ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » Звезды пророчат мне кануть во тьме лесов [Tian guan ci fu]


Звезды пророчат мне кануть во тьме лесов [Tian guan ci fu]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[html]<div class="episode3"><div class="episodeinner">

    <span>Я буду странником Света, ты будешь странником Тьмы
Мы будем брести сквозь лето до звонких ворот зимы </span>

    <span class="episodecita">-Если твоя мечта - спасти людей, то моя мечта - это только ты.</span>

<div class="episodepic3">
    <img src="https://i.imgur.com/hLA6cDX.gif">
</div>

<div class="players3"><span>
     Xiè Lián , Hua Cheng
</span></div>

<p>
Никто и помыслить не мог, что вернувшись из Призрачного города, где пробыл очень и очень долго даже по меркам бессмертных небожителей, Се Лянь не только сообщит, что готов стать новым Небесным Императором, но и объявит, что скоро состоится его свадьба, да не с кем-нибудь, а  самим Собирателем Цветов под кровавым дождем. Мало кого эта ситуация обрадовала, были те, кто просто не хотел видеть Сяньлэ на троне, а были и те, кто полагал что после становления императором Се Лянем можно будет легко манипулировать, да только его свадьба с Князем Демонов явно рушила планы.
Не Принц, не Хуа Чен и не догадывались о таких брожениях среди Небожителей. После такого объявления Его Высочество вернулся в Призрачный город, что бы готовиться к свадьбе, и с собой привез, кем-то подаренную странную шкатулку, среди прочих даров которыми его щедро наградили в Небесной Столице, и с тех пор все пошло наперекосяк, с Се Лянем начало твориться что-то странное.
</p>

<div class="data3"><span>
    Призрачный город/ за неделю до свадьбы.
</span></div></div></div>[/html]

+1

2

- И Собирателя Цветов прихвати. так уж и быть! - Пэй Мин хмыкает, дергает уголком рта с деланной снисходительностью, но во взгляде пляшут озорные огоньки, и Се Лянь готов поклясться: ради того все и затевается, чтобы посмотреть на них вместе. Любит генерал Пэй сплетни из первых рук, так уж повелось, ничего не поделаешь. И обычно Се Ляня это скорее забавляет, чем расстраивает, но сегодня не такой день.
- Прошу меня простить, но боюсь, я буду один, - он улыбается виновато, на лице - подобающее случаю огорчение и сожаление. - Сань Лан в последнее время очень занят, Призрачный город требует пристального внимания.
Кланяется все с такой же виноватой улыбкой и добавляет:
- Но я обязательно расскажу ему, как генерал Пэй жаждет его видеть, может быть, он найдет время заглянуть позже.
- Зачем мне позже, я же хотел обоих разом!
Се Лянь кланяется снова, чувствуя. что гримаса неловкости уже прирастает к лицу, а потому прощается в особой спешке. Ссылается на то, что упомянутый Сань Лан давно его ждет - и уверен, что это правда! - но отчего-то направляется не прямиком в Призрачный город и даже не в храм, где Хуа Чэн будет искать в первую очередь, а в столицу, на людные улицы, туда, где даочжану в белых одеждах и потрепанной доули ничего не стоит затеряться в оживленной толпе.
Ему хочется побыть одному сейчас. И пусть это немного странно - искать уединения среди спешащих по своим делам людей, прямо сейчас это полностью соответствует его представлениям. Потому что есть еще одна, куда большая странность: "одному" теперь значит "без Сань Лана". Пусть в шумной толпе, пусть не  слыша собственных мыслей в щебете чужих голосов, но хоть несколько часов - по отдельности. Глоток свободы, вот это что.
От самого желания ему не по себе, беспокойство не унимается, совесть гложет, не переставая, это неловко, неудобно, неправильно - и главное, он слишком хорошо помнит, что еще несколько недель назад они надышаться друг другом не могли... А потом всего вдруг стало слишком много.
И все стало в тягость... нет, не так, сначала было лишь чуть-чуть чересчур. Ему нравилось внимание Сань Лана, но иногда хотелось бы посмотреть на облака одному. Нравилось готовить вместе, но порой хотелось прежней, только своей еды. И то, как менялись в лице небожители и демоны, когда он говорил "Сань Лан" и то, как Хуа Чэн угадывал его желания прежде, чем догадается их озвучить, и то, как про них незаметно стали говорить "вы", подразумевая, что они идут вместе, комплектом, как чайная пара... все это было так приятно, так желанно. Так... невыносимо.
И хоть убей, Се Лянь не знал, что с этим делать. Он даже доверить свою тайну никому не мог. Не за месяц... и уж тем более не за неделю до свадьбы! Свадьбы, которую он, между прочим, очень ждал и право на которую готов был отстаивать перед всеми и каждым! То желание, острое, настоящее, стать одним целым, быть по-настоящему близкими, неразлучными - "Словно это возможно, еще неразлучнее!" посмеивался тот же Пэй Мин - и сейчас всплывало в его воспоминаниях. Он помнил его. Мог представить, но больше не мог прочувствовать, сколько ни старался.
Порой ему хотелось рассказать - но у кого он нашел бы понимание? У Ши Цинсюаня, у которого своих сложностей было полно? У Его Высочества Цюань Ичжэня, слишком юного и страстного для сомнений? Или, может, Му Цина с Фэн Синем спросить? О, они-то дадут пару ценных советов! Да и все? Вроде бы, у него больше и нет друзей? Не тех, перед кем станешь открывать душу.
Так кому же он мог рассказать? "И о чем?"
Зов Хуа Чэна раздается в голове, когда день уже начинает клониться к вечеру. Се Лянь мысленно улыбается и отзывается тут же: никакие сомнения не отменяют того щемящего чувства, которым отзывается сердце на требовательное "Гэгэ!"
"Я уже освободился, просто гулял, - отзывается Се Лянь и улыбается уже по-настоящему. - Нет-нет, не надо за мной приходить. Встретимся у монастыря".
Храмов у него уже больше одного и даже больше десятка (а там и до сотни, глядишь, недалеко?), но когда один из них говорит "монастырь", просто так, без уточнений, второй всегда понимает, о каком именно месте идет речь.
- Сань Лан!
Он уже ждет - кто бы сомневался. Се Лянь улыбается, делает несколько шагов навстречу, а потом будто передумывает - опускается на траву на склоне холма, того самого, где они скоротали уже не один звездный вечер. Хлопает по траве рядом. Взгляд падает на руку и невольно скользит к чужой. Уродливые наборные браслеты из цветных самоцветов: тот, что у Се Ляня из прозрачного хрусталя и туманного опала, а Хуа Чэн носит гранат и оникс, но камни - самое красивое, что в этих браслетах есть.
- Прошу, сними это! Это было вроде шутки, не обязательно показываться в этом на глаза другим! - он невольно смеется, хоть и точно знает, иначе быть не может. Браслет собирал сам Се Лянь.

+1

3

Суета последние несколько месяцев не прекращается в Призрачном городе, ровно с тех пор как было объявлено о предстоящей свадьбе. И кажется Хуа Чен почти не видится с Се Лянем. Сначала это не так, сначала они постоянно рядом, везде, а потом Гэгэ просит разделять хотя бы дела, мотивируя тем, что так они справятся быстрее, и Собиратель признает, это вполне рационально соглашаясь, но постепенно таких дел становится все больше.
Вот и сегодня утром Принц едва ли что не сбегает коротко объяснив что у него важные и крайне срочные дела в столице. Сань Лан пытался несколько раз спросить что происходит, но Сяньлэ просто отшучивался и просто переводил разговор, и постепенно сомнения поселились в сердце демона, что если Гэгэ никогда и не хотел этой свадьбы, да и вообще даже просто быть рядом.  Что если тогда, Хуа Чен был прав решив, что Гэгэ просто очередной раз жертвует собой просто в этот раз ради него.  Мужчина и не хочет думать об этом, да только избавиться от этих мыслей практически невозможно, они будто раскаленными гвоздями засели в голове, не желая исчезать, и не давая жить спокойно.
День тянулся невероятно долго, у градоначальника и правда накопилось уйма дел, которые требовали срочного решения, так что освободился демон когда солнце уже клонилось к закату, вот только Се Лянь так и не вернулся из столицы, что вызвало легкий укол беспокойства, кто знает что могло с ним случиться. "Гэгэ". Зовет мужчина, и ждет ответа, проходит всего пару секунд прежде чем Сеньлэ отзывается на зов, но для Собирателя они тянутся кажется бесконечно долго. " Что-то случилось, ты уже освободился?" Спрашивает демон, обычно Принц не задерживается так надолго, ну или хотя бы предупреждает, но не в последнее время он будто избегает его, и Сань Лан совсем теряется из-за происходящего, потому что только вчера они провели весь вечер вместе, и все было как раньше, до того как Гэгэ начал меняться. "Может тогда я приду за тобой? Думаю у тебя был тяжелый день". Но Се Лянь отказывается, предлагая встретиться в монастыре.
Хуа Чен не спрашивает в каком, он точно знает куда нужно идти. В тот самый, первый храм его Бога. Он приходит раньше, и просто ждет стоя у дверей, порывисто оборачиваясь на звук тихих шагов, одновременно с раздавшимся голосом Гэгэ. Сяньлэ делает несколько шагов к нему, и демон готов раскрыть объятья, что бы обнять его, как обычно, но Принц останавливается садясь на траву, и зовет его к себе, и Собиратель садиться, но не так близко, как обычно, и даже не берет за руку, боится что как только попытается коснуться Гэгэ оттолкнет.
- Снять? - Сань Лан улыбается. - И не подумаю, это мое самое дорогое сокровище, ведь это подарок Гэгэ. - он смотрит на него, стараясь заглянуть в глаза. - Я никогда не расстанусь с ним. - произнес мужчина, и посмотрев в небо откинулся на траву спиной. Так оказалось куда проще, глядя на зажигающиеся звезды плохие мысли все же отступают. Хуа Чен улыбается прикрывая глаза, ну правда, разве может он сомневаться в решениях своего Бога? И разве мог бы Се Лянь целовать его в ответ если бы не любил? Такого просто не может быть, и наверняка Гэгэ просто переживает из-за предстоящей свадьбы.

Отредактировано Hua Cheng (07.08.22 13:13:21)

+1

4

"Ты ведь целовал его. По собственной воле. Не воздух умирающему передавал, не получал от него духовную энергию - это был поцелуй, как он есть. Разве мог ты это сделать без любви?"
Конечно, не мог. Конечно, он любил Сань Лана. Любовь, острая, как укол клинка, вонзается в сердце прямо сейчас, когда он смотрит на запрокинутое к звездам лицо. Конечно, он любил. Как можно не любить того, для кого ты - весь смысл жизни и даже больше?
Именно благодаря Сань Лану Се Лянь знает, что такое любовь. Он помнит, как боль пронзала сердце, когда он смотрел на туман, сотканный из серебряных бабочек, как клокотало в горле, когда смотрел на распадавшийся яркий силуэт. Он помнит их встречу после той, годовой разлуки, когда хотел - и не видел лица Хуа Чэна из-за затопивших глаза слез, и не помнил, как облекать мысли в слова. Но имя расцветало в памяти само собой - "Сань Лан".
Конечно, он любил Сань Лана, думает Се Лянь. И от этого "любил", от полного смысла этого слова, слезы снова наполняют глаза. Одна сбегает по щеке, срывается вниз - тяжелая, стремительная, повисая на подбородке. Он смахивает ее торопливо и шмыгает носом. Как хорошо, что Сань Лан увлечен звездным небом - иначе непременно заметил бы.
- Перестань, - произносит он веселее, чем хотел бы, и остается только надеяться, что голос не дрожит. - Этот браслет, как тот пояс. И ребенок сделал бы лучше.
Его рукоделие, как и его готовка, никуда не годятся, Се Лянь не настолько глуп, чтобы не понимать, как оценивают его труды люди, даже если самому ему все кажется вполне сносным. Но Сань Лан принимает из его рук все, что он готов дать, и принимает с радостью. Всегда.
Сань Лан любит его, думает Се Лянь. Любит той безусловной любовью, все принимающей и все оправдывающей, и когда-то, помнится, ему казалось, что этой любви достаточно для них обоих. Именно так он думал там, в пещере, когда обе их жизни, казалось, висели на волоске. Он готов был дать Сань Лану все, что хочет просто потому что тот нуждался в нем.. Но потом, в Призрачном городе этого показалось мало. Или не тогда? Нет, намного раньше. В те долгие месяцы, что он провел без сна, в надежде на возвращение Сань Лана. В надежде, но без уверенности, что это случится.
- Мне не стоило делать эти браслеты, - произносит он с улыбкой и тянется, взять Сань Лана за руку, потому что именно сейчас, в этот момент помнит свою любовь особенно хорошо. - Должно было хватить пояса. Но самоцветы, из которых я их набрал, - подарок небесных чиновников на будущую свадьбу... и я не решился отказаться.
Он прикрывает глаза, все-таки накрывая руку Сань Лана своей и переплетая пальцы. Сань Лан не просит оправдываться, но за глупые поделки все равно неловко и Се Лянь чувствует потребность объяснить:
- Я так боялся, что они не одобрят... - он мотает головой и взмахивает свободной рукой: - Это. конечно, ничего не изменило бы, но мне приятно, что они смирились, понимаешь? И я подумал, если сделаю эти браслеты, всем будет приятно! Вот только не подумал, что это еще и так стыдно... И мы уже достаточно их носили, можем снять!
Смеется он смущенно. И говорит искренне, действительно не хочется портить безупречный облик Сань Лана глупым, детским украшением, но кое о чем Се Лянь все же молчит. Ему тяжело от того, что браслеты - тоже парные.
Они неразлучны - это так трогательно, что даже воспето в песнях молодых небожителей, и непременно будет упомянуто на новом празднике фонарей. Но все же Се Ляня мучает один вопрос. Всего один, но он уже давно, чуть ли ни с самого объявления о свадьбе, не дает ему покоя.
Хоть у кого-то из них осталось что-то свое? Только свое.
Вот только озвучить это ему недостает духа.
- Думаешь, в Призрачном городе будут рады нашей свадьбе?

Отредактировано Xie Lian (20.08.22 18:37:07)

+1

5

За время что они все таки вместе, Хуа Чен научился одной очень важной вещи, иногда делать вид, что он чего-то не замечает, будь то сюрприз, который неумело готовил Гэгэ, или плохое настроение которое тот старался скрыть всеми силами. Вот только рядом с Се Лянем, разве мог он упустить хоть что-то? Ведь что бы не происходило вокруг, демон видел только его. Он заметил скользнувшую по щеке Принца слезинку, но решил не  задавать вопросов, не потому что побоялся узнать ответ, потому что посчитал что Сяньлэ сам ему все расскажет, если захочет.
- Не важно кто и что сделал бы лучше. - Сань Лан посмотрел на него нежно улыбнувшись. - Это сделал ты, поэтому это все равно прекрасно, потому что сделал ты это что бы показать свою любовь. Разве может для меня хоть что-то быть прекраснее?  - Он покачал головой.
Мужчина прикрыл глаза вслушиваясь в его слова, чуть сжимая теплую ладонь в своей.
- Гэгэ, тебе нечего стыдиться, я все понимаю что ты боялся, но поверь мне, даже если бы они были против, я бы никогда не сдался пока знал что ты хочешь быть со мной. У них просто не было бы выбора кроме как принять твое решение - произнес Собиратель повернувшись к нему лицом и подняв переплетенные руки осторожно коснулся его ладони губами. - Но если ты стыдишься, то давай снимем, я вовсе не хочу ставить тебя в неудобное положение. - Добавляет мужчина, но во взгляде появляется тревога и печаль, он будто слышит, что Се Лянь что-то недоговаривает, и недосказанность эта повисает между ними толстым полотном, это еще не стена, но Хуа Чен остро ощущает еще немного и стену будет уже не сломать.
- В отличие от Небесной столицы, жители Призрачного города будут только рады. - Сань Лан тихо рассмеялся. -  Инь Юй даже сказал что я стал добрее. - произнес мужчина. - Об этом можешь не беспокоиться, жители города будут рады искренне. Но если ты сомневаешься, можешь спросить их сам. - Демон улыбается глядя ему в глаза. И сейчас все будто бы возвращается как было раньше, буквально пару месяцев назад, незадолго до того как они объявили о своем решении сочетаться браком, в те дни когда не было между ними недосказанностей, и они просто были счастливы находиться рядом.
- Гэгэ, тебя что-то беспокоит? - Все же решается спросить Хуа Чен вновь переводя взгляд в небо, делая вид, что любуется звездами. - В последнее время ты выглядишь таким задумчивым, и даже наверное... отстраненным. -  он прикрывает глаза замирая в напряжении  ожидая ответ.

+1

6

Губы касаются ладони - Се Лянь вздрагивает. Привычно - от легкости, с которой дается Сань Лану интимный жест, неожиданно - от слов, прозвучавших мгновением раньше.
"Он ни за что не сдался бы, - мысленно повторяет он про себя, глядя в знакомое до мелочей лицо поверх соединенных рук, - пока знает, что я этого хочу".
А если узнает, что передумал? "Передумал" - ужасное слово. Что-то из золотого, капризного детства, что-то про Ци Жуна, отпихивающего тарелку со спелыми вишнями, про избалованного наследного принца, который очень настаивал на празднике во дворце, но вдруг увидел возможность провести время поинтереснее и поменял решение, когда все уже было готово - и украшения заказаны. и стол накрыт и к гостям отправлены гонцы с приглашениями. Но в те времена в Сяньлэ у них с Ци Жуном было оправдание - они были детьми, балованными, не видевшими границ, не знавшими меры ни в чем.  Он и тогда был неправ, и получил от учителя нагоняй за свой необдуманный поступок, усвоил урок на всю жизнь... как ему казалось. Но сейчас это "передумал" означало совсем другое. Вовсе не приглашение на праздник, на котором ему не хотелось быть.
Нет, все гораздо хуже. Он пригласил другого в свою жизнь навсегда, говорил об этом с гордостью, заявлял смело тем, кто не хотел принять их вдвоем. И что же теперь? Отозвать приглашение? Признаться, что ему не по себе от такой их близости? Спросить, не лучше ли им остаться друзьями?
Се Лянь опускает глаза, он просто не в силах выносить этот пристальный, слишком внимательный, пробирающей до мурашек и полный надежды взгляд дольше мгновения. Сань Лан всегда так смотрит. Всегда, когда Се Лянь рядом, с той самой встречи в телеге на Праздник духов, когда они двое еще были друг другу никем. Память хранит множество воспоминаний о каждом из таких мгновений, о том, какие чувства будил в душе этот взгляд: сначала - изумление и растерянность, потом - смущение, смятение, неловкость. И наконец, распирающее грудь, переполняющее все существо чувство, сладкое и горячее, от которого жар затапливал до ушей, и делалось трудно дышать, зная, что он смотрит. Теперь Се Лянь тоже задыхается, и тоже отводит глаза - но чувство, окатившее с ног до головы, другое. Леденящий стыд и остро-горькая вина.
"Я не люблю тебя" - неужели? Нет, это, неправда. Такого он Сань Лану никогда не скажет, просто потому что так не может быть. После всего, через что они прошли вместе, после всего, что сделали друг для друга. После того, как Сань Лан умер ради него... из-за него... Для него.
"Я не люблю тебя так, как ты любишь меня". Так гораздо правдивее, и кажется - не так жестоко. Но это если не понимать, о ком говоришь. Если не помнить, что обещал Сань Лану. И лучше потерять и зрение и память - только так можно не думать, как он сейчас смотрит. В любое их "сейчас".
- Прости, - тихо выдыхает он. Робко поднимает глаза - о, облегчение! - Сань Лан смотрит не на него, в небо. И пусть Се Лянь ни на миг не верит в его заинтересованность ночной природой, он благодарен, что прямо сейчас у него есть передышка. - Я не хотел беспокоить тебя.
В его мыслях нет ясности, но и хаоса тоже нет. Там - пустота, и он не знает, какие подобрать слова, чтобы спросить - и не встревожить. Сань Лан умен, даже если прикидывается простаком и внимателен к каждой мелочи. Но что если...
- Ты не волнуешься? - улыбается он. Улыбка не похожа на его обычную - бледная, ненастоящая, и чтобы смягчить это, он осторожно гладит руку в своей большим пальцев. - Из-за свадьбы.
Даже теперь от слова и связанных с ним мыслей ледяные щеки обдает теплом. Се Лянь улыбается чуть живее:
- Я имею в виду... Разве не трудно поверить, что это произойдет? Что это будет с нами? - он едва замечает, что теперь тоже смотрит в небо - не на сидящего рядом. Так говорить проще. - Ты не боишься быть обреченным на меня навсегда?
Шумный, тяжелый выдох рвется с губ, но он выдыхает медленно, тихо, и только пальцы лежащей на траве, свободной руки загребают по земле слишком сильно.

+1

7

Хуа Чен слушал его внимательно, следил украдкой за реакцией на свои слова и действия, и вроде все было, как обычно, но неуловимо по-другому.  Се Лянь чаще отводит взгляд, и теперь это вовсе не смущение как было прежде, теперь он просто будто прятался избегая прямого взгляда.
"Что же с тобой происходит Гэгэ? Неужели ты и правда пожалел о своем решении?" Мысль удушливым комом стала в горле, но Демон не был намерен показать свое состояние возлюбленному, лишь бы не волновать его еще сильнее.
- Конечно я волнуюсь. Но  пока ты согласен быть рядом я  готов противостоять даже собственному волнению и страхам. - Сань Лан пожал плечами и посмотрел на Сяньлэ  - Свадьба для нас обоих на это решиться было сложно, так что не нервничать мы просто не можем. - произнес он едва заметно улыбнувшись, и внимательно посмотрел на своего бога, заглядывая в глаза, ему очень хотелось узнать о том, что с ним происходит, что заставляет Принца отдаляться, возможно он чего-то боится, может кто-то заставляет его, или все же все те чувства которые они оба приняли за любовь были чем-то другим.
- Боюсь остаться с тобой?- Сань Лан удивленно посмотрел на возлюбленного, неужели именно эти мысли заставили Се Ляня так измениться?
- Гэгэ, почему ты вообще задумался о чем-то подобном? Нет, я не боюсь этого, мой страх совсем другой. - Демон вздохнул, ложась на траву и вглядываясь в ночное небо, оно всегда навевало на него чувство пустоты, а уж сейчас особенно. - Я боюсь что ты на самом деле не желаешь быть рядом со мной, что на самом деле, ты просто очередной раз решил пожертвовать собой, хотя я уже говорил тебе об этом. - сказал Собиратель  устало вздыхая.
- Гэгэ, я может и не в праве тебя о таком просить, но пообещай мне, что если когда-нибудь по какой-нибудь причине ты станешь несчастен рядом со мной, ты скажешь мне об этом, если ты на самом деле захочешь уйти, я не стану тебя удерживать. Не хочу что бы мы оба страдали из-за чего-то подобного. Меня одного будет более чем достаточно. - Произнес он закрывая глаза. Ему вовсе не хотелось говорить о своих страхах, но Хуа Чен  решил что выяснить что тревожит Се Ляня проще всего рассказав правду о себе, возможно именно это подтолкнет Сяньлэ рассказать о собственных страхах, да и демон правда не хотел что бы Принц страдал рядом с ним,  а о таком лучше узнать прежде чем они сочетаются узами брака.

+1

8

Все внутри словно замерло в ожидании. Казалось - нет, правда! - он даже перестал дышать, затаил дыхание, борясь с подступившим желанием стиснуть губы в тонкую холодную линию. И мгновения казались вечностью в ожидании ответа.
Он ведь может догадаться обо всем! Нет, в самом деле. Сань Лан умен, а в таких вещах и слишком умным-то быть не обязательно: они ведь только что объявили о решении пожениться, они победили - и врагов, и чужие предрассудки, приготовились жить долго и счастливо. Столько было разговоров, столько планов, надежд... всего. И с чего бы одному спрашивать другого про сомнения, если они его самого не терзают? Он догадается, он точно догадается, он все поймет про сомнения Се Ляня и что тогда? Ему придется это сказать?
"Не хочу".
Картинка, до боли живая и яркая, слишком четкая для того, чего никогда не могло произойти, встала перед внутренним взором. Он не просто представлял - видел, как услышав его признание, Хуа Чэн замирает на мгновение вот так же, как сейчас он, неотрывно смотрит на яркие, ледяные звезды, а потом медленно поворачивается, чтобы взглянуть в лицо. Он обязательно посмотрит, Се Лянь это знал, потому что должен видеть. Ему понадобится понять, не стоят ли слезы в глазах, которые на него не смотрят, не дрожат ли губы, с которых слетели неправдоподобные, невероятные слова.  "Это ловушка? - будет гадать он. - Может, проклятие? Или происки врагов?" Легкое помешательство от усталости последних месяцев или тяжелое безумие? Но глубоко внутри он, конечно, будет ждать, что Се Лянь рассмеется и выпалит "испугался?!" - и засмеется. Будет ждать, чтобы обвинить в самой глупой, самой неудачной и самой жестокой шутке за всю его жизнь. Он обязательно будет смотреть, но увидит только каменное лицо, слишком бледное в ярком звездном свете. И тогда...
Сердце сжалось больно-больно. Если бы он мог умереть, подумал Се Лянь, он прямо сейчас оказался бы при смерти, его бедное сердце грозило разорваться от пронзившей его боли. А еще через мгновение - вздрогнул, услышав родной и любимый голос совсем близко, и шумно завозился на траве, маскируя тяжелый всхлип.
Ему не пришлось ничего объяснять, ни в чем признаваться. Сань Лан ни о чем не догадался - принял вопрос за чистую монету, за искреннюю заботу о нем. И даже отчаянный стыд за то, как мало в догадке было правды, не смог затмить собой облегчение, которое Се Лянь испытал.
Сань Лан не догадался. Не усомнился ни на миг, даже когда говорил, что волнуется. Его голос звучал уверенно, почти легкомысленно, а слова лились стройным потоком, не знающим порогов - и Се Ляню невольно пришел на ум тот Сань Лан, которого он встретил в памятный праздник духов - мальчишка, избалованный, беззаботный и самоуверенный. Не ведающий сомнений и не знающий преград. Тот облик, под которым Хуа Чэн прятал раздирающие его чувства - смятение встречи, первого настоящего разговора за сотни лет. Сейчас он использовал тот же прием?
Се Лянь не выдержал и повернулся, цепляя взглядом знакомые черты. Знакомые до мелочей - привычные. Дорогие.
И не отвернулся, когда Сань Лан заговорил, и почти не изменился в лице, когда тот с сокрушенным вздохом все-таки озвучил его сокровенные мысли: жертвуешь собой.
Нет, нет, он так не думал!
- Нет! - выпалил Се Лянь прежде, чем сумел себя остановить. Сжал холодную ладонь Сань Лана в своей, прижал к горячей щеке. - Не жертва. Не думай так.
Жертвой он себя теперь точно не считал. И был глуп, когда давным-давно воображал что-то похожее. Что он делал тогда, в пещере, когда Безликий Бай шел по пятам и казалось, у них почти нет времени на то, чтобы сказать друг другу что-то важное. Одаривал собой? Снисходил к тому, кто так отчаянно желал быть с ним?  Кем он воображал себя?
Как вообще можно было сравнивать такого, как Сань Лан с таким, как он? Сильного, верного, великодушного, готового мир бросить к ногам любимого без капли сомнений, и другого, что намерен отказаться от обещания заботиться всегда, настолько лицемерного, чтобы изображать счастье, когда терзают сомнения и терзаться сомнениями, когда должен упиваться счастьем.
"Я отвратителен. Я не стою тебя".
В животе завязался ком, а к горлу подкатила тошнота - в первый раз лет за пятьсот. И он бы шутил об этом, будь повод другим - сейчас было не до смеха.
- Прости, - пробормотал Се Лянь, не в силах больше выдерживать надежду в глазах Хуа Чэна. - Прости. Мне... У меня очень срочные дела. Совсем забыл.
И он сбежал, не пытаясь изображать, что все в порядке.
Сань Лан все равно поймет - он никудышный лгун, да и ложь вышла никудышной, просто не смог оставаться.
"Еще немного и случится страшное". Он не знал, что именно, и был совершенно уверен, что не хочет этого знать.

0

9

Хуа Чен и правда ждал что Се Лянь ответит ему, просто объяснит причину своего поведения, что тут было скрывать если он не хотел отказаться? Но его ожидания совершенно не оправдались, после заданного им вопроса Сяньлэ смотрел на него так, будто готов был расплакаться в любую секунду, а после просто сбежал, промямлив какую-то невразумительную причину.
- Гэгэ.- Сань Лан хотел было его остановить, да куда там, его бога уже и след простыл.
Демон выдохнул прикрывая глаза и горько рассмеялся, ну что ж, как бы не была велика его удача, похоже ее все равно не хватит на то, что бы быть рядом с любимым.
- И как я мог поверить?  - Вопрос уходит в пустоту, и конечно не находит ответа, вокруг лишь пронизывающая пустая тишина. - Похоже моя удача очередная фикция моей несчастливой звезды. - Он горько усмехается, ложась на траву, ему больно, невероятно больно, даже умирать было не настолько больно, пожалуй ничего из ранее испытанного он не мог бы сравнить с тем, что переживал сейчас.
Мужчина остается на холме почти до самого рассвета, сначала он врет себе что хочет побыть один, потом просто сдается и  признается  что ждет, надеется что Гэгэ вернется, что все это окажется недоразумением, или Се Лянь хотя бы все объяснит, но чудес в его жизни не бывает, разве что кроме тех, что он может создать сам.
Перед самым рассветом Хуа Чен уходит, он просто возвращается в Призрачный город, и даже там все следом за князем погружается в задумчивую печаль. Демон несколько дней занимается делами города, игнорируя все вопросы, и выглядя крайне задумчивым. И лишь на третий день принимает окончательное решение.
"Се Лянь, нам нужно встретиться и поговорить, это важно. Буду ждать на холме у Храма." По духовной связи сообщает он и даже не дожидается ответа, знает что его слышали.
На место встречи Собиратель приходит первым, он садится на траву и смотрит куда-то на горизонт, а после будто очнувшись от тяжелых мыслей отводит взгляд и снимает массивный браслет из камней, который подарил Гэгэ, и кладет его на траву чуть поодаль от себя, там, где обычно сидел  его бог. Сяньлэ все нет, и Сань Лан усмехается поднимаясь с травы, оставляя там самодельный браслет из самоцветов.
- Что ж, так наверное даже лучше, думаю что ты и сам поймешь когда, найдешь его. - усмехается он обернувшись на храм Се Ляня. - Что ж, пора прощаться да? - Мужчина выдыхает и отворачивается что бы уйти.

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » Звезды пророчат мне кануть во тьме лесов [Tian guan ci fu]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно