ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » The sea worries once... [Alice: Madness returns]


The sea worries once... [Alice: Madness returns]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[html]<div class="episode3"><div class="episodeinner">

    <span> the sea worries once...</span>

    <span class="episodecita">the sea worries two, you freeze by three, somewhere by the sea inside</span>

<div class="episodepic3">
    <img src="https://i.imgur.com/a9KgUA2.png">
</div>

<div class="players3"><span>
     cheshire, dormouse
</span></div>

<p>
море волнуется раз, ведь она ещё верит.
море волнуется два, а русалка всё ищет свой берег.
но как не крути, море волнуется три - и не важно кем быть,
но рожденные ползать, плавать, летать... плевать!
никак не могут ходить...
</p>

<div class="data3"><span>
   настоящее / лондон / страна чудес
</span></div></div></div>[/html]

[icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/0017/cb/e3/1806-1595709610.png[/icon][nick]DORMOUSE[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Соня Мышь</a><div class="fandom">Alice: Madness returns</div><div class="info">В ее голубых глазах заперта вечность. Мрачным осязаемым образом персонажа Страны чудес, она скользит по темным улицам и греет продрогшие пальцы в тепле чужих ран, оставляя за собой след из необузданной жестокости. Не человек, подобие. Воплощение больного разума, обросшее плотью и живущее в свое удовольствие.</div>[/lz]

+4

2

♠             ♥               ♣               ♦
Их всегда было четверо. Тонкая материя девичьего воображения породила их фигуры и усадила за стол, связав между собой ветвящемся ароматом терпкого чая.  Когда Страна чудес пала, многие жители были вынуждены искать пристанища на чужой территории; искать себя и свое место. Но у Чешира, Сони, Зайца и Шляпника было особое преимущество в виде единства, в котором они черпали свою особую силу к жизни. Они могли ссориться, могли злиться, могли убеждать себя в самостоятельности - но любые повороты судьбы все равно всегда сводили их воедино; приводили их к точке, где старые друзья плечом к плечу могли противостоять всему миру.
Густой туман укрыл своим одеялом улицы предрассветного Лондона, забираясь под полы одежды липким холодом повышенной влажности. Мелкая изморось щекотала ноздри и оседала влажным блеском на безлюдные тротуары, позволяя редкому свету из окон не спящих жителей поблескивать и образовывать сияющие островки. Соня плотнее кутается в куртку с чужого плеча, не без наслаждения вдыхая родной запах семенящего рядом Зайца, но это не спасает от мелкой дрожи блуждающей по бледному телу. Она все еще не может полностью обрести контроль над собой, иногда останавливается и силой сжимает кулаки до приступа боли. Её сознание все еще раздроблено на кусочки, что неприятно шуршат и вонзаются острыми краями в мозг; причиняют дискомфорт и зарождают приступы паники от мысли снова потерять себя. В такие моменты спасает тяжелая рука с чернеющей вязью татуировок, что несмело ложится на плечо и сжимает. Заяц, ее дурашливый и непутевый Заяц. Оболтус и балагур, за которым она всегда так отчаянно присматривала и которого оберегала, сегодня ночью взял на себя роль ее опоры. Какой бы ритм шага девушка не держала, ушастый всегда был рядом. Следовал попятам, выискивая поводы для случайных прикосновений, словно они могли подарить ему уверенность в происходящем - она здесь, она рядом, она жива. И как бы Соню не раздражала эта излишняя забота, Мышь была ему благодарна.
-Это здесь, - пять фигур замирают перед белыми ступенями, что протянулись к массивной дубовой двери в одном из спальных районов города. Сколько раз она здесь была с того момента как чужая воля подняла её из вязкой земли и заставила марионеткой танцевать опасный танец чужих намерений? Сколько раз с тех пор ее нос ощущал этот отравляющий запах цветущих азалий, что красными пятнами вкладывали дорожку вверх, в чужие объятия. Не важно сколько, но этот раз будет последним. Круг должен быть разорван. Соня должна взять себя в руки и сделать это. Первый шаг всегда самый сложный. Со следующим уже проще. Ступень за ступенью, под звук бешено колотящегося сердца. Страх волнами омывает ступни, пенится и грозит захлестнуть с головой. Но она здесь ни одна. Рядом Кот, Заяц и Шляпник. А это значит они справятся.
Дверь с изогнутой ручкой повторяющей форму крыла, отворяется с тихим скрипом, пропуская ночных гостей в свою обитель. Внутри сухо и темно, но глаза быстро подстраиваются под нехватку света и вырывают из оков мрака здешний антураж. С прошлого ее прихода ничего не изменилось: все тот же маленький холл с зеркалами; все тот же узкий коридор, упирающийся в межкомнатную дверь за которой нашел свое место коридор мнимого врача. Соня внимательно прислушивается, стараясь игнорировать тихое возмущение Кролика, которого они вручили под зоркий присмотр Шляпника. Но в доме более ни звука. Сплошной вакуум неестественной тишины.
-Не нравится мне все это. Похоже, что нас тут ждали... или же он просто тут более не появлялся. Никто же не надеялся, что мы придём сюда, а Абсолем нас тут ждет уже готовенький пасть под немилость нашему Королю? - голос Изобретателя хрипуч и привычно не лишен премудрой насмешки. Звучит совсем как прежде, но на окончаниях приобретает иные незнакомые тона.
Взгляд Сони неосознанно находит темные омуты глаз стоящего рядом Кота. Он король, их король - эта мысль все никак не могла улечься в пульсирующем сознании Мыши. Чита Лидделл мертва, как и Червонная королева. Знала ли она, к чему все это приведет? Хотела ли этого, когда осознанно отдавала свою жизнь за него и остальных? Знала и хотела! Однако её история должна была закончиться на том моменте и не иметь продолжения, где бы ей пришлось привыкать жить с новым титулом Чешира. Но судьба распорядилась иначе, раскидывая пред Соней запутанный пасьянс с которым ей еще предстояло разобраться.
-У нас всё равно нет других вариантов,- с напускной холодной уверенностью, Соня доходит до конца коридора и распахивает очередную ненавистную дверь. Лишает себя роскоши в виде замешательства и заходит в пустую белую комнату, в которой она так часто обретала себя, чтобы вновь потерять. Даже лишенное света, это помещение слишком светлое и давящая. Шляпник грубо вталкивает в комнату Кролика, что валится на белый ковер, а сам уходит в компании Зайца исследовать остальные закоулки дома. Но девушка словно не здесь, медленно водит пальцами по белой коже стоящего дивана, почти до боли помня его мягкость.
-Здесь он делал это. Я помню его голос, его глаза, его крылья...- голос мышиный тих и лишен силы, словно сами ее мысли случайно облачились в звуки и сорвались с губ без на то её желания. Но им нужно было найти выход, чтобы стать реальными; чтобы оплести её внутренний стержень злости и сделать его еще плотнее. Злость - опасная эмоция, позволяющая выходить за грани возможности. Она затмевает глаза пеленой, просачивается в самые потаенные части души и заставляет двигаться вперед к своей цели. Я найду тебя и уничтожу, - обещает себе Мышь, обнимая свое тело руками.
-Кажется его здесь нет, но.... стой,- комната и и правда пуста, но стоило Коту перешагнуть порог, как что-то приходит в движение. Словно одно его присутствие запустило дремлющий до этого момента механизм. Дверь за вошедшим Чеширом громко хлопает, отрезая их от всего остального мира, а в воздухе разносится чужеродных смех, который невозможно не узнать - Абсолем.
В одно мгновение в руке Сони оказывается припрятанный ранее нож, а сама девушка неосознанно оказывается перед своим Королем с набатом бьющейся мыслью о необходимости защищать. Но что она может сейчас сделать, когда в её голове все еще беспорядок? Не важно, если потребуется, она сделает все что в её силах, пусть даже если придется зубами вырвать его из лап недоброжелателей.
На противоположной стене появляется небольшая черная точка, пульсирующая радужными переливами в тусклом свете иногда выглядывающей из-за туч луны. Всего лишь подобие кляксы чернил, сорвавшейся с кончика перьевой ручки, но все находящиеся в комнате понимают, что за этим показным представлением затаилось что-то иное. Сначала из округлого центра появляются лучи, они растекаются по стене умелой рукой художника и завиваются в невообразимые узоры, что собой в полной картине образуют форму столь до отвращения знакомых крыльев бабочки. Но на этом мрак не останавливается, заполняет собой всю комнату, покрывая вязким коконом все стены, очерняя их стерильную белизну. Последнее, что успевает сделать Мышь, перед тем как темнота окончательно их поглотила - схватить ладонь Кота и сильно сжать чужие пальцы в своих.

Это ловушка, их здесь ждали.

Нет, не их самих...

Их Короля!

https://i.imgur.com/sxix8hN.gif


into the hole again, we hurried along our way
into a once-glorious garden now steeped in dark decay

https://i.imgur.com/HPPhjz2.gif

[icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/0017/cb/e3/1806-1595709610.png[/icon][nick]DORMOUSE[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Соня Мышь</a><div class="fandom">Alice: Madness returns</div><div class="info">В ее голубых глазах заперта вечность. Мрачным осязаемым образом персонажа Страны чудес, она скользит по темным улицам и греет продрогшие пальцы в тепле чужих ран, оставляя за собой след из необузданной жестокости. Не человек, подобие. Воплощение больного разума, обросшее плотью и живущее в свое удовольствие.</div>[/lz]

+2

3

[indent][indent]Он не хотел этого... не хотел этого для Сони, не хотел этого ни для кого из них. Он голубые глаза поднимает и исподлобья, но не зло, а скорее тщательно степенной поступью проверяет наличие всех участников этой непрекращающейся истории. Снова. Чешир смотрит на них всех по очереди и видит отпечатки необратимого. Каждому досталось и никогда не будет известно достанется ли ещё и когда будет сыгран последний кон. Он смотрит на потрепанного Зайца. Своего лучшего друга, который всё такой же отбитый, но не прежний. Кот видит в нём куски, остатки, которые склеены между собой терпким, после долгого молчания, голосом Чешира «всё будет теперь иначе». Они сидели тогда за столом напротив друг друга в очередной полузаброшенной квартире Зайца, которую тот непонятно у кого выиграл в карты или отобрал угрозами. Чеширу на это теперь было плевать, Лондон не был его государством, порядок этого города перестал его [float=left]посмотри, кем я стал, ты помнишь меня другим?
не было острых клыков, шипы не усыпали спину.
[/float][float=right]ты помнишь моё имя? ты помнишь кем я был?
я наспех придуманный друг,
я хранил твой придуманный мир.
[/float]волновать. В его всегда по особенному ярко и неестественно горящих глазах в кромешной тьме, теперь читалось иное желание, его направляло в другую сторону, а именно туда, откуда он сбежал. Всё перевернулось и изменилось по необратимой.
[indent]Небольшая квартира освещалась единственной лампой, свисающей с потолка на проводе. Ее свет мягко падал на поверхность стола, на запрокинутое вверх лицо Зайца, который с ухмылкой смотрел на Чешира и на иссиня - чёрную макушку головы Кота, что смотрел на Соню, спящую в ночной тьме следующей комнаты. Заяц знал о чем думает Чешир, в большинстве случаев.
[indent]— Ещё немного и мне бы показалось, что ты боишься
Чешир тут же устремляет на оппонента глаза, но не для того, чтобы заткнуть его или переспросить, а потому что тот снова попадает в десятку. Коту приходится врать.
[indent]— Я не боюсь, Заяц, у меня нет на это времени.
Королям не полагается чувствовать страх, ты что, не знал?
Чешир не король, он просто делает вид, играет, пока не надоест, как с невезучей мышью; играет в короля. Стране будет ещё хуже, чем прежде, когда Кот скажет "надоело". Никакой уверенности в наступлении завтрашнего дня. Да здравствует король!
[indent]
'я голос теней — голос священный теперь'
'голос мешающий спать по ночам'
'голос страданий в твоей голове'

[indent]
[indent]

[indent][indent]Кот больше не даст никому из них встать на защиту себя. Они не герои, они монстры, которыми пугают детей, чтобы те не ходили в лес и не интересовались внутренней обстановкой кроличьих нор. Они монстры, вокруг которых не прекращает ходить смерть. Она их хозяйка, высматривающая лучший момент для нападения и оттягивающая день исполнения приговора.
Коту хотелось перестать думать о лирических отступлениях, ему хотелось без лишних отступлений разобрать Абсолема на кусочки, оторвать ему крылья и сшить из них Соне платье. А может быть она захочет их сжечь? Коту всё равно как рисуется в её глазах отмщение, он начинает гореть внутри, когда думает о том, что возможно Абсолем последняя фигура, которую нужно сбить с этой доски.

[indent]Чешир цепляет Кролика за воротник пиджака, который на фоне одежды остальных смотрится нелепо. Кот моментально останавливает его шаги, заставляя того по инерции отклонится назад.
[indent]— Если там засада, я оторву тебе уши.
[indent]— Я не знаю что там!
[indent]— Тем хуже для тебя.

[indent][indent]Они все оказываются внутри. Соня была здесь частым гостем и теперь пришло время остальным попытаться ощутить под своей кожей ту боль, что испытывала она в своём сознании. Кот смотрит ей вслед, как она уверенно проходит дальше, будто вторя собственным, до сих пор оставшимся тут шагам, повторяя их траекторию. Он хотел бы ей что - то сказать. На губах замирает это сотое "прости" от которого его самого уже тошнит.

Он мог бы говорить ей это каждый день, но прошлое не изменить. Его "прости" произойдёт тогда, когда голова Абсолема окажется у неё в руках. "пожалуйста, возьми, это теперь твоё... как и эта тварь". Шляпник толкает Кролика в комнату, который сразу валится на пол. Чешир снова чувствует прилив неприязни подступающий куда - то к вискам. Кот подарил его Соне - тем лучше, сам бы убил, сразу после Палача. Её спокойствие останавливает его импульсивность и поэтому они идут дальше.

[indent]Кот слушает Мышь, её голос, который ведёт за собой... так недолго. Всё происходит моментально; тёмное пятно на стене, Сонина ладонь хватает его пальцы и её напряжение в теле передаётся ему.

[indent]Их накрывает тьма.
[indent]Поглощает режущая уши тишина.
[indent]Ловушка.
[indent]Кролик.
[indent]Голову с плеч!
[indent]
[indent]

[indent][indent]В нос ему ударил запах моря — удушающий и отдающий в голову. Тяжёлый осадок расстилается по вискам Чешира и он открывает глаза.
[indent]Чернильное небо без шансов на просвет. Кажется солнце не заглядывало сюда годами. Море без края тёмно - синее, а мелкие камни и песок под ногами - чёрные. Берег неровный, рваный, сзади скалы стеной нескончаемой, всё о том, что пути к отступлению нет. Коту на секунду перестаёт хватить кислорода и он шумно вдыхает через нос. Они снова дома, но никогда прежде не были на этой стороне или он просто её не узнаёт.

[indent]Море не привлекает Чешира, а наоборот, всё будто говорит, что здесь на суше, когда под ногами мелкие зыбкие камни, безопаснее. Но Коту некому больше врать, он уже зашёл в эту непроходимую тьму, которая не заканчивается, а он бы хотел? Он будто зарывается в неё всё глубже и сильней, на самое дно не оставляя себе времени на страх и передышку.

[indent]Море умеет обманывать и затягивать. Чешир сжимает пальцы и только тогда понимает, что в них всё ещё ладонь Сони. Он делает короткий вздох, будто успокаивая себя что это она, а не кто - то другой и оборачивается к ней. В ее голубых глазах должны быть ответы. Она всегда знает что делать, но Чешир держит её своим взглядом всего пару мгновений, а потом разжимает пальцы и чувствует как плавно, словно шелковая материя, по его пальцам вниз скользят её. Он выпустил, но не отпустил. Он уже не сможет её отпустить и даже если она упадёт, он отправится за ней.

[indent]Море зовёт его. Что - то внутри тянет к нему. Ближе. На опасную близость. Он останавливается. Ещё шаг и очередной прилив волны достанет кончик его чёрных ботинок.

[indent]— Чеширский Кот в человеческой шкуре...

[indent]Чешир оборачивает голову на звук, а взгляд на Соню бросает, проверяя в безопасности ли она. Кот не поднимая руки разводит пальцы давая Соне молчаливое указание оставаться на месте. Его взгляд устремляется в густой туман вдоль берега. Всё тело Чешира инстинктивно напрягается. Каждая мышца в его теле была готова к быстрой реакции. Он сделал уверенный, но осторожный шаг и еле заметно пригнул голову. В Стране все повадки былой сущности возвращались в приобретённое тело, а нутро Кота оказалось сильнее его попыток стать до последнего миллиметра кожи обычным человеком. Ещё шаг — крадущийся и невесомый, неслышный, несмотря на мелкие камни под ногами. Наконец из тумана начинает вырисовываться фигура и Кот замирает, давая неизвестному вести эту партию.

[indent]— Ну и что ты здесь забыл? Коронация была пристойной? Извини, не смог прийти и увидеть своими глазами, как по лапам твоим текла кровь, пока ты водружал на голову чужую корону. Меня даже не пригласили посмотреть.

[indent]— Додо... - Кот произносит, давно забытое имя, одними губами. Однако этот сиплый голос принадлежал только одной птице в Стране.

[indent]Всё, что от него осталось это синие птичьи крылья, что скрывают под собой человеческие руки, курительная трубка, потрёпанная треуголка, и нелепая трость, которая неизвестно зачем нужна была извечному капитану без корабля. У него были светло - голубые глаза почти пугающие и человеческое тело, а это значит, что он тоже делал попытки жить на родине проклятой Алисы.

[indent]— Я за тобой, он ждёт. - взгляд Додо вдруг с этой фразой меняется, будто кто - то его вынудил начать испытывать другие эмоции. Абсолем контролирует его, пусть не полностью, но это и не нужно, важнее исполнять приказы и в срок, а как это будет проходить Гусенице не важно.

[indent]Кот хотел бы сказать, что он не шавка, чтобы делать всё, что пожелал Абсолем. Кот бы хотел более наглядно показать, что недоволен такой манерой вызывать его когда захочется, но сейчас важнее было другое.

[indent]Секунда.
[indent]Две.
[indent]Три.
[indent]Четыре.

'считаешь меня сумасшедшим? глупец! посмотри - ка вокруг!'
'ты погубил голос совести'
'руками своих же слуг'

[indent]

[indent]И Кот подчиняется.

[indent]— Идём, Соня

+1

4

https://i.imgur.com/TdW1ty5.gif https://i.imgur.com/u7RBqFi.gif
У каждого человека есть свой придел страха - момент, когда ладони сами взметаются вверх, прикрывая собой глаза и уши; момент, когда людям более доброжелательной кажется темнота в тандеме с глухотой, чем жестокость окружающей реальности. Подобный защитный механизм способен спасти разум от конечного разложения, даруя обманчивую фикцию страшного сна, но он не способен спасти хрупкое тело. Сколько раз Соня сталкивалась с этим воочию, когда бессердечным демоном возвышалась над изломанными человеческими созданиями, забившимися в угол и нашептывающими свои мантры; жадным наблюдателем, она внимала чужие просьбы о том, чтобы проснуться. Внимала и замирала в замешательстве. Разве не проще открыть глаза, собрать свою силу и оказать сопротивление? Ведь быть жертвой, самолично шагающей на эшафот так глупо. А Мышь никогда не была глупой, поэтому смерть в сражении ей кажется куда более привлекательной. К тому же, опыт у нее уже есть. 
Как только тихий шум прибрежных волн касается чуткого животного слуха, Соня распахивает глаза и неприятно морщится от бескрайней густой синевы бурлящего полотна. Подрагивающие от напряжения пальцы сильнее сжимают потеплевшую рукоять ножа. Первой мозг обрабатывает информацию об окружении, рисуя картину понимания местности и обстоятельств, а после уже обращается к нутру и это вызывает шок. Весь мир вокруг на мгновение замирает, девушка даже не сразу понимает что ее спутник разжимает пальцы и увеличивает расстояние. Даже тихие всхлипы развалившегося рядом кролика не удостаиваются внимания. У Мыши сейчас другая проблема. Ей нужно время, чтобы осознать и смериться. Она более не она. 
Вдох-выдох. Соленый воздух проникает в тело сквозь раздувшиеся ноздри и покидает его с тихим сипом. Но иных шумов в теле более нет. Несмело Соня поднимает свободную ладонь и сжимает в кулак, но силы былой механической более не чувствует. Пальцами к груди собственной прикасается, но там где гуденье мотора стало уже родным, теперь бой сердца человеческого - что нормой был в Лондоне, но не здесь. Кто она теперь? Что она теперь может? Как она будет защищать своего короля, если теперь ее тело стало столь слабым и не может гарантировать победы в любом из предстоящих сражений? 
С тихим шуршанием нож выпадает из вмиг ослабевших пальцев. Мышь неосознанно тянет ладони к лицу, но вовремя берет себя в руки, чтобы не поддаться человеческим слабостям, ведь ей впервые так страшно. Страшно не от нависающих возможностей скорой смерти, а от страха стать бесполезной. Зубы с силой закусывают подрагивающую губу. У нее всего несколько секунд, чтобы взять себя в руки и сохранить свою тайну. Она сможет. Она же железная Соня, она со всем этим справится, хоть в теле её более нет металла и грамм. 
-Без глупости, ушастый!- нога в тяжелом ботинке молниеносно опускается на тянущиеся к ножу пальцы. Девушка ловко подхватывает оброненное орудие, мысленно отмечая что хоть скорость реакции все еще сохранилась в этом теперь своем-не своем теле. За шкирку тянет развалившегося на темном песке кролика, мастерски маскируя недостаток сил на большее чем негласный намек. Указывает ему следовать вперед за котом, пока она вновь выигрывает себе время для тяжелых раздумий. Даже неожиданная встреча с Додо не так волнует мышиный разум, как новые обстоятельства. Если бы он хотел напасть на них, то давно бы это уже сделал. Остается только следовать за ним и ожидать новых переменных в раскинутой сложной задаче. 
В Стране чудес никогда не было столь сильной разницы в половой принадлежности, как в Лондоне; здесь не было сложившейся аксиомы - женское тело слабее мужского. В мире, сотканном из нитей чужого сумасшествия, каждый имел свою силу и свои недостатки, которые не опирались на пол индивидуума. У людей все было иначе - с этим Соня столкнулась еще в первые месяцы их совместного существования. Кот, Заяц, Шляпник.. им были уготованы мужские тела, которые принимались обществом на равных или сопровождались восхищенными взглядами более слабых. Мышь же облачилась в женскую иллюзию хрупкости и была вынуждена сталкиваться с пренебрежением. И не сказать, что ей не нравилось разбивать подобные глупые мышления, ломая кости очередного подкатившего в баре мужлана, позволяющего себе похабные прикосновения к манящей плавности изгибов её привлекательного для них тела. Но она никогда не могла себе представить, что однажды потеряет все это, встав вровень с массивом хрупких девиц. Как ей быть дальше? Сможет ли она с этим смириться? Придет ли все в норму, когда они вновь вернуться на улицы Лондона? 
Каждый шаг по зыбкому влажному песку вызывает усилия, коих раньше не требовалось. Сердце в грудине бой свой ускоряет в разы, сильнее кровь качая по венам, дыхание углубляя. Это все здесь так в новинку. Но более усилий требует самообладание, за которое Мышь ухватилась мертвой хваткой и облачила в него свои изменения, чтобы сохранить их в тайне. Наши слабости не смертельны, пока о них не знают другие и Соня намерена до последнего скрывать их от остальных. 
-Добро пожаловать на борт! - громко оповещает остановившийся Додо перед завесой густого серого тумана. От восторга перья на его крыльях начинают переливаться пуще прежнего, хотя солнца над ними нет и в помине, будучи спрятанным пот тяжелой завесой грозовых облаков. Да и было ли оно там вообще - не известно. В Стране чудес никогда нельзя быть в чем-то уверенным наверняка. В ответ на заявление их провожатого, из пелены начинают доноситься крики разномастных птиц. Они восторженные и нетерпеливые, вплетаются средь массива человеческих слов, да вызывают сравнение с восторженной публикой собравшейся в ожидании красочного представления и уставших ждать главных героев спектакля. Но вот они здесь. Занавес пора поднимать и начинать шоу. 
Подобно театральным партерам, вязкий туман разделяется на две части и отступает в противоположные стороны, открывая взору подошедшим героям массивное деревянное судно, украшенное витиеватым алым узором по борту, перетекающим в золотую гальюнную фигуру в виде шипящего и готового к нападению кота. 
-Не могу понять, это забавно или безвкусно?- Мышь нервно усмехается, подталкивая бубнящего себе под нос Кролика, чтобы тот взошёл на борт за Додо и, в случае непредвиденных обстоятельств, пошел в расход первым, - хотелось бы мне предложить другой вариант, но боюсь это наш единственный шанс выбраться с этого пляжа.
Поравнявшись с Чеширом, Соня заглядывает в его глаза с немой не высказанной вслух единственной просьбой: "Чтобы не случилось, ты должен выжить!" - это его обязанность как Короля и для Мыши очень важно, чтобы он осознал всю важность этого. Тот самый момент, когда Коту необходимо вернуть себе толику его знаменитого эгоизма, что послужит во благо всем тем, кто присягнул его короне. Без Сони мир будет двигаться дальше; без Шляпника и Зайца мир будет двигаться дальше. Без Чешира здесь все рухнет - по этой причине он должен жить, не взирая ни на что. 

mírame, que te hablo con el corazón
no digas que es muy tarde

https://i.imgur.com/J86ceCm.gif

Кончики девичьих пальцев едва ощутимо покалывает в желании прикоснуться к руке повисшей совсем рядом, вновь ощутить вдохновляющее тепло сплетенных ладоней. Но она более не может позволить подобных прикосновений, ведь ее впредь не холодные ладони могут раньше времени рассказать о ней то, что Мышь решила сохранить в тайне.  
-Я пойду первой, такова роль свиты. Но пробовать первой твою еду на наличие яда даже не проси. На подобное я не подписывалась, - сорвавшаяся с уст шутка несмело рушит напряжённую атмосферу, что столь необходимо им в сложившейся ситуации. Не теряя подобного воодушевления, Соня игриво подмигивает Коту и бодрой походкой как можно уверенней поднимается по ходовому мостику вверх на деревянную палубу под восторженные крики полулюдей-полуптиц. Но стоит ее ноге ступить на палубу, как что-то начинает происходить. Надетая на ней одежда идет сияющей рябью и преображается в нечто иное. Плечи окутывает размашистая из белого хлопка блуза, а грудную клетку затягивает темный кожаный корсет с золотой отделкой. На бедрах, что теперь облачены в штаны, реализуется пояс с удобными для ее ножа ножнами, а на ногах ощущается приятное тепло удобных высоких сапог. На голову опускается материализовавшаяся треуголка, тем самым довершая выданный Страной чудес костюм. 
-Кот, ты любишь ролевые игры? - насмешливо кричит девушка сверху, поправляя так удачно подкинутые ей перчатки, - поднимайся, тут все чисто. Мне уже не терпится взглянуть на твой костюмчик.
Соня говорит и смеется. Сначала не смело, но после все громче. От всей абсурдности ситуации. От всего запертого внутри напряжения. От её внутренней потери части себя, о которой она вынуждена молчать. 

Их новое приключение начинается.

И почему бы не начать его со смеха?

[icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/0017/cb/e3/1806-1595709610.png[/icon][nick]DORMOUSE[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Соня Мышь</a><div class="fandom">Alice: Madness returns</div><div class="info">В ее голубых глазах заперта вечность. Мрачным осязаемым образом персонажа Страны чудес, она скользит по темным улицам и греет продрогшие пальцы в тепле чужих ран, оставляя за собой след из необузданной жестокости. Не человек, подобие. Воплощение больного разума, обросшее плотью и живущее в свое удовольствие.</div>[/lz]

+1

5

Я просто жалкий шёпот твоего моря
Пучины самых отвратительных историй

[indent]— Страшнее бездны лишь её конец.
[indent]Чешир не слышал как сказал это вслух, его тихий голос тут же подхватывал ветер и уносил в сторону океана, которому он не видел края. Он сжал пальцы в ладонях, по шее и спине побежали мурашки, а в груди стало холодно. Ещё немного и короля бы бросило в мелкую дрожь. Он ненавидит воду. Губы кривятся в недовольной презрительной линии. Он боится воду.
Его синие глаза пытаются оценить масштабы и разгадать все потаенные секреты, он хотел знать всё, что ждёт их, как только они отчалят от берега, но это было невозможно. У воды есть память, но океан никогда не подчинится ни правительству, ни королю.
[indent]
[indent]Соня кажется даже увлечённой. Она слишком хорошо притворяется, пытается разрушить напряженную атмосферу в которую с головой окунулся Чешир. Мышь поднимается на борт, Кот за ней следит. За каждым её шагом. Если они с ней что - то сделают, он не будет благородным. Никогда не был таким. Вы не избирали своего короля, жалобы свои отправляйте в ту же бездну, где тонут восстания и революции. Кот ничего не отвечает Мыши, лишь ухмыляется, когда она оборачивается к нему в ожидании хоть какой - то реакции. Он будет играть в её игру «всё хорошо» пока она будет на сцене и даже в зрительном зале. Но, Соня, все кулисы когда - то закрываются.
[indent]
[indent]Он поднимается за ней на палубу, запоминая куда ступала её нога и повторяя тот же самый маршрут. Кошки ходят только по протоптанному пути или аккуратно ступают задней лапой на след от передней. Кошки не любят опрометчивости, но ходят рядом с риском.
[indent]
[indent]Как только он ступает на корабль, он чувствует как его плечи тяжелеют под тяжелой плотной тканью. Чешир смотрит под ноги - мягкие чёрные сапоги в точности по размеру. Край длинного камзола немного не доставал до поверхности палубы. Чешир поднял глаза, одну из мачт корабля были вкручены и приклеены разного размера и вида стёкла, что в совокупности представляли плохое зеркало. Так Кот увидел что его тёмный камзол расшит золотыми нитями в узоры, вместо рукавов прорези, а на ремне чёрных штанов шпага. Смерив свой внешний вид взглядом, он переводит внимание на Мышь — и она к путешествию приоделась. Он проходит взглядом и по ней.
[indent]— Тебе очень идёт
[indent]Кот решил что должен уже сказать ей что - то хорошее, кроме «извини, что ты умерла». Его губы коснулась непривычно лёгкая улыбка, скорее успокаивающая и соглашающаяся на Сонину игру «пять минут развлечения».
[indent]— Но это не я, - он разводит руками и обнаруживает, что на нем чёрные кожаные перчатки. — А это чтобы не замараться на твоей посудине? — произносит Кот как раз в тот момент, когда Додо проходит к штурвалу. — Ну и куда мы?
— Не задавай слишком много вопросов, пока что ты в гостях, мой мурлыкающий друг
[indent]
[indent]Этот спокойный, размеренный и с обязательной издёвкой и насмешкой голос следует за Додо змеиным шлейфом, касаясь Чешира то за усы, то за хвост. Раздражает. Выводит. Кот смотрит на Мышь. Он знает что сейчас не время.
[indent]"Я тебе не друг. И я не мурлыкаю. Уже давно."
[indent]— Нужно что - то побыстрее шпаги, капитан, — Чешир сегодня плохо притворяется и почти выплевывает назначение Додо, которое он сам себе дал с неизвестно каких времён. Самопровозглашенный. Чешир такой же. Самопровозглашенный король Страны Чудес.
Додо ничего не отвечает. Он лишь даёт какие - то условные знаки своим птицам и они начинают свою работу.
[indent]
[indent]Птичий трёп разносится по всей палубе. Было время - Чешир жрал подобных им на обед. Он любил маленьких пташек; они легко опускались на тонкие ветки мертвых деревьев и принимались петь свои песни, будто пытались вернуть всё окружающее к жизни. Но на фоне выгоревшей травы и то потухающего, то разгорающегося пламени всё это смотрелось более чем безнадежно. Чешир слушал их немного, а потом возникал, как он это особенно любил, из неоткуда и раскрыв пасть принимался обедать.
[indent]Он инстинктивно проводит кончиком языка по правому клыку.

***
https://i.imgur.com/O9dDDbG.gif

[indent][indent]Они плыли уже пару часов. Чешир спустился в каюту, которую им с Соней предоставил Додо на время путешествия. Океан за окном с каждой минутой становился всё чернее, хотя раньше казалось, что темнее уже некуда.
[indent]Мышь была наверху, Кот хотел чтобы она была здесь, в идеале никуда не выходила, пока они не причалят к берегу, но разве же она станет его слушать, если у самой в голове уже есть какой - то план?
[indent]— Я хотел бы обещать тебе, что это последняя война...
Он говорил это смотря на нескончаемые волны, на неопределенный горизонт, где небо давно уже слилось с водой. Его голос хрипит от долгого молчания и недостатка воды в организме. Когда бескрайние воды окружают его, Кот не будет пить и скорее умрёт от обезвоживания. Чем ближе он к Абсолему, тем становится уязвимей. "Какая нечестная игра, насекомое"
[indent]Чешир быстро поворачивает голову так, что ухо оказывается обращено к потолку. Наверху какая - то суматоха.
[indent]Дверь открывается.
[indent]На пороге испуганный Белый Кролик.
[indent]— Что на палубе?
[indent]— Я не знаю... Ваше Величество
Ему всё ещё тяжело это произносить, но Кот ему приказал и Кролику приходится это делать. Чешира это забавляет пару секунд, но поиздеваться он ещё успеет.
[indent]— Рядом — рявкает Чешир и чувствует как по его затылку расходится тревога. Он недовольно фыркает, резко выдыхая воздух через нос, откидывает страх на дальнюю полку сознания. Оно ни к чему, единственное, чему сейчас должно работать - это инстинкту самосохранения и Кролик ему в этом посодействует.

[indent]Соня.
[indent]— Заприте её в каюте!
[indent]Он ловит, заключает в своих глазах ее взгляд. Чешир по спине мелкими мурашками чувствует как она проклинает его, как она против. Кот, прежде злой, вскипающий, топорчащий невидимую шерсть на загривке, показывая всему устрашающему клыки и готовый выгибаться дугой, делаться больше, чем он есть в действительности и поджимая уши, защищая уязвимое, в секунду делается молящимся. Ему никто не поможет, в Стране Чудес нет никаких богов, кроме них самих и когда они проигрывают бой, то принимают смерть. Смерти нет, а значит нет конца. Мы никогда не выиграем эту войну, Соня, потому что мы и есть война. Закрыть глаза и поддаться тьме так легко. Те кто не способен подчинятся - устраняются, выскабливается из общего числа пострадавших. Они хотят уничтожить нас и чёрными чернилами по старому пергаменту писать имена павших. Там нам места нет.
[indent]— Я не позволю себе потерять тебя снова. Не здесь, Соня... Не так скоро... «так мало времени прошло. самым страшным для меня была не смерть, а смотреть в твои глаза и понимать, что не узнаешь. я до сих пор боюсь увидеть это снова. хватит, мышь. я не позволю.»
Это не просьба, Соня.
Это приказ.
Ты должен подчиниться, Вильгельм Завоеватель.

[indent]— Выполнять!
Его голос рычащий звучит так же, как когда он подчинил себе Белого Кролика и теперь он знает как сделать это снова. Голос выходит из стенки грудной клетки, заставляя её содрогаться; через гортань и наружу, будто кот всё это время молчал и копил силы. Птицы тут же внимание обратили на Чешира как по команде. Взгляд у всех одинаковый, как сговорились. Подчиненные. Кивок короткий. Отпустил. Всех помиловал. Благородство. Птицы крепко Соню держат и ведут в каюту. Взгляд кота задерживается на Кролике. Ему не нужно говорить вслух "ты за неё отвечаешь своей головой".
[indent]— Ты осмелел и решил командовать на моём корабле? — голос Додо слышится из - за плеча Чешира и Сони теперь нет рядом, а значит... Чешир оборачивается и точным ударом хватает капитана за горло, сжимая пальцы в перчатках до скрежета плотной кожи. Кот прижимается своим лбом ко лбу Додо, поднимая плечи и грудную клетку, становясь ещё выше.
[indent]— Это мои подданные и если твои птицы будут дохнуть один за другим, то быть посему, капитан
[indent]
[indent]Додо спас один из "подчинённых". Он что - то защебетал и активно захлопал растрёпанными крыльями. Чешир чуть ослабил хватку, а Додо расплылся в довольной улыбке, будто вот - вот начнётся то самое долгожданное шоу, на которое и были приглашены Чешир и Соня. Шоу, на котором будет слишком много жертв и возможно Абсолему нужен был Кот живым, чтобы как следует поиздеваться над тем, кто мешал пробраться к трону уже долгое время, то Мышь могла казаться гусенице уже использованной фигурой, которая выполнила свою роль в его игре. Абсолем уже пробрался в её разум и подчинил на время, он почти добился того, чего хотел, зачем она сейчас? Чешир освобождает Додо и собирается молить Соню о благоразумии.
[indent]
[indent]
[indent]Всё вдруг затихает. Ветер перестаёт бунтовать и тяжёлая ткань паруса опускается и замирает. Кот ничего не мыслил в морских путешествиях и знаках, но всё это не вело ни к чему хорошему.
[indent]Он отходит от Додо и тот кивает ему указывая куда - то за борт. Чешир медлит, но в итоге с шаг за шагом подходит к краю. Вода начинает медленно подниматься, будто щупальца какого - то огромного спрута хотят объять корабль, но это всего лишь вода. Кот видит движение внутри одной "щупальцы", но не сразу понимает что это. Любопытство кошку сгубило. Чешир так и не отошёл от края борта, а наоборот оперся руками о выступы и стал наклонятся ближе к поднимающейся воде. Наконец он увидел красивое лицо молодой девушки, лет двадцати. Она приближалась к нему неспеша, будто стараясь не спугнуть. Через несколько мгновений она показалась на поверхности, оперев руки о борт и приподнявшись на них, она поравнялась с Котом.
[indent]У неё была светлая кожа и правильные черты лица. Он смотрел на её влажные ресницы, тёмные брови и светло - розовые губы. Её мокрые вьющиеся волосы небрежно спускались по плечам и закрывали обнажённую грудь. Выступающие косточки на ключицах и длинная шея по которой не переставая скатывались капли солёной воды. Кот от этого ощущения в мозгу, приоткрыл рот и провёл языком по нёбу, как будто счищая с него солёные кристаллы, которые остались бы, если бы он прошёлся своим шершавым языком по её коже.
[indent]Русалка завладела его вниманием. Его рука медленно тянется к острой шпаге.
[indent]— Как ты красив... - она оставляет на скуле Чешира влажный след от своих холодных пальцев. Кот должен был поежится, поморщится и оскалится на ту, кто снова и снова касается его волос, подбородка, шеи. Мокро. Её влажные красивые губы. — Я знаю чего ты хочешь... — В голове Кота сыро и неприятно и нужно делать шаг назад, но он замер. Желтые глаза русалки гипнотизируют и вводят в транс. На ресницах её мелкие капли блестят даже несмотря на затянутое тучами небо. Тело начинает покрываться приятной истомой, — Я вижу трон возле тебя и ты, возможно, станешь единственным правителем Страны Чудес...
[indent]— Я и есть. Единственный. Правитель. Страны. Чудес. — неправильно подобранные слова заставляют Кота оскалится и схватив наконец рукоять шпаги, он вонзает лезвие прямо под подбородок сладкой лгунье. От неё несёт водорослями и илом. Кот замечает это только сейчас, когда подходит ближе и поворачивает рукоять в горле русалки. — Как я ненавижу океан
Чешир вытаскивает лезвие обратно, оно богато окрашено в зелёный цвет. Густая зелёная кровь. Совсем не эффектно и даже противно. Кот с каким - то отвращениям пихает русалку обратно в воду и та безжизненным куском рыбы падает на темную водную гладь.
Подозрительно идеальную гладь.
[indent]— Додо, чтоб тебя, дай мне хоть пистолет!

+1

6

Люди любят все запирать в рамки. Континенты, страны, города - все это имеет четкие границы, нанесенные на шершавый пергамент многочисленных карт. По другому они не умеют - их жизни берут свое начало с рождения и находят конец на смертельном одре. Безграничного не существует. Простое уравнение, которому человечество подчиняется из века в век. Страна чудес не такая. Она бесконечна и многогранна. Живой организм сотканный из безумия и изменяющийся с появлением новых переменных. Очерчивать границы и рисовать карты здесь просто бессмысленно. То, что сегодня было рекой, завтра может оказаться плотным массивом пальмовых плантаций; то, что несколько часов назад было твердью земли, в моменте может обернуться зыбкой песчаной жижей. Никакого постоянства. Воплощение первобытного хаоса, носящего громкий титул - дом.
Соня на корме возвышается каменным изваянием, облокотившись ладонями о щербатую поверхность перил. За плечами ее суета, но перед глазами лишь медленно удаляющейся остров из черного песка и зазубренных скал, так напоминающих форму акульих зубов. Сизый туман продолжает клубиться по бурлящей поверхности и игривым зверьком не отпускает попыток забраться под полы одежды. Но туман ли это? Девушка морщится, вгрызаясь в окружающую среду и выискивая подсказки. Нет, это не туман. Дым! Густой вязкий дым с привкусом соли. Все небо заволокло плотными тучами, но Мышь готова поспорить - там на небосводе нашла своё место огромная округлая Луна с излюбленной курительной трубкой. Затундрение без раскинувшихся тундр. Каламбур.
Но зачем они здесь? Мышь пользуется драгоценной передышкой чтобы разработать очередной план действий, но в голове вязко и пусто. Раньше все было так просто - вся шахматная доска была перед глазами, а фигуры двигались лишь по четко заданным траекториям. Королева делает свой ход, попадая в окружение двух разномастных слонов - шах и мат. Партия выиграна. Но это еще не конец. Впереди вторая игра, где у Кота роль короля. Собственная же роль ей все ещё не известна. Да и возможно ли рассчитывать на участие после изменения столь важных факторов? Особых сил у девушки больше нет.
-Бесполезная, - удушливый хрип вплетается в потоки ветра. Зудящие пальцы рукоять ножа обнимают, да с отчаянием вонзают серебряное лезвие в дерево поручня. Металл дрожит от сурового столкновения, но проникает в твердость лишь своим кончиком, когда раньше бы в щепки разнес до хруста скрипучего. Снующий поодаль член команды вздрагивает, но не смеет вмешиваться, чем чудом спасает себя от болезненных истязаний. Соня больше не чувствует себя сильной и нужной, ее изувеченное нутро требует доказательств пригодности к свите. Солдат, что на плечи свои возложил груз теперь непосильный. Кот столько сил положил, чтобы спасти ее от блужданий во мраке лабиринтов сознания, а отплатить ей теперь то вовсе и нечем.

тик-так, тик-так
время пить чай? нет, время проснуться!

тронутый ржавчиной ключ с противным скрипом совершает несколько оборотов, запуская ход сложного механизма запертого в клетку из каркаса металлических ребер и серого некогда лоснящегося мышиного меха. ее сердце больше не бьется, вырвано из грудины за ненадобностью и нашло свой покой в запотевшей банке с формалином. на его месте теперь тихо жужжит мотор, аккомпанируя скрипу шестеренок и бульканью резиновых трубок.
вскрыта. дополнена. изуродована.
чужой пинок нетерпения приходится на твердость вшитой пластины в боку и механизм внутри окончательно входит в строй, позволяя несчастной жертве экспериментов открыть единственный не изуродованный крупными скобами глаз. скопившийся внутри воздух вырывается из нутра, заполняет рот отвратительным вкусом машинного масла с толикой чего-то родного. чай? соня с кашлем сплевывает вязкую черную жижу на кафельный пол, разглядывает неестественный рисунок среди округлых частей колес, кои заменили ей столь привычные ранее лапы. словно там есть ответы на ее вопросы. что она теперь? чем заслужила подобное от былого старого друга... почему алиса это допустила?
- что ты сделал со мной, шляпник?
- я сделал тебя сильнее, моя милая мышь. когда-нибудь ты скажешь мне за это спасибо...

доброе утро, милая соня. доброе-доброе утро
а сейчас время для чая? нет, время для трагедии!

Мышь запрокидывает голову назад и позволяет зародившемуся в груди сумасшедшему смеху сорваться с губ и прокатиться по палубе. Она так долго ненавидела Шляпника за то, что он сделал; так долго холила и лелеяла свою обиду за изуродованное тельце в купе со страшными часами боли - что никогда даже и не задумывалась над ценностью его подарка. Никогда не смотрела на все произошедшее под иным углом; никогда не благодарила его за тот драгоценный подарок, дороговизну которого смогла осознать лишь потеряв. И кто она теперь? Слабая и никчемная Мышь, достойная лишь быть подушкой для сна на затянувшемся в бесконечности чаепитии? - Соня на подобное не согласна. Пусть у нее более нет физического превосходства, но она все еще весомая часть их сопротивления. Она та, кто когда-то из ненависти своей соткала Адский поезд, превративший целую страну в труху. И уж если ей вновь уготована роль разменной монеты, с собой в небытие она заберет как можно больше враждебных фигур.
Растянув губы в опасном оскале, Соня вытаскивает нож из дерева и убирает его обратно в импровизированные ножны.
Самое время для чая!

https://i.imgur.com/BHt5CMQ.gif  https://i.imgur.com/xVmXNzr.png  https://i.imgur.com/8CNuvex.gif

По всей палубе раздается протяжный вой искаженного горна, что касается ушных раковин и будоражащим холодом проникает по дыхательным трубкам в самую глубь. Мышь неосознанно морщится от столь неприятного звука, с трудом подавляя желание закрыть уши ладонями. Незримая рука плохого предчувствия касается солнечного сплетения и сжимает в кулаке диафрагму. Затишье перед бурей окончено. Нужно найти и защитить Короля.
Игнорируя заполненную лестницу, Соня перепрыгивает через перила квартердека и плавно приземляется прямо посреди шкафута на котором, казалось, собрался весь экипаж. Возбужденные птицалюди мерзко пищат и хлопают крыльями. Бесят. Мешают. Закрывают обзор. Игнорируя боль в лодыжках от столь опрометчивого кульбита, Мышь в панике вниманием танцует по собравшимся, выискивая свою цель. И только вырвав из этого хаоса обликов черную макушку, немного успокаивается. Не время быть вежливой - прокладывает себе путь напролом. Локтями.
-Чешир, - взволнованный оклик нуждается во внимании глубины родных глаз. Ей почти физически важно увидеть в его взгляде невысказанную вслух веру в нее. Увидеть подтверждение её силы сквозь призму его доверия, за которое она уже однажды отдала свою жизнь и готова сделать это снова.
Обладатель черных волос оборачивается и встречается с ней взглядом. Но перед ней больше не Кот. Перед ней Король Страны чудес.
И он больше не верит в нее. Он тоже считает ее слабой и недостойной занимать место подле плеча.
Король для подданных оглашает приказ. Но не для Сони. Для нее это приговор.
Кисти рук оплетают чужие когтистые пальцы и сводят их за спиной, шипенье мышиное игнорируя. Поданные не смеют ослушаться прямого приказа. Но не она - проспала коронацию в своей могиле глубоко под платаном, от чего негласно на верность новому монарху не присягала. Эта преданность соткана из другой материи. Она позволяет сопротивляться, вот только сил не хватает на прямую конфронтацию. В нынешнем состоянии перебить всех собравшихся не сможет. Остается лишь показательно подчиниться. Но в покорности своей Соня страшнее, чем в необузданной ярости. Разговор не окончен. Тут точки нет,  троеточие.
Выказав глазами опасное обещание, Мышь с высоко поднятой головой позволяет себя увести в недра корабля. Потертые ступени тихо скрипят под уверенным шагом. Раз, два, три - ведет про себя Соня их счет. Лучше так, чем позволить скалящемуся зверю вырваться из нутра. Где же твое хваленое хладнокровие, вечно спящая Мышь?
-Это же тоже в какой-то степени каюта? Не важно, я не моряк и в тонкостях не разбираюсь, - ехидства в словах хоть отбавляй. Кажется ушастый так и не выучил предоставленный ему урок, да не оценил её добродушия. Металлические петли тоскливо воспевают свои приветствия, затворяясь за женскими плечами. От абсурдности ситуации хочется смеяться. За подобное отношение она так боролась? За это проливала собственную кровь, лежа сломанной куклой средь тронного зала? Чертов Кот!
-Ох Кролик-кролик, все так же глуп и наивен. Продолжаешь довольствоваться малым и бить со спины? - Соня выжидает окончания лязга запирающего механизма, а после текучей походкой оказывается вплотную. Ей нужно быть ближе; ей нужно быть в зоне досягаемости.
-Кто бы говорил! Это ты оказалась в камере для рабов, а не я. Посмотри на себя, вечно такая уверенная в своей важности. Как ты вообще заслужила место за их столом? - Чужая рука хватается за точеный женский подбородок и грубо треплет из стороны в сторону. Противно. Она еще помнит, как эти руки пользовались ее беспомощностью, дырявя неспособною к сопротивлению плоть лезвием ножниц. В другой ситуации Мышь бы уже воспользовалась остротой собственных зубов, пригубив сладость чужой крови, но сейчас лишь с присущей лишь ей напускной ленцой наблюдает. Выжидает, - Вечно спящая. Бесполезная. Я больше подходил для грандиозного чаепития!
Глаза напротив лихорадочно мечутся по мышиному лицу. В них затаенная ненависть с размашистыми мазками всё выжигающей зависти. Упивается превосходством, снова? Дурак. Хочется рассмеяться. Позже.
-Знаешь, я все это время не просто существовала среди людей. Да, они во многом смешны и не разумны, но они тоже могут преподать интересные уроки, например об эмоциях. Один из первых был о злости. О да, яркая и обжигающая. Она по венам проникает в каждую клетку тела и делает сильнее… и сейчас, кролик, я очень зла,- скорость молниеносного движения размывает женскую кисть, когда та хватается за руку обидчика и резко тянет ее вниз, используя прут клетки как опору. Кролик издаёт болезненный вскрик, вжимаясь в металл с желанием уменьшить яркие всполохи ощущений. Соня ослабевает напор, но через мгновение снова давит, срывая с губ обидчика громкие ругательства, - Почему ты каждый раз совершаешь одни и те же ошибки? Когда уже научишься трезво оценивать ситуации и находить верных союзников? Если ты такой тупой, то я ,так и быть, разложу все по полочкам. Ты - жалкое ничтожество, что бежит прислуживать первому, кто почешет тебя за ушком. Расходный материал в этой войне, которым в любой момент можно пожертвовать. А ты и рад, заслышав сладкие речи подписывающие твою надежду, вилять хвостом. Запомни уже и смирись: он никогда не будет твоим - только так ты сможешь двигаться дальше, стать чем-то большим и заслужить свое место. За нашим столом сидят лишь достойные!
Мышь глаз своих в сторону не отводит, выжидает, пока не натыкается на легкие отголоски понимания. Нет, она не таяла надежд что одной речью можно за считанные секунды что-то изменить, но одного посеянного семени сомнения на данный момент достаточно. Раз шляпник и Заяц остались в Лондоне,  в раскинувшемся раскладе ей нужен будет помощник. Не сейчас, но позже. Хватка ослабевает и девушка делает несколько шагов вглубь своей камеры.
-Сохранив тебе жизнь, Кот сделал ценный подарок - возможность исправить свои ошибки и стать полезным. Тебе нужно прекратить видеть во мне врага. Иначе я больше не буду такой доброй и с удовольствием отведаю Крольчатины. А теперь свали с глаз долой и присмотри там за Королем. Хоть это то ты можешь сделать?!- голос девичий слегка вибрирует новыми и еще неизведанными ранее оттенками. Не просьба и не приказ. Имеющая вес угроза, обтекаемая чем-то не изученным, но смутно знакомым; холод, отдающий зловещим привкусом могильной земли. Еще не управляемый, лишь зарождающийся. Мышь самой от этого хочется содрогнуться, но тело свое контролирует лучше. Увы, сейчас не время для анализа ощущений, ей нужно действовать. Все тело кипит от необходимости движений. Чешир хотел от нее избавиться? Не выйдет! Слабости Кролика с ним снова сыграли злую шутку, позволив не хитрыми манипуляциями с его мелочностью выудить из чужого кармана ключ. Какой толк от клетки, если надзиратель не знает простого правила - от заключенных необходимо держаться подальше.
-Раз, два, три, четыре, пять... самое время выйти поиграть, - прокрутив пару раз ключ на пальце, Соня уже хочет отворить дверь камеры, когда все вокруг замирает. Мрак медленно наползает на пустующее помещение тюремной палубы, заполняя собой все, чего не касаются дрожащие огоньки масляных ламп. Вместо морских звуков - сплошной вакуум. Так быть не должно. Хотя о чем это она? В Стране чудес может происходить все что угодно и это негласно будет восприниматься как должное.
Мышь ощущает его сразу - это отвратительное ощущение чужого внимания. Проникает под одежду и неприятным зудом скользит по коже. Спасайся - набатом кричит сознание, но если чему и научили ее долгие часы охоты в людском мире, так это не предпринимать поспешных действий. Вдох-выдох. Без паники. В ножнах все еще есть нож, а масляную лампу на стене можно использовать как коктейль Молотова. Из любой ситуации есть выход, ведь так?
Сжав сильнее ладони в кулак, Соня медленно оборачивается и вновь замирает. Нет, не из каждой.
Это победить будет не так просто. Срочно подайте к столу волшебный пирог роста - иначе с этим не справиться.

Огромный глаз в округлом окне несколько раз моргает. Секунда. Две...

Весь корабль сотрясается от страшного удара и треска.

Чертова гусеница сделала свой ход вне очереди.

[icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/0017/cb/e3/1806-1595709610.png[/icon][nick]DORMOUSE[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Соня Мышь</a><div class="fandom">Alice: Madness returns</div><div class="info">В ее голубых глазах заперта вечность. Мрачным осязаемым образом персонажа Страны чудес, она скользит по темным улицам и греет продрогшие пальцы в тепле чужих ран, оставляя за собой след из необузданной жестокости. Не человек, подобие. Воплощение больного разума, обросшее плотью и живущее в свое удовольствие.</div>[/lz]

+2

7

[indent] Чеширу хотелось рассказать Соне всё. Он знал — его никто так не понимает, как она. От Зайца можно было дождаться здравой мысли, но даже для Кота он иногда был непредсказуем. Кот молча смотрел в Сонины глаза и видел там что - то, на чем ему необходимо было сосредоточится. Мышь — его проводник, она будто знала куда идти и что делать. За день до всего, что происходит сейчас, они сидели в полупустой квартире Зайца, который спал в соседней комнате после двух бутылок виски.

[indent]—Когда я сплю, я снова вижу сны. Кто - то хочет отобрать мою корону

[indent] Чешир видел всё.
[indent] Он видел как чёрный вороны с гниющими глазами кружат над его пустующим троном. Он не позволит его занять. Почему — то с каждым днём, он всё ощутимей стал понимать, что власть его и он сам есть власть страны чудес. У него в голове вдруг ясниться как давно уже не было, но понять не может от чего. Это не важно. Важнее чувства и он наконец слышит свой собственный голос в голове. Там давно уже нет места королеве покойной, она ушла, лишь вязкие кровавые следы после себя оставив и кот когда - нибудь отмоется от этого, вычистит из головы. Её присутствие там будто ещё есть, но уже молчаливое. Немое. Свой первый приказ он ей отдал — молчать! И вот теперь в голове будто чистота абсолютная и там он и там его глаза, его голос.

[indent] А потом он лежал рядом с Соней, перебирая в пальцах её светлые волосы. Он не видел лица, но почему - то был убеждён, что она спит
[indent] — Может быть я не истинный король, но...

[indent] Чешир вдруг замолчал. Он нахмурился, пытаясь подобрать правильные слова, но так и не смог этого сделать. Это случалось так редко — так редко Коту нечего было сказать.
Он не хочет отдавать власть, потому что будто уже пробовал её на вкус, она ощущается на кончике его языка и осталось дождаться совсем немного и он будет чувствовать её в своих руках, будет чувствовать под своими ногами, он сделает так, как не делала Кровавая ведьма, как не делала Алиса. Он всё сделает по другому. Всё будет иначе.

[indent] Ещё один день с властью в пальцах на которых отпечатались четыре масти. Ещё один день он не позволит никому забрать то, что досталось ему и острыми зубами хищно вырвет их сердца. Никто не смеет трогать хищника, пока тот ест. Никто не смеет погладить против шерсти ради забавы — секунда и половина руки покоится в углу на холодном полу. Никто не смеет. Ещё один день. Они думают он слаб, они думают это развлечение, но Чешир не уступит. Он сдохнет на этом троне, оставит там свои кости и тлеющее мясо. Он сгорит, сгорит вместе со своим двором, вместе со всеми сгорит, не оставив и камня для восстановления. Всё закончится на нём и никто не займёт трон после, никто не снимет с его кровоточащей головы корону. Она вотрется и вгрызется ему в череп, оставляя на висках алые следы власти. Это плата, которая повышается с каждым чертовым днём, давит сильнее. Эта плата, которую он не закончит платить и после смерти.

[indent] Ему снится он сам. Ему снится чёрный кот. Это к несчастью, а точнее к предательству. Предательство всегда подле него, как «верная» шлюха из неблагополучного района Лондона, она рядом, пока чувствует запах денег. И даже когда деньги исчезают, такая, как она, всегда надеется на то, что хорошие времена придут и она снова сможет купить себе на твои деньги дорогие меха. Чёрный кот. Его он видит в зеркале каждый день. Уже несколько лет Чешир в облике человеческом, но сущность из страны чудес никогда от него не скроется. Его выдают глаза и прямой взгляд на каждого, кто вызывает подозрение. Это нечеловеческий взгляд, человек знает что такое страх, а животное нет.

tomorrow we fight (feat. SVRCINA) - tommee profitt

[indent] Смех Додо заставляет Кота обернуться и недовольно оскалиться на чёртову птицу. Чешир знал, что всё это огромная ловушка, ошибка, что никому на этом чертовом судне нельзя доверять и Коту оставалось надеяться на одно, что к Абсолему их доставят живыми.
[indent] — Что он обещал тебе?
Кот хочет знать почем нынче его жизнь.
[indent] — Это не его приказ, мой полосатый друг! — голос Додо звучит подбадривающе и с некой долей беспечной интриги. Додо говорил таким голосом и с такой интонацией раньше, когда ещё маленькая Алиса была здесь и пересекала на его лодке моря и океаны за пару минут. Сейчас сказочный мир изменился, здесь доброту заменило издевательство и будто никто не замечает разницы — Это непредвиденные обстоятельства! Тут я тебе не помощник… ни тебе, ни мышке из заварочного чайника.

[indent] Кот добирается до разговорчивой птицы за пару шагов, одним точным движением хватает его за горло и рывком придавливает к одной из мачт корабля. Додо начинает напоминать назойливую муху, которую лапой придавить раз и она перестаёт жужжать над самым ухом.
[indent] — Быстро привык отдавать приказы и бесишься когда тебе не подчиняются… за горло второй раз уже хватаешь… и что дальше? — в следующую секунду с тёмных губ Додо спадает улыбка и он становится серьёзным. В его глазах просыпается ненависть, на которую Чешир инстинктивно и непонятно почему ухмыляется. Он не верит в такой спектакль. Додо слабый и не представляет угрозы, он труслив и действует по чужим приказам, не отвечает за свои действия. Капитан. Коту хочется выплюнуть это слово потрепанной птице в лицо. — Вы сейчас умрете, идиот. Ты и твоя кукла марионеточная.
[indent] Марионеточная кукла.
[indent] Кот был марионеточной куклой в руках Королевы, а Соне поменяли сознание, точнее его украли и Абсолем держал её возле себя, издевался над ней, а Кот просто пытался смириться с ее смертью.
[indent] Марионеточная кукла.
[indent] Зрачки кота расширяются, будто на мокрую бумагу капнули чёрную краску. Тьма распространяется быстро, почти полностью перекрывая синие глаза. Пасть кота становится нереалистичной под натиском той самой Чеширской улыбки, которую так любила маленькая Алиса. Сейчас ей это вряд ли бы понравилось, потому что такая улыбка родом вовсе не из детских фантазий, а из фильмов ужасов.
[indent] — Значит ты умрешь вместе с нами, Додо.
[indent] Пальцы Кота сильнее сжимают горло насмехающейся над ним птицы, пока другой рукой Чешир хватает Додо за подбородок. Музыкальное сопровождение из крика и просьбы отпустить — было недолгим. Его Величество свернул шею капитану корабля.
[indent] — Страна моя и корабль теперь тоже мой!
[indent] Кот смотрит в затуманенные глаза обмякшего в его руках трупа и наконец ослабляет хватку. Додо бескостной массой падает Чеширу под ноги. Носком чёрного сапога кот поворачивает лицо Додо к себе и сам наклоняет голову, чтобы лучше рассмотреть. Самодовольная улыбка, напоминающая молодой месяц на темном небосклоне, не сходит с губ Чешира.
[indent] — Мог бы служить мне, но будь по твоему, мертвец… — последнее слово он сладко тянет на последнем слоге в полушепоте, в привычной ему ранее манере. Ещё немного и замурлыкает.
[indent] Чешир небрежно убирает ногу от лица бездыханного тела и оборачивается к затихшим пернатым существам. Какие они все мерзкие. Зачем они ему? Зачем они его стране? Он начинает сходить с ума, но рядом нет ни Зайца, ни Сони, чтобы одернуть его и заставить выкинуть из головы мысль убить всех на этом чертовом корабле.

[indent] Кот только сейчас замечает оглушающую тишину вокруг и чьё — то плавное движение поблизости — чего — то огромного и неизвестного. Об этом говорил мёртвый капитан. Это убьёт их. Должно убить.
Кот не сводит глаз с сбившейся в кучу команды. Кто — то пытается как можно дальше отойти от бортов, кто — то с ужасом смотрит на мертвое тело, а остальные на Чешира с нескрываемым недовольством и ненавистью. Ха, преданные капитану, значит.
[indent] — Что, бунт, как месть за капитана? Похвально. Жаль, что сейчас не время, но я бы посмотрел на ваши попытки прирезать меня… Итак — защитите её и я вас не трону. Это ваш единственный шанс на спасение после… Живо в каюту!

[indent] В следующую секунду корабль пошатнулся и кот сумел устоять на ногах только благодаря матче, на которую он облокотился спиной. Птицы стали суетиться и кричать, Кот ещё раз сверкнул в их сторону глазами и наклонившись к Додо, забрал у него из сюртука пистолет. Теперь точно без надобности. Корабль ещё раз толкнуло и Чешир, пошатнувшись, схватился за высокие борты. Подтянувшись на руках кот увидел, как океан начинает пениться и вскипать, как кипела вода в кастрюле моржа и плотника, когда те решили поесть устриц.

[indent] Чешир оказывается в воде быстрее, чем успевает что - то понять. Никакого плана, никакой реакции. Подчинение. Подчинение чему - то цепкому и скользкому, что сковало его запястье и потянуло на себя, в океан. В горло тут же попадает вода и начинает резать глотку изнутри, драть и разрывать мелкими острыми кинжалами. Что - то стремительно утягивает его на самое дно, где всё темнее и темнее становится. Синяя вода превращается в чёрную, с каждой секундой становится всё холоднее и сковывает мышцы, пронизывая ледяными иглами. Последнее, что видит Чешир, это сплетение огромных темно - бардовых щупалец, обхватывающих днище корабля. Полнейшая тьма. Треск переламывающихся досок, а может быть костей. Под эту перебивчивую музыку чьей - то кончины Кот теряет остатки сознания. Кот не хочет умирать, но видимо, придётся.

[indent] — Если он не очнётся…
[indent] — Может быть это и не он
[indent] — Воды наглотался, отойдёт…
[indent] — А кто — нибудь из того замка ещё жив? Неужели никого не… Бедный…
[indent] — Тихо!

[indent] Чешир слабо вдыхает воздух через нос, приходя в себя. Он не успевает осознать, что жив, как резко выпрямляется, поднявшись на руках и откашливается. Из его рта, кажется, выливается малая, но всё же часть океана. По ощущениям он пил его накануне стаканами. Кот снова откашливается и жадно хватает воздух ртом, будто пытается заставить легкие работать как прежде. Он ещё не понимает, что под ладонями, гладкие холодные камни, что вокруг него русалки, которые вынырнули из воды и не спрятались обратно, после того, как он пришёл в себя. Только спустя некоторое время, чуть выравнив дыхание, Чешир начинает оглядываться.
[indent] — Искупались, ваше величество?

[indent] — Где она? Соня… Вы вытащили её с того корабля?
[indent] — Мы спасли вас и…
[indent] — Ее! — низкий голос Чешира раздаётся по каменным стенам огромной пещеры, — должны её спасти! Спасти её!

[indent] Чешир понятия не имел с кем разговаривает. Его взгляд был расфокусирован и блуждал бесцельно, будто он вообще ничего не видел. Он должен спросить где он, как сюда попал и почему здесь… русалки.

[indent] Если он снова её потеряет, он начнёт убивать каждого, кто попадётся под руку и не остановиться, пока его самого не убьют.

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » The sea worries once... [Alice: Madness returns]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно