ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » It's a danger pretty here in Night City


It's a danger pretty here in Night City

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">where your appetite wears you out till sunrise</span>

<span class="data">Liue</span>

<div class="episodepic"><img src="https://c.tenor.com/sGtRK7e6IYoAAAAd/cyberpunk.gif">
</div>

<p>
it's a danger pretty here in Night City
<span>
Zhongli, Tartaglia
</span></p>
</div>

- Зачем тебе эта ебака?</br>
- Да есть у меня одна мысль...
</div>[/html]

[nick]Tartaglia[/nick][icon]https://i.imgur.com/6RsxaTj.png[/icon][sign] [/sign][lz]<a class="lzname">Аякс</a><div class="fandom">genshin impact</div><div class="info">в моей голове звери, и они бы <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=1258"><b>тебя</b></a> съели, если бы я разрешил.</div>[/lz]

+2

2

Обычно он разбирает людей на части.

Что-то, что, можно цивилизованно захоронить — хоронится. Как правило, сжигается в пепел и пускается по ветру, ну или же тщательно хранится в урне дома у родственников. Намного реже — закапывается в землю. При резком росте городов как ввысь, так и вширь земель для кладбищ банально не остается. Массивный и неповоротливый скелет чудовища под названием Лиюэ просто не оставлял никакого права людям оставлять после себя хоть что-нибудь, что нельзя пустить в ход.

К слову об этом: все, что не хоронится — демонтируется, чинится по возможности и отправляется новому владельцу. Не чинится — на переплавку. Все предельно просто и ясно. При широко развитом протезировании потребность в «живых» органах и частях тел напрочь отпала. При желании можно и разум свой пересадить в любое другое место, лишь бы носитель подходил. Вопрос человечности, этики или «есть ли в чем-либо живом душа»? Пустая трата времени — попытка эти вопросы задавать. А когда живешь не одну сотню лет, сам перестаешь подобным действительно интересоваться.

Данные проецируются напрямую на сетчатку глаза, вертикальный зрачок на долю секунды становится шире, а после снова сжимается до состояния тонкой полосы. Аналитический транс помогает переварить полученную информацию, систематизировать ее и выработать последовательность дальнейших действий. Тело в капсуле, кажется, коротко дергается в ответ на посылаемые по проводкам импульсы. Пузырьки выдыхаемого воздуха срываются с длинных красивых ресниц и устремляются куда-то высоко вверх.

Чудесный экземпляр.

Обычно Чжунли разбирает людей на части, а тут что-то взбрело ему в голову сделать ровно наоборот: тело Тартальи — Одиннадцатого Предвестника Фатуи, как он сам себя всегда и называл, ему принесли неравнодушные дети, выловив груду металлических обломков с ошметками органики откуда-то из канавы. Заплатить негодникам, забрать тело. Все предельно просто.

Грязная работа, Чжунли сам бы так не поступил и даже не стал бы нанимать тех, кто мог бы выполнить свое задание именно так. На теле Предвестника буквально не осталось живого места, всю существующую органику пришлось где-то восстанавливать, а где-то и вовсе отращивать заново, поместив тело в резервуар, наполненный специальным, богатым необходимыми элементами, раствором, перед этим «пошаманив» над всей электронно-механической начинкой. Теперь почти трехметровое тело свободно «парило» в невесомости, удерживаемое на месте трубками, проводами и не до конца восстановившимися для активных действий конечностями, что определенно могло помешать телу вырваться на свободу.

Интересно, а когда Тарталья соберется, так сказать, обратно, то он тоже будет выглядеть настолько же устрашающим? Или все-таки нет?

Чжунли отходит на пару шагов назад, чтобы монструозная махина попадала в поле зрения целиком, потом сцепляет пальцы в замок за спиной, взглядом будто бы оценивая свое творение. Ладно, главное, что мозг уцелел физически, а насколько там все в порядке изнутри можно будет узнать несколько позже. В ритуальном бюро «Ваншэн» сегодня никого не было. Настолько тихо, словно люди решили сегодня не умирать, хотя обычно работа есть всегда. Впрочем, Чжунли не жаловался, его такой расклад вполне себе устраивал, тем более, что Хутао вопросов не задавала, оставляя за своим подчиненным право делать все, что он посчитает нужным в свободное время.

Один глаз Тартальи, тот, что вроде как не был однажды протезирован, открывается: дергается тонкое бледное веко и медленно ползет вверх. Приходится привыкать смотреть через толщу сторонней жидкости, но Чжунли более чем уверен, что его прекрасно видят и так.

Он подходит к низкому столику у самой стены и пододвигает к себе резную прямоугольную коробочку. Медленно поднимает крышку, удерживая за края обтянутыми в кожу перчаток пальцами, выуживает из обитых бархатом недр длинную трубку с небольшой тарелочкой сверху. В их время опиум — легенькое развлечение для эстетов, когда половина мира торчит на тяжелой синтетике. Забить такую курительную трубку — само по себе искусство, еще и расслабляющее. Поэтому, когда Чжунли возвращается на свое место перед капсулой и меняет позу — одну руку прячет в карман, а локоть второй упирает в собственные ребра, удерживая в пальцах хрупкую вещицу, — ширина его зрачков едва заметно меняется.

— Доброе утро… — первая медленная затяжка, губы обхватывают фильтр, грудная клетка слегка приподнимается, а после наружу срывается густой белый дым, — Аякс.

Тихо звякает серьга в ухе. Контрольная фраза, которая, по-хорошему, должна запустить в мозгу Тартальи кусок программного кода, вынуждающий Предвестника хотя бы временно не пытаться нападать на Чжунли. А то, что Чжунли был целью Фатуи — очевидно.

В идеале, нападение не должно было произойти никогда.

— Помнишь меня? Кивни, если помнишь, — короткий взгляд на мониторы. Если Аякс захочет что-то сказать, подключенные к его мозгу системы расшифруют импульсы правильно, выводя на экран ответ.

Почему Аякс? Откуда имя знает? Хороший вопрос, даже интересный. Только ответа на него сейчас не дождаться.

[nick]Zhongli[/nick][status]vago mundo[/status][icon]https://i.imgur.com/Dp01LUh.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">моракс</a><div class="fandom">genshin impact</div><div class="info"><center>i can end your imperfection,<br>i give you my word</center></div>[/lz]

+2

3

Биомеханическое тело не лишено нервных импульсов и проводимости от повреждений до мозга. Всё до безобразия просто: если спроектировать киборга не ощущающим боль, это буквально лишит его тормозов. Что, собственно, может в таком случае пойти не так? Да буквально всё.

«Чайльд» Тарталья - один из любимейших убийц Её Величества Царицы, одиннадцатый Предвестник Фатуи, который буквально может выстлать перед её ножками красную дорожку из трупов, чтобы она не обморозила ступни об арктически холодные полы Заполярного Дворца. Техно-модифицированное зверьё.

«Всё пошло не так» ещё по прибытии в Лиюэ.

Проводящий гель, в котором плавает тело, заставляет ощущать себя парящим в невесомости. Тарталья с трудом приоткрывает глаз, и голову тут же режет болью: расщепление происходит не на уровне сознания, а на уровне тела. Он не видит, но он знает, что броня Короля Демонов не собралась и не приняла человеческие очертания: чувствует, что огромный кристалл, заменяющий морде Короля глаз, разбит, и именно поэтому он не может смотреть обоими глазами, а только правым. Левую половину головы, ту, что венчает уцелевший рог и куски брони, постоянно дёргает болью, потому что броня пытается компактно собраться и скрыться, но что-то блокирует её естественную способность сжиматься.

А ещё он не чувствует себя ниже пояса. Либо там всё мертво, либо у него нет ног.

«Аякс».

То, что ещё недавно было комом ненависти, направленным на человека, стоящего в помещении снаружи стеклянной колбы, становится ничем. Как вирус, отключающий электронику и берущий под контроль людей из органики. Тарталья буквально заставляет себя поднять голову [на большее-то и не способен из-за фиксированного положения в колбе] и медленно, едва заметно кивает.

Конечно же он помнит человека напротив него.

Он всё ещё не понимает, откуда человеку известно его настоящее имя. Уже около десяти лет это имя кануло в Лету. С тем самых пор, как он ещё подростком из мяса и костей был вынужден примкнуть к Фатуи, потому что его родители не смогли справиться с собственным сыном, единожды побывавшим за Чёрным Заслоном. Ну, знаете, как это бывает. Огненная вода, пыльца туманной травы и охерительно всезнающий нетраннер, который обещает незабываемое путешествие туда-обратно, главной дай нейропорт, расположенный за левым ухом, и подпиши устное соглашение, что ты не имеешь никаких претензий касательно возможных побочных эффектов.

Всё, что произойдёт, это твои проблемы.

Аякс. Он забыл собственное имя и никогда не употреблял его всуе именно потому, что семья, какие бы она не принимала решения, была ему дорога. А самый простой вариант уронить дух служащего – добраться до его семьи и давить угрозой расправы над близкими. Фатуи носят маски потому что отрекаются от своего прошлого целиком и полностью. Тарталья же позволял себе демонстрировать маску, но не скрывать ею лицо, за что и поплатился.

Тарталья всё равно не может говорить – проводящая жидкость не позволит, забьёт собой лёгкие и утопит его. Дышать получается разве что через всаженные через носоглотку трубки, проведённые достаточно глубоко, чтобы подавать кислород до лёгких. Неприятно, но не сравнится с болью от ощущения разрываемых биомеханических суставов и плоти. Какой бы ни была сильной механика, органика всё ещё слаба по сравнению с ней.

Боль.

Воспоминания о случившемся – весьма обрывочны, вспышками мелькают в измождённом разуме. Даже с Фатуи Тарталья всегда оставался настороже, и то, что он позволил так отвратительно глупо себя сломить, значит только одно – его пытались убить те, кому он доверял. Классика жанра, жаль что ставшая реальностью.

[nick]Tartaglia[/nick][icon]https://i.imgur.com/6RsxaTj.png[/icon][sign] [/sign][lz]<a class="lzname">Аякс</a><div class="fandom">genshin impact</div><div class="info">в моей голове звери, и они бы <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=1258"><b>тебя</b></a> съели, если бы я разрешил.</div>[/lz]

+2

4

Помнит. Отлично, это в любом случае лучше, чем совершенно ничего. Лицо Чжунли едва ли выражает хоть что-то — попробуй за столько лет сохранить свою человечность и способность в принципе что-нибудь чувствовать, — но можно сказать, что он удовлетворен.

— Чудно, — очередной выдох, очертания комнаты, капсулы и плавающего в ней тела размываются в дыму. Снова и снова. Показания множества датчиков бьются в истерике, считывая чужую боль, недоумение и наличие кучи вопросов, о содержании которых остается только догадываться. Хотя, почему только догадываться? Некоторые из них достаточно элементарные, чтобы сразу дать на них ответ.

— Твои ноги еще не готовы, — отточенное движение рукой чуть в сторону, туда, где на чистейшем столе лежит очаровательная пара разобранных конечностей, — над ними пришлось отдельно поработать, кто-то сильно постарался, чтобы вывести их из строя. Но они будут не хуже предыдущих, это я могу гарантировать.

Всего лишь собрать ноги из имеющихся запчастей, — тех, что лучше прочих, — попытавшись при этом по максимуму сохранить исходный материал, а поверх нарастить свежую органику, от которой временно для чистоты и удобства работы пришлось отказаться. Чего удивляться, Чжунли в порыве требования своего вдохновения модифицировал так называемых Якс, Алатус вроде как, вон, до сих пор не жалуется.

Аякс закономерно ничего не говорит просто потому, что не может этого сделать, даже если очень этого захочет. Чжунли этого и не надо, ему хватает показаний с мониторов, выдающих с головой замешательство по многим аспектам разворачивающейся истории: откуда известно настоящее имя, например, или почему Чжунли вообще занялся чужим спасением.

— Ты не станешь задавать мне эти вопросы, если ты действительно знаешь, кто я такой, Тарталья, — легкий акцент, совершенно классический для Лиюэ. Если Предвестник его помнит, значит, он его знает, иначе не оказался бы так близко по душу того, кто был ему неинтересен и не нужен.

Моракс на секунду характерно щурится. Обо всем он осведомлен, конечно же, иначе и быть не могло. Появление Предвестника у него под окнами было явлением закономерным и более чем предсказуемым. Царица не могла не послать лучшего из лучших после того, что обнаружила в своей драгоценной шкатулочке. Разочарование. Всеобъемлющее и ужасно раздражающее Ее Хромированное Величество. Чжунли готов поклясться, что слышит за спиной тихий перезвон металла об асфальт, означающий приближение легких шагов, и дуновение холода по загривку, но там ничего и никого нет. Они с Аяксом в помещении сейчас одни.

Царица любит красоту. Она сама едва ли заявилась бы в Ваншэн.

— Если все пойдет и дальше по плану, то вытащить тебя из капсулы можно будет уже через сутки. Тогда и соберешься обратно, — а до тех пор придется терпеть боль, потому что она — верный признак того, что нервные окончания работают достаточно и без каких-либо критических перебоев.

— Заодно и обсудим условия, на которых я смогу отпустить тебя, Одиннадцатый Предвестник, — четкое обозначение ролей, ровно настолько, сколько необходимо для выведения на диалог в нужном русле. Аяксу следует понимать, что даже если его в ритуальное бюро приволокли дети на исключительно альтруистических намерениях, то это не значит, что подобное чувство распространяется на людей старше. Особенно на тех, кто намного старше. Особенно на Архонтов. Моракс был известен при своей жизни, как Бог Контрактов, и далеко не просто так. Разве может тот, кто носит титул самого Бога, быть плох в том, богом чего он является? Едва ли.

Чжунли не звучит, тем не менее, угрожающе или насмешливо. Лишь констатирует факт: тебе не повезло оказаться в Лиюэ в таком положении, но вместе с этим у тебя есть все шансы все исправить.

[nick]Zhongli[/nick][status]vago mundo[/status][icon]https://i.imgur.com/Dp01LUh.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">моракс</a><div class="fandom">genshin impact</div><div class="info"><center>i can end your imperfection,<br>i give you my word</center></div>[/lz]

+1

5

Тарталья заставляет себя посмотреть в ту же сторону, в которую указывает Чжунли. Стол с парой разобранных по винтикам ног; непонятно, осталась ли там броня или же это просто человеческие био-механические ноги, которые ему прикрутят на место биологических. К модификациям, разумеется, не привыкать, вот только если они согласованны и желанны. Кто этого Чжунли знает, что он напихает в софт, сопровождающий технологические процессы.

Интересно, каково это, когда тебе отрывают ноги?

Наверное, он бы почувствовал, если бы ему в действительности оторвали ноги, но на деле же, вероятнее, то, что осталось от них, открутили, чтобы поместить остальное тело в колбу. Как в случае с обычными людьми: ампутировали бесполезные конечности, чтобы потом поставить на их место протезы. Да, непривычно, но со временем учишься управляться. Броня Короля Демонов обычно занимала пространство в пустотах между костями, интегрировалась в тело и сворачивалась-разворачивалась подобно рою наноботов, чтобы не пришлось вырезать человеческий мозг и помещать его в механическую оболочку с вечной проблемой «человек или робот?». Теперь же… чудом будет, если его соберут обратно.

Моракс. Рокочущая «р» в имени того, кому подвластны все деньги мира. Ему нужно было идти за Мораксом, чтобы… электрический импульс прошивает по не_электронным мозгам, Тарталья через боль морщится и расслабленно повисает в проводящем геле. Он всё равно ничего не может сделать, не только физически, но и ментально: вшитый программный код, просочившийся в биомон через один из близкорасположенных к лимфоузлам нейропортов, буквально служит файерволом, изолирующим посторонние мысли и сводящим любое сопротивление на «нет».

Вообще-то его незавидное положение вполне объяснимо. Наверняка его подставили свои же. Просто… иначе не объяснить, почему он повёлся на развод и огрёб по самое не балуйся. Он должен был потерять бдительность рядом с тем, кто повёл бы его на заклание, вот только кто бы это мог быть? Тарталья лихорадочно думает и никак не может вычленить из памяти хоть кого-то из сослуживцев, кому бы он мог довериться. Тут ведь как. Общая работа не означает, что тебя не подставят в качестве очередной ступеньки карьерной лестницы, поэтому не дай наступить себе на спину и пробеги по головам врагов.

Через сутки.

Через сутки он сможет отсюда выбраться. Звучит очень оптимистично для того, кого разобрали по запчастям и теперь пытаются собрать обратно как техно-мидифицированного Франкенштейна. Только хуже, намного хуже. Этот будет тащиться за целью по последней прямой как бешенная собака, и едва ли отцепится, пока не выполнит задание. Имя всё ещё тормозит его, и он просто ещё раз коротко кивает в ответ на услышанные слова.

Обсудить условия. Сейчас он не в том положении, чтобы противиться этому.

Наверняка Эль Дотторе и Сандроне чертовски разочаруются. Эти два фанатика, помешанные один на совершенствовании человека, а вторая – на создании андроидов из живых людей, так до сих пор и не приблизились к тому, что представляет из себя Король Демонов. Они будут очень разочарованы, когда узнают, что кто-то до них успел покопаться в теле Тартальи и собрать-пересобрать его так, чтобы покорёженные останки вернулись к жизни.

Какая жалость. Наверное.

Тарталья отстранённо думает о том, что по проводящему гелю было бы неплохо пустить обезболивающее. Ну так, чтобы его не дёргало перманентно от ощущения того, что броня пытается собраться обратно, но не собирается и причиняет этим самым телу максимальный дискомфорт. При этом биомон молчит, и сколько бы Тарталья не пытался вызвать перед экраном на поверхности глаза сведения о повреждениях системы и органики, никаких тревожных сообщений не поступало. Как будто биомон за ненадобностью на время отключили, чтобы он не пестрил тревожными красными уведомлениями о критических повреждениях.

[nick]Tartaglia[/nick][icon]https://i.imgur.com/6RsxaTj.png[/icon][sign] [/sign][lz]<a class="lzname">Аякс</a><div class="fandom">genshin impact</div><div class="info">в моей голове звери, и они бы <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=1258"><b>тебя</b></a> съели, если бы я разрешил.</div>[/lz]

+1

6

— Оу, Чжунли! А кто это тут у нас? — тоненькая почти подростковая фигурка, длиннющие волосы и огромные глаза со взглядом хитрой лисы-проказницы. В этом была вся Хутао. Сейчас она с искренним любопытством подглядывает за действиями другого человека и обводит скользящим взглядом плавающую в капсуле фигуру, а через пару часов с удивительной бережливостью и уважением будет подчищать из умершего тела ранее вшитые программы, потом подготовит к путешествию на тот свет и отправит на кремацию, разумеется, перед этим вытащив из тела все, что можно повторно использовать.

Кто-то скажет, что это неправильно, потому что все еще пытается придерживаться некоторых моральных норм, но о какой морали вообще может идти речь в их современном мире? Намного более гуманно сейчас раздать запчасти нуждающимся, даже если этот нуждающийся — законченный наркоман, у которого от веществ уже натурально разъедает плоть, и единственный способ ему помочь заключается в трансплантации искусственных органов. Парадокс «корабля Тесея» в действии: останется ли человек тем же, что и был раньше, если все его запчасти будут заменены на новые?

Хутао крутится вокруг капсулы, привстает на носочки, пытаясь получше все рассмотреть и почти тыкает пальцами в стекло, но руку все-таки одергивает, когда в ответ на свои действия получает шевеление в мутной жиже проводящего геля.

— Чу-дес-но! Он живой?

— Живой… — лаконично откликается Чжунли, поднимая голову от компьютера только для того, чтобы глянуть на разложенные перед ним конечности, над которыми он сейчас работал.

— Непривычно видеть вас за подобной работой, Чжунли. Почему? — хозяйка ритуального бюро садится прямо на угол стола, выкрашенным в черный ноготком проводит с тихим скрипом по металлу разобранной ноги, раскачивает аккуратной туфелькой, вся такая консервативная, как гробовщики какой-то десяток [или больше] веков назад.

— Дети приволокли. Думали сдать на запчасти, а он оказался еще живой, — Чжунли сдержанно вздыхает, откладывает крошечную отвертку в сторону и снимает использованную пару перчаток с еще одних, но только кожаных, — интересная структура. Уникальные технологии. Пытаюсь собрать в первоначальном варианте, но не могу быть уверен, что у меня это получится также безупречно, как было до этого. Все-таки моя специальность несколько…отличается.

Он позволяет себе мягкую, едва заметную, бледную улыбку. Тот, кто работал конкретно над этим Предвестником, если это было так, действительно создал шедевр. Поистине удивительное сочетание органики и технологий, Моракс за всю свою долгую жизнь, может быть, если и видел нечто подобное, то только однажды и слишком давно, чтобы сейчас совершенно точно вспомнить, когда это было. Слишком давно даже для него.

— Байчжу? — Хутао слегка хмурится или даже, уместнее сказать, морщится, произнося это имя, на что Чжунли чуть склоняет голову к плечу в немом вопросе, тем самым подталкивая продолжать мысль, — Он вроде бы…доктор? Мог бы помочь с вот этим вот всем.

Пальчик утыкается прямо в мягкую и воспаленную кожу на стыке с металлическим суставом. Если бы ноги сейчас не были отделены от тела владельца, тот бы даже дернулся, потому что если с мертвыми Хутао была предельно деликатна, то с живыми не так уж и часто. Издержки профессии.

— Он не врач. И даже не рипер. Едва ли его традиционные методы лечения сейчас были бы мне полезны, но в будущем…посмотрим, — слегка уклончиво. Какая-то странная, драконья жадность до драгоценностей вспыхивает в мозгу и скатывается по позвоночнику. В том, что найденный им Тарталья — самая что ни на есть драгоценность в рамках своей сути, сомнений не было ни капли. Делиться этим с кем-то? Кому-то еще демонстрировать? Ну уж нет. Да и тому же Байчжу на самом деле не сильно это было бы интересно, разве что тестировать на этом организме очередные порошки и выращенные на балконе травки.

Хозяйка бюро говорит еще что-то, но это либо что-то незначительное, либо адресованное и вовсе не ему, а тому же Аяксу в колбе, поэтому Чжунли позволяет себе проигнорировать и совершенно прослушать сказанное. Будет надо — воспроизведет запись в памяти, но с большой вероятностью до этого дело не дойдет.

Сутки, как и было сказано. Все это время никакого обезболивающего, но положительная динамика в графиках и таблицах радует и поднимает дух. Чтобы собрать увлекательный человеческий пазл, капсулу приходится отключить от системы и опустошить, вынести тело на подвесной конструкции в общее рабочее пространство, уложить на стол и ввести в состояние, когда реакции по нервам все еще достаточно яркие, чтобы по ним определять работоспособность всей конструкции, но не свести при этом с ума.

Чжунли с хирургической точностью подсоединяет ноги к торсу, вживляет нервы в металл и металл — обратно в нервы, смотрит за мелкими сокращениями мышц. Полуразвернутая чудовищная форма стремится сложиться обратно, но ей не позволяют это сделать, пока тело не будет собрано целиком, иначе может получиться, что половина будет работать корректно, а половина — нет. Методично, миллиметр за миллиметром.

Пока Чжунли не сбрасывает с плеч медицинский халат и не касается дорогой кожей перчаток трещины в круглом кристалле там, где должны быть, в теории, глаза. Интересно, он что-нибудь чувствует сейчас?

— Готово, — наверное, не самая чистая работа даже для Моракса, но это все, что он, в принципе, может сейчас сделать с незнакомой ему вещью, — аккуратно и медленно собери себя в порядок.

Тонкий намек на недочеловечность.

— А потом сможешь задать пару вопросов. И продолжим тесты. Ты ведь не против? Не думаю, что против.

[nick]Zhongli[/nick][status]vago mundo[/status][icon]https://i.imgur.com/Dp01LUh.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">моракс</a><div class="fandom">genshin impact</div><div class="info"><center>i can end your imperfection,<br>i give you my word</center></div>[/lz]

+1

7

За последние сутки кажется, что проще уйти в гибернацию: нервы ещё показывают, что проводимость не отмерла и существует по своей природе, но мозг уже устал реагировать на болевые сигналы. Зрение то исчезает, превращаясь в сплошное слепое пятно мутно-светлого цвета, то вновь возвращается, показывая не особо отличающиеся друг от друга картины: кто-то копается в его ногах, отделяя органику от механики; девушка с длинными волосами почти танцует вокруг капсулы и мурлыкает-напевает себе под нос; лампы под потолком перемигиваются, переключаясь от холодного света на тёплый дневной.

Спустя ровно сутки проводящий гель из капсулы исчезает, стекая в щели в дне устройства. Тарталья лишний раз не трепыхается, когда подвесная конструкция перетаскивает то, что осталось от его тела, на холодный металлический стол. Да, гибернация – не такая уж и плохая идея, когда каждый пучок нервов, пришитый на своё место, на работоспособность определяется методом тыка – короткие электрические импульсы не самое приятное, что можно было бы ощущать, но, по крайней мере, терпимое из всего возможного арсенала проверок.

А когда чужая ладонь накрывает кристалл [глаза], свет наконец-то перестаёт бить прямо в сознание.

В таком состоянии можно было бы даже уснуть, но глубокий голос почти приказывает свернуть Короля Демонов в человеческую оболочку. Тарталья медленно шевелится и приподнимается: отливающие стальным когти складываются, броня, покрывающееся тело, визуально уменьшается и компактно убирается в подходящие для неё пазы. Свернуть всю эту мощь быстро в первый раз после восстановления сложнее, чем обычно, но уже спустя минуту или около того на столе сидит здорово потрёпанный молодой мужчина. Он выглядит даже слишком жилистым для своего роста: длинный, чуточку сутулый и смотрящий из-под сведённый бровей. Запускает пальцы в рыжие спутанные волосы и сжимает на затылке, чтобы проверить собственные ощущения.

Честно? Если бы ему было, чем блевать от усталости и боли, он бы уже блеванул.

- Тесты. Обожаю тесты.

Тарталья усмехается, на секунду прикрывая глаза. Дотторе тоже называть это «тестами»: «Гаересис» — последнее место, где захочешь оказаться по своей воле. Собственно, по своей воле там никто и не оказывался; подпольная арена Доктора для многих стала последним пунктом назначения на пути не самой приятной жизни. Тарталья думает о том, что больше всего «Гаересис» напоминает готический замок с безумным владельцем, который расхаживает по залам с окровавленным ножом наперевес: высокие потолки, теряющиеся в сумраке и недостатке освещения, витражи из зелёного стекла, бросающие нездоровые тени по каменным холодным стенам и окружению, металлические круглые люстры с заляпанными свечным воском ободками. И арена, на которой безумные в своём исполнении хромированные гибриды сражаются между собой за право пожить ещё немного.

- Так зачем меня вернули с того света? – первый вопрос самый очевидный, но его Тарталья не задать не может. – Проще было обнулить.

Зачем возиться с грудой хрома, если после смерти и чистой кремации эту груду хрома можно выгодно продать или переработать. Окей, хорошо, интегрированных нанороботов, из которых состоит броня, так просто не переработаешь и уж тем более не спрячешь, если не знаешь к чему подвязано управление ими, но опять же это слишком редко встречающиеся технологии, чтобы давать им свободно разгуливать в починенном состоянии.

Тарталья опускает руку, смотрит на ладонь и сжимает пальцы. Большего от Чжунли и не требовалось – починить только физическое тело и пустоты для хранения нанороботов. А дальше технологии уничтоженного региона справятся сами, заделывая мелкие огрехи.

[nick]Tartaglia[/nick][icon]https://i.imgur.com/6RsxaTj.png[/icon][sign] [/sign][lz]<a class="lzname">Аякс</a><div class="fandom">genshin impact</div><div class="info">в моей голове звери, и они бы <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=1258"><b>тебя</b></a> съели, если бы я разрешил.</div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » It's a danger pretty here in Night City


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно