ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » великий русский отдых


великий русский отдых

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/XbZpdMY.png https://i.imgur.com/P4LdZ4J.png
https://i.imgur.com/KYnlJul.png https://i.imgur.com/MZKQhVQ.png

Неофициальный, запрещённый на территории всех стран мира, не значащийся ни в одних документах вселенной, профсоюз Вдов объявляет рабочую забастовку и отправляется в путешествие к центру земли. Одному из центров. Земли русской. В культурную столицу, царь-град Санкт-Петербург. Иными словами: большие города... вот только кажется у прошлого или настоящего — совсем другие планы на этот уикэнд.

Родственники — это сложно. Младшие сёстры это — сложно. Старшие это — невыносимо. А когда и та, и другая ещё и убийцы с богатым прошлым...

[icon]https://i.imgur.com/owh4oCK.png[/icon][status]безудержный вдовий кутёж[/status]

Отредактировано Natalia Romanova (13.07.22 14:40:12)

+2

2

[indent] Очередь
[indent] [indent] [indent] двигалась
[indent] [indent] [indent] [indent] [indent] СЛИШКОМ
[indent] [indent] [indent] [indent] [indent] [indent] [indent] [indent] медленно.
[indent] Елена с какой-то обреченной грустью думала о том, что очередь стала бы в раза два короче от одной прицельной автоматной очереди, но бог терпел, и нам велел, дал бог кошек, даст и шаверму и прочие религиозные заповеди, не то, чтобы она в них очень хорошо разбиралась; все же атеистический Союз был приятнее высокодуховной России-матушки, но, что иронично, именно Всевышнему хотелось взмаливаться, когда Алексей заводил речь за золотые купола, по незнанию даже совершила главную ошибку своей жизни - подумала, что эти купола за религию, за что поплатилась всей дискографией Михаила Круга.
[indent] Хотелось очень тяжело так, от души вздохнуть. Так, чтобы даже сдуть нависшую, щекочущую нос выбившуюся прядь волос. Но! Но-но-но это означало то, что Елена жалеет о своем поступке. Под поступком подразумевалось виртуозное применение всех возможных ухищрений, чтобы затащить Наташу в лучшую шавермную на Владимирской, которая, если верить легендам, является по совместительству и лучшей шавермной во всем мире. Стоически выстояв оборону против вопросов в стиле, а почему она в подвале, и вообще, между прочим, совсем рядом самая старейшая шавермная, и вообще, Лена, ты серьёзно, Белова не могла сдаться так просто. Хотя бы из чистого упрямства.
...ладно, по большей из-за части из-за чистого упрямства. И Елена только поджимает губы. Они выстоят эту очередь, в конце концов, выстаивали вещи и похуже.
[indent] Взгляд Наташи, в котором попеременно туда-и-обратно проходили стадии принятия неизбежного Елена воспринимала также стоически, как эту охрененно большую очередь. Вот ведь понаехали, поначитавшись всяких ванильных постиков из вконтакте в стиле "уехать в Питер и начать заново", а теперь оккупируют лучшие злачные места. И, если она правильно прочитала взгляд, то... Ну ой. Вальтер, может, и решит проблему тише точечными выстрелами в каждого участника очереди, но зато ВСК-94 (на удивление Белова все же поддерживала отечественного производителя) сделает все веселее. Зануда. И позёрка - надо же покрасоваться своими навыками хэдшотов.
[indent] Елена утыкается в телефон - в пресловутый вконтакт, все равно чем-то надо было занять время. "Занимать время" было немного непривычным концептом, который она еще только обкатывала. Отдых, который прямо отдых был и вовсе какой-то дикостью, из-за чего внутри все же возникали противоречия в виде всплывающих вопросов "а что, а так можно было". Наверное, да. Не то, чтобы Лена не удержалась от парочки заказов, но благодаря выдающимся навыкам тайм-менеджмента они вроде бы не должны накладываться на отпуск слишком сильно. От того, чтобы прыснуть она тоже удержаться не могла, подсовывая телефон Наташе чуть ли не под нос, пытаясь сдерживаться от откровенного ржача. Котлетов. Лена не очень всекала за постиронию, но уже любила её всей душой. И конечно же очередь должна была подойти к ним именно в тот момент, когда она еле могла держать серьёзное лицо. Вдох. Выдох. Сбор всей агентурной выдержки, которая у неё только была.
[indent] - Большую в сырном лаваше, пожалуйста со свежими овощами и чесночного соуса побольше, - внутри разгорался не столько аппетит, сколько любовь к величайшему творению человечества (это вам на столичная шаурма на Белорусском вокзале, даже от мыслей о которой внутри передергивало), бережно созданному руками лица кавказской национальности. - Нат, а тебе?... Только не говори, что не выбрала.
[indent] Я бы хотела поблагодарить маму, папу, киноакадемию - изображение шока, переплетающегося с удивлением у Беловой действительно могло претендовать на все существующие награды. Несуществующие тоже. Особенно на них.
[indent] - Вечно тебя спасать приходится, - ехидно и назидательно, Елена знает, что ей карма в виде Наташи еще обязательно все это припомнит, но отказать себе в соблазне она не считала нужным, недавно вон по радио услышала, что жить надо в кайф. Даже если со смелыми заигрываниями с собственной судьбой Беловой проживет она такими темпами не слишком-то и долго. Зато ярко! Зато весело, задорно. В конце концов, она черная вдова, а вдовами становятся исключительно через свадьбы, и раз такое дело и весь мир - одна большая свадьба, так кому, как не ей быть хорошим тамадой с интересными конкурсами.  Наташа открывает рот, видимо, все же решив сделать заказ, но всё уже, все, а надо было раньше, теперь дорогая сестрица Леночка берется за дело. — Ей такую же. Только лука побольше.
[indent] Потому что овощи полезны,  никто не позаботится о Наташе лучше, чем Лена. В основном потому что сама Наташа о себе редко когда заботится, Мстители эти ваши и вовсе детский сад штаны на лямках, а больше то у неё никого и не было.
[indent] Получая заветную прелесть, Белова сразу же с удовольствием вгрызается. Восторг проступает на лице практически сразу - это так вкусно, что действительно можно было поверить в бога, как минимум бога вкуса. Шаверма была вкусной, Питер, вопреки мрачным прогнозам, радовал солнцем и относительным теплом, под боком была Наташа и их пока даже не пытались убить  — и жизнь хороша, и жить хорошо. Елена потянулась, и тут же скривилась; плечо еще ныло - захваты у Романовой были на десять с плюсом, хотя Беловой начинала думать, что уже близка к тому, чтобы разгадать их секрет, но сердце грела мысль, что на щиколотке у Наташи красуется укус (нет, мне не десять, я просто использую все возможности), так, что даже почти и не болело вовсе. Возможно, в один прекрасный момент они все же перестанут каждую встречу отмечать хорошей дракой не на жизнь, а на смерть, но исключительно в тот момент, когда "Перемирие" превратится в "Я сделаюсь, Лен".
[indent] - Я же говорила, - кажется, не одна Белова уверовала в гастрономического всевышнего, ухмылка у Лены стала в несколько раз шире. Пока не стала полной искренней надежды. — А теперь... В Кунсткамеру?
[indent] Вообще, Лена не была фанатом экскурсий. И фанатом музеев. И вообще хоть чего-то такого - практичная натура вопила о том, что а смысл в вещах, на которые можно только смотреть, но нельзя трогать, ровно как и стрипбар, но там хоть виды поинтереснее, чем жопоческа Петра I. Но они вроде как в культурной столице. Вроде как нужно просвещаться. Хотя Белова бы лучше бы заглянула в 'Неканон' — не то, чтобы ей была близка гик-культура, но отзывы были хорошие, а ещё там был свой филиал поклонения Мстителей и постебать Наташу было бы бесценно. Или куда-нибудь в зоопарк, там хоть зверюшки, зверюшек, в отличии от людей хотя бы Лена любила. Скучала по Фани — насытилась шавермой она ещё где-то на половине, и сейчас бы эта мохнатая морда была ой как кстати.
[indent] — Если ты меня потащишь сейчас в Исаакиевский, то я убью всех в этом храме, включая себя, — золотые купола все ещё были страшными, и хотя Елена прекрасно понимала, что среди песнопений явно не будет никаких шансоновых мотивов, но... Н о... Умом Россию не понять. И, как настоящая черная вдова, она должна быть подозрительной ко всему.

[nick]Yelena Belova[/nick][status]безудержный вдовий флекс[/status][icon]https://i.imgur.com/sxOR8ZH.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Елена Белова</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">наташа, вставай, мы с тобой все уронили. </div>[/lz][sign]  [/sign]

+2

3

«Очереди Наталья ненавидела так же сильно, как и вареники»…

Бред о моём "конфликте" с изделиями из пресного теста в одной из статей, посвящённой Дню Мстителей, написала какая-то идиотка с забавной фамилией для журнала Times. Манипуляции СМИ всегда относились к разделу простых задач для новичков, но в моё время с изданиями, даже иностранными, всё было не настолько плохо. Аналитика отвращения к вареникам. Действительно достойный материал для одной из самых известных в мире газет.

Впрочем, никакой особой любви к блюду украинской кухни я и правда не испытывала, но "ненависть"... сильный эмоциональный окрас слова. Тем более, если речь идёт о вкусовых предпочтениях. Познания Вдов в еде, фактически, делятся на две категории: 1) для выживания 2) для маскировки ядовитых компонентов, подмешанных в блюдо или напиток. Живое оружие не выбирает любить черный хлеб или предпочитать белый, есть апельсин или яблоко, хотеть шоколада или карамели. Используй ресурсы на максимум их возможностей и бери, что дают. Установки, неизменно применимые к любой грани лезвия жизни, по которому предстоит бежать. Поторопись, маленькая балерина…

Это делает описанную ненависть к вареникам ещё более нелепой инсинуацией. Хотя, нелюбовь к конкретному виду пищи явно не худшее из того, что мне доводилось о себе читать. И последнее — явно не повод для гордости.

Шаурма плотно ассоциировалась с 12-м годом, отдавала привкусом бетонной крошки последствий нападения на Нью-Йорк и, спустя годы тренировок по обнаружению личных вкусовых предпочтений, в списки любимой — или наоборот — еды не попадала. Однако, очередь прямо перед нами делала всё возможное, чтобы курицу в лаваше я начала искренне и по-настоящему ненавидеть.

В третий раз, за последние 1,2 минуты, я обнесла подвальное помещение взглядом, сканируя обстановку на предмет угроз или факторов риска, но по-прежнему не обнаружила ни первого, ни второго. Хмуро щурясь недоверием, пересчитала количество людей, вместе с новоприбывшими. Прикинула пути отхода, варианты атаки и бегства… Запах жареного мяса, соусов и пота разной степени дурности, смешанный с лёгкой вуалью плесени присущей всем питерским подвалам, да и всему городу на Неве в целом, оттеняется то ли духами, то ли шампунем Елены, стоящей впереди меня в нервном возбуждении.

Ни малейшего понятия в каком не-туристическом гайде Белова обнаружила информацию об этой, богом (всеми богами) забытой подвальной забегаловке на Владимирской, тем более, когда рядом точка отмеченная картами, как старейшая шаурмечная в городе, но маленькому светлому паучку это было, по какой-то лишённой рациональности и логики причине, важно.

По крайней мере, разговор о выборе точки питания, хоть и вылился в словесную баталию с многократными попытками (моей стороны дебатов) закатить глаза в череп, но в ничто большее не перетёк и, у следа от зубов sestritzi на моей щиколотке, новых соседствующих узоров не прибавилось. Глядя на то, как Лена всем существом пытается демонстрировать стойкость перед лицом очереди, роется в телефоне и показывает мне, абсолютно идиотский, нелепый… боже, чем занимается молодёжь… Котлетов… да уж, оборону от мемов Егор бы сдержать не смог… ладно, это и правда забавно… глядя на всё это, можно в действительности забыть о том, что мы такое. Или о том, чем мы были…

Мелина задавала мне вопрос о сердце, но по правде спрашивать стоило не меня. Я сохранила собственное существо, насколько тому способствовала переиначенная цитата Ницше про всё, что не убивает — делает сильнее — вопрос третьестепенный, но Елена… она смогла остаться… собой? Вот и сейчас, придуриваясь в очереди за шаурмой, которую она так хотела заполучить именно в этом затхлом подвале, едва сдерживая смех от К о т л е т о в а (bozhe moi), Белова выглядела, как дурашливый подросток и смотрелась абсолютно органично. Перекинув косу за спину, прочищая горло, лёгким движением бровей намекая на подошедшую очередь, я подумала, что моя уместность в этом месте смотрится далеко не так естественно.

Пока Елена заказывает что-то в сырном лаваше, без особого энтузиазма наскоро изучаю меню повторно. Очередь дала простор для заучивания, не то, что выбора блюда, но как и всякая “бесполезная” информация, вид шаурмы был выкинут за порог сознания спустя минуты 2, а поскольку к этому вопросу я не возвращалась…

— Нат, а тебе?... Только не говори, что не выбрала, — моя левая бровь выразительно выгибается выше правой, контрастируя с наигранным (достойно Оскара, браво) удивлением “сестры”. — Вечно тебя спасать приходится.

Мои брови хмуро сдвигаются к переносице и степень молчаливого осуждения растёт по экспоненте, когда мелкая засранка ещё и озвучивает свой рецепт “спасения”.

Лука не нужно, спасибо, — очаровательный оскал №4, предупреждение и миловидность, два в одном, взгляд на человека за стойкой, совершенно-точно-нежное сдавливание плеча Елены. — Светловолосый Шрек шутит.

Заказ готов. Белова вгрызается в шаурму так, будто не ела последние лет 20, мои губы невольно колет усмешка, чуть кривя рот в бок, откусывая от своей порции в сырном лаваше, я делаю паузу, жуя и, обмениваюсь взглядом с Еленой. Это вкусно. Однозначно вкуснее, чем то, что я пробовала в Нью-Йорке. Я бы даже сказала вкуснее, чем 99% блюд, что мне доводилось пробовать в разных фешенебельных ресторанах и на модных вечеринках мира. Кивая сестре, выражая уважение и согласие с отражающимся в её глазах, делаю второй укус, захватив больше. Вкусно.

— Я же говорила.

Отвлекаясь от изучения полупустых тротуаров, с поребриками, с которыми не характерное Питеру солнце заигрывало бликами, поворачиваюсь к Лене, дожёвывая и киваю повторно.

Туше́, — дотянувшись до своей бутылки с квасом, отпивая, я пожала плечом, правая бровь вильнула вверх в такт и вернулась на место. — Это действительно вкусно. Настолько, что я даже про очередь шутить не буду.

— А теперь... В Кунсткамеру?

Морща нос, я отодвинула от лица шаурму.

Тебе так уж хочется посмотреть на анатомические уродства в склянках, рыболовные снасти и фарфор? Я думала ты была у Мелины на прошлой неделе, — фыркающая усмешка издалась со звуком отдалённо напоминающий характерное для Елены “ха”.

— Если ты меня потащишь сейчас в Исаакиевский, то я убью всех в этом храме, включая себя.

Да что с тобой и храмами? Боишься, что советский генетический код среагирует на православность и ты загоришься? — смешок отпечатался наглой насмешкой. — Ну, тогда, сестрёнка, из нас двоих сильнее переживать стоит мне, разве нет? — пожатие плечами вышло почти абсолютно беспечным. Я отпила ещё кваса. — Вообще-то я бы предпочла любоваться архитектурой, а не коллекцией из “магазина приколов” Петра.

Лена не выглядела убеждённой или сильно весёлой. Видимо у неё с куполами примерно те же проблемы, что и у меня с варениками, по мнению дурной девки из Times.

Проклятый компромисс, ни вверх, ни вниз, — цитируя трек Би-2, который мы слышали по радио в такси буквально вчера, качаю головой в немом отрицании, опуская глаза. Цокаю языком, заодно смахивая с зубов прилипший кусочек лаваша. — Ну, хорошо. Может быть “Зингер”? И памятник архитектуры, и книжный… и даже не церковь. К тому же, расположен на Невском, потом можем пройтись по набережной? Ну или если ты Т А К хочешь, — с лёгким закатыванием глаз, покачав головой, — можем пойти в Кунсткамеру.

Прожевав ещё один кусок шаурмы и запив его квасом, я весело ухмыльнулась.

За то, насколько это было вкусно, обещаю не поддаться соблазну тебя туда сдать.

[icon]https://i.imgur.com/ktZlith.png[/icon][status]лютый вдовий флекс[/status][sign].[/sign]

+2

4

[indent] Елена выгибает дугой бровь — точь-в-точь Наташа, не подражание, исключительно дурное влияние — но в отличии от Романовой, которая при этом имеет привычку поджимать губы, чтобы всеми возможными невербальными способами показать свое недовольство,  ярким контрастом только ухмыляется шире, многообещающе: ну попробуй, сестрица, попробуй.
[indent] Возможно, укус не был случайностью в запале боя, на которую она так сильно грешила.
[indent] — Ну конечно давай пойдем, там такие большие окна, находка для снайпера, - тон Елены оставлял загадку, была ли ее речь так сильно полна сарказма, что становилась искренно воодушевленной или же ее согласие было настолько рьяным, что выходило на отдельный уровень метаиронии. С другой стороны, любой объект исторического наследия, плюс-минус запланированный в их культурную программу, не то чтобы очень сильно отличался безопасностью. Разве что Зимний дворец и его охрана в свое время доставили Беловой головной боли, заставляя балансировать между сохранением экспонатов, уважением к Нине Степановне, которой пришлось бы мыть замызганный кровью пол, да ещё и пуленепробиваемыми стеклами с круглосуточной слежкой по периметру. Фи. Но раз Елена смогла, смогут и другие, если они, конечно, не менее талантливы.
[indent] Вместо более однозначного ответа Елена требовательно протягивает руку — свое питье она не брала живя по принципам семейного капитало-коммунизма: все, что принадлежит Лене, — ленино (и, конечно, Ленина); все, что принадлежит Наташе, — тоже ленино (и, возможно, товарища Сталина). Романова делится не спешит.
— Пускай круууто меня заносит, - ночь караоке все ещё горела в списке приоритетных задач красным, но вытащить Нат было той ещё задачкой, приходилось обходиться тем, что есть, но обмен строчками песен Би-2 далеко не самый странный метод их коммуникаций. Она практически виснет на плече Наташи, чтобы её музыкальные таланты были максимально хорошо слышны, чтобы ни одна нота, ни одно слово не были не замечены Романовой. — душа чуда сейчас просит.
[indent] Каждый раз, когда Алексей называл Лену "папиной дочкой", она хотела ему врезать кулаком прямо в морду, но именно от него была перенята тактика  сомнительных песнопений как средства достижения целей,  если Лена не выдерживала кавера на Дона Маклина сомнительного качества, то вот Наташе отдавалось испытание Шурой. Это была тактика Елены изначально, и она её же и придерживалось. Тем более, что квас того стоил, о нем ходили легенды даже похлеще, чем о загадочной подвальной шаурме.
[indent] - Ха, - против откровенного шантажа и неприкрытых манипуляций не попрешь, несмотря на всю психическую устойчивость Романофф к самому различному виду атак, но эмоциональный урон... ох, эмоциональный урон - проще сдаться, чем пытаться противостоять. И Белова с особенным довольством победителя делает несколько глотков. Конечно, квас с Байкалом не сравнится, но ничто с Байкалом не сравнится, кроме Байкала. Ну и еще тархун где-то рядышком стоял, но все же не то.
[indent] - Я хочу, - все же говорит Белова. - Тем более, что сдать тебя планировала я.
[indent] Защита собственных чести и достоинства получилась так себе, но хотя бы не "кто обзывается, тот сам так называется", все же Елена выше этого. А вот Нат бы сразу же пошла в шуточки про рост, поэтому... нет. Как получилось, так получилось, сожалеть не о чем. Может быть, чуть позже у неё еще появится шанс для того, чтобы блеснуть остротами. Шаги у Лены широкие, пружинистые - пусть едва ли действительно "магазин приколов" Петра мог удивить чем-то,  но она чувствовала какое-то невероятное воодушевление от предстоящего посещения. Возможно, потому что она планировала пофоткаться там - в противовес глянцевым фотографиям из того периода, будто бы из какого-то семейного журнала, максимально нестандартно, максимально запоминающееся.
[indent]... возможно, Елена расслабляется слишком сильно - это было сознательным решением, осознанной попыткой приблизиться к нормальности настолько, насколько это было возможно, и, что сейчас стало более, чем очевидно, ее ошибкой. Зрачки расширяются, сердце пропускает несколько ударов, мышцы непроизвольно сокращаются, лишний резкий вдох, и вот она уже давится квасом, активно пытаясь откашляться.
[indent] - Только... не.... бей... - в перерывах между кашлем, попыталась выдавить из себя Лена, прочитавшая до этого в какой-то статье, что на самом деле удары по спине вовсе не помогают быстрее справиться, а наоборот увеличивают риск задохнуться, но либо вместо членораздельной речи у неё вышел набор звуков, в которых Наташа не смогла разобрать послание, либо Нат все же хотела её убить. Оба варианты были одинаково возможны, но раз уж она жива, то ничего не поделать.
[indent] Вытирая выступившую на лбу испарину, Лена тяжело, рвано дышит, будто бы вот-вот заново начнет закашливаться и второй рукой показывает большой палец вверх, я в норме, все хорошо.
Нихрена не хорошо. Во-первых, она сейчас спалилась перед Нат, что опять же подходило под определение жопы -  её шпионский рефлексов хватило, чтобы выловить из толпы слишком знакомые в слишком негативном ключе лица, но вот неожиданность их вылавливания похерила её уже_видимо_не_хваленую вдовью реакцию, чтобы держать лицо ровным и просто пройти мимо, превратив все в блядский цирк с фокусами просто пиздец и дегенератом-клоуном. С другой стороны сомнительный плюс - возможно её блядский цирк отвлек внимание от первопричины, по которой все и произошло.
[indent] - Знаешь, я передумала. Пошли в "Зингер", а потом покормим уточек, - ее голос напоминал звуки гвоздя по стеклу, но энтузиазма было так много, что еще на десять Елен Белов хватит. Постепенно идущий в пизду отдых постепенно (сразу) начинал нервировать её, но в голове созрел наспех собранный из говна и палок план, где изучение Санкт-Петербурга и его достопримечательностей  в рандомном порядке поможет замести следы и оттянуть неизбежное хоть на какой-то отрезок времени пока она не будет в состоянии  с ним разобраться. Или, если ОЧЕНЬ повезет, то потакание Наташе приведет к тому, что она на что-нибудь отвлечется, и Елена в это время разберется.
План говно.
Участвовать в нем Белова не хотела - брезговала.
Но другого не было.
[indent] И Елена буквально потащила Наташу за руку за собой.

[nick]Yelena Belova[/nick][status]безудержный вдовий флекс[/status][icon]https://i.imgur.com/sxOR8ZH.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Елена Белова</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">наташа, вставай, мы с тобой все уронили. </div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » великий русский отдых


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно