ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » impossible [19 tian - one day]


impossible [19 tian - one day]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

I could drown myself in someone like you
I thought it was impossible
But you make it possible ~

https://i.pinimg.com/564x/73/2e/91/732e91fc29d20182210a6a281de35605.jpg

mo guanshan, he tian

+1

2

Если бы каждая новая травма сопровождалась чем-то подобным - Тянь готов бы был терпеть физическую боль постоянно, без перерывов и выходных. 

От переломанных костей, операционных швов, пулевых ранений или передавленной чужими пальцами гортани. Неважно от чего именно, лишь бы все это было обильно приправлено неотрывным присутствием рыжего в его жизни. Снова.

Да, первые несколько дней было довольно неловко, все же они не пересекались около семи лет и крайне странно воспринималось то, что спит теперь не один, питается не заказанной из ресторанов едой и в принципе не пребывает в глубоком одиночестве, которым было пропитаны насквозь каждая из его квартир в городе, что сменялись по мере надобности или по наставлениям Чэна, который к появлению Шаня, между прочим, отнесся весьма скептично, судя по воцарившемуся затяжному моланию в телефонной трубке во время очередного разговора, но не высказал веского "против" по этому поводу, вероятно, будучи уверенным в том, что Тянь его не станет слушать и хорошо если не рассорятся, спустя столько лет относительно мирного сосуществования, изначально налаженного психотерапевтом, который активно вправлял младшему Хэ мозги на протяжении весьма длительного срока.

Интересно, а если снова рассорится с малышом Мо, не полетит ли все лечение в тартарары?
Вопрос, над ответом на который Тянь задумываться не хотел. Не сейчас и никогда либо в будущем, каким бы далеким оно не было.

Да, по словам Шаня у него не было выбора и согласился он скорее из чувства вины, чем из каких-либо иных побуждений, но Хэ устраивал и такой расклад, все же с ним можно было работать, в отличие от ситуации, в которой рыжий пошел бы в полный отказ от какого-либо взаимодействия с ним. К тому же, Тянь действительно не предлагал ничего криминального, вся работа парня будет заключаться в деятельности личного телохранителя, услугами которых отказывался пользоваться до последнего, но обходиться без дополнительной линии защиты, кажется, более не представлялось возможным, да и где бы мажору удалось найти лучшую кандидатуру?

Стоило хватать, пока дают, как бы двусмысленно это не звучало.

Платить Хэ начал сразу, с первого дня пребывания Шаня в его квартире, хотя все оказанные рыжим услуги скорее тянули на звание личной няньки и повара, но никак не на услуги телохранителя, все же они ведь даже практически не покидали жилье, пока Чэн улаживал ситуацию с покушением и оба зализывали полученные раны, в течении почти трех недель. Удивительно, как за столь продолжительный срок, Тянь умудрился ни разу не переступить черту, не нарушить личных границ Мо и не поддаться накатывающим эмоциям, от погружения в воспоминания школьных лет, когда все время ошивался рядом с рыжим, таскал одинаковые с ним кольца и стремился хотя бы коснуться, не говоря уже о чем-то большем, хотя не обходилось и без подобного.

Все же мозги Тяню вправили качественно, не придерешься.
Не появись Шань на горизонте сам, так бы и продолжил избегать любого контакта, опасаясь встретиться с прошлым лицом к лицу.
Трусло, блять.
Редкостное.

О том, что сегодня придется отправиться в офис предупредил рыжего заранее, с вечера, избавив парня от информации о том, что Чэн был против этого, все же Тяню до сих пор приходилось носить корсет, не смотря на то, что трещины в реберных костях практически затянулись - на удивление, до переломов при падении на ступеньки не дошло, что-то уберегло от столь тяжелых и неприятных последствий. Вот только находиться в четырех стенах, давящих даже в присутствии Мо, Хэ уже попросту не мог, потому утром подскочил сильно раньше будильника, выскользнув из спальни как можно тише, стараясь не разбудить рыжего, который до сих продолжал спать с ним рядом, совсем как раньше. Разве что оглядывает спящего привычно, взглядом в очередной раз цепляясь за кольцо на цепочке, выскользнувшее из под ворота домашней футболки на подушку. Разговор о нем Тянь не поднимал, хотя и порывался несколько раз, но любопытство сгубило кошку, рискуя принести за собой неожиданную ссору, из-за очередной порции неловкости и потому молчал.

Сохрани он свое кольцо в прошлом, сейчас мог бы его нацепить, молча, без каких-либо намеков на его присутствие.
Пока кое-кто не заметит самостоятельно.

Вот только кольцо швырнул рыжему на прощание, прямо перед тем, как свалить окончательно.
На семь ебанных лет. Идиота кусок.

Душ, пара сигарет, чашка черного кофе натощак - привычно, даже не мутит от подобного сочетания, желудок давно свыкся с тем, что его хозяин ебанутый и не особо следит за здоровьем. Тяню, отчасти, было действительно наплевать, он не собирался жить долго и счастливо, до глубокой старости, попросту не видел в этом смысла. Жить по принципу "будь, что будет", в последние несколько лет стало настолько естественным состоянием, что уже даже не было страшно, как по началу.

Нет, с жизнью расстаться не хотел, склонностью к суициду, к счастью, Тянь не страдал совершенно.
Просто первое время немного пугал собственный похуизм, ставший постепенно естественной составляющей внутреннего мира Хэ.

Поразительно, что даже возвращение Шаня не смогло все это пошатнуть. По крайней мере - пока что.

Звонок в дверь отрывает Тяня от странных мыслей и зажатого в руке телефона, на котором просматривал новостную ленту все то время, что находился на кухне. Отправив недокуренную сигарету в пепельницу, выходит в коридор прямо в халате, встречая курьера, чтобы забрать костюмный чехол и обувную коробку, захлопывая дверь ногой, все равно та закроется сама, механизм давно налажен. В таком положении и застает его рыжий, которому улыбается тут же, совершенно искренне, в очередной раз осознавая, насколько ему повезло, когда тот принял решение остаться.

Даже спалось крепче.
Кошмары ведь отступили. Как и в прошлом, когда Шань был рядом.

- Доброе утро. Это для тебя привезли, на первое время. Рубашка и брюки обязательно, пиджак по желанию. Если захочешь, форму лично для тебя после пересмотрю, только скажи, но сегодня придется потерпеть классику.

Проходит вглубь квартиры, минуя рыжего, оставляя привезенные вещи на диване и падая на него следом, прогибаясь в спине и едва заметно морщась от боли. Предупреждали, что ребра будут ныть довольно долго, даже после полного заживления, но осточертеть успело даже за столь короткий срок, а ведь болеть они могут в течении нескольких недель без поводов для волнения.

Впрочем, присутствие Шаня рядом все еще компенсировало любые неприятные ощущения.
Звучало где-то на грани с зависимостью.

Или все это ей и было все эти годы, с момента знакомства?
Как знать.

Отредактировано He Tian (30.05.22 22:49:21)

+1

3

Всё погрузилось в череду каких-то бесконечных дней, которые тянулись друг за другом. Как, собственно, затягивались и раны: медленно, постепенно, словно бы нехотя из-за того, что на этот пришлось не бежать скорее от всех проблем, а встретиться с ними лицом к лицу. Хотя соблазн скрыться, не отсвечивать действительно велик, но это не так заметно. Не столь кричит об этом, если не пересекаться со старшим братом Хэ Тяня, который явно не в восторге от подробностей случившегося. На его месте Мо бы никогда не доверил жизнь своего родного брата в руки убийцы. Ведь факт покушения всё ещё оставался и был осуществлен частично посредством рук Гуаньшаня. Своего участия в этом отрицать не стоило, да и не собирался подобным Мо заниматься, честно признавая свершенное.

Мо понятия не имел, как именно удалось Тяню договориться со своим братом, но вникать в тонкости их взаимоотношений не собирался, памятуя ещё из далекого прошлого, что в них всё очень сложно для понимания. Главное, что по итогу. А по итогу Мо Гуаньшаня всё ещё не вынесли под руки из квартиры Тяня, значит, всё не так уж и плохо, вероятно.

Более радует тот факт, что Тяню удалось избежать переломов. Удивительная удача. В отличие от самого Мо, которого пожизненно преследует полоса неудач. Телефон свой включить так и не смог, не решился, поэтому он так мертвым грузом и валялся в коридоре, у обувницы. От вещей собственных больше ничего не осталось. Как и семь лет назад, Мо свободно пользовался вещами Тяня, будто и не было этого разрыва. Пусть и неловко до сих пор спать на одной кровати, пусть и на разных концах. Пусть дико смущает на самом деле сталкиваться возле ванной, на кухне, на балконе. В четырех стенах, куда бы Мо порой не пошел, натолкнуться на Тяня выходило в девяти из десяти случаев.

Словно в прошлое окунулся с головой.
Никак не удается избавиться от этого чувства.

Готовка и уборка также вернулись в обязанности, впрочем это прерогатива самого Мо, который отказывается есть магазинную готовую еду или заказанную в каком-либо ресторане на вынос. Даже с натяжкой соглашается на доставку продуктов, хотя предпочитает их выбирать сам, но в силу сложившихся обстоятельств подобные маневры пока что недоступны. Навыки в приготовлении еды никуда не делись и краем взгляда замечать довольное лицо Хэ было по своей природе даже приятно. Значит, тому всё ещё нравится, что он готовит. В какой-то мере это даже успокаивало, хотя не отпускало ощущение какого-то негласного, недоговоренного затишья.

Возможно, Шань ожидал, что Хэ будет попеременно заваливать вопросами, но тот до странного казался спокоен и не настроенным на какие-либо разговоры. Это заставляло выдохнуть, потому что придумывать отговорки и отмазываться - ни сил на это, ни настроения не было, но и разводить откровенности также Мо готов не был. Поэтому хоть и выдыхал, но все равно оставался настороже, потому что если Тянь осмелится спросить что-либо о прошлом, у Шаня должна быть подготовка к тому, чтобы перевести тему разговора на любую другую.

А ещё Мо поймал себя на том, что спит теперь слишком чутко, потому что реагирует буквально на каждое движение и звук, от которого моментально приходит в себя и просыпается. Поэтому не остается незамеченным то, как покидает кровать Тянь, хоть и глаза Шань не открывает, поэтому ничего не может выдать того, что он проснулся: даже дыхание сохраняется ровным, контролируемым. Годы практики определенно берут своё и из обыденной жизни также никуда не уходят.

Следом через некоторое время слышится звонок в дверь и Мо не припоминает, что сегодня должны быть у них посетители с утра, поэтому подбирается моментально, бесшумно ступая голыми ступнями по полу, замирая лишь в коридоре и встречаясь взглядом с Хэ. Скрещивает руки на груди, прислоняясь к стене плечом и опуская ленивый взгляд на поклажу в чехле и коробку с явным содержимым, ещё до сказанных слов понимая, что к чему. Не удивляет подобное совершенно, только лишь заставляет в очередной раз испытывать неловкость, потому что это совершенным образом снова так выходило, что средства на жизнь поступали непосредственно от Хэ, будь то зарплата или вещи.

Раньше бы на подобное Мо среагировал бурно, матно и не очень лестно.
Сейчас всё это отмечалось внутри, как нечто правильное. То, что необходимо.

Ведь по сути Шаню действительно это необходимо: вещи, деньги, крыша над головой без возможности вновь столкнуться со своим старым кошмаром в лице Шэ Ли, который точно также перетек из прошлого в настоящее. Словно так и должно быть, что все в итоге возвращается на круги свои. Только никто из них, конечно, прежним не остался за семь лет.

- Доброе, - Шань все же отлипает от стены, подходя к дивану и цепляя пальцем вешалку с чехлом, - Мне все равно в чем ходить, я в любом шмотье смотрюсь отменно.

Что правда, то правда. Как и в былые времена, Мо подходила абсолютно любая одежда, будь то хоть обычный бесформенный мешок, хоть классика, хоть бренды, которые стояли целое состояние, на которое бы Шань никогда не потратился в здравом уме. И нынешние вещи, доставленные курьером, наверняка по цене были равносильны его двум зарплатам за месяц. Благо что задрачиваться на тему стоимости шмотья Мо действительно не собирался. Зато не отходя далеко от дивана, удается втянуть носом воздух и прострелить затылок Хэ острым хмурым взглядом. Причину недовольства озвучивает тут же, не испытывая нужды проглатывать слова и умалчивать:

- Ещё раз выпьешь кофе натощак, не позавтракав, я кофемашину заблокирую так, что ты её не включишь больше никогда, - угроза звучит в голосе достаточно сильная, потому что действительно может сделать. То, что Хэ Тянь игнорирует приемы пищи, предпочитая закинуться кофе, - его право, но пока кухней владеет Мо теперь, придется ему терпеть новые правила и, блять, нормально питаться, не пропуская завтрак.

Нудливо зачитывать лекцию на тему питания Мо все же не решается, подхватывая и коробку тоже, чтобы все это закинуть в ванную комнату. Возвращается после на кухню, все же решая приготовить быстрый простой завтрак, поджаривая тосты и яйца на сковороде, делая одну чашку кофе - себе, ибо Тянь обойдется, но стол накрывает на две персоны, потому что если Хэ попробует отказаться, то Мо запихнет ему еду сам лично, ибо нехуй.

Бросает по пути, проходя мимо дивана, на котором расположился Хэ, что завтрак на столе, но сам исчезает в ванной, чтобы уже после душа натянуть на себя новые вещи, которые по размеру оказываются идеально, что возникает уже иной вопрос на тему того, как Тяню удается не прогадывать с размером, ведь от себя семилетней давности он отличается. Пусть и не слишком сильно, но разница все же имеется. Забивает на это достаточно быстро, складывая пиджак в руку и появляясь на кухне уже при почтенном параде.

- Восхищения принимаются, но слюни все же подбери, а то я решу, что тебе повторно следует наведаться к лечащему врачу, - Мо бросает взгляд на часы, понимая, что в запасе еще есть время как раз позавтракать. и занимает место напротив Тяня, - Есть ещё, что мне следует знать и делать, выполняя свои обязанности вне стен квартиры?

Потому что вне стен квартиры - другой мир. Шань до сих пор не знал, чем именно в данный момент занимался Хэ. Та скудная информация, которая была предоставлена ему для совершения покушения, не отражала всех подробностей, а вопросы меж тем действительно начинали копиться внутри. Только задавать их по сути не было ни подходящего момента, ни особого времени. А ещё страшно получить отказ в раскрытии информации при заданном вопросе.

Чувствовать себя глупо Мо не хотел. Хватило прошлых лет.

+1

4

Смех из горла вырывается почти непроизвольно и от него наконец не сводит спазмом ребра или горло, а может и все сразу, сталкивался ведь и с таким за дни заточения в квартире после получения травм. Слова о том, что рыжий будет смотреться отлично в чем угодно, отбрасывают в прошлое, когда Шань отлеживался у него дома после серьезной стычки со Змеем, носил шмотки Тяня и не отходил от него практически ни на шаг, разве что в школе приходилось разбегаться по разным углам, пока шли занятия, да и то ненадолго. Тем не менее, малыш Мо был прав в том, что ему все к лицу, хоть тот и не походил на подлеца.

- Мы так и не проверили, как ты будешь смотреться в мешке. Звучит ужасно, как-будто я тебя закопать решил на досуге, - все еще смеется, чуть хрипло, усаживаясь поудобнее и ощутимо округляя глаза, прикусывая на пару секунд нижнюю губу, легко различив в чужом голосе угрозу, абсолютно не прикрытую, из-за чего бросает взгляд на Шаня, совершенно беззлобный, - Тогда я по утрам буду заказывать кофе с курьером, этому ты точно не помешаешь. Остынь, рыж,  я не так уж часто просыпаюсь раньше тебя и избегаю завтрака.

"Но спасибо за заботу."
Добавляет мысленно, не рискуя произнести нечто подобное вслух, все еще опасаясь, что любое его слово может восприниматься в штыки, хоть Мо и не грешил подобным все три недели, что провели наедине друг с другом. Возможно, стоило попробовать дать себе волю и немного расслабиться, не фильтруя в голове несколько раз все то, что хочет произнести вслух, но опасения велики настолько, что по итогу вовсе утыкается в телефон, все также сидя на диване, не решаясь нарушить личное пространство рыжего, пока тот готовит завтрак на кухне.

Все три недели шарахается от него по углам, усиленно делая вид, что так и должно быть, что все в порядке.
Еблан.
Иначе не назовешь.

Завтрак, хоть и весьма простой, оказывается удивительно вкусным, как и вся готовка Мо, по которой Тянь все же скучал прошедшие семь лет, слишком успел привыкнуть к кулинарным способностям Шаня, едва ли не с первых дней знакомства. На чужой кофе не зарится, даже вовсе наливает себе молока, немного подогрев стакан в микроволновке. Время пролетает незаметно, пока проверяет рабочую почту и отвлекается от телефона, только когда рыжий входит на кухню при параде, из-за чего у Хэ натурально едва не отвисает челюсть, что само собой, не остается незамеченным.

- Как их подобрать, если в классике ты выглядишь настолько охуенно. Напомни мне еще в офисе тебе телефон новый выдать, а то могу замотаться и забыть, - довольно щурится, опираясь локтем на стол и подпирая ладонью подбородок, не отводя от рыжего взгляда ни на секунду, даже телефон откладывает на стол не глядя, предварительно заблокировав боковой кнопкой, - Ничего особенного знать не нужно. Будешь ходить за мной по пятам с серьезным видом, иногда приносить мне кофе и выглядеть охуенно.

На протяжении нескольких секунд сохраняет предельно серьезное выражение лица, после чего все же смеется, наконец возвращаясь к еде, прикусывая тост и откидываясь на спинку стула, пальцами зачесывая волосы со лба назад, выдыхая с шумом. По правде говоря, никаких особых указаний у него действительно для Шаня нет, но стоило хотя бы ввести в курс дела, относительно того, чем занимается в семейных делах и чего следует опасаться, хотя и сам не уверен на счет последнего, все же убить его порывались за разные вещи, причем поганый характер в этот список не входил.

- Шучу, прости. Пока не знаю, зачем Чэну необходима вся эта хуйня с наймом мне личного телохранителя, но тебе ли не знать, что денег за мою шкуру дают немало, в случае успешного завершения операции. Подчиняться будешь только мне, можешь ссылаться на это указание, если вдруг кто-то решит раздавать тебе приказы. Будешь ездить со мной на встречи и объекты, в остальное время думаю не понадобится ничего, кроме наблюдения за окружающим меня миром. Ничего особенного, да и в моей основной работе нет ничего криминального, об этом ты также должен знать. Логистическая компания, большинство перевозок легальны, на этом и закончим. Единственное... Ты со стволом обращаться умеешь? Или работаешь только с холодным оружием?

Направить Шаня, в случае чего, на стрельбище ради тренировок проблемой не станет, но стоило надеяться, что будучи киллером все же взаимодействовал с огнестрелом, иначе Чэн сожрет младшего брата с потрохами, окончательно настаивая на своем человеке в окружении Тяня, от которого и без того не вышло откреститься, не смотря на все высказанные доводы. Споры со старшим Хэ до сих пор не часто разрешались в пользу мажорчика, о чем тот не особо сожалел, но в ситуации с наймом рыжего старался настаивать на своем до последнего. Да, отбил многое касательно работы Мо, но...

- Чэн с сегодняшнего дня также пришлет своего человека. Он не будет находиться со мной постоянно, но на встречах обязан присутствовать, увы. Надеюсь, вы поладите, но если вдруг начнутся какие-нибудь тупые комментарии в твой адрес, из-за того что ты новенький или был нанят по блату, просто дай знать. Не вздумай все это терпеть, ты стоишь выше него в иерархии и не хватало, чтобы какая-то псина лаяла на тебя просто так. Договорились? И я пойду собираться, машина скоро заедет.

Знает прекрасно, что Мо и сам может за себя постоять, но в данный момент это не особо важный факт.
Хотя на перепалку с человеком Чэна Тянь бы полюбовался с удовольствием.

Тупо из принципа, доказывая тем самым брату, что лезть в некоторые его дела не стоит.
Не маленький уже, в конце концов.

+2

5

Для Шаня не остается незамеченным то, что его угрозы не воспринимают всерьез. Но решает оставить эту тему до лучших времен, не развивать её, потому что по факту не имел никакого на это права. Охрана жизни не есть охрана здоровье, но все же от состояния здоровья зависела жизнь, поэтому одно связывалось с другим и Мо имел право злиться, потому что это ставило под сомнение его компетентность. А раз уж он приступил к своим обязанностям, то подойдет к ним основательно, чтобы по защите чужой жизни ни у кого не возникло вопросов. Потому что в случае чего его наверняка без всяких проблем уберут. Сомневаться в угрожающих взглядах старшего брата Тяня не приходилось, поэтому младшего Хэ даже не спросят, если Чэн действительно захочет подобное сделать.

Это же и сподвигло задать вопрос о том, что ему ещё следует знать и делать, потому что одно дело зафиксировать данную работу на бумагах и совсем другое - на практике. Мо следовало знать подробности, чтобы не оплошать, во-первых. Во-вторых и в-остальных - не хотелось выглядеть глупо, потому что Шань явно будет долгое время ощущать себя не в своей тарелке, просто банально не привыкнув ко всему этому. Успев в конце концов отвыкнуть за долгие годы от самого Хэ Тяня и его характера. А уж об его работе находится ровно в неизвестности.

- Для этого стоило нанять себе секретаря тогда, а не телохранителя, - подмечает Мо, смотря на Тяня долгим взглядом, не разделяя этого шуточного настроя от слова совсем. Если тому хочется повеселиться за его счет, то стоило прямо об этом сказать. Впрочем, работать шутом Шань не стал бы и если таковыми сложились обстоятельства, то он сбежал бы в первую ночь. И очень хотелось надеяться, что до подобного Хэ не опустится, потому что это станет окончательной точкой: над собой Мо издеваться не позволит больше никому и никогда.

Шань лишь кивает головой, не перебивая и выслушивая Хэ, повесив пиджак на спинку дивана. Облокачивается на тот бедром, непринужденно поправляя манжеты рубашки, чтобы пуговицы ровно прилегали к ткани. Стоило обзавестись оружием дополнительным и спрятать его. Например, под рукава рубашки отлично уместиться нож, но для этого придется закупиться укреплениями и удерживающими ремнями. Стоит наведаться в знакомые магазинчики с соответствующей атрибутикой, да только кто знает, кого в них можно встретить, вед часть из них находилась под крылом знакомых Шэ Ли, поэтому соваться туда - это сдать себя с потрохами всего. Нежелательно крайне, а если решаться такое проделывать, то без Хэ Тяня рядом.

- Я должен знать досконально в подробностях, чем ты занимаешься. Это поможет изучить риск возникновения опасностей, которые могут угрожать твоей жизни, - Шань говорит серьезно вполне, не избегая взгляда, как несколько дней назад, теперь же смотря в упор на Хэ. Первая неловкость сошла, пусть вина за содеянное до сих пор грызла изнутри. Пусть Тянь его не обвинял ни в чем, пусть не злился за попытку убить, но все же Мо не мог так просто избавиться от этих чувств и внутренних угрызений. Внешние следы сойдут, но оставят шрамы, а вот внутренние ссадины будут нарывать всегда, потому что их залечь априори крайне сложно. Практически невозможно даже.

- Умею, но не столь хорошо, как с холодным.

Мо не доставало практики в стрельбе, его учили косо, в сжатые сроки, быстро отбросив подобный вид оружия, посчитав, что Шань не способен с ним обращаться. Способен, ему попросту нужна практика. Стрелять не сложнее, чем орудовать ножом или другим любым холодным оружием. Наверное, стоило попросить Хэ чуть позже отвести на какой-нибудь полигон: у такой семьи он явно имелся свой собственный, не в единичном экземпляре.

От дальнейших слов Гуаньшань лишь закатывает глаза, давая этим понять всё, что думает о всякой там иерархии и прочем. Слишком пафосно, слишком противно. Если кто-то будет огрызаться на него, Мо просто огрызнется в ответ, только и всего. Ему плевать на то, что кто-то будет пытаться указать на его место, потому что свое место Шань знал прекрасно. Как был на персональном дне жизни, так там и останется. Разве что условный рефлекс на напыщенных индюков разовьется до максимального порога, что псиной в данном случае будет не тот, о котором говорит Тянь, а он сам. Нельзя злить бродячего пса, который кусает слишком больно, до вырванных кровоточащих клоков внутренностей.

Мо Шань принимает к сведению всю новую информацию, а дальнейшие сборы не занимают много времени. Как и было оговорено, Шань следует за Хэ словно неотделимая тень, чаще всего просто сохраняя собранную отстраненность и молчаливость, не стремясь вступать с кем-либо в разговоры, даже если  обращались к нему напрямую. Ничего личного, просто в обязанности Мо не выходят приветственные разговоры или ещё какие обсуждения с посторонними людьми. Хотя порой хотелось огрызнуться, но Шань себя сдерживал, натягивая на лицо постную хмурую мину, взглядом давая понять, что лучше не стоит с ним вообще никому говорить, иначе можно чего-то лишиться. Например, конечностей.

Человек, приставленный от Чэна, в отличие от утренних заверений Хэ Тяня, гнобить не стремился. В период второй по счету на сегодня встрече, пока Хэ был занят обсуждением вопросов и рабочих моментов, Шань оказался втянут в какой-то незатейливый банальный разговор со вторым охранником, которого звали Шэнь. Тот был старше его лет на десять, общался на его простом "языке" и в целом под конец, когда Хэ с остальными своими деловыми партнерами освободились, Мо Шань прыснул над какой-то тупой брошенной шуткой, невольно после этого переводя взгляд на Тяня и вздрагивая.

На секунду показалось, что Хэ зол и сейчас испепелит их обоих.
Но ведь ничего такого и не случилось?
Или же проявление эмоций действительно исключалось из рабочих обязательств?

- Кофе, - Мо ставит чашку с приготовленным лично напитком на стол перед Тянем, аккуратно, чтобы не расплескать. Невольно оглядывает кабинет Хэ, в который он сопроводил его после последней встречи, отступая на положенный метр, соблюдая нормальную рабочую дистанцию и вставая ровно, ожидая дальнейших указаний от Тяня.

И почему-то чувствуя себя при этом дико неловко.
Хотя и не с чего.

+2

6

Тянь знал заранее, что этот день не придется ему по душе, но сохранял спокойствие почти демонстративно, пока переодевался, запирал входную дверь квартиры и спускался вместе с рыжим в лифте на подземную парковку, где их ждала машина, за рулем которой восседал тот самый человек Чэна, представившийся Шэнем, из-за чего Хэ едва ли не вскинул удивленно бровь, поражаясь сходству имен сразу двух своих телохранителей: братец, случаем, не по этому ли признаку подбирал, кого сбагрить младшенькому?

Просто в совпадения Тянь не верит, не маленький.
Хватило в детстве для того, чтобы разочароваться в этой чертовой семейке, к которой принадлежал сам.

Шэнь не раздражает и, благо, не пререкается совершенно, когда при выезде из офиса на первую за день встречу, Хэ вызывается самостоятельно сесть за руль, потому что терпеть не может находиться в салоне в качестве пассажира, не чувствуя машину и не будучи уверенным в качестве вождения того, кто занимает почетное место водителя. Да, человек Чэна наверняка является профессионалом до мозга костей, другого старший брат не навязал ради обеспечения безопасности, но это дело принципа и, отчасти, некая капризность, потому что видеть этого парня рядом с собой все же не хотелось, каким бы чудесным, прекрасным и великолепным тот не был, увы.

К тому же, ближе к вечеру оказалось, что видеть его не хотелось и рядом с рыжим.
Потому что наблюдать то, как Шань смеется над чужой шуткой, пусть и едва слышно, как никогда, кажется, не смеялся над его собственными почему-то обидно. И вроде не случилось ничего особенного или из ряда вон выходящего, но дверцей машины Хэ хлопает чересчур сильно, от чего даже сам вздрагивает, ощущая как закипает изнутри, пока вцепляется пальцами в обод руля, практически до побелевших костяшек, все свое внимание сосредотачивая на дороге, не обращая внимание на находящихся рядом с ним в салоне автомобиля людей.

Благо, что к моменту, когда Мо ставит перед ним чашку кофе на стол, Тянь все же успевает остыть.
Ведь и злиться то ему, по сути, бессмысленно. Ничего же, блять, не случилось.

- Спасибо. Подойди ко мне, - приманивает рыжего рукой, следом сдвигая чашку в сторону и откатываясь на стуле немного назад, заставляя рыжего встать спиной к столу прямо перед собой, глядя на парня снизу вверх, чуть откинувшись на спинку кожаного кресла, отчетливо ощущая, как злость окончательно сходит на нет, сменяясь чем-то вроде восхищения, пока признает в очередной раз, насколько же охуенно выглядит Мо, причем не только в этом костюме, а в принципе, по жизни. Позволяй Тянь себе нечто большее, чем обычное любование, то уже поднялся бы с места, вплотную прижавшись к Шаню, заставляя того вжаться задницей в столешницу, под прикосновением чужих ладоней поверх одежды, иначе запрещенно, слишком против правил, да и не понравится кое-кому. Всегда ведь делал вид, что вольность Тяня ему не по душе, даже когда сбивались пульс и дыхание напрочь, продолжал отпираться.

Не удивительно, что однажды все это заебало настолько, что решил уйти, не оглядываясь.
Знал еще тогда, что если обернется хоть раз, то обязательно вернется. Впрочем, может и стоило это сделать.

Но прошлого не вернешь, к несчастью.

- У меня отменился один выезд, так что поедем сейчас на полигон. Хочу посмотреть, как ты управляешься со стволом, - от легкой хрипотцы в голосе не избавляется, продолжая смотреть на рыжего все тем же взглядом, запоздало соображая, как все это выглядит сейчас со стороны и хорошо, если Шань не решит, будто Тянь раздевает его одним только взглядом, все же лишаясь контроля впервые за прошедшие несколько недель, за которые даже руки ни разу не распускал, как бы того не желал. Впрочем, он ведь все еще сохраняет контроль, не так ли? Значит и претензий к нему никаких возникать не должно, что бы там во взгляде Хэ не померещилось ненароком.

- Если хочешь перекусить можем заехать куда-нибудь по пути. Отдохни только немного, а я пока выпью кофе. Еще раз спасибо за него.

Провожает Шаня с улыбкой, так и не притронувшись к нему самому, выдыхая устало, когда за парнем закрывается дверь в кабинет, следом склоняя голову как можно ниже и зарываясь пальцами в волосы, едва слышно рыча, себе под нос. Этот Шэнь так легко нашел с ним общий язык, кажется, а Хэ приходилось в очередной раз держать себя в узде, не поддаваясь той модели поведения, которой придерживался в далеком прошлом, будучи избалованным подростком, желавшим получать все то, что ему приглянулось, буквально по щелчку пальцев. И ведь научился тогда находить общий язык с малышом Мо, но теперь, оглядываясь назад понимает, что все равно был слишком настойчивым, слишком сильно давил своими желаниями, пытаясь сначала подчинить, а после - приручить.

Да, почти получилось, рыжий все равно постепенно привязывался в ответ.
Но сейчас хотелось чего-то иного. Более спокойного.
Без принуждения.

Обо всем этом думает по пути на полигон, пока отпускает всех сотрудников со стрельбища, принадлежащего семье Хэ и выдает рыжему необходимую экипировку, все же без наушников и очков находиться здесь было против правил. Просит Шаня сделать несколько выстрелов, чтобы посмотреть на его технику и ошибки отмечает сразу, тем не менее, терпеливо дожидаясь, пока парень сам посчитает нужным прекратить стрельбу, после чего стягивает наушники, оставляя их болтаться на шее, вплотную приближаясь к рыжему, попутно закатывая рукава черной рубашки, дабы не слишком сильно мешались.

- В целом неплохо, нужно только скорректировать пару моментов, - заходит за спину, аккуратно укладывая собственные руки поверх чужих, заставляя немного иначе перехватить пистолет и чуть сильнее согнуть локти, принимая правильную стойку, - Ноги держишь отлично, в руках немного не хватает уверенности. К тому же, ты слишком резко нажимаешь на курок, из-за этого дергает кисти и усиливается отдача. Попробуй сейчас надавить на него плавно, пока не почувствуешь сопротивление, а уже потом дави сильнее, производя выстрел.

Одной рукой натягивает обратно наушники, следом опуская ее свободно вниз, вторую же оставляет на запястье Шаня, едва ощутимо оплетая его длинными пальцами, стараясь не мешать. Первый выстрел получается немного смазанным, второй уже более уверенным, как и третий, на что Тянь улыбается, после чего показывает рыжему большой палец, в знак одобрения, продолжая говорить спокойно и негромко, благо, что стрелковые наушники не мешали вести разговор, хоть сам Хэ и не любил то, как они немного искажали речь, делая ее приглушенной.

- Когда ты сказал, что умеешь, но не слишком хорошо, я опасался, что все будет в разы хуже, но тебе просто немного не хватает техники и практики. Я рад. Давай еще один момент поправим только... - Хэ не задумываясь кладет одну ладонь на спину рыжего, вторую же наоборот укладывает на живот, заставляя наклонить корпус немного вперед, только в этот момент понимая, насколько близко они находятся друг к другу, Тянь ведь прижимается почти вплотную и ему бы отстраниться, хотя бы самую малость, но сил в себе не находит, лишь тяжело выдыхая, прежде чем продолжить говорить, мысленно надеясь, что тон действительно сохраняет ровным и ему это не кажется, - Так будет чуть проще сохранить равновесие, даже при сильной отдаче и... Шань, почему ты так и не избавился от кольца?

Вопрос отвратительный, но вертелся на языке три недели, просто задать его прежде не решался. Почему сделал это сейчас? Потому что близость сносила все установленные мысленные барьеры и хоть руки все еще не распускал, откровенно борясь с желанием развернуть рыжего лицом к себе и поцеловать, но вот за языком уследить уже не удалось. Если за это Мо решит ему втащить, то получится вполне себе заслуженно.

Тянь даже не станет сопротивляться.
Потому что не стоило расслабляться и отпускать себя.

Поделом, хули.

+1

7

Перепады настроений Хэ Тяня слишком резки и стремительны. Только недавно казалось, что он зол и рассержен, как теперь кажется спокойным, словно отбросил все то, что беспокоило, куда-то в сторону. Мо выполняет его просьбу, бросая взгляд на панорамное окно позади кресла Хэ, которое идеально чисто показывало раскинувшийся пейзаж таких же высоток, благо что окна снаружи зеркальные, не позволяющие увидеть то, что происходит внутри. Иначе бы Хэ легко и давно стал мишенью снайпера. Стоило оценивать риски и именно их в своей голове прокручивал Шань, пока не опустил взгляд после созерцания мегаполиса на непосредственного своего теперь начальника, пересекаясь с ним глазами и едва назад не отклоняясь, вопросительно вскидывая рыжую бровь, не понимая, почему Тянь на него так пристально смотрит. Вроде бы нигде накосячить не успел, со вторым охранником не цапался, вполне себе обзавелся приятельскими отношениями и никакого принижения не испытывал от него. И вообще все пока гладко. Поэтому тем более непонятно, почему Хэ его так осматривает, слишком нечитаемый взгляд, заставляющий только отвести взгляд обратно, невольно чувствуя, как едва пылают кончики ушей от такого внимания.

- Предпочту сразу отправиться на полигон. Перед тренировкой лучше не есть, - ни перед какой тренировкой лучше не принимать пищу и не позволять себе отдыхать, все-таки он находится на работе и нельзя терять бдительность, потому что это может стоит жизни. Никогда не знаешь, откуда прилетит удар, стоит быть всегда готовым и собранным, поэтому речи об отдыхе и быть не может. Но Мо Шань лишь отступает в сторону, словно аккуратно пытаясь выбраться ещё и из-под взгляда Хэ, но совсем избавиться от него, как и от преследующей хрипотцы в голосе того удается, покинув пределы кабинета. Прислоняется спиной к двери, на мгновения смежая веки, чувствуя, как гулко бьется сердце в грудной клетке. Сглатывает, делая дыхательную гимнастику, приводя себя в норму, стараясь даже мысленно не возвращаться к тому, что произошло сейчас в кабинете. Потому что по факту ведь ничего не случилось.

Не стоило и зацикливаться над этим.
Это же Хэ Тянь. Он всегда был таким.

Дорога до полигона занимает не так много времени и за неё не происходит ничего такого, хотя Мо собран теперь ещё больше. С интересом разглядывает полигон изнутри, надевая специальную обувь и защиту, следом закрывая наушниками уши и защищая глаза прозрачными очками. Занимает позицию на платформе, на столике которой лежит обычный, самый простой огнестрел, рука от которого мгновенно тяжелеет. Прицеливается, стреляет так, как умеет. Естественно, не идеально. В этом Мо не сомневался, поэтому следует инструкции Хэ, сгибая в правильном положении руки и вновь стреляя, только потом понимая, доходит наконец-то, насколько близко звучит голос Тяня и что его пальцы так и держат его запястье. Смотреть на это непривычно, поэтому делает вдох и стреляет еще раз, надеясь, что рука не дрогнула особенно сильно, а пошатанная концентрация не смазала выстрел.

- Но моя стрельба все ещё далека от идеальной. Здесь спокойно, нет ветра и других факторов, которые могут повлиять на попадание в цель, а это... важно, - Мо Шань запинается, потому что ощущает ладони у себя на спине и животе, который от прикосновения невольно втягивает в себя, моментально хмурясь. Пульс итак достаточно учащенно подскочил, вероятно, до девяносто ударов, что легко можно было ощутить, если прикоснуться к запястью или приставить два пальца к шее, чтобы поймать ритм. Хэ Тянь находился слишком близко и это абсолютно напрочь теперь лишало концентрации. Особенно после озвученного невзначай вопроса, который и вовсе заставляет напряженно держать ствол в руке, нажимая на спусковой крючок слишком рано, не успев толком навести прицел на мишень. Выстрел звучит настолько оглушительно, даже находясь в наушниках, но Мо это только кажется, потому что нервы оголились настолько, что сейчас воспринималось всё слишком острой, ярко.

Сглатывает, понимая, что молчание с собственной стороны затягивается.
Оборачивается, потому что в прежнем положении находится слишком неловко, но и теперь, стоя лицом к лицу, становится ещё и весьма неудобно, потому что Хэ Тянь никуда не отодвинулся, а самому буквально приходится вжиматься поясницей в столик, на котором оставил оружие, прежде чем повернуться. Быть зажатым Хэ в таком положении оказалось весьма ностальгично в какой-то мере. Слишком близко, что в голове шумит.

Заданный вопрос тоже весьма внезапный, Мо не ожидал его услышать именно сейчас.
Поэтому даже подготовить ответ, чтобы тот казался нейтральным, банально не может.

- Потому что оно, наверное, дорогое. А я не из тех, кто выкидывает дорогие вещи. Особенно если их можно заложить в ломбард, - последнее добавляет скорее из вредности и природной упрямости. Когда Хэ Тянь исчез, Мо первым делом пошел в ближайший ломбард, чтобы избавиться от кольца, но озвученная сумма и история о том, к какой фирме принадлежит украшение сделали свое дело, не позволяя сдать столь дорогую по стоимости вещь в пункт обмена. Хотя, пожалуй, сдай Мо все же кольцо, то мгновенно бы разбогател и не нуждался бы в деньгах несколько лет подряд. Зачем Хэ Тянь подарил ему такую ценную вещь тоже до сих пор оставалось непонятным. К тому же, вероятно, этот подарок ничего не значил особого. Просто безделушка, на которую можно спустить деньги, ведь Хэ сорил им тогда всюду, лишний раз неосознанно, возможно, тыкая носом в то, насколько беден сам Мо Шань.

- Тебя в любом случае это не касается.

Последний жалкий аргумент, ведь Хэ это действительно не касалось, носит он кольцо или нет. Отклоняется слегка назад, чтобы иметь хоть какое-то расстояние между ними, не поднимая взгляд выше чужого плеча, но чувствуя буквально кожей, как вновь пробирает от взгляда Хэ. Весьма смущающая ситуация выходит. Как всегда.

+1

8

Пока держит Шаня за руку, сковывая пальцы на чужом запястье, в голове неожиданно слышится голос Чэна, воспроизводящий фразу произнесенную братом в телефонном разговоре почти трехнедельной давности. "Тебе мало было прошлого раза, Тянь?" Понятно без объяснений, что имел ввиду старший братец, ведь семь лет назад младшего Хэ пришлось вытаскивать из такой бездны, что порой начинало казаться, что выбраться тот из нее не сможет никогда, ни самостоятельно, ни с помощью специалистов, подобранных лично Чэном, который Тяня водил едва ли не за ручку по кабинетам, пока тот наконец не начал приходить в себя. Да, никуда не исчезли бессонница и навязчивые мысли, но парень хотя бы смог сосредоточиться на иных жизненных аспектах, практически не оглядываясь на прошлое и не стремясь с ним сблизиться, ровно до тех пор, пока малыш Мо сам не возник у него за спиной, приставив к шее острый клинок.

Чтобы Тянь вновь мог пропасть в одном единственном человеке, не сумевшим лишить его жизни.
И если это не шанс начать все заново, то что же?

- Здесь можно выставить помехи и даже сделать имитацию ветра, есть соответствующее оборудование. Обязательно подключим его позже, но сначала необходимо отработать технику, прежде чем повышать сложность, - чувствует нервозность рыжего, из-за чего даже воздух вокруг них, казалось, накалился до предела и почти начал искрить. Тем не менее, все это не побуждает отпустить и отступить, потому что черту Хэ переступил по неосторожности и оставалось лишь двигаться дальше, только вперед, задавая неудобные вопросы и шумно сглатывая, будучи готовым получить отпор в любую секунду.

Вот только не получает.

Выстрел звучит оглушительно, но Тянь не следит за траекторией полета пули и не проверяет, попала ли та по мишени в принципе. Не до того сейчас. Не собирается и сдвигаться с места, оказываясь лицом к лицу с Шанем, слишком близко. Настолько, что парня мысленно откидывает в прошлое, на все те же семь лет назад,  когда чужое личное пространство нарушал с завидной регулярностью, периодически выгребая за это по морде, по началу, но даже это не останавливало - нарывался только сильнее с каждым разом, с упорством редкостного мазохиста. Тянь выхватить готов и сейчас, прямо в челюсть, можно даже до хруста, чтобы заткнулся наконец и взял себя в руки, но рыжий не бьет физически, только словами отвешивает оплеухи, потому что слышать все это по настоящему больно. Но только ровно до того момента, пока Хэ не осознает, что Шань, судя по всему - врет. Нагло, пока отводит взгляд и дышит часто, совсем как раньше.

Тянь мечтал забыть обо всех этих особенностях, потратил ведь на это последние семь лет жизни.
Шань вернул все на свои места, буквально по щелчку пальцев. Которого делать и не пришлось.

- Хотел бы заложить в ломбард, уже бы это сделал. Или просто спрятал весьма дорогую вещь в укромном месте, на черный день, а не стал таскать на груди спустя столько лет, - подается еще немного вперед, опираясь ладонями на столик за спиной рыжего, склоняя голову набок и заставляя тем самым посмотреть на себя любимого, пусть и через стекла прозрачных очков, улыбаясь довольно, словно проверяя тем самым рамки дозволенного, - И кстати меня это касается самым прямым образом. Такое кольцо ведь было не только у тебя.

Добивает, практически контрольным в голову, рискуя нормальными взаимоотношениями с Мо, но попросту не может не напомнить о том, что кольца ведь действительно были парными. Одинаковыми. И если Шань свое носил на шее, повесив на цепочку и скрыв под тканью очередной футболки, то сам Тянь носил на безымянном пальце, демонстрируя всем и каждому, хоть в отношениях с рыжим никогда и не были по сути, не смотря на испытываемые обоими чувства, которые кое-кто хоть и отрицал до последнего, но верить в их отсутствие у Хэ не выходило. Слишком уж это было непохоже на правду.

Жаль только, что собственное кольцо проебал, когда уходил и вряд ли Шань его сохранил на долгую память.
Впрочем, ожидать от него мог практически чего угодно. Малыш Мо всегда умел удивлять.

- Продолжай тренировку, - тоном строгим, пока отстраняется резко, отталкиваясь от столика, придавая тем самым себе ускорения, пока отступает назад и в сторону, подходя к соседней стрелковой линии. Отточенным движением ладони вставляет магазин в пистолет, перехватывая тот за рукоять и выпуская сразу всю обойму, не стремясь к точности, скорее делает это для того, чтобы спустить пар. Не злится совершенно, просто пытается взять себя в руки, дабы не распустить их окончательно, потому что искренне надеется наладить отношения.

Потому что желает близости, но только лишь по обоюдному согласию.
Потому что чувствует, как перехватывает дыхание от одной мысли о том, что снова останется без Мо Гуаньшаня.

И почему-то уверен в том, что на этот раз, необходимость в этом общении испытывает не только он один. Хотя как знать, может Тянь и ошибается. Как и в прошлом. Ведь никто не попытался остановить, когда он уходил. Хэ, пожалуй, надеялся на иной исход, когда сбегал не оглядываясь. Шань, к несчастью, надежд этих не оправдал.

Так стоило ли теперь за него цепляться?
Конечно же, да. Сто раз, блять, да.

+1

9

Слова Хэ Тяня добивают. Окончательно.

Мо призывает себя к успокоению, дышит глубоко. Считает до десяти, чтобы не совершить импульсивных действий. Особенно когда позади покоится на столе оружие, пусть в нем и нет настоящих пуль, которые могут причинить вред, зато стволом идеально можно ударить по голове. Оглушить, сделать ещё что-то. Причинить небольшой физический ущерб, выводящий из равновесия. Потому Мо Шань не знал, как стоит заткнуть Тяня ещё. Весь собственный вид говорил о возмущении, ведь иной реакции быть не может, когда кто-то не прав. А в данном случае Хэ Тянь не прав на все двести процентов.

Говорить об этом Мо не спешит. Не кричит, молчит, только дышит тяжело, потому что Хэ влепил знатную оплеуху словами. Да и действиями, впрочем, тоже. Когда от кого-то уходишь, бросаешь на семь лет, то нет, твоим делом это уже являться не может. Это продолжает быть делом того, кто остался. Кто все еще на месте. У кого сохранены воспоминания и память, отраженная на двух кольцах, одно из которых висело на цепочке по сей день. Собственное, которое и пытался сдать в залог. Второе такое же, принадлежащее когда-то Хэ Тяню, лежало в надежном месте, о котором знал только сам. Потому что выбросить бы не смог: рука не поднялась банально. К тому же, была вялая надежда на то, что Хэ вернется.

Только проходил год, второй, третий. И ничего.
И никого.

Потом прошли остальные года, заставившие смириться, погрузиться в работу, окуная свои руки в кровь всё больше. И она же в итоге и привела его к тому, кого ждал семь лет назад. Будь у Мо больше сил и безразличности, то эту судьбу бы он собственными руками разорвал, прекратив жизнь Тяня тогда. Чтобы теперь не смотреть ему в глаза, привычно хмуря брови, привычно собираясь взъерошиться на подобную ситуацию, потому что Хэ методично ходил по запретной теме, которую у Мо поднимать не было никакого желания. Ведь жизнь Мо тогда, кольца и все остальное - Тяня перестало касаться, когда тот развернулся и ушел. Какими бы не были причины, какими бы не были мотивы тогда, каким бы дураком не был он сам - Тянь мог дать о себе знать. Хотя бы.

Большего Мо Гуаньшаню не нужно было тогда.

Резко разворачивается к стрельбищу после приказа, поправляя наушники, краем взгляда лишь только касаясь Тяня, который также решает пострелять. Или выпустить пар. Расшифровывать чужие действия Мо не собирается, потому что внутри разбередили то, что Шань успешно штопал все эти годы, даже если стежки на душе - кривые сплошь, ни одного ровного, нормального. Глубоко вдыхает и выдыхает, решая отмахнуться ото всего этого. Проверяет магазин, наводит на прицел мишени, принимая все те стойки, которые недавно пояснил ему Хэ, прикусывая щеку изнутри при взгляде на запястье. Чужое прикосновение на коже чувствовалось до сих пор.

Делает в итоге столько выстрелов, пока пули не заканчиваются. Стрельба отвлекает и дает собраться с мыслями, принять невозмутимое выражение лица, чтобы ни одна лишняя эмоция не просочилась. Телохранитель ведь не должен обладать чувствами и эмоциями. Они могут помешать при исполнении рабочих обязательств. Так что Мо снимает очки и наушники, оставляя их на столе, рядом с тренировочным пистолетом. Покидают они полигон вместе, молча. Также молча следуют домой, так как перед этим Шань все же интересуется, не возникло ли каких дополнительных внезапных планов.

Правда по пути слушает внезапный звонок на телефон Хэ, на который тот отвечает и Мо читает на его лице недовольство, но по-прежнему ничего не говорит, лишь взглядом следит и кивает, так как путь до дома откладывается встречей с каким-то бизнес-партнером, прилетевшем только сейчас и желающего встречи и соглашений. Тоже непосредственно сейчас.

Ничего это не подразумевает сложного. Шань сопровождает Тяня до ресторана, в котором назначена встреча. Осматривается по сторонам, проверяя подозрительные углы и обзоры, из которых до Хэ может дотянуться снайпер: на слишком открытой площадке был заказан столик. Самое то для какого-нибудь, кто хочет вынести мозги влиятельному младшему отпрыску семейства Хэ. Мо Гуаньшань вновь напрягается, хмуро обходя территорию вип-веранды, специально, на всякий случай, не взирая на то, что такое мельтешение может доставить Тяню и его бизнес-партнеру неудобства. Плевать вообще, что они там думают. Безопасность важнее.

И все действительно проходит нормально, опасения оказываются надуманными. Только вот стоит Хэ Тяню встать из-за стола, как Мо действует моментально, не раздумывая лишние секунды, которые могли стоить чьей-то жизни.

Жизни Хэ Тяня, например.

Плечо прошибает острой болью, когда Мо Шань сгребает в объятия Хэ, оттягивая того в сторону. Рефлекторно оборачиваясь в ту сторону, откуда стреляли, но замечая только отблеск винтовки в свете фонаря, потому что снайпер решил, что после неудачи следует сматываться. Шань же стискивает зубы, после вскидывая взгляд на Хэ Тяня, которого так и не выпустил из объятий. Хотя стоило бы.

Да только страшно отчасти.
Не успей он вовремя, то ранило бы Хэ Тяня. И не факт, что удалось бы его жизнь спасти.

Сердце кажется бьется в ушах, слишком шумно, но Шань все равно смотрит на Хэ, слегка оглушенный, но тем не менее - довольный.
Хотя бы пригодился на этот раз. Хоть какая-то польза от него.

- Не задело? Все в порядке?

Спрашивает, даже если видит, что с Хэ все в порядке. А вдруг не заметил? А вдруг все же задело?
Поэтому Хэ смотрит на него именно так, что хочется сжать руки вокруг него крепче? И не отпускать.

Отредактировано Mo Guanshan (01.08.22 08:39:37)

+1

10

Тянь откладывает пистолет с опустошенной обоймой на стойку, опираясь на нее следом обеими ладонями и с шумом выдыхая, на мгновение зажмурившись. На стрельбище всегда легко удавалось привести в порядок мысли и чуть успокоить нервы, но учитывая, что источник разлада в голове находился совсем рядом, по левую от него руку на расстоянии полутора метров, взять себя в руки до конца не вышло, к сожалению. Сняв очки и наушники, Хэ первым делом разминает затекшие от напряжения плечи и только потом, ответив на поставленный рыжим вопрос, покидает полигон, коротким кивком прощаясь со встретившимся им на выходе сотрудником. Благо, что тот ни о чем не спрашивает и, кажется, не провожает даже взглядом. У Тяня нет ровным счетом никакого желания общаться с кем-либо посторонним этим вечером.

Вот только молитвы парня не были услышаны никем, ведь одного единственного звонка хватает для того, чтобы изменить маршрут в навигаторе, направляясь в известный мажорный ресторан, который не особо любил, в силу специфики его кухни, но раз задержавшийся буквально на день в городе важный партнер решил назначить встречу именно там, Хэ не имел права пререкаться. К тому же, Чэн не столь давно упоминал этого мужчину, подчеркивая тот факт, что тот весьма требовательный и если вступать с ним в спор, то только лишь касательно содержимого очередного рабочего контракта, но никак не по мелочам. Что же, именно поэтому Тянь изначально проникся некой долей отвращения по отношению к господину Цзу, а встретившись с ним лично окончательно для себя убедился, что омерзителен тот бы не только, как деловой партнер, но и как человек в целом.

Встречи с такими людьми - самое то, для весьма озлобленного молодого человека без настроения.
Бинго просто. Тянь, кажется, сегодня сорвал куш по неприятным моментам. Буквально десять из десяти.

Господин Цзу заказывает столик на открытой веранде, но в процессе беседы спрашивает о самочувствии Тяня после совершенного на него покушения и у Хэ разве что глаза на лоб не лезут от того, насколько расходятся слова с действиями у этого еблана, с трудом сдерживая саркастичный комментарий по этому поводу, отвечая при этом в нейтральном ключе, насколько это в принципе сейчас возможно. Раздражение скрывать непросто и к концу ужина, во время которого Тянь ограничился только кофе и легким десертом, к которому практически не притронулся. Банально кусок в горло не полезет. Поднимается на ноги, собираясь обойти стол и пожать протянутую господином Цзу ладонь, но не успевает даже шага в сторону ступить. Шань сносит его в сторону, из-за чего рефлекторно обхватывает его руками, но вопросов не задает, потому что свист пули Тянь не спутает ни с каким иным звуком, слишком часто его слышал, в том числе и в свой адрес. Его не цепляет, рыжий среагировал вовремя, судя по всему, но запах крови и жженной плоти повисает в воздухе тяжелым смрадом, поселяя где-то внутри чувство страха, всепоглощающего, что с трудом позволяет оставаться хладнокровным, рассуждая с холодной головой. Тянь понимает и знает, что Шань схватил пулю вместо него и теперь оставалось разве что сообразить, куда именно она попала и чем он может помочь.

- Со мной заебись все. Молчи лучше, - помогает рыжему сесть на пол, отведя чуть в сторону, за некое подобие живой изгороди, расположенной по периметру ресторанной веранды, на которой поднялась откровенная паника, на которую Тяню глубоко поебать. Не позволяет разве что никому к ним подходить ближе, хотя и уверен, что сообщников у снайпера не было. Интуиция это или еще что, но Хэ сосредотачивается исключительно на Шане, заставляя ладонью зажать плечо под определенным углом, чтобы хоть немного затормозить кровотечение.

- Пуля не на вылет прошла, не повезло. Дыши поглубже и постарайся не отключиться, я вызову кого следует, - тон строгий, на деле же захлестывает такое волнение за жизнь рыжего, что Тянь едва ли не теряет голову, в желании прижать парня как можно ближе к себе и успокаивать тихим шепотом, постоянно твердя о том, что все будет хорошо. Вот только не будет, пока не отзвонится сначала Бэю, а после Чэну, чтобы прислал своих людей к ресторану. Звонки быстрые, на каждый тратит пару десятков секунд, не дольше, озвучивая лишь причину созвона и адрес ресторана, в котором находятся. За всем этим Хэ совсем забывает о господине Цзу, оставшемся где-то за спиной и выдает того лишь неприятный, чуть истеричный голос, периодически переходящий на весьма высокие интонации, напоминающие повизгивание. Как он с таким набором в принципе в люди выбился и его никто не уебал, лишь бы это все больше никогда не слышать?

- Всегда считал охрану расходным материалом ради таких вот случаев, а ты с парнишкой как с родным. Тянь, нельзя быть столь мягкотелым, таких в бизнесе сжирают рыбы покрупнее и ты рискуешь оказаться за бортом. Пересмотри подход к людям, станет легче.
- Да пошел ты, блять, нахуй, - не сдерживаясь, бросает через плечо, все же отвлекаясь от Шаня, но не поднимаясь на ноги.
- Берега не путай, малыш. Не забывай, сученыш, с кем говоришь. Да мы с твоим братом...
- Плевать я хотел, что там было у вас с моим братом. Я - не Чэн. И контракта не будет. Подход, блять, пересмотрите, может что-нибудь поймете.

Господин Цзу окончательно переходит на визг, но Тяню плевать на то, что тот говорит, да и Чэн, на пару с врачом и окруженный своими людьми, влетает на территорию ресторана слишком стремительно, заставляя своих людей оттеснить всех особо любопытных куда подальше. Поразительно, что удалось приехать настолько быстро, но старший Хэ чуть позже поясняет, что находился совсем близко, как и Бэй. Самое благополучное стечение обстоятельств, в кои-то веки. Далеко не всегда так везет.

Врач заявляет сразу, что Шаня необходимо госпитализировать, на случай, если понадобится переливание, да и извлечь пулю необходимо в определенных условиях. Тянь не спорит, настаивая лишь на том, что поедет вместе с ними, к тому же машину его придется бросить, пока люди брата проверяют ее на наличие взрывчатки или на предмет взлома. Происходящее следом слишком смазывается, в какую-то одну бесконечную картину: собственные ладони в чужой крови, тачка Бэя, в которой рыжий все же отключается от болевого шока, коридор частной клиники и запертые двери в операционную, под которыми усаживается сначала на пол, скатываясь по стене, прежде чем приехавший чуть позже Чэн не заставил пересесть брата на один из стульев, расположенных в зоне ожидания. Невольно в голове всплывают воспоминания о том, как сам полтора года назад получил практически идентичное ранение и понимает, всю серьезность возможных последствий, о которых его самого предупреждали. Там и перебитые кости, и раздробленные мышцы, восстановление которых не факт, что станет полным. Тянь до сих пор не чувствует ничего двумя пальцами левой руки и он еще легко отделался, так что...

Но это же рыжий.
На нем все заживает как на собаке.
Этот раз не должен стать исключением.

Спустя несколько часов, после окончания операции и долгого, весьма неприятного разговора со старшим братом, Бэй все же разрешает ввалиться в палату к малышу Мо, без каких-либо ограничений. Тяня рубит от усталости, но волнение все равно накрывает с головой, заставляя сделать несколько кругов по небольшому помещению, в какой-то момент цепляясь за расположенную на столике в углу коробку с личными вещами Шаня. Их было немного, тем более, что одежду из палаты унесли, оставив только бумажник, телефон и... Кольцо. Блядское кольцо на цепочке, которое не задумываясь вытягивает из ящика, наматывая украшение на пальцы, внимательно рассматривая со всех сторон. Действительно отлично сохранилось, даже царапин за семь лет практически не появилось, что не удивительно, на самом деле - его ведь носили не на руке. Так с этим кольцом и возвращается к больничной кровати, на которой спит рыжий, присаживаясь рядом на небольшой табурет и укладывая голову на сложенные поверх простыни руки.

Естественно, Тянь отключается.
День был слишком тяжелым и последние пару часов Хэ держался вовсе на едином дыхании, не иначе. Теперь же, находясь рядом с рыжим, операция которого прошла успешно, по словам Бэя и который должен был совсем скоро очнуться от наркоза, ему наконец удается расслабиться, даже не задумываясь о том, как выглядит со стороны.

Взъерошенный. Бледнее обычного. С медицинским халатом накинутым на плечи и зажатой в пальцах цепочкой, на которой висит некогда слишком ценное кольцо. Даже не в денежном плане, исключительно в моральном. Потому что это связь.

Та самая связь, которую некогда потерял.
По своей же, блять, вине.

И как теперь вернуть все это, оставалось для Тяня загадкой.
Пока что.

0


Вы здесь » ex libris » фандом » impossible [19 tian - one day]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно