ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » shards of glass [nana]


shards of glass [nana]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[html]<div class="episode3"><div class="episodeinner">

    <span>I'll let you live a little bit with the pain that I bring </span>

    <span class="episodecita">breathe deeper</span>

<div class="episodepic3">
    <img src="https://i.imgur.com/qhtLcg3.jpg">
</div>

<div class="players3"><span>
     okazaki shinichi, takumi ichinose
</span></div>

<div class="data3"><span>
    japan / tokyo ~
</span></div></div></div>[/html]

[icon]https://i.imgur.com/qphLjnn.jpg[/icon][status]lier[/status][nick]Ichinose Takumi[/nick][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+2

2

Холодно. Сыро. Достаточно мерзко. День не задался с самого утра, потому что стоя за зданием клиники, под узким козырьком и выкуривая привычную сигарету прямо перед началом смены, Такуми наблюдал за стеной дождя, периодически передергивая плечами и пряча свободную руку в карман кожанки, чтобы не мерзли пальцы, едва заметно подрагивающие от порывов почти ледяного ветра. Самая омерзительная погода из всех возможных, словно по заказу под без того дурное настроение, успевшее испортиться еще до звонка будильника, напоминая о существовании соседского ребенка, вопящего о чем-то на ультразвуке, благо, что толстые стены квартиры не могли позволить разобрать ни слова. Впрочем, чаще всего, ничего не было слышно в принципе, но почему-то именно сегодня, когда Ичиносэ предстояло заступить на суточную смену, выдержать напор детского крика они не смогли. Да, у мужчины украли всего пятнадцать минут законного сна, но даже они казались слишком существенными и критичными.

Впрочем, на этом беды Такуми не закончились, кто бы сомневался.

Разлитый кофе, отбитый мизинец на ноге, которым зацепился за металлическую ножку стула, продолжение соседских криков за завтраком и неожиданно отказавшаяся заводиться машина, которая еще вечером не подавала никаких признаков неисправности. В сердцах ударив ладонями по рулю, Ичиносэ все же вызвал такси, дожидаясь его в салоне внедорожника, из-за начавшегося дождя, который не завершился даже через полчаса, заставляя курить на холоде и проклинать весь мир, решивший откровенно над ним поиздеваться, не иначе. Засмеяться бы в голос, отпуская ситуацию и сбежать в сухое помещение клиники, но хочется лишь сжать зубы, а после на кого-нибудь наорать. Желательно, не без повода, чтобы его окончательно не записали коллеги в число дьявольских отродий мира сего.

Впрочем, ординаторы, всегда подкидывали немало причин для того, чтобы сорвать злость.
Само собой, пользоваться этим только из-за отвратительного настроения Такуми не станет. Он ведь не совсем мудак, в конце концов.

Ординаторов на смене сегодня должно быть только двое, к тому же, одного из них стоило оставить на ночное дежурство, из-за нехватки рабочих рук, но кого именно Ичиносэ решит чуть позже, к тому же, оба парня были заранее предупреждены о возможном продлении дневной смены до полноценных суток. За последние несколько дней, многие врачи слегли на больничный и дело даже не в вирусах, разве что пара человек действительно оказались простужены, но ничего серьезного. Уход за больным ребенком, сломанная рука, вывихнутая лодыжка - это лишь малый список причин отсутствия медиков, благо, что нагрузка именно на хирургов на данный момент была не слишком высокой, но приятного все же мало, даже не смотря на то, что переработки в принципе были для Такуми привычны. Жить можно, как говорится, но... Да, "но" было много.

Одним из них, причем весьма существенным, было наличие ординаторов, благо, что не самых плохих на свете, могло бы и хуже. Вот только учить их и учить, не покладая рук. Весьма строгих, между прочим, в ежовых рукавицах.

- Терасима, с каких пор у нас в почете мятая форма? Бегом в ординаторскую, у тебя на исправление пять минут до начала обхода. Оказаки, доброе утро, - кивает одному из вошедших в его кабинет парней, после чего указывает ему на стул, расположенный по другую сторону стола, тут же протягивая медицинскую карту, продолжая неизменно строгим тоном, которого старался придерживаться всегда в общении с учениками, - Послезавтра плановая операция, удаление грыжи, будешь моим ассистентом. Пациент поступит сегодня, необходимо будет назначить повторные анализы, но необходимы не все из уже проделанных. Изучи данные, через два часа жду список анализов, которые посчитаешь необходимыми, без моего одобрения ничего не проводить. К возможному ночному дежурству, надеюсь, готов?

Син изначально казался более привлекательной кандидатурой для продления смены, потому что в случае срочного оперативного вмешательства в ночи, хотелось иметь как можно более толкового ассистента, а Терасима все же оставлял желать лучшего, хотя в целом парнем был смышленым, не отнимешь. Совсем недалеких ординаторов, справедливости ради, в клинику никогда не принимали, но иногда все же проскакивали индивидуумы,  оценки в дипломах которых казались нарисованными от фонаря, но в этом году набор действительно оказался отменным, достаточно лишь было подтянуть немного отстающих и вложить необходимые знания в головы всех пятерых, удостоившихся чести проходить обучение под крылом местных хирургов. К слову, Такуми являлся самым требовательным из всех, за каждую оплошность гоняя подопечных нещадно, но в хирургии по другому было нельзя.

Никаких ошибок.
Потому что за любую из них, пациент может расплатиться жизнью.

- От тебя сигаретами несет сильно, я много раз предупреждал, что либо маскируй запах, либо не кури перед тем, как идти к пациентам. Жвачкой угостить или у самого найдется? - Ичиносэ чуть вскидывает брови, едва заметно улыбаясь, почти ехидно, после отвлекаясь на собранные в хвост волосы, подтягивая резинку и поднимаясь на ноги, чтобы взять с полки еще одну медицинскую карту, предназначенную для Нобу, пять минут которого уже истекли, - Идем, у нас нет времени ждать,  пока кое-кто научится справляться с утюгом.

Накидывает халат поверх темно-синего хирургического костюма, потому что так и не успел отогреться после царящей на улице сырости, в очередной раз вздрагивая, словно от холода, потому что передергивает весьма ощутимо. Стоило надеяться, что после обхода у него появится немного времени на то, чтобы выпить чашку горячего кофе, но пока Такуми глядит на поднявшегося следом Оказаки сверху вниз и тяжело выдыхает, предпочитая промолчать. Цветные волосы не возбранялись на территории клиники, но у пациентов довольно часто вызывали сомнения, словно от одного лишь внешнего вида врача могла зависеть его компетентность. Бред тот еще, да и сам Ичиносэ ничего против креативности не имел, но... Син был костью в горле в этом плане. Оставалось надеяться, что конкретно к этому парню так никто и не начнет придираться.

Кроме самого Такуми, само собой. Тяжело было не удержаться от очередного комментария по поводу неформальной внешности. Сегодня вышло, даже не смотря на отвратительное настроение. Почти успех.

- И все-таки, что ты куришь? Не продемонстрируешь? Слишком навязчивый запах.

Не одно, так другое.
Ичиносэ порой сам себя ненавидел за дотошность, но располагать к себе ординаторов все равно не спешил. Да, доебывался порой по мелочам, но лишь для того, чтобы не расслаблялись и не переставали воспринимать его серьезно. К тому же: пусть лучше ненавидят, чем садятся на шею.

Всем от этого будет только лучше.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/qphLjnn.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+2

3

Дождь крайне прекрасен.

Оказаки стоял на остановке, выглядывая из-под козырька и заглядывая на серое беспросветное небо. Через полчаса уже будет начало обхода, но торопиться в клинику Син не торопился, продолжая стоять на стылом ветру. Любой другой человек уже изошелся бы проклятиями от этой нагрянувшей сырости, но Оказаки лишь меланхолично смотрел на мелкие капли перед собой. Куртка на нем, капюшон толстовки и темные джинсы также были усеяны отголосками льющейся с неба влаги. Зонта с собой не было, точнее, столь ненужную вещь Син у себя попросту не хранил, предпочитая вымокнуть до нитки, но не скрываться от капель под куполом зонта. Крайне недальновидно и Оказаки не единожды получал по шапке от старшего брата за такое безалаберное отношение к собственному здоровью при всем том, что Син учился на профессию, запрещающую пренебрежение к любому здоровью абсолютно, даже к своему.

Однако сложно отказать себе во вредных привычках. Сигарета во рту тоже к таковым относилась.
Сложно не начать курить, если учишься на весьма тяжелом направлении.

Особенно если куратор твой - законченный садист и дьявол, иначе Ичиносэ Такуми не опишешь. День тот, когда Оказаки оказался в этой частной клинике для прохождения ординатуры, не проклинал, но все же испытывал мало приятного, потому что в наставники достался тот самый тип, который будет брюзжать даже на то, как ты дышишь и что употребляешь в пищу. В общем, попросту тот мудак, который придирается ко всему и выносит мозг по абсолютно любому поводу.

Син на своем потоке был одним из первых по зачетным единицам и оценкам. Не красные дипломы за плечами, но все же способный и уже успел доказать это даже неприятному семпаю. Поглощал в себя учебную литературу тоннами, оттачивал на практике до автоматизма на предоставленных для практики макетах в учебном классе. Свою будущую профессию Син любил и старался совершенствоваться, даже если где-то над головой витал дух исчадия Ада. У многих сдали нервы после первого дня, некоторые же предпочли перевестись в другие клиники, и Син тоже мог бы. Но не стал этого делать по простой причине. Каким бы дьяволом Ичиносэ не казался, специалист он был отменный, едва ли не лучший в своей сфере по данному направлению. Поэтому плевать, что как человек Такуми-семпай - отвратительное создание. Его опыт Оказаки ценил больше всего остального. Правда, не всегда это самоубеждение помогало, когда семпай начинал придираться к нему.

- Доброе утро, семпай, - Оказаки провожает взглядом быстро ретировавшегося Нобу, давит вздох и опускается на стул, следя глазами теперь за старшим коллегой, думая лишь о том, что утро у того явно недоброе и уже успело не задаться, но комментарии язвительные Син сдерживает всеми силами. Вместо этого знакомится с картой пациента, едва не закатывая глаза от того, что придется остаться в ночную смену дежурить с этим дьяволом. Хуже не придумаешь, - Понял, будут вам анализы. И разве у меня есть выбор?

Выбора у Сина нет никакого, поэтому ночное дежурство у него заочно в кармане, но это же ему на пользу: больше практики, а если еще и Ичиносэ будет пропадать где-то в отделении, то Оказаки даже перенесет все это куда более стойко и спокойно.

Оказаки закидывает ногу на ногу, укладывая на неё папку и вскидывая взгляд на семпая, едва ведя носом и принюхиваясь вокруг, пытаясь распознать запах, но то ли чувствительность у Ичиносэ была выше, то ли что, но чуял Син только легкий шлейф сигаретного дыма от себя. Возможно, из-за сырости за окном и в помещении запах ощущался острее, судить парень не пытался, лишь только стиснул зубы, потому что Ичиносэ вечно найдет, за что непременно нужно попилить каждого встречного.

- Конечно, у меня она есть. Закинусь, когда пойдем на обход, - Син не меняется в лице, оставаясь нейтральным, не показывая раздражения и истинных эмоций, которые молнией пробегаются в душе, потому что уже скорее хотелось оказаться на этом самом обходе, лишь бы только поменьше находиться тет-а-тет с семпаем, который по всей видимости даже разговаривать нормально не умел, чтоб в словах его не звучало издевок и бесконечных придирок.

Замечает чужой взгляд, направленный на его волосы, и хочется неприлично уставиться в ответ или хотя бы огрызнуться, что глаза тот сломает, если будет каждый раз так смотреть на его волосы. Ну и что, что они голубые с синеватым оттенком? Ну и что, что уши проколоты в нескольких местах? Уставом это не возбраняется, да и какая разница, как он выглядит, когда на операции будет кого-то резать? Неважно, как выглядит спаситель, важны его навыки, а не внешние данные.

Только семпаю, похоже, на это плевать с высоты своего роста.

- Не продемонстрирую, - в тон отвечает ему Оказаки, оказываясь рядом с семпаем и вынимая из белоснежного халата медицинскую защитную маску, которую зацепляет за свои уши, - Пальцы пропахнут, если демонстрировать, а мы вроде как идем на обход, к пациентам? Поправьте меня, если я не прав.

Усмешка само собой наползает на лицо, но скрывается удачно за маской, когда они покидают кабинет. Уже в коридоре, перед рядом палат, их нагоняет Нобу, которому  Оказаки отвешивает легкий подзатыльник, потому что мог бы и заранее позаботиться о белом халате и форме в целом, но сокурсник был отвратительным ленивцем, привыкшим к тому, что дома все делали за него, а теперь во взрослой жизни приходилось крайне сложно, потому что следить за собой мог только ты сам.

Обход лечащихся в хирургическом отделении до и после операций пациентов не проходится без очередной порции отборных словесных тирад, от которых Нобу покрывается нервной испариной, сдерживаясь едва ли, чтобы не взбеситься, зашвырнув папку с обходными листами в голову семпая, когда как Син лишь молча и стойко воспринимает подобное, опрашивая своих пациентов, наплевав на то, как спиной чувствовался пронизывающий насквозь взгляд итак понятно от кого.

Слабонервным здесь, конечно, не место.
Но и семпай своим подходом перегибает палку.

Поэтому выкурить сигарету в тишине дождя в перерыв Оказаки считает единственно верным решением. Жаль только, что один он здесь не останется, по шагам понимая, кто нарушил его покой. Но теперь зато Син может утолить чужое любопытство, протягивая пачку сигарет семпаю.

- Вы хотели.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/kB37cE7.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

4

- Выбор есть всегда, Оказаки, к тому же я не утверждал наверняка, что дежурить останешься именно ты.

В принципе, действительно все еще можно было оставить Нобу, в качестве провинности за смятую форму, да и в течении дня тот наверняка облажается еще не раз в мелочах, но Такуми желал относительного спокойствия на время собственной переработки, да и практика Сину не помешает, впрочем, как и всем остальным, этот фактор также стоило учитывать. Решает, что сохранит интригу хотя бы до обеда, в том числе и для себя любимого, бросая при этом очередной взгляд на Оказаки, ощущая раздражение парня, которое тот хоть и скрывает, но воздух вокруг него будто накаляется незримо: протяни вперед руку и обязательно ударит, словно током, отклониться не выйдет. Это качество в подчиненном мужчину привлекает, он видит в нем едва ли не родственную душу, столь же острую на язык и не терпящую никаких замечаний, но при этом умеющую давать отпор почти незримо, словно невзначай обжигая ледяным взглядом и подбирая достойный ответ.

Возможно, поменяйся они ролями, Син был бы не менее требовательным и придирчивым, чем он сам.
Но это лишь предположение, не более. Хотя чего скрывать, Такуми было интересно, насколько же он прав.

Жаль, что узнать не представляется возможным. Хотя, может оно и к лучшему.
Так ведь и поубивать друг друга недолго.

- Очень даже прав, - Ичиносэ едва сдерживает смех, потому что едва ли не впервые за все годы работы в клинике, ординатор смог подловить его на нарушении правил, которые составлял сам, несколько лет назад, намереваясь тем самым поддерживать порядок даже в мелочах, в духе запаха от пальцев, которые на осмотрах чаще всего запакованы в перчатки, не учует даже охотничья собака, не говоря уже об обычном человеке, со среднестатистическим нюхом, но все же, - Рад, что ты придерживаешься правил, Оказаки, это похвально.

Большего от Такуми, пожалуй, не дождешься, тот в принципе был весьма сдержан в плане одобрения, будучи уверенным в том, что оно может слишком расслабить подчиненных, которые в последствии решат неожиданно усесться мужчине на шею в рабочем плане, чего тот не потерпит ни в коем случае. Похвала от него всегда звучала коротко, не грешила частотой и чаще всего имела под собой какой-то крайне весомый повод, не обязательно касающийся непосредственно хирургии. Соблюдаешь правила клиники "от" и "до"? Великолепно. Ни разу не позволил за все время работы явиться в смятой или грязной форме? Умница, на этом вполне можно сделать акцент, замотивировав работника в дальнейшем никогда не косячить в данном плане.

По сути своей, тактика напоминала метод кнута и пряника.
Вот только первое проявлялось в разы чаще, о чем Ичиносэ никогда не сожалел. Заслуженно ведь, не так ли?

Обход проходит в привычно режиме, Такуми даже успевает немного заскучать, пока наблюдает за осмотром пациентов, периодически комментируя то или иное действие ординаторов, где чаще всего достается Терасиме, но не из желания просто придраться, а вполне себе за дело. Не задал все вопросы о самочувствии, от волнения позабыл осмотреть непосредственно шов, перепутал карточки... Обычно Нобу был более собранным и столько претензий в свой адрес не получал, но то ли встал не с той ноги, то ли просто перенервничал, но зато окончательно отсек свою кандидатуру в качестве ночного дежурного, останется в другой раз, подобная практика в клинике ведь была довольно частой и переработками никто не был обделен, к несчастью.

Привычная рабочая атмосфера.
Практически не раздражающая, на удивление.

Кофе из автомата на первом этаже здания больницы горчит неимоверно, но прогуляться в столь омерзительную погоду за чем-нибудь более менее приличным не представлялось возможным, ведь сейчас даже выход во внутренний двор, ради парочки сигарет, для Такуми был почти героическим подвигом. Мужчина ненавидел дождь, сырость, пронизывающий до костей ветер и прочие атрибуты слякотной погоды, предпочитая в такие моменты отсиживаться в теплых помещениях, с чашечкой кофе или чая, глядя на льющую с неба воду исключительно через оконное стекло. Тем не менее, от сигарет был зависим настолько, что приходилось переступать через себя, прилагая для того неимоверные усилия, зато встреченный на служебной курилке Оказаки, судя по всему, никакого дискомфорта от холода и влаги не испытывал, скорее даже наоборот. Пожалуй, отчасти, Ичиносэ немного завидовал подобным людям, вот только знать им об этом было совсем необязательно.

- Можно взять одну? Благодарю, - немного смягчает тон, но не избавляется полностью от менторских ноток, вынимая сигарету из протянутой пачки и неспешно прикуривая, выдыхая сладкий, ягодный аромат, чуть запрокинув голову назад и прикрыв глаза, задержавшись в этом положении на несколько секунд, - Необычная марка, я только одного человека прежде встречал, кто отдавал ей предпочтение.

Недаром аромат с самого начала показался ему знакомым, но вспомнить о школьном друге сразу не вышло, не говоря уже о его любимых сигаретах. С Ясу они виделись не часто, но вишневый аромат преследовал того всегда, если так подумать, а теперь в окружении появился еще один человек, со столь необычными предпочтениями. Немного забавляет тот факт, что прежде не порывался пробовать сигареты Такаги, зато у Сина стрельнул не задумываясь, словно это было в порядке вещей.

Заработался, не иначе.

- Ночное дежурство будет на тебе, - произносит спокойно, сразу после второй затяжки, глядя прямо перед собой и запахивая аккуратно халат, ощутимо хмурясь при очередном порыве ветра, но продолжая говорить без какого-либо раздражения, - Если не возникнет ничего срочного, можно будет даже попытаться поспать, так что смена будет не сложной, по идее. Когда закончишь с анализами, не забудь подойти ко мне, покажу тебе одну интересную медкарту, для общего развития пригодится.

Пожалуй, Оказаки все же был его любимым ординатором, в силу имевшейся на плечах голове и невероятной трудоспособности.
И нет, Такуми не делал ему никаких поблажек, поспать на ночном дежурстве он предложил бы и Терасиме, а вот знакомить с интересными случаями в своей практике хотелось именно Сина, только потому что ему определенно будет любопытно, в этом не возникало сомнений.

Ичиносэ нравилась заинтересованность и он искренне ее ценил в людях.
В особенности - в будущих врачах. Именно такие, как показывала практика, становились лучшими специалистами в своем деле.

Так почему бы не помочь лишний раз и не заинтересовать еще сильнее будущей работой?
Пожалуй, ответ на этот вопрос был слишком очевиден.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/qphLjnn.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+2

5

Пока Оказаки находился в курилке один, то мог позволить себе расслабленно стоять, опираясь локтями на перилла, свисая кисти рук вниз и смотря, как по одной из них с кончиков пальцев стекают капли дождя, ни на секунду не переставшего лить. Да, он успел до этого переговорить с Нобу, поддерживающе сжимал за плечо и хлопал по нему, даже оставил свои заметки и материалы, чтобы сокурснику было, возможно, попроще с дальше с практикой. Ведь умный парень, просто тушуется и сдувается, стоит только Ичиносэ-сэмпаю начать отчитывать или поправлять. Да, белый халат нужно заслужить носить, но для этого они здесь и находятся. Чтобы учиться, набираться опыта. А не быть грушей для битья какого-то поехавшего крышей семпая.

Впрочем, сегодняшняя погода явно повлияла на настроение каждого. Что у Ичиносэ оно было отвратном и выражалось в тычках, в основном адресованных Нобу. Что у самого Нобу все валилось из рук, из-за чего тот впадал в подобие затяжной хандры, граничащей с депрессией. Сходить бы с ним в бар да выпить, но Син нутром чует, что в ночную смену останется именно он, что бы там ранее не говорил семпай, вывод сделать достаточно просто, даже исходя из прошедшего обхода.

Поэтому минуты тишины - как глоток свежего воздуха, наполненного запахом привычных сигарет.
Он даже успел просмотреть все данные по пациенту, которые дал утром семпай, накидав список анализов. С этим стоило как раз закончить, перекурив и заглянув к Ичиносэ в кабинет, но тот в итоге оказался здесь.

Син легко пожимает плечами, ведь сам же предлагает взять, смысл задавать вопрос? Чужой голос слушает в половину слуха, старательно пытаясь пропустить мимо ушей хотя бы здесь всё то, что говорит семпай, но не выходит.

- Правда? - Оказаки делает глубокую затяжку и выдыхает, - Я тоже знавал одного человека, курящего такую же марку. Как знать, может, мы говорим об одном и том же человеке?

Но знать, совпадение это или нет, Син не хочет, отзываясь скорее просто, потому что нужно было сказать, а не оставлять густую плотную тишину, которая разбавлялась звуками ударов капель дождя о карнизы. Затягивается вновь, ощущая теперь вишневую дозу в двойном размере, испытывая странное ощущение о того, что семпай курит его сигарету и ближайшие часы будет пахнуть именно этим запахом, который Оказаки считал личным. Мало ведь тех, кто курит подобную марку, так что отчасти Ичиносэ был прав.

Новость о дежурстве не удивляет от слова совсем, Син просто легко кивает головой, принимая данные слова, сбрасывает пепел и вновь затягивается. Подставляет свободную ладонь под дождь, который мерно ударяет каплями по коже, словно мелкими иголками. Давит в себе улыбку от этого сравнения, после косится на семпая, отряхивая ладонь и натягивая рукава белого халата до запястий.

- Если ничего срочного ночью не возникнет, то я планирую оккупировать лаборантскую. Позволите?

Чем тратить время на сон на дежурстве, стоит уделить его на изучение некоторых материалов и отточенния практических навыков. Хирургия не терпит ошибок, поэтому и Оказаки нет прав на их свершение. Любая ошибка - это чужая жизнь, которую не удастся спасти, а заслужить репутацию проводника смерти не хотелось в дальнейшим. Да, не всегда собственные навыки смогут помочь, но от них зависит многое. Поэтому стоило попытаться и учиться дальше. Помешанный на точности и идеальности семпай ведь не будет против этого, так?

Оказаки едва заметно усмехается, вынимая из кармана футляр с портативными наушниками. Засовывает один из них себе в ухо, над вторым зато недолго думает. С одной стороны это будет прямой намек на то, что дальше у Оказаки разговаривать нет никакого желания с семпаем. Но с другой - можно побыть вежливым с истинным воплощением мудачества. Поэтому протягивает наушник Ичиносэ, поднимая на того взгляд:

- Вас раздражает дождь? Хотите немного отвлечься?

Син абсолютно не знает о музыкальных предпочтениях Ичиносэ, поэтому просто включает плей-лист на хаотичное воспроизведение, которое первым делом почему-то подкидывает трек известной японской дивы. Голос Серидзавы Рейры действительно слишком хорош и на погоду ложится идеально. Ни грамма фальши от обработки, а музыка лишь тяжелыми ритмами закрывает всё наличие звуков вокруг, что даже дождь становится абсолютно бесшумным, будто его и нет вовсе.

Отправить в урну один окурок и вновь закурить вторую сигарету подряд - тоже традиция, и наплевать на то, что скажет потом Ичиносэ, что от него снова пахнет. Син предпочитает вновь обхватить губами фильтр, залипая на дождь, который не слышит, даже будучи с одним наушником в ухе. Странный перерыв, потому что до этого у семпая явно не было никакого интереса к его сигаретам, а ведь, грубо говоря, накуренным он приходит практически ежедневно. А теперь ещё и стоять, спокойно в какой-то мере в тишине даже, и курить с ним на пару?.. Вновь медперсонал начнёт судачить о том, что у семпая есть определенные "любимчики".

И никакого покоя не будет ни от вопросов, ни от чужой злости.
Жаль перерыв не бесконечен. Молчавший семпай заметно прибавляет плюсы к своей карме.
Даже можно практически адекватно его воспринимать.

- Я уже сделал список анализов, к слову. Собирался занести его к вам после перекура.

Свою работу он действительно выполняет неплохо.
Но можно ещё лучше.
Наверняка семпай так и отзовется снова.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/kB37cE7.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

6

- Если твой знакомый лысый и практически не снимает солнцезащитные очки, то скорее всего, мы действительно говорим об одном и том же человеке.

Опирается поясницей на ограждение, примерно в метре от Оказаки, намеренно разворачиваясь спиной к стене дождя, от которой веет холодом и сыростью, благо теперь не пробирающей до костей, все же успел отогреться с утра в помещении клиники. Крепкий химозный кофе также не позволяет замерзнуть, но стоило подняться в сестринскую, с просьбой заварить ему что-то более натуральное, к тому же, старшая сестра никогда не была против оказания подобной помощи Такуми, тот всегда возвращал долг сполна, да и отношения у них были налаженными, все же работали вместе больше пяти лет. Справедливости ради, с большей частью персонала клиники у Ичиносэ сложились едва ли не приятельские отношения, за редким исключением. Гонял мужчина только студентов и ординаторов, причем всегда за дело, потому руководство и закрывало на это глаза.

Потому что выдержавшие его наставления на пути становления в области хирургии, становились отличными спецами.
Это ли не показатель того, что весьма жестокие методы были вполне себе рабочими?

- Конечно позволю, могу даже с тобой сходить, проконтролировать. Если захочешь, конечно, - ровным тоном, следом вновь затягиваясь и устремляя взгляд прямо перед собой, будучи уверенным в том, что Син откажется и не захочет, чтобы семпай сидел над душой, вероятно, рассыпаясь в нелестных комментариях, все же от нравоучений ближнему своему Такуми практически никогда не отказывался, если те касались непосредственно рабочего процесса, - Не подумай, я не настаиваю и в случае отказа не восприму это на свой счет. Я может и изверг, но не настолько.

На секунду Ичиносэ успевает показаться, что он оправдывается перед своим учеником, что для него совершенно не свойственно. Поджимает губы, будучи недовольным самим собой и спасибо Оказаки за то, что неосознанно выходит нарушить возникшую в глубине души неловкость, вперемешку с раздражением. Принимает наушник, благодарно кивнув и прикрывает глаза, вслушиваясь в знакомый мотив, едва ли не заставляющий его усмехнуться, но Такуми не издает ни звука, погружаясь в звуки музыки и возвращаясь в реальность, только когда песня заканчивается, неспешно вынимая наушник из уха и возвращая тот Сину, стараясь не соприкасаться своими пальцами с чужими: отголосок профессиональной деформации, к людям Ичиносэ чаще всего прикасался в перчатках и оголенной кожи остерегался где-то на интуитивном уровне, не задумываясь, даже не всегда замечая за собой подобное.

- Подходи минут через пятнадцать, думаю, я уже буду на месте, - отправляет окурок в стаканчик с недопитым кофе, делая пару шагов по направлению к урне, избавляясь от мусора, - Спасибо за музыкальную паузу, я даже немного расслабился. Жду тебя в кабинете и не кури хотя бы третью, крепкие все же сигареты.

Не дожидаясь ответа скрывается в помещении клиники, случайно захлопывая за собой дверь, доводчик на которой сломался еще несколько дней назад, к чему Такуми не привык и отпускал ее достаточно резко, каждый раз вздрагивая от оглушительного хлопка металла о металл. Забывает вот только о состоянии дверей почти мгновенно, пока поднимается в сестринскую за кофе, заглядывает еще в пару мест по пути к кабинету и внимательно оглядывает список анализов, предоставленный Оказаки, чтобы согласиться с ним и отпустить парня с миром, чтобы не встречаться с ним вплоть до наступления ночной смены, все же за ключами от лаборантской ему придется обратиться непосредственно к Такуми. Впрочем, тот решает не ждать, пока парень явится сам, забирая ключи из ящика и покидая кабинет, в котором весь вечер просидел над бумагами, из-за чего начинала кругом ехать голова.

Стоило немного передохнуть.

Ичиносэ любил работать в клинике по ночам, потому что именно в темное время суток в ней царило спокойствие, практически везде, кроме непосредственно приемного отделения, извечно шумного, но в которое без вызова мужчина не спускался, в этом не было никакой необходимости. В хирургии в коридорах можно было встретить лишь сотрудников, вот только время близилось к полуночи и все разбрелись кто куда, особо не отсвечивая перед другими коллегами, стараясь соблюдать тишину после отбоя пациентов. Оказаки находит в ординаторской, причем в одиночестве, на удивление. Впрочем, для сна действительно время было достаточно ранним, большинство коллег, если удавалось поспать, делали это гораздо позже, ближе к утру по времени, так что не удивительно, что людей в ординаторской не было, кроме самого Сина.

- Я принес тебе ключ от лаборантской, - опирается плечом на дверной косяк, вскидывая руку с пластиковой плашкой, к кольцу на которой был закреплен ключ от соответствующей отметке двери, - Не передумал на счет того, чтобы поспать? Не так просто бодрствовать в течении суток.

Ичиносэ и сам едва сдерживал зевок, но планировал работать до победного, пока не сморит окончательно. В планах мужчины были парочка сигарет, чашка кофе и помощь Сину, если она ему вдруг понадобится. К утру, вероятно, стоило попробовать немного поспать, но вполне возможно, что удастся протянуть и до конца смены, силы все еще имелись.

Да и мало ли, кто может поступить в приемное отделение среди ночи.
К тому же, спать на работе Такуми все же не любил. В основном из-за того, что после пробуждения не сразу удавалось сообразить кто он, где он и как его зовут.

Слишком мало приятного.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/qphLjnn.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+2

7

Невысказанный вопрос так и остаётся в собственных мыслях, оседая там и растворяясь через некоторое время. Вряд ли существует много лысых в солнцезащитных очках, курящих такие же сигареты, что и он сам. На это Син ничего не отвечает, даже головой не кивает. Не собирается он обзаводиться общими знакомыми с семпаем. Себе дороже подобное иметь, зная характер куратора. Лучше все это совпадение оставить при себе и не давать поводов для лишней темы разговора. Не друзья они, чтобы обсуждать что-либо такое.

Впору расхохотаться от признания того, что семпай - изверг, но Оказаки удается прикусить щеку изнутри, отворачиваясь, что не спалить собственное состояние. Быстро берет себя в руки и просто растягивает губы в улыбке натянутой, вежливой, потому что нельзя показывать, что смеешься над кем-то, особенно если это Ичиносэ собственной персоной. Поэтому Сину остается только мотнуть головой отрицательно. Не разубеждает семпая в его словах, не собирается подобного отрицать, ведь молчание - знак согласия, и отчасти именно оно и могло выразиться на все слова мужчины.

Звучащая музыка в наушниках сливается с действительностью и когда песня заканчивается, Оказаки раскрывает ладонь, потому что семпай решил вернуть наушник. Показательно вскидывает бровь, смотря на чужие пальцы, которые словно брезгали его касаться. Син даже оглядел свою ладонь на наличие грязи, но ничего такого не заметил: ровная чистая кожа. Сжимает в итоге наушник в ладони, возвращая его в зарядный чехол, поднимая после взгляд на Ичиносэ, находя странным его сегодняшнее поведение, и даже порывается спросить, что с ним случилось. Даже открывает рот для этого, но семпай его опережает и спешит скрыться с площадки, громко хлопая дверью, от чего у Сина задергался левый глаз. Машинально достает из пачки третью сигарету, наплевав на совет-предостережение не курить, и щелкает зажигалкой, чтобы потратить минут пять своего перерыва на то, чтобы выпустить скопившейся пар.

Умел же семпай протоптаться ногами по всем благим намерениям.
По крайней мере больше Оказаки предпочтет не находиться на перерыве с ним.
А то крайне странно все выходит по итогу.

Остаток дня Син проводит с Нобу, решив того сопроводить в теории и практике, чтобы придать побольше уверенности и приободрить после выноса мозга посредством очередных тычков со стороны Ичиносэ. Пришлось сокурснику пообещать поход в бар, когда выдастся свободный вечер, чтобы запить весь этот рабочий ком алкоголем, поэтому под конец дня Нобу буквально порхал и так же легко свалил домой, оставив Оказаки в одиночестве в ординаторской, что того только радовало.

Потому что наступила блаженная тишина, что можно было свободно откинуться на спинку стула, положить упитанный справочник себе на колени и углубиться в чтение настолько, что чужое присутствие замечает только тогда, когда гость подает голос. Син переводит взгляд с книги на семпая, замечая знакомую бирку на связке с ключами. Захлопывает справочник, поднимая белый рукав медицинского халата, чтобы взглянуть на часы и присвистнуть мысленно: настолько углубился в чтение, что потерял счет времени. Так всегда и происходило с Оказаки, если тот занят чем-то столь увлеченно, то не следит ни за времени, ни за происходящим вокруг.

- Мне не привыкать не спать сутками, - Син подходит к стоящему мужчине, приподнимая уголки губ в привычной милой улыбке. Позволяет себе вольность небольшую, стягивая с чужого пальца связку с ключом, выдерживая взгляд семпая полностью и отвечая не менее прямым прищуром, - Благодарю за возможность позаниматься. Составите мне компанию?

После сегодняшнего перерыва сталкиваться с семпаем вновь не особо-то и хотелось, но ведь Ичиносэ должно быть лестно такое внимание, да? Поэтому Син льстил, раз уж семпаю так нравится контролировать и учить, то пусть присоединяется к нему в лаборантской. Ведь как человек он, может, и отвратительный, но как специалист своего дела - идеальный.

Обходит Ичиносэ, уходя вперед, зная прекрасно, что семпай не откажется от возможности поучить. Поэтому не удивляется, когда в лаборантской дверь закрывается не от его руки. Син натягивает на руки перчатки, предварительно, как и полагается, обработав их дезинфицирующим раствором. Неизменный человеческий макет повторяет точную копию словно живого. Тренироваться на таком весьма эффективно, потому что тот макет обладает датчиками: если что-то пойдет не так, то соответствующий раздражающий звук вырвется из встроенных динамиков. Например, если операция принесла смерть. Нобу обычно шарахался на каждой практике этого макета, опасаясь даже подходить к нему, не то что что-то делать с ним.

- Сегодня я хотел бы разобрать брюшную полость. В последнее время часто обращаются с аппендицитами и опухолями в почках, а также с проблемами печени, поэтому я хочу отработать всё до автоматизма. Поправьте меня, если я начну ошибаться, во избежание громких звуков со стороны робота, который перебудит половину отделения.

Оказаки крайне серьезен, хоть и последнее предложение сказано в шутку, но доля истины в этом есть: макет и правда громко извещал о том, что он мертв. Син касается пальцами брюшной полости скальпелем, имитируя надрез. Устанавливает штатив, чтобы свет падал в соответствующий угол обзора, пока орудует инструментами дальше. Памятуя о том, что в макет заложена программа тяжелой формы аппендицита, это позволяет преобразовать вроде бы простую операцию в сложную. Вырезать гнойный вскрытый аппендикс - та еще проблема.

Только вот одно неосторожное движение по причине нервной судороги, прошившей кисть, державшую скальпель, заставляет пальцы разжать невольно, роняя инструмент со звоном на пол. Стоило завязывать с домашними практиками, когда подолгу мог держать в руке инструменты, читая книги. Это сыграло крайне злую шутку теперь, потому что из-за перенапряжения в самый ответственный момент может кто-то лишиться жизни.

- Простите, - Оказаки говорит это, зная, что Ичиносэ только повод дай подцепить и начать шпынять.

Ведь все так и будет в итоге.
Семпай все ещё оставался сволочью.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/kB37cE7.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

8

За Оказаки интересно наблюдать, ведь Такуми не может не замечать очевидное сходство с самим собой в прошлом, когда во времена учебы зависал над учебниками и справочниками, благополучно теряя ход времени или когда вызывался на лишние дежурства во время практики, лишь бы получить возможность присутствовать в качестве ассистента на какой-нибудь сложной операции, с упоением наблюдая за работой хирургов-профессионалов, мечтая однажды стать специалистом как можно более высокого уровня. И ведь стал таковым, устроившись на работу в одну из лучших частных клиник Японии, где в очередь к нему на обучение, даже не смотря на всеобще известные требовательность и строгость, становится огромное количество выпускников медицинских образовательных учреждений, в надежде получить не очередную порцию ругани, а похвалу и какое-никакое признание. Да, Ичиносэ действительно умел хвалить своих студентов, пусть и делал это довольно сухо, чаще всего, дабы радость не слишком застилала им глаза, но все же могла придать уверенности в своих силах. Да, глупо, возможно, стоило быть чуточку мягче, но у мужчины были свои причины на то, чтобы сохранять единую модель поведения, причем весьма обоснованные.

Потому и намерен выпускать из под своего крыла исключительно толковых спецов.
Иного Такуми себе не позволит и не простит.

- Поверь, с годами ты научишься засыпать при первой возможности, лишь бы сохранять трезвый ум и относительно адекватное состояние, - наблюдает пристально за тем, как Син стягивает ключи с его пальца, от чего-то позволяя парню подобную дерзость, хотя вполне мог отдернуть руку и просто передать ключи, уложив их на чужую раскрытую ладонь, а может и вовсе бросить на стол, расположенный у стены в двух шагах, но вместо этого отпускает ситуацию, молча выходя за Оказаки из ординаторской, скрывая ладони в карманах распахнутого халата, накинутого поверх хирургического костюма. Следует за парнем никуда не сворачивая, хоть и проскакивает запоздалая мысль о том, чтобы выскочить на перекур, но вместо этого прикрывает за собой дверь лаборантской, игнорируя любую мебель, вместо этого прислоняясь спиной к стене и скрещивая руки на груди, наблюдая за действиями ординатора.

Сначала разберется с ним, после уже пойдет потакать своим прихотям и привычкам.
К тому же, вряд ли придется задерживаться здесь надолго - Син справится быстро, даже со сложным аппендицитом.

- Открою тебе секрет, громкость робота можно убавить. Не ты первый, кто тренируется на нем по ночам, - не сходя с места тянется рукой к небольшому металлическому столику, в узком выдвижном ящике которого находит плоский пульт, с минимальным количеством кнопок, на котором сбавляет звук чуда техники практически на минимум, позволяя Оказаки не переживать касательно шума, - Но это не значит, что тебе дозволено ошибаться.

Наблюдает довольно внимательно, практически не отвлекаясь, при этом никак не комментируя действия Сина, в основном потому, что недочетов не замечает, а отвлекать парня лишними разговорами не стоило, чтобы тот ненароком не потерял концентрацию и не наделал глупых ошибок только из-за того, что отвлекся. В момент, когда инструмент со звоном падает на пол, Ичиносэ весьма кстати смотрел на движение кисти, успевая заметить, как ту дергает болевым спазмом, благодаря чему мужчина мгновенно делает вывод о том, что это не банальная неловкость, здесь кроется нечто более серьезное и банальными извинениями здесь не отделаешься.

Потому что руки - самый важный инструмент хирурга.
Если с ними что-то не в порядке, то человеку не место в подобной специализации. Никаких поблажек.

- Всего лишь "простите"? - тон ледяной, но голос не повышает, пока отрывается от стены, вплотную подходя к парню и перехватывая за запястье, пальцами второй руки аккуратно прощупывая чужую ладонь сквозь перчатку, в поисках места дислокации боли, наплевав на собственную нелюбовь к прикосновениям к людям, все же в столь серьезные моменты Такуми легко забивал на собственный комфорт, - Судорога, Оказаки, я все видел. Будь это живой человек и урони ты скальпель не на пол, а в брюшную полость, все могло закончиться весьма плачевно.

Почти уверен в том, что Син попросту довел организм усталостью и переработками, из-за чего тот выкидывал столь неприятные номера, но в голове все равно прокручивает возможные заболевания, одним из симптомов которых являются судороги в конечностях, отсекая совсем уж абсурдные варианты в духе перенесенных прежде инсультов или наличия опухоли в области позвоночного столба, все же это далеко не первый признак столь серьезных болезней, да и Оказаки проходил медицинское обследование, прежде чем заступить на работу в клинику, как раз для того, чтобы выявить подобное дерьмо на как можно более ранних этапах, при случае. Так что... Определенно ничего особенного, всего лишь высокая нагрузка на лучезапястный сустав, сам сталкивался с подобным неоднократно, потому и старался лишний раз не перенапрягать кисти рук, но это не значит, что Сина за случившееся стоило погладить по голове и отпустить с миром.

Никаких поблажек. Никогда. Никому.
Особенно - самым способным ученикам.

- Не единичный случай, я прав? Ты даже не удивился, словно ожидал чего-то такого в любой момент, - стягивает с ладони парня перчатку, массирующими движениями пальцев несколько раз проходясь по кисти, увеличивая тем самым приток крови, ведь порицание порицанием, но отпускать Оказаки не оказав помощь, все же не стоило, - Надеюсь, все не настолько запущено, что приходится сидеть на таблетках?

Отпускает наконец чужую руку, отступая на шаг назад, чтобы подобрать скальпель и отключить робота, на котором сегодня Сину тренироваться больше не позволит, хватит. Выдыхает устало, откладывая инструмент на поднос, чтобы после воспользоваться небольшой раковиной в углу, тщательно вымывая руки, не забывая о дезинфекции, наконец задумываясь о собственных ощущениях. К людям, даже не вызывающим неприязни, прикасаться все еще было не по душе.

И плевать, как это могло выглядеть или восприниматься со стороны.
Не его проблемы.

- Иди в ординаторскую и ляг отдохни. Послезавтра, в начале смены, отправишься на анализы, я не хочу подвергать риску пациентов, только потому, что ты скрываешь проблемы со здоровьем, - наконец оборачивается, оглядывая Оказаки недовольным взглядом и продолжает, даже не подумав смягчить тон, - Усталость, недостаток витаминов или что-то более серьезное - я должен знать о том, что происходит с моими сотрудниками. Вопросы есть?

Пожалуй, если Син вдруг решит дерзить в ответ, Такуми рассмеется. Громко, в голос, с надрывом.
Потому что этот парень стал первым из ординаторов за годы работы, кто позволял себе пререкаться со своим сэнсэем.

Впрочем, подобное все еще считалось для Ичиносэ весьма похвальным качеством. На удивление.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/qphLjnn.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+1

9

Оказаки смотрит на упавший скальпель, на мгновение представляя его испачканным в крови и бурых разводах. Смотрит без особых эмоций, без должного удивления и неожиданности. Это для него не сюрприз. Закономерность скорее, которая легко объяснить логически, не заморачиваясь над словами. Потому что есть причина - домашние тренировки после практики, даже если приходится сосредотачивать в руке обычный карандаш или небольшой нож, чтобы не отличалось по весу от медицинских инструментов. Для Сина совершенно нормально брать что-либо в пальцы и читать при этом справочник, пытаясь так, не отходя от книги, отрабатывать. Да, на настоящей операции это может стоит чьей-либо жизни. Даже его самого. Но тем не менее - не стать идеальным специалистом, если не прикладывать к этому усилий. Не стать Оказаки нормальным хирургом, если постоянно не совершенствоваться, особенно над собственным телом, суставами и мышцами.

Даже прощения просил не потому, что облажался, а потому что испортил инструмент, который больше не пригоден к использованию в силу отколотого края после столкновением с кафелем на полу. Благо, что громкость у робота была предварительно убавлена семпаем, хотя и до этого ещё, на практических занятиях, Син подозревал, что звук можно убавлять. Сейчас это особого значения не имело, просто отметилось фактом в голове. Ещё одним, при котором Ичиносэ казался странным деспотом, шпыняющих практикантов. И Оказаки тоже доставалось, ведь перед старшим коллегой все равны, что даже шуточки от персонала о том, что семпай завел себе "любимчика" кажутся слишком страшными.

Ведь так называемым "любимчикам" достается больше всех. И то, что произошло сейчас, не станет исключением.
Правила для того и существуют, чтобы при их нарушении быть наказанным.

- Будь это живой человек и отвлеки вы меня от него тем, что взялись бы разминать мою руку, то мы бы потеряли время спасти его, - держать язык за зубами не удается совершенно вместе с тем, как Син пытается избавиться от чужих пальцев, единожды дернув рукой и поджав после губы, - Скальпель мог упасть в брюшную полость, но тогда все равно есть возможность его спасти, если действовать незамедлительно.

Весь тон Сина звучит оборонительно. Обвинительно. Показательно, что не так важно отвлекаться на его судорогу и руку, когда на кону стоит человеческая жизнь. Случится может на операции всё что угодно. Никогда нельзя избегать вероятности обычного человеческого фактора, который ничем не оправдать. Слабость, судорога, усталость - врач не имеет на них прав, Оказаки это хорошо знает и понимает. Понимает и то, что Ичиносэ прав. Только чисто из принципа Син не может с ним согласиться и даже просто, вида ради, покивать головой. Нет. Пусть собачьей послушности требует от Нобу и от других. Оказаки же не станет плясать под чужую дудку.

- У меня аллергия на подобные препараты, чтобы на них сидеть. Это прописано в моей медицинской карте, с которой вам следовало бы ознакомиться, если не соизволили этого сделать, когда я сюда пришел, - Син поднимает взгляд на семпая, сощуриваясь, чтобы после проследить за каждым движением мужчины. От внимания не остается и то, что тот пошел мыть руки после прикосновения к нему. Ну надо же. Он настолько грязный, что после соприкосновения с ним необходимо тщательно вымыть руки? Или таким образом семпай опасается чем-то от него заразиться? Тупостью, например. Хотя тупым себя Син не считал, но ничего не мешало ему подобное представлять, так как на образ Ичиносэ оно ложилось идеально.

Заносчивый ублюдок, считающий себя здесь главным.
Оказаки даже находит в себе силы улыбнуться в ответ на недовольный взгляд.

- Есть, - железно, глубоко вдохнув воздух, произносит Син, не сводя прямого взгляда с семпая. Возможно, он поплатится за дальнейшие свои слова, но в целом лучше их сказать, чем промолчать, ведь от негативных мыслей и энергии здоровье тоже может испортиться, - Я останусь здесь и продолжу практику, а вы можете возвращаться к себе, моя грязная персона, к которой и прикасаться противно, больше не смеет вас задерживать. Я недавно проходил обследование, поэтому не собираюсь тратить время на повторное прохождение, только чтобы утолить ваш информационный недостаток. Со мной все в порядке, Ичиносэ-сэмпай.

Оказаки отворачивается, глубоко вдыхая, не рассчитывая на то, что поддастся эмоциям и все выскажет. Будет прекрасно, если семпай проигнорирует и просто уйдет, потому что иначе Син не знает, что ещё может сказать. Ичиносэ итак, поди, успел в нем разочароваться или ещё что, но как же всё равно на это. Абсолютно. Главное не загоняться подобными мыслями, а лучше всего от них избавляет практика, которую следовало продолжить, не взирая на то, что ранее его послали в ординаторскую отдыхать. Вот пусть Ичиносэ идет и отдыхает, а ему не до отдыха совершенно.

Поэтому лишь берет новую пару перчаток, включает робота и взглядом ищет пульт, пока не понимает, что тот всё ещё у семпая. Делает глубокий вдох, словно собираясь нырять куда-то. На дно, вероятно. Потому что после всех его выходок семпай, вероятно, на это самое дно и опустит.

- Дайте, пожалуйста, пульт.

Самоубийцами не рождаются, самоубийцами становятся.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/kB37cE7.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+1

10

- Будь это все еще живой человек, никто бы твоей рукой заниматься не стал. Но мы не в операционной, а я не могу отпустить тебя, не оказав помощь, даже если не случилось ничего серьезного. К тому же я знаю, насколько могут быть неприятны судороги, - смешно от того, что Син пытается обвинить профессионального хирурга в том, что решил помочь ему, а не кинулся спасать робота, представленного на словах совсем не бездушной машиной. Тем не менее, не смеется и сдерживает даже улыбку, все еще поражаясь дерзости студента, который на вполне логичную и обоснованную ругань со стороны Такуми, демонстрировал свои иглы во всей красе, не сдерживаясь. Из Оказаки выйдет чудесный врач, умеющий стоять на своем, отстаивать права и идти против правил, при необходимости, не дожидаясь чьего-то разрешения или снисхождения. Лучше быть пробивным и острым на язык, чем серой молчаливой мышкой, даже при наличии фантастических знаний.

Для спасения жизней недостаточно быть только умным и обладать богатой практикой.
В их деле необходим стальной характер и Син несомненно им обладал.

- Я смотрел твою медицинскую карту, но если ты не в курсе, то обойти твою аллергию можно рядом рецептурных препаратов. Учитывая, в какой сфере мы вертимся, достать их всегда можно через определенные знакомства, не самыми законными способами. Поэтому и интересуюсь, не сидишь ли ты на чем-нибудь сильнодействующем, скрыв это от всех и обойдя результаты комиссии. Поверь мне, я встречал тех еще хитрецов, пытавшихся сокрыть столь важную информацию о себе.

Вытирает руки бумажным полотенцем, выбрасывая его в небольшой бак под одним из столов, собираясь следом покинуть помещение лаборантской, но Син продолжает гнуть свою линию, дополнительно отмечая тот факт, что Ичиносэ тщательно вымыл руки после соприкосновения с кожей парня, хотя прежде никто подобных замечаний мужчине не делал. Насколько он мог припомнить. Смех выходит глухим, но совершенно искренним, да и не смолкает достаточно долго, пока подходит вплотную к Сину, глядя на парня сверху вниз из-за разницы в росте, следом легко перехватывая того за оголенное запястье, заставляя поднять руку выше, до уровня глаз интерна.

- Во-первых, я не считаю тебя грязным. Просто не люблю касаться людей, считай это отголоском профдеформации, а не личной неприязнью, - разжимает пальцы, выпуская чужую руку и отступая на полшага назад, дабы не нарушать личное пространство, на случай, если у Оказаки подобное вызывает дискомфорт, - Во-вторых, без повторного медосмотра я имею полное право не допустить тебя к работе, так что тебе придется сдать кровь и сделать рентген, ничего смертельного, так что предлагаю не выделываться. И в-третьих, - вытягивает из кармана халата пульт, передавая его парню, намеренно соприкасаясь пальцами с чужой ладонью, почти показательно, все еще продолжая улыбаться, хотя еще пару минут назад упорно делал вид, что готов прибить Сина на ровном месте, без суда и следствия, - Продолжай практику, но чтобы через час я тебя тут не видел. Еще есть вопросы?

Наверное, стоило быть чуть строже. Устроить показательную порку, выгнать Оказаки из лаборантской и демонстративно запереть дверь на ключ, строго настрого запретив к ней даже приближаться без его личного разрешения. Вот только у Такуми в кой-то веки срабатывает в голове некий стоп-сигнал, потому что конкретно этот студент на его практике, едва ли не единственный и неповторимый в своем роде, потому Ичиносэ поддается, делая поблажку и позволяя пойти ему наперекор. Да, возможно, происходит это в первый и последний раз, но Син определенно может записать на свой счет достижение, в котором единожды победил местного Цербера, заставив того покорно склонить головы и позволить пройти мимо. Возможно, стоило даже наградить парня аплодисментами, но Такуми и без того уже показал слабину, на этом стоило закончить. По крайней мере - на сегодня.

- Сколько у тебя жизней, Оказаки-кун, что ты столь легко готов расстаться с одной из них? Да и на самоубийцу ты вроде не похож, а все равно лезешь на рожон, - все еще шутит, склоняя голову набок и весело усмехаясь, даже по доброму, не смотря на то, что еще совсем недавно казался разъяренной фурией. Отступает к двери, в итоге приваливаясь к ней спиной, скрывая кисти в карманах распахнутого халата и пристально глядя на ординатора, у которого безжалостно отнимает время из предоставленного часа практики, - Испорченный скальпель можешь бросить здесь, я оставлю распоряжение старшей сестре на уборку. Хорошей тебе отработки.

По сути прощается, но за дверь сбегать не спешит.
Зачем тянет время? Да черт его знает, вероятно, просто не находит в себе физических сил на то, чтобы банально передвигать ногами. Сегодняшняя смена оказалась довольно легкой, но из-за отсутствия нормального сна накануне и количества часов проведенных на ногах, усталость все же наконец начала брать свое. И мысли еще дурацкие. О том, что руки все же стоило вымыть, после соприкосновения с чужой кожей.

От идиотских привычек не так просто избавиться.
Но почему-то не хотелось приносить Оказаки новых негативных эмоций. Забавная херня.
И при этом нихера непонятная.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/qphLjnn.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+1

11

Каждое слово, сказанное семпаем, неимоверно выбешивает. Выбивает из эмоционального равновесия, в котором Оказаки привык находиться всегда, не изменяя себе в этом, разве что в исключительных случаях, но обычно после этого сразу возвращаясь к своему привычному состоянию. В отношении семпая подобного возврата не происходило, даже если Син очень сильно старался это сделать. Не соглашаться со словами Ичиносэ - уже как дело принципа, от которого отступать студент не планирует ни под какими факторами. Волна раздражения проходится даже по нервным рецепторам и будь Оказаки животным, то шерсть на загривке встала бы дыбом, а так только и остается взглядом сверлить, особенно когда тот решает нахально продемонстрировать, что боится касаться его. Только даже этому показательному трюку не верит, предпочитая и дальше считать, что семпаю просто противно прикасаться именно к нему.

- Тогда вам следовало также пройти обследование, профдеформация, знаете ли, может однажды помешать вам в особо критических случаях, - спокойно произносит Син с тихой злобой, задирая голову и с нескрываемым вызовом смотря прямо на Ичиносэ. Тот может сколько угодно шипеть змеюкой на него, но Син ни за что не прогнется, будет отстаивать свое мнение до конца. Ему не плевать на последствия, ведь такие выпады могут грозить ему даже исключением, но остановиться Оказаки не считает нужным, потому что откровенно достало.

У меня достаточно много вопросов, только ответов от вас требовать себе дороже. Син оставляет свои мысли при себе на этот раз, хотя слова так и вертятся на языке, но все же выхватывает пульт из чужой руки и резко разворачивается, сжимая пластиковый корпус пальцами, что ещё чуть-чуть и тот затрещит под натиском применяемой силы раздражения. Считает до десяти про себя, глубоко вдыхая и выдыхая, желая в этот момент закурить своих сигарет, но время для практики, щедро выделенное семпаем, уже пошло, поэтому не следовало отвлекаться. Выдыхает в итоге окончательно, когда нажимает соответствующие кнопки на пульте, который следом убирает в карман своего белоснежного халата, подходя к стойке с раковиной, на которой лежит пачка с одноразовыми перчатками. Вытаскивает одну пару, натягивая на руки, а из сухожарового шкафа вынимает запакованный стерилизованный скальпель, не обращая внимания на семпая, который продолжает говорить и все еще остается здесь. Странное это дело на самом деле.

Неужели действительно в любимчики записал?

- У меня одна жизнь, Ичиносэ-семпай. И я предпочитаю от неё получить всё. Даже лишние часы для практики, - он вновь занимает позицию возле робота, сжимая пальцами скальпель, повторяя все с точностью, как минутами ранее перед судорогой, но на этот раз обходясь без нее и за полчаса укладываясь в беспрепятственное извлечение необходимого механизма, который имитировал острый аппендикс у манекена. Всё это время он чувствовал упиравшийся в него взгляд и теперь сам посмотрел через плечо на семпая, вскидывая бровь, делая вид, будто удивляется тому, что Ичиносэ все ещё здесь. На самом деле, на какую-то долю процента Оказаки действительно был удивлен, что тот ещё не ушел, хотя здесь его больше ничего не держало.

Син выпрямляется, ведя напряженными плечами.
Думает ровно минуту, прежде чем оборачивается и смотрит на Такуми.
Пожалеет об этом, но...

- Не могли бы вы показать, как обрабатывать этот участок кожи? - вынуждает своими словами сократить расстояние и подойти к нему снова, испытывая интерес самый обыкновенный, смешанный с любопытством и тягой к новым знаниям. Дожидается, пока семпай встанет рядом с ним и поворачивается к роботу, показывая на зону почек, - Здесь крайне опасные ткани и в целом кожный покров у человека. Если я сделаю так, не будет ли это считаться ошибкой?

Откладывает скальпель на поднос, чтобы теперь пальцами прощупывать область почек у робота, тем самым демонстрируя семпаю, что он имел ввиду. Нарочно делает неправильно, при этом натягивая на лицо маску чистой искренней невинности, внутренне зато коварно усмехаясь. Расчет оказывается верным, потому что его поправляют и показывают, как надо. Прикосновение к его пальцам чувствуется крайне забавно, но раз он все еще самоубийца, то самое время вновь испытать свою судьбу.

Син неосознанно поворачивается, чтобы задать каверзный вопрос, но вместо этого зависает на мгновение, потому что в связи с их положением у тела манекена и практикой, лицо Ичиносэ оказывается слишком близко. И это почему-то дезориентирует настолько, что Оказаки невольно подается вперед и останавливается, когда до чужого уха остаются миллиметры:

- Ичиносэ-семпай, а можно ещё десять минут занять из исчерпанного резерва? Навык нужно отработать до конца, - голосом низким, практически шепотом спрашивает Син, не сразу возвращая дистанцию чисто ради того, чтобы с ближайшего расстояния наблюдать за чужой реакцией, поэтому все ещё не отрывает прямого взгляда в упор от лица Такуми.

Если этот раунд не останется за ним, то это лишь спровоцирует Оказаки на дальнейшие действия, которые явно будут далеки от разумных. Самому Сину потом будет неловко смотреть на семпая, впрочем, это не точно, потому что прежде всего студенту хочется победить в этом противостоянии.

И не один раз.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/kB37cE7.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+1

12

- Следи за языком и не указывай, что мне делать, Оказаки, будь добр. И это лишь отголосок профдеформации, не более и поверь, я не доведу его до того, что он начнет мешать работе. Я ведь не клинический идиот.

Раздражение в голосе преобладает над любыми другими эмоциями и скользит в интонациях, без возможности остаться незамеченным. Такуми совершенно этого не стесняется, точно таким же тоном разрешая Сину продолжить тренировку на тренажере, передавая пульт из рук в руки. Почему не уходит после? Вопрос хороший и точного ответа у Ичиносэ нет, хотя и склоняется сильнее всего к варианту о том, что ему попросту нравится наблюдать за действительно умелым ординатором. Глядя на таких, как Оказаки, мужчина не терял надежды на то, что толковых студентов, мечтающих стать врачами, оставалось немало и в будущем их профессия не заполнится неумехами, рискующих из-за недостаточного количества знаний и кривых рук загубить немало человеческих жизней на операционном столе. Страх вполне осознанный и не беспричинный, так что...

Да, наблюдать за Оказаки было чем-то вроде отдушины.
Не более.

Отталкивается от двери, у которой провел все отведенное на практику время, не сходя с места, только заслышав просьбу о помощи, на которую реагирует мгновенно, хмурым взглядом наблюдая за действиями Сина. Обозначив вслух имеющиеся ошибки, делает шаг в сторону, к коробке с перчатками, чтобы после приблизиться вплотную и продемонстрировать необходимый порядок действий, проговаривая вслух и объясняя каждую свою манипуляцию, настолько сосредоточившись на работе, что не сразу замечает, насколько близко к нему оказался Оказаки. Шумно сглатывает, неосознанно, слегка тушуется, но выпрямляется медленно, дабы не создавать ощущения, что пытается сбежать от столь плотного контакта с парнем, с которым встречается взглядами, отмечая огромное количество бесов, пляшущих в глазах напротив. Оказаки - тот еще черт, не отнимешь, но кто же мог догадаться, что он может еще и откровенно заигрывать с собственным преподавателем.

Ичиносэ уверен, что это флирт, никак иначе.
Впрочем, воспринимает его Такуми исключительно как нечто, существующее на грани с издевкой.
Нужно просто не обращать внимания.

- Заканчивай текущую операцию и не забудь отключить тренажер по уходу. Пульт уберешь в ящик, - отступает еще на шаг назад, кивая головой в сторону стола у стены и стаскивая поочередно перчатки, ловким движением отправляя их в мусорное ведро, предварительно сложив одну в другую, по инерции, - Если понадоблюсь, я у себя в кабинете. Но все же советую немного поспать в ординаторской и меня не беспокоить без серьезных на то причин.

Такуми покидает лабораторию, уже за дверью осознав, что практически не дышал все это время, задерживая дыхание на вдохе. Выдыхает с шумом, коротко трясет головой, следом стаскивая с волос резинку и прячет ее в кармане, удаляясь дальше по коридору, к себе в кабинет. Возможно, стоило выйти на перекур, но риск встретить там Оказаки был слишком велик, а сталкиваться со студентом пока лишний раз не хотелось. Он. Блять. Реально. С ним. Флиртовал. И это одновременно злит и приводит в недоумение, потому что даже для Сина, натуру которого неплохо успел изучить за время совместной работы, это было слишком нагло. Ичиносэ не удивится, если вдруг стал предметом спора нынешних ординаторов, которые вдруг решили поиздеваться над ведущим хирургом клиники, но... Да ладно, кто вообще мог прознать о том, что он не натурал? Такуми даже не спал ни с кем достаточно давно, не говоря уже о полноценных отношениях, так что спалить его было попросту невозможно.

Бред какой-то.
Дверь кабинета запирает изнутри на ключ, следом распахивая окно и неспешно прикуривая, едва заметно передергивая плечами из-за стоящей на улице сырости, благо, хоть дождь наконец закончился. Доза никотина помогает успокоиться и взять себя в руки, так что усаживается за стол, к документам, Такуми уже с ясной головой и заметно успокоившись. Похуй. Ему просто нужно не обращать на все это внимания.

Это ведь просто сделать.
Даже слишком.

Остаток смены, как и последующий выходной, пролетают незаметно и слишком быстро. Новый рабочий день несет в себе очередную встречу с Оказаки, но общается с парнем привычно сухо, как на обходе. так и готовясь к назначенной ранее операции, где позволяет Сину взять на себя приличное количество работы, внимательно контролируя каждое действие будущего врача. В себя приходит уже покинув операционную и отправившись на курилку, прикидывая, что у него есть около двух часов свободного времени, что в последние дни, а то и недели - большая редкость. Сегодня в кой-то веки полно врачей и вряд ли даже придется оставаться на ночное дежурство, заодно отпустив пораньше ординаторов, что со стороны Такуми может показаться невиданной щедростью. Настроение не портит и появление на улице Оказаки, на которого обращает внимание, только когда парень останавливается рядом и закуривает, наполняя воздух ароматом крепких сигарет и вишни.

- Ты молодец, хорошо справляешься, - бросает негромко, хваля за работу на операции, но смотрит исключительно прямо, словно Сина рядом и нет вовсе, - После обеда тебя будут ждать на анализы и рентген, я все еще хочу убедиться, что твои судороги это лишь результат переработок. Отказы не принимаются.

Кнут и пряник, блять.
Точнее наоборот, но сути своей не меняет. Ичиносэ неисправим даже с теми людьми, которым симпатизирует, пусть и не слишком открыто. Немым вопросом повисает и поведение Оказаки прошедшей ночью, но Такуми все еще уверен, что оказался предметом какого-то глупого спора.

Вопрос лишь в том, чем это все обернется в дальнейшем.
Особенно, если мужчина окажется  прав в своих догадках.

Потому что головы полетят с плеч в тот же миг. За Ичиносэ не заржавеет.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/qphLjnn.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » shards of glass [nana]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно