ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » make me feel something


make me feel something

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">you are no longer feel a thing</span>

<span class="data">-</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.ibb.co/n68PVHj/e214d253-2e2f-4582-9a63-151138fbbb08.jpg">
</div>

<p>
make me feel something
<span>
allicia & alex
</span></p>
</div>
open up my heart,
make it hurt some more
</div>[/html]

[icon]https://i.ibb.co/87hS3Tp/78fcd498-dcd0-41be-a6d7-bb706238c560.jpg[/icon][status]i've had enough[/status][lz]<a class="lzname">алисия</a><div class="fandom">original</div><div class="info">until we bleed out</div>[/lz][nick]alicia[/nick]

Отредактировано Elizabeth Midford (26.05.22 23:15:58)

+2

2

сто лет - много или мало? кто-то на смертном одре скажет, что это очень крошечный срок, за который человек едва ли может успеть чего-то достичь, стать кем-то значимым. кто-то, закуривая очередную сигарету и нервно смеясь, скажет, что это очень долгий срок, в каждое мгновение которого необходимо что-то делать и куда-то рваться. поэтому последние желают смерти, а первые - бессмертия. они верят, что по настоящему время может оценить лишь тот, у кого его целая вечность впереди. кажется логичным; ведь можно вдоволь заниматься вещами, которые нравятся, можно пробовать новое и не бояться ошибаться, можно в размеренном темпе достигать успеха, ведь торопиться некуда.
но минусов, на самом деле, ненамного меньше... мне это известно не понаслышке, ведь после одной из ночей я перестала ощущать тепло солнечного света, или промозглый холод, или желание отведать любимый клубничный тарт, или даже само течение времени. всё стало бесконечным, как и моё чувство голода. обратная сторона медали, что называется. я не выбирала эту жизнь, или смерть?.. всё стало одним: невозможность жить полноценно, невозможность умереть всецело.
и лишь мгновение, когда я вкушаю плоть жертвы, одухотворяет и буквально заставляет испытывать наслаждение. каждый раз - это новые ощущения, новый вкус, полный экстаз. и тот факт, что все они подчиняются мне, доставляют лишь ещё большее удовольствие. хоть иногда я и подмечаю в их глаз страх, или ненависть, или что-то ещё, но тем не менее - губами и телом они требуют ещё больше.

но, конечно, забирать людей - штука непростая и, что греха таить, уголовно наказуемая. но когда ты вампир, то дела решаются немного проще, чем это могло бы быть со смертными. когда ты вампир, то как-то сам устанавливаешь себе рамки и законы. по крайней мере, именно этому меня научил себастьян, обративший меня пару веков назад, и за которым я следую по сей день. это проще всего - держаться какой-то одной компании, так как существовать в одиночестве - ноша далеко не для каждого. добывать себе пропитание, да и коротать бесконечно тянущееся время, становится куда сложнее. а тут хоть какие-то единомышленники; если так подумать, то больше напоминает какой-то сброд алкоголиков...
и если кровь можно назвать дорогим вином, то мы вполне можем ими оказаться. я как-то неосознанно улыбаюсь этой мысли, пока мы с фредом бредём по слабо-освещенной улочке - отличное место, чтобы подловить кого-то и не оставить следов. - я первая выберу свою жертву, - да-да, сначала их нужно отволочь в наше место, но я уже форсирую события и жду этого мгновения. возможно, даже удастся развлечься немного более нетривиальными способами сегодня. вот бы попался какой-нибудь симпатичный мальчик, который будет не прочь заняться сексом (хотя, я ведь знаю, что он будет желать этого; осознанно или нет - уже совсем другая история).
облокачиваюсь на кирпичную стенку, пока фред достаёт чудодейственный транквилизатор. я чувствую, что наша жертва становится всё ближе и ближе - ох, этот сладкий, чарующий запах... это определённо мужчина, может быть даже удастся прикинуть возраст? - как думаешь, сколько? - облизываю свои губы, накрашенные тёмно-алой помадой, желая уже вонзиться своими клыками незнакомцу в шею, а может и не только... тут как пойдет. фред лишь смотрит на меня непроницаемо; боже, почему он такой скучный? - да ладно, не будь бякой. - вздыхаю наигранно, отталкиваясь от стены, чтобы загородить дорогу приближающемуся мальчишке.

- у вас не будет сигареты? - лёгкий, безобидный вопрос срывается с моих губ, пока фред подходит сбоку и одним движением втыкает иглу в его шею. затем перебрасывает его через плечо и идёт вперёд, не особо дожидаясь меня. что ж, меня это мало волнует. а вот другое... - интересно, угостил бы он меня? - задумчиво произношу эти слова, вглядываясь в умиротворенное личико, скрытое волосами; он повис как кукла на плече бугая фреда.
мягко улыбаюсь, убирая его чёлку чуть в сторону. ах, как же он вкусно пахнет! - он симпатяжка, так что забираю его себе. окей? - мужчина впереди лишь продолжает идти молчаливо к стоящему фургону. с полицейскими в этой округе уже должны были разобраться, да и это далеко не роскошное местечко - всем плевать, в основном.
я прошу доставить мальчишку прямо в мою спальню, хоть и могла бы сделать это сама, но зачем? всё-таки все здесь младше меня. - доброе утро, соня. - шепчу ему прямо в губы, когда ресницы мальчишки начинают чуть трепетать и глаза приоткрываются. я уже успела переодеться в свою сорочку и пеньюар, так что готова к действию; в этом плане, меня немного раздражает необходимость использовать транквилизатор, но тут деваться некуда - таковы правила. и ещё один минус - для лучшего вкуса стоит немного выждать, но... тут я даже не прочь немного поразвлечься. - я всё гадаю сколько тебе лет... двадцать три? - прикидываю я, отодвигаясь от его лица на совсем небольшое расстояние.

[nick]alicia[/nick][status]i've had enough[/status][icon]https://i.ibb.co/87hS3Tp/78fcd498-dcd0-41be-a6d7-bb706238c560.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">алисия</a><div class="fandom">original</div><div class="info">until we bleed out</div>[/lz]

+2

3

Смерть — это черная бездна, делящая жизнь на «до» и «после». Не просто так говорят, что о мертвых не говорят плохо, лишь хорошо. Дело не просто в уважении, но еще и в светлой памяти — каким бы ни был ужасным человек, но после его ухода остающиеся со временем забывают все плохое и вспоминают только о лучшем. По крайней мере, если это лучшее было, на счет отпетых подонков я не уверен.
Смерть отняла у меня родителей в возрасте восьми лет — рановато, как ни крути. Я едва-едва помню лицо своей мамы и лишь по фото могу признать отца. Фото осталось одно-единственное: мы гуляем в парке, где меня пристроили на игрушечную лошадку, а сами встали рядом. Фото топорное, но вызывает необъяснимые теплые чувства.
Скучаю ли я по ним? Не знаю, моя память сохранила слишком малое. Зато я скучаю по жизни, которая у меня могла бы с ними быть. Останься родители в живых, мы бы еще не раз сходили в тот парк и сделали фото. Останься родители в живых, мы собирались бы за столом для ужина и занимались чем-то на выходных. Останься родители в живых, у меня могли бы быть братья и сестры — мама упоминала о том, что стоит ждать вот-вот.
Вместо этого, я предоставлен сам себе, а родственники с обеих сторон пинают из дома в дом, передают из рук в руки. Условия оставляют желать лучшего: диван в гостиной, обязанности прислуги; но все лучше, чем детский приют. Ведь лучше же? Я убеждаю себя в этом, хотя и не очень верю.
По крайней мере, последняя семья [двоюродный дядя по линии отцовской бабушки] помогла с поступлением в колледж и переездом в общежитие. С того момента жизнь становится заметно лучше, а подработка в кафе мороженого приносит деньги, позволяющие сводить концы с концами. Я не чувствую обиды или обделенности, не должен, вместо этого лучше бы испытывать благодарность за возможность жить и познавать мир. В конце концов, в аварии, унесшей родительские жизни, мог погибнуть и я.

В вечер, когда начинается очередное испытание, я как раз возвращаюсь после нелегкой смены. Голова гудит после воздействия на слух целого хора детских голосов на протяжении дня, ноги налились свинцом, а разум затуманен усталостью. И все же свежий вечерний воздух приятен, а огни города прекрасны. Стоит им порадоваться.
Я сворачиваю в подворотню, рассчитывая срезать путь и выйти буквально через двести метров на другую оживленную улицу, ведущую уже напрямую к общежитию. Здесь грязно и не слишком презентабельно, в одном из углов спит мужчина, распространяющий удушающее омбре алкоголя, а под ногами похрустывает стекло из-за битых бутылок. Лучше не обращать на такое внимание.
Мне редко заступают дорогу — кому нужен неприметный оборванец без копейки в кармане. И все же этот день становится исключением, ведь на пути появляется красивая девушка со странным вопросом. Я даже мигаю от удивления, не сразу понимая о чем речь, а после... мир неожиданно уходит из под ног...

ххх

Первое, что я чувствую, так это привкус горечи на языке. От долгого забытья? Голова при этом гудит пуще прежнего, да и тело затекло. Я приоткрываю пересохшие губы, мечтая лишь об одном: о глотке воды; только после этого разлепляю глаза и пробую осмотреться.
Весь мир занимает лицо той самой девушки, которую я видел прежде, а уши заполняет ее вопрос.
— Кто...? - хриплю я, желая узнать одну простую вещь — кто передо мной и что ей нужно.
Чуть ерзаю, ощущая под собой вовсе не твердость и холод земли, а мягкую перину. Принюхиваюсь к запахам и не чувствую смрада подворотни, лишь духи и еще какую-то смесь ароматов, явно дорогую. Что происходит и что ей от меня нужно?
Приходится повернуть голову, чтобы рассмотреть часть комнаты, но взгляд рано или поздно все же возвращается к незнакомке, а разум фокусируется на ее странном [как ни крути] вопросе.
— Кто вы? — все же справляюсь со второго раза, хотя слова и царапают горло, точно наждачка. — У меня нет сигарет, так что я не смогу угостить вас, — отвечаю на тот вопрос, что был самым первым.
В каком странном месте я оказался, рядом с каким странным человеком. Это что же, похищение? Я не представляю никакой ценности, у меня нет ничего ценного, чтобы предложить в качестве выкупа, а семья... они ни за что не станут платить. Может даже обрадуются из-за исчезновения?
— Чего вы хотите? — уточняю, стараясь отодвинуться подальше.
Она слишком близко, настолько, что я чувствую чужое дыхание и даже легкие соприкосновения наших губ при неосторожном движении.

[nick]Alex[/nick][status]Speak into the silence[/status][icon]https://i.ibb.co/9gT2Lcd/c8f842da-a878-4874-b457-41ec5816dab7.jpg[/icon][lz]<a class="lzname"> алекс, 20</a><div class="fandom">original</div><div class="info">I want to see the change before I die</div>[/lz]

+2

4

играться с маленькими человечками бывает очень даже забавно; я люблю выбирать тех, кто помоложе - кто ещё не видел жизни, кто не успел понять её горьковатый привкус. хотя, и среди молодых встречаются такие экземпляры. хлебнуть дерьма можно в любом возрасте, но чаще это всё же начинается после начала собственного путешествия и ухода из-под родительского крыла. так что же по поводу моего новенького? сложно сказать на глаз; я уже заинтригована - окажется ли он напуганным и зелёным, или открытым к новому и любящим пуститься во все тяжкие, а может и слишком серьёзным, даже скучным?
трогаю пальцами его волосы, опускаюсь чуть ниже, чтобы вдохнуть запах дешёвого шампуня. вот уж наверняка, что он всё ещё студент, или работа настолько хреновая? такое бывает, когда всё ещё молод. интересно, будет ли у него всё впереди? или я всё-таки не решусь отпустить его обратно к человеческой жизни? обычно мы очень дорожим нашими секретами и стараемся не оставлять следов. но что, если мой разум таки проиграет в схватке? иногда я бываю слишком мягкой с теми, кто должен бы считаться жертвой. может во мне осталось больше человеческого, чем могло бы показаться, учитывая количество прошедшего времени?
— подумаешь ли ты, что я монстр? — накручиваю прядку его волос на палец, задумчиво мурлыкая себе под нос. конечно, благодаря моей силе он сможет получить удовольствие, но вот что будет после?.. спустя время он очнётся с замыленной, но все же памятью, которая покажет ему интересные фрагменты с моим участием. и тогда придёт ненависть. или это таки случится раньше? не так уж важно; куда интереснее уже просто начать и посмотреть, куда это все приведёт.

облизываю губы, вожу пальцами по оголенной коже в вырезе его футболки, ожидая наконец момента его пробуждения. будет ли он в своём уме? некоторые слишком долгое время находятся под действием препарата, которое притупляет ощущение реальности. но я не хочу играться с бесчувственной и неэмоциональной куклой; иначе все становится бессмысленным — даже сам факт того, что мы его похитили.
а жалеть о таком нельзя; поэтому я выжидаю — любуюсь его светлым ликом, наслаждаюсь запахом молодости и невинности… ох, боже, девственники по своему прекрасны во вкусе. их кровь будто бы имеет совсем другой оттенок, а в мыслях ни намёка на разврат. удивительная выдержка, или попросту некогда? работа, учеба, отсутствие шансов с девушкой… а может он и по мужчинам? в наше время уже и не знаешь наверняка.
прикладываю остриё своих клыков к его мягкой коже, не позволяя себе прокусить ту; я всегда была терпеливой, но примериться никто не помешает. а уж представить каково это будет! сладко, головокружительно! я не ела уже месяц, так что всё будет даже ярче.

улыбаюсь хитро, когда его глаза медленно открываются; может, решит, что все это сон? может даже и приятный? хотя… — вы? ты обратился ко мне на «вы»? о, милый, неужели я выгляжу настолько старой? — лепечу недовольно, пытливо заглядывая прямо в глаза. что это за толстые намёки, спрашивается? — и не нужны мне сигареты… я предпочитаю вино, — или кровь, скорее уж, но о таком говорить на знакомстве с парнем не стоит. детали же лучше опустить; тем более, что такое может серьезно испугать.
— а вот вопрос о том, чего я хочу, немного сложнее. но пока мне будет достаточно краткой сводки — имя, возраст, может быть семейное положение. — звонко смеюсь, чуть отодвигаясь, чтобы дать ему временную возможность быть подальше от меня. — я так не хочу вставать с кроватки и лезть за твоим удостоверением, чтобы таки узнать, сколько тебе лет. утоли хотя бы это мое любопытство, м? — тяну за полы пеньюара, чтобы скинуть его в наши ноги. а может быть даже и слезать с кровати не надо? может удостоверение в его кармане? провожу ладонью по его джинсам, не нащупывая ничего интересного. всё-таки я не настолько развратна, потому тактично провожу не по его члену, а чуть поверху. — я совсем забываю о потребностях… но ты наверняка хочешь пить. — приходится значительно отодвинуться от него, чтобы взять бокал и протянуть в его руки налитое вино, довольно улыбаясь. что ещё это могло быть? — может мне стоит напоить тебя? - придерживаю его голову, поднося к губам краешек хрустального бокала; ему бы лучше глотать, чтобы не поперхнуться. - не волнуйся, у него приятный, чуть терпкий вкус. - наблюдаю за тем, как его губы чуть приоткрываются; даже не знаю, чувствую ли желание... пока не особо. но всё же - мне забавно.

[nick]alicia[/nick][status]i've had enough[/status][icon]https://i.ibb.co/87hS3Tp/78fcd498-dcd0-41be-a6d7-bb706238c560.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">-</a><div class="fandom">original</div><div class="info">until we bleed out</div>[/lz]

+2

5

Она слишком близко.
Нависает надо мной, точно ей есть дело. Смотрит на меня, точно действительно видит. Задает вопросы, точно ответы действительно могут быть интересны.
Мы даже не знакомы. Что здесь происходит? Не так давно я возвращался домой и мечтал лишь о своей постели, о возможности вытянуться на ней, закрыть глаза и забыться сном. Теперь же я действительно лежу, но никакого удовольствия от этого не испытываю, лишь неловкость и желание сбежать. Не то чтобы нечто подобное было ненормальным.
Нет, серьезно, что происходит? Девушке, нависшей надо мной, остается только обнажить вампирские клыки и впиться в мою шею, чтобы абсурд зашкалил. Она еще и так спрашивает о том, кажется ли мне старой, будто действительно может таковой быть! Да мы ровесники, я уверен, и все же в ответ выдавливаю лишь неловкое:
— Ч-что?
Понятия не имею почему. Могла она меня чем-то одурманить? Учитывая укол в шею и последующее забытье, непонятное место... Пожалуйста, пусть это будет не какой-то бордель. Уж лучше ночной кошмар... да, кошмар вполне подойдет.
— Это элементарная вежливость... — выдавливаю все же настоящую причину своего обращения [вполне очевидную].
Дальше же мне очень хочется отодвинуться, попросить не прикасаться, но сил не хватает. В буквальном смысле этого слова, меня пригвоздило к кровати, а тело сделалось тяжелым и неповоротливым. В том числе из-за неестественной близости незнакомой девушки, требующей слишком многого, ее откровенных прикосновений, заставляющих все в груди сжиматься. Разве можно... так?
— Зачем тебе мое имя, возраст и в особенности семейное положение? — стараюсь отвлечь разговором.
Последнее совершенно не укладывается в голове, а первое, что хочется сказать: я сирота, выгоды от меня не будет. Вот только если она часть работоргового кортежа, то как раз этого говорить и нельзя. Ведь чего нет у сирот? Внимания, которое могла бы обратить общественность. Был и не стало, ну и что...
— Мне двадцать, я женат... Меня зовут Алекс, — произношу все же.
Кое-что из этого откровенная ложь, но все остальное чистая правда. Нет никакой тайны в количестве лет или в имени — я не верю в проклятия. Да и вообще...
— Я хочу уйти. Отодвинься, пожалуйста.
Прикладываю усилие, чтобы приподняться на локтях, когда девушка тянется за чем-то, стоящим на тумбочке, а потом к губам прижимается краешек бокала и на язык попадает несколько терпких капель. Алкоголь мне приходилось раньше пробовать, но по вкусу он не пришелся. Вот и сейчас хочется немедленно отвернуться, отодвинуться, чтобы избавиться даже от запаха. Жидкость расплескивается, когда я дергаю головой, попадает на шею и стекает за вырез футболки, холодит кожу неприятно.
— Нет, это не вода, не хочу...
Вот только едва ли меня кто-то готов слушать. Женская рука кажется такой маленькой и слабой, но затылок мой сжимает с неожиданной силой. В глотку льется вино, горькое и противное, обжигает гортань. Я закашливаюсь, но сглатываю, чтобы не подавиться, а потом еще раз и еще, и еще. Отвратительный вкус! Выбиваю стакан и он падает на мягкие подушки рядом, так что некрасивая красная лужа растекается по белоснежным наволочкам и отчего-то напоминает кровь. Мой взор прикипает к этому пятну, будто оно должно о чем-то сказать. Вот только о чем?

[nick]Alex[/nick][status]Speak into the silence[/status][icon]https://i.ibb.co/9gT2Lcd/c8f842da-a878-4874-b457-41ec5816dab7.jpg[/icon][lz]<a class="lzname"> алекс, 20</a><div class="fandom">original</div><div class="info">I want to see the change before I die</div>[/lz]

+2

6

всё же мальчишка оказывается куда пугливее, чем можно подумать. а ведь во сне он больше казался храбрым рыцарем, нежели боязливым лакеем или ослом как в том мультике... мм, шреке? вздыхаю, когда слышу первые нотки дрожи в его голосе и произвольно улыбаюсь. пусть это и разочаровывает немного, но всё же кажется милым. он кажется чистым и непорочным ребёнком, которого ещё не успела коснуться вся эта грязь и тяжесть бытия.
даже немного жаль, что скоро мне придётся сломать его; но и отпустить теперь не имею права тоже. радует лишь то, что он вскоре войдет во вкус, пусть и на короткий промежуток времени. пусть уж лучше всё происходящее кажется сном; хотелось бы, чтобы приятным, но здесь есть определённые и даже вполне обоснованные сомнения. - боишься ты меня так, словно я старше тебя лет на тридцать и могу решить твою судьбу. впрочем, это даже не так далеко от истины, - задумчиво проговариваю я, пробегаясь пальчиками по его груди выше до самой шеи. - я про судьбу, конечно же, выгляжу я всё ещё молодо. - заявляю с самодовольной улыбкой, поправляя светлый локон. это то благо, которое получаешь, когда становишься вечным.
- мне просто интересно, сладкий. а что такого? это какая-то тайная информация? разве не куча людей может заглянуть в твой паспорт? - это ведь даже факт, который он не сможет отрицать; бронируешь отель - паспорт, получаешь деньги - паспорт; даже алкоголь, и тот - паспорт! так что же такого в том, чтобы рассказать такие несущественные детали страждущему? ему оказывается нужно не так много времени, чтобы с этим согласиться, так что вскоре я получаю ответ.

- так ты женат? какая прелесть, - усмехаюсь, хотя довольства в моём голосе маловато. знаю я эти брачные узы и их ненадежность, их обман. - в двадцать лет? о, я тоже когда-то совершила эту ужасную ошибку... я про раннюю любовь; поверь, ничего хорошего из этого не выйдет, так что всё к лучшему. - то, что мы украли его и лишили дальнейшей жизни? ну да, это странно, и да, может даже жестоко, но ничего не поделать. иногда просто нужно принять неизбежность каких-то событий и расслабиться. - как думаешь, твоя жена будет скучать по тебе? будет искать? - опускаюсь чуть ниже, чтобы прошептать это на самое ушко. дело не в интимности, и даже не в желании сделать ему больно, а скорее хочу понять - насколько его чувства сильны.
- как её зовут? - игнорирую просьбу о том, чтобы отпустить его, потому что такой вариант даже не рассматривается. объяснять детали, конечно же, ещё рановато; но однажды он всё поймет сам. - ты можешь звать меня так, если от этого тебе станет легче, - а что? лучше бы ему держать светлый образ любимой в голове, если это поможет расслабиться и доставить удовольствие другой женщине. - сладкий, уж прости, но ты не можешь уйти отсюда. - говорю с ноткой сожаления, которую не хочу скрывать. он попался в наши сети, и я хотела его, но это не означает, что во мне нет никакого сочувствия. ведь не каждый захочет быть жертвой вампира, или даже скорее - никто? но я попытаюсь продлить ему жизнь, а там... кто знает, как всё может обернуться.

алкоголь, который стекает по его шее, завораживает. да и благодаря вину ему самому должно стать легче воспринимать ситуацию, разве нет? алкоголь расслабляет, алкоголь дарит ощущение покоя; по крайней мере, именно так обычно говорят. но он отпирается как ребёнок и по итогу расплескивает всё на чистую постель. это выводит меня из себя сильнее, чем должно бы. ведь это всего-лишь вещи! но... - какого чёрта? это мой любимый комплект из итальянского шёлка, - жёсткий голос, резкий взгляд и мало осознанное быстрое движение вперёд, прямо к его лицу. замираю буквально в одном сантиметре, опускаясь ближе к его шее.
касаюсь языком красных пятен, которые уже успели подсохнуть, и выпускаю клыки на длинное мгновение. неужели сделать это уже сейчас? можно и потерпеть, конечно... одним грубым толчком возвращаю его обратно в лежачее положение, перекидываю ногу через его бёдра и усаживаюсь сверху. - лучше не играй со мной, сладкий. тут ты победителем выйти не сможешь, - предупреждение, которое стоило сделать сразу.
укладываю ладонь на его грудь, чувствуя, как бешено колотится сердечко внутри. - о, чудесный звук! каждый раз слышу и каждый раз удивляюсь тому, насколько разным бывает ритм от мгновения ко мгновению. - веду ноготком от этого местечка к его шее, перехожу к подбородку и заканчиваю прикосновением к губам. - хочу, чтобы ты выбрал кое-что: измена своей любимой жене или смерть? - это просто праздный интерес, мой-то собственный выбор это не сможет поколебать.

[nick]alicia[/nick][status]i've had enough[/status][icon]https://i.ibb.co/87hS3Tp/78fcd498-dcd0-41be-a6d7-bb706238c560.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">-</a><div class="fandom">original</div><div class="info">until we bleed out</div>[/lz]

+2

7

Как же все странно... Девушка, моя ровесница, говорящая о том, что она все еще выглядит молодо и при том распространяющая вокруг необъяснимую ауру... силы? опасности? Помещение, заполненное свечами, и кровать, покрытая постельным бельем лучшего качества; хрустальный бокал из под вина, множество безделушек из разных стран, обещание решить мою судьбу... Это едва ли можно считать нормальным и уж точно моя реакция, моя робость и даже страх, не должны вызывать удивления.
Семейное положение, ложное, другое дело. Не стоило мне придумывать небылицы? Ведь теперь придется продолжать, придумывать новое и новое. Какая на то будет реакция, не окажусь ли я раскрыт и не поплачусь ли за это? Слишком много вопросов и слишком мало ответов...
— Разве не в этом суть семьи? Если кто-то пропадает, то его обязательно ищут, — отвечаю все же со всей возможной уверенностью.
В конце концов, бессмысленно было лгать, если теперь придется расколоться так легко. Начал — продолжай, что до имени...
— Мою жену зовут Элизабет, но звать так тебя я не собираюсь. Может быть, лучше назовешься?
Добавить в голос уверенности не составляет труда, но едва ли я ее чувствую. Предложение все-таки было странное... Будь у меня действительно кто-то, разве стал бы я изменять этому человеку, словесно или как-то еще, но возвращает меня к ощущению загнанности вовсе не это, а отказ в возможности подняться и просто уйти.
— Почему я не могу отправиться домой?
Как я и опасался, это все же какой-то притон, наверняка незаконный. Как много людей находится в его стенах и с какой целью неясно, но я не льщу себе мыслью, что стану исключением. Может быть, эта девушка даже не так опасна, но вот за дверьми не исключено, что скрываются люди куда более сильные.

Уже в следующее мгновение меня опрокидывают на спину, нависают сверху, прижимаются губами к местечку на шее, куда упала капелька вина. Я чувствую необъяснимое головокружение [из-за близости женского тела?] и трепет. Мои руки даже инстинктивно обхватывают девушку вокруг талии, не то стремясь удержать, не то оттолкнуть. Разум совсем не поспевает за действиями тела, настолько, что в ответ на вопрос остается лишь глупо хлопать глазами.
И хотелось бы отвесить себе оплеуху, напомнить о том, кто из нас двоих мужчина, да не выходит. Она говорит  о чудесном звуке, но и жуткая догадка появляется далеко не сразу. Речь о моем сердцебиении, что ли? Как его можно расслышать?!
— Ч-что? — переспрашиваю, желая все-таки разобраться. — Что происходит? Где я? Кто ты?
Можно мне уже, наконец, ответы? Иначе так можно и спятить, ей-богу!

[nick]Alex[/nick][status]Speak into the silence[/status][icon]https://i.ibb.co/9gT2Lcd/c8f842da-a878-4874-b457-41ec5816dab7.jpg[/icon][lz]<a class="lzname"> алекс, 20</a><div class="fandom">original</div><div class="info">I want to see the change before I die</div>[/lz]

+1

8

семья... какое очаровательное, но пустое слово. по крайней мере, для меня оно стало именно таким; я уже с трудом могу вспомнить очертания лица моей мамы или отца, не говоря уже о чём-то большем, вроде характера, любимого дела или вредных привычек. наверное, это приятно - иметь тех, кто беспокоится о тебе, кто станет искать тебя в случае чего и не успокоится, пока всё не получится? что ж, в этом плане простым людям можно даже позавидовать, но я не собираюсь. ведь я слишком хорошо знаю и обратную сторону таких вот простых, человеческих взаимоотношений, которые могут оборваться самым неприятным из вариантов. например, жестоким предательством. ого, эти воспоминания до сих пор поднимают целую волну негодования и боли. - ты ещё слишком юн и наивен, как погляжу. - что ещё тут можно сказать, если его представления настолько идеалистичные?
хотя, конечно, я чувствую его неуверенность во всём, что он говорит, да и то, как его сердце отчаянно бьётся, кажется странным. не врёт ли он? подозрения есть, но подтверждений никаких. ведь всё это может быть простым страхом; и учитывая в какой он ситуации - это ничуть неудивительно. - ах какое совпадение! меня зовут очень похоже, но я предпочитаю милое сокращение - лиззи. - я даже почти не привираю, потому что моё прозвище созвучно этому сокращению. но не знаю, станет ли он так называть меня. - ты ведь не откажешься называть меня так? - усмешка касается моих губ, отчасти ещё и из-за его вопроса.
почему же он не может отправиться домой? о, бедный и наивный мальчик, который хочет слишком многое, да сразу. как бы мне ответить ему помягче и не напугать слишком сильно тем, что отсюда уже нет дороги в привычный мир? - ты задаешь довольно опасные вопросы, учитывая своё положение. или ты не осознаешь его в полной мере? - моя улыбка сейчас наверняка больше напоминает оскал; по крайней мере, по его распахнутым в ужасе глазам можно воспринять это именно так. разве я не похожа на прекрасную деву, которую можно увидеть в лучшем из своих снов? вздыхаю, почти чувствуя эту обреченность, и отвожу взгляд хотя бы ненадолго. пусть немного расслабится.

но людям всё же не стоит позволять слишком многое; иначе они забываются, начинают творить и говорить невесть что. учитывая, что свобода для него теперь под запретом, лучше не тешить себя пустыми надеждами. хотя, их борьба порой выглядит очень соблазнительно, страстно даже; ведь кто не захочет спасти свою никчемную жизнь? ведь даже моя... была отнята, но всё же вторым шансом я обзавелась. но не всем так везет.
испорченные шёлковые простыни, разлитое дорогое вино, мокрый запачканный матрац - всё это неожиданно заботит не настолько сильно, как могло бы. наверное, слишком уж привлекает меня звук сердцебиения, а ещё красные капли на его шее. это всё напоминает о голоде, жажде, которую я испытываю, но всё ещё чудом могу контролировать. а ещё... я чувствую, что ему становится приятно от моих прикосновений, как бы он не хотел чувствовать обратное. мужскую природу изменить довольно сложно, даже если он желает оставаться непоколебимым. - кажется, что верным ты всё-таки не останешься. - провожу кончиками пальцев по его брюкам, задевая уже поднапрягшийся член. забавно, забавно. почему он так напоминает девственника? даже краснеет вон! - а ты точно уже бывал с женщиной? - проговариваю насмешливо, облизывая ещё одну каплю вина.
жаль только, что от вопросов его это не останавливает; наверное, я сказала слишком много лишнего, чтобы оставить его просто наслаждаться происходящей ситуацией. облизываю свои губы, чуть отодвигаясь от него, и заглядываю прямо в глаза. - всё не всегда так просто, как можно подумать. - рассказать ли ему правду? от неё едва ли станет легче. - обычно мы забираем одиночек, потому что за ними никто не пойдет. а ты вот у нас оказался женатиком... - если только это не ложь, что становится всё очевиднее и очевиднее. - ты в моей спальне и едва ли выйдешь за её пределы, если хочешь подольше пожить. а то и выжить. будет зависеть от моего настроения и твоего послушания. а я... как уже говорила, лиззи. а кто я ещё узнаешь. может, прямо сейчас? - касаюсь его губ в поцелуе, делаю это более жадно и напористо, пока легонько не прокусываю нижнюю клыком. - ты должен захотеть меня. - а вот после этого, выбора уже не останется точно; вызывать желание - навык, который выработан годами. впиваюсь в его шею клыками, веду пальцами по его руке до самой ладони, чтобы сжать её. сейчас ему не должно быть так уж больно. а мне... мне сказочно приятно. - касайся меня так, словно я - твоя единственная. целуй меня так, словно ты не можешь насытиться. - отодвигаюсь, чтобы заглянуть ему в глаза. на мне уже даже почти не осталось одежды, в отличие от него. - и раздевайся, сладкий.

[nick]alicia[/nick][status]i've had enough[/status][icon]https://i.ibb.co/87hS3Tp/78fcd498-dcd0-41be-a6d7-bb706238c560.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">-</a><div class="fandom">original</div><div class="info">until we bleed out</div>[/lz]

+1

9

Я был прав: ничего хорошего дальше ждать не приходится. Если люди, в лапы которых я угодил, не убийцы и работорговцы, то уж рабовладельцы точно. «Лиззи» говорит об этом прямо, мило улыбаясь и выглядя абсолютно невинно. Что же, ничего особенно удивительного, ведь этого стоило ожидать. Вот на счет «ничего страшного» я не уверен, но все же заставляю себя сделать глубокий вдох и медленный выдох, успокоиться. Жаль, нельзя также просто взять под контроль сердце, заставить его стучать медленнее, но нормализация дыхания точно должна помочь. Сейчас стоит быть рациональным, взвесить ситуацию, вызнать как можно больше информации и проанализировать ее. Нужно ВЫЖИТЬ, а уж это за годы в приюте я привык делать.
Сжимаю пальцы одной руки в кулак, да так крепко, что становится больно. Это еще один из способов собраться. Очевидно уже, что раз мы в спальне и на кровати, то от меня ожидаются услуги сексуального характера. Мое неумение в этом вопросе слишком очевидно, боюсь, и даже представить сложно, что могло бы это изменить. Девушка уже усомнилась в моих словах, а дальше наверняка будет лишь хуже.
Да-да, больше всего я опасаюсь быть раскрытым в своей лжи, а вовсе не превратиться в шлюху мужского пола. Что уж там, в жизни мне приходилось и полы мыть, и помои выносить, и туалеты драить, так что к еще одной роли приспособиться будет несложно. Ну, я надеюсь... на деле же будет видно.
— Ты достаточно красива, чтобы получить любовь мужчины без похищения и шантажа. Что же пошло не так? — уточняю с налетом любопытства.
Что-то во всем этом, в ней, отчетливо неправильно, но шанса размышлять о том и дальше у меня уже не остается. Несколько слов и мой разум уплывает куда-то в даль, все становится неважным, а в груди поселяется лишь одно жгучее желание — угодить. Я подаюсь вверх и впиваюсь в губы девушки, накрывшие мои собственные, обхватываю ее бедра обеими ладонями и чуть сжимаю. Приятно, хотя прокушенная губа и саднит немного.
Когда она впивается... клыками? в мою шею, то я почти не чувствую боли. Отвожу голову в сторону, давая больше пространства, скольжу ладонями по ее спине. Где-то на задворках разума бьется ужас, всплывают в памяти картинки из фильмов о вампирах, где жертва также едва осозновала происходящее, но мне не до того. Голова кружится, кончики пальцев подрагивают, то ли от слабости, то ли от препаратов, которыми меня накачали. Или все дело в неведомой магии, заставляющей подчиняться?
Упускаю момент, когда мы меняемся местами, когда похитительница оказывается лежащей на подушках, а я нависаю над ней, спешно избавляясь от одежды. Футболка улетает куда-то на пол, а брюки оказывается достаточно просто приспустить. Прохожусь ладонями по ее телу снова и повторяю тот же путь губами. Запах, исходящий от ее кожи, приятный, горьковато-свежий, и он кружит мне голову.
— Ты очень красивая, — бормочу, приникая губами к ее губам, повторяя ранее сказанное, но уже в другой форме.
Поцелуй получается с привкусом крови, но кажется куда более приятным, чем те немногочисленные, которые я успел разделить с другими девушками в своей жизни. Момент же, когда мы оказываемся близки в еще более интимном смысле я снова пропускаю, будто кто-то другой руководит иной раз моим телом.
В подобие сознания меня возвращает яркая вспышка удовольствия: жар и теснота женского лона, окружившая мое естество; ритмичные движения, от которых по всему телу расходятся искры. Я втягиваю воздух сквозь зубы, вжимаюсь лбом в ее плечо. Невыносимо хорошо! Но что на счет нее?
Приподнимаюсь, чтобы оценить эмоции и... не вижу ничего: ни удовольствия, ни прежнего любопытства. Эмоция какая-то другая, но мне непонятная. Может быть, брезгливость? Не удивлюсь, если я раскрыл себя, ведь опыту взяться просто неоткуда. И словно в ответ на эти мысли, все происходящее достигает пика: я изливаюсь, чувствуя, как стремительно пустеет в мыслях, как тяжелеет тело, как сбоит дыхание. Падаю на подушки, приоткрываю рот, надеясь ухватить хоть немного воздуха, закашливаюсь, когда это происходит...

[nick]Alex[/nick][status]Speak into the silence[/status][icon]https://i.ibb.co/9gT2Lcd/c8f842da-a878-4874-b457-41ec5816dab7.jpg[/icon][lz]<a class="lzname"> алекс, 20</a><div class="fandom">original</div><div class="info">I want to see the change before I die</div>[/lz]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » make me feel something


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно