ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » HOLYGHOST;


HOLYGHOST;

Сообщений 1 страница 2 из 2

1


https://i.imgur.com/dJPaPhs.pngAND I WILL FALL LIKE A SAINT WHO SINS FORGIVE ME FATHER I AM WEAK . I'LL GIVE MY SOUL, SACRIFICE ME 'CAUSE YOUR **** IS HOLY

[nick]ATSUMU[/nick][lz]<a class="lzname">желание</a><div class="fandom">haikyuu!!</div><div class="info">worship your body as you walk my way.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/OEF1Djg.png[/icon]

Отредактировано Atsumu Miya (23.08.22 13:28:24)

+1

2

однажды сакуса закрывает свои глаза и пытается считать до десяти, потому что только так он может хоть сохранять спокойствие, а ему это — нужно. так сильно, что желваки сжимаются, что челюсть едва ли не скрипит — он всегда был спокойным, всегда принимал только взвешенные решения, но именно сейчас он на грани того, чтобы просто крушить все, лишь бы выплеснуть тот чертов гнев, который внутри него клубится грозой. и сакуса понимает — он не имеет на это право, ведь в его царстве все зависит от него; ведь реальность меняется вместе с ним, бессмертным, что отвечает за чертовы сны; ведь он должен охранять чужие сны от кошмаров, но

страсть, желание, как угодно назови — он все еще играется. он паучьими лапами продирается туда, куда ему не следует. он плетет свои интриги и свои игры ведет, которые не нравятся тому, кого называют морфеем. и он скалится где-то в чертогах своего замка, сжимает кору деревьев до трещин, выдыхает тяжело и думает о том, как далеко еще может зайти страсть в этой игре, в которой будут только проигравшие? но он понимает — далеко. и он зайдет. построит свои планы именно так, чтобы обыграть морфея, чтобы оставить в дураках ( как, например, с той девушкой, что оказалась беременной ); морфею не нравится это, но гроза все приближается и он не может ей противиться.

когда он стоит перед зеркалом, когда он смотрит на чужие вещи, когда пальцами сжимает сердце — ему совсем не хочется туда. не хочется оказываться на чужой территории, где он ничего не сможет. но ему приходится — и слова-заклинание срываются с его губ перед тем, как он закрывает собственные глаза и оказывается в другом месте. в том, куда бы он не хотел никогда приходить, но

— ацуму. — его голос тяжелый, глухой. он похож сейчас не на любящего брата, не на того, кто пришел погладить по голове — он похож на того, кто сейчас готов разорваться глотку своим холодным, почти что напускным, спокойствием. и сердце его замедляет ход, потому что ацуму должен знать, что у него нет шанса переиграть морфея. что у страсти нет пути назад. и ему придется отвечать за свои грехи.

— ты заигрался, дорогой мой. ты совсем забыл, что люди — не игрушки. — его черное одеяние струится позади, а на плаще словно ночь укрылась и смотрит своими кошмарами издалека. но сакуса, на удивление, спокоен. во всяком случае, он таким кажется, когда подходит ближе, когда склоняется к чужому лицу и смотрит, — ты даже не испытываешь вины за то, что позволил себе оплодотворить невинную девушку. ты же знаешь, что это все несет разрушение. неужели тебе настолько не с кем играть?, — губы морфея движутся, он говорит-говорит-говорит, а потом смотрит в золотые глаза и хмыкает едва слышно.

конечно. страсти нужно питаться так же, как и ему нужно это делать — вот только питаются они разным. и кормушки у них разительно отличаются, ведь, в отличии от страсти, морфей никогда не позволял себе вредить людям. никогда до того момента, как попал в капкан. но даже потом — люди были всем, что у него осталось. и даже тогда он позволял им легкую смерть.

шаги у морфея тихие, мягкие, только плащ шелестит. он обходит страсть, пальцами по голове поглаживает, словно вот-вот готовится похвалить его, а после сжимает пальцы и дергает резко назад, заставляет запрокинуть голову, заставляет того смотреть в свои глаза и шепчет практически в самое лицо:

— ты ошибся, мой дорогой. ты не имеешь права этого делать, и за все нужно нести наказание.

[nick]Sakusa [/nick][icon]https://i.imgur.com/Ouo05v9.png[/icon][lz]<a class="lzname">сакуса</a><div class="fandom">haikyuu!!</div><div class="info">грянет гром, и воспылают небесные телеса</div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » HOLYGHOST;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно