ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » void [hunter x hunter]


void [hunter x hunter]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">I'll bleed your blood</span>

<span class="data">you want me to burn?</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/8YAB95k.jpg">
</div>

<p>

<span>
hisoka x chrollo
</span></p>
</div>

</div>[/html]

[icon]https://i.imgur.com/wM9hbAj.jpg[/icon]

+1

2

Когда живешь несколько сотен лет, то ко многому относишься уже куда более спокойно. Чем в той самой "молодости", когда был юн.

Юность кружит голову, опьяняет, заставляет в ней сгореть дотла, без остатка. Отдаешься всем этим ощущениям до конца, не позволяя себе вовремя одуматься. Спонтанные поступки, наплевательское отношение к старейшинам клана, которые с ранних пор заверяли, вдалбливали в голову о том, что никогда не нужно делать. Не переступать границу, не брать на себя роль Жнеца Смерти, потому что человеческие жизни - это ответственность, от которой не уйти. За которую можно поплатиться, если всё выйдет из-под контроля.

Но сделанного не воротить. Хотя иногда хотелось дико, особенно если начинали доходить слухи о тех, кто сорвался. Кого-то ловить удавалось, кого-то - нет. Больше всего подозрения вызывал тот факт, что внутри все твердило о том, что тот, кого ещё не поймали - результат его однажды принятого решения. С тех пор он больше никогда не поддавался эмоциям, похоронив их глубоко в себе, выставив наружу лишь холодную отрешенность, по которой не разгадать истинных мыслей. Своё наказание за проступок тот, за спасение человеческой жизни, он от семьи получил сполна.

Потому что для вампира обратить человека в нечто себе подобное - это грех. Запрет.

Иного выбора тогда не оставалось. Хролло как сейчас помнил тот день. Вздрагивал каждый раз, когда с доскональной точностью крутил этот момент заевшей кинолентой в голове. Помочь Хисоке тогда хотелось очень сильно, ведь жизненная линия того оказалась коротка настолько, что он попал в эту глупую аварию. Нелепо. Немыслимо. Только привязанность сыграла свою роль. Учились все же вместе, даже стали приятелями, когда как в те времена Люцифер сторонился каждого, потому что обладатель известной фамилии должен быть обособлен и не проявлять должных чувств. Всего лишь учиться в закрытом пансионате и не возникать. Даже если всю программу уже знаешь, потому что приходится её прокручивать из года в год, ибо родственники постарались и здесь тоже.

Один Хисока только за то время решил нарушить все барьеры. И стояло тогда остановиться, не спасать. Ведь легко обратить человека в вампира. Достаточно принести своей крови на клыках и любым способом заставить её выпить другому, чтобы запустить процесс. Хролло ни о чем не думал в тот момент, когда стоял на коленях перед остывающим телом приятеля, склоняясь над ним, прокусывая до крови щеку изнутри, ощущая ровный металлический привкус, а после прижимаясь губами к чужим, заставляя глотать на последних силах, ведь так быстрее всего.

Не учел только Люцифер оборотной стороны обращения. Да, обратить легко. Тяжелее держать на поводке, контролировать, чтобы держать человека подле себя постоянно, не лишая потребности в собственной крови, которой необходимо временами подпитывать обращенного. Иначе вампирские клетки искажают человеческое сознание, делают из него монстра, который абсолютно не способен себя контролировать.

Одно официальное предупреждение от полиции у Хролло уже есть. Две расы могут жить мирно, и для этого даже было создано специальное ведомство, которое контролирует баланс. И когда этот баланс нарушается, появляются вспышки преступлений и трупов с характерными следами укусов, то появляются уже вопросы к чистокровным и всем зарегистрированным обращенным. До Хролло тоже вскоре добрались с вопросами, потому что зарегистрированного когда-то обращенного подле него не наблюдалось уже продолжительное время и что это чревато проблемами, которые себя ждать не заставили.

Три девушки и молодой парень. Четыре жертвы за последнюю неделю. Под подозрение попадают все те, кто не на цепи, чье местонахождение неизвестно. Хролло, читая новости, холодеет изнутри ещё больше, отбрасывая газету в угол салона автомобиля, прося личного водителя остановить рядом с клубом, где по данным, которые ему донесли, был замечен этот "рыжий мальчишка". Хисока пропал с радаров продолжительное время назад, оборвав все контакты, не оставив никакой связи. Просто исчез, когда закончилось обучение в стенах пансионата. И если сначала Хролло не планировал вмешиваться в чужую жизнь, просто пустив все на самотек, то теперь, когда проблемы очевидно кричат о себе большими заголовками в газетах и новостях, то пришлось начать искать. Только тот, словно чувствуя его, исчезал ровно в ту же секунду, где на месте оказывался сам Люцифер.

В ночном клубе слишком много различных запахов, но вытянуть среди них один единственный, невидимой красной нитью обвязывающий далеко не палец, а шею вокруг кольцом, становится весьма трудно, но возможно. Проходит через толпу танцующих, избегая прикосновений, не снимая черных непроницаемых очков, прекрасно видя в темноте, как днём, и устремляется к дальним столикам, приковывая взглядом к софе рыжего, опасливо склонившегося к шее какой-то человеческой девочке. Возможно, ещё даже несовершеннолетней - по всё тем же человеческим рамкам.

- Продолжай, не отвлекайся, - властный холодный голос тонет в общем шуме и обычный человек не услышит этих слов. Однако Хисока человеком уже давно не являлся. Хролло садится напротив на точно такую же софу, безучастным взглядом обводя содержимое стола, на котором наблюдались различные бутылки и стаканы. Наверняка вся остальная компания людей и не совсем сейчас топчется на танцполе, но тем лучше. Поднимает взгляд обратно, сверля им рыжего, пытаясь разглядеть изменения, произошедшие с ним за то время, пока они не виделись. Когда все было не так плохо, как сейчас.

- Однако если собираешься её укусить, то я в ту же секунду тебя убью.

Игры в догонялки уже порядком надоели, а терпение имело свойство заканчиваться.
Либо Хисока вернется обратно к нему, либо у Хролло не будет другого выбора, кроме как убить.

[icon]https://i.imgur.com/PRRbFH3.jpg[/icon]

+1

3

Металлический привкус с губ не сходит, ощущается даже в моменты, когда крови на них не появляется в течении нескольких часов, просто пропитались настолько, что избавиться не выходит. Впрочем, необходимости в этом не возникало. Пусть лучше стелется невидимой пленкой, иллюзорной, чем отсутствует на них вовсе, неся за собой неутолимую жажду и бесконечный голод, сносящий крышу и сводящий с ума не на шутку.

Впрочем,  с головой Хисока и без того не дружил.
Чего только стоило поведение вампира, испытывающего ярко выраженное наслаждение от одного только вида истекающих кровью молодых людей, заходящихся в агонии, задыхающихся и закатывающих глаза, постепенно отходя в мир иной, пока Мороу утирает губы тыльной стороной ладони, всматриваясь в алый росчерк на собственной бледной коже, слизывая тот языком, не оставляя следов. В последнее время картина эта повторялась все чаще, ведь жажда от чего-то усиливалась чрезмерно и сдерживаться не выходило, убивая в разы чаще, что определенно заинтересует полицию и работников ведомства, обеспечивающего контроль за вампирскими отродьями, но даже это осознание остановиться не помогает, ведь здравым мыслям давно нет места в рыжей голове, увы.

Их вытеснило желание убивать.
Банально, но факт.

Отражение в треснутом зеркале в туалете ночного клуба вызывает улыбку кривую, в которой сверкает клыками, что не скрывает никогда и нигде: в вампиров мало кто верит из клубных цыпочек, а нарастить подобное обратившись к дантисту не составит труда ни для кого и почему-то детишкам все это кажется чем-то невероятно крутым и вызывающим. Малолетние придурки, едва перешагнувшие порог человеческого совершеннолетия, что так легко ведутся на подобную херню и подставляют шею под укусы, в надежде испытать ощущение от клыков на собственной шкуре, даже не догадываясь о том, что отделаются не простыми следами, а окончательной смертью, избежать которой не поможет даже самый умелый врач.

До чего же наивные и недалекие.
Хисоке, в общем-то, плевать на их умственные способности, ведь сейчас его не интересует ничего кроме крови. Блядская жажда.

Неоднократно задавался вопросом о том, почему усилилась чрезмерно в последние несколько недель, но объяснений не находилось, да и спросить было не у кого. Знакомых вампиров у Мороу было не так уж много, со своим создателем так и вовсе не виделся много лет, с тех самых пор, как сорвался с поводка, которым Люцифер привязал парня к себе, напоминая тем самым о законах и запретах, коим обязан подчиняться с момента обращения и до скончания веков, но Хисока не был бы самим собой, не попытайся он воспротивиться неугодному образу жизни. Всегда был таким, за что родители и отправили в тот самый злополучный пансион, в котором благополучно погиб под копытами скаковой лошади. Да-да, он остался в живых, благодаря стараниям Хролло, пожалевшего приятеля и даровав тому новую жизнь, но Хисока предпочитал думать, что он прежний все же умер в тот день, переродившись в безумного ублюдка, который в итоге не вернулся в семью и предпочел отправиться скитаться, вырвавшись из под крыла истинного вампира, кровь которого была самой великолепной из всей, что выпил за годы существования и от того наиболее желанной, вот только не стоила привязи, сдавливающей шею, рискуя переломить позвоночник.

Да, срастется обратно, несомненно.
Вот только ошейник строгий раздражал настолько, что иного выбора, кроме как сбежать, не оставалось, к несчастью.

Хрупкие женские пальчики проскальзывают под ткань пиджака, накинутого на голое тело, пока Хисока оставляет поцелуй на тонкой коже шеи, следом царапая клыками едва ощутимо, тут же слизывая выступившую каплю крови, блаженно прикрывая веки, ощущая как подрагивают ресницы. Сегодняшняя предполагаемая жертва была крайне юна и в клуб прошла с фальшивыми документами, в компании друзей и подружек постарше, рассосавшихся по всему клубу, кто куда. Заметить их можно было у бара, на танцполе и даже флиртующими с сотрудниками, на Мороу и оставшуюся рядом с ним девушку было всем глубоко наплевать. Увести бы ее из заведения, в ближайший темный переулок. Прижать к стене, чтобы прокусить для начала губы в поцелуе, а уже после...

Разыгравшуюся фантазию тормозит знакомый запах, учуянный слишком близко, заставляющий вскинуть голову движением резким, чтобы во все глаза уставиться на Люцифера, голос которого легко различает за громкой музыкой и гулом чужих голосов, царящим в душном клубе. Улыбка на губах возникает сама собой, пока склоняется к уху девушки и приказным тоном отправляет погулять, ведь интерес к бедняжке теряет мгновенно, даруя ей шанс пережить сегодняшнюю ночь.

Везучая, не иначе.
Ведь если кого Хисока и убьет сегодня, то уже точно не станет гнаться за ней. Скорее сделает это с первым встречным, будучи озлобленным после встречи со своим создателем.

- Так убей сразу, чего мелочиться? - откидывается на спинку дивана, скрестив на груди руки, продолжая с улыбкой наблюдать за Хролло, легко узнаваемого внешне даже спустя столько лет порознь, - Хотя я бы посмотрел, как ты это сделаешь среди толпы людей. Они ведь этого не забудут никогда, дорогой, а стирать память даже подобные нам пока не научились, насколько мне известно.

Ощущает, как горло сводит спазмом, от одного только запаха, принадлежавшего сидевшему перед ним вампиру, слишком притягательному по своей сути. Подается вперед, перехватывая чужой стакан с каким-то невероятно сладким коктейлем, делая из него пару глотков, надеясь вкусом алкоголя перебить обоняние хотя бы на несколько минут, до тех пор, пока не удастся уйти из поля зрения Хролло. Естественно, ничего не выходит и Хисока лишь злится сильнее из-за проявленной слабости, которую скрывает за привычной улыбчивой маской, пока склоняется вперед, протягивая собственную руку к чужой, острым ногтем проводя по тонкому запястью, рискуя разодрать кожу на нем в клочья, достаточно лишь надавить со всей силы.

Расцарапать. Броситься вперед. Приложиться к ране губами, пока не успела затянуться.
Порыв безумный, ведь Люцифер сильнее физически и даст отпор тут же, ведь даже если и хочет приручить Мороу по новой, собственной кровью, то не будет делать этого у всех на виду, слишком опасно и против правил. О, да. Он ведь им следует безукоризненно.

В отличие от Хисоки.

- Пришел посадить меня обратно на цепь? Ты ведь знаешь, что я откажусь.

Потому что кровь истинного вампира хоть и притягивает чрезмерно, но рыжий знает, чем это для него обернется. Строгач, поводок и полное подчинение, которое не устраивало в прошлом. Лучше дальше убивать людей, страдать от жажды и сходить с ума, чем жизнь в клетке. Да, Хролло не был самым плохим вариантом для становления хозяином, Хисока видал истинных в разы хуже, но не устраивал в данном ключе даже старый приятель, идущий на поблажки единственному обращенному.

Хотя был ли он все еще единственным?
Стоило надеяться, что все же ответ на данный вопрос являлся положительным.

- Убирайся. Нам не о чем с тобой говорить.

[icon]https://i.imgur.com/wM9hbAj.jpg[/icon]

+1

4

В долгой, практически вечной жизни нет ничего хорошего. Хролло предпочел бы родиться обычным человеком, чтобы прожить короткую жизнь, у которой конец найти достаточно легко. В том и была прелесть человеческой жизни - она могла закончиться, оборваться внезапно. Не затянутся раны, не проснешься после всех ран, только стряхнув с себя пылинки, словно ничего и не произошло. У человека есть свой срок годности, а вот у вампиров с этим всё по-другому абсолютно, так просто не убить, хотя есть определенные методы и даже казни, которые рассчитаны оборвать вечный срок жизни иной расы.

Возможно, для Хролло нынешнее стечение обстоятельств - хороший повод наконец-то расстаться с этим светом и обрести покой потусторонний. Всего лишь спустить ситуацию на тормоза, заработать три предупреждения от ведомства и сдаться палачам ведомства. Идеальный вариант. И весьма невыполнимый по ряду причин. Первая из них - позор на собственный клан, который не смоется последующими поколениями, потому что оно как клеймо грешника - прикрепится и больше не отодрать, как не старайся. Семья итак была крайне недовольна, когда он по собственной эгоистичной прихоти обратил человека, прогнозируя множество проблем в будущем. И, кажется, по итогу они оказались вполне себе правы, потому что проблемы теперь были. И огромные.

В самой большой проблеме крылась и вторая причина. Жизнь обратившегося длилась столько же, сколько жизнь того, кто обратил. Поэтому если оборвать жизнь Хролло - оборвется существование и Хисоки, который сидел сейчас перед ним, в этом пропахшем дымом, отвратительном клубе, куда бы собственная нога не ступила ещё долгое время, но ради поимки блудного обращенного стоило нарушить некоторые свои принципы и даже сдерживаться, чтобы брезгливо не морщиться. Не любил Люцифер подобные места и толпы людей, беснующихся под странную давящую на барабанные перепонки музыку. Испытывал отвращение каждый раз к подобным места сродни закономерному рефлексу, потому что для вампирской расы есть отдельные заведения и они также практически ничем не отличаются от подобного злачного места. Просто, вероятно, душа не лежала к таким заведениям у Хролло. Не больше, не меньше.

Хисока кажется расслабленным, но Люциферу легко удается считать истинные эмоции по взгляду и едва заметно улыбнуться. Да, тот прав: убивать на глазах у всех он не станет, слишком много внимания привлечет ненужного. С другой стороны - кто вообще заметит в данный момент, если кого-то убьют? Все пьяные, накуренные, занятые друг другом. Никому нет никого дела до того, что буквально в метре от них может обнаружиться труп. Скажут ещё, что тот просто налакался вусмерть. И всё. Поэтому громкие слова Хисоки воспринимаются лишь как защитная реакция на его появление, которое вероятно для того не предвещает ничего хорошего.

Ведь ничего хорошего и в самом деле нет.
Ни для кого из них.

Люцифер закидывает ногу на ногу, облокачиваясь на колено локтем, не препятствуя странному порыву рыжего. Не отнимает руку, лишь только сверлит взглядом, поднимая голову и смотря надменно. Привычка. За столько лет привык смотреть на людей именно так. Даже на обращенных, потому что внушали очень долго, что те всегда будут ниже, чем даже обычные люди. Что стоит держать их на коротком поводке. Что не стоит даровать свободу, потому что с ней необходимо попрощаться, раз в руках оказалась толика вечной жизни. Только с Хисокой никакая цепь не работала. Или же рука, державшая поводок, оказалась слишком слаба когда-то. Слишкм подвержена эмоциям, которые после стерлись сами собой, спрятались слишком глубоко внутри и не показываются наружу, потому что статус более не позволяет подобному проникаться.

- Ты ошибаешься, - медленно произносит Хролло, будто пробуя слова на вкус и склоняясь едва ли вперед, - Я пришёл предупредить.

Ведь перед действиями и угрозами всегда следует обычное предупреждение, которое необходимо. Впрочем, это Хисока проигнорирует точно так же, как проигнорирует Люцифер то, что ему сказали убираться. Это вызывает смех, который вампир скрывает за ладонью, опуская взгляд, словно создавая видимость послушности и того, что действительно сможет отступить. Вводить в заблуждение половинчатого - тоже своего рода развлечение, которое оценит разве что сам Хролло и больше никто.

- Ты не имеешь права мне приказывать, Хисока, - Люцифер незаметно касается подушечкой большого пальца клыка, позволяя распороть кожу, чтобы после наконец-то отнять ладонь от лица, перехватить другой рукой запястье рыжего и резко дернуть на себя. Смотрит тому непроницаемым взглядом в глаза, будто гипнотизируя, но лишь для того, чтобы вскинуть руку с прокушенным пальцем и провести им вдоль нижней губы обращенного, оставляя тонкий, едва заметный след крови. Следом собственные губы кроет весьма мягкая улыбка, зная с былых времен, что кровь - слишком соблазнительная вещь, которой можно управлять по своему усмотрению, но сводить с ума она не перестанет, если это только постоянно не контролировать. Не подпитывать. И в силах Люцифера спасти рыжего. Он даже готов предоставлять тому кровь без лишних вопросов.

Однако если тот так и продолжит убивать, то с этим Хролло ничего не сможет поделать, попутно зарабатывая штрафные санкции от полицейского ведомства. И либо придется самому сдаться и позволить себя казнить, тем самым обрывая и ещё одну жизнь. Либо попытаться исправить чужое сумасшествие. Либо все же убить, отряхнуть руки и продолжить существовать дальше. Любой из этих вариантов Хролло примет спокойно, но на то или иное решение Хисока повлиять может и только от него зависит, каким оно по итогу будет.

- Ты не сможешь дальше прожить без моей крови. Я могу тебе её предоставить и не держать на привязи, но только при одном условии. Ты перестанешь убивать других.

Чем не выгодная сделка, которая может устроить абсолютно обоих?
Ведь Хисоке нужна только его кровь, чтобы оставаться в своем уме.
И это Люцифер вполне мог предоставить.

[icon]https://i.imgur.com/PRRbFH3.jpg[/icon]

+1

5

Бесит.

Бесит, раздражает, злит чрезмерно. Хролло буквально всем своим видом показывает то, что Хисока находится ниже него в вампирской иерархии, причем даже не на ступень, а на целый лестничный пролет, если не больше. Мороу хватает одного надменного взгляда, чтобы оскалиться на доли секунды, ощущая как глаза застилает алая пелена ярости, но не по отношению непосредственно к Люциферу, а ко всему вампирскому строю в целом. Пафосные князья, кланы с не ебать какой родословной, к которым относятся истинные и уйма псин на коротких поводках, вроде него самого, вот только хорошо, если обративший тебя вампир не смешивает тебя с грязью, только потому что ты не такой, как он, всего лишь обращенный, недостойный. Хролло хоть и не был в числе тех, кто считал половинчатых отбросами, да и к Хисоке относился нормально, не придерешься, но...

Одного только взгляда, надменного, хватает для того, чтобы ощутить себя недостойным дерьмом.
Потому и собственную руку от чужой отдергивает словно ошпаренный.

- Предупредить, как же, - короткая усмешка тонет в шумном выдохе, последовавшем за ней, потому что запах крови ударяет по рецепторам ощутимо, заставляя задержать дыхание, крайне вовремя, потому что рывок и прикосновение к лицу - это уже чересчур, ни в какие ворота, слишком против правил. Хролло знает как надавить, что жажда обострится мгновенно и обращенный вряд ли сможет удержаться от того, чтобы собственноручно нацепить на шею удавку по новой, вот только Хисока закусывает изнутри щеку, прокусывая, помогая себе тем самым отрезветь и избавиться от наваждения на несколько коротих секунд, которых хватает для того, чтобы одним быстрым движением руки стереть кровь под губой, может и не начисто, но весьма показательно. Демонстративно.

- Приказывать не имею права, но можешь воспринимать мои слова, как, ммм... Предложение свалить? А может и вовсе как угрозу, что если не уйдешь, то я не смогу отвечать за последствия моей злости, дорогой.

Мороу заносит и за языком не следит совершенно, но Люцифер своими действиями действительно сумел вывести рыжего из себя, хотя тот факт, что он предлагает свою кровь, вероятно, практически безвозмездно, немного сбивает с вампира спесь, заставляя удивленно вскинуть брови, во все глаза уставившись на своего создателя. Как ни крути, но не убивать, если появится постоянный источник пропитания, Хисока сможет, в конце концов, все же смерть людей была для него в первую очередь необходимостью и только после считалась чем-то вроде развлечения, способного успокоить больные душу и голову. Предложенные условия действительно казались выгодными, но Хисока не был бы самим собой, поверь на слово тут же.

К тому же, рыжий давно для себя придумал одно простое правило.
"Не стоит доверять вампирам."
Слишком хитрыми и изворотливыми существами те были, как показывала практика.

- Где подвох, Хролло? Слабо верится, что ты можешь получить с этого какую-либо выгоду для себя. Разве не проще меня убить, чтобы пресечь череду человеческих смертей, чем становиться донором для очередного обращенного? Кстати, сколько у тебя таких же, как я, м?

Вопрос вырывается прежде, чем рыжий успевает подумать, на что лишь раздраженно цокает, на самого себя, потому что... О, да, это ревность, к несчастью. Вроде и плевать на Люцифера с высокой башни, но установившаяся с момента обращения связь с истинным вампиром никуда не делась за годы разлуки и противостоять ей всегда было невероятно сложно, она умело забирала свое, вызывая неконтролируемое чувство собственничества и новые приступы злости, достаточно лишь было задуматься о том, что у Хролло мог быть еще один обращенный.

Послушный, верный песик.
Пьющий его кровь когда только пожелает.

Одной только мысли о ком-то, вероятно, даже не существующем, хватило для того, чтобы вскочить на ноги, обойти стол и перехватить Люцифера за запястье, рывком заставляя подняться, чтобы оказаться лицом к лицу, чересчур близко, но Хисоку подобная близость совсем не пугала, даже наоборот, тот впадал в состояние схожее с эйфорией, ведь запах истинного ударял по ноздрям сильно, заставляя вновь и вновь вдыхать как можно глубже, хотя в воздухе это тело не нуждалось - дыхание было привычкой, необходимой, чтобы не вызывать у простых смертных ненужных вопросов.

Вдох - легкие обжигает, а слюны выделяется столько, что кажется, будто ей можно захлебнуться.
Выдох - прикрывает глаза, чтобы в следующий миг распахнуть веки и вновь встретиться взглядами, сверху вниз.

Все еще раздражает.
Причем все и сразу.

- Ты действительно хочешь сказать, что если я оттащу тебя в безлюдное место и напьюсь твоей крови вдоволь, - вскидывает руку, ногтями касаясь бледной кожи прямо над сонной артерией, едва ощутимо царапая, оставляя розоватые полосы, исчезающие почти мгновенно, - То ты не станешь после удерживать меня на привязи, только лишь при одном условии? Почему я должен тебе поверить, Люцифер?

Не отводит взгляд, пытаясь найти в чужих глазах тень обмана, едва ли не склоняясь ниже, прищуриваясь.
Со стороны наверняка сейчас смотрятся странно, но кому из этих пьяных и накуренных людишек не наплевать?

К тому же, на чужое мнение Хисоке всегда было похуй.
Что в этой жизни, что в прошлой.

Рыжего в принципе не заботило никто и ничего, кроме собственных интересов и желаний. Как назло, Хролло входил в число этих самых желаний, потому развернуться и свалить позволить себе не мог. По крайней мере, пока не поймет, насколько правдивы слова его создателя.

Если в них в принципе имелась хоть толика правды.

[icon]https://i.imgur.com/wM9hbAj.jpg[/icon]

Отредактировано Hisoka Morow (01.06.22 01:30:50)

+1

6

Каждая эмоция Хисоки проходится по внутренностям истинного вампира и сжигает дотла буквально. Хролло виду этому не подает никакого, но чувствует всё, как на ладони: раздражение, злость, собственничество, ярость, сумасшествие. Не отрывает потому и взгляда темного от рыжего, смотрит на него прямо, снова ловя взгляд того, не смея отводить его и не позволяя отвести от себя. Люцифер даже слегка завидует. Сам ведь не может испытывать подобных эмоций. Ни проявлять их, ни чувствовать самому. Вампиры лишены подобных чувств, они словно заранее - изначально - мертвы. Человеческие душевные изыски им не присущи, как не старайся им подражать. За исключением, конечно же, обращенных, которые по природе своей родились однажды людьми. От того и с ума сходить могут на раз-два, не контролируя себя и жажду, только удушливо нарастающую, если не питаться вовремя кровью того, кто обратил.

И все равно.
Красиво.

То, как Хисока злится. То, как он сдерживается от запаха крови, которым Хролло раздразнил, пока рана в считанные секунды не затянулась обратно, не оставив ни следа на подушечка пальца. То, как вспыхивает - моментально и слишком ярко. Даже угрозы - должны устрашать. И устрашали бы. Если Люцифер не являлся тем, кем есть. Обращенный все равно не сможет напрямую причинить ему никакой вред. Опасности Люцифер не различает, не ощущает, кроме как словесной. Ведь он сам ничего такого не сделал. Никакого вреда Хисоке не причинял, относился ровно, что даже знающие его вампиры наверняка бы подчеркнули, что к своему обращенному Хролло относится даже лучше, чем к своим родственникам и братьям-сестрам по природной крови. Над чем иногда даже подшучивают в узком кругу, ведь больше Люцифер никого не обращал. Так уж вышло, что единственным исключением в праведной жизни благородного вампира стал только Мороу.

Разве это не показатель того, что обращенному не стоит бояться его?
Ведь Хролло действительно нет никакой выгоды в нанесении вреда тому, кого породил своими руками: в нынешнем состоянии Хисоки виноват был только он сам. Не обрати тогда рыжего в вампира, чтобы спасти жизнь, то сколько бы жизней удалось сохранить? Сколько бы проблем тогда не существовало? Но даже обратив время вспять, Люцифер не отказался бы от своего выбора.

Жалеет только отчасти теперь, что всё вышло именно так.
Зато имеет право наслаждаться всем эмоциональным всплеском, на который не способен сам. Это ли не прелесть?

- Ты зря пытаешься найти подвох там, где его не существует. Твоя смерть принесет мне неудобства и лишние проблемы с законодательством, если я убью тебя или это сделают за меня другие, - о том факте, что если Хисока умрет, то и Люциферу после не жить, вампир благополучно умалчивает, предпочтя лишь нейтральным холодным тоном заметить очевидные вещи. Правда, последний вопрос вызывает едва различимую усмешку: всего лишь на мгновение изгибает линию губ в соответствующем мимическом движении. Даже, вероятно, засмеялся бы, если был бы более эмоциональным.

Даже интересно стало, с чего вообще рыжий думает о том, что у него есть ещё обращенные?
Впрочем, и отвечать на поставленный вопрос Хролло не торопился, предпочитая манипулировать полученным потоком информации, чтобы насладиться в дальнейшем еще большим спектром эмоционального диапазона обращенного. Единственного в своем роде. Потому Люцифер не планировал в этой своей бесконечной жизни обращать кого-то ещё. С одним-то проблемно.

И, видимо, это игнорирование только ожидаемо подливает масла в горящее пламя. Хролло не сопротивляется, не применяет силу, оказываясь недопустимо близко к обращенному, вынужденно поднимая голову из-за разницы в росте. Однако даже так вампир не смотрит снизу вверх, каким-то образом делая все так, словно никакой разницы не существует, а то и вовсе Хисока куда ниже его самого. Только едва носом ведет, вдыхая чужой запах, невольно пробуждающий инстинкт укусить и напиться крови. Только вот Люцифер не пил ни человеческую кровь, ни кровь обращенных, предпочитая питаться  истинными. Точнее, не может себя пересилить, словно когда много лет назад обратил Хисоку, то после этого выработалась какая-то защитная реакция, отвращение от любой чужой крови. Только чистая вампирская кровь подобный эффект стирала немного, подпитывала собственные силы и давала энергию.

- Я действительно это говорю, если ты правильно расслышал мои слова, - вампир заглядывает в чужие глаза, не применяя чары и прочую шелуху, в действительно просто отвечая на пытливый взгляд обращенного, зная, что ходит по тонкой границе, балансируя между желанием свалить и пустить всё на самотек или же добить хоть какого-то результата. И не загубить жизнь Хисоки вновь, - Мне достаточно только этого условия, как я и сказал. Ты должен верить мне, потому что чувствуешь здесь, - пальцы легко касаются открытого участка кожи на грудной клетке, аккурат возле солнечного сплетения, все еще не испытывая нужды говорить громко, чтобы перекричать музыку, потому что обращенный услышит его и без того, - Что я не лгу.

Вампир может соврать кому угодно, но только не обращенному в свою кровь, потому что это легко прочувствовать. Хисока достаточно смышленый, чтобы догадаться об этой особенности. Если, конечно, не всё в черепной коробке того еще отбито. Хролло может ориентироваться только по количеству трупов о том, насколько сходит с ума чужое сознание. Но хватало и этого, чтобы прийти сюда, в этот грязный клуб, переступив через себя. Поэтому хотя бы даже это обращенному стоило ценить.

Холодные пальцы так и не отстраняет от разгоряченной кожи, не вырывая свою вторую руку из захвата, не обращая своего внимания ни на кого вокруг. Зачем ему смотреть на других, когда перед ним рыжий, некогда бывший приятель с ученических времен? Правда, от того Хисоки мало что осталось в нынешнем. Печальнее всего, что виной таким изменениям он сам.

- Укуси меня, - склоняет голову слегка на бок, лишь еще больше открывая изгиб шеи, вслушиваясь через кончики пальцев в то, насколько быстро проносится кровь по чужим венам под кожей. И этот звук крайне мелодичен, приятен, - И можешь дальше идти развлекаться, держать на привязи тебя я не стану.

Иначе бы сделал это с самого начала, когда обратил.

[icon]https://i.imgur.com/PRRbFH3.jpg[/icon]

+1

7

Пожалуй, стоило вести себя чуть сдержаннее. Самую малость, только лишь для того, чтобы лишний раз сдержать язык за зубами или отвести взгляд, в котором раздражение читается слишком легко, не скроешь за улыбкой и любыми иными масками, что столь умело цеплял на лицо с самого детства. Вот только Хисока не умел держать себя в руках, даже будучи человеком срывался постоянно, разве что с годами стал гораздо злее и яростнее, чем некогда в прошлом. Впрочем, Мороу не считал, что его дурной характер кому-то может встать костью поперек горла, ведь он не поддерживал никаких длительных связей и со старыми знакомыми, в основном из числа вампирских отродий, старался не пересекаться, попросту не видя в этом никакого смысла. Исключением мог стать только все тот же Хролло, наградивший умирающего юношу проклятием вечной жизни, но и его избегал как огня, будучи уверенным в том, что его доброта по отношению к обращенному в далекой юности, с возрастом, рано или поздно, все же испарится без следа, ведь Хисока ее не заслуживает.

Возможно, проведи они все эти годы вместе, так бы и случилось.
Но Мороу сбежал, а Люцифер не спешил искать его и возвращать к себе под бок.
До сегодняшнего дня.

И самое неприятным и раздражающим оказывается тот факт, что истинный прав - Хисока знает и чувствует, что тот не лжет. Та связь, что установилась между ними после обращения позволяла вести общение на каком-то запредельном для понимания рыжего уровне, но тот упорно ее игнорировал, без особых на то причин, но, скорее всего, опасаясь оборотной стороны монеты, в котором Мороу могли подчинить своей воле буквально по щелчку пальцев, чего парень опасался до нервной дрожи. Даже сильнее, пожалуй, чем возможного наказания за массовые убийства людей, которые не остались незамеченными.

Иначе Хролло не явился бы в этот чертов клубешник, только для того, чтобы унять чужую жажду.
Во избежание новых проблем.

- Ненавижу тебя, - смотрит невидящим взглядом куда-то вдаль, прямо над головой истинного, сильнее сжимая запястье Люцифера пальцами и не прикасаясь к руке, что покоится на собственной груди, потому что ее холод приятен, рыжий уже успел позабыть насколько. Запоздало осознает, насколько в данный момент похож на себя прежнего, человека, но наваждение быстро сходит на нет, а привычное сумасшествие возвращается безумным оскалом в улыбке на лице, когда вновь встречается с Хролло взглядами, пока склоняется ниже, намеренно сталкиваясь лбами и давит усмешку. Действительно ненавидит, но только лишь за то, какую бурю эмоций тот в нем вызывает, ведь к Люциферу невозможно оставаться равнодушным, хотя бы потому, что даже собственную жажду без этого блядского вампира утолить не выходит, как не старайся.

Хисока зависим, не на шутку.
И стоило бы перестать отрицать, что эта зависимость ему нравилась. Пусть лишь отчасти, но...

- Знаешь, мне всегда было интересно, что ты чувствуешь, когда пьют твою кровь. Расскажешь? - сглатывает шумно, прежде чем перехватить Люцифера за талию, прижимая как можно ближе к себе и едва ли не стонет от осознания того, что вампир не сопротивляется совершенно, позволяя Мороу вести себя так, словно он хозяин положения, но оба ведь прекрасно осознают, что это не так и никогда таковым не будет. Впрочем, думать об этом не желает, пока склоняется к чужой шее, напрочь позабыв о том, что еще минуту назад предлагал сделать это в безлюдном месте, но каков в этом смысл, если все равно никто из окружающих людей не сможет понять, что здесь происходит. Со стороны они сейчас больше напоминают обычную парочку, которой наплевать на то, что творится вокруг и они пропадают исключительно друг в друге. Никто. Ничего. Не заметит.

Тонкая кожа острым клыкам поддается легко, даже слишком, словно раскаленный нож входит в масло. Вязкая жидкость мгновенно наполняет рот и Хисока делает все для того, чтобы не проронить ни капли, как можно крепче смыкая зубы на шее Хролло и зажмуриваясь от удовольствия, которого не испытывал слишком давно. Практически целую вечность. Человеческая кровь на вкус в разы хуже, да и жажду утоляла обычно на несколько часов, после чего голод накатывал по новой, отражаясь на общем самочувствии, настроении и сумасшествии, которое лишь усиливалось из раза в раз, с каждым днем, потому что не хватало силы воли для того, чтобы удерживать и без того безумную голову в узде. Кровь Люцифера же наоборот действовала словно успокоительное, ощутимо расслабляя и позволяя наконец вдохнуть полной грудью, хоть в этом необходимости и не было.

Пожалуй, по этим ощущениям рыжий все же скучал.
Может и вернуться к истинному стоило самому, хотя бы ради получаемых эмоций, наплевав на все опасения.

Хролло ведь никогда не пытался взять над ним контроль и подчинить. Откуда же в принципе возник этот дурацкий страх?

- За такое стоило убивать, - проводит языком по затягивающимся на глазах ранам, слизывая несколько последних капель, прежде чем с шумом выдохнуть, вновь встречаясь взглядами с Люцифером, едва сдерживая рвущийся из глотки смех, приправленный безумной улыбкой, - Ты ведь тоже голоден, не так ли? Или до сих пор питаешься только кровью истинных? Я два раза предлагать не стану, дорогой.

В подтверждение собственных слов запрокидывает назад голову, выставляя напоказ обнаженную шею, сглатывая с усилием слюну намеренно, ощущая как под тонкой кожей проходится кадык. Черт его знает, зачем это делает, но удержаться не может.

Кое у кого ум заезжает за разум, не скроешь.
Впрочем, Хисока давно к этому успел привыкнуть.

Слишком давно.

[icon]https://i.imgur.com/wM9hbAj.jpg[/icon]

+1

8

Знаю.

Нет нужды говорить вслух, соглашаясь со словами рыжего. Чужая ненависть и все эмоции чувствовались все еще ярко, особенно со столь близкого расстояния. На мгновение Хролло даже показалось, что он сгорит под всем этим потоком, просто потому что не умеет ограждаться, отделаться от всего эмоционального диапазона, которым Хисока буквально пропитан от и до. Что даже отвести взгляд от него невозможно: хочется смотреть и смотреть, продолжая вызывать своим появлением весь этот шквал. Ведь все было гораздо тише, серо, пока перед Мороу здесь, в клубе, не появился истинный.

Кому-то другому подобное поведение Люцифер не простил бы. Даже терпеть не стал, сломав в первую же секунду. Но на Хисоку поднять руку и свои способности не мог, хотя это должно быть в компетенции того, кто обратил. Имелся среди истинных вампиров определенный свод законов и правил, где четко прописывалось то, что необходимо делать с тем, кого обратил. Люцифер знал каждый пункт, мог воспроизвести с поразительной точностью в своей голове, но ничего подобного делать не стремился. Ему противно смотреть, когда истинные его ровесники обращаются с бывшими людьми, как с животными и рабами. Отвратительно настолько, что вызывает омерзение. Того же обращения требовали и от него много лет назад: поймать рыжего, посадить на цепь, заставить подчиняться.

Ничего из этого Хролло делать не собирался и не будет подобное производить в дальнейшем.
Особенно когда достаточно протянуть руку, чтобы обдать своё сознание чужими эмоциями. Наполнить ими себя, словно они его. Хисоке наверняка заметно, как глаза в радужке у Люцифера становятся красноватыми, словно вино разлилось по ним. Опьянение легко испытать и именно на это было похоже, когда пили его кровь.

Он сам подставляет свою шею под чужие клыки, прижимаясь всем телом к нему. Поведение, недостойное истинного - предки бы его обязательно поругали, если увидели бы. Только существуют истинные куда более развратнее, которые словно шлюхи стелются под каждого. И это, по мнению Хролло, действительно недостойно. А он всего лишь пытается помочь когда-то человеку, которого спас. Или же обратил на вечное мучение. Так или иначе Люцифер считал это единственным вариантом в сложившейся ситуации: заставить выпить свою кровь. Аккуратно, не применяя сил. Как если пытаешься подойти к бешенному зверю, которого пытаешься погладить. И нужно сделать всё так, чтобы тебе за это не откусили половину руки.

Запрокидывает слегка голову, пальцами следуя выше по грудной клетке, чтобы вцепиться в чужое плечо ими, судорожно втягивая носом воздух. Смежает веки, потому что отсветы софитов с потолка в этот момент режут сетчатку до боли и темнота горазда приятнее. Так и ощущаются всё острее. Чужое дыхание, клыки, губы, язык. Кажется, что проходит вечность, потому что Хролло откровенно плывет в этих ощущениях, не сразу собираясь с мыслями, чтобы сказать, что ощущает, когда его кусают.

- Вампиры не могут пьянеть от алкоголя, как обычные люди. Но я чувствую себя именно тем, кого можно записать под определение "пьяного", - голос звучит хрипло, тихо. Люцифер втягивает носом воздух, потому что у самого теперь просыпается тяга к крови нешуточная, что уже думает о том, что когда покинет клуб, позвонить Шалнарку с просьбой, в которой ему не откажет такой же истинный, как и он. Открывает глаза медленно, встречаясь им с Хисокой, проводя кончиком языка по пересохшим губам машинально, невзначай. Они все еще слишком близко находятся друг к другу, поэтому под пальцами легко чувствуется пульсирующая внутри рыжего кровь, но эффект она приносит необходимый, которого и добивался Люцифер.

- В следующий раз, когда захочешь убивать, просто набери меня, - свободная рука легко падает с чужого плеча, чтобы вытащить из кармана визитку с номером и двумя пальцами просунуть её в задний карман брюк Хисоки. Выравнивает собственное дыхание, не взирая на легкое головокружение и вату в голове, словно и правда пьян. Слегка изгибает уголки губ вверх, наблюдая за рыжим обращенным, испытывая противоестественное желание протянуть руку и коснуться пальцами его лица, провести ими плавно по щеке и шее, слегка царапая короткими ногтями кожу. Но - нельзя. Люцифер не имеет на это никакого права.

Ведь ему достаточно просто наблюдать, приглядывать.
Не мешать Хисоке собственным призрачным существованием. Рыжий ненавидит его, это чувствуется слишком хорошо. Слишком сильно. Поэтому Люцифер тем более не смеет себя навязать, даже без применения необходимых способностей. Зато теперь убийства прекратятся. Главное, чтоб Мороу все же, когда возникнет вновь неконтролируемая тяга, набрал его номер и не подставлял себя под угрозу поимки и соответствующего наказания.

- Я питаюсь кровью истинных, не потому что не хочу питаться кровью других. А потому что мой организм её не принимает, - Хролло скользит взглядом по подставленной шее, едва вставая на носочки, но даже кончиком носа не касается бьющейся жилки, в которой легко прощупать чужой пульс. Опускается обратно и одновременно с этим перехватывает руку рыжего за запястье, которое подносит на уровень своего лица, губами касаясь тонкой кожи на внутренней стороне, где четко просвечиваются вены. Вонзает клыки, но не пьёт, лишь едва пробует, проводя после по ране языком.

- В твоей крови слишком много чужой, что твоего вкуса не почувствовать совершенно.

Люцифер отпускает чужую руку, вновь поднимая взгляд на рыжего. Питаться ему придется все же истинным, потому что вкус крови Хисоки слишком горький, в ней чувствуется чужое присутствие. Точнее, множество чужих присутствий, словно за ним наблюдают. Отвратительно на самом деле, но обращенного можно избавить от этого. Достаточно, если тот просто будет часто питаться кровью истинного и очистит ею свой организм. По крайней мере, Люциферу очень хотелось это сделать.

[icon]https://i.imgur.com/PRRbFH3.jpg[/icon]

+1

9

Хролло реагирует на укус настолько бурно и великолепно, что Мороу впору застонать, почувствовав хоть и мнимую, но все же власть над обратившим его истинным, льнущим к рыжему всем телом, прогибаясь в спине, которую тот чаще всего держит прямой, словно натянутая струна. Эмоции у Хисоки зашкаливают, мечется где-то в диапазоне между ненавистью и обожанием, ощущая как и без того безумная голова рискует слететь с катушек окончательно, просто потому что переживать подобную бурю довольно тяжело. Голос Люцифера ни в коей мере не выручает из всего этого дерьма, скорее заталкивает как можно глубже в эмоциональное болото, в самую трясину, рискуя утопить вампира с концами, без возможности привести себя в чувства по новой. Немного отпускает, когда все же отрывается от чужой шеи, но тяжелое дыхание и шальная улыбка выдают весь творящийся в голове пиздец на раз-два: Хисока весь как на ладони, ни единой загадки в нем не осталось.

Только и остается, что зажмуриться, пока запрокидывает назад голову, в попытке успокоиться.
Безуспешной.

- Обязательно наберу, можешь не сомневаться, - на выдохе, все еще тяжело дыша, опуская наконец взгляд, на мгновение встречаясь с красноватым, принадлежащим Хролло, наблюдая за тем, как истинный перехватывает его руку и пробивает клыками тонкую кожу, из-за чего возникает желание облизнуться, которое не сдерживает, медленно проводя языком по верхней губе, почти соблазняюще, - Знал, конечно, что ты крайне разборчив в питании, но не думал, что настолько. Ничего, когда-нибудь я дождусь момента, когда ты будешь наслаждаться только моей кровью.

Волна злости захлестывает по новой, непосредственно на Люцифера, который хоть и сдержал обещание не подчинять своей воле обращенного, но все еще вел себя как ублюдок, прямо намекая на то, что кровь Хисоки ему отвратительна по своей сути, наверняка еще и потому, что когда-то была человеческой. Естественно, куда ему, обращенному отбросу до величия истинных, считающих себя высшими существами, да еще и восседающих на верхушке пищевой цепи, наслаждающихся своей исключительностью.

По мнению Мороу исключительными они были лишь мудаками.
Жаль только, что его мнение никого не интересует.

- Ладно, с твоей непереносимостью попробую побороться чуть позже, а пока - адьос, не скучай, мой господин, - отстраняется достаточно резко, отступая на два шага назад спиной вперед, отвешивая Люциферу шутливый поклон, прежде чем развернуться на пятках и не оборачиваясь, двинуться на выход, нервно и озлобленно дергая лацканы пиджака, с такой силой, что ткань немного трещит, но все же выдерживает и не рвется, к счастью. Хисока на взводе, благо, что не голоден, иначе в темных ночных переулках полиция насчитала бы парочку обескровленных трупов. Не пообещай рыжий своему истинному не убивать, то так бы и было, а пока Хисока просто ловит такси легким взмахом руки, едва оказавшись за пределами клуба, чтобы рухнув на заднее сиденье и громко хлопнув дверью, игнорируя недовольный взгляд водителя через зеркало над лобовым, вытянуть из кармана визитку и отправить по указанному номеру сообщение.

"Интересно, а у других истинных кровь такая же охуенная на вкус, как твоя? Я бы попробовал."

Откладывает телефон в сторону, экраном вниз, устремив взгляд за окно, едва заметно усмехаясь. Не уверен, что подобное сможет разозлить Хролло, но если того хотя бы самую малость одолеет раздражение после этих слов, то Мороу останется собой доволен. Должно ведь быть у его истинного хоть какое-то чувство собственничества по отношению к своему обращенному? Первому и, надеюсь, единственному. Одной мысли о том, что рыжий не одинок в данном статусе хватает для того, чтобы разозлиться, но Хисока усиленно игнорирует это чувство, только у подъезда многоэтажного дома, в котором снимает небольшую студию, со всей дури пинает мусорную урну, не потрудившись поднять ее с земли и поставить на место.

На телефон внимания так и не обращает, хоть тот и издал сигнал о новом входящем сообщении.
Не сегодня. Хватит с него впечатлений, ночь и без того получилась слишком насыщенной на события.

Терпения Мороу в борьбе с сумасшедшей жаждой хватает ровно на пять дней. Звонить или писать Люциферу не хотел до победного, но вампирский голод невозможно удержать в узде, потому лежа прямо на полу, посреди квартиры, в абсолютной темноте, Хисока все же не выдерживает и набирает заученный номер по памяти, не потрудившись заранее внести тот в список контактов, словно надеясь тем самым отсрочить очередную встречу с Хролло, как бы глупо это не звучало. Когда длинные гудки наконец обрываются, рыжий набирает побольше воздуха в грудь, действительно пытаясь начать разговор нормально, но Мороу не был бы самим собой, изменив тупой привычке вести разговор со своим истинным в крайне хуевом формате.

Всегда так было.
Почти, блять, ритуал.

- Добрый вечер. Хотел бы заказать доставку еды на дом, как вы на это посмотрите? Или за своим ужином мне нужно подъехать самому? - усаживается рывком, наощупь находя ладонью лежащую рядом на полу пачку крепких сигарет, к которым пристрастился, пока плотно общался с не лучшими людскими компаниями, чисто развлечения ради. Прикуривает, выдыхая с шумом прямо в микрофон телефона, натягивая на губы широкую улыбку, которую не сложно будет различить в голосе, - А если ты вдруг занят, то мне придется лишить жизни какого-нибудь милого, сладкого мальчика, из ближайшего гей-бара. Тебе же это не нужно, дорогой?

Хролло наверняка ведь по уши в пиздеце из-за того, что Хисока пил кровь людей, об этом успел догадаться за те бесконечно долгих несколько дней, что провел вдали от истинного. Мороу уверен, что в противном случае тот бы не стал его искать и удивится, если вдруг в своих суждениях оказался не прав.

Впрочем, его это и вряд ли обрадует.
Потому что плевать он хотел на мотивы Люцифера, пока тот позволяет рыжему терзать свою шею зубами и не пытается посадить его на цепь, словно дворового пса. Все просто.

[icon]https://i.imgur.com/wM9hbAj.jpg[/icon]

+1

10

Прощание с Хисокой в тот вечер выходит резким, быстрым, потому что тот отчего-то злится. И причину его злости Хролло понять абсолютно не может. Лишь отряхает пылинки с пиджака и покидает клуб, в котором находиться больше не было. Кивает водителю, что можно уезжать, потому что свой план Люцифер выполнил от и до. Кто бы сомневался в том, что его кровь поможет обращенному, потому что призвана успокаивать, даровать насыщение и позволять жить дальше без отъезжающей крыши. Во всем виделись одни плюсы. Зря, конечно, Хисока вечно убегал и отказывался от него. Ведь всё, чего хотел вампир - просто чтобы оба жили спокойно. Без подозрений со стороны ведомственной полиции, которая расследует убийства и может при помощи ищеек с точностью до сотых указать на обращенного. А через обращенного легко выйти на истинного, ведь те связаны очень сильно. Нельзя отрицать эту связь.

Нельзя вечно убегать.
Хисока все равно будет нуждаться в его крови и если не совсем крыша уехала, то позвонит обязательно.

Никаких скрытых умыслов. Ничего коварного. Люцифер только лишь хотел наслаждаться чужими эмоциями, будто они его собственное, в остальном он не ограничивал обращенного никак. Потому когда чуть позже пришло сообщение на телефон с незнакомого номера, определить его владельца получилось слишком просто: больше никто так с Люцифером не общается. Легкая усмешка трогает губы, потому что даже сквозь слова удается уловить поток испытываемых эмоций обращенным. Прикрывает глаза, откидываясь назад на кровать в своем доме, касаясь пальцами шеи - в том месте, где кусал Мороу. Даже с простого такого действия можно словить достаточно наслаждения, потому и набирает ответ, хотя обычно от Хролло сообщения дождаться крайне трудно. Все истинные, кто являлись приятелями по клану и так, всегда ругались на отрешенного Люцифера, которому внешне вообще было все равно на всех.

"Рискни здоровьем".

Коротко, вместо "рискни жизнью", потому что ни один другой истинный не позволит чужому обращенному укусить его и выпить кровь. Хотя находились извращенцы, но таких было мало. Более того, Хролло уверен, что обращенный блефует, потому что приблизиться к другим истинным не сможет, банально потому что сил не хватит. Да и с учетом того, как Хисока ненавидит их, ненавидит его самого, легко понять, что это всего лишь попытка развести на эмоции. Люцифер, правда, напрягся, но только от того, что представил, если Мороу действительно решится на такой перфоманс и рискнет попробовать кровь другого истинного. Самому Люциферу тогда будет не сдобровать, не то что Хисоке.

Поэтому нисколько не сомневается, что Хисока позвонит, когда совсем наступит туго. Ждет два-три дня, всегда держа телефон рядом с собой. Когда выполняет работу, когда принимает "пищу", когда пытается спать. И в один из таких моментов сам не замечает, как действительно начинает надеяться на то, что Хисока обозначит хоть как-нибудь свою нужду в его крови. Сводка происшествий тоже молчит. Трупы прекратили появляться именно с того вечера, когда Хролло приехал в клуб, решав взять ситуацию в свои руки, во избежание определенных последствий.

И когда телефон действительно оповещает о вызове, который Люцифер снимает через три гудка ровно, прикладывая к уху и вытирая губы тыльной стороной ладони, холодно смотря на Шарлака, кровь которого пил только что. Отдает мысленный приказ другому истинному, чтобы молчал, а сам отворачивается, вставая с постели и подходя к окну.

-  Пришли мне адрес. Я приеду, - сбрасывает вызов сразу после своих слов, не давая ни шанса Шарлаку подслушать их разговор, потому что он не для лишних ушей. Впрочем, нельзя отрицать того факта, насколько оказался приятно услышать голос Хисоки. Живого обращенного, который все же наконец-то нуждался в нем, а не сбегал в очередной раз. И как только передумал игнорировать? Следовало задать этот вопрос при встрече, на которую отправляется тут же, ничего не говоря истинному, кровь которого пил минутами ранее. Молчаливо уходит, получая адрес в сообщении, и быстро спускается по винтовой лестнице, сам не замечая за собой, как ускоряет темп, как выхватывает ключи у личного водителя, отпуская его и ведя машину самостоятельно. Действительно сорвался, слишком быстро, потому что гнало вперед неведомой силой, что остановиться было бы сложно. Невозможно.

Хролло подъезжает к необходимому жилому комплексу, паркуя свою тачку и покидая её. Окидывает взглядом темное здание снизу вверх, почему-то точно зная, что та фигура на балконе далекого этажа - это Хисока, который явно заметил его тоже. Но зрительный контакт разрывает тут же, не теряя времени даром и заходя в подъезд, поднимаясь до указанного этаже и только занося палец, чтобы нажать на кнопку звонка, как дверь открывается перед его носом тут же. Словно действительно ждали.

Заходит в квартиру, запирая за собой дверь и все это время не отрывая взгляда от обращенного.
Испытывая почему-то внутри нить какого-то чувства, которое идентифицировать не особо удается.

- Надеюсь, ты не успел никого к себе позвать? - говорит отстраненно, но в голосе слышится часть шутки, потому что вопрос лишь для поддержания разговора, вместо молчаливого переглядывания между ними двумя, которое происходит, стоит только зайти на порог чужой территории, - Спасибо, что позвонил.

Развязывает узел толстовки и снимает с головы капюшон, открывая шею. Собственно, зачем он и явился сюда.
Подходит вплотную к Мороу, бросая на него взгляд снизу вверх и склоняя голову на бок, подставляя шею, невольно проводя языком по губам.
Кому бы сказать, что будет испытывать кайф, когда обращенный будет кусать, - никто ведь не поверит.

[icon]https://i.imgur.com/PRRbFH3.jpg[/icon]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » void [hunter x hunter]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно