ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » we'll keep in touch. that's a promise.


we'll keep in touch. that's a promise.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[nick]Minhkhoa Khan [/nick][status]now you see me, now you don't[/status][icon]https://i.imgur.com/uQ3hGo4.png[/icon][sign]

I'M WALKING ON FIRE MY DEBT ISN'T PAID
I'LL TAKE MYSELF HIGHER SO I'M FEELING OKAY
LOOK AT ME NOW I'M DONE WITH THE CHASE
I TAUGHT MYSELF HOW NOW I'M FEELING OKAY

https://i.imgur.com/39VbFCv.gif https://i.imgur.com/RzZ0zNg.png https://i.imgur.com/GngV8II.gif
I TAUGHT MYSELF HOW, NOW I'M FEELING OKAY solo.

[/sign][lz]<a class="lzname">Миньхоа Хан</a><div class="fandom">dc</div><div class="info">в кривых <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1267"><b>зеркалах</b></a>, неизменны лишь естество <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2608"><b>твоего</b></a> точённого силуэта и мой дух, <i>неприкаянно</i> витающий за плечом
</div>[/lz]

[html] <!DOCTYPE html>
<html>
<head>
<meta name="viewport" content="width=device-width, initial-scale=1">
<style>

.container {
  position: relative;
  width: 603px;
display: block;
padding-left: 150px;
    margin-left: auto;
    margin-right: auto;}
}

.image {
  display: block;
  width: 603px;
  height: auto;
}

.overlay {
  position: absolute;

  bottom: 0;
  left: 100%;
  right: 0;
  background-color: transparent;
  overflow: hidden;
  width: 0;
  height: 100%;
  transition: .5s ease;
}

.container:hover .overlay {
  width: 100%;
  left: 0;
padding-left: 50px;
}

.text {
  color: white;
  font-size: 20px;
  position: absolute;
  top: 50%;
  left: 50%;
  -webkit-transform: translate(-50%, -50%);
  -ms-transform: translate(-50%, -50%);
  transform: translate(-50%, -50%);
  white-space: nowrap;
}
</style>
</head>
<body>

<div class="container">
  <img src="https://forumupload.ru/uploads/0019/f3/5f/2/404056.png">
  <div class="overlay">
    <div class="text"><img src="https://i.imgur.com/vquvid2.gif"></div>
  </div>
</div>
</body>
</html>
[/html]
[html]<!DOCTYPE html>
<html>
<head>
<meta name="viewport" content="width=device-width, initial-scale=1">
<style>
.container {
  position: relative;
  width: 603px;
display: block;
padding-left: 50px;
    margin-left: auto;
    margin-right: auto }
}

.image {
  display: block;
  width: 603px;
  height: auto;
}

.overlay {
  position: absolute;
  bottom: 0;
  left: 0;
  right: 0;
  background-color: transparent;
  overflow: hidden;
  width: 0;
  height: 100%;
  transition: .5s ease;
}

.container:hover .overlay {
  width: 100%;
padding-left: 150px;
}

.text {
  color: white;
  font-size: 20px;
  position: absolute;
  top: 50%;
  left: 50%;
  -webkit-transform: translate(-50%, -50%);
  -ms-transform: translate(-50%, -50%);
  transform: translate(-50%, -50%);
  white-space: nowrap;
}
</style>
</head>
<body>

<div class="container">
  <img src="https://forumupload.ru/uploads/0019/f3/5f/2/893007.png">
  <div class="overlay">
    <div class="text"><img src="https://i.imgur.com/cbhVEFV.gif"></div>
  </div>
</div>

</body>
</html>
[/html]

Отредактировано Harley Quinn (25.06.22 01:49:37)

+2

2

Ахахах, привет. Ты слушаешь? Ау-ау-ау. Прием. Панчлайн вызывает тебя. Панчлайн вызывает…тебя. Давай без [БЕЗ Я СКАЗАЛА] шуток. Ты слушаешь? Хочешь расскажу сказку? Да в смысле нет….серьезно? Нет? Это такой прикол? Да я хочу сказать, что он совсем не прикольный. Тшшшшш….заглуши все звуки вокруг. Выключи музыку, погрузись внутрь себя. Слышишь? Такое ритмичное стук-стук-стук. Прикольно, дыыыа? Нет? Хм…хмм…хммм…ну и ладно. Ну и пожалуйста. Ну и не нужно. Улыбка ножом от уха до уха не оставит выбора. Ты все равно послушаешь сказку. Жила-была на свете девочка. Вовсе не принцесса. А обычная такая девочка и звали ее Алексис Кей…
Длинные пальцы, покрытые мозолями, начали движение по нежной коже девушки. Она скривилась от отвращения, стиснула зубами собственные губы и алая струйка крови потекла вниз по подбородку. Ускоглазый ублюдок ухмылялся и продолжал движения своей руки, пока девушка не находила в себе силы сопротивляться. Покорная, сломленная. Она даже не думала предпринять попытку вырваться или закричать. Словно смирившись со своей судьбой, ей было безразлично что произойдет дальше. Пустой взгляд карих глаз не пугает Алексис Кей. Она уже видела подобное…она уже являлась причиной подобному. И то, что происходит в соседней камере? Ее это не волнует. Ей абсолютно безразлична судьба всех тех, с кем она разделяет общее «несчастье». Кей, Кей, Кей. Все хорошее в ней давно умерло. Она просто озлобленная псина, которую интересует лишь собственное выживание. И желательно…не таким методом.
- Не выебывалась бы ты подруга, - слышится голос сверху. Алексис не поднимает голову. Она понятия не имеет кто это, и чего это она доебалась до нее. Вообще, конечно, экспертом быть не нужно, чтобы сделать вывод, что эта «местная» здесь слишком давно. Прошарена за все правила. Как, что, зачем и почему. Хочешь задать тупые вопросы? Шанс получить ответы от нее выше, чем от остальных. Но Алексис не задает вопросы. Ведь единственный который ее волнует, как выбраться из этого дерьма. И раз эта тупая пизда еще здесь, то на этот вопрос она не ответит, - на одном хлебе долго не протянешь, - тут действует простой закон. Тот, кто не раздвигает ноги – голодает. Алексис здесь уже месяц. И даже победы в боях не принесли ей хоть нечто существеннее, чем корка засохшего хлеба, который приходится размачивать в воде, чтобы не повредить к хуям зубы. Вы вообще видели ценники на стоматологию? Тут одним ограбленным банком дело не ограничится.
Бесит. Вся эта ситуация ее бесит. Бесит неимоверно. Она сжимает свои маленькие кулачки, впиваясь ногтями в кожу ладоней, оставляя на них кровавые ранки. Наказывает сама себя, но не перестает гневаться. Алексис по-прежнему корит себя за излишнюю беспечность…что не предугадала, не смогла и влипла в это дерьмо. Всего лишь нужно было чуть чаще оглядываться назад, чтобы заметить слежку. Ускорить шаг и оказаться в отеле раньше, чем ее затащили в тот переулок. Хлороформ привет. Химия. Ахуенно. НЕТ.
Кей устала бороться. Мысль сдаться посещает все чаще. Незнакомая речь, культура, голод, гнев истощающий ее под ноль…она уже перестает видеть ради чего и зачем…зачем? Чтобы вернуться в Готэм? Но что ее там ждет? Готэм, Готэм, Готэм…если и существует ад на земле, но определенно именно этот город является им. И нужно быть полным психом, чтобы вырвавшись из клетки стремиться вернуться в нее. Ведь в сравнение…даже это проклятое место, не идет ни в какое сравнение с Готэмом.
Дом, милый дом. Ха
- Сходила бы ты нахуй, - лениво отвечает Алексис. Очень лениво. И тихо…не факт, что ее вообще услышали. Панчлайн без панча…ха.ха.ха.
Первые дни она кричала. Сопротивлялась. Угрожала. Обещала нарисовать каждому вечную улыбку. Вырезать печень и всех знакомых. Первые дни она слишком много получала по лицу. Не портить бойца, единственное что она сумела разобрать. Да вот только никто не уточнил, что и боец при этом не должен был слишком вызывающим. Много пиздишь? Болит голова. Болит голова? У Кей болит лицо. Казалось бы, они все мелкие, ладошки у них маленькие…но хлесткие сука…а уж если прикладом, да по позвоночнику, так этот скилл и вовсе прокачан как надо. Сука. Ублюдки ебанные.
Рассказать шутку?
В бокале шампанского тысячи пузырьков. Но стоит оставить его на часок другой. И все. Пузырьки все убежали. Так и шутки…закончились. Выдохлись. Убежали в отличие от Алексиса.
В камере Кей нет окон. Не в одной камере нет окон. Лишь темный, сырой подвал. Но Алексис знает, что солнце скрылось за горизонтом. Там наверху уже слышится музыка, невнятный поток речи. Сотни голосов, которые сливается воедино в бессвязную субстанцию местного бреда. И скоро начнется. Их выведут на потеху толпе.
Представление начинается. Не смейся громко, девочка. С разбитой губой драться некомфортно. Их трое…к ней они всегда приходят втроем. Один не справится. Даже два не справится. И будь у нее больше сил, троих бы тоже было мало. Они тянут к ней свои похотливые ручонки, но Кей поднимается раньше. Отстраняется назад, шипит подобно дикому зверю и произносит на чистом английском, что не нужно ее вести. Она пойдет сама. Без сопротивления. Вряд ли они ее понимает. Это не читается в их лица. Но к загнанному зверю никто не тянет руки. Боятся. Укусит. И правильно делают. Глазам всегда требуется время, чтобы привыкнуть к яркому свету после темной камеры. Ушам проще…музыка оглушает и больше не имеет значения. Каждый день сложнее предыдущего. Каждый день…становится все большим испытанием. Сколько ей осталось? Сколько она еще продержится? Кей хотела бы пошутить, но вместо этого слова застревают в горле. Нервный смешок больше похожий на позыв блевануть. Неужели все закончится так? Просто сдохнуть здесь…на краю мира, где никто вашу мать даже не способен произнести по английский не единого слова. В окружение ускоглазых еблищ.
Ей потребовалось время, чтобы понять как все устроено. И даже сейчас Алексис не уверена, что правильно все поняла. Бои вроде как случайные…случайные во всем. Оружие, условия…все абсолютно случайно. Какого было удивление Алексис, когда во второй вечер ее противнице завязали глаза…или как на пятый она сама осталась без оружия и ей пришлось буквально собственным маником бороться за жизнь. Кусочки кожи выковыривает из-под ногтей до сих пор. Сегодня же против нее двое…это плохо. Но у нее в руках нож…и это чертовски хорошо. Но бой не начинают…команды старт нет. Ведущий смотрит на нее. И кричит. Кей совершенно не понимает, какого блять черта ему нужно. А он продолжает кричать. Она хлопает ресницами, разводит руками в разные стороны и произносит.
- Сука хоть один из вас мудоебов конченных знает английский?

Отредактировано Alexis Kaye (12.07.22 23:44:25)

+2

3

[nick]Ghost-maker[/nick][status]now you see me, now you don't[/status][icon]https://i.imgur.com/5ahjs9j.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/NFGMpMY.gif https://i.imgur.com/6NxgTy2.gif  https://i.imgur.com/Sm7EJ03.gif

what comes next...
that will be base pleasure

[/sign][lz]<a class="lzname">Хару Ишимура</a><div class="fandom">dc</div><div class="info"><center>рандом набора хромосом</center>
</div>[/lz]

ГОУСТ-СТРИМ
ГДЕ-ТО НАД ЮЖНО-КИТАЙСКИМ МОРЕМ

Массажирующие потоки водяных струй разбиваются об упругие барельефы мускулатуры. Его излинованную кожу точит влага температурой не выше пятнадцати градусов по Цельсию и в этой суровой условности нет тайны - простейшая закономерность. Далеко не сразу, он отдаёт в пустоту команду активации пены, а когда душевая насадка начинает распылять пушистые белые пузырьки, мужчина неглядя подхватывает их жилистыми руками, неспешно втирая в решётчатое плато живота и бока, одутловатые от внушительного слоя нарощенной трудами мышечной массы. Но не масштабами торса единого приходится озаботиться сполна и куда продолжительнее внимание к чистоте, когда руки его скользят вниз к паху.

— Время препровождения в душе пролонгировано на 15% от среднестатистических. Наблюдаемая мной тенденция имеет срок достаточный, чтобы анализ привёл к вероятности некоторых перемен нервной системы. Вы уверены, что не хотите уделить время этому вопросу, сэр? — электронный голос, едва ли гендерноразличимый в сторону колеблющуюся от юного подростка до мужчины средних лет звучал из неоткуда и повсюду.
— Нет, — без эмоционально, Минхоа едва размыкает губы, наслаждаясь последними мгновениями, перед тем как приказать отключить подачу воды на кабину. Переступив порог автоматизировано функционирующей двери, он придаёт стопы ласками ворсистого белого коврика, не вздымая век захватывая махровое полотенце с крючка вблизи.
— До назначенной сессии остаётся один час, сорок две минуты времени. Рекомендую незамедлительно принять пищу и завершить снарядительные приготовления, — учтиво замечало говорящее нечто, по чьему тону впрочем можно было лишь издалека подметить тень недовольства таким пренебрежительной беспечностью господина. 
— Будь по твоему. Сваргань по расписанию, но белка – двойную порцию, — хлёстко затянув узлом на бедре, Хан опоясал себя мягчайшим текстилем, а сам принялся разглядывать своё отражение в полустенное зеркало подле которого на высоте его бёдер была врезана хромированная раковина. Сама по себе подсветка сейчас была выстроена достаточной, дабы самокритичный взгляд задетектил неровности, впрочем мужчине не требовалось даже открывать небесных глаз. Приложил ладонь к подбородку и гадостный скрежет, напоминающий шарканье подошв о неровный асфальт, делается лучшим из убеждений – пора бриться.

Недовольно прицокнув краем рта, Хоа тянется к встроенному в стену отсеку, где замочек отворяется при лёгком нажатии пальца, а дальше – выбирая предметы, педантично расставленные по местам, принимается надевать облачную бороду пены для бритья на нижнюю часть лица. Ритуал столь обыденный, что он мог бы уснуть стоя и всё равно контролировать все процессы за перегородками и в радиусах, насчитывающих немыслимые исцеления километров на различных меридианах. Ну, вот к примеру, начиная с банального. Он знает, что в соседнем помещении- кухне роботизированные гаджеты мерцают разноцветными лампочками, угодливо корпя над блюдом из линейки диеты, корректирующейся для него в режиме реального времени по физиологическим показаниям, считывающимся по зашитому в его тело чипу. Сегодня четверг, а значит на ужин рисовые гёдзы с начинкой из рыбы и крабового мяса на пару <две порции, по удвоенному заданию>, салат из огурца, дайкона, груши, яблока и тофу с базиликом, приправленный порошком чили и соком апельсина, а так же выпеченная чечевица на овощном бульоне с добавлением мирина. И чашка зелёного чая, с отдельно поданными ломтиками лимона. Сбалансированный рацион перед выходом «в свет» имеет куда более важную степень крайности, чем обывателю могло бы показаться. Ровно с той же непоколебимой убеждённостью, что покинув ванну он подкрепитcя ожидаемым, Минхоа так же знал, что некий судья Райхан Актер, в неком городе Читтагонг, что в Бангладеше, берет взятку за некий несправедливый приговор.

— Вы планируете активные боевые действия, сэр? Я вынужден напомнить, что Ваша первородная жажда к справедливости не должна быть утолена кровью сегодня. Куда целесообразнее будет отследить передвижение потока, — бестелесный помощник взмыл близь левого плеча безучастливо бреющегося господина. Очертания помощника напоминали смайлик-приведение, в угловатой геометрической стилистике, что впрочем не мешало голограмме имитировать эмоциональные выражения. — Кроме того, к разговору о повышенном уровне… плотности графика, я взял на себя смелость выделить на сутки больше в этом году для фестиваля, — явно просчитывая варианты ответа создателя, компьютерный разум ожидающе умолк.
— Ещё немного, Айкон, и я начну подозревать, что ты развился до той степени, что вот-вот начнёшь выдвигать собственные условия по охране труда искусственного интеллекта, — с очевидной издёвкой, Минхоа уже стирал с подбородка лишнюю влагу, перед последним придирчивым осмотром безукоризненной гладкости. 
— Вам доподлинно известно, что я не способен развиться в самосознательную единицу без помощи ваших апгрейдов, сэр, — нейтрально-фактажным тоном, Айкон почтительно опроверг теорию хозяина. 
— Каждый раз забываю, что так и не завёз тебе в личность чувство юмора, — к тому моменту уже сдобрив скулы успокаивающим гелем, Мин лишь едва отрицательно повёл головой. — Давай в этом году без помпезности. Будет вполне достаточно наземной палатки на три пространства – для меня и, лагерь для бёрнеров, кому ты отправил билеты, — более не затратив времени на залечивание ещё свежих ссадин и трещен, коими было усыпано его тело в разной степени давности получения, мужчина вальяжно направился за переборку, в сторону кухни.
— Распоряжение получено. Будем рассчитывать, что ничто не задержит вас от визита в пустыню Блэк-Рок, — с готовностью отозвался маленький фантом.
На что Минхоа для себя сделал невещественную заметку.
— И дух авантюризма бы в тебя ещё подзакачать…

Поговаривают, мол дом — это там, где ваше сердце, в его случае дом — бестелесность. Минхоа Хан не только родился бесчувственным ублюдком, но и форменно вознёс свою обитель в небеса, не забыв озаботиться для той снабжением абсолютной незаметности ни для космических радаров, ни для шаровых молний и непогод, ни для глаза человеческого. Он не принадлежал одному городу, но выбрал служить всему человечеству. Данное ему родителями, его имя больше не существовало, ни в одном из зарегистрированных реестров или любой иной бюрократической паутине. Казалось бы, был человек – и не стало. Остался лишь призрак. Видение, зов которого нынче подлинно шелестел на губах столь немногих, что их можно сосчитать по пальцам одной руки, а на ладони – прочесть их петлистые линии судеб. Если быть точнее, среди живых насчитывалось меньше пяти человек, кто удостоился лицезреть его лицо и лишь трое, кто мог сложить звуки в буквы его имени. Легенда о Гоуст-мейкере – величайшем рейнджере-одиночке, указующем персте закона и справедливости ныне полнила собой самые неожиданные уголки бездоблестного мира. Их зачастую сдабривали доброй порцией сказочного эпоса и мало кто брался отведать правду на зуб, так и не поняв, что обжигающая каплей яда правда уже отметила кончик языка.

Правосудие, чью песнь сплетал свист дуэта блестящих сори, лилось кровавыми ручьями без тени сомнений. Оружие не способно судить и осуждать, но призвано служить хозяину, выполняя свой долг и своё предназначение. Так и Гоуст-мейкер, выкованный генетической кузней по лекалу безмилостливого воина, стал ничем иным, как верным лезвием в длани закона. И даже самые дальновидные падальщики до последнего вздоха не ведали, когда предрешено пробить их судьбоносному часу. Не догадывались о существовании того духа, что придёт забрать их собственный, вплоть до мига, как его тень мелькнёт на пороге по безмолвному прощанию. Его безликий образ «фигуры в белом» оставался замеченным там и тогда, лишь когда Гоуст изъявлял желание, нарочно выделяя свои следы отличительным маркером  <гоуст-марк, дублирующий дизайн Айкон> или позволяя камерам слежения запечатлеть белёсый край его плаща,  в отличии от единственно верно-правильных помех на серо-зелёных дисплеях. Ложный след, нечастый метод запугивания или одурачивания, зачастую ненадобный в силу реальной беспомощности преступника в противопоставлении ему самому. Поселения, города и страны. На его почётном счету было зачисток достаточно, чтобы цифрой населить небольшую планету в соседней системе, однако вопрос правильности и совестливости не заботил Гоуста. Его руки в крови, от кончиков пальцев по самую макушку.
НО ОН – ОРУЖИЕ. И ИХ ВЫЛИВАЮТ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ УБИВАТЬ.

Юго-восточная Азия настоящий рассадник заразы. Скопление и очаг нарко-империй, оружейной индустрии, проституции и работорговли, сбыта органов, коррупции, мафии и триад, не говоря о непотизме на местах. Сколь бы стараний разведки не кидали на распознание или след, отыскать Гоуста, бесстрашно протянувшего руки в дела главенствующих семей, им не удавалось. Некоторые крупные мегаполисы вынуждали его проводить генеральную чистку и по году, выбивая дерьмо с кожаных кресел, однако левитирующий в воздушном пространстве фрегат Гоуст-Стрим редко задерживался на координатах дольше получаса. Стэлс-система во всём уникального летающего дома позволяла зависать ему бесследной точкой высоко над крышами, претворяя в  действительность  влажные фантазии верующих в приглядывающие всевидящее око свыше. Промышляя благими делами по всем окружностям голубой планеты, на сей раз его внимание главным образом было сосредоточено на Гонконге, где он уже успел удостовериться в некомпетентности Большой Десятки и навести справки об отправной биографии той девочки, кто стала частью семьи. Семьи того, кто в отличии от Минхоа, так и не научился работать в соло.

И пусть Гоуст хранил давно данное обещание держаться подальше от вотчины Бэтмена, это совершенно не перечило завязавшейся у него привычки почитывать готэмские новости время от времени, да, и просто содержать некоторое имущество в пределах вечно хмурого нуарного-сити. Что криминального в чтении криминальных сводок? Или обоснования личной технологической лаборатории в одном из пентхаусов нового бизнес района? По крайней мере, до тех пор, пока Убежище замерло в безжизненном стазисе, бэт-технологиям ни за что не осилить распознание непримечателеных окон без зажжённого света.

>0 /\/\/\  0<

web_ink - the rinnegan
ГОНКОНГ
ДОМ НЕЛЕГАЛЬНЫХ БОЁВ

Гадостный смрад подобных мест всегда раздражал особенно чувствительное восприятие Хоа, пусть речь идёт вовсе не об обонянии. Его органы перцепции были натренированы не меньше мышц, увеличивая выносливость и неуязвимость до немыслимых порогов боли. Мерзость подобных увеселительных домов заключалась в разложении.
Низменное и искажённое, подпольные незаконные бои - плевок в лицо любому, кто когда-либо поистине прикасался к сокровенности искусству боя. То, что отличало человека от твари, чье предназначение сокрыто и подвластно единственному инстинкту к выживанию, целая система и храм древних знаний, осквернялась самым дрянным способом в подобных притонах. Неважно, будь то обосанный подвал двухдолларовой забегаловки в неблагополучном квартале или элитный клуб с вычурным лакеем и хрустальной люстрой. "雪地上的血" был одним из числа последних

Привычные для азиатской диаспоры, летучие эфиры удового дерева, аниса, магнолии скрепляются с мускусом паров от курения чанду и это, пожалуй, самый лёгкий из наркотиков, коим пестрит местное меню.

Он скучающего осматривается по сторонам, не утруждаясь вглядываться в лица толпы, плохо освещённой в красном свете бумажных фонарей. Да, и сам он нисколько не примечателен для гостей и добросовестных сотрудников.
БЕЗЛИКОСТЬ – ЕЩЁ ОДНО ИСКУССТВО ПРИЗРАКА.
И ОН ВНОВЬ ЗАБЫВАЕТ СОБСТВЕННОЕ ИМЯ.

На нём надета внешность другого человека. Несуществующего. Его случайным образом создала личная нейросеть, так же подобрав имя и биографию путём рандомайзера, обусловленного сугубо обязательными категориями. На ближайшие час его легенда - Хару Ишимура. Типичный в здешних широтах метис представителей восточноазиатской и англо-германской этнических групп предков. Выше среднестатического чистокровного китайца, прищуреннее средней полосы генома британца. Кроме кровосмешения в родословной и приблизительно единого возрастного показателя, его <человека внутри образа> и случайное амплуа связывает лишь тонкий слой нано-частиц экзокостюма и ничего более. Спектр эмоций Гоуст-мейка сжат до минимального природным образом, но помимо осознанного купирования доступных, он так же никогда не придаётся фантазированию. Имея возможность носить на себе кожу любого человека, изобличать придуманных, он никогда не проникается к состроенному образу больше, чем того бы требовала внушаемая достоверность правдоподобности объекта.

Вот и сейчас, со знанием дела, Гоуст прокручивает массивный браслет на запястье. Перебирает крупными пальцами поблёскивающей стальной ремень лишь затем, чтобы продемонстрировать лёгкую неконтролируемую осторожность Ишимуры для тех пар глаз, которым это обязательно нужно увидеть, дабы удостовериться в неподдельной живости его выдуманного досье. Из-за его плеча выныривает улыбчивая молоденькая тайка <будь она уроженкой Китая, ни за что не имела бы одиозного акцента и паршивый татуаж на кайме тонких губ>. Ишимура косит голову набок, чуть наклоняется для смежной линии коммуникации, прислушиваясь к её щебетанию и пока хостес учтиво объясняет ему, что партнёры ожидают в вип-зоне, он исправно делает вид, что ищет карими глазами описываемый столик и привыкает к многоголосому фону. А дальше, их недолгий путь, предполагающий нагнетающее воздействие, словно машинное масло, сдобрившее рычаг давления, проходит крайне заурядно. Ожидаемо, на большее Гоуст и не рассчитывал. Их путь простирается от секции, подле октагона, с баром где пойло подешевле и градус пониже, к мизансцене потише. В отличии от предыдущих, здесь нет потных, раздухарившихся любителей порвать глотку, побиться о сетку, загораживающий радиус подступа к арене <особенно тех, чья ставка не сыграла>. Здесь, уровнем в полэтажа выще, плотность расставленных столики редеют, а костюм, надетые на щекастых воротил дорожают в геометрической прогрессии с каждым следующим шагом.

Нет такого датчика, способного распознать константную вооруженность Гоуст-мейкера, не говоря о пластичности в условиях вынужденной импровизации, однако его миссия сегодня несёт дипломатический подход. Что впрочем не искореняет зуд, обросший ладони мелкими колючками. Стереть здешний рассадник с лица земли не затратит ему особых усилий. Кроме того, поступить данным образом предписывает его кодекс, но у подобных санитарных рейдов есть обратная стороны – потери среди гражданских. Пусть философия Гоуст-мейкера допускала необходимость жертвы невинных, в угоду истребления очагов зла, он всё же старался минимизировать подобных трагедий. Однако радикализм не терпит плутонов и, когда выбор становится между убийством одного ради спасений десятков тысяч, его решение без колебаний очевидно.
Когда путь завершён, хостес учтиво откланивается, позволяя деловым партнёрам поприветствовать друг друга без ненужного присутствия. К моменту прибытия Ишимуры, его визави уже принялся к трапезе, не озаботившись ожиданием прибытия собеседника. Господин Каму совершенно неприглядный мужчина, переваливший за пятый десяток своей жизни. Его физическая подготовка слабовата, красноречиво вещая о том, что его удел командовать, а не исполнять. Не взирая на надменно сложенное лицо, Каму демонстрирует сразу два сигнала к тому, что наживка – глубоко в его глотке. Стоит лишь подсечь и выдернуть вместе с хребтом, ведь как известно рыба гниёт с головы. Вот только, как бы Каму не распылялся он всегда лишь плавник близь жабр. С одной стороны, мафиози не считает статусно допустимым отрываться от своей тарелки настолько, чтобы встретить гостя, стоя на ногах. Ограничивается приветственным кивком, на который Ишимура отвечает так же – слегка вытягивая шею. Обратная сторона медали свидетельствует о нежелании переть на рожон в лобовую. Каму не взял смелость заказать что-то к прибытию собеседника, дабы не сеять подозрения об отравлении угощения. Кроме того, за спинкой его стула стоят всего два шкафа-телохранителя, словно есть какой-то эффект неожиданности в тех «скрытых» агентах, которыми напичкан каждый угол заведения.
Кратко обменявшись приветственным ритуалом, Хару продолжает топить лёд фразой о недовольстве повышенной влажности. Хотите подружиться с гонконгцем – продемонстрируйте ваше обоюдное недовольство на предмет присутствующей городской аномалии. К слову сказать, такая взаправду водилась, однако по меркам Гоуст-мейкера едва ли метеоритный дождь сможет приблизиться к условию дискомфорта <ведь его технологии заприметят небесный град ещё задолго до прикосновения к линии вхождения в атмосферу>.
Тут же из неоткуда мелькает официантка, и пусть Ишимура уже заблаговременно подготовлся к заказу, он внимательно просматривает предложенные списки, не пренебрегая знаками приличия, постучав двумя пальцами о стол в знак благодарности сервиса.

I WANNA TAKE MY TIME TO MAKE MY DECISIONS  CHANGE MY MIND FOR NO DAMN REASON
I'M RIDING SOLO,  I'M FEELING SOLO,
https://i.imgur.com/hw52xx5.gif https://i.imgur.com/PbLLvmc.gif https://i.imgur.com/1NOnyuE.png
BREAK ME DOWN BUT I WON'T BE IMPRISONED
I HOLD MY CROWN TILL MY HEART STOPS BEATING

Господин Каму мимолётно советует отведать фишки ресторана, что-то из сычуанской кухни, на что Ишимура успевает опередить оппонента, не задев его самолюбие. Он просит девушку подать хого, виновато улыбаясь и прибегая к оправданиям, мол изголодался, проведя целый день у воды. Разумеется, Гоуст-мейкер не спроста выбирает блюдо, чьё приготовление займёт достаточно времени для нужного ему процесса сканирования. Пусть их встреча проходит под эгидой выгодной сделки, но спешить переходить напрямую к бизнесу не принято среди этих манерных ребят. Что очередная бравада, ведь каждому из них хочется поскорее покончить с этой напряжённой беседой, хоть культурное наследие и вынуждает проявить терпение. И до того, как им подступиться к теме контрабанды в доках, едва непосредственная близость с объектом была установлена, как Айкон уже принялся запускать свой код обхода в один занятный имплантат господина Каму.

Но театральное шоу продолжается и пока одно блюдо вынесут из кухни, второе стынет, а значит, Каму вынужден продолжить есть и завести светскую беседу под стать.

— Господин Ишимура, а вы не хотите сделать ставку? — не допуская, что азиат может недолюбливать азартные игры, Каму поддевает палочками куок пищи и переде тем, как отправить в рот, указывает в сторону октагона. Отсюда наблюдать за сражением удобнее, чем с низу, широта обзора больше и бойцы ближе.

— Я предпочитаю задабривать удачу ритуалами, перед тем как отправиться к автоматам, — словно бы с глуповатой усмешкой, Хару приглаживает тёмные волосы и наконец обращает тёмный взгляд к арене. Бои без правил – само по себе преступление, но разматать шоу к ещё более низменным порокам способны лишь истинные извраты. Манеж подле не регулируются никакими правилами кроме одного – случай правит замысел. Крупье буквально скидывают кости, дабы определить будующих участников и их вооружение или их отсутствие. Группы по весу, мастерству или виду единоборств? Им глубоко похуй. Неконтролируемый, истинный хаос. Нередко завершающийся чёрными пакетами-чехлами. э
ПРЯМО ПОСРЕДИ ГОНКОНГА.

Пробирающая волна отвращения гадко скользит по ногам, но Гоуст-мейкер умело подавляет всякую эмоцию, что может сослужить ему помехой.
— Разве масштаб нашей сделки не оказался достаточно внушительным, чтобы вы намедни совершили один из таких? — Каму почти удивлён самоуверенностью партнёра, о чём свидетельствую чуть вздёрнутые брови над глазами-бусинками. Он плохо скрывает липкой радости, поползшей по его рукам, предвосхищая возможность подловить Хару.
Ишимура только на мгновение отвлекается от возни снизу, готовящейся к выходу новой паре бойцов, ведь мелькнувшее в перехлёсте огней лицо, показалось ему знакомым. 

— Вовсе нет. В нашей сделке удачи нет места, лишь чёткость и лаконичность, гарантирующая успех. Бизнес есть бизнес, — осушив накалившуюся интригу, Ишимура подчёркивает ранее названную усталость. Подпирает голову рукой так, что подушечка большого пальца становится опорой подбородку, а оттопыренный указательный подминает точку на виске.
И не взирая на всю естественность позы, его сознание озабочено новой переменной.
Это же Гонконг, детка, тут все говорят на английском, — подумалось Гоуст-мейкеру, но очевидно никто не захотел говорить с ней.
Лицо девушки почему-то кажется знакомым. Он редко находит тех, чьим очертаниям есть место в его элитном хранилище памяти – голове. Всех остальных, когда-либо попавших в радиус Айкон фиксирует архивным бэкапом, обеспечивая моментальный доступ при необходимости. Так случилось и ныне. Зафиксировав прицельный взгляд на развопившейся брюнетке, выводимой на поле вне её воли, Гоуст-мейкер мгновенно получает сводку от своего виртуального помощника.

Алексис Кей, известная под псевдонимом Панчлайн. Радиус промысла: Готэм-Сити, Нью-Джерси, США. Токсиколог. Профессиональная преступница, серийные убийства, помешательство. Бывшая протеже Джокера. Статус: сольная активность, криминал снижен. Показатели физического состояния: значительная степень изнурения.

Когда ключевые маркеры актуальной биографии, переданные импульсом напрямую в мозг Гоуст-мейкера, завершили свою плеяду, наряду с разноцветными эпизодами из репортажей с её участием, мужчина на мгновение призадумался. Какая удивительная случайность. Или всё же, есть нечто закономерное в этом стечении обстоятельств? С чего бы ей забираться так далеко от дома? Могли ли это быть как-то связано с его недавней стычкой с Бэт-Меном из Китая? Запуская протокол отслеживания предыстории, благодаря негласной команде, отданной Акйону всё так же силой мысли через костюм, Ишимура лишь мягко поинтересовался на потеху Каму:
— Разве на арене есть толк от девчонок из Беверли-Хиллз?
— Погодите. Она может удивить, — самодовольно кичился мафиози.
— Не сомневаюсь,  — едко мелькнуло в голове Гоуста. Так или иначе, судьба в очередной раз демонстрирует ему свою изворотливую дальновидность.

ЕСЛИ ГОУСТ-МЕЙКЕР НЕ ИДЁТ К ГОТЭМУ,
ТО ГОТЭМ ИДЁТ К ГОУСТ-МЕЙКЕРУ

Отредактировано Harley Quinn (18.07.22 22:26:38)

+2

4

Раз, 2, три, 4, пять. Мудоебы в молчанку любят играть. Не то чтобы ей раньше кто-то из них отвечал. Предпочитая хранить молчание или говорить на своем мудоебском которое, она не понимала. Но попытка не пытка, а Кей не привыкать пытаться множество раз, прежде чем она реально добьется успеха. Так бывает. Одним все на блюдце, а другим лишь через боль, труд, унижения и прочую блядскую поеботу. Стадия гнева давно сменилась торгом, да и тот уже на грани, чтобы просто смириться со сложившейся ситуацией. Кей не готова сдохнуть. Вовсе нет. Вообще без вариантов, помирать она не собирается. Но и просвета в сложившейся ситуации на текущий момент не видела. Слишком много охраны, слишком много в их руках оружие. А она..? А она шутка. ХаХаХа не смешно сука сдохни нахуй.
Алексис выживет. Обязательно выживет. Чтобы вернуться в Готэм и навести там шум. Тот который заслуживает этот прогнивший город. И тот, кто будет достоин ее имени.
ПАНЧЛАЙН
Она оглядывается по сторонам раненным зверем. Чуть ли не рычит на каждого с кем пересекается взглядом, переминаясь с ноги на ногу она медленно продвигается вперед к стойке с оружием. Протягивает руку к ножу, за что тут же получает прикладом по лопатке. Оглядывается назад и уже заносит ладонь, чтобы полоснуть ублюдка своим обломанным маникюром, но тот оказывается быстрее и прикладывается ей в живот. Алексис сгибается пополам, делает выдох остатков воздуха и быстро берет себя в руки. Пострадать она еще успеет. Сейчас нужно быть собранной, сконцентрированной. Она широко улыбается и подмигивает ускоглазому, так словно и не он ее только что огрел. Она кокетливо сгибает кисть и показывает на нунчаки, переводит взгляд на него. И тот качает головой. Значит не они. Сюрикены? Мимо. Катана? Размечталась. С каждой попыткой его улыбка становится все шире и шире, пока наконец он не заливается смехом и схватив ее за плечо не отводит к одному из концов арены.
ЧЕЕЕГООО? А как же оружие? Может быть у кошки и 9 жизней. Но Алексис не кошка. И жизнь у нее одна. И говорят, что с ней чертовски легко растаться если участвуешь в боях без правил БЕЗ ОРУЖИЯ. Особенно если у твоего противника оно есть.
ПОДОЖДИТЕ. СТОП. ЭММММ.
противникОВ. Напротив, Алексис стоят три девушки. С катаной, нунчаками и ножом. Ну…жизнь спасибо, ты была прекрасна, но кажется пора заканчивать эту душную историю о нерассказанных шутках.
Бам. Старт. Бам. Музыка. Бам. Темнота. Бам. Прожектор. И он…направлен только на них. Вау. Вау. Вау. Алексис рано попрощалась со своей жизнью, тут еще можно побороться. Всего то и нужно подкрасться к одной сзади. Благо они вот красивые стоят. Светятся как рождественская елка.
Алексис сегодня БЭТМЕН. АХАХА СУКА ВОТ ЖЕ ИРОНИЯ ЖИЗНИ. Бэт-панчи в действие. Им бы держаться вместе. И сыгранная команда так бы и поступила, но эти провинциалки вообще не секут за тактику и решили разделиться. Ну прямо канонично по-идиотски. Налево, направо и прямо. А Кей по краешку, по краешку, бочком передвигается. Никуда не торопится, заигрывает с публикой. Подмигивает им и прижимает указательный палец к губам. Проводит языком от основания, накрывает пухлыми губками. Как не прискорбно это осознавать, но они те, от кого зависит ее жизнь сейчас. Им достаточно просто закричать, где она и троица мигом бросится к Алексис. И многие здесь ставили явно не на Кей. Поэтому очаровать публику, достаточно половины, а те уже заткнут остальных. Как знать может даже завяжется драка? Вот потеха будет, если по итогу за зрелищем будут наблюдать изнутри арены. Ей оставалось несколько метров до девушки с нунчаками, когда…ДА ДА ЗАЖЕГСЯ СВЕТ. НУ АХУЕТЬ ТЕПЕРЬ.
Вас заметили, и только музыки довакина не хватило для полноты картины. Кей поднимает лапки вверх и мило улыбается. Она ведь не хотела сделать ничего плохого. Даже убила бы максимально быстро и безболезненно [нет]. Так зачем теперь так злиться и размахивать в разные стороны словно Микеланджело обнюхался кокаина. Неумело, неизящно, но Кей уверена, что если ей прилетит по лобику, то все равно будет больно. Она отступает назад, не забывая смотреть по сторонам. И как бы девочка из Готэма не старалась, но круг сужается и ее окружают все плотнее и плотнее.
Ладно, будь, по-вашему. Алексис прикасается к сережке на ухе, которую чудом не забрали ускоглазые. Правда…почему они ее оставили для Кей осталось вопросом. Но это ее личный козырный туз. Она бы сказала Джокер, но какая-то непереносимость на эту карту последние месяцы. Поэтому туз. Червовый мать вашу прямо из Эдема. И она рвет мочку уха, чтобы не терять время, бросает сережку на пол и разбивает ее ударом ботинка. Среди стеклышек виднеется пара зернышек, которые…не произрастают. И Кей начинает плевать на них. Влага-влага. Растения любят влагу.
- Ну же, - произносит Алексис, перекатываясь от удара катаны в сторону. Прямиком в лапки девчули в нунчаками, которая перекидывает цепь ей через шею и начинает душить. Девочка с катаной уже заносит оружие, чтобы нанести колотый.
- Я бы на твоем месте обернулась. У тебя, конечно, нет причин мне доверять. Но серьезно, обернись, - Плющ та еще ебанашка, но в растениях убийцах толк знает. Подумать только…голову откусило. Ну прямо откусила. Позади Кей так охренели от подобного зрелища, что даже ослабили удушение, а самой Алексис только это и было нужно, чтобы ударить головой назад и вырваться. Она перекатывается под растение, уходя от острых зубок пестиков и тычинок. Увы и ах, где свои-где чужие они различать не умеют. А ведь могли бы звать ее мамой. Алексис хватает катану и срубает стебель...ну как срубает…первые два удара лезвие застревает в растение, но на третий все получилось. Девочка с нунчаками пришла в себя, но куда ей. Машет, машет. Силы тратит. Глупая. А Кей и рада измотать да показать «ПУТЬ САМУРАЯ». И вот уже кишки вываливаются наружу, а та все еще дышит. Никакого избавления от быстрой смерти. Пускай еще покайфует. А Кей так тихонечко чик и вспорет уже сами кишки. Так минуточку, а где третья? Та, что с ножом? Забилась на противоположный конец арены и упала на колени. Ничего, Кей никуда не торопится. Вытирает кровь с лезвия об собственную щеку, размазывает ее свободной ладонью по лицу в круг, переносит на вторую. Макияж готов.
- Пощади, - молит противник. Словно…это когда-то действительно срабатывало.
- Пощажу, - усмехается Кей и подбирает брошенный нож, - если расскажешь шутку, - кажется Алексис не очень поняли. Ведь шутки не последовало. Лишь тотальный ахуй. Прием-прием. Земля вызывает провинциалку. Бесполезно, - давай я начну, а ты подхватишь. Например, моя шутка, - Алексис улыбается широко, - меняемся? – и с этими словами она бросает катану вперед, а сама перехватывает нож покрепче. Только вот не успевает девушка даже осознать свое счастье, как Кей вонзает нож ей в горло и прокручивает рукоять, - а панчлайн шутки в том, что тебе это не поможет. Весело, да? – а дальше все стандартно. Опять ускоглазые пиздят, хлопают, кричат. Ух как весело-то. Да вот только Алексис вместо того, чтобы выйти к середине арены пятится к решетке. И когда уже за ней вышли с автоматами наперевес, она поднимает ручки вверх, становится на колени.
-  Я вам блять не бойцовская псина, - начинает произносит Кей,- меня зовут Панчлайн. И я туз в колоде Готэма, - Алексис поднимается на ноги и прокручивает в руках нож. Она идет ва-банк. Вся ставка на фиолетовое.
Ну давайте мудни, стреляйте и зацепите шальной пулей своих. Или же сократите дистанцию и лишитесь своих яиц.

+2

5

[nick]Ghost-maker[/nick][status]now you see me, now you don't[/status][icon]https://i.imgur.com/5ahjs9j.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/NFGMpMY.gif https://i.imgur.com/6NxgTy2.gif  https://i.imgur.com/Sm7EJ03.gif

what comes next...
that will be base pleasure

[/sign][lz]<a class="lzname">Хару Ишимура</a><div class="fandom">dc</div><div class="info"><center>рандом набора хромосом</center>
</div>[/lz]

Словно разум его давно обучился вырываться за пределы бренной физической коробки, из-под его всеобъемлющего внимания не ускользала ни одна деталь. Будь то лукавое микровырожение, выдающее в деловом собеседнике подобострастное угодничество, легкое подёргивание плечевого сустава его стероидного бодигарда или представление безжалостной арены, набирающее обороты под возгласы заведённой толпы. Ах, да, в перечень не внесено внутреннего диалога, спора с самим собой и напрямую с Айконом, который импульсно снабжал сознание Гоуста непрерывным потоком обновлений.

Внешне, несуществующего мужчину ничего не выдавало. Он был образцово сдержан, моментами демонстрируя необходимые знаки лёгкой тревожности, как то натурально бывает у крупных воротил даже спустя годы так называемой профессиональной деятельности. Имитация эмоций стала для Гоуст-Мейкера искусством не меньшим, чем труд жизни Джованни Лоренцо Бернини. И пусть шедевры итальянского архитектора эпохи Возрождения не были способны вызвать у Гоуста эффектов синдрома Стендаля, ему и не требовалось быть энциклопедино полноценным для объективной оценки проделанным трудам и умению сделать мрамор податливым, как воск. Оттачивая навыки симуляции эмоций с первых лет жизни, он быстро отказался принимать свою инаковость, как проклятье или недуг. Он обернул социопатию ровно как в предназначение, так и в инструмент. Орудие. И как то, немногое ведомое о существовании призрака, легенда гласила о его единственной страсти. Страсти к оружию. 

У местной полосы населения культурно не заведено приступать напрямую к делу. Широко известная азиатская чопорность в который раз приняла облачение декоративной обёртки, грамотно подобранной обстановки. Какофония многообразного лингвистического трёпа сливается в белый шум, заглушаемый приспособленным разумом без дополнительной шумопоглощающей гарнитуры. Сквозь плотность условий, перегруженных самобытным окружением донельзя, острота внимательности Гоуст-Мейкера позволила ему безошибочно определить недавний визит господина Каму к дантисту. В этом трюке отсутствует заблаговременная предварительная подготовка с поднятием медицинских карт <справедливости ради, Айкон успел запустить свои бестелесные щупальца и туда>. Вовсе не эпикриз выдавал зрелого мафиози, но собственный рот. Закидывая в полость очередной кусочек пищи, после миллисекунды наслаждения рецепторами, он принимался жевать. И всё происходило естественно, впредь до момента, когда неконтролируемая подъязычная мышца тянулась прощупать нижнюю четвёртку справа <банально до ужаса, если уметь тот испытывать>. Отчего из раза в раз, на подбородке мужчины возникал заметный бугорок, проскальзывающий вдоль нижней челюсти. Так кончик языка, не отыскавший отделимой инородной частицы, дополнительно протирал десну, завершая команду, выданную мозговым импульсом. Отсутствие выработанной привычки, обеспечивающей бессознательный комфорт в ротовой полости указывали на недавнее вмешательство. Отсутствие эмпатии, не противоречило наличию тщеславия. И в далёком прошлом, в самом начале карьеры, Гоуст-Мейкер испытал бы тягучее удовлетворение от заполучения неопровержимого доказательство своей правоты. Но призрак давно пресытился столь незначительным триумфом. Его ставки давно выросли до всемирного масштаба. Хотя… Никто не отменяет незакрытых гештальтов, если это касается одного хмурого упёртого американца, отказавшегося вместе бегать по крышам, вот уже… 

[indent] Дешифр успешен. Инициализация завершена. Сэр, я внутри. Начинаю протокол «Одухотворение».

Октагон оживает морганием света, знаменующим начало раунда. Трое с оружием против одной в рукопашку. На то их и кличут «без правил», ёмко вписывая так же без нравственности, без гуманизма, без чести и достоинства. Знакомка ведёт себя нарочито гротескно, но за её бравадой можно усмотреть отчаянную попытку выжить.

[indent] Прогресс 20%.

— Полагаю, Ваша ставка? — сменив позу в полуоборот к собеседнику. Удобно расположив одну руку на своём бедре без лишней суетливости надзирающих охранников, Ишимура оперся локтём на край стола, демонстрируя необходимость порой выбирать таковую точку опоры для незначительного отрыва от стула, дабы накинуть пару сантиметров радиусу обзора ситуации внизу.

— Мой боец, — лестно отзываясь о собственной удачливости, с долей хвастовства, Каму отдаёт короткий кивок, смачивая рот авамори из керамической чаши. Очевидно, что притяжательное местоимение в этих стенах не знало доброй воли согласия. «Мой» означало владение в абсолюте. Вчера её выкрали с улиц, сегодня выкинули бороться на смерть, завтра отдадут на койку в качестве презента. Такие, как она, особенно очаровательны, когда сажаешь их на цепи. Отбросьте метафоры. Самые настоящие кандалы, обрамляющие по запястьям и лодыжкам, нещадно отпечатывающие сливовые кольца на нежной коже. Такие, как она, мифические творения, которых встретишь не чаще, чем перерождённого феникса. Непокорность и несломность, в сочетании с модельной фигуркой и кукольным личиком, возбуждают потребность обладать, взывая к низменным инстинктам. Завоевать, присвоить, приручить. И чем дольше она гремит цепями в отказе, тем дороже её ценник.
мерзко. свобода -  истинное очарование человека.

Приглушённый свет является помехой на таком расстоянии, но не для ястребиного взгляда Гоуста, чьи зрачки оснащены специальными линзами. Зачастую, работая в ночное время суток, он даже выдвигал теорию о том, что ориентирование во тьме имеет преимущество. Что не получило опровержение многочисленных испытательных тестов, а умозаключение привело к банальному эстетизму. Не теряя знакомку из вида, он лишь играет прищур.

[indent] Прогресс 40%.

— В таком случае, я просто обязан поставить, — плотно сжимая губы, словно промакивая одну о другую, Хару показывает преднамеренно подавленное вожделение. Айкону потребуется ещё некоторое время, что вряд ли займёт дольше спланированной возни на кухне, но ставки – одно из наиболее удачных решений заполнить ожидание. Достаточно лишь наметить готовность заинтересоваться и падальщик не замечает, как становится жертвой, отдавшись лести его мнимого доминирования. — Сколько?

— У Вас отличный вкус, господин Ишимура, — теперь уже облизываясь, словно сытый кот, от нарисованной перспективы протолкнуть дрянную девку по экстра ценнику, Каму лишь остаётся понять насколько широко способен раздвинуть кошелёк покупатель. В таких делах, никогда не бывает лишним подогреть аппетиты, но не перетянуть. Ради покупки бойцовской дряни никто в долги влезать не будет, кредит в банке не оформит. Уткнув делового партнёра носом в тупик, заломив непосильную цену, приравнивалось к унижению. Соскочит. Подступаясь со знанием дела торгаша в десятом поколении, он прощупывает дальше. — Думаете, она может стоить неловкой паузы и пасса? — заявляя чуть ли не напрямую о сомнении в кредитоспособности такого уровня, Киму оставляет партнёру безопасный путь отхода, даже не догадываясь, что над собственной редеющей макушкой ловушка уже давно схлопнулась.

[indent] Прогресс 60%.

— Сколько? — нервно дёрнув щекой ради приличия, Хару усугубляет имитацию заинтересованности, через преодоление минутных колебаний. В отличии от своего персонажа, Гоуст-Мейкер давно не считал собственных сбережений. Финансовые потоки в таких немыслимых объёмах разумнее всего доверять цифровому ассистенту, когда являешься одним из самых состоятельных людей планеты. Он бы мог переплюнуть Маркса, написав собственный «Капитал», но его пособие скорее будет интересно не начинающим финансистам, а опытному поколению судейства. Последние попросту заколебутся подсчитывать количество пожизненных, давно перевалившее за пару сотен, гордо заслуженной деятельностью Гоуста по всему миру. Интересно, есть ли ещё страны, где он не нарушил? Одно лишь несанкционированное вхождение в воздушное пространство над той или иной границей чего стоит.

Сделка поверх сделки. Пустозвонство, да и только. Разумеется, никаких денежных переводов не случится и этот трёп исключительно необходим в параллель продвижения Айкона к своей цели. Ещё немного терпения и они заполучат последний осколок скрипта, содержащего в себе смерть «Акумако». Но раздражаться о зазря потраченному времени Гоуст никогда не брался, считая поддержание образа незаметно полыми разговорами столь же необходимым искусством, как красноречие в целом. Остро заточенный язык не менее смертельное оружие, чем любовно зачищенное лезвие дайто.

Покупка не произойдёт не по причине ненужности девушки. Напротив, её личность заинтересовала Гоуст-Мейкера настолько, что взвесив осложнения, сопутствующие искушению, он сделал выбор в пользу риска.   
Фаворитка окружена, что значительно снижает шансы получить кругленькую сумму за её смерть. Кто захочет подписать контракт на лузера? Но столь же прытко, как танцы водомерок на поверхностном натяжении пруда, так и ситуация разрешается неожиданным прорывом. Припасённый фокус с серёжкой, сперва поднимает на смех плюющуюся смертницу, как вдруг по залу проносится ошалевший вздох впечатлившихся. Ишимура примкнул к общему изумлению.

— Полмиллиона кувейтский динар! — приурочив зрелищность <без дюжины процентов от оскорбительно высокой ставки, с оценкой рыночных услуг работорговли, на фоне скормленной отчётности оборотов транспортной компании Ишимуры>, Киму даже на мгновение оторвался от чревоугодничества, не без оценки наблюдая за реакцией собеседника. Слегка напрягся, когда его предложение было встречено ритмичным вдумчивым перестукиванием крупных пальцев Хару по углу столешницы. Догадаться о том, что молодой бизнесмен поперхнулся вовсе не собственным бахвальством, но стянутым смешком. Надо же, какие звучат валюты по ночному Гонконгу!

[indent] Прогресс 80%.

— Хм, — поддержание образа подразумевало торг, но отпираться после столь эффектного выкрутаса кажется невозможным. Своевременно подхватив миновавшую дезориентацию фаворитки, Хару набивает процент её выигрыша. — Полмиллиона и освобождение от портовой пошлины на год.— интонация его речи звучит твёрдо, отчётливо заверяя что это последнее предложение с его стороны.

Что до Гоуст-Мейкера, то созерцая мастерство Панчлайн он не испытывает разочарование, но вполне закономерную скуку. Девочка была далека от мира профессианального спорта, не говоря о духовных практиках и прочих высших материях. Соизмеряя объекты сквозь придирчивые призмы каждого своего мастера-наставника и достойного соперника, Алексис Кей представляла собой потенциал, который никто не оформил. Не развил. Но было в ней то самое главное, чего недоставало многим синоби, изнурительно тренирующим своё тело десятилетиями. Не всякому из них получилось закалить дух, что девчонка делала бессознательно в силу очевидного каскада травм. Здесь можно допустить жалость. Ведь своевременно окажись она вблизи надлежащего авторитета, её жизнь могла пойти по праведному руслу.
Однако Гоуст-мейкер не ведает жалости. Зато является непревзойденным тактиком.

Первая соперница лишилась головы благодаря модифицированному сорняку-переростку. Использовав момент всеобщего ахуя, Панчлайн выигрывает преимущество, уклоняясь от удушающего захвата и овладевает катаной. Вопрос следующей смерти — вопрос нескольких секунд. Едва заприметив американку на арене, он уже знал исход боя. Единственной переменной до сих пор оставался способ, в который она разрешит апогей угрозы. И когда тот миновал, Гоуст окончательно потерял концентрацию на сцене, теперь с куда большим интересом прощупывая взглядом профайл каждого посетителя "雪地上的血". Те молниеносно возникали над макушками силуэтов, скрупулезно отобранных гоустнетом по критериям, значимым для самурая, несущего возмездие.

— Я повышаю, — продвигая самоуверенность Хару, губы метиса накреняются в самодовольной улыбке. Кажется, окончательно принимая решение, то ли он сам, то ли человек внутри него. — Сколько стоит ваш ресторан? — всё так же упрямо всматриваясь в ликующий зал, он лишь на переферии ловит высоко вскинувшиеся колосистые брови Киму. Ошарашенной такой прямотой и надменностью, бизнесмен начинает понимать насколько просчитался, недооценив визави. Но не способен подступиться к той истине насколько широко пропасть оплошности.

[indent]  Прогресс 100%. Протокол «Одухотворение» завершён успешно.
[indent]  [indent]>0 /\/\/\  0<

[indent] . . .
[indent]  Вы уверены, мастер?

Если ударится в фантастику, то можно подумать, что Айкон просчитал настроение своего хозяина ещё до того, как последний примет окончательное решение. Но получив чёткое бессловесное распоряжение, ВИ не остаётся ничего прочего, как подчиниться воле создателя, хоть и его калькуляции заставляют, что люди называют "волноваться". Один из десятка заготовленных сценариев, переходит в активную фазу, вытеснив изначальный план тотальной бесследности. Коль оставление отпечатка неизбежно, будь готов фальсифицировать. И Гоуст-Мейкер всегда готов ко всему, будь то чёткое соблюдение или импровизация. 

— Хотя. Ценник только что значительно изменился, — опередив ответ собеседника, он констатирует новую реальность, которой ещё только предстоит наступить. В мгновение.

[indent] Протокол «Блэкаут» активирован.

   https://i.imgur.com/5YGAplw.gif https://i.imgur.com/5LXpz4p.gif https://i.imgur.com/3ApZ6vC.gif
V E N D E T T A

Лезвие ножа в руке Панчлайн оказалось последней яркой вспышкой, перед тем как клуб погрузился во мрак. И только скудное освещение от атмосферных источников, типа бумажных фонарей и свечей на столах служило смекалистым гражданским сигнальными огнями отхода к выходу. Так удобно лежащая на краю стола рука, от резкого нажатия вынудила его привстать на дыбы, а прицельный толчок всторону и вверх чётко перебил торцом столешницы кадык Киму, пронзая сонную артерию осколками собственного хряща. Кроваво-удушающая смерть. Первая за вечер. Вторые две - не менее быстрые и чёткие. Гоуст-Мейкер отдаёт предпочтение двум своим душам-катанам, вот уж сколько себя помнит, но любовь - любовью, а долг по расписанию. И когда геометрия пространства диктует свои ограничения, выбор падает на огнестрел. Надобность изощряться для пронесения оружия не существует для того, кто подчинил материю и пространство. Так и в руках ещё облачённого в личину Хару Ишимуры, нанониты отстраивают по глоку. Самое неприметное и распространенное, помимо беретты, что можно списать от случайного "залётного", вплоть до почётного представителя Якудзы. Там уж, как полицейский отдел Гонкога захочет списать при расследовании. Снимая "заинтересовавших его личностей" этажом ниже, Гоуст не позволяет тем избежать призрачной кары, балансируя поток времени и динамики боя, воцарившегося на условной мансарде. Чередуя выстрелы в зал с отражением набрасывающихся отовсюду охранников, он окончательно теряет всякую погрешность, присущую человеку. Лишённый чувств, разум его становится свободным от оков сожалений и милости. И нет зрелища более ужасающего, чем биологически живой разум, повинующийся интеллекту подобно синтетику. Перехват предплечья, удар о коленную чашечку, разбитая мебель и насыщающий воздух привкус метала. Выстрелы в голову, дулом к виску, когда противник валяется на полу. Доблесть гласит "не бей лежачего" гораздо тише, когда есть сил на крик "убей, того кто убивает". Надеяться на чудесное "само решится" было для него чуждым ровно настолько, как для косатки дыхание вне вод. Работорговцы, наркодиллеры, мафиози. С каждым спуском курка на одного из них становилось меньше. Когда с нишей на полуэтажа закончено, он наконец устремляется к периметру основного зала. Легко оттолкнувшись остовом ладони о заграждающие перила, он перемахнул вниз, за горсть микромгновний полёта сменив амплуа просто смертного на родные белые латы.

https://i.imgur.com/gK3oB26.gif https://i.imgur.com/9q7iWdv.gif https://i.imgur.com/cTxidRX.gif
ТЬМУ ПРОРЕШИЛИ ДВА НЕОН-ЛАЗУРНЫХ ЭЛИПСА.
ГОУСТ-МЕЙКЕР ПРИСОЕДИНИЛСЯ К ВЕЧЕРИНКЕ.

Поглощённые во тьме, огнестрельное подспорье кануло в беспамятстве за ненадобностью. Синхронно проведя концами больших пальцев, призрак беззвучно отщелкнул цубы от коигути и ощутил, как они вздохнули. Качнувшись на носках таби, едва затронутая пружинка, он вдруг взмыл ввысь, нарушая всякую аксиому земной гравитации. Разведя по сторонам катаны, слившиеся с плащом словно крылья, будто бестелесный, он задержался под потолком на лишний миг, пока его расплывчатые очертания исчезли. Подчинив воздух, убедив тот в своей твёрдости и устойчивости, оттолкнулся и скорее чем моргнул бы глаз, его очертания сравнялись с размазанным движением рывком.

Воцарившаяся вакханалия не являлась отвлекающим фактором. Основная масса одиозных болельщиков <небезгрешных гражданских> уже успела переместиться к выходам, спрятаться под столами и диванами. Крики ужаса и отчаянья, утопающие в энергичном синтвейве, ещё минуту назад сопровождающим зрелище внутри октагона, теперь стало саундтрэком к массовой зачистке одного из крупных нелегальных клубов. И никакой подмоги им ожидать не пристало надеяться. Айкон глушил любую связь в радиусе нескольких километров, отрезав здание от внешнего мира ровно затем, чтобы Гоуст-Мейкер не только выполнил свой долг, но и насладился процессом. Без надобности искусственно затягивать, ублюдков хватало. Не разминка со звёздочкой в значении "интенсивность: нормальная", но даже сложность лёгкого уровня должна быть выполнена.

Не понимая где находится нарушитель, повалившие из щелей члены местной семьи, палили наотмашь. Иногда ориентируясь на ближайший крик боли и свежие брызги крови, мерцающие под ногами и на стенах. Пробегая вдоль последних, Гоуст-Мейкер перемещался с одной части света на другую, трансгрессируя в пространстве так, словно мог проходить сквозь объекты. Выверено и твёрдо, лезвие частило, испуская последний дух из каждого, когд оказывался на пути. Надсмехаясь и лавируя, часто разворачивалось плашмя, меняя движение вражеской пули рикошетом. Многие из них, так и не узнают, что умели от собственного выстрела. Вопреки убеждённости, что при таких оборотах, безымянный нарушитель должен был вскоре утомиться, призрак лишь набирал скорость, и подобно феномену молнии Кататумбо вселял убеждённость, будто помещение наводнила целая стая фантомов. 

Кимико, в некотором роде была тем, что Гоуст-Мейкер мог соотносить <что для любого здорового человека равносильно сопереживанию. недоступной ему эмпатии>.

Более известная в ограниченных группах, как Кид Каваи, девочка была небесталанным творением корпорации «Акумако». Создание на стыке потребностей и влажных фантазий Якудзы и сверхсекретных интернациональных фирм роботостроения, предприятие родило уникальную боевую единицу. Феррофлюидный андроид-асассин, предназначенный стать фронтовым солдатом в предстоящих корпоративных войнах 21-го столетия, выходящий в свободную продажу на чёрных рынках. До тех пор, «Акумако» отправляло её по души бюрократов и бизнесменов, узнавших больше положенного, в теории представляющих угрозу организации. Но когда премьер-министр Японии готовился заблокировать ключевое слияние в мире робототехники от имени американских интересов, она должна была стать  ему ответным посланием. Кровавым.

Но усилиями Гоуст-Мейкера, жизнь министра была спасена, закон вступил в силу, а части предыдущего тела Кими направились на изучение в Интерпол.
То было не первое их столкновение, а крайнее не питало Гоуста ошибочным расчетом стать последним.
Как и Айкон, Кимико обладала разумом. Маленькой десятилетней девочки. Ставшей заложницей своих господ и их гривуазных планов отравить человечество поветрием не проще чумы в средние века. Несложно представить катастрофические масштабы угрозы военных конфликтов, овладей армии подобными ферромагнитными бойцами. 

Для призрака было очевидным, что схватка на острове Мадам Мидас являлась промежуточной и спустя некоторое время «Акумако» найдёт возможность не только отстроить, но и модернизировать Кими вновь. А до тех пор, Гоуст мог позволить себе поваляться на белых песках у лазурных берегов с розовой соломинкой, воткнутый в кокосовый орех, однако не стал. Путь зачистки продолжался, вынуждая его подтирать за человечеством пятно за пятном с крайне редкими перерывами на телесный отдых. Но разум его безустанно охотился, словно неприкаянный дух, рыщущий без шанса обрести насыщение. Пассивно отслеживая действия «Акумако», Гоуст выбрал ожидание. Затаившись белёсой тенью над их головами, словно дамоклов меч, он лишь того и ждал, что вовремя подсечь, едва ставки подскочат до максимальных высот.

До сих пор, каждый предыдущий носитель осколка ключа был жив. Временно. Забирая корпоративный скрипт, Айкон замещал его собственным, который сдетонирует параллельно, едва будет отдана команда Гоуст-Мейкером. Тем самым, Гоуст обеспечивал себе необходимое прикрытие. Незаметность, исключить подозрение, на которое непременно выйдут, стоит лишь отследить звенья цепи смертей обладателей таких вот занятных микрочипов в зубе. Но сегодня призрак был готов рискнуть. Повысить ставку, выше чем потолок самого казино. Не только подступиться к уничтожению «Акумако», но и вернуть злодейку в Готэм, под юрисдикцию Бэтмена. Что совершенно не подразумевало личной встречи закадычных друзей, но имело куда более глубинный смысл.

Бэт-мен из Китая нынче на руку. С практически стопроцентной его привлекут к расследованию, ведь рядовые правоохранители не раздуплят каким образом получилось разнести охраняемый клуб, вооружённый до зубов в труднодоступных местах, за ничтожные семь минут. Не без помощи подрисованных записей с видеокамер, нынче отражающих на экранах стычку одной главенствующий мафиозной семьи с другой. Но и до этого допрут лишь при опознании тел, не отыскав на них противоречивые вытатуированные печати. Бэт-мен из Китая не будучи даже в половину хорош, как оригинальный ушастый, тоже не сразу разгадает, если вообще станет перебирать местных криминальных звёзд поначалу. Но не китайские коллеги заботили его алиби.

«Акумако» купится на заострённый конфликт мафиий, такое случается часто, а один «их» человек с ключом, окажется потерей случайно. Тем ни менее, вынудит их задуматься и перепроверить. Как следствие - переписать свой многофрагментный код. Даже с учётом возможностей их команды, чаще чем за трое с половиной суток гениальные разработчики не справятся. Что означает, Гоуст-Мейкер укладывается в срок на билетах и посетит фестиваль Бёрнингмэна в этом году. Ровно как и означает, что пленницу за собой придётся потаскать. А на пути к фестивалю, как раз какой-нибудь Готэм, откуда она сбежит по большей степени через пару месяц. Снова. Сбежит. Доказывая хромую неисправность тамошней системы.   

Можно было ли избежать нежелательного процента? Избавить от ненужных рамок возникнувших сроков? Ударить противника незаметно, разрушить изнутри до того, как тот мог бы заподозрить собственный недуг? Разумеется. Сценарий стал бы реальным, забери он последний ключ по-тихому и проваливай. Но появление Панчлайн мешает карты, вносит свои корректировки. Кодекс гласит убить её незамедлительно, отстроив справедливость за ещё недавние кошмары, наводнившие улицы Готэма из-под руки шутницы.
Но "проще" не всегда означает верно, а "легче" не существует в лексиконе. И Гоуст-Мейкер рискует, приценивая её судьбу далеко не в половину миллиона. Она будет стоить ему всего мира. Как славно, что он никогда не ошибается.

И по его расчётам...
Гоуст-Мейкер замирает во мгле, когда тишина постепенно опускается на опустевший зал. Не считая дрожащих в страхе гражданских, прикрывшись обломками мебели, по чьим дрожащим губам проносится молитва о спасении, обращённая к любому богу, чьё имя удаётся припомнить. Лезвие катан заходится свистом ещё несколько раз, нанося последние штрихи сканируемому пространству. Выбивая крыс, вознадеявшихся, что пронесёт, но не прикоснувшись к безневинным, Гоуст-Мейкер стёр с лица земли очередной рассадник дряни. Пусть, по его меркам, всего пылинка, но и те не стоит пропускать.

Лениво оглянувшись, он растворился в темноте углов, проглядывая сменившиеся местонахождение Панчлайн. Наверняка, девчонка не упустила столь любезно подстроенную возможность обрести
[indent] свободу.

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » we'll keep in touch. that's a promise.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно