ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Embracing the madness [Saga o Wiedźminie]


Embracing the madness [Saga o Wiedźminie]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">cross your heart and hope to die</span>

<span class="data">континент, ноябрь 1262 года</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/UmvTBA1.png">
</div>

История о том, как разрозненный войнами и закулисными интригами мир становится еще опаснее, когда интересы двух беспринципных, тщеславных и властолюбивых людей пересекаются в одной весьма неожиданной точке.
</div>[/html]

[icon]https://i.imgur.com/AYWdKu8.png[/icon][sign]Hello, he lied; like velvet, this magician's sleight of talk and hand.
https://i.imgur.com/HJIxrX1.gif
Advocate of none, beware his lies and smile - it'll cost you everything.
[/sign]

Отредактировано Vilgefortz of Roggeveen (20.07.22 15:17:28)

+4

2

Это был не бой; это было самоубийство.

По крайне мере, для большинства. Армия Севера могла попытаться взять количеством голов, но тактика заваливания врага трупами никогда не работала против Нильфгаарда по одной простой причине – расходного материала у Империи в любом случае было больше. Слившись в едином порыве из страха и необъяснимой гордости, каждый третий нильфгаардец, способный держать в руках оружие, отправлялся на войну – они осознавали всю безвыходность своего положения, их в любом случае ждет смерть; так лучше уж она настигнет их на поле боя, чем в подземельях городской тюрьмы, кишащей крысами. Но помимо этих жалких, ничего не умеющих и бегущих не то от императорского гнева, не то на поводу у собственной глупости, которая затуманила разум и лишила способности мыслить здраво, у Белого Пламени была дисциплинированная и прекрасно обученная армия – ее основной состав, тот самый, благодаря которому одно его имя вселяет теперь страх.

С армией, состоящей из одних крестьян, на курганах врагов танцевать было бы куда сложнее.

К тому же, воевал Эмгыр вар Эмрейс не только силами пехоты и конницы, но и силами чародеев – в этом он был первопроходцем. Пока остальные монархи предпочитали с помощью выпускников Аретузы и Бан Арда развлекать себя и украшать свои именья, или же консультироваться по некоторым щепетильным вопросам, император Нильфгаарда пустил магов на передовую и не остался разочарован.

Не остался разочарован и Вильгефорц – подобным нововведением император фактически развязал ему руки и подкинул козыря, которого чародей разыграл в кругу своих северных коллег, когда вопрос о войне встал настолько остро, что зашевелились даже привыкшие сидеть на теплом и мягком, подальше от линии боя, маги. И проникновенная речь о том, что «пока все бездействую, гибнут не только простые люди, но и наши братья и сестры, которых эксплуатирует выживший из ума диктатор», заставила засомневаться в правильности своего извечного нейтралитета даже самых трусливых из Капитула.

Это сомнение и подписало большинству смертный приговор в тот самый миг, когда было решено, что чародеи поддержат армию Севера в грядущем сражении.

Вильгефорц знал, на что идет и на что ведет остальных. Ему нужна была победа Севера любой ценой, и лучше бы, конечно, пролить так много крови, сколько еще Содденский холм никогда в себя не впитывал. Он испытывал изощренное удовольствие наблюдая за тем, как талантливые, но совершенно не готовые и не умеющие воевать чародеи и чародейки, кричат от боли, захлебываются кровью и бьются в предсмертной агонии, и самым сложным для Вильгефорца было в этот момент сдержаться и не выдать своей реакцией, что именно в этом и есть весь план; те, кто поверил в искренность его альтруизма, все равно не протянули бы долго в стремительно меняющемся мире, раз уж за свои годы не научились разбираться в людях или хотя бы не покупаться на слишком складные речи.

Но даже несмотря на свой личный триумф, который, вне всяких сомнений придавал чародею сил, находиться на поле боя было невозможно — доносившиеся со всех сторон крики, стенания, взрывы и лязг металла мешали сконцентрироваться. Вильгефорц, в отличие от остальных чародеев, был прежде всего наемником и воином, хоть и старался вымарать из своей биографии эту страницу всеми силами, но отсутствие постоянной практики в течение последних пары-тройки лет давал о себе знать. С каждым новым врагом, с которым приходилось сходить в бою, мужчина чувствовал, как начинает болеть все его тело – каждый сустав, каждая напряженная до предела мышца; чувствовал, как набухают от пота и грязи раны, как зудят мелкие ссадины; чувствовал, как кружится голова. Воздух, переполненный тяжелыми запахами крови, пота, желчи и гниения, был настолько плотным, что казалось, будто бы его можно потрогать и ощутить кожей, насколько он влажный и маслянистый.

Во всей этой какофонии звуков становилось все сложнее и сложнее разобрать, где свои, а где враг; Вильгефорц успевал выхватывать обрывистые фразы и приказы офицеров, которые из последних сил старались держать боевой настрой своих солдат, и видел, что войска Севера уже почти полностью выдавили Нильфгаард с их прежних позиций. Холм был плотно окружен темерской конницей и чародеями – от изможденности они уже едва стояли на ногах, но продолжали сметать с ног и поджигать целые полки солдат в черной броне с золотыми эмблемами на груди. Осталось выстоять еще совсем немного, еще несколько таких же мощных атак, и то, что осталось от армии Нильфгаарда, будет вынуждено капитулировать. Эмгыр, конечно, будет зол: полетят головы с плеч, вернутся показательные казни, но императору придется держать себя в руках и не показаться в глазах собственного народа слишком слабым, будто бы смирившемся с поражением, ровно так же, как и нельзя ему выдать то, что он, на самом деле, заранее знал, каков будет итог Содденской битвы. Вильгефорц совершенно не волновался – Эмгыр прекрасный актер, куда лучше самого чародея, ведь он успешно водит за нос уже столько лет не только приближенных, но и всю страну. Весь Континент, если уж на то пошло.

- Оттесняем их к восточному флангу! – командует Вильгефорц во всю силу своего охрипшего голоса, призывая ветер помочь ему донести приказ до каждого находящегося поблизости воина. Высушенное горло разрывается от жажды. Глаза едва ли можно широко открыть из-за слипшейся на ресницах крови.
- Как только я дам знак, поджигаем лес, как мы с вами обсуждали, - связывается с чародеями и чародейками, ожидающими недалеко от пригорка, в сторону которого гонят армию Нильфгаарда, телепатически, и начинает про себя обратный отсчет.

«...Девять, восемь, семь», - каждая секунда кажется вечностью, за которую успевает произойти несметное количество событий; люди падают с лошадей, копыта топчут тех, кто уже давно лежит на поле и тех, кто еще пытается выкарабкаться из лап смерти, превращая землю в одно сплошное месиво из кусков плоти, обломков железа и чернозема.
«...Шесть, пять, четыре, три», - чем ближе к финалу, тем сильнее начинают трястись у Вильгефорца руки, а привкус победы уже так явственно ощущается на языке, но важно не обмануться и не расслабиться раньше времени. Никто, кроме него самого, не знает, что все происходящее – просто постановка, потому что умирают и с той, и с другой стороны, все-таки, по-настоящему.
«...Два, один», - чародей отзывает свой боевой шест, которым за мгновение до этого проткнул чью-то глазницу, затем вскидывает обе руки вверх и дает мощный разряд молнии в небо.

Через секунду лес, в который пыталась спрятаться обращенная в бегство имперская армия, вспыхивает, как сухой стог сена. Вильгефорц падает на колени, заходясь в истерическом смехе – бой был настолько тяжелым, и от этого победа, пусть даже изначально подтасованная, не ощущалась таковой. Они вырвали ее зубами у Нильфгаарда совершенно заслуженно.

- Доложите мне о потерях, - скомандовал Вильгефорц, вставая с колен и направляясь в сторону того, что осталось от командного пункта. Телепатически с ним стали связываться те из магов, кто еще был в состоянии это сделать. Тиссая, Сабрина, Радклиф, Францеска... Выживших было ничтожно мало, из двадцати двух отозвались лишь семеро.

И среди них не было Йеннифэр.

[icon]https://i.imgur.com/AYWdKu8.png[/icon][sign]Hello, he lied; like velvet, this magician's sleight of talk and hand.
https://i.imgur.com/HJIxrX1.gif
Advocate of none, beware his lies and smile - it'll cost you everything.
[/sign]

+3

3

Она не шла, скорее плыла по ковровой дорожке до бального зала, в котором королям и королевам представляли новых чародеек Аретузы неторопливо и легко, в походке и манере держаться так и сквозила уверенность, смешанная с въевшейся в суть привычкой возвышаться над другими. Перед дверями она остановилась, привычно скользнув равнодушным взглядом по другим молоденьким чародейкам, кое-кто из них все еще не верил в происходящее, другие же наоборот, держались за эту возможность как за единственную соломинку, соломинку на которой всеми своими тонкими лапками пытается удержать жалкая букашка. Одна мысль о том, что ни одна из них в подметке ей не годится, что все они выглядят именно так, как выглядят чародейки которых выбирают короли, а не которые САМИ выбирают себе королей, вызывала на её тонких губах торжествующую и немного дерзкую ухмылку.
Однако не успело ее настроение подняться, как его подпортил слащавый и чарующий голос, один в один похожий на голос самой Йеннифэр:
— Мне так радостно от мысли, что Гилтин смог преобразить тебя до не узнавания. — бесцеремонно воскликнули из-за спины. — Он и впрямь мэтр трансформации. — И снова небольшая пауза, будто бы была на то причина, будто бы кому-то хотелось подобрать самые «нужные» слова. —  Я-то немного сомневалась в его способностях.
Воздух вокруг наполнился запахом амбры и роз, постепенно вытесняя собой аромат сирени и крыжовника.
— И правда, — Йен оценивающе скользнула взглядом по чародейке родом из Туссента, подхватившей ее под руку [словно они были лучшими подругами], и  увлекшей ее в сторону от заветной цели – за дверьми вот-вот должна была начаться церемония возвышения. В конце – концов наткнувшись взглядом сиреневых глаз на притворно – простодушную улыбку, она не сдержалась.  — Не всем так повезло, как мне. — Высокомерно усмехнулась Венгерберг. Едва почуяв отличную возможность посадить невыносимую чародейку в лужу, она решил задержаться. Да и никто бы на ее месте не упустил такую возможность, слишком соблазнительной она была. Зеленые глаза напротив продолжали мерцать, улыбка точно прикипела к губам Фрингильи Виго.
— Жаль язык не укоротили, — дернувшись в сторону и отпуская чародейку из Венгерберга, цыкнула Фрингилья, и это уже была ее оборона, и такой Виго нравилась Йен куда больше.
— Переживешь. — Рука Йеннифэр скользнула к бархотке на собственной шее, а ноготком она задела свой новый талисман – обсидиановую звезду. — Но даже если и нет, то прими к сведению, что резать вены лучше вдоль.
Если бы не барьер, заглушающий любые попытки использовать магию в стенах академии, то Виго наверняка бы испепелила Венгерберг взглядом.
— Зря ты отказываешься от возможности дружить со мной, Йеннифэр. — Фрингилья криво улыбнулась, но даже это едва ли повлияло на ее врожденную красоту, ту красоту, которую Йен пришлось добывать потом и собственной кровью. Не смотря на давность дня преображения, когда она села в кресло к мастеру – чародею – специалисту по трансформациям, запястья все еще ныли от колодок, которые она буквально силой вырвала, когда без облегчающих и сонных эликсиров, проходила через ад, прощаясь с физическими уродствами, доставшимися ей при рождении. 
— Ну, что ж, — неожиданно перебил ее излияния Йеннефер, голос ее звучал хоть и хрипловато, но уверенно, — может, когда-нибудь я стану твоим другом, Фрингилья. Но пока, — она желчно ухмыльнулась, медленно и грациозно делая шаг к дверям, — ты этого не заслужила.
Раздался скрип открывающихся перед молодыми чародейками дверей, открывая проход в освещенное сотней зачарованных свечей помещение, и в следующий миг зазвучали дьявольская скрипка и флейта, а где-то фоном, кто -то водил пальцами по струнам арфы. Из зала уютно дохнуло теплом и густым ароматом благовоний.

https://i.imgur.com/W0Pr69q.gif https://i.imgur.com/BGgWuB5.jpg https://i.imgur.com/WHyNYMN.jpg

Содденский холм был охвачен огнем, как и сердце Йеннифэр. В сиреневых глазах чародейки отражались блики очищающего пламени, пляшущего на трупах, что устлали поле боя у самого подножья возвышенности. По глазам в очередной раз ударила вспышка. Яркая, ослепительная. И Венгерберг зажмурилась. Поднимался ветер. Небо затянуло дымом и багровым маревом. В воздухе пахло серой и жженым мясом – мясом что, превращаясь в уголь, да пепел, сползало с костей еще пытающихся сражаться друг с другом северян и тех, чье сердце было отдано империи. С трудом подавив гнев и желание наорать на кучку тупоголовых бесполезных идиотов в форме солдат, больше похожих на источник ее проблем, чем на тех, кто способен выиграть эту битву и выжить. Выжить. В голове эта мысль звенела не прекращая. Время вокруг замедлилось, превратившись в тягучий тягучий кисель, тянущий ноги. Она споткнулась, упала, продолжая лишь мысленно скользить по дороге, ведущей в никуда.
В паре шагов от нее заживо горела Коралл. Запах фрезии и абрикоса вытеснялся смердящим запахом гари и тлеющей на костях плоти. Ее, когда-то прекрасные травянистого цвета глаза смотрели на Йен с такой ярой ненавистью, что последняя, дав волю собственному страху и боли, на мгновение потерялась, не в силах понять, а за ту ли она сторону сражается в этой битве.
Почерневшие от пепла и пенящейся на них крови, губы шевелились.
Слов не было.
Но Венгерберг и так знала, что пыталась произнести напоследок умирающая всего в паре шагов от нее чародейка.
«Йеннифэр…»
И это все.
Ее последние слова.
Первой и, по правде говоря, единственной мыслью Йен было – упасть рядом, сил у нее почти не осталось.
Разве это хотя бы отдаленно похоже на победу?
Зубы заныли от боли и на глазах проступили слезы.
А потом она услышала собственный крик.
Во весь голос.
Проклятый ветер отбросил его в сторону леса.
Огонь вырывался изнутри, обжигая и уничтожая. И вместе с ним наружу рвались боль и отчаяние. Мышцы свело судорогой И Йен оцепенела на несколько бесконечных мгновений, поддавшись собственным эмоциям и позволив им контролировать себя и магию, которой она обладала.
«Йеннифэр остановись… Йен, не надо… ЙЕННИФЭР!»

https://i.imgur.com/9ZlAKNw.gif https://i.imgur.com/Nz7AT3w.jpg https://i.imgur.com/e64jf1a.jpg

В голове шумело, а тело сотрясалось мелкой дрожью, когда она, переступая через тела бывших союзников двигалась к лесу, прямиком навстречу врагам. Она была готова убить любого, кто встанет у нее на пути, кто посмеет озвучить приказ вернуться на поле боя и умереть без цели. Без цели, которая важна лично для нее.  Где-то на периферии сознания, точно надоедливый комар в голову проникал голос Вильгефорца, про оттеснение к восточному флангу. Вся эта затея изначально была провальной, а сам чародей из Роггевеена определенно задумал что-то гнусное. 
— Я знаю, что ты можешь меня отсюда вытащить. — Говорить было чертовски сложно. Глотка немилосердно горела от распирающих ее изнутри подкатывающих к горлу горьких спазмов. — Время заключать новые союзы, Фрингилья.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1577/572827.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1577/446139.gif[/sign]

+1

4

От балов у Фрингильи с самого детства болела голова.

Все запахи и все великолепие дворцовой жизни вызывало у чародейки легкую аллергию. Она была совершенно не против пользоваться всеми благами, которые полагаются ей по праву рождения, но долго отсиживаться и попивать туссентское вино не могла – ей куда интереснее было путешествовать, учиться и создавать. Влияние дядюшки Арториуса на Фрингилью было столь велико, что она не задумываясь отправилась учиться в Аретузу, когда стало очевидно, что колдовские способности у нее невероятно сильные. Ей сулили судьбу могущественной чародейки, и, строго говоря, такой она и стала. С тем лишь отличием, что в силу своего упрямства и характера куда жестче, чем ее внешность, решила не возвращаться в Туссент, не согласилась отправиться в другую страну или княжество при двор влиятельного правителя, а вернулась в Нильфгаард и, заполучив внимание императора, пополнила ряды его армии.

Фрингилья Виго пусть и не оправдала надежд, которые на нее возлагала Тиссая де Врие, но все равно стала примером, на который хотелось ровняться. Она была довольна собой, ни о чем не сожалела, ничего не хотела изменить. Но почему-то отказывалась признавать самой себе, что слова Йеннифэр, сказанные на их выпускном балу, все-таки задели ее. А потому, ждала возможности, чтобы поквитаться со склочной чародейкой с фиолетовыми глазами и обсидиановой звездой на шее, хотя на самом деле ей всегда хотелось скорее быть с ней подругами.

И вот Судьба, словно насмехаясь, выдала ей такой шанс, пусть и в весьма извращенном виде.

- Ах, Йеннифэр, я бы рада тебе помочь, но вот незадача – дружить со мной в правильный час ты не захотела, - Фрингилья бы рассмеялась, но было совсем не до этого, хотя иногда складывалось впечатление, что даже на поле боя она развлекается и танцует. С той лишь оговоркой, что танцевать приходилось на костях поверженных врагов; впрочем, чародейка была совсем не против. Ей куда больше нравилось приносить пользу своей стране поступками, чем разговорами, и эта черта досталась ей от ее знаменитого дяди, которого, поговаривают, вспоминает добрым словом даже сам Белое Пламя.

Фрингилья Виго могла бы стать самой высокомерной чародейкой Континента, но почему-то никто не мог ее в этом упрекнуть. Даже если в ней и была излишняя спесь и горделивость, то это совершенно не бросалось в глаза – они ей действительно шли. К тому же, ни свою красоту, ни место под солнцем, Фрингилье не пришлось выгрызать у Судьбы зубами и расплачиваться рваными ранами. Все у нее получалось просто потому, что иначе и быть не могло у девочки, родившейся в процветающем княжестве под знаменитой фамилией.

- Некоторые возможности нельзя упускать – кому, как не тебе об этом знать, - чародейка окинула взглядом поляну, на которой они стояли, и сделала вывод о том, что Йеннифэр очень рискует, заходя так далеко от своих союзников. Нильфгаардский солдат, завидев незваную гостью, уже было замахнулся в ее сторону копьем, но Виго резко остановила его движением руки, и не без помощи магии убеждения сказала:
- Нет повода для беспокойства, тут я справлюсь сама. Отступайте, я догоню.
Солдат вмиг изменился в лице, и злая гримаса на его грязном и опухшем лице, сменилась на отрешенное выражение лица; кивнув послушно головой, он опустил копье, развернулся, и резво побежал в противоположную сторону.
- Как видишь, дела наши идут не так, как ожидалось, и, насколько я знаю, ты не любишь быть на стороне проигравших, - Фрингилья подобрала подол своего походного платья, переступила через поваленный ствол дерева, который раздавил буквально в кашу какого-то несчастного солдата, и подошла чуть ближе к старой подруге, - Так скажи, зачем мне рисковать своей репутацией и вытаскивать тебя отсюда? Чары на весь полк я наложить не смогу, ровно как и на императора, - небольшая пауза, за которую Виго успела кокетливо улыбнуться, - По крайне мере, не те чары, что убедят его не отправлять тебя на плаху, - пусть Йеннифэр думает что хочет, Фрингилья специально добавляет своим словам полутона и оставляет скрытые намеки, даже если они не больше, чем блеф.

Правда в том, что Виго действительно не имеет никакого влияния на Эмгыра вар Эмрейса, и приводя к нему во дворец такого гостя, она будет рисковать не только своим положением, но и жизнью; тут никакой роли не сыграет даже то, что уважаемая княгиня туссентская, Аннариетта, приходится Виго близкой родственницей. Потому что кровные связи, Эмгыр, конечно, ценит, но ненавидит северян и тех, кто хоть единожды поддержал их, куда сильнее.

- Что ж, вижу, что заранее ты над этим не подумала, а жаль – нас ведь учили думать наперед, и не только за себя, но и за того человека, от которого нам что-то нужно получить, - Виго разочарованно вздохнула, но в ее тоне не было ничего насмешливого, она скорее искренне сожалела, что в критической ситуации, одна из лучших выпускниц Аретузы и персональная гордость Тиссаи де Врие мало того, что струсила, так еще и не подумала, чем будет торговаться за свое спасение.
- Дам тебе время еще подумать, но скажу сразу – не надейся, что тебе удастся выбраться отсюда в роли, отличной от пленника. Ваш Капитул, конечно, хорошо постарался выжечь все живое на этом холме, но пара-тройка двимеритовых кандалов все же уцелела, - все это время от рук чародейки исходило бледное светло-голубое свечение, и она совершенно не стесняясь демонстрировала Йеннифэр, насколько ей не доверяет; возможно, в другом месте, в другое время и при других обстоятельствах, Виго и разговаривать бы с ней так долго не стала – ослепила бы ее и оставила умирать. Но у Судьбы на их счет были сегодня другие планы.

Увидев, как небо над Содденским холмом окрасилось в глубокий фиолетовый цвет, Фрингилья моментально смекнула, что это не к добру.
- Если хочешь выжить – беги! – крикнула она в сторону Йен, и скидывая с себя пояс, нагруженный различными склянками с зельями и порошками, которые прибавляли немало веса и мешались при беге, бросилась наутек правее того места, куда в небо ударила молния. Затылком Виго ощущала, как их догоняет волна из огня и жара – еще минута, и им уже не уцелеть; человеку бессмысленно тягаться со стихией и хаосом. Йеннифэр, судя по всему, была не просто уставшей, она была обессиленной и прилично отстала от Фрингильи в их коротком забеге. Чародейка предстала перед сложным выбором: оставить своего врага здесь, в ловушке, в которую он сам себя загнал, или же наступить на горло своей гордости и утянуть его в портал вместе с собой.

Думала Фрингилья не долго; не заставила ее изменить свое решение даже мысль о том, что если бы они с Йеннифэр поменялись местами, то та наверняка бы оставила ее умирать. Но в этом-то и было их отличие – Виго способна только на необходимую жестокость, бессмысленные жертвы не приносят ей никакого удовольствия. Да и удачному стечению обстоятельств она все же предпочтет честный бой.

- Похоже, у тебя не осталось времени думать! – окрикнула Фрингилья чародейку, подбегая к ней и подхватывая ее под локоть; все возвращается на круги своя, меняются только декорации. Выставив вперед свободную правую руку, Виго сконцентрировалась и открыла портал, в который они с Йеннифэр успели вбежать за пару секунд до того, как лес, по которому они бежали, вспыхнул, целиком объятый пламенем.

В первые секунды после выхода из портала Виго едва сдерживала рвотные позывы – не то побочный эффект от быстрого колдовства, не то стресс; а может быть и отвратительный запах металла и крови, который чародейка надеялась, что остался там, на поле боя под Содденом. Здесь же, в Заречье, в базовом лагере имперских сил, она ждала совсем иного, но недооценила потери их армии в минувшей битве.

Они были безоговорочно повержены, и позорный шлейф этого поражения будет преследовать их до самого Города Золотых Башен.

- Заковать ее в кандалы! – скомандовала Фрингилья, воспользовавшись тем, что Йеннифэр приходила в себя после прохождения через портал чуточку дольше, - И оставьте нас, - мягкая улыбка скользнула по ее потрескавшимся от жажды губам, и было в ней что-то пугающе очаровательное, несмотря на то, что очароваться видом измученной битвой и забрызганной с ног до головы кровью чародейки было сейчас весьма сложно.
- Мы не договорили.

[nick]Fringilla Vigo[/nick][status]корми своих демонов[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1577/570619.jpg[/icon][sign]искры слетаются, водят хоровод; тени скрываются у твоих ворот
https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1577/326900.jpg
зло задушит наши души, никому не говори - тот, кто свету верно служит,
ярче всех в костре горит
[/sign][lz]<a class="lzname">фрингилья виго</a><div class="fandom">saga o wiedźminie</div><div class="info">ведьма играется, прячется, дразнит; разводи костёр - сегодня будет праздник</div>[/lz]

Отредактировано Vilgefortz of Roggeveen (25.07.22 21:10:15)

+3

5

Нужно было убираться, и чем быстрее, тем лучше. Еще несколько минут, которые они потратят на бессмысленную болтовню и любезные кривляния, и их накроет огненная лавина. Йеннифэр сцепила зубы так крепко, что в висках заныло. Позади творилось что-то невообразимое. Дважды просить ее было не нужно, подхватив подол платья насколько это было возможным, Йен со всех ног и последних сил бросилась бежать, не разбирая дороги. Сзади и по бокам от нее, раздавались крики, бряцанье доспехов, хлопки и грохот, от которых дрожала земля под ногами. Венгерберг чувствовала, как последние силы покидают её, как из носа по губам, струится теплая кровь, собираясь под подбородком и капая на воротник. В туманном мареве, спотыкаясь о камни и корни, ориентируясь лишь на голос и тяжелое дыхание Виго, бегущей где-то впереди, она, чувствуя удушающую усталость, проклинала тот миг, когда покинула бранное поле под холмом, решив, что только благодаря ей и её скорому вмешательству, Нильфгаард сможет победить в этом сражении. Все рухнуло как карточный домик под напором чужого резкого выдоха.  Чародейка почувствовала, как затылок обожгло, а лопатки и спина отозвались тупой болью. Сил не было даже вскинуть голову. Она споткнулась и едва не промахнулась мимо протянутой к ней руки. Пальцы Виго больно сжали её локоть, а затем они провалились в спасительный портал.
Падение закончилось быстро. Вместо выжженной, пропитанной кровью травы, под израненными ладонями, расползалась сочная, буйная зелень, комья земли были рыхлыми и прохладными, напитанными утренней росой. Капли крови, сорвавшихся с подбородка своей тяжестью, придавили несколько травинок, над которыми, пытаясь унять дрожь во всем теле, скрючилась Йеннифэр. Ей не было нужды смотреться в зеркало, чтобы понять, что она выглядит жалко. Венгерберг позволила себе сомкнуть веки, зажмуриться так сильно, как это было в принципе возможно, чтобы избавиться от щиплющей боли в глазах. В ушах стоял звенящий гул, и она не сразу расслышала приказ, отданный Фрингильей.
— Заковать ее в кандалы! – Приказ был скор, почти истеричен.
И лишь когда по обе стороны от нее возникла стража, подхватившая ее под руки, лишь когда двимеритовые кандалы коснулись ее нежных запястий, сдавив те, до нее дошло. Йен передернуло.
— Мелкая дрянь, — с едкой и слащавой улыбкой, тронувшей губы, прошипела Венгерберг, после первого отрезвляющего вдоха, когда легкие не забивались горечью костров и пылью, поднимаемой копытами несущейся на врага конницы. Её красивое лицо приобрело резкий, неприятный, злой вид. Сама мысль о том, что она стала пленницей Фрингильи претила ей. Йеннифер окинула презрительным взглядом стоящую напротив Виго и отвела взгляд в направлении стражи, вгрызаясь в спины тех двух недоумков, которые исполнили приказ нильфгаардской чародейки. Венгерберг пошатнулась, но устояла.
— Кажется вы проиграли, — без капли сочувствия, произнесла Йеннифэр, едва только их оставили с Виго наедине. Она приподняла на уровень собственной груди закованные руки, сил хватило лишь на это, затем они с лязгом снова опустились к рваной местами юбке. — Вряд ли это тебе поможет смилостивиться Эмгыра. Обе отправимся на плаху.
Тонкие губы Йен скривились.
— Может тебе стоит укрыться в Туссенте? Тамошние земли ты знаешь хорошо, люди императора рано или поздно устанут тебя там искать. — Она подошла ближе, мыском туфли, чудом не слетевшей с ноги при быстром беге, прижав к траве и земле, подол платья Виго. И будто бы даже не заметила этого. На смягчившихся губах Йен вспыхнул леденящий кровь оскал. — Или ты не боишься? — Лиловый взгляд скользнул по пылающему лицу, чуть щурясь, она будто прислушивалась, не переставая ухмыляться.
— Ты боишься, Фрингилья. — Не дожидаясь ответа чародейки, произнесла Йен и снова ее руки приподнялись, в том небольшом промежутке, что был между ними, ритмично ударяясь ладонью об ладонь, с легким позвякиванием цепей из двимерита; так она изображала сердечный ритм Виго. — И сейчас еще сильнее, чем при упоминании Аретузы. Или ты забыла, что тогда произошло во время церемонии возвышения? — Когда Йен рассмеялась, негромко, но торжествующе, на ее переносице появилось несколько некрасивых складок, отчего она внешне еще больше напомнила собой гадкую лесную ведьму, живущую в самой глуши волшебного леса. Для полноты картины не хватало разве что огромной бородавки чуть в стороне от левой ноздри.
— Сними с меня кандалы, и я подыграю тебе так, как скажешь. Обе уцелеем. Иные варианты, как ты понимаешь, не обсуждаются. — Йен подняла изящную руку, [насколько это было возможно в кандалах], будто бы желая погладить Фрингилью по щеке. Но не стала этого делать, лишь слегка прикрыла её кончиками изящных пальцев, перепачканных подсохшей кровью.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1577/572827.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1577/446139.gif[/sign]

+2

6

- Ох, Йэннифэр, столько сил в тебя вложила де Врие, а все без толку – чувства людей для тебя все еще непостижимая наука, - чародейка цокнула языком и резко выдернула подол своего платья из-под ноги Йен.
- С чего мне бояться Эмгыра? Я – не главнокомандующий этой группы армии, это поражение – не мое лично. Мне скорей светит отдельная награда за то, какой ценный трофей я привезу с собой в столицу, даже несмотря на итог битвы, - она улыбнулась так ослепительно, что нельзя было не заметить натянутость этой улыбки и ее чудовищный контраст с тем, что было вокруг. Усталые, покалеченные, погрязшие в крови, грязи и испражнениях солдаты, остатки поломанных боевых машин, обессиленные маги и неконтролируемый хаос – вот во что превратился базовый лагерь самой дисциплинированной армии Континента, не знавшей военных поражений уже очень и очень долго.

Фрингилья может сколько угодно радоваться хоть небольшой, но победе – это не меняло того, что она была Пиррова. И гнев одни днем потерявшего половину своей армии императора ей уж точно было не умаслить.

- Я понимаю, что ты совсем не разбираешься в том, что такое Империя и кто такой Эмгыр вар Эмрейс, - Фрингилья усмехнулась, но даже за задорным и как можно более непринужденным тоном, ей было тяжело скрывать раздражение, - Как ты думаешь, станет ли он слушать тебя, северянку и чародейку, которую под белые рученьки заведут во дворец как дорогого гостя? Напоминаю, что его доверенное лицо и единственный офицер, которому он хоть немного, но доверял, заточен в башне за неосторожные слова. Возможно, навсегда, - это была только половина правды, потому что на счету Кагыра еще и проваленная миссия по поиску и сопровождению принцессы Цириллы в Нильфгаард, но об этом знали немногие, и Виго не торопилась делиться ни с кем столь ценной информацией. Север был уверен в том, что Цинтра захвачена исключительно в угоду имперским амбициям вар Эмрейса – так оно и должно выглядеть, по крайне мере до тех пор, пока принцесса не будет доставлена в столицу.

Если вообще будет, конечно: у Виго были другие поручения, но даже она, не зная всех планов Эмгыра, понимала, что ему придется переигрывать очень многое после того, как имперскую армию разбили под Содденом.

- Ты не в том положении, чтобы выдвигать какие-то условия, Йен, - Виго мягко накрыла руку чародейки своей ладонью и прислонилась к ней всей щекой, нежно жмурясь и улыбаясь самой самонадеянной улыбкой, которая была в ее арсенале, - Я могу отпустить тебя на все четыре стороны прямо сейчас, только тебе ведь некуда идти: на Севере – на плаху, на Юге – на виселицу. В Драконьих Горах прятаться всю жизнь будешь? Так скорее замерзнешь без своих одеяний и мягкой перины, - Фрингилья отвела руку чародейки в сторону, а затем обошла ее со спины и склонилась к левому уху, продолжив говорить уже на полтона тише.
- Можешь даже убить пару-тройку наших солдат – одним меньше, одним больше, на войне никто случайных жертв не считает. До меня все равно не дотянешься, - последние слова были сказаны так тихо, что Йеннифэр могло показаться, будто бы это говорит голос внутри ее головы, - Я – твой единственный ключ к свободе и безопасности, и ты это прекрасно понимаешь, - губы Виго почти коснулись мочки уха чародейки, прежде чем она резко отстранилась и отошла к стоящему рядом дереву и облокотилась на него, скрестив руки на груди.

Они слишком долго ходят вокруг да около, но старые привычки сильнее – помимо колдовства и этикета, в Аретузе учили их и тонкому искусству переговоров, чтобы даже в ситуации почти безвыходной, юные чародейки умели извлекать для себя хоть какую-то выгоду. Кроме того, Виго не могла отказать себе в удовольствии посмотреть на то, как ломается Йеннифэр – внешне держалась она превосходно, но наверняка понимала, что Фрингилья права; и на уступки придется идти обеим.

- Тебе нужны гарантии твоей безопасности – поэтому ты хочешь предстать перед Эмгыром без двимерита, ведь так? – голос Виго вмиг изменился, в нем не было больше задорных нот – только звонкие стальные ноты, демонстрирующие серьезность ее намерений и предложения, которое собирается сделать.
- Я готова снять с тебя их, - кивок в сторону уродливых тяжелых железяк на запястьях Йен, - Но во дворец тебе нужно зайти как пленник, и это не обсуждается, - копирует манеру разговора заклятой подруги, но звучит куда более твердо, - Это будут иллюзорные кандалы – никто и не почует подвоха, а наш достопочтенный император будет спокоен и доволен, - Виго отмахнулась от грязной пряди, выбившейся из того, что еще недавно было аккуратной прической, и посмотрела в сторону Йеннифэр пронзительным взглядом.
- А чтобы было спокойнее и тебе, и мне, пока мы не прибудем в столицу... – она сделала два шага навстречу Йен и вытянула вперед ладонь, которая начала светиться ярким красным цветом, - Предлагаю скрепить наш договор чарами – если кто-то из нас удалится от другой хотя бы на две мили, ее тут же вернет назад. Думаю, ты подобные фокусы хорошо знаешь.

Предложение Виго было даже слишком щедрым – в любой другой ситуации она бы и время тратить не стала на подобные разговоры. Но правда была в том, что Йеннифэр нужна ей ничуть не меньше. Учитывая непредсказуемость и импульсивность Эмгыра, Фрингилья хотела иметь хоть какой-то перевес в свою пользу среди череды позорных военных поражений Нильфгаарда.

[nick]Fringilla Vigo[/nick][status]корми своих демонов[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1577/570619.jpg[/icon][sign]искры слетаются, водят хоровод; тени скрываются у твоих ворот
https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1577/326900.jpg
зло задушит наши души, никому не говори - тот, кто свету верно служит,
ярче всех в костре горит
[/sign][lz]<a class="lzname">фрингилья виго</a><div class="fandom">saga o wiedźminie</div><div class="info">ведьма играется, прячется, дразнит; разводи костёр - сегодня будет праздник</div>[/lz]

Отредактировано Vilgefortz of Roggeveen (25.08.22 22:54:50)

+1

7

Очевидно, что с того самого вечера на церемонии возвышения, о котором с таким упоением вспоминала Йен, униженная и оскорбленная Виго, которую резво обскакала Йеннифэр, времени зря не теряла. Сейчас ее идеи подобно гончим псам загоняли Венгерберг в угол, заставляя злобно скалиться. Долго сохранять беспристрастное выражение лица не вышло. Она с вызывающим видом дернула правым уголком рта, едва только чародейка напротив временно приняла её правила игры, но улыбка почти сразу же сползла с ее лица.
— Не пойму ты всерьез удивлена или просто из рук вон притворяешься? — Когда Венгерберг раздраженно дернула плечом едва заслышав предположение о гарантиях. Двимеритовые цепи, свисающие от кандалов, надетых на ее запястья, снова звякнули. — Любой уважающей себя чародейке нужны гарантии. — Прищурившись, Йен взглянула на нильфгаардскую чародейку. Весьма умно с ее стороны было держать подальше от Венгерберг даже будучи абсолютно уверенной в том, что зачарованные оковы не позволят северянке использовать магию. По пылающему взгляду гелиотропового оттенка глаз Йеннифэр, могло показаться, что она сейчас выкрикнет что-то дерзкое и оскорбительное, но время шло, а она так и не вымолвила и слова, лишь не скрывая призрения фыркнула, когда Виго заговорила о дополнительных гарантиях безопасности, но уже для себя.
— Хорошо, — наконец отозвалась Йеннифэр, растягивая губы в приторно сладкой и одновременно ленивой улыбке, хоть взгляд ее оставался при этом холоднее, чем снег, никогда не тающий на вершинах драконьих гор. — Я согласна на твои условия, Фрингилья.
Венгерберг тоже сделала шаг навстречу Виго и вытянула вперед руку, накрывая своей ладонью святящуюся ладонь чародейки из Нильфгаарда. Когда ее пальцы впились в чужую ладонь, а кожу приятно защекотало магией, она спешно дернула ничего не подозревающую чародейку на себя, встав настолько близко, что это было буквально нос к носу.
— Надеюсь, что ты знаешь, что делаешь, Фрингилья, — прошептала Йеннифэр, стараясь игнорировать боль и жжение в запястье, двимерит всегда срабатывал одинаково на магию – ощущение было малоприятным, руки будто выкручивало против часовой, жжение сменялось тянущей до плеча болью, затем наступало онемение, и все повторялось по новой. — Что ж, выходит, — Йен поморщила свой деланный носик, принюхиваясь, но запаха амбры и роз так и не уловила, — и ванну придется принимать вместе? Не явимся же мы ко двору достопочтенного императора воняя, как свежая куча конского дерьма?

♠♠♠

Венгерберг, закутавшись в плащ, раздраженно дернула головой, когда мимо небольшого оконца их покачивающейся из стороны в сторону повозки, прошагали еще солдаты. Кислый запах давно не мытого тела, мочи и крови забивал ноздри, вызывая приступ тошноты. После теплого шатра и ванной, которую ей все же удалось принять не без вмешательства Фрингильи Виго, прошло уже больше трех дней пути в сторону императорского двора и все эти три дня она дремала в неудобной позе под лязг доспехов, бряцанье оружия и непрекращающийся гул солдатских голосов вперемешку с ржанием лошадей, цокотом их копыт и стоны раненых солдат. Для нее всё вокруг было подобно дурному сну. С каждым новым разом, когда повозка наезжала колесом на кочку или скрипя съезжала в рытвины и ухабы на неровной дороге, Йен всё сильнее хотела вернуться в свои покои в Венгерберге, и не скрывая собственного недовольства не хотела сидеть в этой повозке.
— Даже не знаю, что более унизительно, то, что я твоя пленница, Фрингилья, или то, что вместо возможности воспользоваться порталом и за считаные минуты оказаться при дворе Эмгыра, мы уже три дня плетемся по бездорожью этой проклятой страны. — Йен с трудом сдержалась, чтобы не застонать, вся ее задница уже была в синяках и подложенные под неё подушки никак не облегчали ситуацию. Голова раскалывалась и болела так, словно кто-то долбанул по ней дубиной и с разбегу. К тому же, у нее не было никакой возможности переменить положение, спина ныла, а тянущая от пупка боль последний час терзала мочевой пузырь. Настоящая пытка.
Некоторое время они снова ехали в полной тишине.

♠♠♠

Когда наконец-то за поворотом показался замок императора, Йеннифэр, несмотря на ноющую боль в спине, встрепенулась. Чем ближе становился императорский двор, тем ровнее была и дорога ведущая к нему по которой катилась их повозка, набирая скорость. В скором времени армия, которой она была окружена, осталась позади, в клубах пыли, которую подняли копыта лошадей, тянущих повозку с чародейками внутри. До стен зимней резиденции императора Нильфгаарда, оставалось не больше трех лиг.
Она оглядела себя с ног до головы, насколько это было возможно, и немного порадовалась, что её вкусы и размеры были весьма схожи с теми, что имела и Фрингилья. В конце – концов платье, в котором путешествовала остаток пути Йеннифэр принадлежало именно нильфгаардской чародейке.
— Смею предположить, что ты не делишься со мной деталями своего плана лишь потому, — подала голос Йеннифэр, выбираясь вслед за Виго из душной повозки, — что абсолютно уверена в нём. — Её пальцы скользнули по отметинам от двимеритовых оков, которые как Фрингилья и обещала, с Венгерберг сняли почти сразу же после заключенной между ними сделки.
— Нет, серьёзно. — Венгерберг замедлила шаг, едва не врезавшись лопатками в наполированный нагрудник идущего позади них солдата, сопровождающего их на аудиенцию с императором. — Насколько ты уверена…—договорить ей не дали, Виго, не просто не поддалась на провокации северянки, она еще и воспользовавшись моментом при помощи магии заставила Йен замолчать.
— Подождешь здесь. — Фрингилья кончиками пальцев прошлась по декольте своего наряда, по складкам юбки, затем перевела взгляд на злобно сверкающую сиреневыми глазами, вынужденную молчать Йен.  — Буду просить аудиенции у короля. И скажи спасибо, что ждать придется не в камере в подвале. — Еще одна короткая пауза и взгляд, уже брошенный в сторону сопровождающих их императорских стражников:
— Глаз с неё не спускать.

♠♠♠

Голос к Йеннифэр вернулся сразу же, как только двери за спиной Виго сомкнулись, а сама она ступила на алый ковер, ведущий к императорскому трону.
— Мелкая пакостная дрянь. — Йен поджала пальцы, и обычно, когда она так делала, то чувствовала, как хаос отзывается, как магия приятно покалывает подушечки пальцев, но не в этот раз. Невидимые оковы, которыми воспользовалась Фрингилья, все еще были на запястьях Венгерберг и блокировали её магию.  Тихо зашипев от бессилия и ярости, она расправила плечи, надменным взглядом окинув приставленных к ней стражников. В голову закрадывалась мысль расспросить стражников подробнее о том, сколько могла отсутствовать Виго и как долго приходилось в принципе ждать аудиенции у Эмгыра, но к счастью, ничего делать и не пришлось. Дверь, позади отвернувшейся к витражному окну Йеннифэр из Венгерберга, открылась и из тронного зала, в который чуть раньше вошла Фрингилья, кто-то вышел.
— Если ты еще раз нарушишь свое обещание, Виго… — на вдохе произнесла Йен, взбешенная тем, что нильфгаардская чародейка использовала магию дабы заставить северянку замолчать, медленно разворачиваясь лицом на звук шагов и…распахивая свои необычайного цвета глаза очень широко, медленно скользя взглядом по знакомой фигуре сверху вниз. Это была не Фрингилья Виго.
Сейчас бы Йенне точно не помешало заткнуть себе рот заклинанием.
— Сучий потрох. — Грязно выругалась она, рывком смещаясь в сторону, но так и не сумев избежать пристального взгляда темных, как бездна, и пугающих её глаз. — Я бы могла и догадаться…

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1577/572827.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1577/446139.gif[/sign]

Отредактировано Yennefer of Vengerberg (06.09.22 11:11:13)

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Embracing the madness [Saga o Wiedźminie]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно