ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » бесславные ублюдки


бесславные ублюдки

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

mumford & sons - broken crown
https://i.imgur.com/Ydf8xx8.gif
https://i.imgur.com/tFGlcHe.gif

— Нет. Вы ошибаетесь. Джон никогда бы…
— Джон — нет. Лорд Сноу — иное дело.

Робб, взяв обеими руками свою тяжелую корону, надел ее на себя и в мгновение ока снова стал королем.

Отредактировано Jon Snow (10.07.22 14:54:51)

+9

2

[indent] Джон гнал кобылу галопом всю дорогу до Кротового городка, стремясь оказаться как можно дальше от Стены к тому моменту, как его хватятся. Луна поднялась высоко в небе, когда он остановился на короткую передышку у ручья и присел на корточки, чтобы ополоснуть лицо, напиться и подержать уставшую от поводьев обожженую руку в талом снегу. Кобыла пить не торопилась, и он коротко дернул её за поводья, подтягивая мордой к ручью - "пей, потом будет некогда", и в этот самый момент его воспаленный слух вырвал из ночной тишины отдаленный топот копыт.
[indent] Он вгляделся в черноту ночи, которой всё ещё касалась тень от Стены, но ничего не увидел, кроме бледной тени Призрака. Он маячил белым пятнышком на горизонте, и сквозь тьму смотрел прямо ему в глаза. "Он догонит меня, обязательно догонит", - соврал Джон сам себе, забираясь обратно в седло и вновь ударяя кобылу пятками в уставшие бока. Не получится у неё передохнуть. Выбьется из сил задолго до рассвета.
[indent] Но больше он своего лютоволка не видел. Призрак так и остался стоять на том самом месте в его памяти, укоризненно глядя на него кроваво-красными глазами, и всадники так и не напали на его след. Кем бы они ни были... На пути из Черного замка Джон сшиб с ног одинокого Сэма Тарли, который был его побегу единственным свидетелем, и образ друга, беспомощно валяющегося под ногами его кобылы, колол Джона длинной иглой каждый раз, когда являлся ему. Нет, Сэм не побежал бы будить лорда Мормонта, чтобы сообщить о дезертирстве, и других офицеров поднимать на ноги бы не стал - Джон полагал, что Сэм просто уйдет спать и сознается обо всем поутру, но тот, должно быть, перебудил Пипа и Гренна с Жабой, пока не стало слишком поздно. Но Джон оказался быстрее.

[indent] Кобыла выдохлась к рассвету, а Джон уж и подавно; у первой же попавшейся фермы он украл с веревки портки, рубаху и плащ. Всю свою черную одежду, за исключением черной же кольчуги, он сжег на берегу речки, пока переодевался и проклинал все на свете.
[indent] Сын Эддарда Старка ворует крестьянские порты. И этого человека Джиор Мормонт еще пару дней назад хотел сделать своим преемником...
[indent] Джон плохо спал, а соображал еще хуже. Ему больше не снился мертвец с отцовским лицом - сны стали беспорядочными и беспокойными, в них смешались Сэм Тарли с перепачканным в черной слякоти лицом и Призрак, так и застывший посреди ночной дороги. Всё осталось на Стене - и валирийский меч, который подарил ему Старый Медведь, и клятвы, которые Джон принес в тени чардрева, и его лучший друг, которого он предал, и его новые братья, и его бастардская честь, и даже его лютоволк, которого Джон оставил в тени Стены, словно волк был мешком с песком, а кобыла - кораблем, которому необходимо сбросить лишний груз, чтобы набрать скорости.
[indent] Смятение не отпускало его, сон его покинул, покой казался выдумкой далеких беззаботных времен, когда не было никаких клятв и войн - из времен, о которых Джон старался не думать. Наверняка он знал только одно: как бы он ни поступит, он кого-нибудь да предаст. И ему жаль было Старого Медведя, которого опозорил его родной сын, а теперь еще и Джон; ему было жаль предавать Сэма, дядю Бенджена, черных братьев и Призрака, ему было жаль оставлять на Стене единственный валирийский меч, который светил ему в этой жизни, равно как и свои детские мечты о доблести и чести в рядах Ночного Дозора.
[indent] Но предать Робба он не смог бы. Никакая сила во всех Семи Королевстах не заставила бы Джона спокойно наливать Мормонту вино и писать за него письма, пока его родной, настоящий брат кровью и сталью добывает отмщение для его настоящей семьи, и мейстер Эйемон и за сотню лет не найдет таких слов, которые заставят его махнуть рукой на судьбу его сестер, потому что в богороще он уже сказал какие-то слова. Эйемон может говорить что угодно, Мормонт может сколько угодно пыхтеть и разочарованно смотреть ему вслед, а Сэм может проклинать его до самой его смерти - всё это ничто по сравнению с его долгом перед домом Старков.
[indent] Мой отец мертв, мой брат отправляется на войну, мои сестры в лапах врага. Нет ничего важнее этого.
[indent] В одном Эйемон прав: для Джона настало время выбирать, и теперь ему казалось, что выбор, который ничего не стоит - это не выбор вовсе. Что долг тем важнее и священнее, чем выше цена, которую нужно заплатить, чтобы его исполнить, и теперь, лишенный друзей, меча, лютоволка и чести, Джон понимает, что ему нечем больше пожертвовать ради своей семьи.

[indent] Армия Севера уже выдвинулась на юг и собиралась в Риверране; говорят, Робб пошел к своему дяде Хостеру Талли за союзом. Джон двигался медленно, держась подальше от большой дороги (хотя без черного плаща на него никто внимания толком не обращал - едет себе нищий межевой рыцарь или отбившийся от общей колонны оруженосец, подумаешь) и делая долгие остановки, чтобы поохотиться. Впервые он охотился ради пропитания, а не развлечения, и заметил, что когда отстреливаешь дичь из практических побуждений, а не соревнования ради, то дело идет как-то проще и бодрее. В Винтерфелле из них троих лучше всех стрелял Теон, но Робб от него почти не оставал. Когда Джону удавалось кого-то подбить, они шутили, что ему достается самая медленная и легкая дичь, та, которая не представляет интереса для более искусных стрелков. "Посмотрим, как вы во дворе заговорите," отвечал Джон беззлобно, без труда маскируя едкую обиду.
[indent] Теон с ним сейчас, должно быть. Джон представлял себе ухмылку на лице Грейджоя в тот момент, когда он снимет капюшон и явится Роббу - Теон бросит ему какую-нибудь колкость, а про себя подумает, что бастард-клятвопреступник никому на войне не нужен, разве ж ему можно хоть что-нибудь доверить? От одной только мысли о Грейджое рядом с Роббом у него внутри закипали одновременно гнев и решимость - это его место, его война. Он все делает правильно.

[indent] За всю дорогу до Риверрана он так и не придумал, что скажет Роббу. "Я предал свою клятву, чтобы принести тебе новую" - тянет на плохую шутку, и чем дольше Джон ехал, тем мрачнее она ему казалась. Даже внешний вид его был издевательством, каким-то плевком - с долгой дороги кто угодно будет выглядеть потрепанно, но к стенам Риверрана Джон приехал больше похожим на нищего попрошайку, который к тому же пару недель прожил в лесу. Приближаясь верхом на едва ковыляющей кобыле, он выцепил взглядом лица часовых на стене над откидным мостом и окончательно растерялся. Слова пришли не сразу.

[indent] - Стой, кто идет? - раздалось с вершины стены.
[indent] - Мне нужно увидеть лорда Старка, - в горле запершило, когда он понял, что впервые зовет этим титулом кого-то кроме своего отца.
[indent] - То есть Короля Севера? По какому делу?
[indent] Джон опешил.
[indent] - Передайте ему, что я везу ему весть о его брате Брандоне.

[indent]Караульный смерил Джона долгим взглядом и скрылся из виду. Джон было дело подумал, что на этом всё, пора разворачиваться и ехать обратно до самой Стены, но тут с оглушительным скрипом начал опускаться мост через ров.

[icon]https://i.imgur.com/HyKFJ8j.gif[/icon]

Отредактировано Jon Snow (14.07.22 01:36:50)

+7

3

[nick]Robb Stark[/nick][icon]https://i.pinimg.com/originals/b2/6c/33/b26c339c5079607ec144887c11990e9d.gif[/icon][status]the young wolf[/status][lz]<a class="lzname">Робб Старк</a><div class="fandom"> Game of Thrones </div><div class="info">когда выпадает снег и дуют белые ветры, одинокий волк умирает, но стая живет.</div>[/lz]

[indent] Он стоял в Богороще под развесистым древом и тяжело дышал, как после удачной охоты или славной битвы. Впервые за долгие дни, Боги подарили им ясный день. Солнце грело так сильно, что можно было даже подумать, будто в Речные земли вернулось лето, и что время обратилось вспять, унося вместе с собой и зиму, и снег, и войну, что принесли с собой северяне.
[indent] - Это место не для меня. - произнёс тихо Робб. Серый Ветер глухо заворчал и принялся снимать верхний слой прелой зелени лапой, утыкаясь носом во влажную землю. Робб родился в землях, где росли красные леса, пахло полевыми цветами и солнце целовало людские щеки. Робб родился в краю полноводных рек, плодородной земли и точеных скал. Он родился в этих землях, но не чувствовал, что это место его. Робб Старк вырос на севере, где были холодные ветра и синие розы, где даже долгим летом нужно было перед сном топить прожорливые камины замка и укрываться звериными шкурами.
Потемневшая, напитавшаяся кровопролитными битвами медь его волос и огрубевшая ржавая щетина щек горели под этим солнцем, а легкие в жарких мехах изнывали по колкому морозу и хлесткому снегу. Робб остался в одной рубашке и штанах, склоняясь к ручью и умывая лицо в холодной, черной воде.
[indent] - Тебе тоже не место на юге. - произнес Робб, обращаясь к лютоволку, что замер на несколько мгновений от его слов, а после продолжил своё дело. Старые боги давно покинули эти земли и Сердце-древо понуро склонило свои ветви, печально взирая на юношу. Но все же, именно тут он мог чувствовать себя ближе всего к дому. Только тут он мог притвориться кем-то другим, стать не Королем Севера, лордом Винтерфелла, а просто Роббом. Роббом, который бегал по двору родного замка, обучал Брана стрелять из лука, смеялся над проделками Арьи и дрался с Джоном на деревянных мечах. Роббом, что защищал Сансу и купался с Теоном в запрудье, что таскал на руках Риккона. Сколько львиных голов ему нужно снести, чтобы стать снова тем самым Роббом? Скольких предателей поймать, сколько кистей отсечь, а битв выиграть? Сколько битв при этом он проиграет, и как сильно его сердце зачерствеет за это время? Как много людей отдадут свои жизни в этой войне? Он не знал. Он не знал также, увидит ли ещё когда-нибудь хоть кого-то из тех, по кому так сильно скучал, и сможет ли он спасти своих сестер. Он не знал, что с его братьями. Ни одним из них. Робб знал только, что созванные под его знамена люди принесли ему клятву в вечной верности. Робб знал кое что о верности. Верность увела его отца на юг. Она же вела туда сейчас и Робба. Эддард Старк был верен своему Королю. Робб верен своей семье и своей клятве.

[indent] Старковы флаги рябили на ветру, перемежаясь с флагами Талли, девизом которых Робб собирался воспользоваться, направляясь на встречу в большой зал.
[indent] - Семья, долг, честь. - вместо приветствия, произнес Молодой Волк, взглянув на собравшихся за столом мужчин. Среди них были и совсем юные и старые, и седовласые, и с едва пробившейся щетиной. Бран назвал бы каждого из них по именам. Когда Робб появился, они встали, переглядываясь между собой. Это было странное приветствие с его стороны.
[indent] - Это девиз правителей Речных земель? - останавливаясь у стола, Робб уперся кулаками о него, рассматривая всех по очереди. Серый Ветер, цокая вслед за ним когтями по полу, уселся по правую ногу от молодого мужчины, являясь живым символом дома Старков.
[indent] - Во мне течет кровь Талли настолько же, насколько и кровь Старков. Как и в каждой из моих сестер, которые сейчас находятся в Красном Замке. Мы - ваша семья и защищать честь семьи наш общий долг. Я не стану вам рассказывать о том, как Ланнистеры вероломно убили моего отца, что его голова, вероятнее всего, до сих пор на одной из пик в Гавани. Вы и сами это знаете. Вы знаете почему я тут, вместе со своей армией, и знаете, почему Тайвин Ланнистер идёт от Красного зубца сжигая всё, на своем пути. Или мы объединимся или погибнем.

Старуха Нэн рассказывала ему сказки о живых мертвецах, о мужчинах, что поедают своих детей долгой зимой и о диких людях, которым не страшны ни вечные морозы, ни ледяные постели; она рассказывала ему о призраках и великанах, она говорила про драконов, чье пламя сжигает до черных костей и о вечной зиме, которая близко. Она никогда не говорила о по-настоящему страшных вещах, о том, что когда бы ты ни стал лордом - ты никогда не будешь готов. О том, как может разъедать сердце ярость, как может больно ранить утрата. Поёжившись, Робб оглядел пустой стол, стулья, на которых только что сидели лорды, посмотрел на горящий камин и на стены с гербами. Ему было страшно. Чтобы сказал отец, если бы узнал об этом? Захотел бы он найти для него слова утешения или осудил бы? Никого не было рядом с молодым Старком сейчас. Никого, кому он по-настоящему бы доверял. Кроме разве что Серого Ветра, но тот не давал ему советов, он лишь следовал за ним без оглядки.

[indent] - Мой король, прибыл человек, который говорит, что принес вам вести о вашем брате Брандоне.
[indent] - Что это за человек?
[indent] - Он не сказал своего имени, но судя по его виду, он скакал долгие дни без сна и отдыха.
[indent] - Я встречусь с ним.

Робб ушел из Винтерфелла, как ушел его отец. Как ушла его мать вскоре после отца. И его младший брат сейчас вынужден управлять огромным замком. Его брат, который только-только пришел в себя и смог держаться в седле, который пережил падение с башни и боролся за свою жизнь. Робб взглянул в окно, он знал, что скоро эти живые ручейки, что с высоты замка казались крошечными живыми венками, вскоре превратятся в лёд, он знал, что эти цветущие поля занесет снегом, что деревья уснут долгим, тяжелым сном, он чувствовал: зима близко.

[indent] - Мне сказали, что ты принес весть о моем брате. - Робб не спешил поворачиваться к человеку, который зашел в зал. Стража стояла подле него, так что Король Севера не боялся, что тот попытается напасть на него со спины. Серый Ветер, лежавший все это время у стола, поднял заинтересованно голову и посмотрел на человека, который до сих пор ничего не ответил. Лютоволк поднялся на лапы, медленно приближаясь к гостю, пока Робб так и ждал ответа, стоя лицом к окну. Стража, никак не свыкшаяся со зверем, сделала осторожный шаг назад. Ветер же, обнюхивая опущенные руки мужчины, не проявлял к нему агрессии, а скорее даже радушие, которого ранее ни к кому другому не проявлял.

[indent] - Джон?... - обернувшись наконец, Робб увидел человека, которого не должно было быть тут. Как бы ни хотел этого Робб, это не мог быть он.
[indent] - Этого не может быть. Это ты? - Робб быстрым шагом приблизился к нему, чтобы убедиться, не обманывают ли его глаза. Это действительно был он: исхудавший, уставший, какой-то всклокоченный, исподлобья глядел он на Робба.
[indent] - Оставьте нас. - скомандовал молодой волк. - Пусть сюда принесут вина и что-то поесть как можно быстрее. - больше всего, Роббу хотелось заключить Джона в объятия. Но он не спешил делать этого, он отошел на шаг назад, разглядывая Сноу цепким взглядом, замечая, что на нем нет одежды дозорного, что при нем нет меча и только лишь черная кольчуга.
[indent] - Тебя не должно быть здесь. - в противовес своим словам, Робб положил свои руки на плечи Джону, крепло сжимая их: их обоих не должно быть в этих землях, как и двадцатитысячной армии северян, как многотысячной армии южан. 
[indent] - Но как же я рад, что ты тут.

+5


Вы здесь » ex libris » альтернатива » бесславные ублюдки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно