ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » межфандом » Джентльмены предпочитают блондинов [DC & SPN]


Джентльмены предпочитают блондинов [DC & SPN]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Джентльмены предпочитают блондинов

Я горести свои всегда топлю в вине
И смерти не боюсь – она известна мне.
Я был уже не раз до полусмерти пьяным
И, значит, смерть придет, когда напьюсь вдвойне!

https://i.imgur.com/j77t5Mtl.png

• США/ 2022 год

Джон Константин, Артур Кетч

Встретились   однажды  в американском баре два британца: охотник на демонов  и демон, когда-то бывший охотником. И все заверте...

Отредактировано Arthur Ketch (19.06.22 20:02:05)

+5

2

[indent] Пиво. Всё, что хотел сейчас Константин - пиво. Светлой пинты, немного симпатичной девы за стойкой бара и пьяный гул на фоне. Простое человеческое счастье, которое так легко было получить на туманных островах старушки Британии. - Остров наполненный вечно куда-то бегущими муравьями. Запах жжённой резины и кофе из старбакса. Вейперы тут и там. Константин тяжело вздохнул, проходя мимо неоновых вывесок. Маневрируя от бегущих пешеходов, сливаясь с огромной серой массой. Комом, который катится неясно куда и ведомый непонятно чем. Ворча про себя, словно старый и далёкий от мира всего, дед. Непонимающий, что в этом мире дрянном происходит и как всё умудрилось так быстро измениться, стоило ему только моргнуть. - Меня зовут хипстером и дедом, который продолжает курить дрянные сигареты. А не сосать всякие электронки.

[indent] Джон так и не смог привыкнуть до конца к Нью-Йорку. К этому шумному городу. Скучая по туманному Лондону, который всей своей тоской и грязью завораживал дух. Комом вставая в горле и вынуждая завороженно смотреть на свою красоту. Которая, конечно, открывалась далеко не всем. - Пабы, улочки, сырость, дух бунтарства 60хх. Где-то ещё играют баззлы или пистолс. Вот чем прекрасен старый добрый Лондон, где пласты разных эпох сливаются друг с другом. Здесь всё слишком ярко, броско, современно. Типичная Америка, страна блядских вторых шансов. Джон многое бы отдал, чтоб ещё раз пройтись по старушке Англии. Бухая в одном из задрипанных пабов Лондона. Многое, но увы, этого будет не достаточно. Чтоб залить ту яму греховную, что навсегда перекрыла ему путь домой. - Навсегда ли?

[indent] Маги Америки, также отличались от тех привычных аристократичных знобов и меланхоличных псевдо-натуралов. Чьи линии, якобы, тянутся к самым могущественным и знатным. На деле обычные пидрилы, которые научились магии. Не сказать, что стали в этом профи. Но чтоб напустить пыль в глаза, много ума не надо. - На пыли и блёстках держится магическое общество старушки Британии. Вдох. Джон достаёт пачку сигарет, привычно щёлкая зажигалкой. Выпуская язык пламени, покуда тот пожирал кончик табачного изделия. - Здесь все любят шоу. Показуху. Все эти пируэты и прочие эффекты для зевак. Слишком много пафоса. Трата энергии на полную херню. Не стоит оно того. Табачный дым срывается с уст Константина, а ухмылка трогает небритое лицо. Он здесь чужой. В этом мире, на этой территории. Крутясь там и тут, пытаясь найти свой уголок. Шалашик, который сможет назвать домом. Оставшийся почти без друзей. Не знающий, какого чёрта он уже не возьмёт яйца в кулак, не сожмёт их покрепче и не исправит ту хрень, из-за которой не может быть дома. - Ах да, стоит мне оказаться на черте города и Лондон меня сожрёт. Буквально.

[indent] Джон тушит сигарету у входа в магазин зверушек. Улыбаясь слегка, когда видит затухающую неоновую вывеску. Толкая дверь вперёд и шагая вниз, в подвал. Когда запах мыла и кошачьего корма ударяет привычно в нос. Не злобно, правым хуком, желая вырубить. Скорее как друг, когда слегка переборщил с выпивкой. Не рассчитав силу удара. Превращая шутливый выпад в травму, над которой можно будет посмеяться позже. - Дотти. Старушка, любящая птичек и прохвостов. Неудивительно, что именно она и её муженёк приняли меня побитого много лето назад. Помогая обжиться в этом чужом месте. Даже дала адресочек местного колдуна, чтоб не влезть в очередную передрягу с территориями. Местные волшебники явно пересмотрели "Крёстного Отца" и представляют себя сраными гангстерами, нежели чародеями.

[indent] Дотти всегда была рада видеть Джона, стоило ему только попасть в обзор её старых глаз. Что смотрят на мир сквозь линзы очков, продолжая улавливать даже малейшие движения где-то в углу. Ловя непослушных попугаев, которым повезло выбраться из клетки. Ощутить свободу, дуновение ветра, вспорхнуть пару раз да упасть. Вниз. На холодную землю. - Старушка слишком добра ко мне. Одна из немногих, кто продолжает быть в моей жизни, но при этом избегая проклятья для всех тех, кто пытается быть частью моих тёмных делишек. Константин улыбается, слушая старую знакомую. Помогая переставлять клетки, слушая ворчание пернатых жителей этого магазинчика. Кивая, когда Дотти в очередной раз пожаловалась на табачный запах исходящий от старины Джонни. И советуя вновь сходить к друзьям. Взять выходной. Отдохнуть. - Знала бы ты, лапа, что все мои друзья уже давно в мире ином. По большей части. Оставшиеся... не особо жаждут меня видеть. Слабаки. Но их можно понять. Не каждый хочет встретить свою кончину в лапах какого-нибудь старого демона или сранного панка, которому понадобилась доза.

[indent] Константин вновь щёлкает зажигалкой, поджигая кончик сигареты. Вновь пуская никотин по своим венам. Позволяя ему бегать по организму всему. Словно сраная крыса, которую подожгли и отпустили на вольные хлеба. Смеясь над тем, как та в муках продолжает свой бег в никуда. Надеясь, что скорость уберёт боль. Собьёт огонь. На секунду поможет убрать жар. И те адские муки отпустят на мгновения. На какие-то маленькие мгновения, которые могли бы стать Раем. - Говорят, курение может убить... да ну, брехня какая-то. Джон топает по направлению к бару. К одному из тех, где его даже узнают. Спрашивая: вам как обычно? И плеская светлое нефильтрованное в бокал. Позволяя напиваться вдрызг, поглядывая на футбольную беготню по телевизору. Умудряясь зацепить чьи-то чувства своими шутками да оставить личико без побоев. - Хотя, последнее, не всегда получается. И все бьют в левый глаз, засранцы. Слишком много правшей стало, слишком много.

[indent] Он тушит сигарету недалеко от входа, проходя мимо сранных вейпщиков. Пропуская мимо ушей приветствие одного из постояльцев. Такого же любителя выпить, ибо более ничего в жизни не радует. Лишь только грызёт, словно паразит внутри сидящий. Год за годом, кусок за куском. Не давая и намёка, где же проблема. Вынуждая глушить боль в алкогольных реках. Опускаясь на самое дно, глотая разного сорта пойла. Надеясь, что в итоге, станет легче. Но времени обезболивания всё меньше остаётся, а дозировка растёт с каждым днём для достижения той самой секунды блаженства. - И в итоге, окажется парень висельником или мозгами своими украсит обои в спальне. Грёбаная, чтоб её, классика.

+4

3

Ее величество, королева Ровена учла многочисленные ошибки своих предшественников, включая и собственного сына. Основная проблема с демонами в том, что верны они до поры, до времени. И все неприятности начинали валиться на венценосную голову правителя Ада ровно тогда, когда правитель начинал слишком много времени проводить наверху, а делами заниматься постольку -  поскольку. Трон Ада не должен остывать надолго, а демоны -  должны постоянно чувствовать твердую руку на своих шеях.
И все-таки королева должна быть в курсе важных событий на поверхности. В частности тех, которые непосредственно касаются небезызвестных братьев Винчестеров. Ибо  Винчестеры притягивали к себе неприятности и проблемы. И эти неприятности отличались таким масштабом и степенью привлекательности, что ими занимались все подряд, от ангелов и самого Бога до ныне покойного короля Ада. Король умер, да здравствует Королева!
Артур Кетч опрокинул в себя очередную порцию виски и тут же заказал еще. Смаковать напиток не хотелось. Он зашел в этот бар, чтобы надраться и  методично претворял план в жизнь. Всякий раз, когда он    появлялся наверху, его неудержимо тянуло напиться. Чем он и занимался последние пару часов.  Начал с ирландского стаута – американское пиво казалось ему слишком пресным и жидковатым.  И после легкой разминки перешел   к односолодовому шотландскому виски. Артур Кетч всегда был патриотом, хотя и без фанатизма – пистолеты предпочитал системы «Вальтер».
Вот уже два года  по человеческому счету,  он -  эмиссар  Ее величества, правая рука, верный телохранитель  и палач, а время от времени  — еще и   любовник.  Демон. Пожалуй, демон – стоит поставить на первое место.
Осенью две тысячи девятнадцатого года он умер и попал в Ад. Он помнил каждое мгновение, каждый час и день, проведенный в  муках. Время растягивалось и колебалось, циклически заворачивалось в спирали, его палач не отличался изобретательностью, но каленое железо и колючая проволока и в тысячный раз причиняли страданий  не меньше, чем в первый. Никто ни о чем его не спрашивал, никто не интересовался, почему он здесь. Его палачам доставлял удовольствие сам процесс пытки. Вначале -  физической. Затем из него вытянули каждый недостойный поступок, каждую совершенную ошибку, каждую ложь, когда он обманывал себя и других. Каждый раз, когда он убивал и причинял боль, большую или малую, осознанно или по случайности. Все, что он сделал -  из того, что делать не стоило.
И постепенно он менялся. Когда раскаяние в душе сменилось ненавистью вначале к себе самому, а затем и ко всем остальным,   злобой и яростью. Жаждой мести. Желанием  заставить других мучиться  так же, как мучается он.  Вначале жаркие и обжигающие, эти чувства постепенно улеглись и  обратились холодом расчетливости. И только тогда он получил предложение.  Тогда божественная искра, что дарована каждому человеку, безвозвратно угасла в душе британского Просвещенного, обратившись в вихрь адского дыма и пепла. И  Артур Кетч открыл глаза, словно затянутые непроницаемо-блестящей  нефтяной пленкой.
Это был подарок Ровены – его собственное тело. Он не спрашивал, как именно ей удалось заполучить его вместе с вырванным Ардат сердцем. Ровена приблизила его к себе. Шотландская ведьма тщательно подбирала ближний круг, а Кетч умел хранить верность,  и к тому же ему удобней всего было стоять на второй сверху ступени.
И еще он умел контролировать себя, когда оказывался среди смертных. Развлечений хватало внизу,  вокруг королевы постоянно зрели заговоры,  и виновников  Ровена неизменно отдавала ему. Кетч справлялся со своей потребностью убивать, когда был человеком и тем более -  когда стал демоном.
Охота, убийства, пытки, женщины и алкоголь. Потребности демона поразительно совпадали со способами, которыми Артур Кетч сбрасывал напряжение при жизни.
Какой это город, кстати? Ах да, Нью-Йорк. Среднестатистический бар, электронная пульсация из динамиков, которую здесь выдают за музыку, болтовня, в которой собеседники не слышат друг друга. Именно в таких местах при жизни Кетч искал себе партнера на ночь. Пьешь сам, поишь потенциальную жертву – и  после очередного глотка  уже без разницы, подцепил парня или девчонку. Демон стискивает в пальцах стакан. Сейчас ему хочется выпустить наружу всю скопившуюся жажду насилия. Рвать глотки, вырывать сердца, ломать кости, залить все вокруг человеческой кровью. Но  вместо этого Кетч опрокидывает в себя очередной двойной виски и  подзывает бармена, требуя повторить. И лучше сразу  трижды, чтоб два раза не бегать.
Отвлекается от задумчивого   созерцания строя бутылок позади бармена и размышлений, что стоит все же присмотреть себе подходящее приключение на эту ночь, поворачивает голову, взгляд натыкается на подозрительно знакомый  потрепанный бежевый  тренчкот,  скользит выше -  к  несвежему воротничку белой рубашки и небрежно  ослабленному галстуку.  В первое мгновение показалось, что ручной ангелочек Винчестеров в очередной раз  воскрес и объявился в этом  заведении. Но вместо  темных лохм голову  нового клиента украшают лохмы цвета блонд. Плюс щетина. Плюс намертво въевшийся в одежду и кожу запах табака. Минус давящее ощущение силы, подобной  тяжелому и омерзительно приторному запаху ладана.
Демон покачивает в руке стакан с виски и рассматривает пробирающегося к стойке блондина в  поношенном плащике. Определенно, он не ангел. Но и обычным человеком его не назовешь. Есть что-то такое в нем… Так уж сложилось, что Артуру Кетчу после своей демонизации не довелось близко пообщаться  с Сэмом Винчестером, иначе он не затруднился бы определить род занятий помятого блондина.

Отредактировано Arthur Ketch (04.08.22 13:14:36)

+1

4

[indent] Джон привычно приземляет свой старый зад за барную стойку. Щурясь, пытаясь уловить знакомые слова в огромном списке алкогольного безумия. Где мешают то, что нормальный бы человек мешать не стал. Опасаясь за гастритный ответ желудка и огромной волны токсинов, что накроют с головой. Погружая ещё глубже в эту кроличью норку, после которой жуткая мигрень, дикое похмелье и перегар сшибающий коней с ног. Стараясь не испачкать белоснежный пушистый хвостик, хоть и ясно уже заранее, что это глупая затея. Всё равно грязи не избежать и легче было бы принять этот факт. А не гладить своё самомнение дешёвой надеждой и слишком уж приторными фантазиями.

[indent] Он кивает бармену, устало смотря на него. Когда тот спрашивает о том, что ему подать. Предлагая фирменные напитки от заведения и просто желая навешать как можно больше лапши. Желая вытрясти как можно больше зелёных хрустящих купюр из старого любителя выпивки. - Знал бы ты только приятель, что трясти из меня нечего. Я шагаю по черте бедности, не падая в бездну тотального банкротства. Вдох. Джон потирает переносицу, бормоча о том, что желает лишь пинту. Обычную пинту светлого нефильтрованного. С пенкой, которую вскоре отхлебнёт. Наслаждаясь, как хмельной напиток упадёт камнем на дно желудка пустого. Эхом раздаваясь по бару. - Я уже слышу, как желудок начинает жрать сам себя. Понимая, что другого у него всё равно нет варианта. Да и я проигнорировал его жалкие мольбы о кормёжке. Жидкий ужин в виде дешёвого алкоголя да пару фисташек, вот что ждёт его. Именно такой ужин. Забиваем чем попало, а там пока не согнёт.

[indent] Порой, Джон действительно мечтает. О том, что видит каждый человек в своих грёзах. О стабильности. Спокойствии. Уверенности в завтрашнем днем. Может быть, не совсем точно, красотку-жену на кухне. В бигуди и лёгком халатике. Возможно, держа на руках карапуза. Может, рядом бегает второй. Чуть постарше. Дёргающий мать за край юбки. Мелкий спиногрыз, который не даёт покоя и без того в запарах родительнице. - Типичная мечта 60хх. Когда бунт сходит на нет, гормоны отходят на задний план и спина уже еле-еле сгибается от постоянного таскания груза на плечах. Явно не моя мечта. Мне бы просто спокойно выпить пинту, сыграть в покер со старыми приятелями да и хватит. Вдох. Джон делает глоток хмельного, после чего вновь бросает на дно желудка фисташки. Почти свыкнувшись в отвратительным вкусом последних. Не особо оглядываясь по сторонам. Надеясь, что в этот вечер всё пройдёт более-менее гладко. Спокойно. - Хотя, когда судьба вообще радовала меня исполнением желаний?

[indent] Константин чувствует, как что-то давит на мочевой пузырь и оставляя напиток прекрасный, откланивается в сторону уборной. Вдыхая запах хлорки и мочи, что устроили танго в воздухе туалета. Ударяя хуком левым в нос, надеясь, что это вырубит. Заставит увидеть мир грёз и фантазий, покуда над тельцем проводят разные делишки. - И вновь шаг в никуда. Очередной дёрьмовый вечерок в каком-то левом пабе. Сижу и напиваясь, иногда думая, как я вообще докатился до жизни такой? Раньше меня уважали. Я был кем-то. Сейчас, кажется, что я просто чёртов доктор Руди или какой там меня лицо? Джонни ухмыляется, глядя на своё отражение в зеркале. Нажимая на кнопку слива, моя руки и старается вернутся обратно. Где его всё ещё, он надеялся, дожидается недопитая пинта светлого. Так и жажда, чтоб Константин испил сполна из чаши, никогда его не покидает. И желание насладится просто один спокойный вечер, одним из любимых напитков, старине Джонни так и не светит.

[indent] Когда что-то неестественное проникает в этот мир, оно оставляет след. Как грязные лапы пса после дождя. Который, трясясь, вернулся домой. Прячась от грома да холодного дождя. Оставляя в комнате гулять запах псины и сырости. Пачкая белый ковёр, что только недавно побывал в химчистке. Ещё не успел отлежать своего, как вновь стал выглядеть не очень. - Демоны, ангелы, древние боги. Они как грёбанный комар, вечно жужжат в ухо, когда рядом. Главное знать, какой именно у них гул. Но есть и плюс. Если раз услышал это грёбанное жужжание, последующие разы узнаешь без труда его. Определит даже глухой, слепой и немой. Прочувствовав всеми фибрами своей души. Джон слишком часто окунался в это болото. Дотрагиваясь до самого дна кончиками пальцев, порой даже оставляя отпечаток ладони. И умудряясь выбираться на поверхность до того, как кончится кислород. Покуда мрачный жнец не появится за спиной, холодно дыша в спину. Готовясь нанести удар своей косой. Разделяя нить жизни пополам.

[indent] Джон оглядывается по сторонам, пытаясь найти тот самый источник неприятного звука. Раздражающей занозы душёнки, которая никуда не денется. И только будет мучить, будто бы чёртов геморрой. Напоминая о себе. Не давая забить на источник проблемы. Вынуждая возвращаться. - Если это демон, то всё будет просто. Они радуются выходу в свет. Особенно в пабы и клубы. Где так много греха, огромное количество горя и скорби. Все эти несчастные пьяницы. Лучшая пища для всякого жителя Ада. Другое дело святоши. Ужасно скучные ребята. Фарфоровые лицемеры, прячущиеся за маской благородства и святости. Брюнет, чей взгляд сталкивается со взглядом Джона. Вдох. Выдох. Константин топает к нему, хватая недопитую пинту свою. Плюхаясь рядом, делая неспеша глоток светлого напитка.

[indent] - Слышал когда-нибудь анекдот про крота-сыщика и белку-инвалида? В нынешнее время, он поджигает многие жопы наравне с пламенем ада для лицемерных святош. - ухмылка появляется на лице Джона всего лишь на пару мгновений. Пара мгновений, прежде, чем исчезнуть. - Хорошая шутка, это когда хотя бы одному смешно с неё. И не важно, что этот один - ты. - Ну или можем пройтись по классике. Сколько поляков нужно, чтобы вкрутить лампочку?

+2


Вы здесь » ex libris » межфандом » Джентльмены предпочитают блондинов [DC & SPN]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно