ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Я был так наивно-прям, задумав сыграть с огнем [Kyou Kara Maou]


Я был так наивно-прям, задумав сыграть с огнем [Kyou Kara Maou]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Я был так наивно-прям, задумав сыграть с огнем

По лунному лучу ссыпаясь пылью
В твое полузакрытое окно,
Касаюсь щек пушистою ковылью
И проникаю горечью в вино

https://i.ibb.co/KbF3vzD/Fotoram-io-6.png

•  Шин-Макоку, Малый Шимарон, Земля / канун рождества на Земле, пряное лето в землях мазоку и людей

Его Величество Мао - Юури Шибуя - Граф фон Кролок
Его Величество король Сарареги - Герберт фон Кролок

Устав от бесцельных драм,
Скучая бесцветным днем,
Я был так наивно-прям,
Задумав сыграть с огнем;
Отдав многоцветье тем
Осеннему блеску глаз,
Я думал о том, зачем -
Зачем Бог придумал вас.

Обещание Сарареги было исполнено: он отправился в Сейсакоку и использовал Святой меч там, дабы восстановить жизнь средь угасающих песков. Но взамен он получил пустыню с мертвыми песками у себя в сердце. Молодой король считал себя сильным и волевым человеком, но побывав там, где он никогда не будет нужен - он сломился, вернувшись в пронизанные зноем стены родного дворца, как никогда прежде ощущая пустоту. Лишь оказавшись преданным сам, он осознал - какого же было тем, кого предал он..
Обещание Юури было исполнено: он восстановил мир и порядок в своей родной стране, избавив Шин-Макоку от угроз и вторжений. Хрупкий мир был наполнен, хоть на границе и кипела смута среди королевств людей, которые сами не знали - чего они хотят. Мао обрел то, чего так желал - друзей, семью, всё то, что он отчаянно укреплял - стало твёрдым и сияющим, как ограненный брильянт. А ведь он был так слаб и наивен... и в этой слабости, будучи преданным - нашёл силу духа и поддержку от тех, кому был дорог.

Две дороги - такие разные и такие многогранные переплетаются вновь, ведясь на поводу у желаний одного и доброго сердца другого. Быть может всё еще возможно исправить? Особенно в канун Рождества, когда сам воздух пронизан волшебством, укрывающим город пеленой снежного покрова?

Закрыться на замок предельно просто
В кругу из звезд и догоревших свеч,
Но чье угодно лопнет благородство
В ответ на безразличия картечь!
Немного слов, за слогом не гоняясь,
Сказать в свою защиту мне позволь:
Не знаешь ты, как трудно жить скрываясь
И тайну превращать в слепую боль.

[nick]Saralegui[/nick][status]Колдовства не буди, отвернись, не гляди[/status][icon]https://i.ibb.co/X70Xc00/image.jpg[/icon][sign]Почувствуешь в воздухе
Нездешние отзвуки,
Увидишь сквозь морок лжи -
Судьбы миражи.
[/sign][lz]<a class="lzname">Сарареги, 17</a><div class="fandom">Kyou Kara Maou</div><div class="info">Король Малого Шимарона, столь амбициозен, сколько же и одинок</div>[/lz]

Отредактировано Herbert von Krolock (31.05.22 15:56:33)

+4

2

Сейсакоку
Какая же это ирония – холодная улыбка на губах отдает привкусом горечи. И разочарований.
Сарареги хотелось бы рассмеяться в голос, вот только положение его держит. Нет, его держит взгляд жестоких_раскаявшихся золотых глаз, которые он… ненавидит. Последние слова брошены через плечо: «Теперь Сейсакоку обязана Малому Шимарону» и он покидает родную страну, столь чужую и чуждую ему. За ним привычной тенью ступает его верный страж, которому достается лишь короткий взгляд – всю дорогу король намеренно игнорирует Бериаса и не ведет с ним диалогов. Слишком много и так было сказано и сделано и, в первую очередь у Сары не было времени остаться наедине с собой и разобраться с тем комом чувств и эмоций, что сплелись внутри, заставляя задыхаться. Он неумолимо терял контроль над ситуацией. И над собой. А вместе с этим терял и почву под ногами. Она и так была слишком зыбкой, словно проклятый песок, в котором он утопал, возвращаясь к кораблю.
- Король Сарареги, вы уверенны? – он не мог указывать своему племяннику хотя бы потому, что пошатнул всё то безграничное доверие, которым владел. Сарареги больше не верил ему. Сарареги вообще больше никому не верил.
Вера Мао в то, что «Сара, я так рад, что ты начал ладить с матерью» лишь мираж, созданный наивностью короля мазоку, в то время как сам Сарареги, отбывая на корабле в забытые всеми Пески уже выстроил примерную цепочку развития событий, которые никак не вписывались в жизнерадостные понятия Мао. В своей неопытной неумелости и не подкованности тот не мог до сих пор различать игр короля Малого Шимарона. А уж когда шинзоку был серьезен – и вовсе не видел. Тем и лучше… И потому тем важнее, чтобы Мао был как можно дальше от его дел. Но тогда…
«Я остался совсем один, да? И правда… весьма иронично» - блуждающая улыбка гаснет на тонких губах, а сам король, плотнее запахнув плащ, скрывает свои мысли и сомнения за белоснежным меховым воротником и цветными стеклами очков. Никто не увидит его слабости. Никто.

Малый Шимарон
Малый Шимарон встречал изнуряющей жарой и новыми проблемами в лице нестабильности и волнений в соседнем государстве, да скопившимися бумагами, которые высокоуважаемый совет взвалил на стол перед Сарареги в тот же день, как тот прибыл во дворец. Дни летели один за другим, а работа не заканчивалась. Может, это было и к лучшему – не думать, не переживать. Решать то, что есть. И ложиться спать… как бы он хотел проваливаться в мир снов без мыслей и тревог, а не метаться по полночи по постели, не находя себе места.
- Сарареги…
- Не сейчас, Бериас.
- Так нельзя.
- Я сказал не сейчас, - и мягкая ненастоящая улыбка, за которой скрыта сталь отчуждения.
Этот диалог они ведут уже какую неделю и каждый раз – не сейчас. Король Малого Шимарона злопамятен. Но впервые он не идёт на диалог и всё больше замыкается. И без того выросший сухим и жестоким, сейчас шинзоку мог ступить на опасный путь, который привел бы его к еще большим переживаниям. Бериас это понимает, но сделать ничего не может. Всё, что доступно ему – это та черта, которую Сара провел меж ними – защита короля. Не больше.
Но Саре в силу мнительного характера кажется, что эту линию провел сам Бериас, который сейчас как никогда нужен был своему племяннику. От него хотелось ощутить тепла, поддержки. А не сухого «Король Сарареги».
«Что же, покинув пустыню, мы привезли её с собой» - глядя вслед удаляющемуся из кабинета стражу, думает шинзоку, подпирая рукой щёку и выдыхает.
- И что же мне делать? – размышления наедине с самим собой порой помогают если не сконцентрироваться, то навести хотя бы на верную нить рассуждений. А его рассуждения вновь витают вокруг Шин-Макоку. Уже десятый по счету отчёт о том, что внутри Великого Шимарона замечена деятельность мазоку. И что же они там делают? Это далеко не на руку Сарареги. Но ответа на своё предложение как о союзе, так и о невмешательстве Шин-Макоку он не получил. И какого-либо ответа от Юури он тоже не получил, лишь сухую отписку, что Его Величество Мао отсутствует в стране. И шинзоку полностью уверен, что знает – где тот.
«Другой мир, да?»
Да, другой мир. Юури вскользь рассказывал о нем, и Сара внимательно слушал. Но представить и понять – не мог. А вот то, что ему никогда не дадут остаться наедине с Мао после его предательства – понимал прекрасно.
- Как бы было хорошо оказаться в твоём мире, Юури. Только ты и я… и никто бы не смог помешать.
Сбоку ненавязчиво сверкнёт в догорающем луче знойного заката святой меч, привезенный им с собой. Он – хозяин этого меча по праву и силе, этот меч сам выбрал Сарареги. И этот меч…
- Ты бы мог осуществить моё желание, не так ли?
Яркий блик солнца стал ему ответом, а резкий порыв, с которым Сарареги сорвался с места, смел со стола так и незаконченные документы.
Звон стали лезвия, вынимаемо из ножен, яркий всплеск золотой силы, что вихрем окутывает его фигуру. Сарареги достаточно расчётлив, чтобы беречь себя. Был. Но сейчас… он достаточно безумен, чтобы рискнуть, поддавшись внезапному порыву.
- Сарареги! Нет! – Бериас, ощутив волну хорёку, исходящую от его короля и меча, вламывается в кабинет подобно ледоколу, вышибая с одного удара запертую дверь.
- Не стой у меня на пути. И ещё… - взгляд вполоборота и такая привычная ухмылка, - Задержи господина Веллера.
И яркая вспышка ярких искр рассеивает силуэт златовласого короля, оставляя после себя лишь мираж в лучах уходящего солнца.
Интуиция Сарареги – страшная сила. Он учится, влекомый ею, слишком быстро и необузданно. И идёт на поистине опасные поступки. Бериас успевает лишь едва коснуться его волос, упуская этот мираж. Упуская своего короля.

Земля
Вспышка золотого сияния озарила небо словно северным сиянием, завораживая угасанием золотых искр, осыпающихся с неба мельчайшими крупицами песка, что истлевали, едва коснувшись холодного льда и снега.
Сарареги, оказавшись на твёрдой почве, тут же повело в сторону и если бы не ближайший ствол дерева, на который он чудом не переместился, то шинзоку оказался бы уже плашмя на земле… нет, на снегу. Едва сумев сфокусировать разъезжающееся зрение, тот осознал, что стоит по колено в сугробе.
- Ох…
Глубокий вдох. Выдох. Голова кружится, а руки трясутся столь сильно, что угасший меч падает из сведённых судорогой пальцев. Следом за ним падает и сам Сарареги, не в силах устоять на ногах. Он уже использовал перемещение, нов сего единожды и на эмоциях. Как и сейчас… и тогда тоже с трудом пришел в себя. Но тогда это было в пределах одного замка, а сейчас…
И вот тут звенящая пустота в ушах рассеялась, обрушивая лавиной на разум все звуки живого города. Влекомый своими идеями, Сарареги и не представлял сколь сильное потрясение испытает, оказавшись в незнакомом месте. Но это было не просто незнакомое место, а полностью чужое. Чуждое!
- Бериа… ах да…
Бериас остался там, за пределами того мира, а Сара оказался в другом совершенно один. И вот теперь он по-настоящему испугался. Он-то предполагал всё же, что Юури будет в их родном мире, а не… а не там, куда может переместиться только Мао.
«Выходит не только Мао» - упираясь в меч, Сара попытался подняться из снега, но ноги его еще не держали. Шутка ли – сотворить то, на что способен лишь Повелитель тьмы – переместиться сквозь время и пространство. Шутка ли для того, кто еще не осознал свою новую силу и сейчас пожинал плоды своей необдуманной несдержанности.
Лишь спустя время, собрав волю в кулак и замёрзнув до того состояния, когда выбирать не приходится, Сарареги заставил себя подняться и пойти вперед, в изумлении глядя на редких вечерних прохожих. Те с не меньшим изумлением взирали на одетого в легкие белые одежды… девушку? Признать в этом существе парня было весьма сложно. А тот всё брёл вдоль аллеи парка, прижимая к себе холодный меч и растерянно оглядывался, шарахаясь от проезжающих машин – одна его едва не сбила, когда Сара вышел на дорогу, и пытался найти хоть какой-то выход. Всё усложнялось тем, что он абсолютно не понимал языка, а соответственно не мог и спросить дороги, хоть и пытался. Но не нашлось никого, кто бы мог знать Шибую Юури.
А когда сумерки сгустились вплотную, окутывая мраком позднего вечера и с неба посыпался холодный колкий снег, бьющий в лицо начинающемся ветром, Сара готов был уже взвыть. Он пытался использовать меч, чтобы вернуться обратно, но, израсходовав всю свою силу, не мог даже прибегнуть к гипнозу, не говоря уже о том, чтобы активировать силу меча.
Ситуация становилась безнадёжной, но не безвыходной. Так просто сдаваться и глупо пропадать Сарареги себе не мог позволить и когда в поле зрения мелькнула торговая лавка – это заведение было очень похоже на подобное, он без стеснения шагнул внутрь. Полчаса попыток объясниться на незнакомых языках и торговец всё же наконец понимает, что этот человек заблудился и ищет Юури – соседского паренька, которому и позвонил, накинув на колотящегося и буквально посиневшего юношу плед.
Но выдохнуть Сара смог лишь тогда, когда на пороге увидел знакомую тёмную фигуру…
- Ах, Юури! – блондин ринулся и повис на шее Мао как ни в чем не бывало, приветствуя Шибую очаровательной улыбкой и заключая в ледяные объятия, - я так рад, что ты пришёл.
Привычная маска обаятельного короля Малого Шимарона была на нём невзирая на весь ужас ситуации. Но она трещала по швам и, несмотря на всю свою приветливость, Сара с таким ужасом вцепился в Мао, что уже сам не в силах был ослабить эти объятия.
- Я… Юури… - лёд треснул как на самом Сарареги так и в его душе – голос искренне дрогнул и сорвался. Шумный выдох в шею – кажется сейчас король Малого Шимарона вот-вот расплачется, но нет, он берет под контроль свои эмоции и зажимает себя, отстраняясь от Юури, но продолжая держать его за плечи. И не понять от чего его сейчас колотит – от холода или же от потрясения.
- Признаться, я очень замерз, - тень тёплой улыбки.
Сарареги – сильный человек. И сейчас, пока на него смотрят… он очень старается не показать лишнего. Но глаза не обманешь... а в его глазах плещется ужас заблудившегося мальчишки.

[nick]Saralegui[/nick][status]Колдовства не буди, отвернись, не гляди[/status][icon]https://i.ibb.co/X70Xc00/image.jpg[/icon][sign]Почувствуешь в воздухе
Нездешние отзвуки,
Увидишь сквозь морок лжи -
Судьбы миражи.
[/sign][lz]<a class="lzname">Сарареги</a><div class="fandom">Kyou Kara Maou</div><div class="info">Король Малого Шимарона, столь амбициозен, сколько же и одинок</div>[/lz]

+2

3

... Юури...

... и он проснулся.

-... порывистый ветер принес холодную температуру и снегопад. Будьте аккуратны и без надобности не покидайте дом.
Телевизор мерно гудел в небольшой гостиной центром которой, занимая почти все место, являлось котацу за которым и обнаружил себя 27 король сококу в окружении учебников и тетрадей.
Во рту пересохло.
Виски болели от белой повязки на которой заботливой рукой матушки было написано "Не сдавайся Ю-тян".
... а за окном, в ранних сумерках, падал снег.

Юури не сдается.
Фактически – никогда, теоретически - его моменты слабости чудесным образом воспринимались окружающими как акклиматизацию молодого короля со своими титаническими обязанностями, камнями упавшими на плечи. Половина его советников рады были помочь делом, советом, улыбкой, что находило самый теплый отклик в душе Шибуи. Кто-то предпочитал отмалчиваться, весь обратившись в ожидание, уверовавшись словам Гюнтера, что король – одарённый ученик и просто надо дать ему время.
- Он не одаренный ученик. Он идиот, - прямо заявлял Вольфрам, но тем не менее не отпускал своей руки с плеча Юури, - ну же – соберись.
Соберись – это долгие часы разговоров о политике, экономике и военной доктрине. Всё то, что должен знать Мао.
Соберись – это изнурительные тренировки с Моргифом, в которых самая большая проблема не меч-сам-себе-на-уме, а вестибулярный аппарат Юури.
Соберись – это конные прогулки. Для кого-то прогулки, а для Шибуи отбитая задница о седло и сведенные плечи и руки. Хотя, то еще может быть после фехтования…

Соберись – это его обычная жизнь в которой есть школа, бейсбол и экзамены.
Вот и скачет молодой Мао из фонтана в ванную и обратно, порой выныривая и не понимая какая обязанность первоочередная в этот раз.

- …из-за снегопада отрезаны от магистралей оказались Теплые источники Тао, - сообщил телевизор в тот момент когда Юури потирал щеку, онемевшую после долгого лежания на учебнике высшей математике.
Искра беспокойство мелькнула в черных, усталых глазах – семья Шибуи плюс специально приглашенный гость в лице Мураты должны были отпраздновать на источниках грядущий Новый год и все кроме Юури уехали готовиться к празднику. Молодой король, а по совместительству и школьник переводного класса завтра сдавал экзамен и отправлялся навстречу теплым паровым, вкусной еде и целым двум дням отдыха. Во что верилось, конечно, с трудом учитывая количество воды на один квадратный метр и хитрого Мудреца способного толкнуть в спину.
- Надо же…, - пробормотал Юури и задумчиво взъерошил волосы на затылке, - надеюсь всё будет в порядке… Ответом ему был урчащий от голода живот и внезапный телефонный звонок.

У последней войны было имя.
Сарареги.
И каждый произносил его с той интонацией, что выдавала его эмоции по поводу личности короля Малого Шимарона. Но лишь Юури позволял себе это тоскливое_грустное:
- Сара…
Чем, вероятно, вгонял в огненное безумие Вольфрама, который готов был ревновать к собственному отражению в зеркале. Самопровозглашенный «жених» Мао не стеснялся в выражениях – слова то были или чувства – и, признаться, утомил. Может быть Шибуи и был бы не против какого-то вида отношений… первых отношений в своей короткой жизни, но господин как-ты-разговариваешь-со-своим-женихом больше вызывал отторжение своими бесконечными придирками, оскорблениями, ревностью и тем, что Вольф понимал под любовью. Чего не понимал Юури.
А вот Сара был другим и тем больнее отозвалось его предательство, хотя Шибуи и понимал, что для шиндзоку важен был результат, а не ступени, ведущие к нему.
Ощущать себя ступенью было неприятно.

…почти так же как пригоршня колючей поземки, которая ударилась о его фигуру, в черном, длинном пуховике – Юури поежился и еще глубже укутался в темно-синий шарф, так услужливо (и немного нелепо) связанным для короля верным фон Вальдом. Дорога от дома до местного магазинчика оказалась трудна из-за разгулявшейся непогоды и потому теплое помещение стало почти благословением:
- Господин Ши? – юноша сипло кашлянул и откинул капюшон с лица, - О ком вы го…

…война окончилась. Осталось лишь имя.

- Сара?
Удивленно он обронил его имя в тот момент, когда король Малого Шиморона окутал Юури холодными объятиями. Не сразу, спустя пару долгих секунд, но руки Шибуи дрогнули, и он аккуратно_неловко приобнял шиндзоку. А потом и вовсе несуразно похлопал того по спине:
- Что ты делаешь здесь? И…боже…да ты же как лёд

…ощущать себя ступенью было неприятно. Сарареги и впрямь был словно ледяная статуя – красивая, обжигающая и таящая в себе трогательную хрупкость. И только из-за этого Юури готов был прощать.
- Я так рад тебя видеть, - он широко улыбается, в то время как руки сами стаскивают с себя пуховик, чтобы укутать тонкую фигуру Сары в тепло, - а где же Бериас?
Сарареги выстукивает зубами ответ, в котором понятно, что верного слуги с ним нет. Только он сам… и святой меч.
- Ну хорошо, хорошо… пойдем ко мне домой. Ты все расскажешь, и я верну тебя домой.
Холодная, узкая ладонь в руке Юури, когда он практически вслепую идет через снегопад в сторону дома – Мао что-то кричит, подбадривает, мол ещё немного и дойдем, но ветер срывает слова и уносит в другую сторону. Поэтому слышат они друг друга лишь когда оказываются в коридоре теплого дома.
- Вот так погода, да? В Малом Шимароне такого не увидишь.
Он ведь гостеприимный хозяин и поэтому Сара, все еще онемевший от холода и шока, бесцеремонно впихивается под котацу, пока Юури переворачивает кухню и словно археолог добывает для своего гостя горячий чай в чистой кружке, прежде чем уселся напротив и выжидательно уставиться на Сарареги огромными черными глазами:
- Сара, что случилось… Ты выглядишь… ну…потерянным?

[nick]Shibuya Yuuri[/nick][status]ловец снов[/status][icon]https://i.ibb.co/jbs2YXm/d-GUIo4yfc1-Xdnm1o-XHex-Xp-Y1dct-DRObmu-AMd-ZAATv-HEKz09-s-Ou-FLCH0-HASQs-U5-Yl-Zf3a7-Pkp5-D1-Qt-Hm.jpg[/icon]

+2

4

[nick]Saralegui[/nick][status]Колдовства не буди, отвернись, не гляди[/status][icon]https://i.ibb.co/X70Xc00/image.jpg[/icon][sign]Почувствуешь в воздухе
Нездешние отзвуки,
Увидишь сквозь морок лжи -
Судьбы миражи.
[/sign][lz]<a class="lzname">Сарареги</a><div class="fandom">Kyou Kara Maou</div><div class="info">Король Малого Шимарона, столь амбициозен, сколько же и одинок</div>[/lz]

Такого не увидишь в Малом Шимароне. Не увидишь… да?
“Юури…” - Сара не отводит от Мао своего взгляда.
В Малом Шимароне много чего невозможно увидеть и ощутить. Эта прибрежная страна, окутанная с одной стороны морем, а с другой острой гранью вечной немой войны и гнёта от Великого Шимарона - хоть и пронизана морским ветром, но тёплая и привычная. Понятная.
Мир Мао холодный, жестокий. Он колко бьёт маленькими льдинами тонкую кожу существа, рожденного в песках и окутывает ореолом льда. Этот мир - истинное воплощение души молодого короля Малого Шимарона. Тёплый и светлый снаружи - внутри он такой же холодный и жёсткий, как эта метель, что бьёт в лицо. И лишь только одна тёплая рука - единственная во всех мирах - тянет его за собой из этого льда, заставляя немного согреться. Согревает его холодное сердце. Именно поэтому, интуитивно, неосознанно, Сарареги сильнее держится за эту руку и не отпускает. Не отпустит…
Особенно здесь и сейчас, когда он не понимает уже от холода, что происходит, хотя и является сам причиной своих приключений. Его желания - они опасны. Они обжигают как паленые лучи пустынного солнца. И всё же… Всё же Сарареги холодно.
“Юури, ты ведь согреешь меня, да?” - И Сара сам не до конца понимает, что его немая просьба согреть его - это метафора. Сара не стремится согреть своё заледеневшее тело. Его душа куда как больше замерзла и требует тепла. Того тепла - которого Сарареги никогда не испытывал, ведь он всегда, с самого детства, был брошен всеми и принадлежал лишь себе. Был всеми обманут… И научился обманывать сам, чтобы никто больше не смог причинить ему боли. И всё же сейчас ему хотелось испытать то, что было лишь в книгах и рассказах… не поэтому ли он, ведомый своими чувствами преодолел расстояние, неподвластное никому, кроме Мао? Хотя у его желаний была красивая легенда - она-то понятна расчетливому королю - заключить выгодный союз. Склонить Юури на свою сторону наедине и добиться от него поддержки для своей страны и своих амбиций. Эта причина Саре понятна. По крайней мере он хочет так думать.
Но…
Но Юури как всегда рушит все планы. осознанно или нет, но… Этот человек поистине поразителен. Преданный Сарареги. он продолжает обходиться с ним как с другом, вызволяя того из снежной беды и укутывая в чём-то тяжелом и теплом. Так наивно, просто и мило, что это вызывает у Сары улыбку. Как и эта простая чашка с чаем, что оказывается перед ним. Много ли кому король мог сам лично налить чай? А много ли у короля шинзоку было друзей?
Колкий взгляд на Шибую из-под блестнувших стекол очков.
Ни одного… и на счёт Юури Сара тоже не должен обольщаться. Обольститель здесь он и заиграть в собственные игры и поверить в их истинность - непозволительно. Хоть и очень хочется.
- Выгляжу потерянным? - лёгкая улыбка тонких губ на крае чашки и Сара не без удовольствия делает маленький глоток, обжигая язык. Ох, как же тепло и хорошо… Кажется онемевшие пальцы начинают хоть что-то чувствовать., - это потому. что я заблудился, Юури, - король Малого Шимарона мягок в беседе, и держит себя так - по привычке - словно они не наедине, а в тронном зале и ведут переговоры. Прямая спина, гордо поднятая голова, флёр очарования и невинная улыбка - и даже не скажешь, что он чуть ли не до смерти замерз и его сейчас колотит как осенний лист на ветру. Лишь только в глазах плещется расплавленным золотом какой-то безумно-отчаянный лихорадочный огонь.
- Святой меч - поистине уникальная вещь, и чем больше я с ним взаимодействую, тем больше он мне подчиняется. Но… нужно быть осторожнее в своих желаниях, - Сара виновато жмурится и глубже закутывается под удивительное теплое одеяло, которое греет само - не иначе как на марёку мао работает! - Я думал о тебе и хотел тебя увидеть, Юури. И вот так меч осуществил моё невинное желание. Я не предполагал, что могу оказаться… здесь. Впрочем, как ты и заметил, я заблудился и замёрз. И долго объяснялся с людьми, пытаясь тебя найти, - разведя руками, Сарареги беззаботно пожал плечами, словно не произошло ничего страшного. Он не мог выдавать своих страхов и переживания даже сейчас. Тем более сейчас! Ведь перед ним Мао. И при этом говорил столь искренние вещи, которые могли смутить Юури. Ведь Сара о нём думал.
- Ах да, ты же не понимаешь наш язык! - воскликнув, Юури быстро поднялся с места и убежал куда-то (лишь для Сарареги, на деле же Мао убежал в ванную), скрывая своё смущение попыткой помочь Саре.
- Вот, вставишь это в ухо и сможешь понимать японский и говорить на нём.
- Это? - с удивлением рассматривая маленький наушник, Сара настороженно повертел его в руках, - но здесь ведь только мы с тобой. Верно? Зачем он мне тогда.
Вопрос с подвохом, в котором Сарареги желал удостовериться, что они здесь одни и никто им не помешает. И разумеется он оказался прав - они одни, а семья Юури уехала куда-то на праздники аж вместе с Великим Мудрецом. Шибуя оставался в полном распоряжении Короля Малого Шимарона. Вот только как тем распорядиться - Сара еще не знал, теряясь в мыслях из-за усталости и холода. Пока что ему хотелось лишь согреться, поесть и спать. И, что непривычно, просто насладиться подобным моментом. Он привык быть один. Но никогда не оставался наедине с кем-то. За спиной ли за дверью всегда была стража или Бериас. Всегда преградой перед ним стояли какие-то цели или интриги. И никогда не было даже и мысли о том, что он может хоть с каким-то человеком остаться один на один просто… вот так.
- Юури, ты покажешь мне свой дом? Тут всё такое необычное. Мне, признаться, очень любопытно.
- А? Дом? - Юури оглядел маленькую, уютную гостиную и застенчиво засмеялся, - Он не похож на дворец Малого Шимарона… По сути мы можем осмотреть его не вставая с места, - тихий смех и взмахи рукой в потолок, - на втором этаже две спальни. На первом спальня родителей, гостинная и кухня…, - и тут у них в унисон заурчали животы, а от приступа голода потемнело в глазах, - Ой… ты погрейся, подожди тут… Мы посмотрим дом, я обещаю, но вначале нужно поесть, - Юури заметался по комнате, натягивая на себя куртку и опасливо глядя в окно где снегопад уже не просто шел, а стелился горизонтально земле, - Я скоро!! Чувствуй себя как дома…
Сила Мао в его непосредственности и простоте. Но его слабость - в неумении говорить или хотя бы как-то объяснять происходящее и при этом устраивать шумный переполох. Иначе Сара это не мог назвать, в мгновение ока в непонятках оказавшись в одиночестве со словами “чувствую себя как дома”. Куда умчался его Величество 27-ой Мао - оставалось загадкой, но…
- Ох уж этот Юури, - рассмеявшись, Сарареги выбрался из под объятий тёплого одеяла и, зябко поёжившись, пошел изучать небольшой дом. Ему же сказали чувствовать себя как дома? Вот он и решил осмотреться. Домик и правда был небольшим и Сара обошёл его за несколько минут, с интересом задержавшись в комнате Шибуи. То, что это была непосредственно комната Юури - чувствовалось в воздухе, столь пропитан силой был воздух. Но в тоже время она была такой простой и тёплой. Живой.
- Думаю ты мне её сам еще покажешь, - коснувшись лишь взглядом, Сара спустился вниз и устроил уже более детальную ревизию помещений, найдя искомое - ванную комнату - а там и предметы гигиены, такие как расчёска, которая тут же застряла зубцами в спутанных волосах. Ветер сыграл с прической шинзоку злую шутку, а мокрый снег, растаяв, усугубил всё, превратив прекрасные волосы Сары в нечто спутанное и тяжело поддающееся расчёсыванию.
Второй задачей было разобраться с непонятными шинзоку механизмами ванны. В целом он предположить мог как она работает, но на практике оказалось всё сложнее. Особенно когда вода льётся не снизу, а сверху. Из простого умывания вышло целое купание, поскольку Сарареги совсем не по королевски сам себя облил и оказался в довесок к своим бедам еще и насквозь мокрым.
Но и это оказалось очень приятным открытием, поскольку смыть с себя весь этот холод и грязь Сара желал как никогда, а сильные струи приятно массировали замерзшее тело, позволяя расслабиться. Несколько минут горячего душа, ароматного шампуня и Сарареги уже чувствует себя снова человеком, закутавшись в найденное в ванной чистое полотенце.
Пим-биииим!
- А?
Пим-биииим!
- Что это?
Звук раздавался откуда-то из комнаты, где Юури Сару и оставил. А при более тщательном осмотре выяснилось, что звук издает какая-то коробочка с цифрами, мигая красным огоньком.
Пим-биииим!
Сара похлопал глазами, но благоразумно прикасаться к этому предмету не стал. Тот еще несколько раз оповестил о своём существовании звонками, а после пикнул и… послышался женский голос, доносящийся оттуда. Моргнув несколько раз, шинзоку спохватился и вставив в ухо тот самый наушник для понимания речи из Шин-Макоку, что ему предложил Юури,  понял, что это земное средство связи, а женский голос - это мать Юури.
- Ю-тян, твоя мамочка передаёт тебе привет… удачи на экзамене! Постарайся!
Сарареги повел неприязненно плечами и поморщился. Собственные воспоминания и ощущения были еще слишком свежи и близки, чтобы спокойно воспринимать подобное, и всё же Мико-Сан донесла до него одну интересную мысль: они под влиянием погоды застряли и не смогут выбраться до прекращения пурги, как и Юури не сможет отправиться к ним, поскольку все дороги перекрыты.
- Ну надо же, какая удача, - Сарареги улыбнулся, когда аппарат перестал трещать и тараторить.
- Сара! Я вернулся!
- Юури, - Сарареги встретил своего спасителя в одном лишь полотенце, сверкая длинными тонкими ногами и обнажёнными плечами, напоминая сказочного принца, с которым Мао постоянно его сравнивал, - прости, я попал под вашу воду в ванной. Она, оказалось, льётся сверху, - Сара улыбнулся смеху Шибуи и приблизился почти вплотную, заглядывая в глаза, - твой мир и вправду необычный. Я хочу побольше о нём узнать.
Шибуя, замерзший до самых нервов и суставов, все же нашел в себе силы ослепительно улыбнуться подошедшему Сарареги:
- Прости, я должен был предупредить тебя... Не стой пожалуйста на входе - тут холодно, а ты... ну..., - алая краска вспыхнул от шеи и обожгла щеки юноши, когда он бочком пробирался мимо Сары в сторону кухни, - я кушать принес... ты любишь мясо и овощи?
- Овощи? Да, но… - Юури покраснел до кончиков волос, впечатлившись видом Сарареги и это польстило шинзоку. Но вот о другом великий Мао никак не подумал, - Юури. Моя одежда мокрая. Ты не мог бы для начала дать мне во что я мог бы переодеться?  - неловко стоять и жаться как Шибуя Сарареги не собирался, потому приходилось того не столько направлять на необходимые действия, сколько в принципе прямо их озвучивать. В этот раз даже с небольшим укором, поскольку холодно было действительно и Сара поспешил вернуться в комнату, дабы не получать повторную ударную дозу мороза.
- Ах...да...боже, прости Сара...
Пакеты с едой стукнулись об пол и Юури, теряя на ходу уличную обувь, взлетел по лестнице второго этажа. Над головой у Сарареги прогрохотали шаги, хлопнула дверца шкафа - воцарилась тишина, после которой весь ритуал повторился, но в противоположной комнате, видимо принадлежавшей Шори. Что-то грохнуло, проскользило, раздался отчаянный вскрик боли и в конце концов в гостиной предстал запыхавшийся Шибуя с стопкой одежды на руках которую он торжественно складировал перед своим гостем.
- Вот... выбери что-нибудь. Она вся чистая.
И Юури вновь широко, добро улыбнулся.
- Благодарю,  - Сарареги благодарно выдохнул и, повернувшись спиной к мазоку, непринужденно сбросил полотенце. Вернее нет, он мягко опустил его, позволяя ткани скользить по его тонким изгибам, обнажая сначала изящную спину, а затем уже и нежную филейную часть, выбрав первую попавшуюся футболку черного цвета - удивительно, он ведь никогда в жизни не надевал чёрное - которая, как оказалось, принадлежала брату Юури и была настолько большой, чтобы болтаться на хрупком шинзоку туникой. И это зрелище было действительно завораживающим. Сарареги был практически идеален, за одним исключением: на спине виднелось несколько старых давно заживших шрамов, что чуждо и неестественно смотрелись на идеальной коже короля Малого Шимарона.
- В нашем мире чёрное позволительно носить только Мао и приближённым… значит ли это, - повернувшись теперь лицом к Шибуе, Сара поправил мокрые волосы и похлопал своими золотыми глазами, - я теперь твой приближённый?
В черных глазах Юури была пустота, а в голове раздавался звук старого, компьютерного роутера. Он хорошо помнил как тот звучит - Шори на заре своего увлечения играми не раз пытался ночью "тихо" запустить компьютер. Тогда на его экране тоже отображалась обнаженная натура... но не такая как сейчас лицезрел младший Шибуя.
Ему внезапно стало жарко, так, что из ушей чуть не повалил пар. Юури сглотнул один раз, второй, отвел узкий воротник черной водолазки двумя пальцами и глубоко вздохнул:
- Ты мой гость, Сара. В этом мире свои законы. И..., - юноша повел плечами, а после отвернулся и пошел к брошенным пакетам, - ...нет нужды притворяться тем, кем ты не являешься. Будь собой. Мне до смерти надоели маски вокруг.
- Быть собой? - Сара так и остался наедине со своим вопросом, растерянно глядя на то, как Юури покинул комнату, бросив в него этим откровением. Быть собой… А каким был Сарареги? Он и сам не знал. Вся его жизнь - это маски, которые он менял под ситуацию столь ловко и проворно, что у каждого складывалось своё мнение. А каким же был юный король Малого Шимарона на самом деле? Пожалуй, только Бериас мог ответить на этот вопрос, и ответ бы был весьма нерадостный: одинокий. Недоверчивый. Жестокий.
Что такое быть собой - Сарареги не знал. но он знал другое: что ему было бы интересно попробовать другую жизнь, в которой ему не надо было бы держать осанку и лицо. В которой он мог бы действительно искренне улыбнуться и провести время так, как хотел бы он, а не так, как требовали того обязательства. И всё же его положение ему нравилось, а его амбиции лишь подогревали коварный интерес. И всё же…
… и всё же один неуверенный шаг вперед после нескольких минут переодевания до конца, второй и Сара уже на кухне с Юури, искренне желает помочь и может даже чему-то научиться. То, что они приготовили на пару - оказалось даже съедобным. Но самое главное были те искренние эмоции, которые они получили от своего совместного творчества, совсем отойдя от своих главных ролей - двух правителей враждебных стран.
Наверное это и было то самое “быть собой” - непривычное для шинзоку, и напротив такое родное для мазоку из этого мира. И такой Сарареги, вероятно, был весьма незнаком и непривычен самому Юури. Но раз тот хотел без масок… что же, Сара будет играть по его правилам. Но в этот раз в этой игре есть одно исключение: видимо он и сам получит от этого нескрываемое удовольствие.
Уже позже Юури гостеприимно разместил Сарареги в своей комнате, оставив его там отдыхать и отправился готовиться к грядущему экзамену в комнату своего брата. И Сара был не против тишины и одиночества - они привычнее. Но засыпать в чужой постели - непривычно. В чужом мире, в котором за окном завывает холодная вьюга - даже несколько не по себе. И всё же…
“Быть собой, да?”
Усталость быстро взяла своё и даже непривычное место не стало помехой для беспокойного сна, в котором Сара тихо метался по маленькой постели, скомкав под себя одеяла. Ему снилась пустыня, ему снились кошмары. И его кожа опалялась ярким полуденным солнцем, вызывая удушливое жжение и жар. Сарареги казалось, что он заживо сгорит в этой пустыне, пока он не открыл глаза и не осознал, что за окном всё так же метёт снег, а ему при этом невыносимо жарко. Жарко настолько, что его всего трясёт и знобит одновременно, а дышать тяжело, словно его опустили в бочку с водой - не продохнуть. Обхватив себя за плечи и выдохнув, юноша со всхлипом раскашлялся, согнувшись чуть ли не пополам.
- Так и думал, прогулка по снегу не прошла даром, - утерев рукавом мокрый лоб и убирая с глаз налипшие мокрые волосы, Сара не стал даже искать на тумбе рядом свои очки, опуская на пол босые ноги. Двигался он тихо и неслышно настолько, что ни одна половица под ним не скрипнула.
Не скрипнула и дверь в соседнюю комнату, где спал Мао. Замерев на пороге и вглядываясь в мутные силуэты, Сарареги вслушался в ровное дыхание - спит. И не будь завтра у Шибуи важного экзамена - а тот объяснил Саре всю степень важности этого мероприятия - Сарареги бы даже разбудил сейчас его, воспользовавшись ситуацией и своей болезнью. Но что-то заставило его тихо отступить назад и прикрыв за собой дверь, спуститься вниз. Как разогревать здесь воду - он еще с ужина понял и спустя несколько минут он уже был наедине с горячим чаем в объятиях тяжёлого котацу, пытаясь унять лихорадку, которая, кажется, еще больше охватывала его вместе с кашлем.
…Когда-то давно маленький Сара заболел так же…  кашель разрывал его грудь, а жар сжигал изнутри, забирая у маленького принца все силы. Но тогда в его жизни уже был верный страж, чья прохладная ладонь ложилась на лоб, а тихий сухой голос успокаивал, вводя в лёгкую дремоту. В ту зиму Сара очень сильно болел и едва не умер стараниями неопытных медиков. Тогда-то бериас и раскрыл в себе до конца свои целительные силы и с тех пор оберегал своего племянника от любых болезней. В ту зиму Малый Шимарон едва не лишился своего наследника…
Здесь Бериаса не было. Был только сам Сарареги, который отвечал за себя, достаточно недальновидный Мао, который несколько раз уже указывал Саре, что после его предательства того доверия, что было - меж ними не будет. И был вой пурги за окном, напоминающий о том, что за любые свои поступки необходимо платить. Так и Сарареги за свои минуты безмятежного счастья теперь придётся заплатить. Не только болезнью. Но и внезапным осознанием, что он скучает по своему… дяде. Но этот звук ветра… он тоже убаюкивал, словно приносил из далёких краёв поддержку и тревогу Бериаса, желавшего защитить своего короля. По крайней мере Саре хотелось в это верить и задремал он под котацу именно с этими мыслями.

Шин-Макоку.
Ворота, ведущие во двор Замок-Клятвы-на-Крови распахнулись, разшвыривая сдерживающих их солдат.
- Бериас-сан! Вам сюда нельзя!
- Остановитесь!
- Бериас, - это уже Конрад, который подоспел вслед да шинзоку из Шин-Макоку, где страж и по совместительству дядя короля Малого Шимарона навёл шума, прибыв ко двору и требуя вернуть ему его короля или же его отправить к нему. Ситуация была для свиты Мао неприятная, но решить эту проблему они не могли и выполнить пожелания Бериаса - хотя очень желали бы вышвырнуть Сарареги ему в руки и чтобы оба оказались как можно дальше от Юури и границ Шин-Макоку - не могли.
- Господин Веллер, - чуть согнувшись для рывка, воин опустил руки на эфесы мечей, готовясь вынуть их из ножен в любую секунду, - вы должны меня понимать. Окажись король Юури в противоположной ситуации, что бы Вы сами делали? Королю Сарареги нужна моя защита. Кроме меня у него никого нет.
- Я понимаю. Но сейчас здесь нет никого, кто мог бы вернуть короля Сарареги сюда. Всё теперь зависит только от короля Юури и Великого Мудреца. И от короля Сарареги.
- Нет. Я должен быть рядом.

+2

5

[nick]Shibuya Yuuri[/nick][status]ловец снов[/status][icon]https://i.ibb.co/jbs2YXm/d-GUIo4yfc1-Xdnm1o-XHex-Xp-Y1dct-DRObmu-AMd-ZAATv-HEKz09-s-Ou-FLCH0-HASQs-U5-Yl-Zf3a7-Pkp5-D1-Qt-Hm.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Юури</a><div class="fandom">Kyou kara Maou</div><div class="info">удержи меня</div>[/lz]

…А… Сара..

Ночью Юури снилось, что его комната превращается в пустыню… он метался от жара, чувствуя под телом колючие грани барханов, а вдалеке раздавался вой приближающегося сирокко. Под смеженными веками вздрагивали глаза – разум находился в фазе быстрого сна – спал подросток Шибуи, утомленный подготовкой к экзамену и внезапными событиями.
…не спал Мао.
Он чутко вслушивался как там за стенкой ворочался на неудобной, не_королевской, кровати неудачливый правитель Малого Шимарона – Сарареги нервничал, переживал, потел и температурил. В следствии чего метался на старом матрасе и в конце концов не выдержав откинул теплое, тяжелое одеяло…
…вспыхнули черным пламенем глаза. Юури спал и не видел сновидений.

Когда комнатная дверь бесшумно приоткрылась являя белого призрака - пальцы Мао сжались, словно желая найти гарду меча, а марёку нервно запульсировало венами на висках. Юури шумно и жалобно вздохнул во сне и откинулся спину, ровно в тот момент когда Сарареги поддавшись необъяснимому для него порыву альтруизма аккуратно прикрыл за собой дверь и спустился вниз.

Мао сузил зрачки в черных глазах и прислушался, с недовольством для себя признавая, что, похоже, в этой пустыне было место оазису.

-…Сара?

Юури немного удивленно перевел взгляд вначале от покоившихся на краю котацу фиолетовых очков, а после на их обладателя, который пригревшись спал мирным сноп, практически полностью забравшись в теплое покрывало стола. Признаться - на фоне шумевшей снежной бури за окном, картина забывшегося сном Сарареги была довольно уютная. Настолько, что Шибуя присел рядом на корточки и чуть дрогнувшими пальцами убрал с лица молодого короля опавшую белую прядь волос.
- Хоу..?
Лоб Сары пылал огнем.

Что-же делать?
Юури тоскливо посмотрел за окно, где стелилась белая пелена и не было видно даже заботливо скрытых на зиму розовых кустов. По долгу чести надо было вызвать врача и остаться дома и юноша уже потянулся к молнии теплой флисовой кофте в которой было жарко дома, но что-то внутри него отозвалось недовольным рыком:
Переживет!

Проявления Мао были столь редки, что Юури испугался и оглядел себя – нет ли знакомого демонического ореола вокруг рук? Но грозный голос был единственным подтверждением того, что в этой комнате их трое и лишь один прав – Шибуя вздохнул, и, поднявшись, отправился проводить ревизию в домашней аптечке.

Спустя четверть часа легкий сквозняк шевельнул оставленную перед Сарареги записку прижатую к котацу кружкой с ароматными средством от простуды.

Дорогой Сара!

Возможно, когда ты проснешься то почувствуешь себя неважно – выпей лекарство из кружки, оно от простуды. Так же я оставил для тебя таблетки, это антибиотики, чтобы ты совсем не разболелся.

Я ушел на экзамен.

Ты об этом не знаешь, но сегодня на земле большой праздник, который отмечают во многих странах. Он называется Новый Год. Ровно в полночь начнется новый земной цикл и люди будут поздравлять друг друга и наряжать ёлку, дарить друг другу подарки. Это весело.
Мы с семьей должны были встретить праздник вместе, но из-за погоды я не могу поехать к ним. Может быть ты захочешь остаться в эту ночь со мной?
А позже я придумаю как вернуть тебя обратно в Малый Шимарон.

Юури.

PS. Выпей лекарство!!

Споткнувшись о поребрик дороги, не разглядев его в темноте утра и под снежным покровом Юури улыбался. Почему то ему казалось, что он написал правильные слова, которые так нужны были его бывшему_другу.

Мао же так не считал.


Шин-Макоку.

Конрад Веллер уже привык, что периодически их король исчезал в придворном фонтане и появлялся спустя месяцы. Каждый раз когда это происходило Шери-сама высаживала в своей легендарной клумбе новые цветы, а Вольфрам, после того как переставал орать о «неверном благоверном», шел отрабатывать удары на деревянном манекене.
Манекены крошились в деревянные опилки, Вольф успокаивался, начинал тосковать и вот тогда то Мао появлялся вновь.
Наступала идиллия, настолько, насколько это было возможно.

В этот раз гость из вне вынырнул не из фонтана, а вынес главные ворота Замка-на-Крови, и, сбросив с себя всю доблестную охрану, ощерился в сторону Конрада, разыскивая свою пропажу.
Видимо, господин Бериас не привык, что его король исчезал…

- …мне жаль, - тихой, крадучей походкой Конрад кружил вокруг расстроенно_свирепого мечника, так что в конце концов они оказались в наиболее выгодном для Веллера положении. За спиной охранника Мао были ворота в замок Мао, а перед лицом Бериаса был… ну, сам Конрад, - я не могу пропустить Вас дальше.
Над Шин-Макоку раздался колокольный звон, в котором звучала сталь скрещенных мечей – бойцы отпрыгнул друг от друга, подняв неимоверное количество пыли, тут же осевшей на кустовые розы:
- Бериас-сан, поймите, на данный момент единственный кто обладает силой перемещения…

- Это я.
Молодой, веселый голос раздался от одной из колон замка и из её тени шагнул силуэт Истинного короля, что широко улыбнулся и одновременно зевнул:
- Король Сарареги сейчас под надежной опекой Мао.
- Этого то я и опасаюсь, - рыкнул Бериас и шагнул вперед, на что Конрад тут же предупредительно вскинул руку и покачал головой.
- Ну полно Вам… дайте уже им пообщаться не в обстановке звенящих мечей, пронзительных взглядов и…, - издалека послышался лошадиный топот. Конь, взмыленный, загнанный, испуганный влетел во двор и с него огненный всполохом сорвался взбешенный Вольфрам, - … вот этого…
- Немедленно отправьте меня к Юури!!!

- Хм… нет, - Истинный король улыбнулся и исчез в тени.


- Шибуя-сан…пер…четв…тролль…

- Чего?
Юури с изумлением посмотрел в свой кнопочный, дешевый телефон который только что обозвал его троллем. 27 короля колыхало в порывах снежного ветра словно последний осенний листик, когда тот пытался дождаться на пустынной остановке автобус. И в этот момент сквозь рев метели он и услышал этот телефонный звонок…

- Шиб…-ан…?
- Подождите!! Подождите минуту!

Юури споткнулся внезапно выросший под ногами сугроб (еще две минуты назад его не было!) и поспешил войти в торговый центр, где волшебным образом наладилась телефонная связь. Да и вообще было тепло…
- Алло? Алло…
- Шибуя-сан, Вы слышите меня? Вас беспокоит администрация школы – переводной экзамен переносится на следующую четверть. Его берет под свой контроль директор. Понимаете?
- А…вот оно как, - Юури кивнул, чуть растерянно и озадаченно оглядываясь и пропуская мимо себя ко входу людей с коробками в руках, - спасибо Вам…, - но трубка уже отозвалась гудками. Юноша остался один на один с осознанием, что в общем-то он свободен. А ещё сегодня Новый Год. И дома у него простуженный Сарареги. Над головой внезапно ожил коммутатор и веселый голос, подозрительно похожий на Истинного Короля, пожелал всем посетителем хорошего праздника, а так же не забыть купить подарки для своих друзей, - подарки…?

- Сара – я дома! – метель внесла Шибуи в дом и сама захлопнула за ним дверь, что было очень кстати, так как в руках у юноши были пакеты с оборвавшимися ручками, - Экзамен отменили! Дорогу замело… или ветром оборвало электропровода. Я не понял… но погода на улице жуткая, - он в спешке разулся, раскидав обувь по коридору и вошел в гостиную, - я ужасно замерз на остановке – надеюсь тебе лучше? – Юури не переставал болтать раскладывая на котацу пакеты, пока, наконец, не добрался до плотного сверток, который протянул чуть помятому, хмурому Сарареги, который, видимо, был не особо доволен прошедшей ночью, - вот. Это тебе. Подарок. Я вначале сомневался понравится ли тебе, но…, - и Юури сам лично разорвал упаковку извлекая белую, теплую и мягкую толстовку с большим капюшоном по краю которого вились сиреневые змейки-вышивка, -…ты прочитал записку? Останешься…?

Что заставляло его настаивать на своем?
Юури не мог ответить, просто чувствовал, что Сарареги необходим этот Новый Год. Эта толстовка. И елка, которую Шибуя вытащит с чердака, чтобы нарядить. 
Он упорно игнорировал сигналы тревоги, что посылал ему Мао, и, казалось, забыл, то король Малого Шимарона вроде как предатель. Просто все заслуживали вторую попытку, пусть с этим и не были согласны… все, кроме самого Юури, но здесь и сейчас, в своем доме, принимал решения только он.

- Что тебе снилось, Сара?

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Я был так наивно-прям, задумав сыграть с огнем [Kyou Kara Maou]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно