босса лишена такого чувства, как стыд, и не стесняется демонстрировать свою наготу, пусть это происходило и не каждый день, и не так часто, как могло подуматься, но Кларисса никогда не стеснялась и редко задумалась о таких мелочах, как одежда после ванной. В конце концов, она у себя дома.
Удостоверившись, что её новый телохранитель видел всё, что нужно, и осознал, какое сокровище ему предстоит охранять от всевозможных опасностей, Клэри вернулась к вечернему туалету. Она не любила опаздывать: вопреки заблуждению людей, которые её плохо знали, она ценила своё и чужое время, и не стремилась им пренебрегать, заявляясь на вечеринки позже всех, будто главная звезда вечера. Самомнение у неё, конечно, было огромным, но и у него были пределы и даже некое подобие рамок.
Моргенштерн молча, лишь едва усмехаясь, ожидала, покуда Эрондейл застегнёт молнию на платье. Он коснулся её спины, и Клэри не без удивления осознала, что его ладонь очень горячая, гораздо более горячая, чем кожа у большинства людей. Его прикосновение буквально обжигало, и от того места, где он касался её, в разные стороны расходились волны жара. Необычное ощущение. Длилось оно правда всего несколько секунд, пока, наконец, молодой человек не победил молнию, можно сказать, в неравном бою.
— Благодарю, - проговорила рыжеволосая, отпуская волосы. Огненный каскад волос рассыпался по плечам, потрясающе гармонируя и с чёрным платьем, и с бледной кожей. Природа дала Клариссе так много...
— Разумеется, хочу, - не преминула ответить Моргенштерн после того, как убрала руки от рубашки Джейса и отступила на шаг. Она готова была побиться об заклад, что он почти вздрогнул от её прикосновений, совершенно не ожидав такого. Впрочем, она сама от себя не ожидала, даже если внешне она оставалась спокойной и невозмутимой, а этот жест показался обыденным. Может и так, но Джейс не был ни её братом, ни её любовником, пусть даже на одну ночь. С чего такие порывы оказаться ближе?
— Обычная чёрная рубашка на модной вечеринке? - фыркнула рыжеволосая. — Чтобы сразу сойти за обслуживающий персонал? Не ровен час примут за официанта, - усмехнулась девушка. — Нет, ты должен слиться с толпой и сойти за своего, а, значит, за гостя этой вечеринки. Улавливаешь? - захлопала ресницами Клэри. — На моего спутника ты не тянешь даже в этой умопомрачительной рубашке, но на гостя вечеринки - вполне. К тому же у меня два раздельных приглашения. - коварная улыбка тронула девичьи губы.
— И вообще откуда такие познания о моде вампиров, обитающих в вампирских притонах? Часто там бываешь? - Кларисса застёгивала перемычку на туфлях. Они были на высоком каблуке и платформе, отчасти даже было удивительно, как она планирует на них ходить, каблук был сантиметров четырнадцать, не меньше. — Я вот люблю один, на Верхнем Ист-Сайде, им владеет Мэтью Де Клермон, высокий ценитель женской красоты, особенно среди нефилимов, - с некой долей мечтательности произнесла Моргенштерн и выпрямилась, чтобы в последний раз взглянуть на себя в зеркало. Она подхватила маленькую черную сумочку, быстро засунула туда мобильный телефон, помаду и что-то ещё, кажется, кредитку.
— Ты водишь машину или мы поедем с водителем? - с некой долей скепсиса проговорила Кларисса, оглядывая Джейса взглядом. Этот взгляд словно говорил, что Эрондейл не был похож на человека, способного водить машину, хотя за последние десять лет доля нефилимов, освоивших этот вид транспорта, серьёзно возросла. Кларисса умела водить, но поскольку она планировала развлекаться, садиться за руль впоследствии было нежелательно.
[indent] Примерно через час они оказались на вечеринке у Элоизы Паунсби. В первое мгновение могло показаться, что они ошиблись адресом: убранство дома напоминало скорее иллюстрацию из книг про древнегреческую мифологию, светлые, пастельные тона, много белого цвета, с редкими вкраплениями красного и желтого, которое при ближайшем рассмотрении оказалось вазами с фруктами, но при этом все гости были в чёрном. Их наряды выглядели будто монохромные кляксы на белом листе бумаги - затеряться в толпе с таким фоном было крайне сложно. Клэри закатила глаза, ускоряя шаг: их с Джейсом приглашения рассмотрели по очереди, и теперь у неё был шанс вырваться из-под опеки телохранителя, находившегося на своём первом задании.
С проворством, явно не зависящим от высоты каблуков, Моргенштерн упала в объятия неизвестного темноволосого красавца с тёмными, слегка вьющимися волосами. Тот в свою очередь оторвал девушку от пола и закружил, пока она заливисто смеялась.
— Саймон! - хохоча, приговаривала Клэри. — А где Майя?
— Увы, я сегодня одинок и несчастен. У неё какие-то важные дела в стае, не смогла вырваться.
— Очень жаль! Я так давно её не видела, - Кларисса надула пухлые губы.
— Она сказала, что если удастся, то заглянет на часок. А ты... ты здесь одна? Мэтью не с тобой? - заговорщически подмигнул Льюис, напоминая подруге о непродолжительной интрижке с местным вампиром.
— Мы решили не переносить наши отношения на более серьёзный этап, сам понимаешь, - рыжеволосая вздохнула и улыбнулась. На самом деле редко кто мог владеть её вниманием дольше пары недель, в лучшем случае месяца, и красавчик-вампир не стал исключением.
— А что за странный тип вон там, у колонны? Он постоянно таращится на тебя. Но рубашка классная, - даже не оборачиваясь, Клэри поняла, что речь идёт о Джейсе, задача которого была не отсвечивать и не привлекать к себе лишнее внимание. Она даже разозлилась!
— Без понятия, идём танцевать! - конечно, существовала вероятность, что Эрондейл вёл себя не настолько очевидно, и Саймон заметил его внимательные взгляды лишь благодаря вампирскому чутью, ей было всё равно.
Саймон взобрался на один из подиумов, подсвечиваемый разноцветными огнями, и помог взобраться на него Клариссе. Толпа приветствовала их: многие из собравшихся знали, что Саймон и Клэри были потрясающим танцевальным дуэтом, покорившим не один танцпол на частных вечеринках. Льюис по-хозяйски положил руки на поясницу Клариссы, взревела музыка, их тела пришли в движение... Моргенштерн в какой-то момент встретилась взглядом с Джейсом и ухмыльнулась. Она как раз спиной прижималась к груди Льюиса и следующим движением она съехала вниз, присаживаясь на корточки. Поначалу её колени были сведены вместе, но затем она резко развела их в стороны, и Джейс (впрочем, не только он) могли лицезреть её нижнее белье.
Ты возненавидишь эту работу. Я превращу твою жизнь Ад. Кто сказал, что в Аду лишь боль и страдания?

[status]foolish love is suicide[/status][icon]https://i.imgur.com/FpHq0wX.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/tI3nFhi.gif https://i.imgur.com/LJAw4iB.gif https://i.imgur.com/kKMUYsm.gif
You got me where you want me on this twisted ride
Bite me on the lips, a false paradise
[/sign][lz]<a class="lzname">кларисса моргенштерн, 23</a><div class="fandom">shadowhunters</div><div class="info">папина принцесса и вечная головная боль; спонтанный  и сумасшедший ураган по имени Кларисса; обладательница бесчисленных талантов, которые скрывает за бравадой и развязным поведением.</div>[/lz]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » That girl is a problem [shadowhunters]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно