ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » Тихий вечер [Tian guan ci fu]


Тихий вечер [Tian guan ci fu]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">Для меня ты в беспредельном великолепии — это ты. И ты, упавший в грязь — тоже ты. Главное здесь «ты», а не «какой» ты. </span>

<span class="data">Призрачный город / вечер</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/jJUYjvZ.gif">
</div>

<p>
Не важно чего ждут от тебя другие, важно чего хочешь ты...
<span>
Xiè Lián , Hua Cheng
</span></p>
</div>

Когда в один из визитов Се Ляня, Ши Цинсюань впервые завел разговор о том, что из него вышел бы прекрасный Небесный Император, Принц просто отказался, вежливо отказался. Когда Повелитель Ветра стал чаще поднимать эту тему, все с тем же предложением, да еще и не один, Се Лянь решил, что не так страшно встретиться один на один с Хуа Ченом, чем очередной раз выдерживать эту осаду, и просто сбежал, отправляясь туда, где искать его точно не станут, в Призрачный город.
</div>[/html]

Отредактировано Hua Cheng (19.05.22 21:21:38)

+1

2

Поначалу он думал, они это не всерьез. Тогда, в хижине Ши Цинсюаня, он хохотал, прикрывшись рукавом - весело, заливисто, беззаботно. Это ведь шутка. Невероятно смешная. Мусорный бог становится Небесным Императором. Се Лянь даже если бы старался не смог бы разглядеть в этом оскорбление - настолько это было нелепо, настолько смешно. Он и смеялся... ровно до тех пор, пока не понял, что весело только ему. "Ну нет, не может быть".
Улыбался - это было так неловко, и отводил глаза, растерянно царапнув пальцем между бровей. Только его впечатлительный друг и его буйное воображение могли такое породить. Хэ Сюань... Се Лянь подозревал, что он просто хочет отомстить. За короткий разговор и обязательства длиною в жизнь, которыми тот обернулся. Это тоже было неловко - хозяин Черных вод, пожалуй, только сейчас начинал понимать, чем именно обернулся их уговор. Со всеми оговорками, со всеми условиями, что выдвинул, миру он оказался должен куда больше, чем мир - ему. Се Лянь знал, что это его вина, что возможно, Черновод злится на него, имеет на то все права. Но нет, не жалел о своем поступке. Что бы Хэ Сюань ни думал о нем, как бы ему ни угрожал, тогда люди гибли, а теперь перестали. И это одно имело значение. Если Черноводу вздумается вызвать его на бой... Впрочем, Се Лянь не думал, что это когда-то случится.
Но это и не потребовалось.
Он старался не замечать происходящее, сколько мог. Посмеивался, отмахивался, ускользал от разговоров. Он просто не принимал услышанное всерьез и потому отказывался верить в серьезность остальных, но когда те самые слова прозвучали из чужих уст, заволновался по-настоящему.
Ему говорили "у вас есть право", говорили "у вас есть сила". Настаивали,  что только ему, победителю Безликого Бая, согласится довериться небесная столица. Он улыбался, все так же виновато, и смущенно качал головой. "Ну какой из меня император? Я тысячу лет мусор собирал".
Это помогло, как он и ожидал. Лет на... двадцать? десять? Если бы прежде кто-то сказал Се Ляню, что небожители так легко смогут расстаться с предрассудками, он нипочем бы не поверил.
"Но вот это произошло, и что тебе остается?"

"Ты не можешь отказаться теперь, после всего, что сделал для них", припечатывает Фэн Синь. "Только вот этого можно подальше держать?" кивает в сторону воображаемого Сань Лана Му Цин. Се Лянь против. Он может отказаться, и уж точно он не собирается прогонять Сань Лана... и без того слишком сложно найти предлог, чтобы увидеть еще раз. Но этого он, конечно, не говорит никому.

Они не слышали его возражений. Даже слушали не очень внимательно. Се Лянь даже начал сомневаться, что идея сделать его Императором действительно принадлежит Его Превосходительству, уж слишком часто, из слишком разных уст он слышал эту мысль. Снова и снова. И совсем не в качестве шутки.
"Слишком большая честь", был его последний аргумент. Он почти умолял: "У  меня совсем нет опыта". Да. его растили, как наследного принца, у родителей просто не было выбора - он был единственным, но пожалуй,  Се Лянь только теперь понимал, насколько им было ясно, что правителя из него не выйдет. Насколько же это должно быть очевидно для тех, кто не прикипел к нему душой и сердцем? Но они настаивали больше других.
"Ты должен", прозвучало в конце концов. "После того, как развалил все, что было. После того, как сделал Повелителем вод Непревзойденного, ты должен..."
И тут уж он не смог возразить. Но и согласиться не смог тоже. Голова раскалывалась на части, и он не находил себе места от их голосов, даже когда они молчали. Даже в Монастыре не наступала тишина, и он... Он струсил и сбежал.

И лишь очнувшись от царившего в голове хаоса, понял, куда привели его ноги.
"Ты совершенно безнадежен", мысленно вздыхает он. "Решил ведь не беспокоить по пустякам. И снова здесь. Так не пойдет".
Так не пойдет, и Се Лянь поворачивается, чтобы уйти, но замирает, тяжело привалившись спиной к дверям храма Тысячи Фонарей. Кого он обманывает. Он, может, и не помнит своей дороги, но остаться незамеченным он бы точно не смог. Нельзя уйти просто так, без объяснения. Нельзя заставить его думать, что что-то не так.
"Сань Лан", - зовет Се Лянь мысленно и сердце тяжело ударяет в груди в предчувствии - он рядом. - Мне... мне можно тебя увидеть?

+2

3

После возвращения Хуа Чен вовсе не планировал вновь попадаться на глаза Се Ляню, во всяком случае не в ближайшее время, да он наблюдал, но наблюдал издалека, потому что точно знал, Его Высочество посчитает себя виноватым и решит принести себя в жертву оставшись рядом с демоном, вот только кто бы мог подумать, что тот найдет его сам. Общение у них правда не заладилось и с тех пор оба начинали не то избегать друг друга, не то искать встречи, и при каждой встрече оставалась какая-то гнетущая недосказанность. Частью каждого дня для демона с этих пор стало решение найти повод для того что бы увидеть Принца, или найти еще более веский повод для себя, чтобы не встретиться с ним.
Градоначальник конечно же знал, что происходит в Небесной Столице, у него информаторов было много так что недостатка  в информации он не испытывал, знал и что Се Ляня вознамерились возвести в титул Императора — эта ситуация вызвала улыбку, нет, он конечно верил в силы и способности Его Высочества, да только вряд ли тот хотел взвалить на свои плечи такую ответственность. И Сань Лан его прекрасно понимал, мало кто захочет быть ответственным за жизни других. Он  конечно мог вмешаться,  все таки всё еще был ужасом для большинства небожителей, но он прекрасно понимал что Се Лянь этого точно не одобрил бы, так что просто продолжил наблюдать за происходящим издалека, иногда находя повод встретиться с Его Высочеством, тем более что и в собственной вотчине дел за время отсутствия накопилось столько, что и за сотню лет не разгребешь, одно возвращение к жизни Ин Юя чего стоило, хотя в этом вопросе ему и помогал Се Лянь. После правда с делами разбираться стало куда проще, появилась возможность часть обязанностей свалить на верного помощника, но Сань Лан не злоупотреблял этим правом, хотя бы потому, что это давало возможность хоть как-то отвлечься от мыслей которые его преследовали в последнее время. Когда ты фактически бессмертен время идет совсем по-другому, и десятилетия не кажутся таким уж долгим сроком.
Сяньлэ долго не появлялся в призрачном городе, а потому когда он пересек границу, Хуа Чен был мягко говоря удивлен, когда понял что движется Принц точно в трансе и вовсе задумался о том что произошло что-то из ряда вон выходящее, он хотел выйти сразу, но решил дождаться пока Се Лянь закончит свои метания перед  дверьми храма Тысячи Фонарей.
-Приветствую Се Лянь. - больше скрываться в тени было уже бессмысленно, тем более что Принц его  позвал и судя по всему заметил  присутствие. -  Я уже говорил тебе, ты всегда можешь прийти сюда. Зачем же тогда спрашивать? - сказал он внимательно посмотрев на Бога Войны, вид его пожалуй явно говорил о том что последнее время выдалось у него весьма напряженным.
- У тебя что-то случилось? Выглядишь взволнованным. - протянул демон, он  практически на автомате выходя на встречу Се Ляню сменил облик, зачем? Пожалуй так стало комфортнее, или он  он рассчитывал, что Сяньлэ так будет комфортнее,  спокойнее говорить с тем, кого он впервые узнал по имени Сань Лан.  Временами его начинала раздражать сложившаяся между ними  ситуация, но он для себя решил, что виноват в происходящем исключительно сам, и откровенно говоря предполагал что сторонится его Се Лянь именно из-за сказанного тогда там, в пещере Безликого Бая.

+2

4

Голос Се Лянь расслышал раньше, чем шаги. Голос, от которого сердце подскочило и сжалось, а щеки обдало жаром, словно его застигли на месте преступления — удивительно, ведь он ничего такого не делал. И разумеется, ничего неожиданного, он ждал этой встречи, он о ней просил.
Но сердце, глупое не принимает в расчет оправданий.
— Сань Лан, я... — он заговорил раньше, чем понял, что именно услышал, уж слишком занят был собственным смятением, но потом...
"Се Лянь"? "Приветствую"? Воздух, что он тянул в грудь, встал в горле острой костью. Разжались пальцы, взволнованно дергавшие краешек Жо Е на запястье, рука бессильно сорвалась вниз, повисла, как неживая. Она и была неживой — прямо сейчас Се Лянь не смог бы сжать кулак, если бы захотел.
— Ты... — начал он. Вышло хрипло. Он кашлянул, попытался сглотнуть — горло оказалось совершенно сухим. "Почему так больно?" подумал он, глядя на проступающий в темноте силуэт. А в следующий миг — уже улыбался самой сияющей из своих улыбок. — Это ты.
Это было как удар под дых. Непривычно, неестественно... формально? Даже когда говорил "Его Высочество наследный принц", это и то было не так — ведь он говорил это смеясь. Дразнил. Подначивал. Словно пробовал на вкус непривычное. И всегда возвращался к тому, что любил больше всего. Это "Се Лянь" звучало совсем иначе. Как пение тетивы, спустившей стрелу в твое сердце.
Ему показалось, время остановилось. Тишина стала звенящей, и все силы уходили, чтобы удержать на лице улыбку.
"Он не должен понять". Что угодно, лишь бы Сань Лан не догадался. Се Лянь не смог бы это объяснить — только не словами, не здесь, не глаза в глаза. Он не смог бы сказать, почему ему так больно сейчас, ведь он так хотел, чтобы это случилось. Хуа Чэн на долгие восемьсот лет всю свою жизнь сосредоточивший в его руках, наконец-то сделал шаг на свободу. Шаг в сторону — это ведь был он? От насмешливых взглядов, задиристых выходок, слишком смелых, слишком волнующих — к такой удобной участливой вежливости... именно так должно говорить друг с другом друзья? Ведь так?
"Ведь так?!"
В отчаянных мыслях Се Лянь потерял бдительность — и взгляд, блуждающий где угодно по сторонам невольно метнулся к чужому лицу — сердце, еще не умерив свой бешеный бег, сжалось и заболело снова.
Перед ним был Сань Лан. Именно Сань Лан — не Хуа Чэн. Тот самый юноша, которого он встретил однажды в крестьянской телеге теплой осенней ночью, которого, не подозревая о его истинной сущности, уже тогда хотел защитить любой ценой. Тот плут, что хвостом ходил за ним повсюду, не ведая ни такта, ни приличий, дразнил его друзей, легко отбивал атаки врагов, всегда оказывался рядом в трудный миг... Тот, кто впервые заставил его сердце биться чаще.
Се Лянь бессильно покачал головой, сияющая улыбка чуть погасла, но стала мягче и искреннее. Кривая прическа Сань Лана так и оставалась кривой.
— Хотел узнать твое мнение по одному вопросу... — врать Сань Лану невозможно, но и говорить о том, ради чего пришёл, он уже не мог. Мысли отказывались собираться воедино. — Но пока шел, подумал, что это не так уж важно.
Незаметно для себя он снова сцепил руки вместе, и чувствовал, как Жо Е возмущенно заерзала на запястье, когда слишком сильно от волнения дернул кончик ленты.
— Ты... — улыбка и любопытный взгляд, что не поднимается, впрочем, выше подбородка: — Ты больше не зовешь меня "гэгэ"? Значит ли это, что мне теперь нужно называть тебя "Хуа Чэн"?

+1

5

- Это я. - Подтверждает демон задумчиво глядя на собеседника. - Ты ожидал увидеть здесь кого-то еще[Это удивительно, с учетом что позвал меня - Он улыбнулся, как обычно слегка насмешливо, но улыбка быстро сползает с его лица, когда он замечает как будто плетью на пару секунд повисла рука Сяньлэ.  «Что происходит?» Почему он видит во взгляде Се Ляня... боль? Сань Лан встряхнул головой отгоняя непрошеные мысли, сейчас куда важнее понять, что произошло с его Богом, почему он выглядит так, точно ему вонзили нож в спину, растеряно, а во взгляде столько боли, и эта улыбка точно приклеенная маска. А главное важно выяснить кто это сделал, выяснить и объяснить этому смертнику, что он совершенно точно не имеет никакого права расстраивать Се Ляня, никто такого права не имеет.  Мысли несколько путаются, сколько они не виделись? Кажется несколько месяцев, и Хуа Чен даже и не понимал до этого момента, насколько ему хотелось увидеть Его Высочество, а глядя на него сейчас, растерянного, взволнованного хотелось и вовсе обнять, но он точно себе не позволит такой вольности, нельзя ставить Принца в еще более неловкое положение. Собиратель сжал руку в кулак, стараясь хоть как-то отвлечься. Воцаряется неловкое молчание, и Хуа Чену очень хочется ударить самого себя, потому что приходит понимание — это ведь он чем-то расстроил Се Ляня, иначе почему его улыбка выглядит такой натянутой, почему отводит взгляд и избегает прямого взгляда? А может, догадка болезненной иголкой вонзается в сердце, может Се Лянь пришел для того что бы сказать что больше они не увидятся, возможно то, что он принял за боль всего лишь чувство жалости и вины? Демон усмехается, подумать только он фактически мертв уже больше восьмисот лет, а все еще знает что значит испытывать боль, как тогда далеко в прошлом, когда еще был жив, когда последний раз видел Его Высочество.
А я уверен, что, то что тебя беспокоит совершенно точно не может быть неважным. - Хуа Чен улыбается ему, но выходит кажется не слишком правдоподобно.  - Рассказывай... - демон хотел сказать еще что-то, но Се Лянь его опередил задавая вопрос, который буквально выбил воздух из легких. Так вот оно что, он и правда сам виноват в том почему Сяньлэ так себя ведет. Сань Лан так беспокоился из-за встречи, из-за того каким потерянным выглядел Принц, что даже не придал внимания тому, как к нему обратился, просто не хотел его смущать, как это было обычно, и вот что из этого  вышло, что уж сказать, хотел как лучше, а получилось как всегда. Желание ударить себя тут же значительно усилилось, как можно было быть настолько  невнимательным. Только вот почему Се Ляня настолько это взволновало? Вопрос без ответа, хотя почему же, демон тут же придумал для себя ответ, причина конечно в том что сейчас происходит в Небесной Столице, Его Высочество наверняка просто опасается, что Хуа Чен поддержит мнение о том, что именно ему стоит стать новым Небесным Императором.
- Гэгэ, ну что ты такое говоришь. - он покачал головой все же заглянув ему в глаза мягко улыбнувшись. - Просто ты выглядел таким взволнованным, и я не хотел тебя смущать. - предельно честно ответил демон, невероятно захотелось хотя бы протянуть руку и коснуться, и рука даже дернулась, прежде чем он остановился.  - Так о чем ты хотел поговорить? - Спросил он, продолжая смотреть ему в глаза.

Отредактировано Hua Cheng (22.05.22 06:21:50)

+1

6

"Гэгэ, ну что ты такое говоришь".
Так мягко, так тепло, так... нежно? И так знакомо, что волна мурашек хлынула по спине между лопаток. И целое мгновение - бесконечно долгое, бесконечно прекрасное, Се Лянь не чувствовал ничего, кроме облегчения. Целое мгновение до того, как накрыло другой волной - на этот раз удушливого стыда за все то, что посмел ощутить. И особенно за счастье, затопившее все существо от того, как легко Хуа Чэн отказался от слабого, почти неуловимого намека на свободу, стоило лишь сказать... "Что же ты наделал".
Конечно, он догадался. Сань Лан его знает слишком хорошо, наблюдает за ним слишком пристально. Он, кто всего себя посвятил единственной цели - защищать своего бога, просто не мог не заметить перемены.
- Прости, - он выдохнул, заставляя себя расслабиться, как учили давным-давно, в храме на горе Тайцан: прими все, как есть, если менять что-то уже поздно. Заставил себя не замечать взлетевшую было к нему руку, и пальцы, рвущиеся навстречу, впились в ладонь изо всех сил, возвращая к реальности. А если выдох и оказался слишком тяжелым, то лишь потому что ему правда нужно было перевести дыхание.
- Прости, я лишь очень удивился. Я так давно не видел тебя.
Вовсе и не так уж давно, может месяц, а может и того меньше, напомнил голос рассудка, но несогласное сердце было против - бесконечно долго.
- И очень рад нашей встрече, - лицо будто окунули в пламя.
Но он же ничего такого не сказал, уговаривал себя Се Лянь. Он мог бы сказать так Му Цину, которого не видел тоже довольно давно,  Его Превосходительству Повелителю ветров... да даже генералу Пэю, хотя ему-то скорее из вежливости, чем по душевному порыву. Он мог бы сказать так почти любому, но именно в адрес Сань Лана слова звучали как признание.
"Что бы я ему ни говорил, теперь всегда будет звучать как признание, - мысленно усмехнулся Се Лянь. - И даже когда молчу, кажется, он все поймет по взгляду".
А он, наверное, и понимал. Скорее всего. Иногда казалось, Сань Лан видит его насквозь. Потому Се Лянь, конечно, догадывался, что эта встреча дастся ему непросто, и избегал ее так долго, но разве мог он предположить, что будет так тяжело?
А отступать уже некуда, ведь заставлять о себе беспокоиться еще сильней просто нельзя. Так жестоко, зная правду о Хуа Чэне, он не может поступить.
- Сань Лан, как всегда, прав. Есть одно дело, что меня беспокоит. Мои  мысли в смятении, я не знаю, как быть, и подумал...
"Подумал, что лучшим решением будет явиться к тому, кто однажды признался тебе в любви, кому ты ответил взаимностью, прежде чем он исчез и вернулся - лишь для того, чтобы вы оба стояли тут и делали вид, будто ничего не было".
- Я просто хотел увидеть тебя, - обессиленно уронил Се Лянь.
В конце концов, это было правдой, а он за эти несколько мгновений уже устал просчитывать последствия своих слов. Тем более, все равно постоянно ошибался в расчетах.
И как только он сдался, дышать сразу стало легче.
- Твой облик, - на этот раз жадный взгляд намертво приклеился к чужому лицу, но Се Лянь этому больше не сопротивлялся. - Ты снова выглядишь как в нашу первую встречу.

Отредактировано Xie Lian (22.05.22 19:49:02)

+1

7

Все же беспокоиться о Се Ляне, Хуа Чен начинал с каждым мгновением все больше, потому что он то краснел, то бледнел, еще и говорил, как-то сумбурно, хотя манера разговора у Его Высочества сменилась не так уж и сильно, но сейчас малейшее изменение заставляло демона беспокоиться все больше. Он совершенно не понимал что происходит с его Богом, не могла же ситуация в Небесной столице настолько выбить его из колеи. Мужчина продолжал внимательно смотреть на гостя, но попытки найти ответ, заставляли только сильнее запутаться в происходящем. Похоже они так долго бегали друг от друга, что окончательно загнали себя в ловушку, и теперь остается только поговорить, иначе все запутается еще больше.
  -Прости... - Сяньлэ произносит это слово уже куда спокойнее, да только Сань Лану спокойствия это не добавляет.
  -За что ты извиняешься? Уж кому кому, а тебе точно не за что извиняться. - произносит он внимательно глядя на собеседника, но тот уже продолжает свою фразу, вроде как объясняя все, но выходит как-то слегка пожалуй наиграно, несмотря на то, что мужчина точно знает, Гэгэ говорит совершенно искренне, просто пожалуй как-то слишком нервно.
  - Да, и правда мы не виделись очень давно. - он улыбается, как-то грустно и кажется устало. - Сейчас после всего произошедшего накопилось очень много вопросов и дел, которые надо решить и которые требуют моего непосредственного участия, но я тоже очень рад нашей встрече. Тебе здесь всегда рады. - Добавляет Хуа Чен, вроде как пытаясь объяснить почему теперь избегает встреч, хотя ведь встреч зачастую избегает и его гость, правда оба они постоянно ищут этих встреч, а после стараются уйти как можно быстрее.
   Сань Лан давно все понимает, видит каким взглядом на него Се Лянь смотрит, но он настолько привык любить его издалека, что даже и мысли себе не позволял о том, что это может быть взаимно, он каждый раз убеждал себя в том, что принимает желаемое за действительное. «Чудес не бывает, не в моей жизни так точно». Именно этими мыслями он успокаивает себя, в те моменты когда не верить в желаемое становится совсем невозможно.
  - Гэгэ, что у тебя произошло? - спросил он посмотрев в глаза Сяньлэ — Что так тебя беспокоит? - интересуется демон, и его рука все же тянется к Се Ляню, и он поправляет прядь волос упавшую ему на глаза.
Следующие слова заставляют Хуа Чена на несколько секунд замолчать, обдумывая сказанное, пытаясь очередной раз убедить себя  что эти слова ничего не значат, что ему опять все показалось, да только сердце упрямо отказывается верить в то, что Се Лянь сейчас не серьезен.
  - Я... тоже хотел тебя увидеть, но ты пришел раньше, чем это желание для меня стало нестерпимым. - произнес демон прикрывая глаза, и выдыхая. Кто бы мог подумать что они все же дойдут до этого разговора спустя столько времени. - Я правда рад, что ты пришел. - добавил он.
  -Твой облик, —  Хуа Чену даже стало не по себе от взгляда Се Ляня. — Ты снова выглядишь как в нашу первую встречу. - продолжая свою речь
  - Ах, это, да, я подумал что так тебе будет проще со мной говорить, в последнее время мне все казалось что ты сторонишься меня, вот и решил что так тебе будет комфортнее. - ответил он так же решив быть предельно честным, тем более раз уж и сам Се Лянь говорил с ним честно, во всяком случае, в это ему хотелось верить

+1

8

- На самом деле, все хорошо.
Под пристальным взглядом Сань Лана Се Лянь все-таки опустил глаза.  Улыбнулся, глядя на свои сплетенные пальцы - одна ладонь, поверх другой. Наверное, он все-таки боялся где-то в глубине души, что если нечем будет занять руки, они непременно потянутся туда, куда не нужно. На кольнувшее остро "так много дел", он решительно не обратил внимания - нельзя, нельзя цепляться за каждое слово, нельзя о каждое его слово раниться.
Оправдание или святая правда - какое это сейчас имело значение?
Давным-давно Се Лянь сказал Хуа Чэну, что любит, уверенный, что так сделает счастливым того, кто уже настрадался по его вине. Того, кто сделал так много - для него и во имя его. Тогда, в пещерах и позже, до самой разлуки, он не думал, что это правда.
Не любовь - желание защитить. Помочь, поддержать, уберечь от невзгод, быть рядом, чтобы не чувствовал себя одиноким. Никогда больше не позволять беспокоиться о себе. Дать все, о чем может мечтать, чтобы тоска даже мельком не коснулась сердца. Просто заботиться - каждый миг, изо дня в день. Просто посвятить ему свою жизнь. "Ведь это так справедливо: он посвятил тебе свою без остатка".
Се Лянь ничего не понимал тогда - понимание пришло потом. Пришло через сны, полные звонким смехом и нежным зовущим шепотом, через воспоминания, о ночевках в монастыре, уроках письма и вечерних разговорах на склоне холма - мгновениях, счастливее которых Се Лянь не помнил. Понимание настигало его бессонными ночами - когда перед невидящим взором снова, как живой, вспыхивал вихрь серебряных бабочек, рассеиваясь от протянутых в темноту пальцев. И даже ясным днем - в монастыре Водных каштанов, в городе, в небесной столице... Даже на разбитой деревенской дороге - он чувствовал присутствие Сань Лана всегда и везде. И понимал, как его не хватает. Оказалось, ему не нужны были напоминания, чтобы помнить. Сань Лан был везде, где был он сам: Се Лянь приносил его с собой.
И это и была любовь.
Он, наконец, понял это, хотя пока ума не мог приложить, что с этим делать. Знал лишь одно: что бы ни чувствовал к нему сейчас Хуа Чэн, он сделает все, чтобы тот был счастлив. Не потому что хочет возместить за страдания, а потому что это и есть любовь.
"Так какая разница, были у него те неотложные дела или нет, если сейчас он рад тебя видеть и ты сердцем чувствуешь, что это не ложь?"

- Ты... - начал Се Лянь, вскинул голову - и задохнулся, наткнувшись на прохладные пальцы.
Сердце подскочило, он замер - Сань Лан просто отвел с глаз упавшую прядь. "Ну и как ты собираешься говорить с ним дальше?" Се Лянь не знал. И решил, пусть все идет, как идет. Хуже он уже вряд ли сделает... Теперь ведь его удача не запечатана, не так ли?
- Мне легко с Сань Ланом в любом облике, - покачал он головой, все еще отчетливо ощущая горящее на щеке прикосновение пальцев. - И я вовсе не сторонился тебя! Просто в последнее время в небесной столице так много дел, которые требуют моего...
Договорить не успел - вдруг понял, что слово в слово повторяет за Хуа Чэном его недавние слова - и рассмеялся, почти искренне позабыв о неловкости. Выбившаяся прядь снова соскользнула на глаза, и на этот раз Се Лянь отбросил ее сам.
- Прости меня. Это вышло случайно. И... может быть, Сань Лан согласится прогуляться со мной? Я давно не был в Призрачном городе. А заодно расскажу о том, что меня привело.
Говорить, наверное, удобнее было сидя или хотя бы в каком-нибудь уединенном месте, не на шумных улицах города, но Се Лянь даже представить боялся, каково будет остаться с Сань Ланом совсем наедине.

+1

9

- Гэгэ, если бы все было именно хорошо, ты бы не был так потерян когда шел сюда. - Произнес мужчина  улыбаясь ему. -  Я же видел - уже тише добавил он.
Тогда, в пещерах, когда Се Лянь сказал ему что любит, на пару секунд Хуа Чен был и правда счастлив, и лишь посмотрев ему в глаза понял, увидел там только жалость, а любовь жалости не приемлет, и тогда он понял, что здесь и сейчас на его месте мог быть кто угодно, просто Сяньлэ решил пожертвовать собой, что бы защитить. Таким он был всегда, пытался защитить всех кого только мог. Демон этого не хотел, не хотел быть просто очередным спасенным, и потому просто скрылся. Вот только он не учел одного, его чувства оказались куда сильнее, сначала мужчина не планировал даже следить за Се Лянем, достаточно было просто знать что он жив и в  безопасности, да только сердце оказалось против, Хуа Чен даже начал думать что сходит с ума, потому что теперь его Бог начал ему мерещиться, и постоянно он будто ждал что тот появится в призрачном городе, и тогда демон сдался, и вновь начал приглядывать за ним. Да только несмотря на то, что сердце его постоянно ждало встречи, знало что рано или поздно она все же произойдет, оказался совсем не готов, когда оказался пойман.  Почему-то именно сейчас глядя на Сяньлэ,  Сань Лан вспомнил этот момент, и сердце  отозвалось привычной ноющей болью, вперемешку с нежностью, странный набор, но почему-то в последнее время эти чувства стали его вечными спутниками.
- И я вовсе не сторонился тебя! Просто в последнее время в небесной столице так много дел, которые требуют моего...
Хуа Чен не сразу понял что происходит, когда Его Высочество неожиданно рассмеялся, он настолько сосредоточился глядя на него, на той выбившейся прядке, которую только что поправил, но она опять упрямо начала сползать ему на лицо.
-  А? - Демон даже слегка растеряно посмотрел на него и лишь когда до него дошел смысл сказанных Се Лянем слов он тоже рассмеялся. - Похоже с оправданиями у нас не очень. - Сказал он все же отсмеявшись.
- Конечно, идем, но сегодня здесь особенно шумно, если что, поговорить можем и в более спокойном месте. - сказал Сань Лан пожав плечами, и все же возвращая свой истинный облик. - Ну раз тебе комфортно со мной в любом облике, то если ты не против, я пока не буду менять облик. Мне пока бывает сложно удерживать другой облик - Он пожал плечами в ответ на вопросительный взгляд.

+1

10

"В более спокойном", ну конечно. Се Лянь спрятал глаза, но улыбку не стал. Он проиграл с самого начала, когда только подумал, что Хуа Чэн купится на такую простую уловку. И даже теперь, не видя выражения его лица, Се Лянь прекрасно представлял лукавый прищур.
Впрочем, в этом есть смысл, Се Лянь ведь и правда шел поговорить. И пусть по ходу дела предмет беседы стал далеко не главным для него, тяжесть от решения, которое необходимо принять, никуда не делась, и омрачала не только простые ежедневные дела, но даже и на радость сегодняшней встречи бросала тень. А этого позволить было нельзя.
- И снова ты прав. Лучше поговорить в тишине.
Он вскинул голову, в который раз восхищенный тем, как легко Сань Лан играет с обликом. Сменяет форму проще, чем одежду - и нипочем не догадаться, где настоящий, если с самого начала не знать. Но если он надеялся, что так ему с Хуа Чэном будет легче, в очередной раз просчитался. "Из нас двоих удача всегда была на твоей стороне".
Нынешний Сань Лан выше, чем тот, что его встретил. Одежды украшены богаче, волосы - чернее и гуще, и по сравнению со своим озорным двойником, он просто смертельно бледен. Но сильнее всего разнится взгляд: взгляд единственного незакрытого повязкой глаза - тот же и все же неуловимо другой. Обращенный на Се Ляня, все такой же внимательный, но особенно глубокий и какой-то... тяжелый? И нет, угрозы в нем нет, но что-то внутри Се Ляня отзывается на этот взгляд очень охотно... даже слишком рьяно.

- Все верно... Ты всегда выглядишь хорошо.
Он судорожно вздохнул, торопливо оглянулся по сторонам, и быстро отряхнув пыль с верхней ступеньки храма, уселся прямо на нее. "Нужно хотя бы попытаться не смотреть на него без необходимости", укорил Се Лянь себя мысленно. И похлопал по деревянной доске рядом - почему бы и нет, вряд ли у храма Тысячи фонарей так уж много посетителей. Если, конечно, градоначальник не издал какой-нибудь особый указ, обязывающий каждого демона в Призрачном городе являться сюда дважды в день. А что, с него сталось бы!
Но все-таки в этот час у храма было пусто, а разговор им предстоял не такой уж и длинный.
- На самом деле, я собирался попросить у тебя убежища. Что-то вроде того, - начал он, не дожидаясь, когда место рядом окажется занято.
Когда он говорил, Сань Лан всегда слушал - и ничего никогда не упускал. Прежде Се Ляню казалось это неправильным и неловким - такое внимание к своей персоне. И только сейчас он понял, что незаметно для себя привык полагаться на это внимание, как на что-то само собой разумеющееся.
Он постарался не придавать этому слишком уж большого значения, это сбивало с мысли. А он и так готов был сбиться в любой момент, представив, что Сань Лан здесь, совсем рядом с ним, и наверняка, не спускает глаз с его лица все время, пока он говорит.
- Тебе, конечно, известно, как тяжело идут дела в небесной столице, после победы над Безликим Баем. Мы стараемся привести все в порядок, но дела двух тысячелетий, так просто не разобрать. Да еще разрушения. И погибшие, которых некем заменить, и... другие потери.
Язык не повернулся сказать "предатели", но Сань Лан наверняка поймет без лишних слов.
- Все это... - он неопределенно взмахнул руками, тяжело вздохнул и потер пальцем переносицу так сильно, словно надеялся, что это разгладит морщинку между бровей насовсем, а заодно и принесет покой в его смятенную душу.
- Все это так сложно. И все говорят, что кроме меня никто не справится.
Он проговорил это совсем тихо и быстро-быстро, сам не веря в то, что произнес вслух, но радуясь, что наконец-то избавился от бремени секрета. Он знал, какой бы ни была тяжесть на сердце, Сань Лан разделит ее с ним. И станет легче.

Отредактировано Xie Lian (26.05.22 19:43:53)

+1

11

Хуа Чен лукаво улыбнулся глядя на него, да Се Лянь отвел взгляд, но его ответная улыбка тут же отозвалась теплом в сердце, сейчас он улыбался ему искренне и он внимательно смотрел на него, стараясь, запомнить каждую черту.
  - Да, в тишине разговаривать куда удобнее, тем более что сегодня на улицах особенно шумно, так что прогуляться сможем после разговора, если ты конечно захочешь. - сказал демон, наблюдая как Сяньлэ порывисто, как-то даже нервно стряхивает пыль со ступенек храма и усаживается, но все еще упорно не смотрит на него, будто избегая прямого взгляда.
Сань Лан усмехнулся садясь на ступеньку рядом с ним, даже пожалуй слишком близко чем стоило бы, и уж тем более, ближе чем было необходимо, но ничего не мог с собой поделать, позволив себе хотя бы такую небольшую слабость.
  - Убежище? - Интересуется он, все так же внимательно вглядываясь в его лицо. - Гэгэ, зачем тебе убежище? Они тебя окончательно допекли или что-то еще случилось? - Спросил мужчина усмехнувшись, нет он конечно догадывался о чем говорит Сяньлэ, но признаваться, что следил все это время за ним, демон совсем не хотел, врядли Его Высочество порадуется этому факту, особенно после того как они оба по факту признались что избегали встреч последнее время.
  - Да в небесной столице сейчас не спокойно, долго еще небожителей будет штормить после всего произошедшего. - Хуа Чен кивнул, тут же став серьезным, и понимая о чем планирует поговорить Се Лянь.
  - Все это так сложно. И все говорят, что кроме меня никто не справится. - Тараторит Его Высочество, будто боясь, что если будет говорить медленнее не сможет заставить себя произнести эти слова вслух.
Сань Лан вздохнул опустил ладонь на его плечо привлекая внимание, он понимает,
- Гэгэ...  - Он убирает руку и вновь заглядывает в его лицо. - Не важно кто и что там тебе говорит, всегда найдется кто-то кто и возьмет на себя подобную роль, потому что захочет. А они просто хотят скинуть с себя ответственность, предполагая что ты рано или поздно сдашься. Они слишком привыкли что есть кто-то, кто решит за них. Эти Боги возможно уже и забыли что значит все решать самостоятельно. А ты единственный, кто даже когда прежний император был жив, шел против его воли. - Демон покачал головой, вздохнув, явно избегая упоминать Безликого в этом разговоре. - И ты конечно можешь остаться здесь, что бы скрыться от них, если тебе это важно, но возможно стоит просто сказать им прямо, что не хочешь этого? Не приводить доводы, не объяснять, а просто сказать, что не станешь тем, кем они тебя видят. Ты не обязан соответствовать их ожиданиям, только своим желаниям. И не подумай, я не отговариваю тебя, просто не хочу что бы ты, приняв импульсивное решение пострадал. - Хуа Чен мягко улыбнулся. - Можешь остаться здесь, что бы все обдумать и принять решение, если сомневаешься, а я в любом случае поддержу твой выбор. - сказал он вновь положив ладонь на его плечо. - Не важно что ты решишь, я все равно буду на твоей стороне. - Произнес Хуа Чен, ловя себя на мысли что его слова сейчас прозвучали точно очередное признание, хотя почему как? Сегодня он принял для себя решение что не будет скрывать свои чувства, не будет больше избегать Се Ляня, он просто не позволит ему пожертвовать собой ради его чувств, уж это он точно в состоянии сделать. Ведь правда?

+1

12

Сань Лан не слишком долго притворялся неосведомленным - и за это Се Лянь благодарен. Участливый взгляд, который все-таки не смог не перехватить, осторожный вопрос - совсем не та манера. Се Лянь видел Хуа Чэна, который испуган по-настоящему и всерьез беспокоится о его судьбе: взгляд полыхает огнем, пальцы подрагивают от сдерживаемой ярости и он не просит - требует назвать обидчика, готовый сам найти, готовый обвинить любого... нет, всех вокруг заклеймить и покончить с ними немедленно. Он такой, не может быть другим. И даже если чувства его к Се Ляню сейчас изменились, уже не такие, как раньше, почему-то не верилось что это могло уйти.
Может, он просто не хотел верить?
Се Лянь не успел усомниться по-настоящему. Сань Лан заговорил - он жадно ловил каждое слово. Не смотрел, старался не смотреть в лицо. Перед собой - да, на пыльную дорогу, на собственные колени, на Жо Ё, плотно обтягивающую запястье, куда угодно, лишь бы не поддаться чувствам, не сбиться с мысли - и все равно слышал каждое слово. Из многих, неожиданно многих. Это было необычно для Хуа Чэна. Непривычно - он почти всегда говорил мало - легко, охотно, но по делу, и если позволял себе чуть больше, то лишь в исключительных случаях. Считал ли он этот случай таким?
- Ты и правда всегда на моей стороне, - тяжесть чужой ладони на плече окутывала сердце теплом, хоть пальцы и не были теплыми. Прикосновение было кратким, но Се Лянь чувствовал его еще долго после того, как тяжесть растаяла, все время, пока Сань Лан говорил. Именно то, что он хотел слышать.
- Сань Лан согласится с любым моим решением и как бы я ни поступил, назовет это правильным?
Вопрос не был вопросом, потому что он знал ответ. Но все равно повернулся и посмотрел с улыбкой - как можно не ценить того, кто готов встать на твою сторону вопреки всему?  "Как можно не любить того, кто так на тебя смотрит?"
Он быстро сморгнул, разрывая связь взглядов.
- Я знаю, о чем бы ни попросил, ты поможешь. И что бы ни решил - поддержишь. - кивнул он и продолжил, старательно собираясь с мыслями. - Это значит для меня так много, что я не смогу выразить словами. И все же...
Се Лянь сделал передышку. Облизал пересохшие губы и глубоко вздохнул.
- И все же именно сейчас мне нужен твой совет. Прежде, чем решу, что делать дальше, я хочу знать, что думаешь ты.
Каждое сказанное слово эхом отдавалось в висках, казалось, стоит сейчас поделиться с Сань Ланом планами - и пути назад не будет. Он знал, что это не так, что если захочет - любые слова сможет взять обратно - и разве нынешнее его положение не было доказательством именно этого?! - но все равно не мог справиться с ощущением.
Он помолчал, старательно выравнивая дыхание. И в первый раз с момента их встречи близость их рук, прикосновение обтянутого красным плеча, не выбивало почву из-под ног, но придавало сил.
- Я хочу помочь. Не потому что просят, а потому что вижу: во мне нуждаются. Я хочу, чтобы в небесной столице все наладилось, чтобы воцарился порядок и мир снова стал единым для демонов, небожителей и людей. Я хочу, чтобы все стало хорошо, я всегда хотел жить именно в таком мире. Но я не верю, что именно я - тот человек, который может с этим помочь. Я не годился в правители, даже когда был принцем. А ведь я уже давно не принц...
Он обернулся, вглядываясь в неожиданно близкое лицо с какой-то болезненной надеждой:
- Как мне быть, Сань Лан?

+1

13

- Конечно я соглашусь с любым твоим решением. - Демон знает, что ответа на вопрос Се Лянь не ждет, но все равно отвечает, просто что бы заполнить появившуюся было тишину, что бы собеседнику было проще продолжить, ведь он прекрасно видел, Сяньлэ сказал еще далеко не все, что хотел.
  За те восемь сотен лет, что он искал его, Сань Лан и не предполагал ни разу что, будет вот так каждый раз влюбляться в своего бога снова, но как оказалось, для этого достаточно всего-то увидеть его улыбку. Он непроизвольно улыбается в ответ
- И скажу больше, я не только приму любое твое решение, но и уничтожу любого, кто решит идти против. - добавил он, когда Его Высочество отвел взгляд. - Тем кто хочет хоть как-то причинить тебе вред нет места в этом мире. - Произнес он пожав плечами, и поднялся со ступеньки. - Идем, хочу тебе кое-что показать. - Демон протянул ему руку, приглашая следовать за собой.
  Хуа Чен не повел его по шумной центральной улице, провел там, где было достаточно тихо, что бы они могли продолжить разговор, не отвлекаясь на гомон вокруг. Это его город, так что он точно знает где они смогут спокойно побеседовать, демон конечно мог сразу согласиться на прогулку, предложенную Се Лянем, и они так же были бы почти наедине, но такие разговоры требуют спокойствия, хотя бы в мелочах, а сейчас им просто надо было сменить обстановку, во всяком случае, так считал Сань Лан, уводя его к смотровой башне.
  - Гэгэ, как ты считаешь, какой правитель лучше? Уверенный в своих решениях и не знающий сомнений, или тот, который доведет любое дело до конца, но любое свое решение примет лишь хорошо все обдумав и рассмотрев все варианты? - спросил он, посмотрев на своего спутника, сворачивая очередной раз на небольшую улочку Призрачного города. - Поднимемся? Оттуда хорошо видно город. - Сообщил мужчина, и не дожидаясь ответа пошел по ступенькам поднимаясь наверх, ожидая своего спутника на площадке.
Строение это не несло по факту никакой практической функции, вряд ли кто-то когда-то решит напасть на призрачный город, тем более здание располагалось далеко от окраины города, так что единственным для чего использовалась башня была возможность рассмотреть город с высоты. Градоначальник изредка приходил сюда, что бы что-то обдумать, или просто побыть одному, нет, все конечно знали где он, но беспокоить никто не решался, потому что все знали, каким бы не был Хуа Чен в присутствии Се Ляня, но таким он был только в присутствии Его Высочества, для остальных мужчина благодушием не отличался.
- Ты и сам знаешь ответ на свой вопрос, просто боишься поверить сам себе. - Демон облокотился о перила смотровой площадки на самом верху, разглядывая город. - В сомнениях нет ничего плохого. - Сань Лан улыбнулся, обернувшись и посмотрев на Сяньлэ. - Прежний император утратил возможность сомневаться в собственной правоте, к чему это все привело ты видел собственными глазами. - произнес он, избегая упоминать имя Цзюнь У. - Но для того что бы помочь, тебе необязательно становиться новым правителем. - Сообщил мужчина.

+1

14

- Нет, нет! Не говори так! Не нужно никого...
Се Лянь умолк, беспомощно улыбаясь: прямо сейчас ему не нужно было никого защищать.
Но Сань Лан действительно примет любое решение - не сейчас, не про это, вообще любое и обо всем - Хуа Чэн согласился с этим так легко, что от его уверенности просто захватило дыхание. У Се Ляня от него вообще все время захватывает дыхание: от того, как смотрит, от того, как и что говорит. От того, как сидит рядом - чуть двинь рукой - и коснешься. И так трудно устоять перед соблазном. Се Лянь, если честно, даже не пытался: и плечо, обтянутое ярко-красным, рядом с его плечом, не обдало теплом, но согревало близостью. Гораздо больше, чем это казалось возможным.
"Я так долго был совсем один", отчего-то подумал Се Лянь.
И правда долго, много-много лет. Он привык к этому, не страдал и не мучился, принимал как должное - просто жил. Но с тех пор, как встретил Сань Лана, той осенней ночью, в телеге, на поросшем кленами склоне, все изменилось. И кажется, что нет ничего лучше в мире, чем сидеть в полутьме, плечом к плечу, слушать и говорить и видеть, чувствовать, что не одинок. И никогда не будешь.
Если верить... нет. не словам, той легкости, с которой говорил Хуа Чэн о своей безусловной преданности, одному Се Ляню больше не бывать. И он стыдится того безусловного счастья, которое затопляет от такой самолюбивой мысли.
"Прости. Почему мне не хватает сил, тебя отпустить?" думал он, чуть отставая, но послушно следуя за Сань Ланом по уединенной тропинке, потом по крепким ступеням - наверх. Он смотрел - старался изо всех сил найти в лице Хуа Чэна, в поведении, в словах, что-то, что выдаст недовольство его положением, хотя бы вечно напряженное выражение Му Цина или поникшие в последние годы Сяньлэ плечи Фэнсиня... но ничего этого нет. Прохладные пальцы ловили его ладонь уверенно и твердо, и если выпускали, как только он оказывается на ногах, то вовсе не поспешно. И лицо Хуа Чэна было безмятежно, как луна ясной ночью, и шаги тверды и взгляды, что Се Лянь перехватывал время от времени, казались такими же жадными, как прежде, и все-так же отзывались теснотой в груди.
- Ох...
От открывшегося вида, когда они, наконец, оказались на месте, захватило дух. Не то чтобы Се Лянь не видел Призрачный город с высоты, Ши Цинсюань в самое первое их появление сделал отступление очень эффектным. Но отсюда вид был другой, лучший. Ясно, что кто бы ни построил это место, он заботился и о красоте и об охвате территорий - сейчас на самом деле все владения градоначальника лежат у их ног.
- Красиво, - беспомощно пробормотал Се Лянь, и хорошо, что Сань Лан позволил привыкнуть к виду, не возобновляя разговор. Только самую малость кольнуло обидой на себя самого, когда тот, даже не пытаясь коснуться, облокотился на перила рядом.
"А что ты хотел? Ты сам дал ему понять, что хочешь ему свободы. Вот она, наслаждайся". Се Лянь улыбнулся невесело, вспоминая еще недавно услышанные слова. "Я соглашусь с любым твоим решением".
К счастью, Хуа Чэн быстро отвлек от непрошеных мыслей.
- Я все думал, как ответить, - выдохнул он не отрывая взгляд от города у их ног. Города, который принадлежал Сань Лану, ему одному. - Но потом подумал, ведь один из нас двоих - уже правитель. И судя по тому, что о нем говорят, справедливый и хороший. Наверное, мне нужно чаще слушать твоих советов.
И вот тут уже невозможно было не рассмеяться.
- Если Сань Лан когда-нибудь перестанет говорить и да и нет, чтобы угодить мне в любом случае! Но ты прав, я понял, как это неправильно, перекладывать такое важное для всех решение на твои плечи.
Се Лянь вздохнул, легонько дернув кончик Жо Е на запястье. Когда он шел сюда, был уверен, что поговорить очень важно, что совет Сань Лана жизненно необходим и сразу принесет ему облегчение, развеяв сомнения. Но теперь, когда он получил и ответ и совет, пусть и своеобразный, тяжесть на сердце стала легче едва-едва.
Словно большую ее часть составляло другое. И поднимая взгляд на Сань Лана. Се Лянь понял, что именно. Он не хотел уходить. И не имел больше предлога остаться.
- Я совсем ничего не спросил о тебе, - улыбка вышла, наверное, бледной, но искренней. - Как дела в Призрачном городе? Удалось навести порядок?

0

15

- Это не совет, я всего лишь направил твои мысли. Ты наверняка и сам это знал, и рано или поздно пришел бы к верному решению. Хотя любое решение которое ты примешь будет верным. - Сказал Сань Лан с улыбкой посмотрев на смеющегося Се Ляня. -[b] И ты совершенно прав, как бы ни было тебе сложно, я не смогу принять решение за тебя. [/b]- Произнес он покачав головой, и вот опять повисло это неловкое молчание, в последнее время почти каждая их встреча сопровождалась таким молчанием. Хуа Чен совершенно не хотел что бы этот разговор заканчивался, но он ответил на вопросы своего гостя, и теперь ожидал что Сяньлэ попрощается и уйдет, во всяком случае это было бы логично, он ведь пришел сюда ради этого разговора, но тот не спешил оправдать столь невеселые ожидания. Демон настолько погрузился в свои мысли, что даже не сразу уловил смысл вопроса заданного Его Высочеством, а потому ответил на вопрос после небольшой заминки.
  - Да, в городе все в порядке. Хотя это и было весьма энергозатратно. Не было времени даже увидеться с тобой, но сейчас я как видишь более чем свободен.- Он пожал плечами внимательно посмотрев на Се Ляня, тот явно нервничал, теребил край Жо Е, и Хуа Чена посетила весьма неприятная для него догадка, что поговорить Сяньлэ хочет еще на одну тему, касающуюся их обоих. С того момента как Се Лянь узнал что он вернулся, демон опасался что его Бог начнет этот разговор, а потому решил действовать на опережение, заговорив раньше чем Его Высочество успел сказать хоть что-то еще. В голове была всего одна мысль: " Нельзя дать Гэгэ возможности, поднять эту тему". Демон совершенно не хотел что бы Се Лянь пожертвовал собой из-за  его чувств, но отказаться если Сяньлэ заговорит об этом сам... Хуа Чен опасался что не сможет.
- Гэгэ, я хотел бы с тобой поговорить о том, что сказал тебе там в пещере. - Вздохнул мужчина вновь переводя взгляд на город раскинувшийся внизу, лишь бы собраться с мыслями, вид и правда отвлекал, позволяя говорить спокойно, так создавалось ощущение что он здесь один, хотя мужчина и знал что это не так, но говорить все же стало проще.. - Мне не стоило говорить тебе все это. Не за чем было вываливать это на тебя в такой не подходящий момент. -
"Да и вообще не надо было тебе этого знать. " подумал Сань Лан прикрывая глаза, как оказалось этот монолог дается ему куда сложнее чем он думал, вот уж кто бы мог подумать что Князь Демонов вот так будет робеть перед тем кого любит.  - Ты не подумай, я не жалею о том что сказал, но ты не обязан мне ничем, то что я сказал тогда, то что я чувствую к тебе это правда, но  это вовсе не твоя ответственность. А мне будет достаточно и просто видеться с тобой, и иногда помогать. Поэтому просто воспринимай это так будто ты мне чем-то обязан. - Все же произнес Хуа Чен обернувшись и посмотрев на Се Ляня, и явно ожидая реакции на свои слова.

+1

16

Пауза растянулась надолго, но молчание почти не тяготило Се Ляня. Ему все еще нужен предлог, чтобы задержаться здесь, но Сань Лан ничего не спрашивал, а значит, какое-то время можно было просто молчать. Просто быть с ним. Чувствовать близость и на несколько вздохов или на всю ночь не вспоминать больше ни о чем, позволить себе, наконец, такую роскошь. Он ведь в бегах, он просил убежища, пусть и в шутку, но Сань Лан ответил вполне серьезно и уж точно не погонит его отсюда сегодня. И вряд ли вообще когда-нибудь. Он все просьбы Се Ляня считает серьезными.
"Какая все-таки красота", слова уже были готовы сорваться с языка, но Хуа Чэн сбил его с этой невысказанной мысли.
И при первых же звуках его голоса, Се Лянь замер, словно пронзенный невидимой стрелой. Не мог двинуться. Не мог дышать, моргнуть - но больше всего боялся оглянуться. Обернуться и увидеть Хуа Чэна - нового, чужого.
"Поговорить о том, что сказал в пещере". Ну, конечно. Прямой, напряженный, настороженный, Се Лянь не отрывал взгляда от расстилающегося вида. Так просто - притвориться, что увлечен пейзажем, такой хороший повод не смотреть назад. И откуда Сань Лану знать, что уже несколько долгих-предолгих мгновений, Се Лянь не видит этой красоты. Не видит ничего перед собой из-за затянувшей глаза мутной пелены, и не рискует обернуться, боясь, что стоит ему только встретить взгляд, повернуться лицом к правде, как непролитые слезы тут же побегут по щекам. А ему нельзя, никак нельзя выдавать чувства.
Но слезы отступают, если отвлечься. Се Лянь знал это с детства, был тем еще плаксой, поэтому легко усвоил рецепт - переключи внимание на другое, и приступ пройдет. И пока Хуа Чэн собирался с мыслями, для продолжения, Се Лянь всматривался вниз, считая городские огни. Раз, два, три... двадцать восемь... пятьдесят четыре. Сбиться, начать снова - на самом деле, арифметический результат не имеет значения.
Когда спазм, стискивающий горло, наконец, отступил, он все-таки обернулся.
- Я понимаю, - заговорил, устав ждать, отчаянно желая оборвать поток слов, дать понять, что ему все известно, он не будет держать, он желает только счастья, и... и именно в этот момент Хуа Чэн заговорил тоже, и Се Лянь пришлось оборвать самого себя. Он должен был выслушать.
"Не нужно было вываливать это на тебя", сказал Сань Лан. Может и не нужно, возражал ему Се Лянь мысленно. Может, момент и правда был неподходящий, он боялся Бая, будущего, боялся за Сань Лана - больше всего за него. И - его вина! - в тот момент не отделил отчаянного желания защитить от истинного чувства. Он сказал то, что, как он думал, Сань Лан хочет услышать, но не дал себе труда задуматься над тем, чего же хочет сам.
Но даже так, даже уверенный, что идет на жертвы, чтобы придать другу силы бороться за жизнь, он все равно думал о том признании, бесконечно возвращался к нему мысленно - особенно часто в тот страшный, одинокий год. Он так хотел поговорить с Сань Ланом, когда тот вернулся. Но вдруг, впервые в жизни - или так всего лишь казалось? - почувствовал, что ему не хватает смелости. И все же, нет, никогда о том признании не жалел.
"Ты не подумай, я не жалею, но" - Хуа Чэн все смотрел в сторону. Се Лянь тоже опустил взгляд. Улыбка тронула губы, грустная, но теплая. То, что он слышал сейчас - это оправдания. Их нельзя было принимать за чистую монету, но и игнорировать совсем сил он тоже не находил.
"То, что я чувствую к тебе, это правда", стучало в ушах.
Он снова ощутил, как устал. Игнорировать чувства, отводить глаза, пытаться отделить правду от вежливости и преданность от любви. Может, немного искренности - это именно то, что заслужили они оба?

- Что, если я не хочу воспринимать это так? - выдохнул он тихо. Они оба - и он и Хуа Чэн смотрели на город, избегая встречаться взглядом, и это должно было стать плохим знаком, но само то, что главное, наконец-то сказано, придало ему сил. Теперь отступать некуда. Но зато в конце он будет знать правду. - Что, если я не хочу относиться к тебе, как к долгу?

Се Лянь протянул руку, не зная, чего ждет. Пальцы царапнули по алому шелку, и он улыбнулся. Когда-то не проходило дня, чтобы он не оказывался в объятиях Сань Лана по какой-то неожиданной причине, тогда Се Лянь изучил на ощупь все его наряды. В последнее время, такого не случалось вовсе, и он думал, что совсем забыл это ощущение. Но прямо сейчас понимал, что ошибался.
"Неужели, все ощущения, связанные с ним, отпечатались во мне навсегда?"

+1

17

Слова Се Ляня заставляют затаить дыхание, и демон наконец-то поднимает на него глаза, ему  бесконечно хочется верить, что он все понял правильно, что Его Высочество подразумевает именно то, что он слышит. «Правда?» Вопрос так и остается невысказанным, что уж поделать Хуа Чен боится узнать ответ, да и Сяньлэ подозрительно смотрит в сторону, избегая взгляда собеседника.
- Почему ты...? - Сань Лан недоговаривает вопрос, ощущая как по красному шелку одежды скользят пальцы Гэгэ, и он поддается порыву, перехватывая его ладонь сжимая в своей, ровно в тот момент когда Принц готов уже ее убрать. Банально, но сейчас ему хочется большего, потянуть его  за руку и заключить в объятья, как делал это раньше, до того как его признание разделило их отношения на до и после. Мужчина выдыхает все же привлекая его к себе, обнимая. Ему и правда ужасно этого не хватало, на какие-то секунды его буквально затопило счастье от простого ощущения близости того, кого он любил уже так давно, что пожалуй и не мог представить свою жизнь без этих чувств. Он не успевает подавить смешок вырвавшийся непроизвольно, сдерживать эмоции и оставаться невозмутимым Князем Демонов становится все сложнее, хотя рядом с Его Высочеством это всегда было почти невозможно.
- Не давай мне надежду Гэгэ, если не намерен быть рядом. Не надо, не давай мне такой надежды, потому что я боюсь не смогу отпустить тебя. - Произносит Хуа Чен уткнувшись куда-то в макушку своего Бога. Ему уже все равно на раскинувшийся внизу пейзаж, да и вообще на все происходящее вокруг, даже если бы сейчас призрачный город пылал в пожаре, он не нашел бы в себе сил отпустить Се Ляня, похоже он действительно плохой правитель, все кто живут в призрачном городе не важнее Принца, и он с легкостью отказался бы от своего титула, и уж тем более от этого города. Демон прикрыл глаза, глубоко вдыхая запах исходящий от волос Сяньлэ, он будто старается запомнить этот момент, ведь у любых слов может быть много смыслов, и хоть он выбрал поверить в то, во что больше всего ему хотелось верить самому, но ведь Гэгэ мог подразумевать что-то совсем другое, и возможно еще секунда, и он оттолкнет демона. От одной мысли сердце Сань Лана болезненно сжалось.
- Если намерен оттолкнуть, дай мне еще несколько минут. - Тихо произносит демон, все же открывая глаза, и глядя куда-то поверх его головы, на город, но совсем не замечая пейзажа, для него сейчас ничего не существует, кроме затихшего в его объятьях Се Ляня.

+1

18

- Сань Лан... - выдыхает он, собираясь сказать еще много - оправдываться, объяснять и просить прощения за свою граничащую с наглостью смелость, но вдруг...
Хуа Чэн вдруг ловит его руку, привлекая к себе, прижимает бережно и нежно, знакомо до мелочей, и мысли вылетают из головы все до одной, дыхание выбивает из груди одним шумным, рваным всхлипом. Ничего не остается в мире, кроме них двоих.
Как глуп он был, думает Се Лянь, уверенный, что сможет прожить без этого. Без его близости, без шепота в волосы, молящего и ласкового, без объятий, что одновременно защищают и просят о защите - не отпускай, не отталкивай.
"Разве я могу? - нет, не так. - Разве я способен тебя оттолкнуть?"
Он снова вздыхает лишь когда голос - знакомый, близкий, самый желанный, добирается, наконец, до сознания. И разбивает все сомнения в мелкое крошево.
"Надежда - это то, чего боимся мы оба".
И руки, замершие в воздухе, растерянно раскинутые в стороны, еще мгновение назад - а кажется, что в прошлой жизни, несчастной и одинокой, не то, что сейчас, миг спустя - взлетают вверх и заключают в объятия того, к кому он так долго, так отчаянно жаждал прикоснуться: какой же невыносимой была эта жажда в последний год.
- Пожалуйста, - единственное, на что его хватает.
Ладони скользят по спине, по лопаткам, выступающим под гладкостью шелка, останавливаются на талии - и когда ладони встречаются, Се Лянь переплетает пальцы, заключая в замок под длинными волосами. И кажется, прямо сейчас он готов провести так вечность, нисколько не волнуясь о судьбе небесной столицы, о мире вокруг, о тех, кто сейчас молится ему и ждет его ответа. Потом, скоро, за это станет отчаянно стыдно, но на этот сладкий и краткий миг он становится таким же жадным до счастья, как в детстве, думает только о себе и всей душой мечтает провести оставшуюся жизнь вот так, не выпуская из объятий того, кто навечно стал дороже собственной жизни.
- Пожалуйста, - произносит он вслух, и голос дрожит, меняясь до неузнаваемости, но в душе Се Лянь тверд и решителен, как никогда. - Пожалуйста, никогда меня не отпускай.

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » Тихий вечер [Tian guan ci fu]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно