ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Новые знакомства [twd]


Новые знакомства [twd]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Новые знакомства

♪♫Jose Gonzales - Crosses

• Канада, 20ХХ, осень

Эвис, Миа, Дэвид, Джейме, Рейчел, Энди

Почти 6 месяцев назад страну охватил смертоносный вирус, который за короткие мгновения поразил огромное количество людей. Он превращал их в жаждущих плоти монстров, один укус которых мог привести к заражению, смерти и... обращению. Немногие выжили, а те, что выжили, уже не были прежними.

Часть I. Убежище
Глава I. Новые знакомства

Разве можно бросить в беде болеющего ребенка? Вот и им так кажется.
...Каждый шаг, поступок, каждое знакомство могут повернуть жизнь в новом направлении.

+2

2

   Не проходит и минуты, как мальчик, назвавшийся Энди, вновь засыпает беспокойным, лихорадочным сном. Эвис не сводит с него усталого, но пристального взгляда, размышляя о его нелегкой судьбе. Дэвид (который наконец-то вышел из комнаты, не забыв плотно закрыть за собой дверь) сказал, что они никогда не видели его группу. Этот худой и больной мальчишка, на вид всего лет тринадцати, выживал в полном одиночестве. Как такое возможно? Если бы Кэсси, его ровесница и дочь Эвис, осталась одна, она навряд ли прожила б и пару суток. Хорошенькая, веселая и общительная девочка оказалась наивной и совершенно не приспособленной к жизни в мире, кишащем ожившими мертвецами. Она не сможет ни защитить себя, ни банально развести костер... Другое дело — Рейчел. Кажется, что эта упрямая, боевая девчонка может постоять за себя в любой ситуации. Немногие знали о том, что Рейчел выросла в сиротском приюте, а затем все время сбегала то из одной приемной семьи, то из другой, блуждая по улицам ночного города или даже ночуя с бездомными. Удивительно, что она не подхватила какую-то опасную болезнь. В глубине души Эвис подозревала, что Рейчел в какой-то степени не волнует закат цивилизации, или, возможно, даже радует. Терять ей все равно нечего, а приобрести она как раз может много. Никто теперь не назовет ее «отбросом общества», потому что деньги, престиж и популярность утратили ценность.                           
   Нет больше ни канадских долларов, ни долларов США, и, вероятно, русских рублей, японских иен и прочих денежных единиц. Всего за полгода неизвестному вирусу удалось поразить многие миллионы людей, по крайней мере, в Северной Америке. Оставалось только гадать, что происходит за пределами материка, однако Дэвид был уверен, что ничего хорошего. Никто не знал, где зародилась эта болезнь и где она распространяется: все произошло слишком быстро. Люди заболевали странной лихорадкой, спустя несколько часов умирали и... оживали. Они нападали друг на друга, словно одержимые какой-то страшной, бешеной силой: кусались, царапались, преследовали свою добычу и, догнав, разрывали ее на куски, чтобы съесть. Вечно голодные, не знающие усталости, они бесцельно бродили по улицам, пока не заполонили собой весь город. Повезло тем выжившим, кто успел уехать как можно раньше, но кто-то наверняка застрял в самом центре и не знает, как выбраться. Эвис старалась не думать об этих людях, потому что чувствовала вину. Они должны были помочь хоть кому-нибудь, забрать с собой на машине, но Джейме не желал и слушать. Он и с Дэвидом не хотел даже разговаривать, но тому удалось убедить его, что лучше объединиться и выживать вместе. И, к вящему неудовольствию Джейме, именно Дэйв стал негласным лидером группы. Он не был ни чиновником, ни полицейским. Он был бизнесменом, который умеет управлять не только деньгами, но и людьми. Дэвид чертовски умен и всегда умел хладнокровно действовать и рассуждать в стрессовых ситуациях. Джейме же слишком порывист и непредсказуем. Стыдно признаться, но Эвис иногда боится собственного мужа. И точно знает, что ему не следует давать в руки власть.
   Чья-то рука осторожно опускается на плечо Эвис, и та резко вздрагивает, открывая глаза. Оказывается, она задремала. Эвис устало проводит рукой по лицу. Сколько часов она уже сидит в этой комнате, без полноценного сна и еды? Зато Энди все еще спит и, по крайней мере, не дрожит так сильно, как раньше.
   Обернувшись, она видит Рейчел. Сегодня девушка заплела свои длинные рыжие волосы в растрепанную косу. Кэсси наверняка успела съязвить по поводу ее прически, если, конечно, уже проснулась.
   — Сейчас девять утра, — та бросает на нее обеспокоенный взгляд. — Ты выглядишь очень усталой: иди спать.
   — А как же Энди? — слабо протестует Эвис.
   — Я останусь с ним.
   Рейчел не принимает никаких возражений. Эвис вздыхает и, поблагодарив ее, выходит из номера. Тут же на нее обрушивается холодный ливень, который и так лил практически всю ночь. Когда же он наконец закончится? Поплотнее укутавшись в свою куртку, Эвис быстро бежит к номеру-столовой: благо, тот находится рядом.
   — Господи, погода просто ужасна. Дождь льет как из ведра, а ведь на дворе только сентябрь, — жалуется она, заходя в комнату.
   В столовой собрались почти все: помимо Рейчел, не хватает только неженки Кэсси и Джейме, стоящего на страже. Мистер Симмонс читает какую-то старую газету за столом, а его жена хлопочет над газовой плитой, жаря бекон. Дэвид и Миа что-то негромко обсуждают, вероятно, предстоящую вылазку в город. Шестилетний Кори играет с игрушечным самолетом, как всегда, молча. Старый Генри курит трубку, сидя в углу и размышляя о чем-то. Но когда он видит уставшую Эвис с синяками под глазами, то выпрямляется и хмурит брови:
   — Опять тратишь лекарства на этого мальчишку, сколько можно?! Нам самим не хватает, а вы приютили под боком какого-то подозрительного пацана!
   — Генри, пожалуйста... Он всего лишь ребенок. И он нуждается в нашей помощи, — в который раз повторяет Эвис. Она садится за стол рядом с Дэвидом, тот прекращает говорить с Мией и смотрит на Генри тяжелым взглядом.
   — Мальчик остается с нами, Генри. Это не обсуждается.
   Старик что-то ворчит в ответ, но возражать Дэвиду не решается. Докурив трубку, он выходит из комнаты, всем своим видом показывая свое раздражение и недовольство.
   — Я сменю Джейме, — произносит Миа и встает из-за стола. На ее красивом лице разочарование и неловкость: ей неудобно за поведение своего отца. Перед тем, как сменить Джейме на посту, она наверняка поговорит с Генри и расскажет, почему они с Дэвидом так цепляются за этого мальчика. Эвис до сих пор не знает причины, но если ее спросят, она тоже оставит его. И плевать, как к этому отнесется Джейме. В этот раз она настоит на своем. В этот раз она поступит правильно.
   — Что с ним не так? Его точно не укусили? — спрашивает мистер Симмонс, когда дверь за Мией закрывается.
   — Его не укусили, можете быть в этом уверены. Он просто болеет и через пару дней пойдет на поправку, — отвечает ему Дэвид.
   — Да, скорей бы. Он маленький, юркий, поможет вам с добычей припасов.
   — Ему всего тринадцать! Он не будет ходить в город, я не позволю, — отрезала Эвис.
   Пожилой мужчина отложил газету в сторону и сурово посмотрел ей прямо в глаза. Эвис невольно поежилась, почувствовав себя не в своей тарелке.
   — Милая Эвис, даже вашей дочери когда-нибудь придется повзрослеть. Послушайте старого американца, который живым вернулся из Ирака. То, что сейчас происходит, по сути, очередная война, и, скорее всего, последняя на этой планете. Нам ее не выиграть. Я знаю, вы любите детей и хотите защитить каждого, но хватит отрицать горькую правду: нас никто не спасет. И если вы не научите детей воевать, в конце концов они умрут так же, как и ваши родители. И это будет только ваша вина.
   — Мистер Симмонс! — гневно восклицает Дэйв, но Эвис уже не слушает. Резко встав, она покидает столовую, так и не дождавшись завтрака. В дверях она чуть не сталкивается с Джейме. Муж говорит ей что-то, но она не обращает внимания и уходит. Ей необходимо сбежать от жестоких слов бывшего военного, сбежать от ужасной правды... сбежать от самой себя.
   В своем номере Эвис, свернувшись калачиком в холодной постели, снова думает об Энди. Наивно было бы думать, что тот никогда не рисковал жизнью, выбираясь в город за припасами, ведь он жил один... Но отправлять его обратно в ад все равно не хотелось. Мальчик казался хрупким, незащищенным, абсолютно беспомощным перед свирепостью нового мира. Он плакал, буквально захлебывался слезами. Звал на помощь маму, потому что ему было страшно. Где сейчас его мама? Потерял с ней связь, как Дэвид со своей дочерью, или собственными глазами видел, как она умерла? Видел так, как видела сама Эвис?..
   Холод не дает ей уснуть, и она плотнее укрывается одеялом. Ей надо поспать. Рейчел присмотрит за Энди, но ближе к вечеру Эвис лучше ее сменить, чтобы поставить новый компресс и дать ему лекарства. Мальчик должен бороться. Он, черт возьми, должен выжить! Даже если это война, она не позволит ему умереть.     
   Я больше никому не позволю умереть.
   Эвис закрывает глаза, и по щекам стекают жгучие слезы.

[ava]https://i.imgur.com/h8Pjcaj.png[/ava][sgn]by `corpse bride[/sgn][nick]Avis[/nick][status]сердце группы[/status][lz]<a class="lzname">Эвис, 34</a><div class="fandom">the walking dead</div><div class="info">солнце мое - взгляни на меня. моя ладонь превратилась в кулак.</div>[/lz]

+2

3

[indent] Иногда ей сложно было поверить, что они одна семья. Да, по большей части ее воспитывала все детство мать, но она быстро умерла, в итоге оставив их одних. Стоило бы и прийти к взаимопониманию, но ее отец всегда был тяжелым на подъем, спорить с ним просто невозможно - он и слушать ничего не хотел. Вот прямо как сейчас.
[indent] Только она покинула комнату-столовую с желанием высказать родне пару ласковых, как отец тут же набросился на нее с вопросами. Видимо, до этого его смущало присутствие Дэвида, не иначе.
[indent] - Вот объясни мне, дочь, чем ты думала? Я знаю Дэвид мягкотелый и головой часто не думает, но ты-то! У тебя же есть мозги, так какого черта вы притащили сюда незнамо кого?! Прямо к нам домой! О последствиях совсем не думаете? - мужчина так и полыхал негодованием и раздражением. Даже трубку на время убрал, хотя тут, скорее, виноват был дождь и ветер. На мгновение Миа слегка опешила, но быстро собралась с мыслями.
[indent] - Что ты имеешь ввиду? - неосознанно скрестила руки на груди, мрачно взглянув на отца и нахмурившись. Очень уж ей не понравилось, каким это тоном было высказано. Словно она не взрослая женщина, а незрелый, неразумный подросток!
[indent] - А то ты не помнишь, что случилось в прошлый раз? - Миа поморщилась, опуская руки и переводя взгляд в сторону. Подобный обвинительный тон был ей, как ножом по сердцу. О, она хорошо помнила, была даже активным участником и, вероятно, лучше других осознавала, что чужаков в лагерь приводить не надо в любом состоянии. Человеколюбие и добродетель, конечно, хорошо, но в разумных пределах, что не навредят группе. В прошлый раз они доверились, решили также помочь и получили топор в спину. Казалось, отец так и не оправился. Миа понимала его, как никто другой. Но ведь сейчас все по-другому, хотя бы потому что Энди еще ребенок. Разве он может быть действительно опасен?
[indent] - Пап... перестань. Сейчас совсем другая ситуация. - она скривила губы в неуверенной улыбке, надеясь, что на этом разговор и кончится, а они перейдут к его порой необоснованной критике всего и вся. Она любила отца, правда, но иногда он границы переступал и чуть ли не перепрыгивал. А так нельзя, они одна группа и должны держаться сообща.
[indent] Мужчина после ее слов стал еще более угрюмым, отчего на лице проступили глубокие морщины.
[indent] - Неужели? А по мне очень даже похожа. Не обманывайся его детским лицом. - все также продолжал упрямиться Генри в противовес ей.
[indent] - Ничего подобного! И хватит уже! Что по твоему нам нужно было делать? Бросить на съедение мертвякам? Из ума выжил?! - Миа понимала, что подобный спор еще больше отвратит отца, но не могла смолчать. Сколько можно, в самом деле? Ей не нравилось, никогда не нравилось, когда в нее безосновательно кидались обвинениями. И будем честными, в последнее время погода жутко давила на мозги, вызывая психи почти у каждого члена группы. Но дальнейшие его слова поразили ее до глубины души.
[indent] - Может и стоило! Он ведь чужак, мы его не знаем. - недовольно процедил он, сморщившись. - Мало ли сколько у него там в группе людей, может, разведывает обстановку?
[indent] Миа пораженно на него уставилась. Ее отец серьезно только что предложил ей, как вариант решения, бросить умирающего ребенка на улице? Она даже не сразу нашлась, что сказать. Лицо выдавало неприятное потрясение.
[indent] - Ты... у меня просто слов нет. Он упал в обморок, температура была под сорок, эту ночь он едва-едва пережил! Не слишком ли сложный план разведки? Что он в горячке разведать может? Цвет потолка в своем номере, тепло одеял? - язвительно осведомилась она, вновь скрестив руки на груди и стараясь не обращать внимания на идущий дождь, что скоро не оставит на ней ни одной сухой нитки. В глубине души она искренне надеялась переубедить отца. Ведь это же ребенок. Даже животные не бросают детенышей, разве же они хуже?
[indent] - Это пока, а когда очнется? Количество припасов, оружие, человеческий ресурс... - не думал сдавать позиции мужчина, буквально при ней начиная высчитывать то, что мог бы "разведать" мальчик. Миа закачала головой, посмотрев на него с осуждением:
[indent] - Да было бы что брать! У нас же и не осталось ничего почти. - перебила его, вызвав у Генри язвительную, болезненную усмешку.
[indent] - Ты тут не ехидничай. Думаешь, раз стала когда-то копом, то теперь всю жизнь знаешь? Уж могла бы догадаться, что бывает всякое, а детей используют в делах иногда и более ужасных, чем банальная разведка.
[indent] Миа отступила на шаг, беспомощно махнув рукой, словно только поняла, что изначально идея была паршивой, а любой спор был обречен на провал.  Увы, в этом мире существовали постоянно неизменные вещи: горячий огонь, мокрая вода и ее упрямый родитель.
[indent] - Ха! Знаешь что? Я не могу с тобой разговаривать. - бросила на него тяжелый взгляд, отворачиваясь в сторону их вышки. - Иногда ты ведешь себя просто отвратительно. Надеюсь, когда мальчик поправится, ты не будешь кидаться на него со своими подозрениями, как бешеный пес на привязи. - холодно процедила она напоследок, твердым шагом направляясь в сторону, стоящего на посту Джейме. Отец ничего не сказал ей вслед, видимо, решив не будить лихо, пока тихо. У Мии была определенная точка кипения, после которой ее лучше было не трогать. Вот, это была как раз она.
[indent] Женщина быстро забралась по пожарной лестнице на крышу, где в мокром дождевике курил Джейме, смотря куда-то вдаль. Дождь уже не был таким сильным, но что-то рассмотреть все равно было тяжеловато, несмотря на то, что было раннее утро. Миа окликнула его со спины, чтобы ненароком не напугать и забрала винтовку. Кажется, мужчина заметил в ее движениях излишнюю резкость, поэтому изумленно поднял брови.
[indent] - Ты что-то не в духе. - полувопросительно сказал он, вызвав у нее мрачный взгляд.
[indent] - Думаешь? - холодно поинтересовалась она, проверяя пригодность оружия. Мало ли что. Джейме не так хорошо обращался с огнестрелом, как она, Дэвид или мистер Симмонс.
[indent] - Что случилось? - решил не отступать.
[indent] - У моего отца спроси. Вы же с ним два сапога пара.
[indent] - Опять старик Генри ворчит? - понятливо кивнул мужчина, беззлобно усмехнувшись и не обращая внимания на то, как женщина досадливо поморщилась. Настроение из-за отца теперь было ни к черту. А ведь она только порадовалась, что мальчик пережил ночь. - Не сердись на него, он ведь дело говорит.
[indent] - Я не собираюсь больше об этом спорить. - резко отрезала Миа, закатив глаза. Джейме и Генри очень часто сходились во мнениях, что иногда крайне раздражало ее и Эвис. Наверно, можно сказать, что на почве этой антипатии и недоумения, женщины изначально и нашли общий язык. Нет, она понимала Джейме. У него семья: жена, двое детей. Параноить в его состоянии нормально. Но у всего же должен быть предел. А они с отцом иной раз могли довести кого угодно. Радовало, что Джейме все же знал, когда нужно принять чужое мнение и отступить. Ее отец вот не умел делать это вовсе. Подумав, что к Джейме она несколько несправедлива, Миа немного смягчилась. - Извини. Просто отец довел, понимаешь. Не хотелось на тебе срываться.
[indent] - Да, конечно, не проблема. - он ободряюще улыбнулся и пошел к пожарной лестнице. Миа на мгновение прикрыла глаза, вздохнув. Она надеялась, что они с Дэвидом поступили правильно. Даже сейчас она вспоминала тот момент, когда мальчик рухнул, как подкошенный, без сознания. А за ними в то время бежали зараженные. И откуда вообще взялись-то?! Миа была уверена, что в этом городе никого не осталось, но нет, они встретили Энди и еще двоих, что умерли буквально недавно, оттого были "бодры и полны сил". Она даже сказать ничего не успела, как Дэйв дернулся назад, за неизвестным им тогда человеком. Он не думал о том, что они его не знают, что могут быть проблемы, чтобы было бы лучше бросить балласт. Дэвид всегда был таким. В тот момент, она на мгновение почувствовала себя на месте отца - разозлилась на друга за столь неоправданный риск. Вот только когда они узнали, что все время это был ребенок, Миа устыдила сама себя, как никогда прежде. Подумать только, из-за пренебрежения отца, что неосознанно передалось и ей, она могла погубить детскую жизнь. Да, сейчас она понимала, что злилась все это время не на отца. За равнодушие и жестокость, за излишнюю хладнокровность. Нет, Миа злилась на себя.

[nick]Mia[/nick][icon]https://i.imgur.com/tc0gNsI.png[/icon][status]постоянная бдительность[/status][lz]<a class="lzname">Миа, 27</a><div class="fandom">TWD</div><div class="info">Слабоумие и отвага</div>[/lz]

+2

4

♪♫

   Все, кто был знаком с Дэвидом Страйдером, знали: дорогу ему лучше не переступать.
   Он являлся одним из самых известных и состоятельных людей в городе, управляя крупнейшей нефтяной компанией. И пускай она многие годы передавалась от отца к сыну, одного имени было недостаточно, чтоб удержать ее на плаву. С помощью славы или денег можно стать бизнесменом, но чтобы стать успешным бизнесменом, необходим талант. А Дэвид, несомненно, был талантлив. Благодаря ему компания расширила нефтяные скважины, обрела полезных партнеров и стала еще более узнаваемой. Сам же Дэвид давал интервью в газеты, участвовал в благотворительных акциях, выступал на конференциях и работал, работал, работал — круглыми сутками. Расисты усмехались за его спиной, говоря, что афроамериканец далеко не пойдет, однако он каждый год доказывал им обратное. Конкуренты завидовали, ненавидели его, но в конце концов сдавались, отступая в сторону. Потому что за пару десятков лет Дэвид успел заработать определенную репутацию. Он был жестким, холодным и расчетливым человеком, который ради своих целей мог идти по головам. Такие качества, как доброта и щедрость, в бизнесе не ценятся. Дэвид считал, что если хоть раз смягчится, даст волю чувствам, то компании конец, как и всей династии.
   Впрочем, конец был и так близок. У Дэвида не родился сын, который мог бы занять его место; лишь дочь — дерзкая и непослушная. Еще будучи ребенком, Мэлони твердо заявила, что в этот «дурацкий» нефтяной бизнес не подастся. И ведь сдержала слово: увлеклась медициной и после окончания школы поступила на соответствующий факультет в университете США. Дэвид, однако, был уверен в том, что она сделала это назло ему. Но они не всегда враждовали. Когда-то они были близки и любили проводить время вместе... слишком давно. Мэлони была совсем малышкой. Он называл ее ласковым «Дынька», а дочка забавно надувала щеки в ответ и хохотала, как сумасшедшая. Тогда ее мама была еще жива. Дэвид до сих пор помнит аромат блинчиков с кленовым сиропом, которые она готовила каждое воскресенье, а еще теплую, искреннюю улыбку, кожу мягкую, как бархат, и даже ее любимое синее платье, купленное на какой-то распродаже. Грейс была такой простой, доброй, настоящей. Ей бы жить еще пятьдесят лет, вырастить дочь, увидеть внуков, но на небесах решили иначе. И Дэвид был готов молиться всем подряд, если б не знал, что все тщетно. У Грейс не было никаких шансов. Она умерла, и ничего не осталось. Ни запаха ее еды, ни улыбок, ни прикосновений, ни даже платья, порванного и запачканного кровью. Лишь пустота в сердце и бесконечный холод.
   Вместо того, чтобы сплотить отца и дочь, трагедия их разъединила. Дэвид обратил все свое внимание на компанию, проводя в офисе дни и ночи и уезжая в длительные командировки. Почему-то ему казалось таким важным продолжать семейное дело, не допустить и малейшего шанса, чтобы «Страйдер-Ко» обанкротилась... развалилась так же, как его семья. На работе он чувствовал себя, как рыба в воде: знал, с кем договориться или какую землю купить. С маленькой дочерью было гораздо труднее. Дэвид умел общаться с людьми, манипулировать ими, но дети относятся к совершенно другой категории, особенно дети осиротевшие. Как разговаривать с ней и о чем? Почему она выбросила свои любимые игрушки? И что, черт возьми, делать, когда он за стеной слышит ее плач в четыре утра? Мама наверняка смогла бы ее утешить, смогла бы все сделать правильно, так, как надо. Но ее больше нет. И ее никак не вернуть, потому что небеса работают лишь на вход.
   Но может ли он вернуть Мэлони? Уже не ту девятилетнюю девочку, которая корчила смешные рожицы, но взрослую, умную девушку, поступившую на медицинский? Апокалипсис застал ее во время учебы, за тысячи миль отсюда, в Штатах. Дэвид разговаривал с ней по скайпу за пару недель до этого, и они крупно поссорились. Дэвиду не хочется думать, что это был их последний разговор, что перед смертью она прокручивала в голове его резкие, необдуманные слова. Ему в принципе не хочется думать, что вслед за женой он потерял еще и дочь. Они так отдалились друг от друга, стали абсолютно чужими людьми. Теперь он, как никогда, жалеет об этом. Если бы мог, вернулся назад во времени и исправил бы свою ошибку. Продал эту чертову компанию и погулял с дочкой в парке, как в прежние времена, наверстывая упущенные дни, месяцы, годы... Она простила бы его. У Мэлони большое, доброе сердце, прямо как у Грейс. На самом деле она так на нее похожа, что это причиняет боль. Еще одно напоминание о том, что не защитил. Не сберег.
   Всего шесть месяцев прошло, а Дэвиду кажется, что целая вечность. Сейчас он совершенно другой человек. Все еще жесткий и порой грубый, но гораздо более сдержанный. Он научился терпению и уважению, научился жалости, скромности, состраданию. Многолетняя компания, основанная его предками, прекратила свое существование. Его особняк сгорел, а деньги, которые он захватил с собой, превратились в бесполезную бумагу. Президент, актер, судья или нефтяной магнат: теперь неважно, кто ты или, вернее, кем был. Важно лишь, выживешь ли ты и каким способом. И Дэвид старается выживать так, как считает правильным: не грабя и не воруя, и уж точно никого не убивая. Новый мир и так весь в крови и кишках благодаря ходячим трупам. Это место больше нельзя назвать домом. Сколько людей осталось в живых на планете — сотни, тысячи? Даже если больше, какая разница? Люди могут собираться в небольшие группы или целые городки, но не смогут восполнить потерю близкого человека.
    Они никогда еще не были так одиноки.

   Эвис буквально вылетает из столовой после бестактных слов мистера Симмонса. Первое время она и правда напоминала Дэвиду птицу, соответствуя своему имени — маленькую, говорливую и пустоголовую. Но вскоре он понял, как ошибался. Да, Эвис была невысокого роста, но не говорила ерунды и уж точно не была глупа. Да, простодушна и мягкосердечна, но не глупа. Ее муж может относиться к ней снисходительно, но не Дэвид. Эвис, конечно, не офицер полиции Миа, однако тоже кое-что умеет и знает. В любом случае, грубость хозяина мотеля неуместна. Дэвид хмурит брови.
   — Вам не стоило этого говорить. Она не виновата в смерти родителей. Никто не виноват!
   — Что случилось? — спрашивает Джейме, впрочем, скорее из интереса, чем беспокойства. Он только что вошел в столовую и не спешит догонять жену. С его дождевика звонко капает вода. И когда будет нормальная погода?
   Дэвид встает из-за стола ровно в ту секунду, когда миссис Симмонс ставит перед ним тарелку с беконом.
   — Нам надо поговорить, — он резко кивает Джейме в сторону выхода. — Спасибо, миссис Симмонс, но оставьте это Рэйчел, хорошо? Она ушла сидеть с больным мальчишкой, даже не успев позавтракать.
   Получив утвердительный ответ, Дэвид размашисто выходит из помещения, не посмотрев, следует Джейме за ним или нет. Дождь по-прежнему льет, но уже как будто заканчивается. Вот и славно. Если погода сегодня будет хорошая, они с Мией выберутся в город, как и собирались. Эх, вот в чем минус конца света: негде посмотреть прогноз погоды!
   Они стоят под козырьком мотеля, чуть поодаль, будто подчеркивая взаимную неприязнь. Дэвид вытаскивает из кармана зажигалку, затем последнюю оставшуюся сигарету. Надо будет найти еще в следующей вылазке, а лучше бросить. Хотя куда там, он курит, как паровоз, больше двадцати лет, и ни разу не смог оставить эту вредную привычку. Он деловито зажигает сигарету, рукой защищая ее от каплей дождя.
   — Знаешь, Джейме, Эвис мне однажды рассказала, как вы уехали из города. Что люди умоляли тебя подвезти их, стучали в окна машины, бежали за ней... А ты просто ехал дальше, наблюдая в зеркале заднего вида, как ходячие разрывают их на куски, — глубоко затягивается, с каким-то мрачным удовольствием вдыхая вязкий дым. — Хорошо, наверно, так жить. А? За стеной, которую сам воздвиг, и выходишь наружу только, чтобы убивать. А потом моешь руки, и чист. А ведь эти мертвяки были когда-то людьми, такими же, как мы. Но для тебя это так просто. Словно ты создан для этого мира, для этой жизни.
   Дэвид криво усмехается и, докурив, небрежно выбрасывает бычок в урну.
   — Ты думаешь, раз на дворе гребаная постапокалиптика, то нам все можно. Что мы не несем ответственности. Вот только ты, черт побери, ошибаешься. Мы еще как ответственны. И сейчас — больше, чем когда-либо.
   Он беззлобно хлопает Джейме по плечу, но во взгляде ни намека на симпатию.
   — Не будь мудаком, иди успокой свою жену. Ей нужна поддержка.

[ava]https://morgoth.ru/images/2017/04/30/889d5da3936a51b4df41e52c04d891f9.png[/ava][status]лидер группы[/status][sgn]by Eridan[/sgn][nick]David[/nick]

[lz]<a class="lzname">Дэвид, 45</a><div class="fandom">the walking dead</div><div class="info">я сижу и смотрю в чужое небо из чужого окна и не вижу ни одной знакомой звезды.</div>[/lz]

Отредактировано Selena (28.08.22 14:04:13)

+1

5

[indent] День не задался в их маленькой общине с самого утра. Еще пасмурное утреннее небо не обещало им ничего хорошего. Однако Джейме такие пространные вещи не волновали. Пока это тихое и уютное место могло защитить его жену и детей, такие незначительные мелочи, как склоки в группе, вечно напряженная жена, его дура-дочь, хранящий молчание уже шесть месяцев сын, надоедливый Дэвид и прочие не сильно напрягали. К тому же, вечные ссоры происходили по довольно простым, мирским причинам - людям банально некуда было девать свою агрессию. Не считая мужчин и Мии, остальные не покидали это место уже шесть месяцев. Этого времени с избытком хватит на то, чтобы осмотреть и изучить это место вдоль и поперек.
[indent] Все просто устали, но как будто они действительно могли выйти отсюда. И под пушечным выстрелом он не даст своей семье ни шагу ступить за ворота их маленького убежища. Потому что там творятся чудовищные, невероятно чудовищные вещи, с которыми они не смогли бы смириться. Ни его слишком жалостливая жена, ни дочка-одуванчик, ни тем более сын, которому кровавых зрелищ хватило для получения глубокой психологической, если не психической травмы. Черт его знает, он в терминах этих не разбирается.
[indent] У Джейме периодически была возможность спустить пар, дать себе расслабиться и вдохнуть полной грудью, если это можно каким-либо образом совместить с запахом разлагающихся трупов. Но, как уже оговаривалось ранее, такие вещи на самом деле не особенно его трогают. Такие вещи, они... обычные, в них нет ничего сверх ужасного. Смерть и смерть, трупы и трупы. Естественный процесс.
[indent] Но есть вещи, которые вызывают у мужчины смутную тревогу. Сомневается, что маленький мальчик способен предоставить им неудобства, однако подсознательно, Джейме ожидает подвоха. Во времена, в которые им повезло жить, возраст уже давно не имеет того же самого значения, что прежде. Их детям повезло и одновременно нет - они практически не изменились с тех пор, как мир канул в бездну. Потому что Джейме и Эвис оберегали их от творившихся ужасов, хотели сохранить их детство.
[indent] Однако, это они. Но что можно сказать о других людях, других родителях? Быть может, родные этого мальчика или люди в его группе не стали пытаться сохранять его детство? Он краем уха слышал разговоры Дэвида, Мии и старика Симмонса. На протяжении недели пацана не видели с кем-то в компании, он всегда один и, кажется, действует самостоятельно. Что вызывает вопросы. Выжить в такое время будучи ребенком не сложно, это - невозможно. Возможно, кто-то воспитал в парне что-то вроде стержня, помогающего ему держаться и не ломаться. Но узнать это можно лишь поговорив с ребенком. А дальше остается только решить, что делать с пацаном, будет ли он полезен им?
[indent] Все эти мысли крутятся в голове Джейме, пока его путь лежит в их импровизированную столовую. Где его на разговор довольно резко вырывает Дэвид и это, мягко говоря, раздражает, сильно. Однако мужчина не показывает эмоций ни лицом, ни голосом, оставаясь предельно нейтральным.
[indent] Неожиданный разговор перетек в совершенно неожиданное русло. Джейме не мог взять в толк, почему Дэвид вдруг решает поделиться своими мыслями сейчас, а не когда-нибудь позже. Но, похоже, у их негласного лидера желание высказаться проявилось из-за сложившейся с мальчишкой ситуации. Дэвид жестко отстаивает право парня остаться здесь, пусть и не говоря это прямыми словами. Джейме почти не спорит.
[indent] Лишь холодно улыбается, не обнажая зубы.
[indent] — Думаю, что делать со своей женой и что ей нужно, я решу сам, Дэвид. — он не говорит быстро, его слова размеренные, четкие, будто Джейме чертит между ними невидимую границу, которую их лидеру пересекать не нужно. — Но я очень ценю твое участие, как и вся моя семья. — в его словах не было ничего такого странного, однако всякий раз вокруг мужчины словно появляется атмосфера. Совершенно особенная, от которой по коже бегают мурашки. Человек, который сталкивался с подобным, давящим, ощущением хоть раз, мог бы понять, в чем именно дело. Но не Дэвид. Ни его жена, ни дети, ни даже Мия с Генри. Никто не замечает. Старик Симмонс что-то мог подозревать, но обычно он делает вид, что взаимоотношения и дела маленькой общины его совершенно не касаются. И эта позиция отдаленно нравится Джейме, он уважает это.
[indent] Джейме решает закончить на этом разговор и возвращается на кухню. Там он берет немного еды с собой и отправляется к Эвис. Все же он хороший муж.

[icon]https://i.imgur.com/XXVXBa0.gif[/icon][nick]Jaime[/nick][status]Свободный[/status][sign].[/sign][lz]<a class="lzname">Джейме, 39</a><div class="fandom">TWD</div><div class="info">... и когда слышал слово «красное», то представлял не прекрасный цветок, а кровь.</div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Новые знакомства [twd]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно