ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Возвращайся, что бы не случилось.


Возвращайся, что бы не случилось.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">Годы бессчетные странничьей доли
Превратили память в досадную ношу</span>

<span class="data">Пекин / 13.00</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/BzseTm0.gif">
</div>

<p>
И со звоном рвутся оковы былого
<span>
Xiè Lián , Hua Cheng
</span></p>
</div>

Что делать, когда узнаешь, что тот кого любишь всем сердцем скоро тебя покинет навсегда? Хуа Чен не знал ответа на этот вопрос даже сейчас пережив все это. Найдя Се Ляня после его третьего вознесения демон был счастлив, когда в ответ на свои чувства получил ответ, он был обескуражен, но все еще счастлив. Правда продлилось это не долго, все рухнуло в одночасье, Сяньлэ начал слабеть, они заметили это не сразу, а когда стали выяснять, оказалось что каждое вознесение расходовало жизненную силу Его Высочества, и теперь он просто постепенно умирал, истратив почти все. Возможно после того как Принц покинул его Сань Лан последовал бы за ним, да только тот, предвидя такое взял с него обещание что бы не случилось жить дальше, а разве мог он нарушить данное ему обещание? Демон давно потерял счет времени что провел в одиночестве. Эпохи сменились одна за другой, и  в определенный момент Хуа Чен ушел к смертным, мир изменился, и ему это нравилось, было грустно разве что от того, что этих изменений не увидел Се Лянь. Так было ровно до тех пор, пока в человеке с которым он столкнулся на улице Сань Лан не узнал своего Гэгэ.
</div>[/html]

[nick]Hua Cheng[/nick][icon]https://i.imgur.com/YAsi0oy.jpg[/icon]

Отредактировано Hua Cheng (26.06.22 05:59:42)

+2

2

"Все не так уж плохо. Это утро словно создано, чтобы уйти".
Он добрался до места только к утру: почти всю ночь заняла дорога до Нанкина, а потом еще немного на попутке, а потом еще полчаса пешком, слушая как в тишине утра отдаются мягким шелестом твои шаги. Брать такси нельзя: слишком уж известен за последние годы стал "мост самоубийц". Мог бы, разумеется, присмотреть и другое место, и пытался - но не вышло. Оказалось, ему не все равно как и где умереть.
И вот, стоя на самом краю, цепляясь за блестящие от росы гладкие перила ограждения, он смотрит вниз и понимает, что не зря выбрал именно это место. Не зря потратил столько времени, а заодно и последние деньги на эту дорогу. Это тот самый мост, идеальный мост: ни поездов, ни машин в этот предрассветный час, воздух звенит тишиной, а над водой стелется такой плотный туман, что кажется, у тебя под ногами облака.
Он не прыгнет в пустоту, просто шагнет в облака. Вот сейчас, еще мгновение..."Еще чуть-чуть".
Он позволяет себе эту мелочь - еще один, последний раз, наполнить легкие воздухом, прохладным и влажным. Еще раз подставить ветру лицо, и, сдернув с головы замусоленную белую кепку, позволить ему растрепать спутанные волосы, ощутить, как они выбиваются из-под воротника куртки, как порывом их бросает в лицо, еще сухие и легкие. Уже через полчаса они потяжелеют от влажности, повиснут мокрыми сосульками вдоль лица - но к тому времени, ему уже будет все равно. Сейчас же он хочет только еще один вздох.
Шагнуть в облака - как это заманчиво, как красиво. Так красиво, что стоит представить - и улыбка трогает губы. Словно ты не человек вовсе, а бог. Словно в твоей власти все силы Поднебесной, и все беды мира тебе по плечу одолеть. Быть может, у него будет такая сила в новом рождении? Скорее бы. Ведь в этом сил у него не осталось.
Неожиданно вся легкость, которую он чувствовал по дороге сюда, улетучивается. Отчаяние и опустошенность наваливаются в одно мгновение, а под грузом вины и усталости становится трудно дышать. В висках тяжело ударяет кровь, и тупая боль, прокатываясь по всему черепу, привычно концентрируется у переносицы, между бровями, такая сильная, что перехватывает дыхание. Но на этот раз он не тянется растереть больное место - пусть болит, осталось немного. Он устал, но скоро отдохнет.
Это трусливо, сбегать из жизни вот так, но как же быть, если ничего больше не осталось. Он не смог помочь, когда страдали те, кого он любил. Он не смог защитить того, кто ему доверял. Он даже себе самому помочь ничем не мог.
Он так устал от бессилия.
- Простите, - шепчет он то ли теням тех, кого уже не вернуть, то ли небесам, равнодушно глядящим на него сверху вниз, и чувствует, как по холодной от росы щеке сбегает обжигающе горячая слеза. - Простите меня. Может быть, в следующей жизни я смогу...
И, не договорив, отпускает руки.

[icon]https://i.imgur.com/KOG56IO.jpg[/icon]

Отредактировано Xie Lian (28.05.22 14:08:47)

+2

3

После того как Се Лянь покинул его Хуа Чен был разбит, но он не мог ничего поделать, он дал ему обещание жить дальше, чтобы не случилось. И он продолжил жить, скорее по инерции, когда он ждал встречи с Сяньлэ он знает точно, это длилось долгих восемьсот лет. Сколько лет уже прошло сейчас демон не знает, он больше не считает время, вечность становится его личным кошмаром, и в определенный момент он уходит жить к смертным, потому что ему стало просто невозможно жить в прежней обстановке, где все напоминало о том, кого он любил больше собственной жизни, и обещание кому, не мог нарушить, даже после его смерти.
Правда решение это оказалось, имело одну неприятную особенность, Сань Лану пришлось переезжать, что бы никто не узнал о том, что жизнь его несколько дольше.
За пятьсот лет он успел объехать почти весь Китай, и пять лет назад переехал в Нанкин. Когда-то город был столицей империи Мин, но и сейчас не утратил былого величия, хотя и не сравнится с Пекином в размахе. Демон снял дом на окраине города, и с некоторых пор он полюбил, если конечно можно так сказать, прогуливаться к Нанкинскому мосту. Он плохо спал, и приходил сюда обычно до рассвета. Даже несколько раз вызывал полицию, что бы те сняли с моста очередного прыгуна. Сегодняшний день исключением, и когда он дошел до моста, парень стоявший на краю скинул кепку и ветер подхватил его волосы, сердце демона, пропустило удар, неужели кто-то может быть настолько похож?  Хуа Чен даже не задумался прежде чем с кончиков пальцев сорвалась призрачная бабочка, направляясь к тому, кто сейчас стоял не только на краю моста, но и похоже на грани собственной жизни.  Сердце болезненно сжалось, когда с помощью бабочки он увидел лицо прыгуна. « Неужели ты правда вернулся Гэгэ?» вопрос заданный самому себе так и остался без ответа, но как же хотелось в это верить. И демон, стараясь выглядеть как можно спокойнее направился к тому, кто был так похож на его Бога.
- Неужели погода сегодня по вашему мнению подходит для такого решения?  - Поинтересовался он опираясь на перила моста рядом с парнем. Вблизи незнакомец был похож еще больше, он почти мог себе представить что обернувшись к нему парень узнает его, и смущенно улыбнется, как пожалуй мог только Гэгэ. Когда молодой человек отреагировал на появление Сань Лана, тот продолжил говорить. - Не знаю что у вас произошло, но не думаю, что оно стоит того, что бы спрыгнуть с моста. - произнес мужчина, прикрывая глаза, лишь бы откровенно не пялиться на того, кого пытался сейчас отговорить от опрометчивого поступка. Нет, конечно если этот человек, так непозволительно похожий на Гэгэ прыгнет, он его спасет, даже раскрыв свои силы, но позволить ему умереть, он точно не мог. - Знаете, однажды я тоже размышлял о том, что жизнь моя не имеет смысла, и хотел ее завершить, и тогда, один... человек сказал мне, что если у меня нет смысла жить, то я должен жить хотя бы ради него. Что он готов стать смыслом моей жизни. - Произнес демон и вновь посмотрел на Се Ляня. - И это помогло, поэтому, если вы считаете что жить вам не за чем, просто найдите себе новый смысл жизни.

[nick]Hua Cheng[/nick][icon]https://i.imgur.com/YAsi0oy.jpg[/icon]

Отредактировано Hua Cheng (26.06.22 06:00:06)

+2

4

Он уже отпустил руки. Затаил дыхание и зажмурился в предвкушении полета-падения, ветра в лицо и удара о воду - больного и страшного, но за которым, как надеялся, не будет ничего, только свобода. Потрепанная кепка, которую держал за козырек, рвалась из пальцев - он разжал их, не глядя, куда полетит. Какое это имело теперь значение? Он уже начал падать...
По крайней мере, именно так ощущалось это бесконечное, медленное, будто остановившее время мгновение. А потом услышал голос из-за плеча - и время потекло вновь. Нет - рванулось и припустило, как спущенный с поводка пес: расслабленность и умиротворение схлынули, уступая место панике: он не один, тут появился свидетель, чужая смерть на памяти - такая травма, нельзя, нельзя! Он взмахнул руками - широко и нелепо, вцепился в перила, но одна нога все равно не удержалась на мокром камне - он рухнул... почти сорвался: повис, вцепившись в перила обеими руками и подтягивая вторую ногу вслед за первой. Тяжело перевалился через металлическую трубу, и, тяжело дыша, уставился на незнакомца безумными, отчаянными глазами.
- Простите.
Дыхание обжигало горло. Пальцы горели, сердце стучало в висках и запястьях, рвалось из груди, как живое, а он все смотрел на незнакомого человека сквозь завесу растрепанных, влажных волос и не мог отвести глаз. "Что со мной?" Сердце снова ухнуло. Он моргнул.
- Простите, я не думал, что здесь кто-то будет.
Незнакомец смотрел странно. Стоял так близко, но выглядел совершенно невозмутимым, словно вовсе не удивился намерению человека убить себя. Вообще-то он не был не то что шокирован, но даже удивлен. "Может, и не стоило перед ним извиняться?"
Теперь перебираться через перила пришлось осторожно: они казались просто чудовищно скользкими под дрожащими пальцами. В конце концов, он решил, что рисоваться бессмысленно, навалился на перила животом и просто стек с ним с другой стороны, медленно усаживаясь на землю, чтобы обнять подтянутые колени. В глаза ударило солнце - потянулся поправить козырек кепки, но лишь пригладил собственные растрепанные волосы, только теперь припомнив, что кепки у него больше нет. Осталось только задрать голову и посмотреть вверх: он все еще там, его невольный свидетель?
А он был там и даже продолжал говорить - и ждал, наверное, что его слушают. И именно тогда сквозь в безумии этих пяти минут, он кроме ужаса, паники и медленно сменяющего их облегчения, он ощутил еще и стыд. Незнакомец говорил с ним.
- Вы и правда не знаете, - обронил он с тяжелым выдохом и обнял подтянутые к груди колени, вжался спиной в опору перил.
Он не хотел говорить о своих потерях - не тут, не с чужим человеком... ни с кем и нигде. Но тот только что вроде как спас ему жизнь и даже если этот дар не слишком нужен, стоит отнестись к нему с уважением. И ответить хоть чем-то. Например, хотя бы попытаться поддержать разговор.
Теперь, когда он смотрел запрокинув голову, лицо незнакомца оставалось в тени и в глаза бросались только темные волосы, которые трепал ветер, да долговязую фигуру. Что-то в нем... что-то в его лице зацепило в самый первый миг, но сейчас, после всего пережитого, это просто невозможно было вспомнить. Просто несколько долгих секунд, на которые он забыл, как дышать.
- Этот человек слишком много о себе мнил, да?
Стыдно стало сразу, щеки и уши залило огнем и он мотнул головой:
- Простите. Простите еще раз. Я сегодня плохой собеседник.

[icon]https://i.imgur.com/KOG56IO.jpg[/icon]

+1

5

[nick]Hua Cheng[/nick][icon]https://i.imgur.com/YAsi0oy.jpg[/icon]

За время жизни среди смертных Хуа Чен видел многое, и самоубийство не самое страшное из этого списка, так что удивляться демон давно перестал. Люди порой поражали своей жестокостью, и мужчина порой даже задавался вопросом, почему Се Лянь так стремился их спасать, да за все это время многое изменилось, но он точно знал, что жестокость людей никуда не делась, это пожалуй все еще оставалось неизменной константой мира, так почему же Сяньлэ готов был жертвовать стольким ради них? Он вздохнул чуть нахмурившись, вот так получалось всегда, о чем бы не думал Сань Лан, мысли в конечном итоге всегда приводили его к Гэгэ, и он ничего не мог с этим поделать. «Неужели еще недостаточно мне жить? Ты правда вернешься?» Подумал он прежде чем еще раз внимательно посмотреть на парня сидящего на земле, тот сжался буквально в комок, и кажется сам не замечал что дрожит.
- Не извиняйтесь. - Хуа Чен поморщился в ответ на слова спасенного, да ему было неприятно слышать такое о Се Ляне, но разозлиться на своего собеседника он просто не мог, трудно злиться на того, у кого лицо человека которого любил и продолжаешь любить, всю свою бесконечную жизнь. - Он если честно и сам так считал, я не смог его переубедить. Но всю свою слишком короткую жизнь, он пытался помогать всем. Такой уж был... человек. - протянул мужчина присев перед ним, от чего их лица оказались на одном уровне, и заглянул в глаза. Сейчас ему до невозможности хотелось верить, что тот кто находится перед ним его Се Лянь, но даже если это и так, даже если его Гэгэ вернулся он все равно ничего не помнит, люди не имеют возможности помнить свои прошлые жизни. Так зачем он все еще здесь, рядом с этим человеком? Он уже спас его, вполне мог уйти, чтобы не бередить старые раны, но не мог, просто продолжал смотреть на него и не мог уйти, успокаивая себя тем, что должен проследить за тем, чтобы он больше ничего не натворил, кто знает насколько серьезно парень был настроен.
- Тебе надо успокоиться. - Сказал Сань Лан и поднялся протянув ему руку. - Идем, здесь недалеко есть кафе, там тихо и ты сможешь привести свои мысли в порядок. - Сообщил он, а после вздохнул понимая что парень все так же сидит на земле не реагируя почти на его слова, и уж тем более на действия. Хуа Чен покачал головой и наклонившись взял его за руку потянув наверх заставляя подняться, и идти следом за собой в направлении города. Полчаса заняла дорога до границы города. Сань Лан завел своего спутника в ближайшее кафе и усадив его за столик отошел к барной стойке, откуда вернулся с чашкой крепкого кофе. - Вот, выпей даже если кофе не пьешь, это поможет тебе прийти в себя и успокоиться. - Произнес демон, задумчиво посмотрев на собеседника. - Как тебя зовут кстати? Совсем забыл я Сань Лан. - произнес он.

+1

6

Ему хватило мгновений, чтобы понять, что он совсем не хочет говорить. Силы, которые расходовал щедро, потому что думал, скоро они не понадобятся вовсе, оставили его, и все, о чем способен был мечтать теперь - сидеть, обняв колени, прижавшись спиной к холодным трубам и ждать, когда дрожь в руках и ногах утихнет, а боль, пульсирующая у переносицы, растворится в холоде этого утра или прольется короткими потеками крови из носа на подставленные пальцы. Это не больно, порой он даже не замечает, пока не встретится какой-нибудь чуткий прохожий. Но после всегда становится легче.
Он вздохнул, закинув голову к серому небу, не глядя на человека перед собой. Бесполезно - того невозможно было игнорировать, невозможно было сделать вид, что никого нет рядом. А значит, он не мог забыться, впуская в сознание пустоту, которой так жаждал. Не мог просто завалиться набок, прижаться щекой к мокрому асфальту и ждать... ждать, пока все пройдет.
Нет, незнакомец не дал ему такого шанса. Заговорил снова - настойчиво, требовательно. Слишком резко сменяя вежливое обращение на неформально-дружеское, так что он даже не желая, метнулся взглядом к лицу: темные глаза в тени длинных ресниц на бледном-бледном лице смотрели решительно и самую малость тревожно.
- Ну что вам нужно от...
"...от меня" хотел закончить он, но сам осекся, глядя на протянутую навстречу руку. Не дрогнувшую за все то время, что он смотрел на нее без малейших попыток что-то предпринять. Поднял взгляд на лицо снова - та же решительность во взгляде. И не напрасная - прежде, чем он все-таки решился, холодная ладонь перехватила его запястье и ловко, словно не заметив веса, поставила его на ноги.
Он ойкнул растерянно, не ожидал, разумеется. Но устоял. Возможно, не только своими усилиями.
- Вообще-то я в порядке, - пробормотал он, но отчего-то странный человек его не послушал.
Просто поудобнее перехватил руку и размашистым шагом зашагал по пешеходной дорожке в сторону города. В этот раз он не сопротивлялся. Может, потому что устал. Или потому что засмотрелся на проносящийся мимо со свистом и грохотом поезд. Или ощутил, как сбилось сердце от тепла, пробудившегося в двух соединенных вместе ледяных ладонях.
Так, взявшись за руки, они добрели до кафе. То и правда оказалось совсем близко - ничего особенного, обычная придорожная забегаловка на заправке, но тут действительно было тепло. Настолько, что мгновенно стало ясно, как он окоченел на улице, и какая выдающаяся простуда маячит на горизонте, если сейчас же не согреться.
- Тепло, - зачем-то прокомментировал он, прижимая уши, которые не чувствовал, по очереди то к одному, то к другому плечу. Забавная штука: совсем недавно он собирался умереть, а теперь думает о том, как некстати будет насморк. И подумав еще немного, он добавил, глядя на своего... спасителя? - Спасибо.
В своих чувствах он пока что уверен не был, не знал, так ли уж рад быть спасенным, когда уже решился, за миг до того, как все закончилось, но желание помогать людям и уберечь другого от смерти отлично понимал. И оно заслуживало благодарности.
Он, наверное, топтался бы в дверях еще долго, но его чуткий спутник успел и здесь. Аккуратно подхватил под локоть и усадил на исписанный маркером диван у окна - случайно или нет - у самого обогревателя. А еще через мгновение, скорее, чем его удалось хватиться, возник рядом с кружкой.
- Спасибо, - повторил снова, уже увереннее. Поднял глаза на собеседника, на пустой стол перед ним и неуверенно улыбнулся обветренными губами, которые, кажется уже начинал чувствовать.
- И что, даже имени моего не спросите... Сань Лан?
А ведь он спросил, осенило запоздало. Странный человек, так легко скачущий с формального обращения в неформальное, этот... Сань Лан, который выглядит, кажется, не старше него самого, но ведет себя как будто покровительственно.
Он вздохнул.
- Простите? - хихикнул, то ли на последних каплях адреналина, то ли правда стало смешно - ну невозможно же, так сглупить! Обхватил ладонями горячую кружку - от запаха самого кофе его начинало мутить, но тепло было приятным.
- Я.... Ли Вэнь Ян. А вы? Я имею в виду... Кто вы...ты такой, Сань Лан? Зачем был на мосту в такую рань. Не затем же, зачем и я.
Нет, точно нет. Он же сказал, погода не подходящая. Но дикая мысль внезапно показалась страшной.

[icon]https://i.imgur.com/KOG56IO.jpg[/icon]

Отредактировано Xie Lian (07.06.22 16:23:23)

0

7

-  Ну да, куда теплее чем на улице, ты похоже очень долго там простоял, едва ли что не посинел еще. - усмехнулся Хуа Чен, наблюдая за парнем который потихоньку начал отогреваться и приходить в себя. - Кофе как я вижу тебе не слишком по вкусу, но чай  здесь просто отвратителен. - сообщил он чуть понизив голос, будто по секрету.
-  Не за что.  - мужчина покачал головой, отвечая улыбкой на его неуверенную улыбку. - Не думай что чем-то мне обязан. - произнес он, и удивленно приподнял бровь, в ответ на реплику собеседника о том что не интересуется именем, а после тихо рассмеялся. - Извини, мне не стоило смеяться.- сказал демон покачав головой. - Можешь считать что я простой прохожий. - Сань Лан пожал плечами, посмотрев в окно, около которого они удачно расположились, правда выбрал он это место вовсе не из-за пейзажа за стеклом, а из-за наличия рядом отопительного прибора. - Ли Вэнь Ян значит, что ж, рад знакомству, хоть и при столь необычных обстоятельствах. - Усмехнулся демон, прикрывая глаза, явно стараясь не пялиться на него. Сколько, раз за те столетия что прошли с момента как он вновь остался один, Хуа Чен обманывался? Он уже и видел людей с лицом Се Ляня, но они просто были похожи, никто из них так и не оказался его Гэгэ, ну либо у демона изначально не было никакой надежды, что Сяньлэ вспомнит свою прошлую жизнь. Сейчас глядя на своего собеседника, мужчина для себя решил, что если и в этот раз ошибся, он оставит попытки, и просто вернется в призрачный город. Стоило ли вообще начинать эту авантюру?
- Нет, явно не за тем же, за чем и вы. - Он покачал головой, улыбнувшись. - Я живу не далеко, и часто по утрам гуляю там, так что ты далеко не первый кого я снял с этого моста. А я даже если и захочу что-то подобное сделать, не смогу, потому что обещал жить одному человеку, и дождаться его возвращения. - Сань Лан невесело усмехнулся, прикрывая глаза. - Живу я даже еще ближе к мосту чем это кафе, но не вести же было тебя к себе домой, еще не хватало тебя напугать,ты и так трясся не то от холода, не то от того что пережил. - протянул он, кивнув официантке, которая поставила на стол две тарелки с жареной курицей, и несколько маньтоу - поешь, и все же выпей кофе если конечно тебе от него не станет плохо. Не ровен час заболеешь, врядли это пойдет тебе на пользу. - сказал он принимаясь за вторую порцию курицы. - Да не смотри ты так, а то не ровен час подавлюсь, я уже все оплатил, так что просто ешь. - сказал он внимательно посмотрев на него.

[nick]Hua Cheng[/nick][icon]https://i.imgur.com/YAsi0oy.jpg[/icon]

Отредактировано Hua Cheng (26.06.22 06:00:27)

+1

8

- Нет-нет, домой это уж слишком! Столько хлопот я тебе доставлять не готов!
Отвечать Сань Лану впопад все еще не получалось, мысли слишком путались после произошедшего, и он молчал, опасаясь снова ляпнуть что-нибудь не то. Холод, проникший глубоко под куртку, пробравший до самых костей, не спешил отступать, но благодатное тепло все же медленно, но верно теснило его. От чашки к лицу поднимался ароматный дымок - так хорошо. Веки вдруг стали ужасно тяжелыми - он очень ясно осознал, как перенервничал и устал. И мысль о том, что же дальше, которую гнал от себя изо всех сил, все-таки нет-нет, да пихалась в сознание.
Он съехал с квартиры, уволился со всех подработок и раздал все свои немногочисленные вещи бездомным на улице. Его жизнь закончилась вчера утром. И то, что он все еще дышит - одно большое недоразумение. Огромное упущение, которое все равно предстоит исправить. Как только этот милый человек, уверенный, что помогает ему, уйдет...
Он мотнул головой, отбрасывая скользкую и холодную как змея, мысль. Не будет он сейчас об этом думать, просто не будет. Эти несколько часов - или минут, которые уделит ему человек, назвавшийся Сань Ланом, он может себе позволить. Спешить-то ему некуда, правда?
- Серийный спаситель, значит, - он улыбнулся, послушно отводя взгляд от лица собеседника: действительно, что уставился? Дай человеку поесть. - Очень... то есть, благому делу ты себя посвятил.
Сань Лан постоянно прыгал в своей речи с вежливой речи на неформальную, но он решил быть последовательным. Тем более, выглядел его спаситель едва ли старше его самого, даром, что вел себя так самоуверенно. Но это время сейчас такое, молодежь наглеет не по дням, а по часам.
"Рассуждаешь, как старик", усмехнулся он себе и потянулся за паровой булочкой.
- Баоцзы! - откусил, охнул, обжегшись, и торопливо запил остывающим кофе. Горький и противный, как и ожидалось, а булочка оказалась без начинки: маньтоу, не баоцзы, но сейчас он готов был проглотить и чуть поджаренную на прогорклом масле подметку от своего ботинка. Так что и черный кофе и горячий маньтоу пришлись очень кстати.
- Вкусно! - прокомментировал он с набитым ртом, и чуть прожевав, добавил смущенно: - Спасибо. И... я, пожалуй, все-таки кое-чем тебе обязан. Жизнью. И уже дважды, ты мне и от голода не дал умереть.
Рассмеялся, хотя смеяться не очень хотелось. Скользкая мысль вернулась, и он подумал, какой черной неблагодарностью по отношению к этому человеку будет принять все, что он дает, а потом дождаться, когда выйдет за дверь и все равно умереть. Пустить все его усилия прахом.
"Но разве у меня есть выбор?"
Новый вздох он спрятал в кофейной чашке, и долго жевал, глядя на руки Сань Лана - раз уж тот просил не пялиться, как он ест. Еда позволяла делать в разговоре паузы, когда подходящего ответа не находилось.
...но  иногда все-таки приходилось говорить. Только вот о чем? Светски поинтересоваться, чем Сань Лан занимается, когда не снимает с моста самоубийц - вряд ли это слишком доходное дело. Но ведь это его не особо касается. Тем более, что выглядит его новый знакомый, если честно, каким-то бездельником, кто же это с утра не торопится на работу, а просиживает штаны с незнакомцами в кафе? Быть честным и попросить не тратить больше на него время? Ну разве это не жестоко?
Он опрокинул в себя остатки кофе одним глотком - не поморщился, очень старался. И внезапно его осенило.
- Тот человек. Который сказал ту... - "глупость" - те слова. Ты сказал, его жизнь была короткой. Он тоже спрыгнул с моста? - он мотнул головой. - Прости. Не отвечай, если не хочешь.
Но ведь он сам об этом заговорил. Значит, можно?

[icon]https://i.imgur.com/KOG56IO.jpg[/icon]

0

9

[nick]Hua Cheng[/nick][icon]https://i.imgur.com/YAsi0oy.jpg[/icon]

Я просто подумал, что вряд ли ты решил поесть прежде чем отправиться на мост. - он пожал плечами. - Хочешь еще что-нибудь? - спросил он кивнув на ламинированный лист бумаги на столе с не слишком обширным меню, и ожидая ответа перевел взгляд на пейзаж за окном, будто избегая необходимости смотреть на собеседника.
И да, если у тебя проблемы я возможно могу тебе помочь, не раздумывай о том что бы вернуться на мост и закончить начатое. - он покачал головой, и вновь перевел взгляд на Ли Вэнь Яна. Почему он решил что паренек решит продолжить прерванное самоубийство? Да потому что те кто принял такое решение не отказываются от него так просто. Хуа Чен поморщился когда в кармане зазвонил мобильник. - Я же сказал что у меня отпуск. - Фыркнул он сбрасывая звонок. - Извини, что ты сказал? - демон посмотрел на собеседника, и только спустя пару секунд вопрос Ли Вэня дошел до него. Сань Лан поморщился, каких усилий только ему стоило не сделать чего-то необдуманного, сколько уже прошло времени, а он все еще не может спокойно слышать как кто-то отзывается плохо о его Боге.
Нет, он не покончил с собой, он умер от болезни. - Демон вновь посмотрел в глаза собеседника, что ж, похоже он опять ошибся, этот мальчишка точно не воплощение его Се Ляня, ведь и правда, как бы ни было тяжело тот вряд ли помыслил бы о том что бы завершить свою жизнь, во всяком случае Хуа Чену не хотелось бы в это верить.
Он был очень сильным, и даже когда узнал что умирает  не допускал ни одной подобной мысли. - Сказал он сжимая ладони в кулаки, вновь нахлынули воспоминания.
****
- Гэгэ, тебе стало лучше? - Хуа Чен вздохнул услышав тихие шаги за спиной и обернулся.- Не стоило подниматься, скоро я выясню что с тобой происходит. - Демон улыбнулся удержав его под руку. Прошло уже несколько месяцев с тех пор как Се Лянь заболел. Сань Лан никогда не слышал что бы болели небожители, но Сяньлэ был доказательством что это возможно, и лучше ему не становилось, теперь он напоминал увядающий цветок, и от этого градоначальнику было невероятно больно. Он совершенно точно готов был готов на все, лишь бы с его возлюбленным все было в порядке
- Есть один мудрец, мне сказали что он может знать с тобой, и помочь тебе исцелиться. - произнес мужчина улыбнувшись.  - Все будет хорошо. - он поправил прядь волос выбившуюся из прически Гэгэ. - Если хочешь, в эту поездку я возьму тебя с собой. - сказал он, почему-то казалось что в этот раз он не должен оставлять его дома. Кто бы знал что эта поездка изменит все, и разделит их жизнь на до и после.  Оказалось сделать нельзя ничего. Мудрец сообщил Сань Лану, что все, что он может сделать, это оставаться рядом с Се Лянем в последние годы его жизни.
****
Демон моргнул выныривая из собственных болезненных воспоминаний, и перед глазами вновь был его Се Лянь, но это был совсем чужой человек, простой человек.
- Прости, задумался. - произнес он. - Скажи, тебе есть куда идти? - Спросил Собиратель. - Если нужна помощь, просто говори. - Произнес мужчина.

+1

10

Что-то случилось. Он точно ляпнул что-то не то, но сколько ни гадал, ни перебирал в памяти сказанное, не мог понять, в чем именно загвоздка. Вопрос оказался слишком личным? Тот человек, о котором он вспоминал уже дважды, умер, наверное, напоминание о нем болезненно, но Сань Лан ведь сам сказал о нем, первым! Если бы не он, Вэнь Яну, конечно, и в голову не пришли бы все эти дурацкие вопросы. А если случайный собеседник упоминает кого-то в речи, спросить - это ведь просто даже хороший тон? Ведь если сказал, сказал намеренно?
Но разве он сам не сказал откровенную грубость и тоже намеренно? "Слишком много о себе мнил", да? Может ли Сань Лан затаить обиду?
"Прости", он произносит одними губами, потому что повторить это вслух было бы слишком. Он уже извинялся, и кажется, даже не раз, но ему ли не знать боль потери дорогого человека? Никакие извинения не будут достаточными за то, что пнул в больное.
- Мне так жаль, - тихо выговаривает он, боясь, как бы соболезнования не сделали хуже.
Вэнь Ян опускает лицо к тарелке, исподтишка наблюдая за человеком напротив: губы двигаются, складываясь в слова, но рассеянный взгляд устремлен за окно, куда-то вдаль. Будто где-то там, через шесть полос движения, не считая железной дороги, он видит что-то, неподвластное взгляду простого смертного. Вэнь Ян невольно стреляет глазами следом - естественно, ничего. Только серое небо, что на горизонте сливается с серой водой.
- Не волнуйся обо мне, - он улыбается, и хотя улыбка дается нелегко, ему самому она кажется весьма правдоподобной. - У меня все в порядке, это просто глупый всплеск эмоций.
Врать, не глядя в лицо, легко. Уж куда как легче, чем признаться, что ты, насколько мог, привел в порядок дела, прежде чем приехать на этот мост. Куда легче, чем рассказать, что твоя мать и сестра мертвы, отец равнодушный к судьбе семьи, неизвестно где, а ты сам потратил последние свои деньги на билет в один конец, к этому мосту.
Этот человек напротив - всего лишь незнакомец, который думает, что спас ему жизнь. Нет ничего сложного в том, чтобы дождаться, когда он уйдет и вернуться туда, откуда они пришли, доделать то, от чего его оторвали. Это просто прихоть, о которой этот Сань Лан и не вспомнит завтра, Вэнь Ян ничего ему не должен, кроме как сделать вид, будто благодарен за спасение. Да и этого много - ему ведь снова собираться с духом, снова идти на проклятый мост - а он был всего в шаге, нет, в полушаге от цели! "Кто просил тебя вмешиваться?!...."
"Нет". Он вздыхает тяжело, и чуть отодвигается на сиденье, опуская подбородок на стол, на сложенные перед собой ладони. Не выходит у него разозлиться, хоть ты десять тысяч раз повторяй себе, что это справедливо.
Сань Лан ни в чем перед ним не виноват, кроме того, что спас ему жизнь. Просто выбросить бесценный дар, пусть и не нужный - плевок в лицо самой судьбе, на такое... еще и на такое, он не способен. А значит, хочет он или нет - жить ему придется.
И представляя свою новую жизнь - жизнь бездомного без гроша в кармане, что ночует в подворотнях, копается в мусоре, выискивая еду и одежду, берется за любую работу, какая подвернется, Вэнь Ян неожиданно глупо улыбается. Не так уж плохо.
"Знаешь, что хорошо в такой жизни? - думает он, поднимая на Сань Лана глаза. - Терять кроме жизни уже нечего. А при такой жизни и смерть не страшна".
- Ты уже помог, - глаза напротив смотрят внимательно и кажется, разочарованно, но Вэнь Ян надеется, что это изменится с его уходом. - Большое тебе спасибо. И знаешь, я сыт. Наверное, мне пора. Я и так отнял слишком много твоего времени.
Из-за стола он подхватывается молниеносно, склоняется в поклоне - слишком глубоком для недавних знакомых, но недостаточным для того, кто спас твою жизнь.
- Еще раз спасибо, Сань Лан. Пусть остаток твоего отпуска будет приятным и безмятежным, не похожим на этот день. Я надеюсь, случай отблагодарить тебя за доброту мне еще представится.

[icon]https://i.imgur.com/KOG56IO.jpg[/icon]

+1

11

"Не волноваться".  - Хуа Чен усмехается собственным мыслям. "Когда-то Гэгэ тоже убеждал не беспокоиться".  Мужчина прикрывает глаза, и вновь возвращает свое внимание собеседнику.
Помогать надо либо до конца, либо не браться за это дело совсем. Разве может быть иначе? - произносит он, в ответ на его слова. - Но настаивать не стану, принять помощь или нет, уже твое решение. Кто я такой, что бы заставлять тебя.- Протянул демон наблюдая как Вэнь Ян едва ли не подскочил со своего места и поклонившись поспешил скрыться, Сань Лан провел еще какое-то время провел в кафе размышляя о произошедшем, и о том как продолжать свою размеренную жизнь, а после тоже ушел предпочитая больше не задерживаться.
Хуа Чен и рад был бы забыть эту встречу, да только с того самого дня, продолжать свое существование вновь стало больно, а главное вернулись сны.  Да Собиратель вполне мог обходиться без сна, но как бы то ни было, только там, только во снах он мог видеть Се Ляня, и отказать себе в этой маленькой слабости он просто не мог, тем более что продлится это совсем недолго, максимум годили два, и сны вновь исчезнут.
Прошло около трех месяцев с момента этой встречи открывшей старые раны, Сань Лан вернулся к своей условно обычной жизни. Сколько раз он уже менял облик за эти годы? Еще возможно десять лет, и истинный облик опять придется скрыть за одной из многочисленных масок, сменив имя и все данные, радовало то, что хотя бы место жительства можно не менять. Здесь в Нанкине ему нравилось гораздо больше чем в Пекине, да и в любом другом городе в каком успел побывать за свою бесконечно долгую жизнь.
Июль, Сань Лан не любил этот месяц, наверное по тому что именно в июле он узнал что спасти Се Ляня не получится.  Утром первого июля настроение было особенно паршивое, именно поэтому он отправился бродить по городу, он частенько так делал, когда настроение у него было совершенно точно не лучшим.
Мужчина брел по улице не разбирая дороги да и не глядя по сторонам, когда, в него кто-то врезался заставляя сфокусировать взгляд на неожиданной преграде.
- Гэгэ? -  он и подумать толком не успел прежде чем назвать попавшегося ему на пути Ли Вэнь Яна прозвищем которым называл прежде Се Ляня, но глядя на него сейчас в странной соломенной шляпе Сань Лан и правда с трудом гнал от себя мысль что перед ним сейчас все же его Бог. - Прости, принял тебя за другого человека. - Демон тряхнул головой и вновь посмотрел на неожиданного знакомого, вид его по правде говоря оставлял желать лучшего. - Ты ведь Ли Вень Ян? - Он окинул его скептическим взглядом, и воздохнул. - Похоже тебе все же нужна помощь. - протянул мужчина усмехнувшись. - И сейчас даже не пытайся со мной поспорить на эту тему. Переубедить все равно не сможешь. - Сказал он схватив за руку попытавшегося быстро уйти парня. - Хэй, да не переживай ты так, я просто хочу тебе помочь. -  Произнес Собиратель покачал головой.
"У меня ужасное чувство дежавю, глядя на судьбу этого человека". Подумал мужчина прикрывая глаза.

[nick]Hua Cheng[/nick][icon]https://i.imgur.com/YAsi0oy.jpg[/icon]

+1

12

Если честно, уходя из того придорожного кафе, Ли Вэнь Ян сомневался, что протянет хотя бы месяц. Он храбрился и старался не вешать нос, напоминал себе, что обещал жить нежданному и непрошеному спасителю, но реальность казалась ему сильнее какого-то выбора. Пусть даже это было настоящее волевое решение выжить. Он будет стараться, думал он, приложит все усилия, но глядя правде в глаза - разве есть у него шанс?
Да, он был здоровым. В прошлом занимался легкой атлетикой и единоборствами. Он, наверное, мог подрабатывать там, где нужен выносливый неквалифицированный труд и не важны документы: уж очень не хотелось доставать свое скандально известное удостоверение личности и дипломы с настоящим именем, выписанным на первой странице. Он привык следить за своей формой и не ел много, так что едва ли пропитание стало бы серьезной статьей расходов. Плюс холодное время весны заканчивалось, уступая место теплому, пусть и дождливому лету, а значит простуда и разные осложнения связанные с переохлаждением ему не грозят. Он думал, что сможет какое-то время терпеть лишения... Лишение привычных благ: интернета на мобильном, ежедневного душа с теплой водой, ежедневных тренировок, которые и бодрили и придавали сил.
Но это была не просто бедность, которую они уже узнали совсем недавно. Это была даже не нищета. Он становился бездомным, по правде, по настоящему. И что следовало делать в таком случае с той частью привычек, которые уже стали частью его самого? С отчаянной разборчивостью в еде, с мучительной, до тошноты, брезгливостью, не позволявшей пользоваться чужой ванной - а где ему было теперь взять свою? - не то что носить чужую одежду. С манерой говорить - слишком правильной, кажется, почти старомодной, за которую его и в том новом районе, где они жили с матерью последние месяцы, норовили побить. В драках он, конечно, часто побеждал, но закон в последнее время повернулся против него и Вэнь Ян предпочитал не открывать рот без веского повода.
Все это для другого, возможно, и были мелочи. Но для него они стали маркерами грядущей неотвратимой гибели. Он ждал смерти со дня на день: нетерпеливо, волнуясь, гадая, когда же она придет и какую форму примет: пьяницы, решившего, что незнакомый бездомный занял его подворотню, недоеденного пирожка, начиненного крысиной отравой или крысы, что цапнет его в неравном бою за тот пирожок.
Но к его удивлению, смерть не торопилась к нему. Он подрабатывал на стройке и разгружал фуры, мыл полы в таких же придорожных кафе, в какое водил его Сань Лан после нечаянного спасения. Он знал наперечет все помойки города, в том числе те, на которых можно подобрать не слишком заношенную одежду и прачечную, где за уборку помещения и несложную помочь в сортировке белья соглашались ее постирать. Когда он в первый раз запихал в себя порцию жирного риса Чэнду - не объедки, а просто щедрый бонус от ресторанчика, в котором мыл посуду - его стошнило, но на следующий день он пришел на работу снова, получил новую порцию в довесок к уплаченным грошам и растянув на целый день, смог удержать ее в себе. Теперь, спустя месяцы, он ел тот рис с удовольствием, маленькими порциями, запивая водой из-под крана, о которой поклонники фильтров говорили, что она сокращает жизнь. Ли Вэнь Яну казалось, вкуснее ее не бывает на свете.
А еще - и это было самым странным - он вдруг понял, что ему стало легче. Впервые с тех пор, как врачи озвучили им с сестрой смертельный диагноз матери, он смог распрямить плечи, дышать глубоко, спать крепко.
Он и не ждал, но слова, сказанные им человеку, назвавшемуся Сань Ланом, оказалось пророческими: теперь Ли Вэнь Ян ничего не боялся потерять. И жить и дышать ему стало гораздо легче.
"Если бы я знал, где тебя искать, сказал бы спасибо".

Этот день выдался солнечным. Слишком жарким, на его вкус, но дареному коню в зубы не смотрят, и Ли Вэнь Ян, покончив с утренними подработками и раздобыв пару рисовых шариков, как раз оглядывался в поисках местечка, где примоститься и со вкусом умять угощение. Голос, окликнувший его, он поначалу не узнал. "Гэгэ?" Вздрогнул от окативших мурашек, но не поверил, что так бывает - что кто-то может мгновенно отозваться на твои мысли. Но голос не исчез и оглянувшись, он увидел то, что надеялся, но во что не решался поверить: знакомую долговязую фигуру. Проследил взглядом от носков ботинок до обрамлявших лицо вьющихся прядей и просиял:
- Сань Лан! А я ведь только что о тебе... Ой, да что такое? Подожди, я же никуда не собирался, я и правда так рад тебя видеть!
Но рука, стиснувшая запястье, не отпускала, и Вэнь Ян подумал - почему бы и нет? Можно подумать, он на работу опаздывает!
- Ну  хорошо. Пойдем туда, куда ты захочешь, - покладисто согласился он, как будто кто-то спрашивал его мнения.

[icon]https://i.imgur.com/KOG56IO.jpg[/icon]

+1

13

Сань Лан не сразу понял, что его неожиданный знакомец вовсе не пытается уйти.
- Еще раз извини, что-то я разволновался. - Протянул он покачав головой, и ослабив хватку, но руку его так и не отпустил, а просто повел его за собой, совершенно не собираясь слушать  его возражения если таковые и найдутся.
- Сначала отведу тебя к себе домой, не думаю что ты в последнее время нормально ел, или уж тем более спал и мылся. - произнес он в ответ на вопрос который задал Вэнь Ян. - Останешься  у меня пока не восстановишь документы и не сможешь жить нормальной жизнью. Или сниму тебе квартиру если тебе неудобно это. - Сказал мужчина, продолжая, вести его за собой по улице. Идти правда пришлось долго, Хуа Чен и не думал, что в своей задумчивости успел забрести настолько далеко.
За те сотни лет что он жил среди людей Собиратель жил и как бедняк, и как богач, но последнюю сотню лет он сменяя облик руководил компанией, так что жилище его соответствовало.
- Не беспокойся, в принципе мы здесь даже можем не встретиться, если не договоримся. - усмехнулся он заметив замешательство во взгляде гостя,  и только сейчас вспомнил, что прямо в гостиной, напротив входа висела картина, та самая  картина которую он нарисовал в первом храме Се Ляня, в том, который они обустроили вместе, и которую он забрал после его смерти, единственное напоминание о прошлом в этом доме. От остального СОбиратель избавился, слишком больно было смотреть, особенно после всех тех людей, так похожих на его Гэгэ, которых он встретил. Только от этой картины он избавиться так и не смог. Иногда вечерами он даже с разговаривал с ним, изображенным на холсте. Кто-то скажет что он сумасшедший, но пожалуй воспоминания, и этот портрет последнее, что удержало его от сумасшествия.
- Не подумай, на этой картине изображен не ты, она написана задолго до нашего с тобой знакомства, она вообще очень старая, хоть таковой и не выглядит. - Протянул Хуа Ченв головой. - Если захочешь, я потом расскажу тебе кто это, и откуда у меня эта картина, но сначала пожалуй, тебя надо накормить нормальной едой, и дать тебе возможность привести себя в порядок. - Сказал Сань Лан, и скрылся в одной из примыкающих комнат, откуда вернулся со свертком одежды. - Вот, это должно тебе подойти, по коридору на право находится санузел. - он кивнул в указанном направлении. - можешь просто переодеться, или так же принять ванну, это уж на твое усмотрение, а я пока приготовлю что-нибудь поесть, что ты хочешь? - спросил демон посмотрев на парня

+1

14

- Сань... Лан.
Когда Вэнь Яе говорил "пойдем, куда захочешь", он вовсе не думал о том, какой смысл заложит в эти слова его новый... или уже старый? знакомый. Он имел в виду "давай прогуляемся" и "вон, отличная скамейка". И "но если тебе не нравится, то по дороге к старому храму часто едят на ступеньках". И чуть дальше по тропинке, вглубь от храмового комплекса, горный ручей из которого можно пить. Это ли не чудо, почти в центре города!
Чего он никак не думал, так это того, что его зазывают прямо домой.
- Но Сань Лан... - он пытался возражать - мягко и вежливо, все-таки его пригласили в гости, а не гнали метлой, как бывало, из-под навеса на остановке в лютый, холодный дождь.
- Я в порядке, честно, - он пытался объяснить, беспомощно переводя взгляд с решительного профиля Сань Лана, на пальцы, сжимавшиеся вокруг его запястья небольно, но крепко, прохладные даже сквозь длинный рукав ветровки. - И я не голодный, вот же!
Он бережно приподнял промасленную бумагу с рисовыми шариками, демонстрируя добычу.
- Могу поделиться, - и торопливо, оправдываясь, пояснил: - Они не грязные и не испорченные, я их получил за работу. Совсем свежие, сегодня утром сделали...
Но кажется, Сань Лан его совсем не слышал. Или не слушал. Задумавшись на миг, что могло вызвать у него такую решимость, чтобы молча, хоть и бережно тащить за собой через полгородка, Вэнь Ян скосил глаза в зеркальную витрину магазина.
"Неужели, все так плохо?"
Он знал, что выглядит как нищий, он ведь, в конце концов, и был нищим, но надеялся, по крайней мере, что его бездомность не так очевидна для окружающих, как его бедность. Бедность скрыть было сложно, но он, как мог, старался следить за чистотой, содержать в порядке одежду, обувь. Находил, где помыться - не только для того, чтобы люди, у которых искал подработки, не шарахались, но и потому что ему самому это было важно - то немногое, что осталось из старых привычек. И все-таки Сань Лан заговорил об этом: "не спал и не мылся" - и как-то сразу стало неловко за себя, и захотелось извиниться, будто то, что сейчас с ним происходило, было его выбором. Но у Сань Лана-то выбор был!
"Зачем же ты тащишь меня к себе, такого грязного и - какого? больного? усталого?" спросил он мысленно Сань Лана, но тот, конечно, его не услышал.
- Я кстати, прекрасно спал! - вырвалось следом, совсем тихо и почти обиженно. Не особо он рассчитывал, что Сань Лан услышит, но не возразить не мог. Потому что это действительно была правда, по крайней мере, относительно этой ночи.
Как он и ожидал, спутник не придал значения его словам.

И конечно, Вэнь Ян не поверил своим глазам, когда они достигли цели. То есть, он, конечно, видел все и раньше. Так странно они смотрелись вместе в отражении на витрине: высокий щеголь в сидящей на нем идеально одежде, и сутулый, потрепанный сборщик мусора в ветровке, которой недавно стукнуло десять лет и которую ему еще мама покупала для университета. Он видел блестящие ботинки, добротные, но явно не предназначенные для ходьбы по улицам, и глядя на руку, сжимавшую рукав его куртки, он видел кроме красивых часов гладкую кожу без сбитых костяшек, царапин и темного до черноты загара. Там, в отражении, его двойника вел за собой мужчина, явно превосходящий его и по статусу и по мм... уровню дохода, если можно называть рисовые шарики доходом.
Но на самом деле, Вэнь Ян очень мало понимал во всем этом - качестве, брендах. Слишком мало, чтобы отличать достаток от роскоши. И все же даже ему под силу было понять, что квартира, занимавшая целый этаж - или два? - сплошь, кажется, состоящая из стекла, металла и кожи - это определенно роскошь.
- Ты тут живешь? - попытался спросить он, но из горла вырвался невнятный писк. Пришлось прокашляться, прежде чем добавить: - Прости. Я в таких местах не бывал раньше. Мы жили очень прос...
Договорить он не успел - Сань Лан застрочил словно из пулемета - и Вэнь Ян невольно посмотрел на картину, которую, если честно, просто не заметил среди всего этого немыслимого великолепия. Он слишком занят был, выбирая место, куда можно наступить стоптанным кедом, чтобы не причинить обстановке слишком большого ущерба. И в конце концов, решился и просто стянул обувь, оставаясь в носках.
Тогда снова посмотрел на картину.
- Я? Думаешь, я могу вообразить, что это - я?
Юный воин с цветами в волосах и мечом в руке - яркие одежды, прекрасное лицо, тень ресниц на бледных щеках. Струящиеся вдоль спины волосы, окутывающие плечи темным облаком. Вэнь Ян прикрыл рот рукавом, но наверное, все равно не смог скрыть улыбку.
- У меня с этим юношей общего не больше, чем с твоим прекрасным домом, - это все-таки сорвалось с языка. И он вздохнул: - Ты уверен, что хочешь, чтобы я остался? Я ведь и правда совсем не страдаю. И если честно, чувствую себя гораздо лучше, чем в нашу первую встречу. Но... как бы то ни было, я - бездомный. Думаешь, это хорошая мысль, приводить незнакомца к себе домой?
Он так и замер, глядя на Сань Лана с охапкой пахнущих чистотой вещей в руках. И что-то в обращенном к нему лице, в том, как быстро и многословно Сань Лан поспешил оправдаться за то, о чем он даже не подумал, заставило сердце сжаться от светлой, но очень острой тоски.
- Ты прости. Я не хотел тебя расстроить. Если захочешь, я останусь на сегодня, и мы поговорим.
Рисовые шарики в руке мешали держать одежду удобно и он протянул их Сань Лану.
- Я уже говорил, но если ты вдруг не слышал, они свежие и вкусные и я их честно заработал, а теперь с удовольствием поделюсь с тобой.

[icon]https://i.imgur.com/KOG56IO.jpg[/icon]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Возвращайся, что бы не случилось.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно