ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » они не такие, как мы [slavic folklore]


они не такие, как мы [slavic folklore]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[html]<div class="episode3"><div class="episodeinner">

    <span>ты брал свои вершины не раз</span>

    <span class="episodecita">не стоит прогибаться под изменчивый мир</span>

<div class="episodepic3">
    <img src="https://i.imgur.com/hMQeQ94.png">
</div>

<div class="players3"><span>
     koshchey bessmertny, bayun
</span></div>

<p>
пусть лучше он прогнется под нас — однажды он прогнется под нас. пусть старая джинса давно затёрта до дыр, пускай хрипит раздолбанный бас.
</p>

<div class="data3"><span>
    явь, спбгу, 18-вш / 24.11.2018
</span></div></div></div>[/html]

[block=hvmask][icon]https://i.imgur.com/nwLZELs.png[/icon][lz]<a class="lzname" href="https://exlibrisforlife.ru/viewtopic.php?id=10584#p1145530" target="_blank">Георгий Подольский, 41</a><div class="fandom">SLAVIC FOLKLORE</div><div class="info"><center>мне одна дорога, и та ведёт к тебе</center></div>[/lz]

+3

2

сонная оторопь аудитории заразительна. формулы разбегаются перед глазами надоедливыми мушками, георгий осоловело моргает и понимает, что поддался коллективным чарам. а это не дело, потому что никто не должен убаюкивать баюна. скажи кому навскому — смеяться будет до колик. он смеялся бы сам. монотонный поток сознания обрывается на полуслове, и если бы это хоть кто-нибудь заметил. подольский оценивающим взглядом проходится по аудитории, находит навскидку самый пустой взгляд и делает то единственное, в чём по-настоящему хорош.
доёбывается.
— смертьев, я что-то сбился. с чего мне начать следующую строку? — повезло пацану с фамилией. это его, впрочем, не оправдывает, а глубокомысленное выражение лица не принимается за ответ даже при всём желании. ответ-то прост, нужно как минимум переписать первую часть, и он бы понял, если бы просто следил, — так и чем же вы отличаетесь от балбесов в кирзачах, григорий.
мысленно как детей — сашка, наташка, васька. некоторые особенные, как дарья там...
или григорий.
красивый, сука, хоть на этом же месте сдохни. непрошенное отгоняет, и как-то совсем уж отмахивается от мелькнувшего размышления, каково с лица стаскивать очки. нет, ему идёт, но... немедленно прекрати.
говорит, в любом случае, без упрёка, только с лёгкой ехидцей, быть может. сам такой был. и безнадёжно скучающий на занятиях, и ноги стаптывающий в сапогах. смертьев, кажется, недоволен, что отвлекли от охуенно важных дел. даже неинтересно, что у него там в телефоне: телеграм, инста или тикток, что-то светлое отражается в стёклах, но всматриваться — моветон. в равной степени неуместное на занятии дерьмо. буркает:
— мне триста лет, я выполз из тьмы.
сердце срывается и пропускает удар.
— и я не горю желаньем лезть в чужой монастырь, я видел эту жизнь без прикрас, — реагирует раньше, чем успевает поймать себя за ободранный хвост, и, не выпуская из рук маркер, усаживается на собственный стол, — не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас.
когда-то верил, что в самом деле прогнётся. пели на двоих с серёгой, развлекая ребят и друг друга. запечённая картошка на ужин и водка — вот и все вечерние события, не считая, конечно, убитых за день. пели про каждого в отдельности и ни про кого конкретно, потому что а кто из них не стоил-то двоих. потом пел один.
серёге.
распластанный по койке, как манекен, он меньше всего напоминал себя прежнего, ну так и что теперь, блядь, повеситься, что ли? много лет ствол в руке не держал, а исчерченное звёздами плечо всё равно от отдачи ноет. подольский головой встряхивает, скалится, резко ладони сводит в хлопок.
— скучно вам, бандиты? к следующему занятию вместо упражнений хочу рассказ с каждого. главный герой — уравнение навье-стокса. включивший в текст доказательство получит автомат с освобождением от занятий.
и хер кто ему что скажет, потому что если среди гуманитариев кто-то придумает рабочее доказательство, такой бриллиант не жалко и отпустить. ещё и открытие совершит, и грант сорвёт, и. подольский в любом случае повеселится, хоть бы и представляя, сколько времени убьют на гугл. может быть, среди сданных работ даже найдётся достойное чтиво, чему-то же они учатся по профилю, в конце концов. если кто-нибудь воспримет его слова всерьёз. случается редко. очень.
гениев он не ждёт, как и новых достоевских, но нечего так демонстративно скучать на его парах. всё равно не решат нихуя, сколько ни задавай, так хоть разомнутся в том, что им нравится. наверное. кому-то? не его проблемы, мог бы и контрольную точку пообещать по пройденным темам.
— а вы, смертьев, к экзамену-то решите, — кивает на доску, — спрошу персонально.
привычка всё равно что автограф. с каждой группой хоть раз, да скажет, все уже знают. сплетни сворачиваются над головой клубком, и если бы только эти, да и плевать. чуть-чуть любопытно, перепишет в тетрадь или просто щёлкнет на камеру, чтобы затем бесследно потерять фотку в галерее и не вспомнить про неё примерно никогда. у георгия, в отличие от многих, на обещания и договоры память цепкая. серёга, например, обещал сниться, если подохнет первым, да так ни разу живым не пришёл. мудак.
мучительно хочется взять гитару, а не вот это вот всё. гитару-то он возьмёт, и даже драные джинсы натянуть может, а толку, если в ушедшие годы нет хода. не сожалеет, нет, вполне себе нравится и таким, но невнятная тоска порой душит тяжёлой лапой.

[block=hvmask][icon]https://i.imgur.com/nwLZELs.png[/icon][lz]<a class="lzname" href="https://exlibrisforlife.ru/viewtopic.php?id=10584#p1145530" target="_blank">Георгий Подольский, 41</a><div class="fandom">SLAVIC FOLKLORE</div><div class="info"><center>мне одна дорога, и та ведёт к тебе</center></div>[/lz]

+4

3

[icon]https://i.imgur.com/2hJEBZa.png[/icon]

вот есть елены, есть лены, ленки, ленуськи, а есть леночки. леночка - это староста группы. кудрявая, круглоликая как блин из теремка, всегда улыбающаяся и источающая флюиды благодушия. наверное леночка в детстве таскала домой котят с побитыми лапками, птичек со сломанными крылышками, а ныне тусуется с парнем-ммошником, что всю жалкую степуху тратит на новый шмот в игре, еще и занимает бабки у нее в том числе. казалось бы - но. но. есть особая порода леночек, что при всей своей миловидности и мать-ее-терезовой ауре она расчетливая стерва, что ничего не делает без личной выгоды, короче. деканат леночку обожает, преподы души не чают, отличница-квнщица-активистка, сама из бедного воронежу, мама-птица, защитница сирых и обездоленных...
- стоп, - переносица зажимается меж указательным и большим аккурат под оправой. жмурится, промаргивается, фокусирует покрасневший с недосыпа взгляд на тараторящей соседке. - мне от этой информации какая печаль?
танюша сбивается как боинг сирийской ракетой. хлопает пучками накладных ресниц, зависает 404 ошибкой, ищет связь с сетью, пытается прочитать ответ в круглых стеклах напротив. выдает только блеющее:
- ну кааааак... она двуличная же! а ты с ней общаешься.
вздох. тяжело.
- она староста.
- и что? ты редко появляешься, но если у тебя трудности, можешь лучше спросить что-то у меня, - танюша наконец-то добирается до сути и артистично-скромно улыбается, не забыв при этом стрельнуть ясными голубыми глазками.
и заржать бы, но заебался так сильно, что удается лишь  едва прицокнуть языком.
разница в возрасте небольшая, а чувствует себя стариком на детсадовском утреннике.
- окей. какая сейчас аудитория и как звать препода?

георгий александрович подольский.
весь конспект пары. конспект. слово-то какое угрожающее. два вырванных из блока (не своего) листочка в клеточку с ровной записью (не своей рукой) сверху. потрепанный сяоми с трещиной вдоль всего экрана (а это уже свой) бессердечно плюется буквами в окошке ватс апа

заказ #5431-65 мурино: еще с дачи еду пробки навигатор показывает 2 30 давайте в пять

как же вы все заебали бляяядь, а в восемь уже на смену. заебался еще больше сам, даже сил злиться нет. в карманах подорожник с 46 рублями, мятая сотка, ополовиненная пачка. значит все не так уж плохо на сегодняшний день, но... нет. не цой. в полусонное сознание внезапно бодрым боем прокрадывается, побитым, но несломленным котом на драных лапах, андрей вадимович.

Еm. спит с открытыми глазами, спит с монотонным перебором голоса на слуху, спит не погасив палевного экрана и столкнувшись с меловой вязью на доске из неизвестных символов и знаков. спрашивал же у ленки в курилке нахуя козе баян, а журналистам вышмат. ленка - не_любимка группы - фыркала, по-мужски сдавила фильтр между большим и указательным, хрипловато отмахнулась нетленкой "хуй знает, сетку пар забить". у ленки бабка от рака помирает  - мать заменившая, вырастившая внучку как дочь, души не чаявшая в единственной своей, а грядущая сессия и комплекс отличницы не дает ей сорваться в родной воронеж и попрощаться по-человечески. ленка сухо шмыгала носом в острое прокуренное плечо и извинялась, что грузит своими проблемами первого попавшегося. гриш даже не знакомый, слишком редко появляется в альма-матер, чтобы заиметь какое знакомство тут, а поди ж ты, с первого за семестр разговора всковырнул скорбный нарыв, псевдо-отечески молча выслушал и дал самое большее, что мог и нужно было - выговориться. отсюда и почерк аккуратный такой, ровный, по букве в клеточку, чужой ручкой и ручкой чужой.
георгий александрович подольский.

D. но цой как раз про нее, про ленку. в городе мне жить или на выселках? тут другое, тут сквозь дрему туман стягивается, ползет из углов сонной аудитории, клубится вейповыми парами вместе с ноябрьским завыванием ветра, вынуждающие кутаться в тонкое пальтишко да прятать пальцы всегда мерзнущие в карманы. согреться бы под этим ветром. у костра. проволочные нити с острыми загибами виснут над изрытым, обманчиво-спокойным полем, треском и лопаньем плюется угольками ржавый костерок из мусора и палок, а в нутре его чернеющем клубни прячутся ароматные, рассыпчатые, еще чуть-чуть и готово будет. будет додавлена грязная песком бутылка градусная, белой щепотью посыпана пачкающая ладони сажей еда и взгляды уставшие взметнутся в беззвездное темное небо. и так всегда будет.
кажется, всегда будет так и никак иначе.

вытаскивают за шкирку. поток монотонного журначия прервался говорящей фамилией, тишина смяла каблуком убаюкивающий ритм и гриша фокусируется на источнике звука. не слыша сказанного, не сразу включаясь где он, что происходит, говорит.
не поет.
читает, скорее воспроизводит как отмотанная карандашом пленочная кассета.
и только тогда просыпается окончательно.

C. георгий александрович подольский.
гришка мотает головой, промаргивается, снова трет переносицу, наблюдая перфоманс и вслушиваясь. не фальшивит, подхватывает, цепляет. артист. физики могут быть лириками? группа идет волной, просыпаясь в ответ, едва шепотками проходится, все взгляды в спину черную и затылок черный вперенные ранее теперь все софитами на солиста у стола. он как под точкой устроился, завершает на коде так естественно, будто репетировал  брал свои вершины не раз.
гришка всматривается. щурится. заеб сильнее, при заебе всякая дурь кажется, а когда заеба не бывает-то? за дверями отворяются двери, слышен топот ног, разговоры вываливающихся из аудиторий студентов, вот и сам подольский отпускает свою группу тем же мягко-кашемировым тембром на свободу, вновь поддевая фамилию. привыкший гришка, сколько себя помнит - никто не остается равнодушным к сочетанию букв после имени. а заеб все равно сильней.
вот танечка подхватывает сумку и спешит к выходу, вот остальные лениво ползут с кряхтением, бульканьем и стенаниями, как журчание потока канализационной. гриш тупо смотрит на доску, проговаривает в голове несколько раз название уравнения, но пальцы уже до автоматизма наученные открывают заметку где скоро набирают "навье-стокс, рассказ." тексты писать он может, любит, это даже что то по профилю да и чем еще в метро заниматься? а вот эта иконопись на меловой доске.

B7. поднимается с места, вытягивает смарт. с писком выезжает камера, с писком же фиксирует кадр, с писком заезжает обратно в корпус. попищал китайским чудом техники в опустевшем пространстве, молодец какой.
не совсем опустевшем. гриша переводит взгляд на препода и усиленно пытается вспомнить его лицо. нет, однозначно, ни на одной лекции его он не был. у него на второй работе август-октябрь самый сезон, он вообще в универе не был. а вот подольский его с лету по всему фио, ну да, тож логично, новый черный вон сидит в шапке спит. а за плечом подольского чуть интересней. гриш делает несколько шаркающих сонных шагов, упирается в мажущий известью подоконник и снова пищит своим сяоми. низкое солнце огненным кругом прицела рассекает качающиеся голые ветви деревьев, кусает края зданий и вывесок, тлеть заставляет хмурые облака. пробилось-таки в сером питере, в сером ноябре, в сером небе.
красивое, сука. делится мандарином, щедро смазывает оправу пластиковую, край шапки, впавшие скулы и ворот пальто. оборачивается - о, подольского тоже испачкало. по плечам пиджака, по волосам мышиным, носу, в глаза брызнуло.
- красиво, да?
не, ну сказать ж что-то надо, вон смотрит как цепко и прямо. улыбается еще немного. а вообще у гриши остались вопросики и прямо сейчас он взвешивает в мозолистых от рюкзаков и коробок ладонях что перевесит - заеб иль персональный вопрос со звездочкой.
- георгсаныч, - прячет в карман смарт, трет ладони друг о друга чтоб хоть как-нибудь кровь заставить под кожей забегать, - рассказ напишу. и это вот,  - кивает в сторону, но взгляда не отводя уставшего, без вызова, реально вопрошающего. - вызов сатаны на высоком арифметическом, тоже. - не, ну а что, проебался? отвечай, все справедливо. делал бы вид, что слушает, не попался бы. гриш все равно дай бог к экзамену здесь второй раз появится, иначе не успеет на все предметы заработать. - но я на следующую пару не приду, сори. может вам скинуть куда на почту, ватсап?

Am. на плечо рюкзак тянет с неохотой, медленно, на запястье смотрит цифры сопоставляя и время рассчитывая. думает вяло, заеб все равно сильнее. трет лоб под шапкой, смотрит снова.
- хорошо поете. и я это, - жмет плечами небрежно, - отличаюсь от балбесов, - на паузу чутка совсем не улыбается даже, а просто жизнь в лицо бледное, солнцем апельсиновым подсвеченное, впрыскивает. - свое уже оттоптал.
оглядывается, щупает в кармане дурацкую сотку и подорожник, думает. а потом шпарит совершенно первое, что только в голову лезет.
- георгсаныч, у вас пары еще есть? у нас все, а мне еще два часа в центре надо быть. я б посидел послушал.
послушал. поспал бы бля.
- рассказ накидал. можно?

[block=hvmask][icon]https://i.imgur.com/2hJEBZa.png[/icon][lz]<a class="lzname" href="https://exlibrisforlife.ru/viewtopic.php?id=10723#p1159336" target="_blank">Григорий Смертьев, 24</a><div class="fandom">SLAVIC FOLKLORE</div><div class="info"><center>не замыкая круг, не замедляя бег</center></div>[/lz]

Отредактировано Koshchey Bessmertny (05.07.22 19:16:14)

+1

4

разницу выхватывает почти сразу. с небольшим опозданием, но всё-таки достаточно быстро, чтобы успеть переобуться. взгляд за стёклами, дремотный и уставший, оказывается многим старше, чем у доминирующей и оттого особенно громко галдящей части группы. подольский, чуть прищурившись, наблюдает за смертьевым долгим взглядом, позволяя себе полуулыбку, когда парнишка ловит солнечные лучи в объектив камеры.
— красиво, — отражает зеркалом бархатное покрывало, краем сползающее по серебру. по-преподавательски григорий вызывает сочувствие, по-человечески — симпатию, по-трикстерски — любопытство. воображаемый хвост вытягивается стрункой, затем сворачивается кокетливым волувопросом и покачивается из стороны в сторону. кончики ушей, заостряясь сильнее прежнего, безошибочно выхватывают изменения в тональности.
— да в телегу можно, запишите номер, — отзывается немного слишком просто, добавляя в голос налёт небрежности. освоил-то с месяц назад, но мучительно не хочется выглядеть вековыми дровами, и хвост пушится чуть-чуть. смотри, гриша, какой я современный и свойский.
смешно, конечно.
на комплимент благодарно кивает, улыбаясь заметней, но и не останавливаясь на подробностях. за язык тянет желание пообещать спеть что-нибудь ещё, но это при особенном усердии уже можно расценить как дешёвый подкат. студенты — те же дети, которые душу не глядя отдадут за страшилки на ночь у костра, а оттого сплетни собирают с особенным упоением. не хватало ещё, чтобы смертьев тут же решил, что подольский наглухо ебанутый. обидно получится.
пусть заблуждается хотя бы какое-то время.
следующий вопрос вышибает воздух из лёгких одним ударом. георгий успевает мимолётно загордиться, что, кажется, виду не подал, сохраняя привычное выражение лица. кому-то кажущееся издевательским, оно на деле всего-то слегка лукавое, и в основном доброжелательное. прямо сейчас немного больше обычного.
— сегодня у вас удачный день, григорий. аудитория за мной, так что сможете оставаться, сколько потребуется, — подольский проходится по студенческому скелету оценивающим взглядом и добавляет после паузы: — при двух условиях.
наличие договора превращает одолжение в сделку.
в отсвете солнечных лучей взгляд кажется немного кошачьим, но это, разумеется, оптическая иллюзия.
— во-первых, не храпеть, — позволяет себе усмехнуться и тронуть лапкой границы дозволенного в обыденной университетской игре в условности иерархии, — во-вторых, обед вы разделите со мной. сейчас большой перерыв, в местной столовой кормят отвратительно, а питаться в молчаливом одиночестве я не люблю.
даже не потрудившись уточнить, согласен ли товарищ смертьев оставить дату, подпись и расшифровку, подольский запирает аудиторию на ключ во избежание лишних свидетелей — в самом деле, не хватало ещё случайным студентам или преподавателям застать, как они голодно урчат в два голоса — и достаёт из-под преподавательского стола рюкзак.
в его недрах обнаруживается большая пачка влажных дезинфицирующих салфеток и контейнер с обедом. в контейнере два лавашных свёртка, в которых прячется мелко порезанная курица с соусом и овощами. вообще-то рулет изначально один, просто не помещается, но не умрёт он от половины. домашняя пародия отличается от продукции гостей с ближнего зарубежья преимущественно способом приготовления курицы, отсутствием лука — его подольский терпеть не может с почти идеологическим жаром — меньшей жирностью и не пропечённостью лаваша на гриле.
подольский машинально открывает пачку салфеток, вытягивает одну для для себя и подталкивает упаковку к смертьеву, уже привычно забираясь на стол.
— устраивайтесь и угощайтесь, иначе обижусь, — грозит как будто шутливо, но смотрит при этом цепко, как коготком проводит и тянет. наблюдает.
смущается григорий довольно очаровательно, этого не отнять.
— а по поводу кирзачей — прошу извинить. это... в некотором смысле самоирония, — канцелярит прокрадывается в его речь незаметно. когда-нибудь, может быть, григорий узнает, что это — маркер волнения, — я сам пошёл учиться только после.
едва ли настолько хорошо знает недавнюю историю, чтобы сообразить, что в этом не было воли подольского, но да и к лучшему. война — не то, чем стоит козырять на ровном месте. пусть молодые ребята вроде этого смертьева никогда не узнают чужой крови на своих руках. во всяком случае, по приказу, а что творят по собственному разумению — на то их собственная совесть и воля.
кусает он редко, прожёвывает медленно. в последнее время привык поспешно жевать на ходу, а ведь когда-то навык получать насыщения от небольшого количества пищи был основой выживания. бледному парнишке, который впервые явился на его занятие, и то затем, чтобы поспать, нужнее совершенно точно.
всё у него будет — после. к тому моменту, когда он уже будет слишком уставшим, чтобы по достоинству оценить положение. вынужденный крутиться в бешеном колесе сейчас, чтобы совмещать учёбу и работу... этого георгий знать наверняка не может. вполне возможно, что смертьев зависает сутками в онлайн-играх, оттого занятия пропускает и валится с ног.
только взгляд, в отличие от людей, не лжёт.
— не бог весть что, конечно, зато домашним точно не отравитесь, — почти оправдывается за скудный обед, но не предлагать же заплатить за него в столовой. не поймёт.

[block=hvmask][icon]https://i.imgur.com/nwLZELs.png[/icon][lz]<a class="lzname" href="https://exlibrisforlife.ru/viewtopic.php?id=10584#p1145530" target="_blank">Георгий Подольский, 41</a><div class="fandom">SLAVIC FOLKLORE</div><div class="info"><center>мне одна дорога, и та ведёт к тебе</center></div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » они не такие, как мы [slavic folklore]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно