ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » i walk the line [white trash!hot priest!asoiaf au]


i walk the line [white trash!hot priest!asoiaf au]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://64.media.tumblr.com/0e26fb909cb6067a3bfdc5b6d66d7502/0ad0e92d35211d38-d5/s540x810/3383c83f9ad5d6ecb5d1888e633d9b1ac4020f89.jpg
because you're mine, i'll cross the line

[icon]https://s1.gifyu.com/images/ezgif-5-583cdebe42.gif[/icon]

Отредактировано Sansa Stark (18.07.22 14:40:58)

+4

2

Ночью опять подняли лай собаки, но Санса, вернувшаяся часом раньше и убитая после двойной смены в "Гавани", не нашла сил оторвать голову от подушки. Не проснулась она и когда через плотно закрытые шторы комнату начало прощупывать позднее, зимнее, неласковое солнце, и когда с кухни донесся лязг чашек и голоса мальчишек.

Мама всегда кормила их завтраком в восемь утра, а после они отправлялись на воскресную службу. Чаще всего это были пышные блинчики с сиропом для Рикона и Арьи и яичница с беконом для остальных. Санса тогда вставала вскоре после матери, чтобы помочь ей сготовить на всю ораву и собрать младших в церковь. Убедить Арью надеть платье хотя бы раз в неделю, правда, удавалось не всегда. Отец, не очень верующий протестант с рождения, к частой зависти детей, обычно оставался дома, но никак не препятствовал попыткам Кейтилин вырастить из них достойных католиков. Постепенно, правда, к нему присоединились Робб, Арья и Бран - вскоре после аварии. На тот момент Санса еще надеялась, что после школы уедет из их глуши в колледж и думала, что больше всего будет скучать по таким воскресным утрам, но после смерти отца и бегства Арьи со спокойной неотвратимостью поняла - Север ее держит, она в него вмерзла, и никакая оттепель не отпустит ее от остатков семьи Старков.

По завтракам, правда, все равно скучает до рези в груди.

"Надо бы встать, помочь им", - прорезалась первая отчетливая мысль сквозь сон, но утонула где-то в подушке, вслед за собой утянув и Сансу до момента, когда кровать пошатнулась от того, что на нее запрыгнуло сразу два тела, а в ухо ее слюняво лизнули.
- Фу... нельзя на кровать, сколько раз... - она толкнула Шэггидога в мохнатый свалявшийся бок больше для приличия, чем чтобы спихнуть на пол, сил на это все равно не хватило бы.
- Мы принесли тебе кофе и сэндвич! - заявил Рикон, почесывая за ухом не смутившегося ни на минуту пса. - Только плиту пока очистить не получилось...

На покоцанных настенных часах стрелка показывала полдень - все добропорядочные католики уже разошлись со службы по своим безгрешным делам. Пора бы привыкнуть, что прежних воскресений у Старков больше не будет, по крайней мере, пока младшие не подрастут.
- Я отмою. Уроки сделал?
Рикон скривил лицо.
- Я помогу.
Голос у Брана сломался не так давно, и интонациями так отчетливо напоминал порой Робба, что Санса, забывшись, вздрагивала и искала глазами не младшего брата, а пропавшего без вести первенца Старков.

Скоро будет год как они остались втроем - из всегда гудящего, шумного дома только старшая сестра, калека, дикий младший и их два огромных пса. Могила отца - на старом кладбище у предгорья, фотографии Робба и матери все еще висят в полицейском участке, но на столбах и автобусных остановках их давно уже смыло и обесцветило солнцем. Несколько голосовых сообщений от Арьи двухлетней давности о том, что она у дяди, хранится в старом мобильнике Сансы с побитым экраном. Эти обрывки, остатки, крохи того, что было ее семьей, и так резко перестало - то, с чем она живет и с чем так старается не оставаться наедине, подписываясь на еще одну смену, засиживаясь за уроками с Риконом, изредка позволяя себе роскошь пропасть на полдня с собаками в лесу возле их дома.

Встретиться с этим лицом к лицу ей хватало смелости и сил только на исповеди, все еще не совсем одной - с молчаливым присутствием беспристрастного слушателя за дверцей, предлагающего то, что ей было нужно и то, что она могла принять - безусловное и безмолвное понимание и ощущение, что хотя бы на время, на эти минуты, что она сидит, укрытая от мира, с ее плеч снята та гора, которую она пытается волочить за собой.

К моменту, когда Санса подъезжает к местной церквушке, людей уже действительно почти нет - день клонится к вечеру. Внутри плачут воском свечи, пара прихожанок что-то тихо обсуждает, сидя на самой дальней от алтаря скамье. Кабинки для исповедей свободны, Санса занимает привычную - на темном дереве дверцы нацарапан крест, а если положить ладони на подставку под колени, то можно почувствовать под правым указательным пальцем C.T.. Стукнула дверца за перегородкой.

- Прости меня, отец мой, я согрешила - предалась лени и не успела на проповедь...

[icon]https://s1.gifyu.com/images/ezgif-5-583cdebe42.gif[/icon]

+2

3

Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.
— Евангелие от Марка 14:38

Он когда-то был циником. Он заразился цинизмом еще в детстве, и долгие годы смотрел на мир через эту искривляющую призму, которая что угодно сделает уродливым, вывернет шиворот навыворот, превратит в карикатуру на самое себя. Самое постыдное в том, что больше всего извращенного удовольствия он получал тогда, когда смотрел на окружающих его людей и приходил к выводу, что никто из них не страдает сильнее, чем он - что чужие заботы ерундовые, вовсе не невыносимые, что окружают его слабые духом мещане, тогда как выпавшая ему самому судьба делает из него какого-то мученика, и никто другой в его шкуре не выжил бы и дня. Гордыня, вот что это было, гордыня, тщеславие и недостаток любви в сердце. Недоразвитая способность к сочувствию.

В семинарии он столкнулся с тем, что самое трудное на пути к Богу - это не зазубривание страниц из Библии или церковных правил, а путь к состраданию.

Окажись Джон из прошлого на месте Джона нынешнего, он был бы бесполезен. Джон из прошлого смотрел бы на прихожан ласковым теплым взглядом, думая про себя, что все они - овцы, которым нужен пастух, и что они настолько бедны душой, что им (скандал) нужна чья-то помощь, чтобы жить свою жизнь, вот жеж идиоты. Джон нынешний смотрел на свою паству с любовью, видя в каждом из них одновременно и Иова, и Господа, и самого себя.

Может, когда-нибудь его переведут отсюда в другой приход, а может, он пробудет тут до конца. Ему бы этого хотелось. Он рос в похожем городишке, только там не было церкви, и священника не было - он бы не пошел слушать проповедь и исповедоваться по своей собственной воле, но кто знает? Может, будь рядом с ним в детстве человек Господа, всё повернулось бы иначе. Да-да-да, крамольные шутки о католических священниках и их малолетней пастве в сторону - люди даже не подозревают, сколько в мире детей, для которых единственной понимающей, принимающей и по-настоящему сострадательной фигурой в жизни может быть только святой отец, пока родители сражаются со своими демонами или сами с собой, учителя и школьные психологи пытаются выкроить время на самое главное, лавируя между горой работы и ежедневными заботами, и весь мир при этом доверху полон всяких ублюдков заблудших душ.

Джон хотел помочь всем и каждому. Томмену Баратеону, который с каждым пренебрежительным взглядом от своей матери становится все зашуганне и грустнее. Самой Серсее, которая очень плохо скрывала глубоко сидящую злобу и на воскресных проповедях слушала вполуха, явно вообще не понимая, зачем весь этот ритуал. Давосу Сиворту, который на проповеди приходил из раза в раз один, а потом возвращался домой к своей жене-дьяволице - вот уж кто еще дальше от Бога уйти уже не может... Но это так не работает. Помочь можно кому угодно. Самое главное и трудное - чтобы этот кто угодно о помощи попросил. Протянул Богу руку навстречу.

Так что он читал свою проповедь, бегал, молился и жил своей обычной размеренной пасторской жизнью - полдня разбирался с роботом-пылесосом, например, забрал тачку из ремонта у Джендри, остановился у него на перекур, послушал до неприличного смешных шуток ("прости меня, Господи") и весь день провел в своих обычных приземленных заботах, пока не настало время снова надевать рясу и спускаться к часу исповеди (а жил он прямо в церкви, на втором этаже). Месяц выдался небогатый на события - до церковных праздников далеко, ежегодная школьная проповедь уже прошла, венчаний и крещений не намечается. Только вот отпевания, как всегда, непредсказуемы.

Исповеди он любил больше всего.
Когда сидишь через стенку от человека, один на один, не видя лиц друг друга, вас всегда как будто всегда трое. Многие приходят исповедываться, когда подходит время, но у каждого находятся свои грехи. Уныние бьет все рекорды, чревоугодие и похоть делят второе место.

Джон коротко приложил к губам свой холодный нагрудный крест и ступил в исповедальню.

- Господь да пребудет в сердце твоем, дитя, - проговорил он, тем самым давая разрешение человеку по ту сторону тонкой стенки заговорить.

Короткая исповедь вызвала у него добродушный смешок, который он поторопился подавить и выдать за кашель. Не успела на проповедь - дай Боже, чтобы все так грешили.

- Господь прощает тебя. Необязательно приходить на проповедь, чтобы носить его в своем сердце. Как давно ты не исповедывалась? Подумай об этом пару минут. У Господа как раз свободное окно.

На той стороне повисла тишина, и Джон даже занервничал - совсем расслабился, шутить вздумал, от текстовки отошел. Теперь она думает, что кто-то залез в исповедальню над ней пошутить...

- Унываешь ли ты? Завидуешь ли? Гневаешься? Расскажи. Господь милостив с теми, кто ничего не таит.

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » i walk the line [white trash!hot priest!asoiaf au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно