ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » no rest for these bones [WoD]


no rest for these bones [WoD]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[html]<div class="episode3"><div class="episodeinner">

    <span>no rest for these bones </span>

    <span class="episodecita">The Sabbat is a loose organization of Cainites who reject the Traditions.</span>

<div class="episodepic3">
    <img src="https://imageup.ru/img276/3955059/mycollages-1.jpg">
</div>

<div class="players3"><span>
     Gale Pierce, Curzio Giovanni
</span></div>

<p>
Провокация Шабаша споткнулась о дальновидность и терпение Чистильщицы из клана Бруха - Гейл Пирс. Устроивший резню в баре "Маскарад" сородич по имени Курцио Джованни привязан к ней Кровавыми Узами и находится под неусыпным взором Башни и собственной семьи. Опозоренный, лишённый статуса, он не находит решения лучше чем регулярная помощь спасительнице в расследовании. В конце концов, даже по меркам Джованни это дело чести, и чем больше деталей и обстоятельств дела раскрыто, тем очевиднее его положение жертвы.
Курцио не светит хорошее положение в домене Атланты. Клеймо нарушителя Маскарада несмываемо, как и тот нюанс что преступление было совершено в ходе попытки сделки с кланом Тремер. Неонат из Венеции, дитя знаменитой некромантки, бродит следом за камарильской Бруха как побитый щенок на привязи, и этот союз даёт неожиданные плоды.
Очевидно, всё произошедшее в клубе было хорошо подстроенной ловушкой. Но причины, по которой она была подстроена, проливают бледный свет на будущее домена Атланты, не оставляя в нём даже смутного намёка на спокойствие.
</p>

<div class="data3"><span>
    Атланта / 29 мая 2017 года
</span></div></div></div>[/html]

[nick]Curzio Giovanni[/nick][status]vox spiritum[/status][icon]https://imageup.ru/img16/3952251/6-1590712887.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Курцио Джованни</a><div class="fandom">World of Darkness</div><div class="info">L'histoire de l'oeil</div>[/lz]

Отредактировано Artemis (15.06.22 23:13:29)

+2

2

Это было больно. Боль совсем недавно раздробленных костей преследовала Курцио даже после восстановления. Чуть меньше недели прошло с той ужасной ночи, и страх перед последствиями ничуть не утих. При иных обстоятельствах можно было бы просто запереться в убежище в Вирджиния-Хайленд и ждать расправы, но Сильвио нашёл его прежде чем охотники или камарильцы взяли след.
В тот момент неонат подумал что Гейл пощадила его напрасно, потому что методы старого некроманта были грубы и чудовищны. Сильвио Джованни, патриарх местной ячейки семьи, не любил сложности: он всегда разделывался с теми кто ему досаждал быстро и без церемоний. Fiat Курцио зажали два чёрных Форда недалеко от делового центра города, и громилы были уже осведомлены о случившемся. Весть о нарушении Маскарада разнеслась очень быстро, и не в последнюю очередь благодаря чудовищности содеянного.
- Ты не можешь теперь посещать Элизиум. Князь запретил нам появляться в местах собраний, птенчик. - скрипучий, переполненный ядом заносчивости голос Сильвио был похож на царапанье стекла. Сильвио конфисковал машину, распорядившись гулям отвезти её в консервацию. Курцио сидел на заднем сиденье Форда, зажатый между двумя дальними родственниками.
Дансирном и Путанеска. Ручные монстры дядюшки Сильвио, каннибал на Узах и его друг - агрессивный садист со страстной любовью к увечьям. Их голод и предвкушение ощущались столько же явно как готовность хозяина сорваться на крик, дать Зверю разорвать провинившегося ублюдка в клочья. Неонат чувствовал подкатывающее к горлу чувство Кровавого Ужаса, глубже и очевиднее любого испытанного им до сих пор. Они забросили его в салон без церемоний, как мешок с потрохами. Сейчас он уже не был ценным приобретением из Венеции, нет.
Он стал их проблемой. Проблемой клана.
Десятилетия работы псу под хвост. Знаешь для чего нам служит Дуглас? - Сильвио сардонически усмехнулся покрытому щетиной до глаз Дансирну. За бородой не было видно улыбнулся ли он в ответ. - Ты в курсе его пристрастий. Наш шотландский друг служит нам чистильщиком. Он подчищает за нами трупы. Нет тела - нет проблемы. Ты мог бы наследить где угодно и как угодно жестоко, если бы разделил трапезу со своим родственником. В случае особенных проблем тебя бы с готовностью защитили наши Путанеска, ведь верно? - сицилиец с уложенными лаком чёрными волосами резко кивнул. Во внутреннем кармане его расстёгнутого пиджака блеснули ножны короткого стилета. - Но ты решил пойти по делам один. Даже камарильские крысы понимают что в первые ночи после Становления никто не действует в одиночку. Ты - не хищник. Ты - падальщик. Встречаясь с  таким же как ты,  невозможно найти союзника. Твои прежние договорённости с неонатами других кланов это дерьмо. Они ничего не значат. Это не свидетельство твоих талантов, а клеймо глупости, мальчик. - он протянул по-паучьи длинную руку к неонату и похлопал по бледной щеке. Всё ещё окровавленный, с коркой запекшейся крови на свитшоте, Курцио старался не выдать настоящей проблемы. Не дать старейшине даже намёка на то что Чистильщица уже находила его и теперь он у неё на поводке. Это, а не его проступок и дипломатическое фиаско могут грозить Окончательной Смертью... и вечным рабством.
- Что ты скажешь в своё оправдание? Тремеры виноваты? -  Курцио старался не выказывать дрожи. Он уже был трупом, лишённым рефлексов, но Зверь уже стучался в висках, пытаясь вырваться из хватки двух чудовищ. Лезвие стилета выскользнуло из ножен в кармане Путанеска, и стало ясно что салон этой машины послужит пыточной и катафалком.
- Шабаш. Колдун просто попытался использовать меня как щит. Не вышло. - Курцио произнёс это без колебаний, давно заготовив ответ.
Клинок, впившийся в колено, тоже был приготовлен давно как раз для этого момента. Неонат завопил, обнажив клыки, и к голодным глазам прилила кровь Ротшрека. - Нет! -  пасть сковала толстая бечёвка. Клыки напрасно впились в её узлы - их было не разорвать.
-Я тебе верю. - начал интенсивно кивать Сильвио. - Носферату разносят много слухов, и я стараюсь держать парочку spiritii рядом с ними в Андерграунде, тебе снова повезло. Я даже знаю эту стаю. До сих пор мы были нейтральны, и ты нарушил этот нейтралитет. Одной несогласованной встречей. Ты плёл интриги за нашей спиной, Курцио.
Венецианец помотал головой, мыча. Ему хотелось крикнуть что это клевета, но в словах старейшины была доля правды: он действительно хотел большей независимости от дел Сильвио и его методов. Он был грязным, жестоким Джованни - из тех, что приносят дурную славу Семье. Обильные гроздья anziani в Мавзолее столь сильно похожи друг на друга, и Сильвио словно точь-в-точь повторял их нравы. Жестокий, бескомпромиссный рабовладелец, кормящийся лишь из истошно вопящих от боли сосудов. Он мог себе это позволить, имея страховку в виде Дансирна, который взимал плату за услуги по ликвидации трупов. Хочешь ты или нет -ты будешь платить десятину ещё и людоеду.
- За это ты понесёшь наказание. Выбейте ему колени и раздробите таз. Пусть ползёт в убежище.
Ужас. Невыносимая боль, от которой скончался бы любой, даже самый выносливый смертный. Ротшрек настиг его прямо в салоне, когда машина подъезжала к Вирджиния Хайленд. Они специально не использовали кол, не воткнули осину в сердце, чтобы он прочувствовал это, усугубил боль сопротивлением. Острый и чудовищно крепкий нож в налитой витэ лапе Путанеска вскрыл его ноги, обнажил кости. Кулак Дансирна раздробил коленные чашечки, и после они принялись колотить вырывающегося некроманта в живот, пока тот истошно, высоко вопил, пытаясь разгрызть верёвку и вырваться из цепких лап громил. Кости таза лопнули уже после третьей череды скреплённых Дисциплинами ударов.
В ту ночь его выбросили из машины напротив двери собственного убежища, отобрали машину и самое страшное в этом то, что наказание было мягким.
Гейл,  когда они разминулись перед этой злополучной встречей с Сильвио, упоминала что будет продолжать расследование, и Курцио поклялся что не бросит это дело просто так, пока не сможет предоставить Башне и Семье доказательства, обеляющие его в глаза обеих сект. Шабаш подстроил это. Подстроил от начал до конца. И Курцио прекрасно знал где искать Чистильщицу: Узы подсказали ему.
Проклятый американский ресторан. Она словно понимала что он ищет её, интуитивно. Некромант постарался  сохранить инкогнито, памятуя о том что в Даунтауне его могут узнать и предъявить за случившееся в "Маскараде". Чёрная куртка, белая рубашка под ней, чёрные брюки и высокие ботинки - такие он не надевал ни разу за всё время в Атланте. Капюшон мог скрыть его лицо, и стоило больших усилий не надевать его из трусости.
- KFC. Нелепица. Запах курицы вызывает у меня тошноту. - пролепетал он, глядя на сияющую алым вывеску. Полупустая после недавних событий улица не давала ему ни намёка на близость Гейл, но он чувствовал благодаря Узам что она остаётся здесь.
Он всё ещё желал предложить помощь. Какую угодно, даже самую бессмысленную помощь.

[nick]Curzio Giovanni[/nick][status]vox spiritum[/status][icon]https://imageup.ru/img16/3952251/6-1590712887.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Курцио Джованни</a><div class="fandom">World of Darkness</div><div class="info">L'histoire de l'oeil</div>[/lz]

+1

3

[indent] - И тебе привет, Курцио Джованни, - как только Курцио начал сокрушаться, прямо у него за спиной раздался голос Гейл со свойственными ей грубыми интонациями. - Раз ты здесь, значит, получил мое сообщение. Когда ты не ответил, я подумала, что это твои соклановцы устроили расправу над тобой вместо меня. Рада, что мои опасения оказались ошибочными, твоя помощь мне бы не помешала, - с неохотой признала она, махнув рукой, прежде чем упереть ее в бок. Слова ее были искренними, несмотря на обстоятельства их первой встречи и никуда не девшееся недоверие к Курцио. Репутация его клана, его Семьи, в самом деле вынудила ее думать, что этого Джованни она больше не увидит целым и невредимым, если увидит вовсе. - Выходит, есть в вас что-то человеческое, если тебе позволили существовать дальше. И прийти сюда, на встречу со мной.
[indent] В этот раз обошлось без угроз и насилия, потому что Курцио воспользовался своим шансом доказать свою невиновность. Хотя по ней было видно, что в любой момент все могло измениться - в особенности по тому, как она держалась. Тело ее преисполнялось сверхъестественной силой, благодаря которой она могла без труда оторвать Джованни от земли одной рукой. Той роковой ночью, когда ему не повезло попасться ей под руку после совершенного преступления, он ощутил на себе лишь долю этой силы, хотя даже такое ему навряд ли посчастливилось выкинуть из собственной памяти. И все же теперь даже в присутствии некроманта Гейл приняла более расслабленную позу, а в глазах ее более не искрилось желание покарать его жестко и бескомпромиссно. Лицо ее казалось более живым, не таким мертвецки бледным из-за прилитой к нему крови - это оставалось банальной необходимостью для того, чтобы слиться с толпой, чтобы смертные могли принять ее за свою. Как и в их встречу, она была одета в строгий костюм, который, видимо, носила, когда исполняла обязанности Чистильщика. И точно так же, как тогда, Гейл выглядела несколько неопрятно - волосы ее были взъерошенными, воротник ее недостаточно бережно заправленной в брюки белой рубашки смялся и неравномерно торчал из-под черного пиджака.
[indent] От нее всегда пахло морем, солью и свежестью надвигающегося шторма - все в ней словно соответствовало ее имени.
[indent] - Придется тебе потерпеть запах курицы, потому что кое-кто ждет нас внутри, да и нам с тобой нужно сесть и поговорить, - ее губы изогнулись в хищную ухмылку, как будто ее забавляла брезгливость Курцио, за которую она просто не могла не подколоть его. Одним решительным шагом она пересекла любые границы его личного пространства, чтобы подхватить его под руку и повести за собой ко входу в KFC, как на скотобойню. - Выглядишь дерьмово, но в целом неплохо для того, кому чудом удалось избежать Окончательной Смерти после прецедента с нарушением Маскарада. Кстати, не забудь прилить витэ к своей симпатичной мордашке, если не хочешь еще раз отхватить по ней.
[indent] По неудачливому неонату из клана смерти пробежался серьезный оценивающий взгляд Чистильщицы, как если бы она разделывала его своими большими и выразительными голубыми глазами. Хотя он выглядел менее потрепанным, чем тогда, после резни, в его поступи, в его движениях читался страх за свою нежизнь, которую он старательно прятал за остатками своего достоинства и фамильной гордости. Той ночью Курцио был одет в дорогой итальянский костюм, поскольку затевал сделку с колдуном, но на сей раз он предпочел одеться менее вызывающе, что Гейл оценила. Хотя тот костюм и угробили атаковавшие его полицейские, навряд ли он являлся последним в гардеробе Джованни. Нет, он прекрасно осознавал бедственность своего положение, теперь ему приходилось скрываться от чужих взглядов и внимания, чтобы дожить до следующей ночи - и так по кругу до тех пор, пока ему не удастся очистить свое имя. И все же на общем фоне белая рубашка явно выделялась, как будто у него не нашлось ничего другого, что можно было надеть под куртку.
[indent] Их шаги отзывались смачными шлепками - асфальт по-прежнему был сырым, в последние майские ночи дождь останавливался лишь изредка. И даже вновь начал накапывать перед тем, как они зашли в здание. Звон колокольчиков поприветствовал их перед тем, как уши заложил сонм перебивавших друг друга голосов прочих посетителей. Почти все столы были заняты, а от кассы к выходу тянулась длинная очередь. И все же между ними оказалось достаточно расстояния для того, чтобы разгоряченные тела живых не провоцировали голод. Когда они сделали несколько шагов, Гейл выпустила Курцио из своей стальной хватки, чтобы затем поманить его за собой пальцем; выражение ее лица сделалось равнодушным. Идти им пришлось недолго, она привела его к столику у окна, за которым сидел молодой светловолосый парень, что согнулся над картонным ведром с жирной куриной ножкой в руке.
[indent] - Райан, это Курцио Джованни, я тебе о нем уже говорила. Курцио, это Райан Эткинс, он... - сделала она небольшую паузу, чтобы оглядеться по сторонам. Остальные посетители данного заведения были слишком увлечены собственными разговорами для того, чтобы обращать внимание на эту троицу. - Он работает на меня, - после этих слов Райан тихо усмехнулся, после чего раздалось его смачное чавканье. - Довольно полезно иметь при себе хакера вроде него. Думаю, я украла его прямо из-под носа у носферату, - прошептала она в шутку на ухо Курцио, а затем села рядом с жадно поедавшим курицу смертным и указала кивком на место напротив. - Присаживайся. Колдуны не дали нам никакой дельной информации касательно местоположения твоего "дружка", а самим найти его нам пока не удалось. Не думаю, что нам стоит тратить на это время сейчас, потому что к этому моменту до него добрались либо свои, либо та стая. Первые постараются избавиться от него и оставленных им следов, чтобы выйти из этой ситуации с минимальными потерями для себя, а вторые... Что ж, с ними ему точно так же ничего хорошего ждать не придется, это я тебе гарантирую. Кого действительно стоит поискать, так это того отступника из моего клана, которого ты упоминал той ночью. Угроза вторжения всегда нависала над Атлантой, во многом по этой причине наш Князь не стал избавляться от чистильщиков, хотя многие и считают это должность... архаичной. Мы не столько отлавливаем набивших оскомину слабокровок и бесклановых, сколько патрулируем границы домена, избавляясь от нарушителей Традиций и незваных гостей. Все мы участвовали в битве за Атланту в нулевых, за что и были отобраны.
[indent] Сидевший подле нее Райан то и дело озирался по сторонам, не отрываясь при этом от своей трапезы. Его губы блестели от жира, а на подбородке осталась дорожка от кисло-сладкого соуса. Расправившись с куриной ножкой, он обсосал ее со всех сторон, прежде чем небрежно бросить ее в ведро. К тому моменту, когда Гейл закончила с первой частью своего повествования, он вытер руки об собственные штаны и уставился на Курцио с явным недоверием в глазах. Его хозяйка же не обращала на него никакого внимания, даже ни разу не взглянула на него, вместо этого она внимательно наблюдала за реакцией Курцио, чуть наклонившись к нему поближе - ее облаченные в кожаные перчатки руки расположились на столе, а пальцы оказались сплетены между собой в замок. Пришлось выдержать небольшую паузу, когда к ним подошел сотрудник заведения, чтобы забрать у Райана его переполненное костями ведро, но стоило ему ретироваться, глаза Гейл тут же сузились.
[indent] - Мы можем начать с осмотра места преступления, того самого бара. У нас в полиции есть свои люди, так что нас пропустят без проблем. Я сама уже успела побывать там, но мне стало любопытно, как бы прокомментировал все ты. Думаю, тебе определенно будет, что сказать, учитывая то, что ты являешься свидетелем, а также не забывая о твоих особых... талантах, - на последнем слове она чуть наклонила голову набок, во взгляде ее сквозило презрение к тому, чем он являлся, в причудливой смеси с признанием его пользы в связи с этим. - Также мы можем взглянуть на записи с камер видеонаблюдения, но за этим нам придется посетить носферату, любезно позаботившихся об их сохранности в целях сбережения Маскарада. Кроме того нам стоит навестить одну старую малкавианку, располагающую кое-какой информацией о том уроде. Если бы ты так и не объявился, я бы как раз отправилась допрашивать ее. Что думаешь?
[indent] Любой бы на ее месте не стал бы так церемониться с Джованни, а сразу бы поволок за собой за шкирку, даже не поинтересовавшись его мнением. Гейл же выжидающе смотрела на него, как будто ей в самом деле стало любопытно, что из перечисленного могло бы показаться ему наиболее перспективным. В конце концов, она была права - он действительно являлся единственным свидетелем произошедшего, с которым она могла работать, поэтому не желала пренебрегать любыми ресурсами, которыми располагала. Стэйк, ее коллега по ремеслу, посмеялся над ней за то, что она пощадила свою жертву, однако она не испытывала перед ним ни капли стыда, а считала его импульсивным придурком, позорившим их клан. Эта резня 23 мая породила переполох при Дворе и усилило напряжение, что и до этого витало в воздухе, между Тремерами, Джованни и остальными камарильскими кланами в Атланте. И все это навалилось именно на Гейл, которая параллельно расследовала череду убийств, грозивших их роду раскрытием из-за высушенных досуха трупов с оставленными на них следами от укусов. Последние ночи тянулись бесконечно долго и были переполнены событиями, от которых положение Камарильи в Атланте становилось все более шатким.

[nick]Gale Pierce[/nick][status]memento mori[/status][icon]https://imageup.ru/img17/3953248/izobrazhenie_2022-06-11_102932499.png[/icon][lz]<a class="lzname">Гейл Пирс</a><div class="fandom">World of Darkness</div><div class="info">If you don't stand for something, you'll fall for anything.</div>[/lz]

Отредактировано Nemesis (18.06.22 22:38:14)

+1

4

Нет ничего хуже американских фаст-фудов. Отработанная, мусорная пища, вокруг которой сформировался культ, сопоставимый разве что с авраамическим. Мерзкий запах этих отбросов присутствовал в Даунтауне повсюду, и страшно было подумать во что превращаются смертные, всю жизнь употребляющие эти отходы. Но хуже всего было то, под каким соусом многочисленные бренды ресторанов быстрого питания подавали меню: они так часто акцентировали внимание на итальянском происхождении блюд!
Итальянская пицца. Свежие овощи, как в Италии. Панини, конолли... Кретины, пытавшиеся изобразить из своих отбросов подобие соуса песто, понятия не имели какой он на самом деле! Не нужно было быть способным чувствовать вкус, чтоб понять масштабы катастрофы: запахи выдавали всё. Песто попросту не мог пахнуть как засохший, пережаренный кетчуп. Курица во фритюре не должна была выглядеть как гофрированный ананас оттенка кала, а обилие пародий на кофейные напитки должно угнетало любого, самого искусного баристу. Конечно, всё это накладывалось на культуру употребления пищи в таких местах. Лишь испытывающий скрежет Зверя за душой сородич мог снизойти до столь низкой, грубой, пропитанной бесполезным жиром пищи. В такие моменты Джованни испытывал радость оттого что мог ограничиваться диетой из слабой, низкосортной крови донорских пакетов - видит Мария Дева, это лучше чем пить из сосуда, питающегося омерзительным мясом похороненной и отпетой курицы под соусом детских слёз.
Но кажется, американским сородичам и их гулям всё это приходилось по вкусу. Курцио не мог выказать возмущения прямо, даже несмотря на то что был пойман с поличным на улице, но это не значило что он оставался равнодушен.
Гейл настигла его внезапно, как и в ту ночь. Если бы он не чувствовал её присутствие здесь благодаря Узам, то испугался бы, но дело ограничилось лёгкой дрожью в коленях: от её иссиня-ледяного взгляда можно было испустить дух или полезть на стенку. Даже Носферату при всей чудовищности их проклятия не могли так напугать как этот многообещающий взгляд.
- Я... да, я получил твоё сообщение. И нет, я готов, разогнал кровь... просто здесь слишком жутко. - они направились ко входу, и лишь приблизившись, Курцио вспомнил почему эти места так сильно вызывали у нег отторжение.
Всё снова упиралось в бизнес Мавзолея. Anziani не скупились на инвестиции в сети быстрого питания:  это лёгкий способ отмыть деньги получить доход, собрать стадо. Но внушительная доля акций американских сетей принадлежала холдингу "Pentex", и это название внушало неонату лёгкую тревогу. Дочерние компании холдинга вели бизнес в духе Джованни, не считаясь с потерями и лишь подсчитывая прибыль. Их пища была действительно отвратительна, и порой источала странное зловоние, которое было особенно острым для тех кто обладал Прорицанием. Курцио счёл бы это признаком плохого качества продукта, но... запах чувствовали spiritii.
Он не желал говорить об это ни с кем. Особенно с той, кто так бесцеремонно подхватывает его под руку и ведёт в это переполненное гнилью место. От американских фаст-фудов несло гниением.
- Отлично... Да, мне просто повезло что легко отделался. - понуро ответил он, когда они входили, держась за руки, через стеклянную дверь KFC. Это ситуативное, хрупкое подобие Маскарада выводило из себя. Курцио чувствовал уязвимость, как в ту самую ночь - ведь они были слишком, слишком близко к Андерграунду и злополучному клубу. Здесь должны были рыскать охотники.
Гуль, принадлежавший Гейл, сразу обратил на себя внимание. Мало кто обладает таким аппетитом при столь астеничном телосложении. Грубость, с которой он пожирал куриную ножку, вначале заставила Курцио отшатнуться, отвести взгляд в поисках чего-то более привлекательного в бело-красном зале KFC,  но здесь мало кто ел аккуратнее. Все эти сосуды... они заляпывали себя жиром, пачкали пальцы, губы, подбородки, крошили и чавкали, чавкали, чавкали... Зловещая безысходность исходила от них, словно это была трапеза каннибалов. И тем хуже оказалось впечатление, когда Гейл озвучила что светловолосый парень, самый звучный в этом хоре пожирателей, и есть её гуль.
Райан Эткинс. Интеллектуал. Умные, мелкие, хитрые глазёнки, действительно под стать носферату. Курцио смерил его взглядом и постарался сохранить неподвижную мимику, чтобы не выдать отторжения.
Не получилось. Пока Гейл представляла их, брови сами поднялись в изумлении от жалкого, несчастного вида этого уличного гуля, явно занимавшегося когда-то криминалом. Такие цепкие руки могли быть только у преступника. Ему не хватало лишь характерного амбре спирта, который пронизывает люмпенов, в остальном, казалось, он походил на парня из захолустья.
- Очень приятно. Курцио. - некромант приложил руку к сердцу и присел рядом за стойку, оглядываясь. Нет, это всё-таки прекрасное место для встречи. Только полный идиот будет вести здесь охоту на нарушителя Маскарада. Но в конце концов, идиоты существуют, и их много... Курцио отвел взгляд от гуля моментально, едва сел. Он пытался ловить каждое слово Гейл, потому что информация была жизненно важной. Их встреча здесь просто гениальный перфоманс: никто не будет подслушивать такой приватный разговор в шумном вечернем фастфуде, пока за стойкой выкрикивают номера заказов. Оживлённая мимика и жесты Гейл ярко демонстрировали как хорошо она помнит себя при жизни, и её строгая манера держать себя смотрелась довольно старомодно, надо сказать. С другой стороны, сейчас глядя на них любой бы сказал что собралась тройка студентов - любителей выпить. Можно было с уверенностью сказать, что несмотря на чопорность, присущую Джованни, сейчас даже белая рубашка выглядела как обносок.
- Мне дважды повезло что я встретил пережившую первый конфликт в Атланте, только такой сородич мог бы мне поверить. Насколько я помню, тогда они были более дикими... Но методы провокаций не изменились. Я слышал, когда-то был инцидент с потомством Миллинеров, но шабашиты, вынудившие неонатов Патриции пройти их ритуалы, быстро нашли окончательную смерть. От ассамитов, вроде бы. Мне нужно было думать трижды, прежде чем идти на ещё одну сделку с другим кланом, понадеявшись на чью-то добросовестность. В Атланте с нулевых все секты повязаны друг с другом слишком плотно, и я наткнулся на очень толстый узел этих сцепок. Чувствую, мой дядя Сильвио ведёт дела с этой стаей. Если так, то загадка почему он меня не распылил. Может, ему просто скучно. - Курцио пожал плечами и скривил губы в раздумии. - Глупо. Всё это глупо. Возвращаться на место преступления глупо, потому что там нас ждут с огромной долей вероятности. И обращаться ещё к кому-то глупо, потому что я подставлю тебя в чьих-то ещё глазах, лишу статуса, а себя... впрочем, мне нечего терять. - он склонил голову и приложил палец к губам, думая о том как они могут выпутаться из ситуации. Обращаться к носферату можно, надавив на того, кто тоже должен Гейл - тот птенец из морга. Но это сплочённый клан, и то что знает один - знают многие. Малкавианка в этом деле может оказаться более надёжна, особенно медиум. Призраки в эти ночи могут помочь, но что-то подсказывает что теперь вызывать их в том клубе опасно. Тот кто устроил это, наверняка оставил ловушку в Землях Теней. Пусть это паранойя: не хотелось ставить под удар вменяемых, дееспособных spiritii.
- Малкавианка. Не замешанная в этом, не имеющая подвязок  Тремерами или Шабашем. Тот, на кого я поставил бы, не используя мои Дисциплины. Мне не хочется будоражить тех кто там умер, они заслужили покой. - Курцио кивнул в окно. - Моя машина конфискована, как и spiritii. Как зовут эту даму? - Курцио облокотился о стойку, внимательно глядя на Гейл. Его хватило на секунду спокойствия, прежде чем запах курицы из ведра заставил отшатнуться. - Ужасно! Как вы, американцы, это едите? Райан, per favore, одному Господу известно каким мучениям подвергли это мясо, возможно вы едите уже бумагу со вкусом курицы, а не её мякоть. Должно же иметь место элементарное самоуважение и забота о желудке! - он и развёл руками и скривился, но тут же опомнился глядя на опешившего гуля и домитора. - Извините. Если бы вы знали как именно это готовят, вы бы меня поняли. Это мазохизм. Лучше съесть собственный глаз, чем пожирать этот ужас.

[nick]Curzio Giovanni[/nick][status]vox spiritum[/status][icon]https://imageup.ru/img16/3952251/6-1590712887.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Курцио Джованни</a><div class="fandom">World of Darkness</div><div class="info">L'histoire de l'oeil</div>[/lz]

Отредактировано Artemis (24.06.22 21:59:05)

+1

5

[indent] Когда Курцио все же не выдержал и высказал им все свое недовольство, что накопилось за те десять минут их разговора, Райан тихо кашлянул в крепко сжатый от раздражения кулак, а затем начал угрожающе разглядывать некроманта исподлобья. Гейл же едва ли изменилась в лице, тогда как пальцы ее оказались плавно поджаты, прокатившись краями ногтей по поверхности стола с неприятным скрежетом, что вынудил сидевших поблизости людей резко обернуться к ним в испуге. Ее гуль уже открыл было рот, но ему хватило одного лишь леденящего душу взгляда домитора, чтобы моментально отбросить сию затею. Выдержав короткую, но напряженную паузу в ожидании, когда же недовольные смертные отвернуться от них, она подалась вперед к Курцио.
[indent] - Я кое-что слышала о том, как питаются Джованни, о вашей так называемой клановой слабости. Ваши сосуды испытывают неописуемую боль от Поцелуя, так что они сдыхают в муках от болевого шока еще до того, как их осушат. Очень неудобно для Маскарада, так ведь? - каждое произнесенное ею слово так и сочилось ядом, в то время как ее глаза вновь принялись разделывать мужчину перед ней. Чистильщица говорила тихо, но даже в приглушенном звучании ее голоса чувствовалась угроза. На слове "маскарад" она вопросительно вскинула одну бровь, чтобы акцентировать на нем еще больше внимания. - Перед нашей встречей ты пил из пакета? Или после инцидента твоя семья ограничила тебе доступ к такому бесценному ресурсу в качестве наказания? Погоди, я знаю: ты пригубил из голубя по дороге сюда. Или еще хуже, ты проник в морг, чтобы утолить свой голод остывшей кровью умерших. Тяжело представить, насколько отвратительным и невыносимым должно быть твое существование, но при этом у тебя хватает наглости критиковать. Вот что я тебе скажу, Курцио: еще одно слово про американцев, и я заставлю тебя сожрать собственный глаз своей фашистской задницей, - сверкнула она глазами, завершая свою тираду. Даже Райан ощутил пробежавший по спине холодок и пару раз дернулся от ее интонаций, будто у него начался нервный тик. - Но благодарю за информацию по поводу возможных связей твоего старика с этой стаей. Мы обязательно возьмемся за проверку твоих подозрений следующей ночью. А пока что не станем отклоняться от намеченного курса.
[indent] Сама Гейл с невозмутимым видом отвела свой разочарованный взгляд в сторону и ощутила, как все удовольствие от момента быстро растворилось, оставив за собой лишь пустоту в душе. Болтливость этого Джованни навредила ему сильнее, чем он мог себе представить. Мало того, что за десятиминутный разговор он умудрился настроить чистильщицу против себя, но вдобавок ко всему привлек ее внимание к главе ячейки их семейства в Атланте. Даже одна неаккуратная фраза могла угрожать их положению в домене, чего Курцио, видимо, не до конца осознавал. Данный просчет с его стороны в числе всех прочих мог бы создать у нее впечатление, будто она имела дело с не до конца освоившимся птенцом, однако Гейл успела своевременно навести справки о своем подопечном. Неопытность в его случае свидетельствовала о том, что самостоятельность от старших он обрел не так давно. Наверняка все недостатки этого типа должны компенсироваться его глубокими познаниями и отточенными практическими умениями в некромантии. Недооценивать его не стоило в любом случае, ведь он мог запросто притворяться дурачком, чтобы отвести от себя подозрения и заиметь возможность нанести по ней удар, когда она перестанет этого ожидать. Или же его излишняя доверчивость стала следствием наложенных на него кровавых уз, однако мысли об этом Гейл изо всех сил стремилась избегать.
[indent] - Раз уж ты принял решение, то не вижу смысла задерживаться здесь. Обо всем остальном мы еще успеем потрещать по дороге, - чуть расслабившись после небольшой разрядки, она все же чуть смягчила тон, обратившись уже к обоим спутникам. Тогда она позволила себе вольность и подмигнула Курцио, растянув губы в самодовольной ухмылке, прежде чем подняться со своего места и направиться к выходу. Но даже тогда она не смела заглядывать ему прямо в глаза, как, в прочем, поступала при контакте с любым другим сородичем, к какому бы клану он ни относился. Пытаться предугадать, какими дисциплинами может владеть тот или иной сородич, бессмысленно. Со способностью контролировать кем-либо одним взглядом Гейл была знакома не понаслышке, даже ее собственный Сир овладел этим умением, пускай Доминирование и не являлось их клановой дисциплиной. Угроза могла исходить даже от совершенно безобидного на вид неоната.
[indent] Снаружи все так же моросило, как будто за время их беседы неумолимый ход времени не оказал ни малейшего воздействия на окружающий мир. Чистильщица вышла из ресторана первой и сразу же остановилась, чтобы со всей внимательностью оглядеться по сторонам и убедиться в том, что за ними не образовался хвост. В последние ночи в стенах элизиумов все чаще звучали отголоски волнительных слухов об охотниках, которых наверняка привлекли те загадочные убийства с выпитыми досуха трупами... Или же они всегда были поблизости, наблюдали за проклятыми и выжидали подходящего момента для нанесения сокрушительного удара. Происшествие в "Маскараде" могло лишь усугубить ситуацию, поэтому Гейл приходилось быть начеку, ведь ей не посчастливилось оказаться втянутой в обе истории. Тем не менее ничего подозрительного она так и не заметила, поэтому продолжила двигаться к парковке, тихо хмыкнув себе под нос. Спутники ее шли позади, а замыкал их шествие Райан, который не сводил глаз с Курцио. Идти им пришлось недолго, так что вскоре трое остановились у черного винтажного кадиллака.
[indent] Разблокировав двери, Гейл передала ключи гулю, чтобы тот мог сесть за руль, тогда как сама предпочла расположиться на задних сидениях, прежде чем жестом подозвать некроманта к себе. Как только все устроились поудобнее, капли дождя ощутимо забарабанили по крыше и стеклам автомобиля. В этот момент Райан завел машину, звуки дождя словно стали аккомпанементом для гудения двигателя. В салоне загорелась лампочка, а по внешней стороне лобового стекла вовсю заскользили дворники, время от времени издавая неприятный слуху скрежет. Когда они сдали назад, чтобы выехать с парковки, Гейл чуть развернулась корпусом к Курцио, закинув ногу на ногу.
[indent] - Мы направимся к британской анцилле из числа детей Малкава, зовут ее Джулия Арден. Мало кто видел ее, так как она практически никогда не покидает свое убежище даже для того, чтобы напомнить Двору о своем чертовом существовании. Ее не интересует статус и власть, но у нее есть множество пиявок, что занимаются делами для нее, - буднично озвучила запоздалый ответ на вопрос некроманта, заданный еще в стенах ненавистного ему зала KFC. Тогда она потянулась рукой к карману своего пиджака за пачкой сигарет и бросила вопросительный взгляд на своего подопечного, как будто в самом деле интересовалась, не смутит ли его своей странной для сородича вредной привычкой, которую сохранила даже после роковых Объятий. - Вряд ли она встретится с нами лично, поскольку обычно посылает кого-нибудь из своих слуг говорить от ее имени. Но кто знает, какие сюрпризы преподнесет нам эта ночь? Если есть какие-то вопросы, то сейчас самое время их задать.

[nick]Gale Pierce[/nick][status]memento mori[/status][icon]https://imageup.ru/img17/3953248/izobrazhenie_2022-06-11_102932499.png[/icon][lz]<a class="lzname">Гейл Пирс</a><div class="fandom">World of Darkness</div><div class="info">If you don't stand for something, you'll fall for anything.</div>[/lz]

Отредактировано Nemesis (16.07.22 17:58:58)

+1

6

Нужно было держать язык за зубами.
В который раз его посещала эта мысль? Сколько раз он спотыкался о неуместность собственных реплик, словно не понимал где находится? Это не Брешия и не дом родни, где можно было позволить себе в разговоре вольность, подкол, недовольство. Очередная глупость, сорвавшаяся с непокорного языка, могла стоить слишком дорого. Гейл Пирс не очередная подружка из Башни, а палач. И она все ещё была готова занести топор над его головой.
И сейчас он подставил не только себя, но и проклятого старейшину, Сильвио. Не приведи Господь он узнает что именно Курцио проговорился о его связи со стаей. Да что там, ему не составит труда догадаться что это был неонат. Кто ещё мог сказать об этом? Унизительно положение неудачника заставляло венецианца чувствовать себя... необычно глупо. Ему всю жизнь приходилось лгать, недоговаривать, увиливать от ответа чтобы не попасться на горячем, ведь в Семье всё построено на взаимных интригах. Постоянно выпутываться в переговорах, когда другая сторона знает все твои карты и может крыть как угодно. Но сегодня он облажался, потому что имел слишком мало сил для сопротивления такой как Гейл, облечённой властью анцилле.
- О, теперь я оскорбил святыню.  До скрипа в ногтях. - Курцио поправил ворот рубашки, нервно оглядываясь. Его пальцы впились в столешницу, и сложно было не заметить что он словно пытается оттолкнуться, сбежать из этого места. - Можно не угрожать мне на людях, а просто сказать что нужно. Я не отказывался от содействия. Пожалуйста, только давайте покинем это мерзкое место, а мою задницу обсудим потом. - он покосился на гуля, пялившегося исподлобья и смачно пожиравшего куски измученной курицы в панировке. Парень, кажется, был доволен тем как Чистильщица прожарила того, кто ему не понравился сходу. Курцио скривил губы, дав понять что неудовольствие взаимно, и в его чопорной манере держать себя сквозила уязвимость, слабость, бессилие изменить что-либо. Гейл, кажется выбрала себе слугу из тех кто вечно ошивался на улице, и это было закономерно - типаж Путанеска, навечно застрявшего в паутине мелких преступлений, однажды грозящих перерасти в одно крупное, без пути назад, прочь из ночи. Парень был обречён. Гейл могла быть крови Бруха, исповедовать близкий к анархам по духу стиль жизни, охоты, но природа зверя брала своё. Проклятие крови делало их всех рабами, а не разрывало смертные оковы.
Ни могущество, ни дисциплины, укрепляющие её харизму, не могли изменить положение. Курцио покрылся сеткой мелкой дрожи, когда испытал на себе их взгляды, полные недоверия, омерзения и прямой угрозы. Пирс выглядела к предводительница уличной банды, готова по щелчку пальца лишить головы кого угодно, и это внушало страх... наверное, только это и прервало мысли о голоде. Страх.
- Конечно. - он выпрямился, натянутый как марионетка, когда Пирс сказала что нужно выйти. Словно не пугала перспектива уехать в безлюдное место вместе с ней, способной разорвать его в клочья голыми руками или пытать на протяжении вечности, как любила наказывать своих врагов Изабель: тысяча порезов на тысячу ночей. Любой лишается рассудка после такого, если не чего-то большего. - Я готов оказать содействие, мисс Пирс. За этим я здесь.
Сказать это, подняться с места и не выказать страха ни единым движением было сложно, очень сложно. Некромант больше не мог сохранять самообладание в таком нелепом месте: локация для встречи была выбрана идеально. Он не был бы испуган или унижен в обычной для старейшин обстановке, среди крови, грязи и холода. Нелепая обыденность ресторана быстрого питания... унизила его. Изящный намек на то что его случай столь же рядовой для мегаполиса как и сотни других, и нарушения Маскарада здесь случаются регулярно. Он не особенный для здешних камарильцев, статус и происхождения венецианца ничего не значат для кого-то вроде Гейл Пирс.
Из KFC можно было увидеть закрытый вход в Подземку, к клубу "Маскарад", где он убил троих человек той злосчастной ночью. Было не похоже что обыватели обходили место преступления. У спуска к Андерграунд Атланта, когда они вышли, сновали зеваки, любующиеся на черно-желтую ленту ограждения, кровавые подробности случившегося интересовали всех кому не лень. Джованни понял это из выпуска городских новостей, пока сращивал кости в убежище. Позор, просто позор. Сильвио был прав по всем статьям, и сейчас приходилось просто пожинать плоды собственной глупости. Сесть на Узы к Гейл было не самым плохим вариантом, в итоге: гораздо хуже было бы просто терпеть то что Сильвио прикажет делать с ним. Особенно после госпиталя. Особенно после Дансирна, грязного каннибала, который наверняка будет жрать его распадающуюся плоть во время пыток и издевательств. Курцио представлял как его изнасилуют в раны, пока Сильвио будет смеяться, и недоумевал как до этого могло дойти. Пытки, которыми славился старейшина Атланты, не казались ему весомым аргументом против депортации сюда из Венеции. Anziani были способны на худшее, и кто знает что нужно было сделать чтоб заслужить такое.
Как оказалось, немного.  Лучше испытать на себе удар Гейл, способный пробить грудную клетку, чем унижать перед тупым, никчемным Сильвио.
- Santo cielo... - машина чистильщицы удивила некроманта, у них словно был общий вкус в автомобилях. Кадиллак отдавал атмосферой двадцатого века едва ли не сильнее чем Fiat Катерины, и Джованни пожалел что не дождался приезда гуля в ту ночь. Было бы намного быстрее.
Нельзя было не чувствовать себя заложником, сидя в такой машине, и когда Райан кивнул на заднее сиденье, по хребту прошла дрожь. Проклятый моросящий дождь набил оскомину ещё в ту ночь, Атланта нервировала этой тенденцией к морской влаге вдали от моря. Но по крайней мере, это было похоже на дом. Даже трупам нужен комфорт. Парковка у фаст-фуда напоминала ему гондолы Мавзолеия, которыми они не брезговали даже вопреки закону Маскарада. Проклятая Венеция... он мог никогда больше не увидеть её снова, навеки застряв среди этих неоновых, бетонных капищ американцев. Хотелось выжить. Он сел, не думая о том что будет дальше, готовый ко всему.
В машине было комфортно без двух громил, садящихся бок о бок с тобой.
- Я всё правильно расслышал? - он вжался в кожаное сиденье кадиллака, не в силах справиться с нервным напряжением, пока чистильщица уверенно втирала ему план. Голубые глаза Гейл вспыхивали недобрым голубым огнём в ярком освещении салона, и Курцио прищурился, стараясь не смотреть по сторонам, в окна. - Мисс Пирс, вы ставите меня в неудобное положение. Я приношу извинения за высказывание в кафе, но это, возможно самое ужасное место для встречи после кладбища. Я не ужасался так с тех самых пор как попал в этот город, один на один с мегаполисом. - он сложил руки на животе, словно в невидимых наручниках, и старался не смотреть в глаза. Кожаная куртка выглядела на нем странно нелепо, словно пиджак на ребенке. Курцио уже был обессилен, он странно поджал под сиденье ноги, словно хотел скрыться от чего-то.
Машина взревела, тронувшись, и он заткнулся. Райан привык к этому механическому монстру в хроме, что было хорошо видно по тому как он обращается с коробкой передач. Тихо играло радио - едва слышно, что-то из местных волн с гнусавыми дикторами. Искусственное освещение играло на металле автомобиля, заставляя его отдавать то красным, то фиолетовым сиянием вывесок. Наверное, в какому-нибудь Вегасе это авто было бы похожим на елочную игрушку.
- Это очень хороший план, потому что я не желаю спускаться в "Маскарад" вновь. Кто-то третий из Камарильи будет беспристрастен, потому что у Семьи слишком мало подвязок среди ваших сородичей. Было бы прекрасно, если бы мы узнали где сейчас тот Тремер, с которым мы хотели встретиться, но он исчез. Думаю, его судьба ещё прискорбнее чем моя. - он отвернулся, подвинувшись ближе к окну. Демонстрируя гордый профиль, он отвёл взгляд от Гейл, зная как сильно раздражает её. Он был неспособен на конфронтацию сейчас. В Венеции всегда говорили что перед камарильцами чаще всего приходится скулить и умолять... особенно неонатам. Унизительно.
- У меня есть пара вопросов перед тем как мы приедем. Вы действительно хотите заставить её работать детектором лжи на мне? - Джованни решительно сжал губы и обернулся. - Малкавианка может вскрыть мою черепную коробку, это правда. Но гарантий что я не лишусь рассудка, мало. Какое положение она занимает в Камарилье? Я помню мало сородичей, присутствовавших на моём представлении Князю, тогда я принёс ему оружие в дар... саблю конфедератов, кажется. Может, вы были там?

[nick]Curzio Giovanni[/nick][status]vox spiritum[/status][icon]https://imageup.ru/img16/3952251/6-1590712887.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Курцио Джованни</a><div class="fandom">World of Darkness</div><div class="info">L'histoire de l'oeil</div>[/lz]

Отредактировано Artemis (16.07.22 20:44:14)

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » no rest for these bones [WoD]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно