ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » oath sign [genshin impact]


oath sign [genshin impact]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/8Jkh1TS.png

• Война Архонтов, Ли Юэ

Cloud Retainer, Zhongli

Война Архонтов свирепствует на землях Ли Юэ, и мало сыщется покровителей, что защитят людей от божьего гнева. Мораксу эти покровители нужны: подле него и позади, союзниками на пути к объединению и очищению целой страны.
История тысячелетнего контракта начинается здесь.

[nick]Cloud Retainer[/nick][status]what you believe in[/status][icon]https://i.imgur.com/zqk2jUb.gif[/icon][sign] [/sign][lz]<a class="lzname">хранительница облаков</a><div class="fandom">genshin impact</div><div class="info"><center>in your sword still beats<br>a heart</center></div>[/lz]

Отредактировано Ahsoka Tano (12.06.22 02:28:46)

+1

2

Хранительница Облаков свыкается со своей человеческой формой. Прежде принимавшая её ради упрощения общения с обычными людьми, сейчас она может позволить себе представать перед ними в любом облике, но по старой памяти остаётся человеческой женщиной. Так они… Легче доверяют ей, принимая за одну из них, одновременно стоящую выше простых людей, но чем-то от них неотделимую. А ещё — так оказалось удобнее сражаться. Не везде есть простор для журавлиного полёта, и не всегда её магия оказывается эффективнее зачарованного клинка. Война не оставляет шансов для брезгливости и гордо задранного носа: выглядеть человеком не зазорно для создания вроде неё, если это поможет в бою.
С небольшого скалистого холма, на котором она стоит, видна мелькающая между скалами струйка людей: жители её поселения непрекращающимся потоком покидают долину, уходят глубже в горы, чтобы найти там убежище от вновь наступающей на них катастрофы. К прибытию очередного надменного бога они готовятся заранее: он бросает им вызов, в своём тщеславии оставив время на приготовления, и основным из них оказывается… Их уход. Как можно дальше отсюда, на сколько хватит сил в поисках места для нового дома.
Хранительнице Облаков долгое время удавалось рьяно оберегать это место, но и её силы имеют предел. Есть боги, с которыми ей не справиться.
За спиной слышны шаги: оборачиваясь на их звук, Хранительница встречает взглядом застопорившегося перед ней мужчину. Облачённый в доспехи — самые искусные и надёжные, которые только могут позволить себе их ремесленники, — он гордо выпрямляется перед ней, положив руку на гарду меча.
— Рен Шу. Ты должен прикрывать отступление.
Должен — но он почему-то здесь. И о его обязанностях она напоминает с нажимом в голосе, но Рен Шу не меняется в лице.
— Хранительница Облаков. Могу я попросить вас следовать за мной?
Зачем — она уже догадывается. Ответ читается в серьёзности его лица, в жёсткой складке между бровей и в том, как показательно он щеголяет перед ней своим обмундированием. Глава оберегаемого ею селения, Рен Шу, обычно не противится ей, но сейчас он всем своим видом даёт понять, что будет спорить до изнеможения.
Хранительница соглашается. Позволив вести её, она спускается вместе с ним к подножию холма, откуда видит выстроившихся перед ней мужчин: взрослых, в самом расцвете сил мужчин в самых разных доспехах, от хороших до самодельных. Разномастное оружие в их руках вторит доспехам: у кого-то блестит толковой сталью, а у кого-то едва держится на древке наконечником. Но в чём нельзя отказать ни одному из них, так это в решимости, горящей в их глазах.
Останавливаясь чуть выше них, Хранительница тайком вздыхает, оглядывая толпу. Рен Шу становится на ступень ниже и оборачивается к ней:
— Хранительница! Мы…
— Я знаю, что вы хотите мне сказать, — она обрывает заготовленную речь громко и строго, чтобы до каждого дошли её слова. — И я уже дала вам свой ответ.
— Мы будем защищать свой дом! — топнув ногой, Рен Шу выступает вперёд, и ему вторят одобрительные возгласы позади.
Голубые глаза Хранительница Облаков, испускающие лёгкий дымок, опасно сверкают в его сторону.
— Трава да брёвна — за это вы собрались умирать? — повышая голос, Хранительница стоит на своём ещё свирепее. — Дом — там, где ваши семьи. И вы оставляете их без защитников, желая умереть за горсть земли, которой по всему миру хватит на тысячу таких селений!
В непреклонности ей невозможно отказать: Хранительница так ярится от этих глупых выступлений, что обрубает всякие попытки возразить. Она мечет глазами искры, обдаёт ими каждого из собравшихся, одним своим гневом обрушивая на них наказание. Глупая гордость и бестолковая привязанность к заурядным и заменимым вещам — два бедствия, что погубят совсем ещё молодых мужей, ищущих смерти ради мнимой доблести.
— Вы думаете о возделанных вами землях и построенных крышах, но не думаете о слёзах ваших жён и детей! Каково им будет узнать, что за эти стены с дверьми вы сложили головы? Утешит это ваших сирот и вдов?
— Какой пример мы подадим им, сбежав от опасности? — стукнув древком копья по камням, один из собравшихся в первом ряду выступает вперёд. — Кого сумеют защитить наши сыновья, увидев трусость их отцов?!
— Совать голову в пасть дракону — это храбрость?! — парирует Хранительница с вызовом. Глупые, неразумные дети, война взрастила их совершенно неправильно. Вместо того, чтобы ценить свою жизнь, они до безумия охотно готовы расстаться с ней. — Это не то сражение, что могут выиграть ваши копья! Вам не убить бога. С ним встречусь я.
Она с ним тоже вряд ли справится, Хранительница Облаков не тешит себя столь дерзкими надеждами. Но она будет сражаться за них с исступлением хищницы, бросившейся на защиту своих детей. По крайней мере — пока её народ не скроется в горах до последнего жителя.
Возможно, это последняя их встреча: нехорошо прощаться в ссоре, но Хранительница лучше прогонит их всех от себя и останется в памяти несговорчивой, упрямой и жестокой покровительницей, чем позволит им слечь у этого холма.
— Мы не оставим вас одну!
Хранительница Облаков вскидывается для нового выпада, но прорвавшееся в её поле чувств ощущение заставляет её застрять на месте. Широко раскрыв глаза, она затихает, вслушивается, вглядывается в эту вспышку, а та всё нарастает и нарастает. Не давит на неё, не накрывает тьмой, но мощью возвещает о себе.
— Убирайтесь, — велит она вкрадчиво после паузы, во время которой умолкают все споры. Кто бы ни прибыл на их земли, вторгнувшись в границы её охранных талисманов, от существа подобной силы ждать добра не стоит. — Ради своих семей!
Развернувшись, Хранительница за мгновение оборачивается журавлём и торопливо уносится на крыльях навстречу чужой ауре: заполняя всё поле её ощущений золотом, она стремительно разрастается, хозяйничая на чужой земле.
Свысока Хранительница замечает пеший силуэт, выглядящий удивительно скоромно для ореола, что витает вокруг него. Это, равно как и отсутствие видимой враждебности, удерживают её от наступления. Вместо того, чтобы пикировать ему прямо на голову, Хранительница приземляется чуть в отдалении перед ним. Журавлиные лапки пригибаются, лёгкий дымок обволакивает её, а после из него поднимается уже на двух ногах темноволосая человеческая женщина. Статная, гордая, в прямом взгляде не скрывающая подозрительности на грани враждебности, но первая не бросающаяся в бой.
Без всякого стеснения осматривая незваного, незнакомого ей гостя снизу вверх, Хранительница Облаков настороженно щурится.
— Даже слепой увидел бы твои следы, — объявляет она иносказательно. Здесь, рядом с ним, Хранительницу изнутри едва не слепит: силой своей он походит на всё испепеляющее солнце. — Зачем сюда явилось божество?

[nick]Cloud Retainer[/nick][icon]https://i.imgur.com/zqk2jUb.gif[/icon][sign] [/sign][lz]<a class="lzname">хранительница облаков</a><div class="fandom">genshin impact</div><div class="info"><center>in your sword still beats<br>a heart</center></div>[/lz][status]what you believe in[/status]

+1

3

Кто сотворил нас?

Этот вопрос Моракс задал себе достаточно давно. Конечно, будучи адептом, он прекрасно знал о богах Селестии, иногда даже листал какие-то старые, совсем затертые книжки смертных ради интереса, где люди красками, полученными из соков растений, изображали всю силу богов. Несмотря на то, что боги приносили больше бед, чем благословения на эти земли, люди в ярких картинках изображали богов всемилостивыми покровителями чаще, чем коварными злодеями. Закрыв глаза, так легко представить, воображая по этим картинкам, с какой трепетностью и любовь боги лепили жизнь в их огромном мире. Так просто представить, как что-то могущественное, невообразимое брало мел и лепило первого человека. Потом Боги склонялись над творением, делились с ним своим дыханием, чтобы в меле появилась частица жизни.

-Послушай, - сказал однажды один полуслепой старик, что часто весь день чинил рыболовные снасти, одному сказителю, который забрел к ним в деревню, - это красивая сказка! После смерти ты становишься кормом для червей.

«Корм для червей».

Эта фраза надолго засела в голове Моракса и с тех самых пор он стал смотреть на жизнь по-другому. Жизнь и смерть шли бок о бок. И чем прекрасней была жизнь, тем ужасней становилась смерть. За долгую жизнь Моракс видел многое. Видел, как в муках, зараженная порчей богов, умирала женщина на руках у Гуй Чжун. Как эта женщина, «благословленная богами», теряла рассудок от ненависти павших бессмертных, превратившись в растение, что не отличала иллюзий от реальности. Моракс помнил гибель тех смертных, что пытались идти против богов – помнил тот тошнотворный запах смерти в переполненной трупами повозке.

Нет ничего таинственно-волшебного, возвышенно-одухотворенного в создании жизни. Жизнь может породить и обычный пьянчуга, забравшись под юбку к официантке в таверне. Жизнь рождается в магии и крови. Жизнь могут создавать боги силой мысли из пустоты и Хаоса. И эти же боги, ступая по оскверненной их кровью землям, могли спокойно отобрать столь хрупкую жизнь.

Прятаться было бессмысленно. Аппетиты тех, кого Селестия сбросила на эту грешную землю, только росли. Не желая уступать соседями, боги то и дело развязывали войны друг с другом, а под гнетом их амбиций страдали простые смертные. Моракс знал многих богов, что хотели пересидеть, переждать, уводили свои народы дальше к берегам моря или в горы, надеясь, что жадные архонты туда никогда не сунутся. Моракс видел опустошенные земли тех самых добрых богов, которые прятались, не решаясь вступать в такую бессмысленную войну.

Когда-то он и сам был таким. «Когда-то». Звучало так, словно это произошло так давно, что время стерло его собственное решение из памяти. Воевать самому проще, чем убеждать других взять в руки оружие. Многие хотели мирной жизни, особенно смертные, которых урожай волновал больше, чем простая война. Все еще, разглядывая те самые книжки с яркими картинками, смертные желали, чтобы боги защитили их. Но, к несчастью, почти все добрые боги были слишком трусливы.

Моракс знал, что из него был плохой парламентер. Он не мог убеждать, только торговать. Как заезжий купец, он то и дело пытался предложить что-то прочим архонтам, чтобы они не бежали все дальше и дальше, пока война не сотрёт их в прах. Сейчас он шел к деревне, из которой даже с приличного расстояния, было видно, что люди снова собирали свои скудные пожитки, гнали скот, тащили обозы дальше в горы.

- Сейчас время такое, что боги часто хотят среди смертных по этой несчастной земле, - спокойно произнес Моракс, когда перед ним, словно камень упавший с небес, появилась птица, превратившись в красивую женщину. – Когда-то ведь я тоже был адептом, разве не так?

Когда-то… Опять звучит это проклятое «когда-то». Хранительница облаков всегда была похожа на хищную птицу, которая рьяно защищала свои собственные территории и не жаловала гостей. Но Моракс к ней пришел не воевать. Там, далеко за его спиной начиналась буря, которая, словно темный шлейф тянулась за архонтом. Моракс обошел большой валун, а потом сел на него, подогнув одну ногу для удобства.

- Я пришел с тобой поговорить.

Отредактировано Zhongli (25.06.22 20:06:26)

+1

4

Чуть наклоняя голову набок, Хранительница вглядывается в чужие черты, отыскивая отзвуки в своих воспоминаниях. Чужак ведёт себя так, словно они уже знакомы, но Хранительница Облаков никак не может опознать его. Что-то в нём смутно узнаётся: одежда в человеческой форме, манера поведения, цвета… Божественные сущности уникальны: второго такого ни на земле, ни на море не сыщешь, как и нет второй Хранительницы Облаков, но, привыкшая держаться обособленно, она имеет очень мало знакомств с остальными существами, подобными ей. Ей остаётся лишь предполагать.
— Моракс, не так ли? — озвучивает она после обдумывания всех своих догадок. Когда-то она видела его издалека, так и не заимев знакомства лично. Но в тот последний раз сила его была совсем иной. Сейчас её расцветающая мощь внушает опасения. — Страшно вообразить, что делает адепта богом.
Подобная сила не достаётся простым и уж тем более мирным путём. Нет никого из повстречавшихся Хранительнице Облаков богов, кто заработал бы её милосердием, и сама она противоположностью себя не считает. Жестокие противостояния, борьба с себе подобными и покорение слабых сильными закаляют могущество каждого из них, чужой кровью напитывая их клинки. Но там, где одни имеют власть над своими завоевательскими амбициями, другие не знают им меры.
Поднимая взгляд Мораксу за плечо, Хранительница Облаков мрачно оглядывает чёрное небо, неумолимо надвигающееся на оберегаемые ею владения. Холодный ветер уже поднимается с тех мест, доносясь до них пробирающим дуновением, треплющим края её туники, перевязанной широким кожаным поясом и прикрытой нагрудником. Издали на неё надвигается бедствие, исход столкновения с которым для неё уже ясен. Издали надвигается смерть, которую Хранительница ждёт, как настигшую её неизбежность. И Моракс, обогнавший эту смерть на несколько часов, Хранительницей воспринимается не иначе как первое её предзнаменование.
Она намерено остаётся стоять, отвергая показную дипломатичность.
— Странно время для беседы, — изрекает она, разглядывая отблески молний, скачущих вдалеке и наступающих на ещё светящее её землям солнце. Всё это показное шоу должно, наверное, внушить ей ужас перед наступающим на неё врагом, но абсолютная уверенность в своей судьбе наделяет её таким же абсолютным бесстрашием перед тем, что грядёт. — Один из богов угрожает мне и моим людям гибелью за неподчинение, и перед самым возмездием другое божество является на мои земли.
Слава Моракса, пускай и смутно, но известна ей: вести о его боевых подвигах почти не доносятся до Хранительницы Облаков, но на поприще торгов он преуспевает лучше прочих. Детали его сделок ей, впрочем, неизвестны, как и то, насколько ими остаются довольны его партнёры. Быть может, все обманутые им давно убиты одним из более могущественных его компаньонов, и недовольных нет лишь потому, что смерть их преждевременно настигает?
— Как ростовщик приходит к нищему, так ты приходишь ко мне перед гибелью? — скептически продолжает Хранительница. Доверия к столь удачно появившемуся визитёру у неё нет, надежд на бескорыстные намерения тоже. Зато есть предельная прямота: своё положение она осознаёт прекрасно, а потому не намерена разыгрывать с Мораксом торги и набивать себе иллюзиями цену.
Хранительницу Облаков почитают за проницательность, благородство и мудрость, но не ими одними достигается процветание. У неё сердце защитника и воина, а не купца.
—Протянешь руку помощи за символический процент, который обернётся ярмом для меня и моей деревни? Я отказалась подчиниться одному богу. Не думай, что от отчаяния я подчинюсь тебе.
Что он запросит: поклонение для честолюбия, грабительскую долю с земель для богатства, людей для будущих завоеваний? Хранительнице Облаков неведомы ни намерения его, ни амбиции, но она, приученная к суровым временам, предполагает сразу худшее и держится настороже, готовая разгадывать хитросплетения его уловок, за которыми Моракс может скрывать истинные свои замыслы.
Отводя взгляд от пушистых завихрений, закручивающих чёрные облака вдалеке и стягивающих сам небосвод в свою воронку, она косится на гостя, слабо веря в то, что он её удивит.
— Говори, Моракс. Я слушаю тебя.

[nick]Cloud Retainer[/nick][status]what you believe in[/status][icon]https://i.imgur.com/zqk2jUb.gif[/icon][sign] [/sign][lz]<a class="lzname">хранительница облаков</a><div class="fandom">genshin impact</div><div class="info"><center>in your sword still beats<br>a heart</center></div>[/lz]

+1

5

Моракс.

Он лишь кивнул в ответ, когда адепт наконец его признала. Прошло действительно слишком много времени, когда они встречались не на поле боя. Хранительница Облаков никогда не жаловала компании других адептов – да вообще они все предпочитали держаться особняком, исполняя свою «работу» и защищая свои земли. Интересно, станет ли возможным в далеком и таком туманном будущем объединить все эти клочки во что-то большое, значимое, что оставит значительный след в истории?

Моракс.

Да, он им был тогда и сейчас. Только время и новые силы слишком уж изменили его. Он уже не потомок божественного зверя, который смиренно исполнял божественную воль, а бог, который был наделен силой и волей ходить среди смертных и решать их судьбу. Прочие боги погрязли в войнах друг с другом, грызлись за мелочные обиды, ради территорий, устрашения друг друга. А что Моракс? Он занимался тем, что пытался спасти родные земли от надвигающейся бури.

Хранительница Облаков то и дело смотрела ему за спину. Там, далеко на горизонте, давно тянулся чёрный шлейф смерти. Моракс знал, кто шел и отравлял эти земли, насылая чудовищные кошмары, посылая своих слуг, чтобы те питались снами простых смертных и взращивали ее собственные силы. Моракс уже был свидетелем тех разрушений, едкого запаха смерти, безумия, что оставляла после себя Самигина.

- Разве есть в жизни справедливость? – вопрос в никуда, заданный стариком, который после наступлении демонической богини, похоронил всю свою семью.

Справедливость - это когда каждый получает по своим заслугам. Когда человек работает, старается, вкладывает свои силы и прилагает максимум усилий к своему труду - он заслуживает награду, на какую похвалу или должную оценку его работы. Многие говорят о справедливости, народная мудрость гласит: "Кто не работает - тот не ест", "Под лежачий камень вода не течет", "Что посеешь - то и пожнешь". Стремление к справедливости – такое естественное для смертных чувство. А что о ней знали они, боги, которых Селестия сбросила на эту землю? У каждого, даже у бога, имеются внутренние весы, они возможно образовались на базе личных ценностей. Только вот что люди, что боги по природе своей эгоистичны, поэтому в этой войне все будет зависеть от того, в какую сторону качнется чаша.

- Забавно, что ты сравнила меня с ростовщиком, когда я пришел предложить тебе помощь, - наконец произнес Моракс после того, как позволил женщине высказаться по поводу его непрошенного визита.

Там с горизонта Самигина уже гнала тучи смерти, вынуждая крестьян бросать свои земли, дома, вещи, хватать только самое ценное да свою собственную жизнь и бежать в никуда.

– Я не как прочие боги, что только приумножают свои богатства за счет земель соседа. Как и ты, я бы хотел жить в долине со своей хорошей подругой и просто защищать земли и людей. Так ведь просто – закрыть глаза и не видеть проблем. Я силен и многим соседям не по зубам. Я могу жить в спокойствии и мире, когда прочие земли Ли Юэ превратятся в бесплодную пустыню. Но как долго простоит мой рай, когда все выжившие боги придут за мной?

Так просто сказать – меня это не волнует. Можно бежать снова и снова – у этого мира пока что нет края. Жизнь богов и адептов слишком длинная, чтобы обращать внимание на смертные мелочи. Люди рождаются и умирают, а на месте старых народов появляются новые. Время точит камень, уничтожает горы, меняет ландшафт. Можно бежать, не заботясь о настоящем, скрываться и уходить. Но…

- Насколько сильно ты ценишь этих людей, что сейчас со своими пожитками бегут с тобой от бури? Они смертны. Считаешь, если дальше бежать, то на место сотни погибших, придут новые люди? Круг жизни, в котором удобно жить, ничего не меняя, - продолжил Моракс. Он сидел на камне, не двигался, не оглядывался за спину, хотя затылком уже чувствовал жар смерти, намекавший, что времени на долгие споры у них не было. – Я пришел предложить тебе не трусливо бежать, уводя горстку людей от беды, а вступить в битву и защитить свои земли. Они будут твоими, Хранительница. Мне от тебя ничего не надо, кроме поддержки и желания спасти Ли Юэ.

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » oath sign [genshin impact]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно