ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » нервишки крутятся, проблемки мутятся [fairy tales !au]


нервишки крутятся, проблемки мутятся [fairy tales !au]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/4Q3iHbs.png
наше время | Кот в Сапогах и Белочка | Мексика

[nick]Puss in Boots[/nick][status]Твое слово пупсик, и я буду кем угодно[/status][icon]https://i.imgur.com/iM9xZ5J.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/WHd84NC.gif https://i.imgur.com/xEtuJHP.gif https://i.imgur.com/rbzD7ve.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Диабло гато</a><div class="fandom">Puss in Boots</div><div class="info">Киса, ты не так хороша, как говорят, ты намного лучше</div>[/lz]

+5

2

[nick]the squirrel[/nick][status]клетка ей цельный хрусталь [/status][icon]https://i.imgur.com/20IG66M.png[/icon][sign] https://i.imgur.com/NpjQFoI.gif https://i.imgur.com/qu9JuVo.gif https://i.imgur.com/2G0XkKr.gif

МУРКОТ НАМУРЧАЛ НА МЕНЯ СКАЗОЧНУЮ КРАСОТУ [/sign][lz]<a class="lzname">Белла Гвидоновна</a><div class="fandom">fairy tales</div><div class="info">строишь из себя такой крепкий орешек? не думаю.</div>[/lz]

несколькими сказочными годами ранее...
https://i.imgur.com/heSjCGY.png

Где-то по дороге за девятьтретей земель от острова Буяна, на пути конных разъездов и покосившихся трактиров, неспешным курсом тянется вереница красочных фургончиков. Каждый дивнее вздувшейся краской предыдущего, отличные габаритами и формами, некоторые из них связаны между собой скрипучими ржавами фаркопами, будто миниатюрные взаправдашние вагонетки настоящего поезда, другие лениво тянуться за предшествующими лошадьми, время от времени вынуждая поток встать то на мелкий ремонт, то по причине пропажи очередного клоуна, вывалившегося из-под натяжного тента.

Её комнатка-купе идёт в передней части состава, где размещены артисты и господа, в отличии от шутов, грязнорабочих и животины. Вот только так уж много отделяло Бэллу от последних?

Она дожидается благосклонных сумерек, чьи мягкие пастельные полутона первыми размывают ясность. Света и ума. Ведь к тому часу, всякий успевает измотаться под непреклонным испепеляющем надсмотром любознательного взора солнца-провожатого. Те, что размещены в хвосте шествия, фестивалят у крынки с общей похлёбкой, распивают дешёвые бражки и сидры, хохмят и травят байки, нередко вовлекаясь в танцы-зажиманцы. У части её состава веселуха мало отличается высокодухновстью, просто обёрнута в ткани побогаче. Но Бэллу к господскому столу не зовут. Её дурной норов, прославленный пылкостью характера, остротой языка и колкостью ума оказались половиной от беды. Лесная девка была ловка ещё и телом, вертлява и шустра. Вот в момент, она уже сдирает скатерть, дробя на осколки хозяйскую посуду, а в другой – уже бросается к окну в тщетной попытке бежать. Да, и всё бы ей удалось, если бы только не копна густых огнянных волос, ухватить какие не промахнулся бы даже подлинно незрячий Базилио.
а чего они ждали? покорства? благосклонности али раболепия? пх! вздор!

Свобода течёт по её крови, прореживая лаловую взвесь. И никакие блага и обещания не заменят ей вольного раздолья. Ох, как она ошибалась…
– Сижу за реше-е-еткой в темнице сыро-о-о-о-ой. Вскормленный в нево-о-оле орё-ё-ёл молодой, – затягивая песнь на импровизированный мотив, нарочито мимо нот, да в полголоса, рыжая запинается, вслушиваясь в шорохи по ту сторону от двери своей «гримёрки». А тем самым временем, налегая всем тельцем, подталкивает неподъемный ларец к стене. Взбирается на него в мгновение и вытягивает из складок одежд пилочку для маникюра. – Мой грустный това-а-арищ, маха-а-ая крылом, – вздрогнувшее ухо пока не уловило лишнего внимания в её сторону. Вечерняя возня цирковой трупы и шум дороги отлично маскируют характерный скрежет от медленно подпиливающегося железного прута. Да, это идиотизм и белка прекрасно это понимает! Но до тех пор, пока этот метод единственный, она готова провести хоть целую вечность за сим неблагодарным процессом, наглотаться вдоволь алюминевой стружки, но продрать засвет, куда бы пролезли её плечи и задница. Вот уж угораздило маманю наградить наследницу прелестями! И речь про точённую фигурку ведёт лишь отчасти.

Ещё задолго до тих пор, пока Бэлла могла бы себя помнить, случилось так, что на Буян повадился колдун какой ездить. Нашёл чего-то на заплатке суши, посреди моря такое, что не растёт нигде более в известных мирах и измерениях, да и расположил свою полевую лабораторию посреди опушки. Всё склянками звенел, шипучие отвары варил, малину чужую обрывал. Негодовали лесные зверухи такому новому соседству. Просили серых, мол по-братски, пойдите разберитесь – припугните или отобедайте, пока горе-маг беду на лес не накликал, да только волки оказались не волки, а шакалы позорные, не захотели с колдуном дел иметь, побоялись шкуры опалить или заиметь по пятой лапе. А то, конечно, как же на пятерне на охоту гарцевать? Мешаться будет. Всё гадал и мозговал лесной народ как же им дальше быть, чего делать, да только смелости стало одной единственной маленькой, но вёрткой белке.

Подгадала она час дневного сна гостя непрошеного и давай прицельно орехами закидывать его пожитки. Не рассчитала, что сама надышится порами волшебными из разбитых реторт. И вот в одной из них недобро что-то пузырилось. А как стёклышко луснуло, так перекинулось облако неведанное на белку и сделало её человеком. Оборотнем по-сути. Недолго тянулось, как полюбил волшебник храбрую бунтарку и было у них всё гладко, да славно, доколе не пристал ему час покидать чужие земли. А белка заупрямилась и отвергла немилую мысль покинуть родные края. Так он гадски разозлился на свою любимую, что проклял самым гнусным проклятьем, что от сердца самого корни пускает.  Так и прокричал на весь лес
«ДА, БУДЬ ТЫ СТОЛЬ ДРАГОЦЕННА, ЧТО ВОВЕКИ ЗА СЧАСТЬЕ НЕ РАСПЛАТИШЬСЯ»
И пророчество его поначалу казалось пустым звоном, да только, обернулось самой злостной карой. Минула вторая треть от года, как погибла лесная защитница. Оставила после себя лишь под елью крошечный визжащий комочек, раскрыв глаза которому не суждено было познать материнской ласки.
В добрую память о доблести родительницы, породнились лесные звери и принялись выхаживать девочку-белочку. А как она повзрослела, окрепли зубки и настал час грызть свой первый орех, заподозрили опекуны дело неладное. Бэллочка орех грызёт, а тот странным делается - все скорлупки золотые, ядра — чистый изумруд; ещё погодя, едва встала на лапки, как принялась в пляски пускаться, радуясь солнечному теплу. И из-под ног её босых отлетали щелчками, алмазы, драгоценные самоцветы и златые самородки. Быстро лесные зверушки смекнули, что проклятье белки перейдёт на их норы и гнёзда, если им не предпринять кардинальных действий. Спорили недолго, отстаивая сохранность собственных малышей, быстро переубедили меньшинство нежелающих слыть предателями и решили девчонку отвадить от своих семей раз и навсегда. Проводить её вызывался старый дядька Филин, чьими усилиями «Бэллочка» и приобрела своё имя. Вывел её к граду, да и наказал манерно «таки иди плясать на площади городской».

Таки Бэллочка и послушалась, а как из-под её маленьких ножек стали сыпаться дары несметные, схватили её стражники в охапку и на царский двор приволокли. Не годилась грязнокровка в куртуазные лавки, не могла носить длинные платья и обувки были не милы, но любила её публика знатная, а казна любила ещё пуще. Рукоплескали, охали и ахали, теряли сознание и рассудок. И стался совет, где не без знаний великих волхв принято было хрустальный теремок ей состроить, да разместить в сердце царского сада. Там ей жить и горя не знать, людям на потеху пляски показывать, да, орешки трижды в день колоть на добро златого фонда. А хрусталь постарается на благо батюшки-царя. Зачарованное стекло белке самостоятельно разбить неподвластно, а как вздумает отойти подальше, так тотчас гибнуть начнёт. Вот и получается ей мнимое раздолье.

Многие годы, так она и жила, помышляя, мол есть в её жизни счастье. Люди приезжали из далёких далей, чтобы только на неё поглядеть. Разве это не любовь? Разве это не обожание? Стал бы кто преодолять моря и непогоды, чтобы насладиться её одним лишь танцем? Но Бэлла не видела всей правды, обрести которую получилось потеряв то немногое, что казалось ей единственным существующим миром.

Пришла очередная беда на Буян. Шамахинская Царица свататься изволила. А Гвидон – дурак, возьми и поведись на чары женские. Учинился хаос в государстве. Всё пылало, все кричали, сновали туда-сюда. И как знать, сколько горя бы Бэлле ещё увидать, если бы за ней, за первой, не ухитрились подступиться похитители. Выкрали её вместе с теремом, а дальше… она очнулась в пыльном старом фургончике бродячего цирка. Где вот уже успела выступить на манеже несколько раз. И ей бы могло нравится танцевать для обожающей публики, если бы только это было по зову сердца, а не из-под принуждающей плети Бармалея.

https://i.imgur.com/UoWlvf6.png https://i.imgur.com/6GtAUJm.gif https://i.imgur.com/fpxIqV1.png
all alone in the castle of glass
never knew it was about few to last

– Кровавую пищу-у-у клюет под окном, эх…– предавшись воспоминаниями, Бэлла не заметила, как на небосводе проступили первые звёзды, разглядывать которые через полосы решётки было невыносимо. На её янтарные глаза легла тень печали и она умолкла, ощутив как предательски запершило в носу. И даже передёрнув его покатым кончиком от тоски не получилось отделаться. Свесив тонкую руку за подоконник, она невольно растопырила тонкие пальчики, позволяя коже вспомнить то дивное чувство полёта, которым щекотал её ветер, сопровождая в танце. Воздух терял влагу, теплел. Всё меньше пахло Русью. А значит, она становилась всё дальше от родного дома, не ведая куда ведёт её путь-дорога и где ей предстоит проснуться вскоре. Заморские страны, откуда приезжали её воздыхатели на царский двор? Когда-то лишь рассказы путешественников и истории из книг, теперь обещали воплотиться в действительность, довлеющую вскружить голову всякому авантюристу. И не то, чтобы Бэлла не могла относится к этой касте смельчаков, но лишь представьте себе каково это мечтать промеж тюремных перекладин.

Словно мираж, давно позабытый голос из прошлого, на манер старого крылатого пугача, предостерегающе раздался в её кручинившейся голове «пилите, Бэллочка, пилите».

Однако, было слишком поздно. Скрипнувший в двери ключ дал ей последнюю возможность отскочить от ларца, выронив импровизированный напильник за край её «звёздных покоев». Белый прямоугольник света, разросшийся при отворённой двери тотчас исказился дурновещими силуэтами. Один принадлежал плотному грузному мужику, с мордой крайне сального вида, другой – мужику потоньше и выше, однако нисколечко не менее отторгающей наружности.
– Бэлла, я так и не представил тебя господину Дуремару. Знакомитесь, он принёс тебе подарки, – под зловещее авторитарное посмевание, едва не захлебнувшись собственной слюной, хозяин цирка пропустил в комнату своего коллегу-припевалу, в чьих руках было четыре массивных браслета из цельного хрусталя.
_____ o - o - o_____
cказочное нынче
https://i.imgur.com/heSjCGY.png

Утомлённый долгим солнечным днём, гипподамов город с прямоугольной сеткой улиц постепенно оживает гулом голосов. Вымощенные крупной рыжей брусчаткой, переулки вспыхивают витражным переливом разнообразия оттенков. Мириады множеств, спешащие заверить вас в существовании нового цвета, неиспытанного вашим взором до сих пор. Все они бегут промеж одно- и двуэтажных безыскусных домиков, чьё несооствтетствие общим ожиданиям собирает их в идеальный тандем. Облицовочные материалы поражают насыщенностью тонов и кажется, будто над городом когда-то взорвалась радуга, уронила по капле на крыши, стены, рамы и двери, вот и получилась квинтэссенция спектра. Изящное несовершенство строений подчёркнуто самобытностью от крыльца к крыльцу. Совершенно не стремящийся сочетаться с окраской соседей, они выделяются гирляндами из живых растений и причудливо вырезанными бумажными орнаментами. Повсюду в придорожных нишах-алтарях расставленная глиняная посуда и бесконечное количество свечей, судя по пятнам въевшегося воска, попросту сменяющие своих предшественников снова и снова. Будто занявшиеся свечением мигрирующих светлячков, песочные улочки тянутся к центральной площади, вообразив мол все они рукава и притоки, стремящиеся впасть в крошечное море. Слиться воедино подле богато украшенных административных зданий и монастыря. Аккурат в центральной чаше громоздкого фонтана, под журчащими водопадами которого, на водной глади кружат едко-жёлтые лепестки священных бархатцев.
Но не одной уникальной эклектикой примечателен городок. Всё это лишь обёртка, ставшая бы иконными руинами не будь самого главного и животворящего, исконной души любого поселения – народа.

https://i.imgur.com/c2xX4Hx.png https://i.imgur.com/rHdbtTL.png https://i.imgur.com/r16MywY.png https://i.imgur.com/m19clJz.png

– Tres diablitos! ¡Atrápalos! Во имя спелых папайя и древних предсказаний майя!!! – вслед за грохотом обожжённых пиал, впрочем теперь уже осколков, раздвигая палитру песен под гитару на городских скамейках и переулочных эстрадах, свой гнев обрушил голос женщины в летах. Пусть её зрелость не станет обманом, ведь хозяйка полна сил и энергии, которых хватит на содержание в узде хозяйства с огородом и скотом, воспитание своих четырёх детей и от них семерых внуков, а так же разнеженного неспешностью сельской жизнью мужа. Впрочем семейство этой уважаемой Марии (наверняка, в каком-то из её средних имён значится уважение к святой деве), нынче может передохнуть спокойно, ведь угрожающе машет кулаком она нынче в адрес трёх убегающих бандитос. Не будучи озлобленным и отстранённым, местный люд впрочем не особенно стремится пускаться вдогонку за шпаной, ведь эти пройдохи давненько терроризируют локальные злачные места и никому не хочется заработать себе неприятностей. Да, и ребята-котята творят ребячьи шалости, не иначе. Просто достаточно заглянуть в их ангельские мордашки и держать зла на это трио просто невозможно. Ещё и потому, что покровительствующий им названный дядя имеет громкую репутацию. 

– Жуй кактус, señorita! Ха! – триумфально бросив напоследок удаляющемуся раскрасневшемуся женскому лицу, самый рыжий для надёжности опрокидывает кадку с яблоками, преграждая всякую тщетную попытку пуститься вдогонку. Подумаешь, тоже преступление! Ну, выкрали из рыбной лавки свёрток рыбных палочек. Их промысел не обеднеет! Зато семейство будет знать, как втюхивать тухлую рыбу по полной цене в местный сиротский приют! Воспитательная мера на благо общества, ничего более!
А какой-то момент, тактически рассредоточившись, каждый из них пустился своим заранее запримеченым путём. Кто-то шмыгнул под мостовую, тень второго мелькнула по крышам, а третий исчез в бульварном тупике. Но все они держали путь в одно единственное место, где им неизменно рады.

Шмыгнув вглубь здания с зазывающей вывеской, к самому дальнему углу патио, обнесённого каменной галереей, удальцы не без пружинистого подскока, усаживаются на высокие стулья, вываливая на барную стойку сумку с награбленными трофеями.
– Эй! Ты ухватил? – проверяя целостность предстоящего угощения, Жемчужинка бросает взгляд на брата, нетерпеливо тянет ручки к котомке и вытягивая свёрток,  разрывает такую лишнюю кальку, чтобы теперь каждый из них мог дотянуться до рыбного снэка.

– У меня тоже есть кое-что! – горделиво выпятив грудь, серовласый сэр Тимотео Монтенегро-третий вытаскивает из-за ремня свернутый трубой пергамент и расстилает его на барной стойке, словно карту сокровищ. Неудивительно, что заветная бумага оказывается афишей цирка. Шоу-программа представляет воздушных акробатов, дрессированных блох, комичных клоунов и укротителей диких пикси, поющего слона и аттракционы. Но звездой вечера обещала предстать она – Бэлла. Силуэт рыжеволосой красавицы, с выставленной вперед ножкой и крайне откровенным одеянием делали понятным без слов, она – искусство танца во плоти. Массивные прозрачные браслеты на её запястьях и лодыжках словно приземляли тонкий стан, не позволяя взмыть в воздух. Образ её, столь пленяющий и броский был лишён бульварной пошлости, впрочем не отнимал возможности всякому подростку наконец повстречать своё начало периода созревания. 

С прошлой ночи притчей во языцех стало грандиозное событие для столь заскучавшего поселения. На окраине, свой привал устроил настоящий бродячий цирк, принявшийся разворачивать привалы, полатки, возводить каркасы под шатры. Цирк Бармалея,уже объехавший половину мира, готовился теперь дать ряд своих выступлений и с здешних широтах, дабы не согрешить, скрывая от люда чудо-чудесное. Умопомрачительная Бэлла, танцовщица-иллюзионистка, чьё умение было чуть переврато, заверяя зевак в бесполезности россыпных богатств у её ножек. Впрочем, любопытства это не убавляло и каждое выступление собирала аншлаг. Вот и теперь, полным ходом началась стройка конструкций и продажа билетов.

– Думаете он согласиться нас сводить? – искоса поглядывая на вперившихся в картинку братьев, сестрица тем временем увела у них из-под носов по лилшней палочке от порции. В назидание, чтобы знали о женском коварстве и обманчивости идеального лика.

– Если только не испугается, что там проглотят его шпагу, – не упустив идеальное место для подставить экивок, рыжий Гонсало всё не отрываясь от созерцания афиши, несколько раз безрезультатно похлопал ладонью по недавно опустевшему месту.

– Кроме того, думаю, он уже в курсе. – ненарочно повторив опыт брата, сэр Тимотео Монтенегро-третий так же поводил ладонью по опустевшему кулинарному пергаменту.

Отредактировано Jill Valentine (20.07.22 20:46:14)

+3

3

Воздух вокруг него как бы сгущался, в течение двух-трех недель, в предчувствие, что вот-вот что-то случится, непременно произойдет, и возможно, как самому удачливому коту [а как иначе, еще и самому известному коту] повезет избежать больших неприятностей, но, приятного даже в ожидании чьей-то подлянки все равно мало.
– Ты нализался с самого утра! – Воспоминание о вчерашнем дебоше с валерьяновой настойкой неприятным «дооон» отдалось в черепе. И вот насколько бы не были мягкими лапки кошечки Мягколапки, настолько резким и абсолютно лишенным всякой мягкости был ее голос сейчас, когда она его отчитывала, как несмышлёного котенка, сходившего мимо лотка. – Ты пропустил встречу с поставщиками! Вчера тебе вчетвером унять не могли, когда ты принялся гостям преподавать основы бачаты! – Мягколапка рыкнула, выразительно скривив мордочку. И ведь еще прошлой весной все у них было хорошо, ему нравилось в ней абсолютно все, он совершенно не замечал в ней недостатков, одни сплошные плюсы.
Что же с ними стало?!
– Мне было нужно собраться с мыслями! Валерьянка должна была помочь! – Заприметив, что носок левого сапога слегка грязноват от пыли, Кот, которого с недавних пор, по требованию властей, обозвали никак иначе, как Фернандо, попытался наклонившись вперед, слегка исправить это недоразумение, но, не удержав равновесия, задевая со стола какие-то бесконечные списки, которые вела Мягколапка, как истинная бизнесвумен, завалился вперед, чуть было носом не ткнувшись в дощетчатый пол. Тяжело дыша, он с трудом разогнулся, откидываясь обратно в кресло. – Уф, пекарный дракон, – за ругательства более крепкие можно было и когтями по морде нахальной отхватить. – Я в порядке. В порядке. Спасибо, что спросила. [float=right]https://i.imgur.com/lwdJ8a1.gif[/float]
– Ты не Кот в Сапогах, – цыкнула кошечка, за чьим хвостом он гонялся вот уже три весны подряд, места себе не находя, – Ты – клоун! – Ее голубые, как небо без единого облачка, глаза, холодно сверкнули. – Шел бы лучше работать в цирк.
– А вот и пойду!
– А вот и иди!
Не хватало только для полноты картины выгнутых дугой спин и хвостов стоящих трубой, но сейчас не было ни хвостов в силу наложенного заклинания феей-крестной, да и спину было не выгнуть так, чтобы показать, кто тут на самом деле может задать жару.
– И пойду!
– Иди-Иди!
– Чтоб тебя блохи в качестве танцевального зала использовали!
– Ты нарываешься, Гато, предупреждаю, – вдарив раскрытыми ладонями по столу Киса выпустила когти, не настоящие разумеется, настоящих у нее не было по вине хозяев, но вот нарастить коготки и выкрасить их в ядовито – желтый цвет, почему бы и нет, хороший мастер по маникюру и не такое сможет организовать.
– Да твой бар и дня без меня не продержится, Киса! А я, – Фернандо подорвался с места, грозно звякнув шпорами на сапогах – я увольняюсь!

– Я не договорила, Фер! – Доносится ему в спину и часть проклятий в исполнении Мягколапки глушит захлопнувшаяся позади Кота в сапогах дверь.
Он матерится, пулей вылетая из кресла за дверь, едва слышно и крайне злобно, толкая микро-порциями воздух сквозь тесно сжатые зубы, в никуда: su madre pendejada! Герои, ну те в которые он когда-то подался, носят плащи, и широкополые шляпы, сапоги до блеска начищенные, и совсем не ругаются так, что после требуется рот мылом мыть. А он об этом напрочь забыл.
Фернандо шагает, разрывая на ходу полупустую мягкую пачку, вытряхивая на ладонь единственную сигарету и прикуривает ту еще в  тесном коридоре[между кабинетом Мягколапки и выходом к бару из зоны для персонала], где курить категорически...он буквально пережевывает очередное ругательство, жадно втягивая в себя горький едкий дым и устремляется к выходу из бара, оставляя за собой дымный шлейф.  Под навесом, укрывающим пыльную террасу от палящего солнца, невыносимо жарко. Фер щурится, вглядываясь в пустующую улицу: днем здесь совершенно безлюдно, все держатся поближе к тени, либо ближе к рынку, где можно почти у любого торговца купить бутылку газировки за меньшие деньги, чем в баре с названием «Casa Agave». А ведь он изначально был против таких вот аутентичных названий, считая, что следовать надо за сердцем и называть бар надо так, что бы любой даже самый далекий от сказок человек или же не человек, понимал, что под этой крышей его ждут приключения. Фер вообще до последнего пытался убедить всех, что название «Поймай свой хвост» самое подходящее этому месту, где каждому поймавшему себя за хвост наливают за счет заведения.

Приключения.
Кажется с тех пор, как они сошлись с Мягколапкой и занялись этим баром о приключениях можно было только с блаженной улыбкой вспоминать, бесконечно перечисляя на что тратил свои девять кошачьих жизней.
Недокуренная сигарета отправляется в полет, обрывая очередное воспоминание на полумысле, залетая в горшок, стоящий неподалеку. Окурок попадает легко, красиво, заставляя ухмыльнуться, все-таки еще не все навыки забыты. Это помогает даже настроению стать немного лучше. Ненадолго.
– Гутэн морген, майн фройнтКот считает до пяти и лишь после на выдохе, не разжимая зубов здоровается в ответ. В голове все никак не укладывается, как один из трех поросят, ну тот, что из листьев и веток строил свой дом за два дня, превратился в натурального свина. Далеко не всем повезло так же сильно, как Фернандо Диабло Гато и его Кисе Мягколапке, в благодарность за помощь которым фея – крестная наделила тех способностью менять свой облик на человеческий, в точности как было со Шреком – огром что жил на болотах, а потом спас принцессу и стал…
– Здорова Нюх – Нюх, – Из памяти как-то совсем подтёрлось его настоящее имя, и осталось лишь прозвище данное за то, что от строительных работ и семейного бизнеса ушел в бизнес где семья это далеко не главное, а главное бабки и то, как ты их зарабатываешь. Нюх-Нюх не просто так получил свое прозвище. Смекаете? Поймал свою волну и удачно закупился необходимыми семенами, организовал пару подпольных лабораторий, до которых не доберется ни один волчара. Свин дымит трубкой, и шлейф дыма, что тянется за ним сладкий, близок к цитрусовому, который собьет с толку любого, кто вдруг решит уточнить, а не набита ли трубка чем-то запрещённым.
– Всеё еще болит твоя копф? Свин постукивает частью трубки, той, что вынимает из своей слюнявой пасти, по собственной голове, и по привычке, которая за ним сохранилась и по сегодняшний день, хрюкает. – Говорил жи товар отменного качества. Считаю, что ты должен угостить меня за это пивом, – и снова приглушенное «хр-хрю», прежде чем трубка снова перекочует в рот.
– Я из-за тебя работу потерял, Свин. – Хотя больше этому поросю подошло бы сейчас «мудень», но жизнь с Кисой, воспитание трех котят, которые, вроде как, успешно осваивали профессию благородных героев, выступающих на стороне добра, научили его сдерживаться. 
– Не помню, чтобы звал тебя в гости, – ворчит Фер, загребая пальцами слегка отросшие рыжие волосы и заводя всю свою шикарную шевелюру к затылку.
– Но я веть не с пустыми руками, фройнт, – щетинистая пухлая ручка, заканчивающаяся копытцем, скользит к внутреннему карману его жилета, и на свет божий являет он прозрачный пакетик, наполовину заполненный сушеной и мелко изрезанной травой. – Кошачья ди минце. Лучшая в городе.
– Какая ж ты сволочь, – фыркает Кот, толкая перед собой дверь, чтобы войти в прохладное помещение бара «Casa Agave». – ну да хрен с тобой, заваливайся. 
Дважды его приглашать не нужно, припрятав пакетик снова во внутренний карман жилетки, Нюх – Нюх торопится зайти внутрь, устремляясь вслед за Фером к барной стойке.
– Можем обсудить одно айн гешефт, раз ты теперь не полируешь здешние, – он осекся, заприметив как сверкнули недобро зеленые глаза. – Стаканы. Я хотеть сказать стаканы.
На стойку была выставлена пивная кружка, наполненная доверху пивом, так что пышная пенная шапка медленно сползала вниз по внешней стенке.
– Платят хорошо, – Нюх-Нюх буквально утонул пятаком в пивной пене, нырнув мордой в кружку и делая из той глоток. Срыгнул, мощно, никого не стесняясь, и продолжил. – Можно будет свой бар по соседству открыть, с блекджеком и дер мицхен. Фергнюген!
И он замолчал, сделав это с единственной целью, и цель заключалась в том, чтобы Кот в сапогах, проглотил аппетитную на вид наживку и попался на его крючок.
На стол из-под барной стойки была выставлена миска с жаренными желудями, вымоченными в густом сладком сиропе, больша-аа-ая редкость в этих землях. Свиной пятак дернулся в сторону миски, учуяв божественный аромат. Ни одна свинья, на памяти Фера, не могла устоять перед каштанами и желудями, даже после того, как жизнь их стала лучше, жизнь их стала веселее.
– Что за многозначительные паузы, Свин? Продолжай. – Миска придвинулась ближе. Следующие пять минут пришлось слушать хруст и неаппетитное похрюкивание в исполнении Нюх – Нюха.
– Ты слышал про цирк, фройнт? Тот, что встал на окраине и будет давать представление на этой неделе?
Фер кивнул, хотя на деле ничего подобного не слышал и лишь мог предположить, что Жемчужинка или Гонсало, а может даже Тимотео в скором времени ему бы доложили о гастролирующей по их землям труппе.
–  Что нужно сделать? – Желуди закончились. Нюх вздохнул, заглядывая в опустевшую миску и шумно хрюкнул, отвечать на вопрос Кота он не спешил. И свой вопрос Феру пришлось повторить.
– Помочь кое-кому сбежать.

https://i.imgur.com/u5QpsUv.jpg https://i.imgur.com/hsGb0We.jpg https://i.imgur.com/xYKR2ib.jpg

Стряхивая с рук излишки влаги, Кот вернулся к барной стойке, когда накативший пару кружек пива Свин уже перебирая своими нижними копытцами отчалил, а его место заняли трое хвостатых помощников самого Фернандо Диабло Гато.  От зоркого, намётанного глаза не укрылись ни пергамент, в который обычно местные торговцы заворачивали рыбу, ни яркая афиша, над которой склонились все три котенка.
– Если вдруг моя именная шпага исчезнет, я буду знать, чьих лап это дело. – Фер сделал пару глотков холодного пива прямиком из темной бутылки, поставил её на стол и, указав на афишу, – Все точно умом тронулись из-за этого цирка. – Вслух заметил рыжий пройдоха, выбивая рядом с оставленной пивной бутылкой пальцами по барной стойке свой особый ритм.
– Ха! – Жемчужинка очнулась первой, и что-то сверкающее, привлекшее внимание Фера, было подброшено его подопечной в воздух. Конечно, ловкий кот это поймал. –  Взгляни на это!
– На-настоящий! – Драгоценный камушек, слишком уж внешне напоминающей рубин, своей крепостью едва не сломал кошачий клык знаменитому Коту в сапогах. – Откуда он у вас?
– Там таких еще много, – абсолютно уверенный в собственной правоте, отозвался Гонсало, приходя на помощь сестре. – Этот выскочил из – под натяжным тентом, – на стол лег еще один камешек помельче, по форме напомнивший слезу или дождевую каплю, – как и этот…– немного скучающе добавил Тимотео, не сводя взгляда с яркой афиши и изящной фигурке, расположившейся в самом ее центре.
Звезды сулили прибыль и прибыль не малую. Фернандо подкинул с ладони в воздух драгоценный камешек и снова его поймал. Здесь тебе и новые сапоги, и шляпа, и новый бар напротив, чтобы изводить неблагодарную Кису Мягколапку. Он почти сыто и довольно заурчал, но три пары глаз, направленных на него, немного отвлекли.
– Отправляться вот так, без всякой подготовки. – Из-под барной стойки он вынул кожаный пояс и свою знаменитую шляпу со страусиным пером, встряхнув ту, чтобы с краев слетела пыль. – Неразумно. – Многозначительная пауза. – Поэтому вы все пойдете со мной. Устроим представление внутри другого представления. А теперь, – по краю шляпы по обе стороны прошлись поджатые пальцы, а затем слегка подбили ту вверх, чтобы она правильно села. – Вперед!

https://i.imgur.com/oWVYex9.jpg https://i.imgur.com/hoAIP6f.jpg https://i.imgur.com/CTbVPmW.jpg

Толпа у циркового шатра гудела как растревоженный улей. Кое-кто, едва заприметив среди других широкополую шляпу с пером, старательно жал к телу карманы, в которые можно было запустить лапу, и прятал поближе к сердцу кошельки с звонкими монетами.
— Чего это у вас тут происходит, милейший? — Зеленые глаза насмешливо выловив в толпе невысокого толстячка, сощурились. — Неужто представление отменили? — По толпе пополз недовольный ропот, кто-то, едва заслышав слова о том, что представление могут отменить, после часа прибывания на жаре в очереди за билетами, заволновался.
— Слониха у них рожать начала. — пояснил толстяк, ловким движением вынимая из кармана платок и обмакивая тем вспотевший лоб. — Надеюсь представление…
Музыка зазвучала из всех колонок разом. Толпа оживилась. Подхватывая друг друга и унося ко входу в шатер.

[nick]Puss in Boots[/nick][status]Твое слово пупсик, и я буду кем угодно[/status][icon]https://i.imgur.com/iM9xZ5J.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/WHd84NC.gif https://i.imgur.com/xEtuJHP.gif https://i.imgur.com/rbzD7ve.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Диабло гато</a><div class="fandom">Puss in Boots</div><div class="info">Киса, ты не так хороша, как говорят, ты намного лучше</div>[/lz]

+2


Вы здесь » ex libris » альтернатива » нервишки крутятся, проблемки мутятся [fairy tales !au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно