ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » мы на 99% достигли кофедии [marvel]


мы на 99% достигли кофедии [marvel]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/lpmfzUl.gif https://i.imgur.com/gzge7iB.gif

Встретились как-то (ещё раз) Билли Руссо и Клинт Бартон, и тут такое началось...
История фантасмагорических приключений о том, как пойти за хлебом, но выйти из себя...
Или о том, как достигнуть нового уровня комедии, пропитанной кофе...
Или о том, как обстоятельства складываются таким образом, каким, даже выкурив весь набор из "Страха и Ненависти" с Лас-Вегасом вместе, придумать было нельзя, а хаха - мы здесь живём... словом, ситуация абсолютно marvelous, где двое из ларца не одинаковых с лица сталкиваются на перекрёстке судеб, получают три тонны вопросов, четыре ящика припераний, 1 пострадавший кофейник и 1 пару наручников, которую почему-то, кто-то, как-то защёлкнул на запястьях по обе стороны, а вылезать как? а какого хрена, а почему, а что-...

https://i.imgur.com/YHB57Ej.gif https://i.imgur.com/T3V4kwf.gif

+4

2

[indent]  [indent]Ладно. Дела плохи.

Кафетерий. Из колонок под потолком кричит с просьбой выдать ей то, что она любит Леди Гага. Моё тело на скорости 3,2 миль/час влетает в панорамное стекло. На самом деле с милями в час я перегнул. Понятия не имею, какая там математика полёта тела. “Больно” — параметр измерения скорости?...

Спина врезается в окно. Ауч. Дрызги стекляшек во все стороны. Почти красиво, но ауч. Чувствую, как с плеча срывается, отлетая лук — бляха. Вместо встречи с асфальтом, моё плечо налетает на что-то металлическое — ауч — чужая тачка — ауч — меня протаскивает вверх по лобовухе бедолаги, едва успевающего выжать тормоз — ауч — инерция (или как там ту штуку) прокручивает меня, что бельё в машинке вперёд и вверх, а затем, после торможения тачки — резко затягивает назад, скатывая по капоту. Мой бок и зад, и бедро — это было близко, БЛЯХА — обдирается-царапается, задевает фитюльку-фигурку на носу авто — АУЧ!!! — ударяя мешок с костями и мясом имени меня об бампер, тормозяще-останавливающейся, наконец, машины. Кажется на значке-крючке-торпеде остался клок моих штанов. Бляха. По асфальту веером раскидало стрелы. Не хочу знать, сколько из них похоронено под колёсами… где-то там же и дальше раскидало моё чувство собственного достоинства. Смазано упираясь рукой в бампер, пытаюсь поднять себя на ноги из положения полулежания, полусидения, полу…эээ… да пофиг, дерьмо, как же… ауч...

Смесь тявкающего кашля и сдавленного хрипа ободрала лёгкие, словно коктейль с битым стеклом при вылете из панорамного окна я всё ж успел оформить. Бляха.

[indent]  [indent] Ладно. Дела могли быть ещё хуже.
[indent]  [indent] В колонках кафехи могла играть Кэти Перри.

[indent]  [indent] Стоит отмотать немного назад.

Шатенка с кожей цвета карамели. Глаза такие неестественно ярко-синие, словно она украла пару сапфиров, сделав из них линзы. Обнажённая нога выглядывает из-под одеяла, шатенка игриво ухмыляется, и, совершенно случайно, с точеного плеча спадает ткань, открывая потрясающий вид на… стопэ.

Как-то далековато отмотало… хотя, я бы не отказался продолжить отсюда… соберись, Клинт.

[indent]  [indent] Ладно. Дела… так себе.
Какой-то гадюшник на севере Бронкса. Здесь воняет плесенью. Сырость, фу. В пабе боты липнут к полу. Ну и дрянь. К плесени примешивается запах хмеля. В колонках бренчит какой-то кантри-рок-ок. Кажись, старина Hugo и его 99 проблем.

Господа уроды! Как насчёт предложения? Вы честно поднимаете ручку, если работаете на злого жиродядю Фиска, выстраиваетесь в рядок, выдаёте мне нужную инфу и никто не получает по роже, а? Ну как вам сделка?

Звук перезарядки, мне в лицо направляется дуло. Какое у этого слова множественное число? Короче, семь, девять, пятнадцать… шестнадцать. Шестнадцать пушек.

Ого, я думал в баре оружие под запретом.

Тупица.

— У нас под запретом ебучие ряженые клоуны!

Ну ты ж здесь стоишь, здоровяк. А сандали с носками… бой, о бой, серьёзно? Парни, ну вы бы ему хоть сказали, что это даже для шестёрки злодея-сумоиста — катастрофа.

— Я СЕЙЧАС СНЕСУ ТЕБЕ БАШКУ!

[indent]  [indent] …I got 99 problems and a bitch ain't one
[indent]  [indent] Ладно, это — мои 99 проблем.
[indent]  [indent] Ну или 16. И кажись, я нажил их все себе сам.

Всё ещё далековато… кто за пультом этой херни? Ах, да, я… так вот…

[indent]  [indent] Ладно, дела… нормально?
За последние 1,5 недели мне удалось не словить дробь в задницу, выйти целым из столкновения с дюжиной полудурков и найти источник притока нового оружия в лапищи Жирного. Фиск может и не собирался учинять новые войны банд, а так, обновлял запасы, но сути не меняет — чем меньше в Нью-Йорке будет оружия, тем лучше. И наоборот.

Зацепка, представлявшая собой кличку и имя одного из принимающих партию вели к докам в районе Хантс-Пойнт, доки в Хантс-Пойнт вели к срыву сделки, ведь фиолетовой кляксой поперёк их смольного месива пушек и вонючего курева заявился я. Мадрипурские (вау, как удивительно) подрядчики не очень любят, когда в их дела влезают (вау, как удивительно х2) поэтому дали заднюю. “Рыболовное” судно познакомилось с взрыв-стрелой, обшивка и наконечник не сошлись характерами, корыто сделало “бум” и вместе со всем уловом, 2 тоннами оружия, пошло ко дну. Мадрипурские говнюки то ли оказались крысами, успешно покинувшими корабль, то ли решили быть теми, кто идёт с Титаником ко дну.

Хотя, тела азиатских Розы и Джека (скорее уж Джека и Джека), береговая охрана под завалами порченного добра не обнаружила, по крайней мере пока. И вот, всё это привело к тому, что я собирался похавать в кафе “У Мэйси”, а нанятые Фиском, или состоявшие в его банде, без разницы — парни, хотели избить моим лицом свои кулаки…

Ну или как-то так. Стоит разобраться в деталях получше, когда вытряхну из башки стекло кафетерия…

[indent]  [indent] Лады. Окей. Дела. Плохи. Я говорю это слишком часто?
Подтягивая к себе уцелевшую стрелу, издавая смесь стонов, придерживаясь второй рукой за авто, пережившее столкновение со мной, наконец, начинаю подъём, сдёргивая лоскут ткани — кидаю взгляд в сторону своих портков и вижу дыру на бедре. В бедре тоже. Морщусь. Фигурка — наклонившаяся бабища, то ли с крыльями, то ли… а, это же… “дух экстаза” и богиня Ника, а значит… вот дерьмо… это роллс-ройс… да мне трёх жизней не хватит расплачиваться за грёбанную страховку этого парня… картинка перед глазами всё ещё немного плывёт, попытка обнаружить водителя за рулём…

Какой-то чел в костюме. У меня есть теория, что все, кто носит костюмы каждый день полные мудаки… что в общем-то нечестно конкретно сейчас, ведь настоящий мудак — я, проехавшийся тушей и стеклом по чужой тачиле, а парень-то поди едет на 5-ю Авеню или где там зарабатываются бешеные бабки на все эти чокнутые тачки с дверьми не в туда… изображение разъехалось, мигнув аберрацией и соединилось, собрав паззл. Из авто на меня смотрело почти такое же удивлённое, что и моё собственное лицо. Только чернее.

Ты!?? — глаза округлились узнаванием и изумлением одновременно. За рулём сраного роллс-ройса тот самый парень из караоке.

Уильям, который Билли. Который Джеймс. Который Пруитт, если верить карточке, которую он оставил, что в общем-то…

ТЫ!!! — выкрик с другой стороны рванул воздух вслед за выстрелом, я успел рефлекторно пригнуться, пуля рванула налокотник, ободрав руку — АУЧ — чуваки из кафешки. У одного из них в руках ствол. Дерьмо. ОНИ. Кажется боковое зрение фиксирует движ в машине, но не сейчас…

Ускоренное сканирование обстановки, на ходу подкинув стрелу и поймав её зубами, я отклонился влево, сделал кувырок-перекат и, поднявшись через стойку на руках, резко дёрнул на себя мусорный бак, сорвав с него крышку, метнувшись вправо, швырнул “фрисби” в стрелка. Бам — прям по тупой роже, нокдаун— скользящим движением полупадения, не проехав ещё полдюйма до лука, хватаю его, стрела сплёвывается в руку, мгновенно ложится в гнездо, прицел — спуск — сеть раскрывается, сцапывая всю тройку и тут же тесно стягивая. Всё произошло секунды за 1,5, может 2 полных…

Ха! Стреловушка! — подрываясь на ноги с улыбкой истинного победителя, киваю дебилам. — Не стоило вам связываться с Хоукаем, парни. Связываться. Поняли, а? А, да забейте…

Они особо и не слушают. Один из них всё ещё пытается добраться до пистолета. Закатывая глаза, двигаюсь в сторону роллс-ройса, на ходу поднимая ещё одну уцелевшую стрелу. В раскрытую, тянущуюся к пистолету пятерню влетает острый наконечник, прошивая мясо насквозь, прибивая чужую руку к земле. Болевой выкрик пытается “прибить” мои мёртвые барабанные перепонки. Я назидательно качаю головой, цыкая, словно журящий препод.

Не-не-не, мистер преступник, это лишнее, — сравнявшись со связкой мудил, отодвигаю плечом лука, что удобной тростью, ствол до радиуса недосягаемости. — Пушки — детям не игрушки. Вас разве не учили?

Двумя пальцами, что закрываются перчаткой, в отличие от остальных, приподнимаю 226-й Зиг-Зауэр за крючок спускового, снова покачав головой в отрицании. Не уверен осуждая самого себя, пушки в целом или этих говнюков.

Извини за тачку, — оборачиваясь к владельцу роллс-ройса, виновато жму плечами. — Почти, как в случае с твоими дверьми — вышел чутка не в туда, — я ухмыльнулся, но быстро перестал... как-то неловко. Перекинул лук через плечо. Рука отозвалась болевым спазмом. Ауч.Ну так… Билли-Джеймс… — кивок на машину и затем на свалку тел, путающихся в сетке от стреловушки. — Ты вроде как не слишком большой фанат копов, как собираешься “оформлять”? Выпавший из окна чел, кстати, страховой случай, не? — смешок. — Ну ваще, учитывая, СКОЛЬКО должна стоить твоя страховка… — я присвистнул. — Да она даже собственный зад и зад кузины прадеда тётушки троюродного брата внука мужа сестры тестя обязана “покрывать”...

Слуховой, кажется, уловил звук, напоминающий полицейские сирены в отдалении.

Нудк… может кофе? И там добазаримся на тему страховки?

[icon]https://i.imgur.com/kV2LofW.png[/icon]

+2

3

[indent] Иногда судьба подкидывает тебе простые расслабленные дни.

Что-то, что за давностью последнего такого раза кажется уже забытым и утраченным как артефакт из фильмов о приключениях в руинах. Вроде и будни, но начавшиеся в кое-то веки не с того, что в штабе кто-то уронил весь стенд с оружием, тумбочку на кухне и затем себя, и даже не со звонка из полицейского участка, не с каких-то нежелательных визитов и — о чудо! — не с голоса в телефоне, владельцу которого хочется поведать прекрасную шутку про вилку, и сразу после этого повесить трубку.
Обыкновенный день, похожий на то что люди называют «выходным», когда тебе по сути и никуда не надо, нет особых планов помимо мысленных намёток разума о том же самом вечном, и раскрыты все дороги — в буквальном смысле. Можно продолжить вписывать себя в бесконечный цикл «работы», отыскав какие-то отложенные сотню лет дела навроде наведения порядка средь бумаг, но можно и в кои-то веки почувствовать себя… как все? Прокатиться по городу, зайти в магазин, вызвонить наконец ещё одну вечнозанятую рыжую особу, сходить в кофейню вместе. Так делают простые люди, и как же редко у Билли Руссо появляется возможность испытать это банальное простое счастье. Настолько, что ощущается оно как настоящий праздник, каких и в детстве не бывало.

[indent] Иногда ты просто принимаешь странный подарок от судьбы и вообще не ждёшь подвоха.
[indent] А она… она показывает тебе задницу.
[indent] Даже менее метафорично чем то могло быть в принципе.

Да уж, в этом городе стоит ожидать чего угодно; собственно, «что угодно» разной степени внезапности и глубины плохих последствий здесь и происходит регулярно, с самим Билли в том числе, но предполагать, что на твою машину внезапно приземлится неопознанный (в процессе опознания) летающий (уже нет) объект фиолетовой наружности… вероятно, было невозможно. Как и до конца исключать возможность того, что он действительно так сделает, вынудив резко вдарить по тормозам и автомобиля, и собственного же сознания, запустив мысленный проект «господи да как».

Глядя в изумлённое — кажется, в той же степени что и своё — лицо напротив, Руссо вдруг осознал, что разгадки этой невысказанной, но определённо философской и лирической дилеммы не предвидится. И в то же время он как будто получил ответы на всё разом.

— Клинт.
Прозвучало больше похоже не на приветствие, а на прелюдию к дуэли из старого вестерна, где они бы встретились в салуне заклятыми врагами спустя долгие годы нерешённых распрей да личных выяснений. Хотя прошла-то пара недель от силы, да и не было никакой вражды, и пускай действительно меж ними осталось кое-что не договорено и не объяснено, но…
…кинематографичность момента и весь несуществующий в нём драматизм были разбиты даже не криком в его адрес, но похожим с противоположной стороны. Куда более громким и взывающим к вниманию, в ответ, правда, суля ещё меньше хорошего.

Память услужливо напомнила: Клинт — хороший человек. Не важно, ронял ли он шляпу на чьи-то глаза или себя под колёса автомобиля, суть почему-то идентифицировалась лишь такой и принимать значения иные не хотела. Быть может, в этой ситуации он и не прав, но те остальные в таком случае не правы ещё больше.

У Билли уходит чуть больше секунды на то чтоб выхватить пистолет и, сунувшись в открытую дверь, направить её в сторону их голосистого сопровождения, и сразу же выясняется что уже в общем-то и не особо надо.  Чёрные глаза хлопают нечто средним между демонстративным удивлением и нервным тиком, адресуя взгляд «победителю», выглядящему так, словно его и не сбивала-то машина, и вовсе не с него до сих пор сыпется стеклянная крошка. Нет абсолютно никаких теорий на тему того, как кто-то умудряется быть столь ловким и совершенно неуклюжим одновременно; то же самое касается и вида, впрочем, до столкновения с авто Клинт, вероятно, не был таким помятым… хотя-я-я

Руссо наклоняется в сторону колеса, подхватывая одну из уцелевших, но разбросанных цветастым ворохом вокруг машины стрел. Смотрит на неё так пристально, почти что не моргая, с неподдельным изумлением, как будто та с минуты на минуту внесёт ясность во всё произошедшее и происходящее, пожалуй, до сих пор.
— Стреловушка.
Билли не имеет ни малейшего понятия, зачем он повторил эхом озвученное Клинтом определённо-дурацкое-и-не-имеющее-никакого-смысла слово. Стреловушка. Стрела, но ловушка? Ловушка, но стрела? Чушь какая-то, но парадоксально… так и есть? Ощупав наконечник пальцами точно любопытный кот лапой, Руссо по крайней мере готов поверить что там действительно спрятана сетка. Но зачем?! Кто предполагал однажды что оно может пригодиться подобным образом и сконструировать такое… такое? И что более странно — изобретение этой стрелы или её названия? Стреловушка…

Тот, кто это создал — либо невероятный гений, либо до чёртиков отбитый идиот.
Глядя на Клинта, читающего проповедь «улову», Билли начинает казаться что эти две характеристики вполне способны в чьём-то теле существовать одновременно.

Взгляд на сеть с недружелюбными типами. Затем — на собеседника, чей вид каким-то фантастичным образом становится потрёпанней как будто на глазах, особенно как только начинаешь замечать изрезанную в нескольких местах одежду и рану на бедре. Ещё один взгляд на ловушку, и на поворот, из-за которого отчётливо доносятся сирены. Звук нарастает, а значит — очень скоро у них нарисуется новая партия гостей, и отпихаться от бумаг и показаний будет посложнее чем от размахивающих с довольно очевидными намерениями… кого угодно. Если не повезёт особо сильно, то среди полиции опять найдётся парочка знакомых лиц, видеть которых хоть и уже ничем по факту не чревато, но попросту… не хочется. Вот прямо со всей силы.
Снова взгляд на Клинта, и после этого — на дверь «Роллс-Ройса», которая абсолютно точно открывается как ей положено, демонстрируя всю красоту причудливой механики прямо сейчас.

Тяжёлый вздох.
— Справятся без нас. Садись.
«Страховой случай» с луком выглядит так, будто единственное что можно с него стрясти в качестве компенсации ущерба — портки сомнительного качества, и, откровенно говоря, это не звучит как сделка мечты даже если представить оные целыми. К тому же беглый осмотр капота не выявил ничего серьёзней нескольких царапин от стекла — вероятно, при ударе тела с бронированным автомобилем риск повреждений выше далеко не у второго.
— В качестве штрафа с тебя — рассказ о том, как ты до такой жизни докатился, а так же вот это…
Кивок на, прости господи, стреловушку, оставленную на приборной панели и явно не собирающуюся возвращаться к халатно уронившему её владельцу.
— …и адресок кофейни, где точно не произойдёт подобных спецэффектов.

Доставая «утешительный приз» ограбленному победителю в виде спрятанной под сидением аптечки, Билли качнул головой сам себе, понимая, как наивно звучат его слова в контексте хотя бы того же что только что произошло. Пришлось сделать ремарку.
— Ладно, ладно, где хотя бы 99% вероятности что не будет повторений. Хорошо?

«Роллс-Ройс» сорвался с места и скрылся за поворотом быстрее, чем из противоположного нарисовались визитёры с яркими мигалками.
Новый вздох, ещё тяжелее предыдущего, но недовольный уже скорей самим собой.
— Скажешь, если нужна помощь с перевязкой?

Ну, ничего.
Подлатать рану и общее состояние этого феерического… гения, полирнуть возникший конфуз кофем, загнать авто на тех.осмотр — как раз уже пора по факту — и можно считать что день такой, каким и должен быть. Спокойный, мирный и не сулящий больше новых потрясений.

[indent] Да, определённо точно. Это будет простой и тихий день…

[icon]https://i.ibb.co/MkFF6Km/cof3.png[/icon][status]но я ничего не говорил[/status][sign]https://i.imgur.com/ttEhflG.png https://i.imgur.com/zfXao8I.png https://i.imgur.com/bFBnldu.png https://i.imgur.com/0EijWkX.png https://i.imgur.com/wEqYZTT.png[/sign]

Отредактировано Billy Russo (20.07.22 08:03:03)

+2

4

Ладно, дела… выравниваются?
Пока связка полудурков всё ещё кряхтит в два голоса в сознании из трёх повязанных, выуживаю из-под роллс-ройса кислотную стрелу: хорошо, что уцелела, малышка. И что не “сдетонировала” под тачкой… проблемы были бы посерьёзнее чутка покоцанного бампера. Зиг-Зауэр зашвыривается в урну, которую я оставил без крышки — кстати, занятно, Стив бы заценил, как я уделал этих гандонов фактически его фишкой с метанием металлического блина? не, не думаю… да пофиг — стрела нежно падает в гнездо, натяжение тетивы — спуск — кислотная срабатывает, смешивая вместе с мусором в единую похлёбку-свалки и ствол, и частично стенки самой урны… ой… упс… ну ладно, это уж город как-нибудь переживёт, может даже без Департамента Ликвидации Последствий.

Очень далёкие звуки сирен, кажется, становятся ближе. Может у меня просто звенит в башке от удара. Или слуховой действительно настолько мощно работает. В конце концов, ему и трёх недель ещё нет, так что…

— Справятся без нас. Садись.

Ага, значит, слуховой всё-таки хорош. Надо отдать ПИМ-Технолоджис должное. Украденные… то есть, одолженные — частицы — к этому не относятся… это… немного другое. Потом с этим разберусь…

Взъерошив и так растрёпанные волосы, вытряхивая из них ещё пару-тройку-семёрку-и бубновый валет-ха осколков, подсобрав все целые стрелы, какие сумел найти, плюхаюсь на пассажирское. На посетителей кафехи, из которой я вылетел, или матерные крики владельца, пожалуй, лучше сделать вид, что слуховой не реагирует.

— В качестве штрафа с тебя — рассказ о том, как ты до такой жизни докатился,

Оки-доки, хотя история не особенно интересная.

— … а так же вот это…

Стреловушка? Зачем она тебе? — гну брови непониманием и сомнением, но вместо ответа получаю вопрос.

— …и адресок кофейни, где точно не произойдёт подобных спецэффектов.

Правая рваная бровь гнётся выше левой в насмешке и невысказанном сарказме. Взгляд перемещается с “водителя” на кафе за окном и обратно. Мне вручается аптечка и важное уточнение.

— Ладно, ладно, где хотя бы 99% вероятности что не будет повторений. Хорошо?

Лады, — подняв пустые ладони в безоружном жесте, жму плечами и забираю предложенную аптечку, аккуратно пристроив лук и колчан рядом с собой.

Тачка срывается с места раньше, чем я успеваю сунуть нос в контейнер с крестом, изучая содержимое.

— Скажешь, если нужна помощь с перевязкой?

М, а? А, да. В смысле, да тут делов, дырка в ноге, — смешок, — нет, в смысле, не реальная дырка в ноге, тогда бы делов было… короче, ты понял…

Отцепив наколенник от раненой конечности, закатываю штанину и стягиваю сапог, да на фиолетовом носке успела порваться заплатка, но:

о) сильнее раскидать моё достоинство по салону модной тачки это уже не сможет
й) это не повод в грязной обуви елозить по чужим дорогущим сидениям

Да чё там особо рассказывать про докатился…

Закусив оттянутый бинт зубами для удобства, я смочил вату в обеззараживателе, пытаясь рассмотреть чё там за выкушенный кусок меня, когда что-то пошло не так. Примерно всё. Ещё недели две назад. Или тридцать с лишним лет, когда я родился… так, ладно, это разговор на другой раз.

Авто плавно входит в поворот, а я ни разу не плавно начинаю ронять антисептик, в попытке поймать его и не выронить из зубов бинт, слишком резко подаюсь вперёд, ловлю пластиковую склянку, но врезаюсь ногой в проигрыватель и, видимо, в настройку звука, потому, что колонки взрываются:

STAND UP
get your hands up (MOVE)
are you ready to, are you ready to???
KICK ASS

Резко вырубив проигрыватель, я издал нервный виноватый смешок, отнимая бинт ото рта.

Вууупс... не слишком-то соколовко с моей стороны, да? — ну, Сокол+ловко, соколовко, а?? Стерев с рожи улыбку в 32, я отмахнулся, кашлянув в кулак, возвращаясь к бинтовке и на сей раз ускоряясь. — Забей... короче, да... как докатился... — усмешка с фырканьем вырывается из челюстей.

Билли-Джеймс мотыляет от полиции, юзает чужие карты и ездит на дорогой тачке. Не то, чтобы я имел право судить людей по обложке и всё такое, но... хрен его знает, чем он занимается. Вряд ли чел в шестерках у Жирного, для шестёрки у Билли-Джеймса слишком много уверенности, если уж и вписывать знакомого незнакомца в преступную иерархию, то он скорее... правая рука главгада? Ну, это ему уже больше подходит, и замашки объясняет, и крутую тачку, все дела. Конечно, Фиск типа не тупой (тупой), поэтому вполне мог навернуть схему, где подослал ко мне дебилов в кафе, а проверенного чела забирать мусор на крутой тачке, заметая следы и разбираясь со всем тем, с чем сами криминальные боссы не хотят иметь дела, но не учёл того факта, что мы с Джеймсом-Билли уже были знакомы... но во-первых: звучит, как дохера мудрёная схема для "отлова" одного меня, во-вторых: до этого меня пытались убить, а мы с Дж-Б сидим в тачке уже минут 7, из которых и ДО которых, он мог меня грохнуть раз... много. В-третьих: правую руку Кингпина зовут Грэг, и сегодня он ехал в аэропорт вместе с боссом. Я знаю это потому, что успел поставить на тачку Грэга жучок. Скомпоновав аптечку обратно, отложил её на заднее сидение.

Короче. Ты ж знаешь Уилсона Фиска? 80% всего бизнеса в городе, музей искусств, благотворительные вечера, супер-жирная туша в супер-белом костюме? У меня есть теория, — развернув корпус к водиле, раскинув руки в стороны, я растопырил пальцы, немного измазанные в собственной крови, — все, кто носит костюмы на пос—... — останавливаясь взглядом на прикиде собеседника, кашлянув, свернув жестикуляцию, я уселся обратно на место ровнее, обтерев руки об портки.  — ... не суть, на это тоже забей... ну, в общем, — вздохнув, наклонился, натягивая сапог обратно, — Фиск — ёбаный глава мафии и об этом все знают. Каждую неделю-две, его хватают за жопу на каком-то особенно грязном дерьме, судят и швыряют в Райкерс. Он сидит там, всё те же дней 5, а иногда, ого, у нас праздник, йееей, — я изобразил радостное сотрясание кулаком в воздухе, но ни на лице, ни в голосе энтузиазмом и близко не пахло. Смердело усталостью, меланхолией. И раздражением. — Иии Фиск сидит целых дней 8, а то и две недели. Потом, в дело вступают бабки, — взмах рукой, упёршись щетиной в рулак, я облокотился на неправильную дверь тачки и ткнулся виском в стекло. — Его выпускают. И эта гонка Томов и жирного Джерри начинается заново... ну вот и...

Замерев на секунду, отняв голову от окна, щурясь любопытством, я зажал кнопку открытия-закрытия. Стекло беззвучно поехало вниз. Я хмыкнул, выжав обратное действие. Окно закрылось, уехав вверх.

Не пойму, — полуоборот корпуса к Билли-Джеймсу и негодующее пожатие плечами. — Нафига делать двери не в туда, а всё остальное оставлять как есть? Ну, типа, прикинь, как было бы круто, открывайся у тебя и окна не в туда? Тачка наоборот! ... — искренняя искра восторга. Ну реально ж было бы клёво!

Отвернувшись, я ещё раз пощёлкал кнопкой окна, будто пытаясь убедиться в том, что они действительно могут только то же, что и окна любой другой машины.

Ты, кстати, знал, что они называются “суицидальные двери”? — заставив себя убрать палец от кнопки, хотя она прикольно щёлкает, я повернулся обратно к Билли-Джеймсу. — Ну типа, первоначально такие двери ток у экипажей с лошадьми были, кареты, все дела, — пожатие плечами, — считается, что они типа небезопасные, в отличие от дверей в туда. Ну, когда петли спереди, а не сзади… типа, если выпадешь, будучи не пристёгнутым или попытаешься выпрыгнуть из тачки, тебя скорее всего убьёт твоя ж дверь, — пожатие плечами, я снова потянулся к кнопке, отвернувшись, но занесённый палец замер над клавишей. — А и о, точно, кофе! Дай-ка подумать… ПОДУМАТЬ! Think Coffee! — весело ухмыльнувшись, щёлкаю пальцами. — 471, Бродвей.

У них скрэмбл зачётный. Да и выпечка ничего. Может поем, наконец, раз в прошлый раз этот вопрос оказался в  п р о л ё т е. Ладно, с каламбурами пора завязывать…

Кстати, так нафига тебе стреловушка? — дотянувшись до стрелы на приборной панели, забираю её, аккуратно коснувшись наконечника и до характерного щелчка, который я чувствую пальцами, но не слышу, “поворачиваю” остриё немного влево. — Не, если хочешь, бери, конечно… — стрела вернулась на место на приборной панели, я пожал плечами. — Перевёл в “неактивный” режим. Название так себе, это в разработке… но просто тачка ж вибрирует, даже такая крутая, как эта, а наконечник он типа… как любимая женщина — штука тонкая, чувствительная и надо правильно обращаться… и если сдетонирует… ну, ты понял. И, да, если она у тебя на приборке схлопнется сеткой, то тебе скорее всего, во-первых, заедет путами по роже, а во-вторых: очень аварийная тема… похлеще суицидальных дверей.

Хохотнув, я поправил рядом стоящий колчан, пересчитав скудные остатки стрел. Н-да. Надо пополнить запасы. И как-то заново озаботиться вопросом прочности остальных. Понятно, что вибраниумной-то плевать, чем её переехали, будь то танк или Халк случайно наступивший, но вот другие…

М и да, это, если будет нужна именно в рабочем состоянии, то просто сожми наконечник двумя пальцами и аккуратно, до щелчка, поверни чуть вправо, — убедительный кивок. — А и Фиск… докатился… ну, короче, я решил копать не на Кингпина, а под него. Не букварь… буквально, — да, вот то слово, вечно сбивает с толку, — конечно, а то это ж какой котлован надо было б рыть и всем Нью-Йорком, — смешок, — но типа — обломал ему поставки нового оружия. Он не в восторге. Бесится. Отлично. Выслал за мной этих дебилов в кафе, — закинув руки за голову, я откинулся в кресле тачки. — Я просто хотел похавать, а там была такая пита, понимаешь? Сочная, прям только из печи, руккола торчит, пахнет мясом, масло и песто уже почти по руке поползли… — пауза, дабы не захлебнуться в слюне, — закрыл глаза, чтоб откусить лучшее творение греческой кухни, а меня решили выкинуть с вечеринки… — мой желудок издал протестующий булькающий вопль умирающего кита, ну или тиранозавра, что-то среднее… без понятия, как вообще орут киты, почему так говорят? — Акхем. Ну и вот,— развёл руками в сторону, подытоживая. — Ссорян за тачку. Тебя, кстати, называть-то как, Шекспир? Билли? Джеймс? Фредерико?

Ну или кто ты там сегодня, чел с отличным музыкальным вкусом и хрен знает каким чем всем остальным.

[icon]https://i.imgur.com/kV2LofW.png[/icon]

+2

5

Град вопросов со стороны внезапного попутчика и спутника по совместительству не приводит к устным ответам — Билли молчит, но голову повернул и зыркнул столь выразительно, что на секунду могло показаться, точно взгляд этот грозит метнуть парочку молний или по меньшей мере прожечь насквозь. Притом если фраза про стреловушку вызвала пусть и заметное, однако так же быстро угасшее — покушений на «трофей» всё-таки не было — негодование, то попытка отшутиться про рану добавила настолько явной укоризны, насколько то возможно в принципе.
О «своих» принято беспокоиться и поддерживать в сохранности да целостности, а чужих Руссо предпочитает в салон собственной тачки не пускать. Весёлый вечер в баре — такой себе гарант вечного братства или хотя бы долгосрочной дружбы, но ощущения готовы с этим спорить. Клинт не похож на человека, от коего ждёшь подвоха и резкой перемены поведения, его тянет воспринимать союзником и отчего-то… ему легко довериться?
Наверное, это самое странное и фрустрационное что есть в нём.

…Но не единственное.
Музыка резко бьёт по ушам — Билли чуть было рефлекторно не тормозит авто прям среди трассы, буквально чудом (или заторможенной реакцией, тут как поглядеть) избегая этого и вновь обращая на собеседника вниманье уровнем повыше нежели на дорогу. С движением везёт — в спину никто не дышит и врезаться не намерен, но всё равно…
Похоже, каждая минута рядом с этим лиловым недоразумением способна обернуться самым неожиданным сюрпризом. Хочется верить, что проигрыватель станет если уж не последним, то по крайней мере самым опасным из внезапных происшествий. Насколько резкий рок с динамика считается опасным в принципе.

…И почему «сокол»?..
Руссо готов поклясться, что слышит это от Клинта не впервые. Тогда в баре или чуть раньше сегодня? Сложно сказать наверняка, учитывая то, какой мощи словесный поток исходит от этого человека постоянно. Но ведь что-то такое точно было! Это пускай и ничего не объясняющий, но факт.
Что вообще характерно для этих птиц? Не фиолетовый цвет точно, но отсутствие похожести определённо кроется не в этом. Соколы — отличные хищники, они прекрасно летают и громко кричат. На первый взгляд — ноль совпадений, но если вспомнить перфоманс с окном аль то же караоке…
Хм. Вероятно, что-то в этом всё же есть…

Билли кивает в ответ на вопрос о Фиске и мысленно возвращается к рассказу да прежней теме, задвинув в голове лекцию по орнитологии на более далёкий план. Всё-таки история о том, как на его машину приземлилось это… чудо… важнее чем попытки сравнить громкость собеседника с птичьими криками.
Наверное.

— Потому что таких людей надо не сажать.
Плечами пожимает флегматично, ещё сильнее утверждая собственные же слова. Знает о чём говорит, и даже знает тех, кто с ним бы согласился. Преступность в Америке и их замечательном Нью-Йорке в частности стабильно пестрит красками и брызгами во все поля — здесь тебе как мелкая шушера на любой вкус, так и целые мафиозные сети. Упомянутый мудень — крупная шишка, и вытравить таковых обычно нелегко, а уж последствия их деятельности так и вовсе жить будут годами. Но… суть остаётся прежней, хочешь чтобы результат стал чем-то большим нежели парочка дней условной тишины — действуй близкими к ним методиками, а не миролюбием и звёздно-полосатыми законами. И пускай Фиск остаётся не самой лёгкой из мишеней — однажды он определённо доиграется и очутится в той реальности, откуда бабки уже выбраться вряд ли помогут.

Заметив движенье сбоку, Руссо снова повернулся и застал собеседника за крайне внимательной проверкой окон. Окно прошло проверку, но причины сего действа так и остались непонятны. Впрочем, Клинт не был бы собой если б не пояснил свой акт любопытства сам и без вопросов наводящих, а Билли за это ему определённо благодарен.
…если б ещё не содержание его-то слов…
…Кхм. Удивительно, как это чудо-без-перьев способно снова и снова ставить в тупик кого угодно, и это простыми-то словами.

— «Роллс-Ройсы» как правило создают под предпочтения заказчика. 
В такие моменты чертовски сложно звучать серьёзно даже будучи суровым учредителем военной корпорации, но опыт не пропьёшь. И пиццей не проешь, пожалуй, тоже.
— Уверен, при желании они могут сделать и чтоб багажник открывался поперёк.
Но зачем?..
Однако это уже совсем другой вопрос…

— Как насчёт того чтоб например… ну… не выпадать из дверей?
Бровь изогнулась насмешкой с привкусом иронии, в том числе и над самим собой. Сколько угодно можно убеждать себя в том, что это «личная» машина, купленная для таких же личных нужд, как вот… поездки до кафе хотя бы, но они оба прекрасно знают, что сие к самообману ближе всё-таки чем к правде. Может, поэтому и броня, поэтому и вся конструкция потяжелее, поэтому и не страдает от спонтанных «птичьих» приземлений. Это всё ещё не для работы, но как ни пытайся играть в «двойную жизнь» — не сбежишь от той части себя, что въелась в кожу уже десятки лет как.
Вероятно, Клинт всё-таки прав насчёт небезопасности, и опасения его рациональны, но, разумеется, хотелось бы действительно просто в такие ситуации не попадать. Хотя бы не на этом авто, что ли…

И думать об этом тоже не особо доставляет удовольствие.
Думать о кофе — это да, идея лучше и приятней.

Надо.
Билли произносит это с нажимом явно мощнее чем планировалось изначально. Глупый вопрос. Действия со стороны — ещё глупее, и Руссо за ними наблюдает с плохо скрытым недовольством, ждёт что «компенсацию ущерба» у него попробуют забрать и всем видом демонстрирует, насколько сильно он всё это осуждает и насколько против.
«Переключение» стрелы порождает всплеск негодования уже на самого себя. Не за технику безопасности, но за прошлое предположение, отчего он всё-таки сдаётся и тихо поясняет.
— Нравится.
Лук — невероятно странное оружие по современным меркам. В мире, изобилующем тысячью примочек и обвесов, где из иного огнестрела почти можно не целиться, простая палка с тетивой выглядит неуместно и нелепо… однако вместе с тем как будто и наоборот. Древнее, по нынешним стандартам примитивное творение требует от владельца гораздо больше мастерства и хитростей. Движения должны быть правильны, действия — уверены, а стрелы, вероятно, всё-таки лучше иметь не самые простые. Всё это сложно и по-прежнему чудаковато. Кто-то сказал бы что и глупо. А его, пусть иррационально, сие даже немного восхищает.
— Не меняй название. — голос звучит ворчливо, но без малейшего намёка на реальный негатив, словно почти… смущённо?.. — Лучше уже не будет.
Договаривает Билли уже глядя на улицу, но по бегло брошенному на приборную панель меткому взору ясно, что он с трудом сдержался чтобы не щёлкнуть наконечником парочку раз из интереса.

— А говорил ещё что история «не особенно интересная».
Сложно назвать всё это необычным и по его-то опыту. Видимо, Клинт тоже хлебнул от жизни достаточно веселья чтоб разделять эту позицию, но всё равно. Представить, что этот шляпный повелитель дартса на досуге борется с преступностью… не так уж трудно, если задуматься, но и не то, о чём сходу будешь предполагать. Наверное, даже слегка безумно, особенно в сочетании с простецким луком, в то время как и отбитый после Кандагара Ганнер предпочитает куда более сложные конструкции… и держаться от людей подальше, например, в лесу.
Всё это пахнет сказочным героизмом из детских книжек, а не их стрёмной действительностью, и надо быть неслабо шандарахнутым на голову чтобы считать что сможешь противостоять «злу» — не абстрактному, а вполне реально существующему среди людей обычных — в одиночку, тут уж не важно с каким оружием, да хоть будь у тебя весь арсенал этого мира! Наивно до одури, подозрительно напоминает неких личностей, а вкупе с этими замашками чуть ли не миротворца да сетями вместо выстрела на поражение…

Клинт не похож на всемогущих персонажей из произведений абсолютно.
Но глядя на его потрёпанный видок и слушая о срыве оружейной поставки для мафии как о чём-то будничном и произносимом настолько простодушно, Руссо думает что именно так и выглядит настоящий герой.

И таким личностям тоже надо есть — напоминает собственный желудок, отзываясь тихим урчанием. И они тоже способны временами выдавать нечто не по-геройски странное, навроде тупых вопросов.
— Билли.
Владелец имени вообще не понимает, с чем связан этот вопрос и с чего вдруг у собеседника возникли провалы в памяти, ещё и в таком аспекте. Он ведь тогда словно… узнал сразу? Так почему?..
У каждого свои причуды, вот уж правда, и признание этого факта вовсе не мешает Руссо смотреть на собеседника с недоумением, чуть наклонивши голову к плечу.

Он паркуется чуть поодаль, раз уж решили посидеть в кафе, а не есть по дороге. Смотрит на Клинта, убеждаясь что перевязка всё же была совершена успешно и не требуется исправлений. Проверяет кобуру за поясом придирчиво, украдкой пистолет осматривает и чувствует себя немного странно одновременно и из-за отсутствия клинка за рукавом, и из-за мысли что он может пригодиться.
Простое заведение. Выпечка, кофе. Расслабляться полностью — всё ещё непознанный до нужной степени конструкт, но по всей логике же не должно случиться ничего.

Билли решительно проходит к кассе, как будто этим самым ставит точку в собственных же размышлениях. И в обозначении того кто угощает тоже.
— Тебе как всегда, с солёной…
Сбивается на полуслове, тотчас закатив глаза, осознавая странность своей фразы. Автопилот сработал в неожиданном витке нового мыслепотока, хоть и особо удивляться нечему, когда в местах подобных этому бываешь в основном из-за влияния одной особы.
— …я хотел спросить, какой кофе будешь.
Кивок куда-то в сторону витрины.
— И не только кофе. Что тут самое вкусное-то?
Если не знаешь что конкретно хочешь — стоит довериться выбору эксперта, а уж свою авторитетность в области меню кафешек Клинт доказать успел. Остаётся верить, что тот не подтвердит свои обширные познания и в другом ключе, а здесь всё-таки не окажется очередных его «знакомых».

[icon]https://i.ibb.co/MkFF6Km/cof3.png[/icon][status]но я ничего не говорил[/status][sign]https://i.imgur.com/ttEhflG.png https://i.imgur.com/zfXao8I.png https://i.imgur.com/bFBnldu.png https://i.imgur.com/0EijWkX.png https://i.imgur.com/wEqYZTT.png[/sign]

Отредактировано Billy Russo (20.07.22 08:02:32)

+1

6

— Билли.

Водила отзывается на вопрос про имя, но пялит на меня как будто бы укоризненно ?? Клоня к плечу голову, умудряясь, даже отвлекаясь от дороги, вести тачку как надо. Уважаемо.

Лады, Кид Антрим, — разведя руками, жму плечами, не очень понимаю предъявы во взгляде барного беглеца. — Билли, так Билли. На карточке было написано Джеймс, так что… — мой черёд выгибать брови не то, чтобы укоризненно, но типа выразительно, да. — Кстати, могу вернуть, она у меня кажись с собой, — попытка ощупать карманы, пауза, указание пальцем на собеседника. — Хотя, ты ж не Джеймс, так что… — усмешка.

Пожав плечами, я расслабленно закинул руки за голову, откидываясь на пассажирском. Ни хрена не удобно и ауч, раненая рука не оценила моих кривляний, поза сбрасывается, мы докатываемся до парковки недалеко от кафехи, хотя прочапать ещё придётся, но ничё, день ног, ха.

Заваливаемся в "думающий кофе", из колонок что-то негромко и, кажется, приятно бренчит, немного хмурясь, скосив рот вбок, касаюсь рукой уха, ковыряя ногтем колёсико настройки слухового, словно пытаясь “поймать волну” радио, хотя это вообще не так работает. Едва касаюсь пальцами бинта на руке и взмахиваю ей, разминая, не самое умное движение, но до-чесотки охотное, так хотя бы ощущения возвращаются, покалывания там, отдалённый болевой синдром…

Внутри, как и всегда: светло, просторно, до одурения потрясающе пахнет кофе и свежей жратвой, но почему-то пусто. И за стойкой с витринами, битком набитыми вкусностями, почему-то тоже. Сегодня вроде не… а какой сегодня день недели? … пока я шарил по стенам в поисках часов, а найдя их, вспомнил, что на часах, логично, время, а не дата и неделедень, Билли-Джеймс-не-Джеймс успел выпереться к стойке с видом какого-нибудь министра.

Задаёт какой-то вопрос, но я не успеваю расслышать.

А? Чё?

—  …я хотел спросить, какой кофе будешь.

А, нуууу, — пальцы задумчиво поскребли бритый затылок, — как обычно? В смысле, наверн, возьму три двойных эспрессо, — плечи приподнялись и сбросились вниз. — Хотя, у них ещё есть “испанский” латте — вещь, не знаю чё там испанского, бык вроде не выпрыгивал, но вкусно, — усмешка. — О, ну и если ты типа любишь всякое такое у них есть молоко из не молока или как его там… типа овсяного… — перекидываясь через стойку кассы, из-за моего роста, вышло практически загнуться целиком на ту сторону, но кругом по-прежнему не было видно ни владельца, ни сотрудников. Да чё за?? У всех фиеста или в город приехал цирк? Боже, я пошутил, надеюсь цирк не приехал… — … хотя ваще так-то бред, не понимаю… нафиг они зовут это молоком…? — выпрямляясь, я огляделся в третий раз и вернул внимание к Билли, раскидывая в стороны руки. — Овёс ж трава, его нельзя доить. Хрень какая-то…

— …Что тут самое вкусное-то?

Кажется, я пропустил какую-то часть фразы где-то между своей речью о неправильном молоке и попытками свернуть шею, высматривая живых.

А?... А! Ну, да всё! Завтраки у них офигенские!… — я попытался посмотреть на часы на своём запястье. Часов не было. Про время на стене я уже забыл. Один из двух пальцев перчатки лучника смотрел на меня дыркой осуждения. Бляха. Я раздражённо нахмурился, мотнул головой, отмахиваясь. — Кажись на завтрак мы не успеваем… неважно! — махнув рукой, хлопнул Билли по плечу, перекидывая через него руку, разворачивая владельца “ройса” к витринам с бутерами. — У них есть клёвые сэндвичи! Фермерский с индюшкой — во! С арахисовой пастой и желе — ну классика! Есть всякие веганские, у них кстати классный банановый хлеб, сами пекут, о, а ещё есть Джонни Бой. В смысле, эт сэндвич, — моя рука сделала странное движение, пытаясь что-то изобразить, пятерня раскрылась, растопыривая пальцы, дырка на перчатке всё ещё не добавляла веса аргументам… бляха…… а не чел, естественно, хотя… у The Hooters есть трек Johnny B, слыхал? Хотя, эт кажись кавер, без понятия чё-кто оригинал писал… ну и трек не про бутеры, канеш, но…

От продолжения этой мысли Билли-Джо-не-Би… Билли-Джо… Джонни Би… хм… спасает являющийся из дверей кухни низенький пухлый старина.

— Прошу прощения, чем я могу… — мы сталкиваемся взглядами. — О! Клинт! — он радостно взмахивает руками, выходя из-за стойки. — Ты давненько не заходил!

Убрав руку с плеча Билли и двинув сторону ресторатора, обмениваюсь с челом в летах объятиями с похлопыванием по спине, наклонившись так, дабы дружище не упирался мне в грудак и ниже, а то как-то неловко.

“Давненько” это с прошлой среды?

— Было воскресенье.

А, да? Не суть, Билли, знакомьсь, это Джузеппе, — хряпнув знакомого по плечу, я сотряс его, и знакомого, и плечо. — Я думал звать его “Джуз” для сокращения, но как-то тупо, так что теперь он — Джаз, — обернувшись через плечо, подмигиваю Джазу.— Так что, можешь звать его так. Может же? — Джузеппе кивнул утверждением.

— Коллега?

А? А, не, не, — я окинул Уилл-Билла взглядом, словно пытаясь заново его идентифицировать. беспечно пожал плечами, чуть сощурившись от кольнувшей боли в руке, поворачиваясь к Джуз-Джазу. — Друг.

— О, ну, что ж, друзья Клинта — мои друзья! Прошу, — он вернулся за стойку. — Надеюсь вам у нас понравится и, пожалуйста, всё, что хотите — за счёт заведения.

Что? О, ого, да не, Джуз, брось, я заплачу, сдохнуть, как хочу есть, если я сейчас буду брать всё и за счёт заведения, то получится, что тебя обжираю и…

Я начал шариться по карманам, охлопывая себя ладонями, встречаясь с парой чёрных точек — глазами Билли — вспоминая его изначальный подход к витрине и, кажись, запоздало соображая.

А. О. Э!! Не! Не-не-не! Я заплачу! — уверенный удар себя в грудь, вообще бить не собирался — ауч — но взмах вышел слишком экспресс… эспресс… бляха, да как там-то слово… эмоциональным короче. — Во-первых: у меня есть деньги, во-вторых: это я на твою тачку налетел, а не наоборот, так что… бляха, да где этот грёбанный…

— Клинт, серьёзно, после всего, что ты сделал, за счёт—...

Я. ЗАПЛАЧУ.

Только найду чёртов кошелёк. Хвостовиком через безкофейный ад, да боже, ну только не опять, я же не выронил этот грёбанный…

— Вы слышали о битве за Нью-Йорк, Билл? Были здесь в 2012? Представляете, Клинт—...

АХА! — победоносно вырвав измятый, под стать владельцу, бумажник из потайного засапожного кармана, я как-то слишком экпр—... да пофиг. Махнул им в воздухе и всё. — Кхм… ссорян. Так вот. Я заплачу! — высыпав 3 четвертака, смятую, как вся моя жизнь, пятёрку, которую кто-то (ой) кажись пару раз уже постирал вместе с портками, и виток карточек, начал рыться в последних. Купон на скидку в прачечную, мини-буклет пиццерии, купи 6 кофе получи 7-й в подарок, заполненная, зачем я её с собой таскаю?? да где же… карточка Мстителя… — … а, так вот где ты есть… — но не то.

— Клинт.

Ща, ща, я найду карточку и…

— Клинт.

Да ща—...

— Клинт. Просто возьмите с твоим другом то, что хотите за счёт заведения. Я так хочу. Я тебя прошу, Клинт.

Замерев с найденной карточкой в руке, я поднял голову на Джузеппе, смотрящего очень пристально на меня. Не знаю, дело в цвете глаз или в общем виде, но Джаз до ужаса напоминал кота из Шрэка в этот момент и, хотя я вообще-то больше по собакам…

Ээээ… ну… ладно? — мы с Билли переглянулись. — Три двойных эспрессо, один американо, экстра-большой, сэндвич с индюшкой… два… и с арахисовой пастой… три… и… ещё не поздно передумать… — Джаз выразительно выгнал бровь, как-то нервновато усмехнувшись. Ну или мне показалось. Я снова пожал плечами. — И ещё морковный торт. А ты чё будешь? — поворот головы к Билли и кивок вопросом.

Когда мы плюхаемся за стол с готовым-собранным заказом, в заведении начинает играть “Pumped Up Kicks” от Foster the People. Опрокинув в себя первый из трёх эспрессо, чувствуя себя чуть более живым, я принялся вскрывать сэндвич.

Странно, у них обычно тут не протолкнёшься… время что ли неудачное… приятного, кстати, — салютую бутером владельцу “ройса” и вцепляюсь в мягчайший, слегка тягучий американский хлеб для тостов, на котором индюшка идеально сочетается с овощами, салатом и брусничным соусом. Кайфуха. — Шты, кштаты, жнал, фшто этот твек, — пауза на дожёвывание и опрокидывание следующего кофе-шота в себя, — писалсь, йййък… кха… писался типа, как “Преступление и Наказание” или “Обыкновенное убийство”, Фостер, который солист, типа заливал, что “хотел проникнуть в разум поехавшего ребёнка”, — пальцы свободной руки изобразили “пугающее” червивое движение, пальцы руки с сэндвичем повторили синхронно, просто менее успешно, мешает сэндвич. — Ну и короче, да. Весёленькая мелодия, текст — жесть, — третий эспрессо улетел внутрь, я снова впился в сэндвич. — Бевные вети…

Брусничная ягода хрустнула на зубах. Кислинка показалась мне странной. Не на фоне остального слияния вкусов, а будто бы… замерев, щурясь подозрением, я снова окинул пустующее помещение взглядом. Джузеппе не было за стойкой. Сэндвич отложился, мышцы напряглись в рефлексе дворовой собаки, почуявшей грядущую драку.

М… Билл? — взгляд вернулся к собеседнику. — У тебя еда на вкус как? Ничего странного не чувствуешь?

Может это просто паранойя. Просто профдеформация Щ.И.Т.а, просто дерьмовая брусничина, просто…

[icon]https://i.imgur.com/kV2LofW.png[/icon]

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » мы на 99% достигли кофедии [marvel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно