ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » the devil wears a suit and tie [marvel]


the devil wears a suit and tie [marvel]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

♫ настоящий саундтрек эпизода ♪

Colter Wall - The Devil Wears a Suit and Tie

https://i.imgur.com/eMEb8xQ.gif https://i.imgur.com/DsNbBnI.png
https://i.imgur.com/WjJEAKU.png https://i.imgur.com/IlHsKbG.gif

• New York, New York / +- 2025

daredevil, mockingbird

Лучше один раз увидеть, чем тысячу раз услышать.

+6

2

Дьявол носит Prada? Красивая книга, красивый фильм. 
Но. Всегда есть «но».
Дьявол носит красный.

У каждого Дьявола свой персональный Ад. Царство, где он правит, одновременно являющейся и клеткой. Как для него, так и для всех окружающих. Адской кухне повезло, ее Дьяволу не чуждо милосердие. Дьявол, который решил стать героем, звучит даже смешно. И Мэтт бы смеялся. Звонко. Искренне. Только если бы его район не тонул в преступности. Ведь стоило появиться слухам, что Дьявола больше нет и всякий кто прежде прятался в своей норе, осмелел, вышел на улицу и вернулся к прежней жизни. Той, где правят пороки. Алчность, гордыня, зависть. Грехи, развращающие душу. И только Дьявол сдерживал людскую натуру.
Дьявол нужен Адской Кухне…и так будет всегда.
Он слышит шум полицейских серен за окном, настраивает радио на их частоту и в переговорах говорится об одном вооружённом ограбление, которое пошло не по плану. Теперь они заперлись в магазине, и офицеры собираются вокруг в блокаду. Они справятся говорит себе Мэтт, все должно быть по закону. Но в глубине души знает, что это не так. Им нужен Дьявол, чтобы обойтись малой кровью. Нескольким открытыми переломами грабителей, которым не повезло выйти на смену в первый день возвращения Дьявола. И пускай восстановления еще не завершено, по-хорошему ему нужно еще пару недель, прежде чем организм окончательно придет в себя. И около трех месяцев, чтобы привести свои атрофировавшиеся мышцы в необходимый тонус. Но его кулаки уже чешутся по «уличной работе», его сознания все отчетливее подтасовывает факты. Аргументы против становятся слабее, аргументы за убедительнее. Линия защиты больше не дает прежнего эффекта. Он сам себе адвокат, по обе стороны суда. И уже знает, что этой ночью выйдет, чтобы защитить свой район, будет действовать открыто, прыгать с крыши на крышу. И несколько человек непременно заметит его. И может для них это будет неважно, но они разнесут слухи. И уже завтра все в Адской Кухни будут говорить о том, что Дьявол вернулся. Страх поселится в сердца преступников и прежде, чем схватиться за оружие, прежде чем переступить черту закона. Они подумают десятки раз, а стоит ли оно того? Готовы ли они ко встрече с Дьяволом, который не знает жалости. И хруст сломанных костей будет служить ответом, тем кто все же рискнет. Решит, что встреча с Дьяволом для него не запланировано. Ибо Дьявол карает. Каждого кто осмелится нарушить закон на его территории. Мэтт снимает с себя футболка, аккуратно складывает ее в стороне, подходит к скрипучему шкафу, заранее предугадывая, то, что услышит, когда откроет дверцу. Неприятный, режущий по душе скрип. Давно нужно смазать петли, но у него так и не дошли до этого руки. Недели безделья и все же не дошли. Своего рода ритуал, подготовка к ночным действиям. Звук, приводящий сознание в тонус. Отбрасывающий все прочие мысли кроме одной единственной. Существует дело, которое нужно закончить и ночью, нет места сомнениям. Мердок прокручивает цифры замка, слышит долгожданный щелчок и снимает его с ящика. Проводит ладонью по красной коже костюма. Он не видит молнии, которая сверкнула в этот момент на улице, но чувствует запах озона и гром, последовавший несколькими секундами, позже служит этому подтверждением. Мэтт примеряет костюм, испытывая легкий дискомфорт. Как же просто от него отвыкнуть. Взмахи руками, чтобы размять затекшие мышцы, не создают должного эффекта комфорта. Все кажется не тем и не так. И все же теперь уже неважно. Маска накрывает лицо, и он выходит через окно. Забирается по пожарной лестнице на крышу. Вслушивается в шум вокруг и бежит на едва уловимый звуки серены, они уехали далеко. Но он догонит, знает короткие пути по крыше. Набирает скорость первый прыжок и мгновение полета. Свободы, словно птица, которая взмыла к небесам. Едва допрыгивает, хватает за край. Висит так с секунду, прежде чем подтянуться исключительно на руках не применяя ноги. И это наконец задействует работу организма. Он чувствует, как мышцы больше не пытаются увильнуть от своих обязанностей. Дьявол вернулся. И он идет карать.
Мэтт заходит через задний ход, слышит угрожающий голос. Сумасшедшие биения сердец. Все они боятся. Те, кто взяли в заложники и те, кто взял. Вырубает электрический ящик и лишь свет вывесок снаружи едва освящает помещение. Паника нарастает, но сейчас Дьяволу она не нужна. Лишняя паника – дополнительный повод открыть огонь. Мэтт не знает страха, но ему не нужны лишние жертвы среди обычных жителей. Поэтому он действует быстро, вырубает первого ударом затылка об стену, отточенным движением сокращает дистанцию со второго, бьет его разделенным посохом с двух сторон по ушам, дезориентирует и добивает ударом об колено. Медленно. Слишком медленно. Дьявол не набрал форму. И сейчас это имеет последствия. Третий успевает опомниться и приставить ствол к кассиру. Со стороны полицейской блокады начинается движения. Они понимают, что-то происходит и готовы действовать.
- Рано, - едва слышно произносит Дьявол и поднимает руки вверх. Выходит, на свет, - я более ценная добыча, - обращается Дьявол к преступнику. И тот считает так же. Переводит оружие на Мэтта, и Дьявол расплывается в улыбке. Увернуться от выстрела невозможно, но только если не чувствуешь его выстрел заранее. И Мэтт знает, когда палец начинает сдавливать курок. Знает, в какую сторону он направлен. Он сможет увернуться и схватив жестяную банку с горошком, он бросает ее в последнего преступника, уходит перекатом в сторону, вперед делает подсечку и наносит несколько тяжелых ударов сверху. Боль…ему нравится причинять боль. Ломать руку было необязательно. Но Мэтт ее ломает. И когда наступит декабрь, выпадет первый снег, а температура воздуха опустится ниже 0. Неровно сросшаяся кость будет ныть боль. И этот несчастный будет знать. Что всему виной его выбор. И эта кара Дьявола, наказывающая за грехи прошлого. Но тут сердцебиение замедляется. А преступник начинает улыбаться. Мэтт чувствует это по тому, как напряглись мышцы его лица. Как на щеках появились ямочки. Необычно и странно. Но у него нет времени разбираться с этим. Шелест привлекает внимание, подхватив выпавший пакетик, Мэтт скрывается так же, как и зашел. Через черный ход, еще до того, как полиция зайдет внутрь.
Сидя на крыше, он открывает пакет, принюхивается к его содержимому. Химический запах клубники, ананаса. Подцепив пальцем, Мэтт пробует на язык. Новый наркотик? В адской кухне? Не теперь, не когда Дьявол вернулся. Ночная вылазка приобретает новый поворот, когда Мердок отправляется по всем мелким барыгам района. И большинство понятия не имеют, что это. Называют шипучкой для разведения в воде. Но барыг много, а ночь длинная. Лишь седьмой раскалывается и подтверждает. Что очень скоро Нью-Йорк наполнит эта дрянь из Тайваня. В руках Мэтта лишь тестовая партия, слабая. Но через 3 дня приходит первая крупная поставка. И вот там уже никакого легкого эффекта «полный расколбас», дословная цитата.
И эти 3 дня Мэтт не находил себе места, следил за доками на случай, если поставка придет раньше. Но она была аккурат в срок. Удивительная пунктуальность. Он сидит на крыше свесив ноги, вслушивается как разгружают ящики. Не одного намека на полицейские машины. Кажется, кто-то щедро заплатил за «окно», в которое копы сюда даже не сунутся. К их несчастью, Дьявола купить невозможно.

[nick]Matt Murdock[/nick][status]Man Without Fear[/status][icon]https://i.imgur.com/linKJri.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/RMyTWMr.png
[/sign][lz]<a class="lzname">Мэтт Мёрдок</a><div class="fandom">Marvel</div><div class="info">You've got the devil in your eyes</div>[/lz]

+4

3

Когда в руки Бобби попадает профайл, ей хватает одного беглого ознакомительного взгляда, чтобы ухмыльнуться -  не предвещая ничего хорошего.
- Агент Морс... - у Хилл взгляд предупреждающий, на что Бобби только пожимает плечами - кодовое имя "Пересмешница" давно уже говорит само за себя, учитывая, что не она себе его присвоила, то проще было смириться с тем, что у неё на все найдется острота. В данном случае даже несколько - конечно, на Щ.И.Т. война с Г.И.Д.Р.ой повлияла довольно сильно, но настолько, чтобы посылать одного из лучших агентов гоняться за мелким барыгами? Щ.И.Т. ушел в благотворительность, начиная работать и за Управление по борьбе с наркотиками, будто бы ЦРУ и ФБР было мало?
Коммандер Хилл тяжело вздыхает - Бобби лишь ослепительнее улыбается; иногда уровень взаимопонимания с руководством был настолько велик, что даже слов не надо было; именно так работа мечты и выглядит.
- Всё будет в лучшем виде, - небрежно отсалютовав, Бобби вновь принимается за чтение. Снова.
«Раньше было лучше» — постулат буквально каждого поколения; на самом деле ложь, провокация и романтизация прошлого, но... с опиоидами и опиатами было проще, учитывая их естественную или хотя бы полусинтетическую структуру - она была неизменна, а значит можно было сразу же просчитать срок привыкания, последствия, реабилитацию, все было как на ладони.
Новоявленная синтетика была в свою очередь похожа на конкурс домашних питомцев где-то в, скажем, техасском захолустье - перся кто угодно даже с самой вшивой дворняжкой, надеясь на что-то. Большая разница была лишь в том, что все животные заслуживают первого места. Здесь же - каждый наркотик был абсолютно непредсказуем и штамповался только бы вброситься на рынок; больше - лучше; даже самое мельчайшее изменение, перестановка одних и тех же молекул между собой - новый и все такой же непредсказуемый наркотик готов. Способа адекватной борьбы - не существует.
Поэтому работать в качестве полевого агента Бобби и нравилось куда больше - у тебя есть дубинка, у тебя есть чужое лицо, они встречаются - вот и адекватная борьба. Действенная, что главное, ведь после сломанного носа (иногда чу-у-у-у-уть больше) люди уже не с такой рьяностью идут творить плохие дела.
Впрочем, если исходить из сути миссии, то, в принципе, от неё и требовалось именно это. Проблема была лишь в одном - самолично бы коммандер Хилл такую простую миссию не вручала. Значит, как всегда, все в диапазоне между "огромной проблемой" и "огромной катастрофой", которые должны остаться в секрете. Ничего нового.
Прервать поставку - первый шаг. Несмотря на закон спроса и предложения, Пересмешнице думается, что убрав предложение, не появится и спрос. Хотя бы на какое-то время. К тому же появится возможность душевно поговорить с предлагающими. Планер разрезает воздух - беглая оценка обстановки с высоты визором, встроенным в очки. На одной из крыш третий лишний. Бобби на пару мгновений хмурится: снайпер? Приближение дает более четкую картинку, и Бобби лавирует вниз. Дело становилось интереснее.
Приземлившись, она нарочито идет тяжелее, чем обычно, негласно объявляя о своем присутствии и своих намерениях - для агрессии её шаг слишком ровен и спокоен.
- С возвращением на улицы, Красный, - кем бы была Бобби, если бы не разузнала всё об обстоятельствах, в которых ей придется работать? Учитывая, что первые пробные поставки прошли через Адскую Кухню, а на Адской Кухне - рассадник уличных героев... Важное обстоятельство, которое следовало предусмотреть сразу же. Пересмешница предусмотрела - альянс проще, чем пытаться остановить, да еще и времени больше займет. - Ай, прости. Мы же еще недостаточно для такого знакомы.
Легкий переход к представлению себя любимой. У уличных героев отношение к правительственным агентам хромает - Щ.И.Т. уже технически правительственной организацией не был. Практически - вопрос философский, но Бобби очаровательна и дружелюбна. И, конечно, имеет план "Б".
- Пересмешница. Или агент 19, как удобнее, - Бобби не задерживается на расшаркиваниях, не задерживается и на введении в курс дела и совершенно точно пропускает часть с предложением совместной работы, ох уж эта девичья память, сразу переходя к делу. В её голосе, несмотря на остаток легкого веселья, появляется куда больше серьёзности.- Сверим показания? Четверо у склада слева, трое справа, у машины трое, на корабле... порядком. У сарая еще трое. Еще шестеро ходят по периметру. Хорошая заварушка, скажи?
Остатки улыбки сходят на нет довольно быстро, сменяясь серьёзностью и сосредоточенностью, уже было не до веселья. Бобби действовала быстро, любое промедление грозило риском все завалить, из-за чего придется продолжать уже не в таких удобных обстоятельствах. И именно поэтому план дальнейшей работы она предоставляет практически сразу же:
- Ты заходи слева, я зайду справа. Максимум скрытности, минимум шума, в открытый бой не вступаем до последнего. Выведи из строя генератор, вряд ли они будут готовы к изменению условий. Если будет нужна поддержка, подай сигнал, я пойму и у меня есть пару тузов в рукаве. Начинаем на счет три. Раз. Два. Три. Удачи!
Пересмешница срывается вниз, раскрывая крылья-планер, сразу же. Первый сразу по траектории полета - Бобби приземляется прямо за спиной. Удар дубинкой по позвоночнику - чуть выше копчика, грубой физической силой смещая центр тяжести и заставляя упасть, удар второй второй дубинкой в височную долю - баю-бай, скажи спасибо, что не светлая память. Прислоняясь к стене, она держится в тени, постепенно продвигаясь вперед и прослушивая перехваченную частоту. Появившаяся тень предупреждает о находящимся впереди оппоненте, Бобби отступает назад, дожидаясь, пока тот пройдет мимо неё, чтобы применить локтевой захват. Здоровяк. Она не любила здоровяков, несмотря на неповоротливость, так муторно бьются. Приходится фиксировать на нем еще и ноги, чтобы опрокинуть. Опираясь спиной на землю, она несколько раз лягает ногами по животу - болевой шок вступает в игру, тело над ней сопротивляется меньше, давая несколько секунд на смену захвата - раз руки не работали, значит время захвата бедрами, Бобби  фыркает - все еще фишка Чёрной Вдовы, совсем не её стиль. Зато действенно. Подняться, отряхнуться, продолжить путь.
До машины не так далеко, багажник открыт, а значит... иногда не так плохо, что твой бывший муж - лучший стрелок на свете и делился своими секретами. Жучок, конечно, не стрела, но метко метать это не мешает. Главное - правильно рассчитать траекторию, скорость воздушных потоков, потенциальные препятствия, собственную прикладываемую силу и подумать и... изо всех сил метнуть. Клинт бы гордился - в яблочко.
Но законы кармы, такие законы кармы - кто там говорил, что охранников четверо, Бобби? На каждый плюс по минусу.
- Кто ты? - о, а вот и свет выключился, превосходный тайминг.
- Халк, - с совершенно честным лицом ответила Бобби, перед тем как ударить наемника по лицу двумя дубинками, отправляя в долгую спячку.
Пришло время активной фазы - несмотря на то, что тонкое искусство шпионажа в себя влюбляло, иногда старый-добрый мордобой: а) очень грел душу; б) был частью этого самого тонкого искусства шпионажа.
- Сорвиголов... - судя по тому, что по спине пробежался табун мурашек и из груди чуть не вырвалось что-то нервное, он явно сзади. Тц.- Вот и любовь у вас же к неожиданным появлениям. План меняется. Ты, я, все, кто остались. Говорила же - хорошая заварушка.

+3

4

Это все имеет смысл? С такими мыслями он живет сколько себя помнит. Это должно иметь смысл, иначе…а зачем продолжать? Зачем жить дальше, если смысла нет? Мэтт ищет свой смысл на протяжение всей своей жизни. Каждое событие, оставившее свой тяжелый отпечаток в его судьбе, произошло не просто так. Потеря зрения не несчастный случай, не череда случайных событий в стиле Гая Пирса. На то была воля божья и Мэтт как искренне верующий может не соглашаться с его планом, но довериться ему - обязан. И теперь оглядываясь назад. Стоила ли одна поломанная судьба сотен спасенных Дьяволом? Мэтт Мердок никто в масштабах вселенной, но он герой, который необходим Адской Кухне и неважно будет на нем старый потертый костюм или красная кожа. Он необходим Адской Кухни. И в это Мэтт верит. Всем сердцем. Все что он хочет – помогать людям. Как адвокат, как человек. Не брать для себя, но отдавать все что у него есть ради помощи. Мысли о гнилой системе давно остались в прошлом, он пережил этот момент, потерпел поражения в этой борьбе, как и десятки других пытавшихся для него. Теперь его мысли более приземленные. Глобальная-великая цель не для героя уличного масштаба. Оставьте их мстителям. А Мэтт приберет оставшийся после них мусор. Кто-то ведь должен. Так почему бы этим кем-то не быть ему?
Первый щелчок изменил мир. И Мэтт был одним из тех, кому «повезло». Хоть и весьма спорный вопрос кому в большей степени повезло в этот момент. Сейчас уже телевиденье активно продвигает идею, что жизнь не изменилась после первого щелчка, ничего глобального не произошло, все шло своим чередом. Решительные действия политиков, сплоченность населения. Штаты справились с этим. Ведь на то они и самая великая держава из всех когда-либо существовавших в истории человечества. Но Мэтт не ведется на эти сладкие речи, не подтасовывает факты в собственном сознание в угоду более комфортной для себя жизни. Он знает, какая грязь творилась на улицах после первого щелчка. Паника, разрушения, беззаконие. Дефицит кадров в любой сфере. Все, кого прежде сдерживал закон вышли на улицы, чтобы отхватить свой кусочек «счастья». Грабежи и насилие. Работа для Дьявола, который не знал, как поднимать руку на того, кто прежде честно выполнял свою работу, а теперь после смерти своих родных обезумел от горя и решил выместить злобу на том, кто этого не заслуживал. Копы были бессильны, им не хватало людей выезжать на все поступившие вызовы. Больницы переполнялись больными, которых располагали в коридорах. Место для них еще было возможно найти, но вот врачей…их не хватало. Ужасные месяцы, когда Адской Кухне был так необходим Дьявол…и Мэтт не жаловался. Не находил времени для того, чтобы разобраться с собственными эмоциями. Чтобы справиться с болью от потери лучшего друга. Остановиться означало смерть. И Дьявол мог идти только вперед. И каждый раз замахиваясь для очередного удара, его все больше поглощало, чувствовав неправильности всего происходящего. Он знал, что сказал бы Фогги. Адская Кухня может прожить без Дьявола. Сейчас ей необходим Мэтт Мердок. Люди, которые становились в очередь у офиса Нельсона и Мердока. Люди, которым необходимы была защита от системы. И Мэтт обязан был им помочь. Принимать их днем, чтобы не спать ночами разбирая судебные практики. Люди оставались без жилья, работы, средств к существованию. Ведь обезумели не только уличные шестерки, но и власть имеющие. И им нужно было напомнить Закон. Ведь он…тот фундамент, на котором держится общество. Закон, не растворился в щелчке. Мэтт Мердок – социальный адвокат, который готов браться за работу бесплатно, если чувствует искренность человека, который обратился к нему за помощью. А что до оплаты счетов за квартиру и аренду офиса? С этим он разберется.
Воздух в небе рассекают, Мэтт улавливает его вибрации, хоть и не подает вида. Продолжает сидеть, совершенно не обращая внимания на тяжелые шаги, которые направляются к нему. В его голове возникает закономерный вопрос, зачем они такие тяжелые? Он слышит ее сердцебиение, чувствует ее. Спокойная, уверенная. Не из тех, кто часто бывает в Адской Кухне. И Дьявол не рад незваным гостям не зависимо от стороны, к которой они себя относят. Это вынуждает его напрячься, хоть он и не чувствует угрозы. Не улавливает радарным зрением напряжение мышцы и желание напасть.
- Извинения приняты, - холодно произносит он, так и не удосужившись повернуть голову в ее сторону. Фамильярности нет места в суде или на улицах. Дьявол не всегда работает один, но заслужить его доверие – дело не из простых. И одного лишь упоминания ЩИТа недостаточно, чтобы Мэтт Мердок расплылся в улыбке и простил этой организации все грехи, которые за ней водятся. Он не доверяет ЩИТу, не доверяет и тем, кто на него работает. Но Дьявол готов принять правила игры, не обострять во всяком случае пока, узнать, что им известно, вытянуть информацию до последней капли, прежде чем отойти в сторону. Но не уйти, а обогнать на повороте и закончить начатое.
И если агенту 19 угодно поиграть в большое начальство, начать отдавать приказы планируя последующие шаги. Так и быть, он слушает и кивает головой, дает ей возможность почувствовать, что он согласен с планом.
- Пятеро с обратной стороны склада начали движение по направлению ко входу, - произносит Мэтт, услышав «удачи» и почувствовал, что она ушла. Он не торопится, продолжает сидеть и дожидаться момента. Когда механик у генератора закончит осмотр и уйдет. У него не было оружие. Гражданский который выбрал неверную работу. Не было смысла ему вредить. Мэтт старается убедить себя, что агент ЩИТа не его проблема. Девочка взрослая и самостоятельная, способна разобраться со своими проблемами сама. Особенно раз действует столь самоуверенно и допускает ошибки. И все же он вслушивается, в его шаги и движения. Пока все идет по ее плану. Пока. Наконец, когда механик уходит Мэтт спрыгивает с крыши. В полуприсяди передвигается от одного грузовика к другому избегая столкновения со светом. Короткое замыкание и доки погружаются во тьму. А сам Мэтт уже не скрывается в тени, а несется по направлению к агенту 19.
- Какого хрена, Мэтт? – мысленно выругивается он сам на себя. Стоит на горизонте появиться «даме в беде». Которая вовсе и не в беде, а вполне способна постоять за себя сама, как в нем просыпается рыцарь в сверкающих доспехах. Он успевает, до того, как начинается кульминация ночи.
- С вас кофе за спасение прекрасного, агент, - то, что под этим самым прекрасным и имеется ввиду агент, Дьявол тактично промолчал и вновь разделил посох. Зная, что оружие в их руках похожи, Мэтт чувствует в этом конкуренцию. Вызов. Желание показать, что уличные герои не уступают агентам ЩИТа. Гордыня, любимый грех Дьявола. Так говорил Аль Пачино.  Вот и Дьявол не смог укрыться от ее пагубного влияния.
Мэтт слышит, как скользкий от пота палец опускается на курок. Соприкосновения флаги от металла. Поворачивает голову. Оценивает ситуацию долю секунды, прежде чем схватить агента за плечи и потянуть за собой вниз, укрывшись за один из деревянных ящиков. Пули свистят на том месте, где ранее находились они. А следом траектория стрельбы сменяется уже к ящику. Дерево защищает, но Мэтт знает, что долго оно не выдержит. Стоило начать стрелять первому и остальные подхватили эту мелодию, тоже начав палить.
- Насчет 3, - Мэтт отсчитывает количество выстрелов, синхронизирует динамику вместе со своими пальцами. И когда на них появляется цифра три, начинается массовая перезарядка. Он выныривает из-за ящика. И вот теперь план, что он заходит слева, а она справа начинает работать как должно изначально.
Дьявол не тратит время на красоту боя. Вырубает максимально быстро и эффективно. Брошенная половина посоха в висок одному, успеть подхватить автомат из его рук, чтобы вырубить прикладом второго. Пробить пресс, добавить коленом в солнечное сплетение, и ударом посоха сверху по затылку. У всех бьется сердце. Все будут жить, но придут в себя не скоро. Отвлекается, чтобы оценить обстановку у агента. У нее все в порядке, а вот к их местоположению начинают сбегаться и другие. На корабле так же начинаются движения. Но вместо того, чтобы помочь, они начинают отчаливать.
- Не трать время. Наша цель там, - подхватив часть посоха, Мэтт скрепляет их в единое целое, цепляется тросом за фонарный столб у корабля и протягивает руку. У нее ровно 3 секунды чтобы принять решение. Пойти с ним или остаться здесь.
3
2
1

[nick]Matt Murdock[/nick][status]Man Without Fear[/status][icon]https://i.imgur.com/linKJri.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/RMyTWMr.png
[/sign][lz]<a class="lzname">Мэтт Мёрдок</a><div class="fandom">Marvel</div><div class="info">You've got the devil in your eyes</div>[/lz]

Отредактировано Alexis Kaye (24.04.22 17:56:56)

+3

5

Беглая оценка обстановки: бывало и хуже, куда хуже. Из преимуществ у наркоторговцев было только численность и обладание стратегически важной информацией, на этом их скромные достоинства заканчивались, свободны. Навыки - вряд ли, иначе бы в профайлах засветилось хоть чье-то относительно громкое имя, в то время как за себя Пересмешница могла поручиться, за Дьявола Адской кухни - учитывая ходящие о нем слухи, которые явно не просто так берутся, да и решимость прийти в одиночку на такую вечеринку тоже о чем-то говорила - в определенной степени тоже. Темнота - еще одно преимущество, вряд ли кто-то владел ночным зрением. Следовательно, работать было с чем.
С кем - тоже.
Бобби ухмыляется перед тем, как ответить.
- Идёт, - Бобби подбрасывает вверх дубинки, соглашаясь ровно перед тем, как поймать их. Всего на мгновение направляет одну из них на Сорвиголову, чтобы подчеркнуть собственные слова. - Но за спасение я бы поспорила. Скорее, вовремя протянутая рука помощи.
Что уж поделать? Бобби слишком упрямая, когда дело начинает касаться вопросов спасения. И не только. Бобби слишком упрямая по определению. В чем-то - до смерти. Стрелять они начинают раньше, чем Пересмешница ожидала - нормальные придурки с автоматами для начала бы включили на них фонарики, чтобы четко метится в цель, а лишь после этого открыли бы огонь.
- Вот теперь: 0:1, - оказываясь за деревянным ящиком не без помощи Сорвиголовы, признает Бобби. И всё же работать было с чем - патроны рано или поздно заканчиваются, и тогда они становятся абсолютно беспомощными. Дьявол думает точно также - Пересмешница бы, конечно, может, и проворковала бы что-нибудь саркастично-одобряющее в стиле "у гениев мысли сходятся", но быть умнее, чем горстка наемников, когда ты являешься агентом или уличным героем - сомнительная похвала.
На "три" у них действительно заканчиваются патроны, и Бобби находит особое удовольствие в том, чтобы ударить одного из ребят со всей силы по лицу его же оружием - в основном потому что это всегда было жуткой иронией. И глубоким месседжем, что на самом деле больше всего оружие приносит вреда его носителю, но что-то ей подсказывает, что еще ни один из ребяток, которому она этот месседж преподносила, его не разгадал, увы и ах. Следующего ожидает любезно сделанная Бобби подсечка с ноги, удар локтем по носу.
Беглый взгляд в сторону Красного - о, на самом деле это мило, что у них почти что схожее оружие; кажется, это складной посох Бо - но совершенно разные стили борьбы. Сильное восточное влияние вкупе с суровостью улиц, а особенности улиц Адской кухни - опасненько. Плохим парням очень не повезло с сегодняшней сменой. Пересмешница достает из набедренной кобуры пистолет и делает несколько выстрелов по ногам - восстанавливать коленные чашечки, конечно, дорого и болезненно, но они должны были знать, на что шли, когда подписывались на эту работу - после чего с беспечной легкостью добивает дубинками.
Дела идут неплохо - кроме той части, где корабль решает растворится в закате, конечно же.
- А мне тут так понравилось. Такая компания, - не может удержаться от сарказма Бобби, и все же даже ни мгновения не раздумывает, беря протянутую руку. Сила тяги - Бобби не физик, но магия физики и её использование в повседневной жизни ей безумно нравилась. Жаль, что умники из отдела технического снабжения Щ.И.Т. до сих пор не придумали крылья-крылья, но Бобби в них верила. А то еще обидятся и эти отберут, и снова начнутся каламбуры про то, что ей такими темпами проще быть пингвином. Даже если эти каламбуры она сама и производит.
- Разрешите взять на абордаж, - с усмешкой говорит, приземляясь. Пересмешница была справедливой, отсыпая острые фразы как и союзникам, так и врагам - наверное, это дурное влияние от Наташи и популяризации коммунизма русскими. Секунда юмора сменяется обстрелом, снова прятаться за ближайшим ограждением.
А вот пришло и время тузов в рукаве.  Пересмешница  оглядывается на Сорвиголову - стоило предупредить. Определенно стоило.
- Сейчас будет жарко! - Бобби выбрасывает вперед дымовую шашку. Три секунды на смену патронов в магазине - из уважения к чужим методам, приходится менять патроны на нелетального действия. - Прикрой тылы!
Пистолеты, в отличии от дубинок, парными не были, имели разный вес, разную отдачу и еще тысячу мелочей, которые надо было учитывать, не говоря о том, что меткость стрельбы понижается при стрельбе из двух понижается в разы, но... Бобби все еще была слишком а)упрямой; б)удачливой; в) готовой для подобных мелочей.
Они постепенно продвигаются вперед - Бобби обеспечивает максимальную огневую поддержку, позволяя Сорвиголове делать то... что Сорвиголова делает обычно. В голову лезет мысль, можно ли это считать тем случаем, когда поговорку "Дьявол работает усердно, но ты еще усерднее" можно по всем правилам назвать правду - но ухмылка растет; еще не вечер, как знать. Когда дым относительно рассеивается, на палубе тихо. Хорошая работа.
- Эй, Красный, - поскольку они представились, то Бобби имела все основания перейти к тому, с чего они и начинали.- Товары должны быть на нижних палубах. Избавляясь от поставки, оставь мне немного. Я химик, мне гораздо проще знать врага в лицо, имея возможность изучить его под микроскопом.
Будет очень обидно ошибиться доками и попасть совершенно не на ту поставку, не так ли? Конечно, это не отменит факта того, что она сделала хорошее дело, но это не совсем то хорошее дело, которое надо было сделать.
У Дьявола рефлексы острее, чем у неё самой - Бобби это почти сразу приметила и начала ориентироваться; и только он обернулся в сторону одного из бортов, как послышался звук падающего тела. Мысленно она уже несколько раз ругнулась.
- Э, нет, милый, так просто не уйдешь, - Бобби бросается в воду следом.
В темных водах на фоне не менее темного ночного неба (да ты романтик, Бобби) ярко-рыжим пятном выделяется спасательный жилет, а в нем какой-то почти что клерк. Пф. Она преодолевает разделяющее расстояние за несколько мгновений, что-то убедительно-угрожающе цедит и, беря рукой за пресловутый жилет, тащит за собой.
Доплывая до корабля с пока еще полезным, но в целом отягощающим грузом, она видит перед собой протянутую руку. Опять. И берет её. Тоже опять.
И тащит за собой тушку. Не опять.
- Это всегда так заканчивается, - пожаловалась Бобби, наклоняя голову, чтобы из уха вытекла вода, предоставляя Сорвиголове право связать.- Никогда не что-то легкое, простое. Постоянно самые сложные пути.
Еще и намокшие волосы начнут виться, а если она не успеет вовремя расчесать, то потом потратит на это семьдесят часов. Вздох выходит наполовину раздосадованным-наполовину разозленным.
- Я его допрошу, после чего буду только рада отдать в твои руки, чтобы уже ты отдал в руки правосудия, - сложная схема, но сама же сказала - самые сложные пути. - Хорошая работа.

+3

6

- Подготовь аргументы к спору, говорят я в них дьявольски хорош, - не то место и время, для того чтобы обмениваться любезностями. Вот поэтому Мэтт и предпочитает работать один. Команда всегда отвлекает, и ведь нельзя сказать, что вина в подобных случаях исключительно на них. Он и сам не прочь отвлечься. Слишком много времени было проведено с болтливым паучком и не менее болтливым наемником в команде «Красных». Понабрался от них плохого. Беседы вот, например вести во время дела. Оправдание у него есть одно. Женский голос все же будет приятнее, детского лепета паучка или потока безумных, почти несвязанных между собой слов наемника. Звуки выстрела сбили его темп. Мэтт против огнестрельного оружия. Того, что заряжено боевыми патронами способными убить. И ему приходится приложить усилия, чтобы не переключиться с обычных шестерок на правительственного агента. Не бросить посох в ее сторону, выбивая оружие из ее рук. Адская Кухня его район. А это ее работа. Намечается конфликт интересов и методов. Пока он лишь в стадии зародыша, но было бы желания…а все поддается развитию.
Когда агент отвечает на приглашение Дьявола, нн сжимает ее кисть крепко, не опускает возможности положить большой палец на запястье и почувствовать несколько биений пульса. Он его слышал ранее, теперь и почувствовал. И как бы крепок не был трос, в голове Мэтта возникает закономерный вопрос.
- У Железного человека есть костюм так? У Стар-Лорда чудо ботинки? Так почему ЩИТ до сих пор жалеет финансирование, чтобы снабдить своих агентов лучшим снаряжением? – он слышал звук рассекающего воздуха прежде. Но раз сейчас она взмывает в воздух вместе с ним, то крылья эти не годятся для полета, лишь для планирования. И тогда вопросы к ЩИТу становятся все более требовательными? Ну правда? Почему? В финансовых возможностях им не откажешь. Чего стоит только их воздушная база. Мэтт не уверен, что сейчас она аналогичная, но в прошлом доказанный факт. Но их агенты до сих пор пользуются весьма примитивными игрушками. Проблемы в отделе разработки? Не хотят выпускники Гарварда идти работать в ЩИТ? Или же просто Ник никогда не думал, что не плохо бы обновить амуницию своих людей? Как говорится и так сойдет. И вообще не стоит задавать неудобные вопросы суперсекретной шпионской организации.
- Абордаж, - Мэтт не произносит не слова, но ухмыляется подобному энтузиазму, - Клауса Бадельта только не хватает, - Дьявол чувствует, что агент что-то задумала, слышит звук падающего предмета. И очень надеется, что следом не последует большого бума. Бросать гранату на корабле будет не самая удачная идея. Бума не последовала, но воздух начал заполняться едким дымом. Так лучше, гораздо лучше. Шум колокола, крики, выстрелы. Все смешалось в единый поток звука, но он давно не тот мальчишка, который закрывал уши не в силах выдержать все, что окружало вокруг. Дьявол умеет отключать сознание от постороннего, концентрироваться на важном. И когда она говорит прикрой, он слышит, как она перезаряжает оружие. И по его подсчету делает это преждевременно. Его ноздри расширяются, чтобы уловить едва ощутимые запахи. Небоевые. И подобно громким речам перед абордажами, это укрепляет его моральный дух. Шаг вперед. На палубу стекается вся команда корабля. По меньшей мере сейчас здесь бьется четырнадцать сердце. 12 слабых. И 2 способных втоптать их в грязь. Неравный бой. Даже скучный. Страх и паника наполняет слабые умы, их движения становятся дергаными и неровными, руки дрожат, что мешает точно прицелиться. А Дьявол наступает, чтобы утащить их души в ад. Скованность первых мгновений исчезает из его движений. От открывает себя настоящего. Жестокого борца с преступностью, который не боится действовать жестко, когда это необходимо. Выбитые зубы летят в воду, палуба окрашивается в алый цвет крови. В былые времена, дерево бы впитало каждую каплю кровавой жертвы во славу победы своего капитана. Теперь же это всего лишь бездушный кусок металла, с которого кровь смоют не пройдет и суток.
Мэтт разделяет посох, бросает его под ноги контрабандисту и подобно удавке посох обвязывается вокруг него. Начинаются выстрелы, и Дьявол знает, что человек перед ним в бронежилете. Укрывается за ним как за щитом. Подталкивая вперед сокращая дистанцию и дождавшись момента, бросает вторую половину посоха. От силы удара по ступне, тот падает вперед и ударившись лбом об пол вырубается. Нынче в контрабандисты берут кого попало. Отчаявшись попасть, они наступает в рукопашную, хватают Мэтта сзади и наносят несколько ударов по почкам и лицо. Выплюнув собственную кровь, Мэтт напрягает пресс и пинает прямыми ногами стоящего перед ним, отталкивая тех, что сзади. Уже в партере стоя на одном колене он наносит удар по челюсти тому, что схватил его первым. Перекатывается вперед, подхватывает посох и начинает поливать градом ударов последнего. Теряет контроль. Перестает сдерживать. Удар, удар, удар. ЕЩЕ. НЕДОСТАТОЧНО.
- Агент, химик, снайпер, летун, - Мэтт загибает пальцы на каждое слово, - ничего не забыл? – Дьявол не собирается избавляться от поставки. Это дело полиции. Его дело сдать судно в руки честных копов, а дальше надеяться, что система в очередной раз не поведет…чаще всего подводит. Но он продолжает верить, что однажды наступит тот день, когда все будет работать по букве закона. Вопрос лишь в том, доживет ли он до этого дня?
Мэтт чувствует, как «тело» приближается к краю. Может его остановить, но ничего не предпринимает. Позволяет ему прыгнуть за борт. Как и не следует за ним. И пускай его органы чувств развиты достаточно, чтобы ориентироваться в воде. Воду с Мэттом друзьями не назвать. Он позволяет агенту, разобраться с этой проблемой. А может было в этом нечто мужское. И нечто неправильное. Все же тяжело найти мужчину, который устоит перед мокрой девушкой.
- Нет, - твердо произносит Дьявол и расслабленность, которая была прежде мигом испаряется, уступая месту напряжению, - он связан моими веревками. Ничего личного, но пиратский кодекс гласит, что добыча моя, - Мэтт пожимает плечами, мол не я такой, а жизнь такая. Но на деле. Он просто не собирается играть по чужому сценарию. ЩИТ со своими шпионскими играми может катиться к Дьяволу. И раз этот клерк им нужен. Это еще не конец. Далеко не конец, - в конце концов всегда можешь заявиться в участок полиции, помахать перед ними своими корочками и получить желаемое

[nick]Matt Murdock[/nick][status]Man Without Fear[/status][icon]https://i.imgur.com/linKJri.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/RMyTWMr.png
[/sign][lz]<a class="lzname">Мэтт Мёрдок</a><div class="fandom">Marvel</div><div class="info">You've got the devil in your eyes</div>[/lz]

Отредактировано Alexis Kaye (24.04.22 23:13:37)

+3

7

Вот Дьявол и стал превращаться в быка, насупив рога. Бобби лениво выбирает между реакциями - от усталого вздоха до саркастичного "да ладно", но останавливается на красноречивом выражении лица из разряда "ну а я о чем говорила" - говорила же, говорила о том, что никогда не бывает просто, постоянно где-то возникают трудности. Именно вот поэтому Бобби редко признает собственную неправоту - слишком часто она оказывается правой. Под слишком часто подразумевается "почти всегда", где "почти" - это возможная погрешность расчета.
- Ну вот, а я уже начала думать, что мы не разлей вода, -  она усмехается, но, учитывая, что именно ей пришлось устроить внеплановые водные процедуры, уголки губ все же дернулись слегка нервно. Волосы точно начнут виться, а, учитывая, сколько она сейчас потратит время на этом судне, чтобы разобрать все по полочкам, то..
- Как насчет того пункта пиратского кодекса, где заработанная добыча честно делится напополам? - склонив голову набок, спрашивает Бобби. Аргумент сомнительный, абсолютно недейственный, но было бы странно не принимать правил игры, учитывая необходимость в неё играть, а также на ходу придумывать обходные пути - ими не пользуется тот, кто не умеет; Пересмешница умела, еще как умела.
- А теперь давай зайдем совершенно с другой перспективы, которая, спойлер, тебя не порадует, - Бобби обходит Сорвиголову, чтобы подойти к одному из бортов и опереться. Жизнь постоянно подсовывала ей упрямых мужчин - настолько, что она даже уже и не особо и удивлялась, зато руку в коммуникациях с ними набивала руку просто отлично.
- Предположим, я действительно могу все это сделать, - Бобби даже кивает, мол, правда, в этих действиях ничего такого нет. Кроме того, пожалуй, что к правительственным агентам и у полиции Нью-Йорка особой любви тоже не было, если с ФБР и ЦРУ еще кое-как душились, то вот все, что шло еще секретнее и важнее - сразу мины в разы кислели. Бобби, впрочем, все еще была очень очаровательной - когда не начинала уходить в сарказм, а соблазн становился все больше и больше...
- Но знаешь, Красный, какое преступление самое лучшее? - даже в чужих играх, следуя правилам, Бобби постепенно все подстраивает под себя - не может устоять от соблазна. - Которое не произошло. Превентивные меры, которые пресекают на корню потенциал.
Она не говорила вслух о том, что и являлась воплощением этих превентивных мер, хотя и подводила к этому. В этом и было главное различие героев (не только уличных, абсолютно любых) - они разбирались сразу с последствиями. У Щ.И.Т. есть возможности -
- Пока я доберусь до участка с необходимыми разрешениями, пройдет время. За это время его могут либо освободить под залог - уж чего, а денег у наркокартелей всегда хватает, либо организовать затычку в бок, - причем второе, было куда вероятнее первого; финансы ценились криминальным миром куда больше, чем человеческий ресурс; молчание так и вовсе было золотом, а, как известно, мертвецы как раз-таки молчат.- Что мы будем иметь по итогу? Упущенную возможность.
Бобби складывает руки на груди и тихо выдыхает.
Несмотря на весь её опыт общения с упрямыми мужчинами, это вовсе не означало, что с ними было легко.
- Я знаю, какие вопросы надо задавать и что я ищу. Чем быстрее я это нахожу - тем меньше шанс, что на Адскую кухню проникнет хоть что-нибудь. Мы в одной команде, не забывай об этом, - Бобби ухмыляется, но на этом заканчивает, направляясь к рубке. Она знает, где стоит идти до конца, до последнего стоят на своем и выжимают из ситуации все, а где стоит все же не перекрывать кислород и слегка отпустить, дать время на размышление. К многочисленным талантам, которыми Бобби определенно обладала, стоило добавить управление мореплавательными суднами. Не всеми, но... Достаточно, чтобы избежать перспективы неудачно слетать и потом снова поплавать. Благо, что корабль только отчалил и поставить его на место дело не более, чем пары минут, учитывая, что большая часть процессов все равно работала на автоматике.

+2

8

- Дьявол работает один, - сколько раз Мэтт произносит эту фразу? И насколько глупо каждый раз выглядел при этом. Многие герои предпочитают говорить, что работают одни. Но по факту, взаимодействия давно уже вышли совершенно на иной уровень. Бывшие одиночки объединяются в команды, учатся работать сообща и добываются гораздо большего именно в пресловутом «вместе».  Мэтт знает все плюсы работы в команде, значит все минусы работы в одиночку. Но так отчаянно цепляется за свою независимость как героя, словно это нечто по-настоящему уникальное и важное. Но где-то в глубине души, он прячет от всего мира и от самого себя. Что просто не умеет работать в команде и не желает этому учиться. Отчитываться, взаимодействовать, согласовывать. К черту это дерьмо. Он несет ответственность только перед самим собой. Случайные достижения меркнут в сравнение с теми лавинами, которые приходится разгребать позже. Он готов признать, что сейчас они не плохо справились. Вместе, сообща. В бою они чувствовали друг друга и предугадывали. Но бой закончен, и начался разбор полетов. И не будь Мэтт сейчас во временном «союзе», то просто мог сдать всех полиции. Но теперь ему уже приходится защищать тех, на кого он охотился от «супер» [сарказм] шпионов.
- Как там говорил Барбоса? Пиратский кодекс лишь свод рекомендаций, а не законов. Так что давай опустим пункт про раздел добычи. Ты сделала свою работу. Отлично с ней справилась, а дальше я здесь все подчищу, - угрюмость сменяется дерзостью, а торги выходя на новый уровень. Мэтт не хочет признавать. Но ему нравится эта игра. Адреналин в крови после драки не снижает градус, продолжаете впрыскиваться в кровь. Дьяволу действительно интересно чем это закончится. Он знает себя, и он не отступит. Но он знает и ЩИТ, может не так хорошо, как хотелось бы. Но они своего не упустят. Никогда. И сейчас у обеих сторон нет выбора кроме как идти до конца. И стелила она складно, логично, правильно. Но Мэтта так и не отпускал один единственный вопрос.
- Какое вам дело до наркотика, - Мэтт делает шаг на встречу подняв руки вверх, словно сообщая что не представляет угрозы. Пока не представляет. Ведь в любое мгновение он готов перехватить свой посох и бросить его по направлению к девушке, - с каких пор таких крутых ребят интересует такая мелочь? По вашим масштабам, разумеется, – Дьявол не ждет ответов. Либо информация засекречена, либо обычный оперативник просто не в курсе всей картины. Люди приказа, для них существует только он. Выполняй и не задавай лишних вопросов. Удобно, для высших чинов. Даже необходимо, когда нужны решительные меры. Но для себя лично Мэтт подобного не приемлет. Он бы никогда не смог выполнить приказ без лишних вопросов, - я думал вы занимаетесь отловом международных террористов, суперзлодеев и все в таком духе. Как-то мелко для ЩИТа заниматься наркотиком, - Мэтт прислоняет руку к подбородку, а затем вытягивает указательный палец вверх, словно в его голове загорелась лампочка и он все понял, - а может ты стажер? Вступительные испытания? Маленькая, непыльная работенка, чтобы проверить навыки кандидата? А тут Дьявол мешает попасть на работу мечты, - Мэтт цокает языком в знак недовольства, - ах как скверно вышло, - он увлекся. Заговорился. Бил туда куда не следует, и ему бы придержать язык за зубами, но порой это так тяжело сделать. Наступить на горло собственным эмоциям. Раздражению. Гневу. Контролировать, то, что ему неподвластно. И лишь когда она отступила к штурвалу. Дала ему время выдохнуть тот злой комок, что скопился в груди, Мэтт заткнулся. Вдохнул полной грудью и прохладный воздух заполнил его легкие. Он принял решение и направился в ее сторону, чтобы сообщить о нем.
- У тебя приказ, а я оказался втянут в это по своей воли. Так или иначе мы в одной лодке. Можешь допросить его, но только в моем присутствие. Вместе начали – вместе закончим. Только такой расклад и никак иначе. За конфиденциальность можешь не волноваться, сделка с Дьяволом священна, - и чтобы окончательно снизить накал обстановки Мердок усмехнулся, - скреплять сделку по всем канонам будем? Или поверим друг другу на слово?

[nick]Matt Murdock[/nick][status]Man Without Fear[/status][icon]https://i.imgur.com/linKJri.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/RMyTWMr.png
[/sign][lz]<a class="lzname">Мэтт Мёрдок</a><div class="fandom">Marvel</div><div class="info">You've got the devil in your eyes</div>[/lz]

+2

9

Не только она умеет задавать правильные вопросы - Дьявол Адской кухни тоже смотрел прямо в корень.
Настолько, насколько ему позволял его угол обзора, не слишком большой, но все же достаточный. Щ.И.Т. бы, может, чем-то подобным и занялся, дело, в общем-то, плевое и безобидное, по сравнению с международными террористами и суперзлодеями, по крайней мере, но с агентами меньшего уровня или новичками, чтобы попробовать свои силы, размяться, начать с малого.
Дело было явно нечисто, но... что с того? Работа есть работа, и её необходимо выполнить.
- Я иногда даже старушек перевожу через дорогу и снимаю котиков с деревьев, - отшучивается Бобби. Мотивы Ника Фьюри были загадочны как улыбка Мона Лизы, а Бобби не привыкла задавать больше вопросов, чем надо, а даже если бы старина Фьюри и решил поделиться с ней, как с лучшей подружкой, своими секретиками, то разбалтывать их было бы в высшей степени дуростью. Поэтому и юмор - лучшая защитная реакция в любых условиях и обстоятельствах. Хотелось бы сказать, что дурная привычка, доставшаяся от бывшего, но Бобби и сама неплохо справлялась.
Временами даже слишком неплохо.
- О, и за комплимент спасибо, - в голосе Бобби сплошное веселье, впрочем, только в нем и слышится. Дразниться забавно, она в жизни не упустит лишней возможности, но составлять план дальнейших действий за неё никто не собирался. Хотя, возможно, надо будет и связаться с Щ.И.Т. с промежуточными результатами, может быть захотят чего-нибудь еще добавить. - Ты тоже более чем крутой парень. К нам не хочешь? Нам стажеры не помешают, я даже позволю носить тебе мне кофе. Раф с миндалем, побольше сахара, можешь сразу записать, но лучше запомнить.
Подмигивает, скорее по привычке, чем по необходимости, учитывая слепоту её словесного оппонента. Не захочет, но, во-первых, дразниться все еще было забавно, а во-вторых, он первый начал. Клинт бы отшутился иначе - может, даже согласившись с тезисом, что-нибудь в стиле, что его вообще с улицы подобрали (что почти было бы правдой), но у Бобби все же гордость была, играть с ней... Всё равно что играть на её поле - шансы обыграть резко падали.
Хотя, возможно, за нового рекрутера Бобби бы и выделили внеочередной отпуск или хотя бы согласовывали удобные с ней даты, но возможно Бобби еще поторгуется за секретность этой миссии. О, на пути домой надо будет еще зайти в круглосуточный магазин и купить молока и хлеба, а то закончится. А еще провести ночь за анализом молекулярной структуры наркотика, пробить по базе близкие аналоги и молится, чтобы это было чьей-то авторской фишкой, чтобы выйти на след.  А также проверить жучки, соотнести информацию, и... Тяжкая ночка выдастся.
Сорвиголова в итоге идет на мировую даже раньше, чем она причаливает. Немногим, но все же. Бобби не слишком долго думает и выбирает между возможными реакциями: речь более, чем проникновенная, подобное сотрудничество до поры до времени её устраивало - пока нет палок в колесах, по крайней мере. В конце концов, она уже далеко не в первый раз работает с упрямыми мужчинами.
- О, я знала, - Бобби подходит ближе и с  практически беспечной ухмылкой треплет его за щеку.  - Не зря же из нас такая чудесная команда? Миндальный раф все еще в силе.
Бобби иногда ловит себя на мысли, что ей стоит прикусить язык, это явно повысит её шансы на выживание в самых различных ситуациях, но... разве так не веселее жить? Пересмешница возвращается на палубу к связанному. Раз уж они договорились на допрос, то ходить кругами и еще чего-то ждать было таким себе, да и не то, чтобы Бобби вообще любила ждать.
- Доброе утро, спящая красавица, - крепкая бодрящая пощечина, Пересмешница заливается умильными трелями - не зря же, в конце концов, Пересмешница. - Ты, наверное, думаешь, что я - хороший коп, а он - плохой?
Бобби кивает назад. Каждый допрос надо было превращать в небольшое театральное шоу, иначе не сработает. Нельзя давать почувствовать допрашиваемому себя важным, иначе начнет задвигать свои условия.
- И может ты даже немножко прав, но вот проблемка, у меня с терпением совсем не очень, - трагический вздох, перерастающий в улыбку.- Зато я биолог. И пока Сорвиголова будет ломать твои кости, я буду их называть: и приятно, и полезно. Ну так что, говорить будем? Кто поставщик ваших поставщиков? Не говори мне про Тайвань, мы оба знаем, что там рынок поделен слишком плотно.
Честно? Даже скучно с этими работниками умственной деятельности в виде планктонов обыкновенных - в глубине души Бобби все же понадеялась на парочку сломанных костей. Ну хотя бы на сломанный нос.
Но в жизни мы не всегда получаем то, что хотим.
- Это американцы!.. - Бобби приподнимает бровь с тихим хмыканьем, слегка поворачивая голову, чтобы взглянуть на Сорвиголову и дать сигнал на действия плохого копа. Звучит не очень правдоподобно. - Преправляют туда, чтобы смешать со своими, а потом вернуть назад. На них сразу же возрастает цена и спрос.
- Делать такой крюк, чтобы замести след? - Бобби тяжело выдыхает, звучало правдоподобнее, но немногим лучше. - Красный, сможешь прошерстить улицы? Что-то должно остаться, всегда найдутся те, кто захотят сделать проще, быстрее, ленивее. Явно будет дешевый аналог.

+2

10

- И сколько у тебя? – спрашивает Мэтт совершенно без эмоционально. На его лице не дрогнул не единый мускул, - я вот за эту неделю уже семь бабушек перевел через дорогу и четверых котят с деревьев спас. И не стоит забывать о трех найденных собак, знала бы ты как они любят убегать в Центральном парке, - не хочет говорить – ее право. Мэтт понимает, секретность и все в таком духе. Будь это преступник он выбил бы информацию с помощью боли, а так остается лишь смириться. Переходить дорогу ЩИТу? Он, конечно, может, если речь касается справедливости. Но повод действительно должен быть веским. Сейчас чаша его моральных весов перевешивала в сторону, просто смириться с ситуацией и подыгрывать этой девице.
- Это предложение от которого нельзя отказаться? Или все же свобода выбора есть? Все же Штаты – страна свободы? – со стороны может показаться, что они оба теряют время на излишние разговоры. Но там, где не действует грубая сила, нужен более щепетильный подход. Она прощупывает Дьявола, Дьявол прощупывает ее. Так за взаимными подколками они узнают друг друга чуть лучше, словно вслепую пытаясь понять, где начинаются и заканчиваются границы дозволенного, - а ручка найдется, чтобы записать? А то память совсем плоха стала точно не запомню, - разумеется Мэтт все запомнил. Двойной экспрессо без сахара, это же просто [а раф с миндалем и побольше сахара опустим как информацию которой никогда не было]. Дьявол чувствует, как сомкнулось ее веко. Подмигнула? И тут бы в пору приложить руку к лицу, чтобы показать все свое негодование по поводу уважения к невидящим. И не то чтобы его это оскорбило, что высказать свое недовольство порой бывает необходимо, ему ведь так часто приходится сдерживаться с этим на профессиональном поприще – в суде.
Многие на его месте уже бы отступили. Посчитав, что их долг выполнен ушли, доверив дело тем, кто стоит на страже не сколько отдельного района, города, а страны в целом. Всем ведь известно, что если ЩИТ берется за дело, то можно спать спокойно. И любые доводы рассудка, на который так часто полагался Дьявол говорили о том, что его работа закончена. Но сейчас он действовал по приказу чувства, на которое полагался меньше всего. Заглушал его при всякой удобной возможности, ибо разум – сила, а вот оно казалось ему необъяснимым, а следствие доверять ему было нелогично. Едва уловимое, оно находится на задворках его собственной души. То самое называемое шестым – интуиция. И сейчас она кричала ему о том, что ему слишком рано уходить. Дело еще не закончена, и он должен довести его до конца. Поэтому, когда корабль причалил он не ушел. Поэтому наступил сам себе на горло и пошел на компромисс. Сейчас он пружина, которую смяли, но не сломали. Но стоит отпустить, и пружина выпрямится в тот же момент.
Мэтт лениво наблюдает вслушивается в представление, которое разворачивается перед ним. Слишком много слов, слишком мало дела. Он бы поступил иначе. Слова остаются для Мэтта Мердока, Дьявол предпочитает сводить их к минимуму, а вот сломанных пальцев по меньшей мере три. И если бы после этого «невинная пташка» не запела свою красивую мелодию о том «что, где, когда», то пришлось бы ломать руку. По меньшей мере в четырех местах. Обычно этого уже достаточно, чтобы расколоть любой крепкий орешек, если сопроводить комментариям, что рука может и срастись неправильно, навсегда потеряв как минимум половину своей функциональности.
- Как же мы чудесная команда? Не разлей вода? – Мэтт хватает за сердце, показывая всю глубину своего разочарования, - ну вот уже стремишься избавиться от меня, - Дьявол не согласен с планом. Ее слова логичны, правильны. Он знает свой город и сможет действовать эффективнее ЩИТа, но не стоит забывать об обратной стороне медали. Ведь пока он будет шерстить город, она будет действовать самостоятельно. Без его присмотра. Такие правила большой игры ЩИТа, не раскрывать своих секретов. И возможно Мэтт должен даже сказать спасибо, что так ненавязчиво она избавляется от лишнего свидетеля, ведь существуют гораздо более радикальные способы сохранить секрет в тайне, - хорошо, - соглашается он без пререканий и схватившись с помощью троса за ближайший выступ покидает корабль, перепрыгивает через несколько крыш и останавливается. Уже там укрывшись за взором агента, он останавливается, садится скрестив ноги и закрывает глаза. Его сердцебиение замедляет темп, он концентрирует свои органы чувств усиливая их возможности. Раскроет ли пташка ему секреты своего гнезда? Но Дьявол не успевает вслушаться в ее слова, ловит речь, одного из местных барыг которого уже трижды ловил лично, но тот всегда выходил под залог.
- Новая дурь, штырит просто сказка, - Мэтт поворачивает голову в сторону голоса, через два, нет три квартала от крыши, где он находится. Дьявол направляется в ту сторону и успевает до того, момента как очередной наркоша успеет скинуть кэш, ради дозы удовольствия. Дьявол спрыгивает сверху, сбивая барыгу с ног, обрушивает несколько ударов по лицу, после чего выворачивает его карманы, не обнаружив в них, то, что искал. Всего лишь обычный кокаин. Не самого лучшего качества, к слову, говоря.
- Чарли, ты, кажется, говорил про новую дурь?
- Да это же так, к слову, - Мэтт замахивается, но не опускает кулак, - стоп-стоп-стоп не горячись. Новая дурь действительно есть, Питт только о ней и треплется. Мол разлетается как горячие пирожки, а с братанами не делится, мол самому мало.
- Чопорный Питт или Беззубый Питт? – ожидание ответа дольше двух секунд? Очередной удар, чтобы разговор складывался в более благоприятном русле.
- Бешенный Питт, - тот самый Питт, который должен сейчас наслаждаться жрачкой от государства за решеткой. Но закон имеет множество лазеек, чтобы такие как Питт могли выйти досрочно. Мэтт благодарит Чарли отключив его от сознания и направляется в излюбленный бар Бешенного Питта. Уже на подходе чувствует в воздухе знакомые нотки. Кажется его знакомая тоже добралась сюда.
- Уже успела соскучиться? - произносит Мердок оказавшись у Пересмешницы за спиной

+2

11

Сорвиголова - душечка. Вслух Бобби, конечно, этого не скажет - не  из вредности, а потому что тогда душечка резко перестанет быть таковым - и у кого еще тут вредность. Но несомненно помашет ручкой на прощание, умильно улыбаясь и в очередной раз отмечая, что однажды её неумение вовремя остановиться погубит. Но это явно будет веселая смерть, а разве это уже не достижение?
С тяжелым выдохом Бобби поправляет себя: это - не достижение, это - дурное влияние её бывшего мужа.
C тем же тяжелым выдохом она признает: возможно, Дьявол Адской Кухни даже близко не будет следовать плану и просто решил очень драматично оставить последнее слово за собой, попутно уходя в самоволку. Будет обидно, конечно, её речь была очень проникновенной, но явно не уровня Капитана Америки, против которого ни у кого нет приема, так что она найдет в себе силы жить дальше.

Пришлось задержаться - и поставить крест на плане зайти в магазин за продуктами - чтобы передать преступника в руки правосудия. Конечно, она лукавила, но лукавила проникновенно; если он еще понадобится, то Фьюри и Хилл по щелчку пальца переведут его из одной тюрьмы в другую - в Щ.И.Т. тоже места для заключения полным-полно, но так действительно было быстрее и проще, а сохраненное время можно было потратить на сбор куда более полезной информации.  Если повезет, то еще и душечка-Сорвиголова поделится своей и картинка сложится куда быстрее в одно целое.
Не повезет? Что же. Бобби связывается с Щ.И.Т.

- Высылаю образец наркотика. Разберите его, отчет сразу же мне. Я хочу знать всё о каждом атоме, - технологический скачок, явно вызванный благотворным влиянием Тони Старка и его гениальности, очень играл на руку. Хотя, конечно, при всем уважении к своим дражайшим коллегам в Щ.И.Т. временами Бобби все равно им не слишком-то доверяла. Просто потому что она немножечко гениальнее, чем они. Просто потому, что она увидит больше. Но, учитывая, что сейчас её расследование направлено на максимальное сокращение времени оного, пусть будет хотя бы приблизительный отчет. Когда доберется до лаборатории, все равно все пересмотрит.

- А я пока пойду с другой стороны, - Бобби любила жучки. Еще больше Бобби любила, когда жучки куда-то вели.
После долгих петляний, неудачные дилеры установились у одного из баров. Бинго. Бобби особо весело усмехнулась - придется все же заехать домой и сменить одежку, агент Морс на сегодня работы заканчивает, давая место агенту под прикрытием Бобби. Если очень повезет, то даже выпить успеет! И, конечно, пробить владельца этого бара, по опыту прецеденты, когда главы ничего не знали, пока за их спиной творились темные делишки были... никогда.

Бобби паркуется у бара. Цветно. Шумно, а ведь она еще даже не зашла.

Please allow me to introduce myself
I'm a man of wealth and taste

Бобби усмехается - по крайней мере, музыка хорошая.
А потом за её спиной (опять) появляется Сорвиголова. Видимо, это его тайная страсть к драматизму, иначе и не назовешь. Но её ухмылка становится только шире, когда она оборачивается.

-Pleased to meet you, hope you guess my name, - вместо ответа, почти что в такт музыке.
Следующую строчку она всё же пропускает - разве прелесть игры не в том, чтобы не называть её игрой, только ощущать. Но, конечно, ирония того, как все идеально совпало, зашкаливала. Она оглядывает его с ног до головы оценивающим взглядом.

- Не думаешь, что твой вид несколько примечателен? - приподнимает бровь, складывая руки на груди. - Хотя если в качестве легенды собираешься брать сходку косплееров, то в самый раз.

Бобби даже не шутит. Конечно шутит, но не настолько, насколько могла бы - и косплеерская отмазка тоже была достаточно рабочей идеей, чтобы сработать. Пару раз, когда её собственный костюм, точнее его старые, еще не доведенные до совершенства, версии был похож скорее на маскарадный, чем на шпионским, Бобби и с ним работала, любой недостаток можно было превратить в достоинство. Хотя, конечно, возможно ей все с рук тогда сходило из-за декольте и обнаженных ног.

- Только не говори, что ты собрался и тут всех отдубасить, - Бобби на мгновение меняется в лице, становясь совсем смешливой, но слишком быстро возвращается к серьёзному. - Информацию можно добывать и другими путями. Например, лишней выпивкой. Ты, кстати, что пьешь?

+2

12

Мэтт прекрасно знает, что такое слиться с толпой. Есть только одна «маленькая», совсем незначительная проблема. Тяжело слиться с толпой будучи слепым. Очки, трость все эти атрибуты как-то сразу бросаются в глаза. И конечно Сорвиголова обладает достаточным навыком, чтобы делать вид, что он видит. В этом нет ничего сложного, достаточно смотреть в глаза и проявлять чуть больше участия ко всему окружающему. И данная тактика имела бы ряд преимуществ, только если бы Дьявол был чуть более гибким в своих методах. Но Мэтт Мердок уже не первый год является Сорвиголовой, его методы давно известны и крайне восприимчивы к любым изменениям. Поэтому план слиться с толпой изначально даже не рассматривался. Да и к тому же может у ЩИТа и имеются данные о том, кто скрывается под маской Дьявола, но подтверждать их не входило в намерения Мэтта.
Она улыбается и Сорвиголове тяжело понять модель поведения агента. Кажется, она действительно получает удовольствие от своей работы. И Мэтт согласен, он тоже получает удовольствие. Но вовсе не от образа Сорвиголовы. Его жизнь – быть адвокатом и помогать людям, а маска лишь необходимость, в которой мало приятного. Сколько раз было применимо слово «недостаточно»?
Недостаточно быстр
Недостаточно силен
Недостаточно…
Он хотел бы называть себя героем, но у него никогда не повернется язык произнести это вслух. Даже мысль об этом отзывается в его сердце отторжением. Он не герой, просто потому что недостаточно хорош, чтобы быть героем. В его душе живет Дьявол и он слышит его низкий голос, который испытывает волю человека в красном каждую ночь, когда тот выходит на патрулирование родного района. Сорвиголова не получает удовольствие быть собой, ведь как человек, который верит в бога может спокойно засыпать по ночам зная, что его руки в крови? И пусть он не убивал прежде, но и не смог предотвратить убийства. А значит является соучастником, тем кто не смог спасти. И вина за это целиком и полностью ложится на его плечи. Мэтт Мердок прекрасный адвокат, но он не смог убедить себя в невиновности. Выступая адвокатом, прокурором и судьей он уже вынес себе приговор – виновен. И все дальнейшие апелляции были отклонены.   
Мэтт чисто физически не способен сейчас улыбнуться. Наркотик наводняет улицы, а он стоит под не самую лучшую музыку напротив девушки, которая улыбается…Дьявол попросту теряет время. Поэтому он и не работает в команде. Слишком часто команда требует от него «подстроиться» на что Дьявол не мог пойти в угоду своих личных причин. То немногое за что он так отчаянно цепляется, чтобы окончательно не упасть во тьму собственной души и не превратиться в того, кем бы он не хотел стать. Мэтт знает, что достаточно лишь один раз отпереть клетку и зверя обратно будет уже не загнать. Он завладеет телом и душой и будет нести свою собственную справедливость, только на этот раз никаких арестов, никакого сотрудничества с полицией. Только смерть может ставить окончательную точку над i и избавлять от возможных последствий.
- Как видишь меня еще не выгнали, так что мой план вполне себе работает, - Мэтту было абсолютно плевать приняли его за косплеера или того самого Дьявола, который после тяжелой ночи просто решил зарулить и пропустить стаканчик другой. А что [не]герои не имеют право на отдых? В любом случае он прошел без проблем. Стоит здесь без проблем. И вообще единственная проблема, которая существует в помещение – это он сам. Все же тяжело подстроиться под ее стиль, зажимать зубы и терпеть.
- Я собирался здесь всех отдубасить, - Мердок пожимает плечами и переводит свой взгляд на нее. И пускай он не видит, но в такие моменты это показывает особую серьезность Дьявола. Когда незрячий смотрит тебе в глаза у большинства начинает учащаться пульс, и они испытывают дискомфорт, перетекающий в страх, - выпивка неэффективна. Снижается координация, рефлексы. Да и долго в конце концов, - Мэтт поворачивается к барной стойке и начинает движение по направлению, - впрочем последнее применимо скорее ко мне. С твоими внешними данными зрячие мужчины наверняка раскалываются достаточно быстро. Ведь важно не только что пить, но и с кем, - Мердок приветствует кивком бармена после чего заказывает клубнично-арбузный лимонад, разумеется, без алкоголя, - к слову Питт уже вышел через черный ход, - Мэтт замолкает на секунду, - пытаясь открыть дверь сломал замок. Какой неуклюжий. Сейчас побежит, - и Питт побежал, - но ты ведь это и без меня знаешь. Не паникуешь. Значит либо ты пришла не по его душу, либо у ЩИТа все под контролем? - неудивительно. Он ведь увидел дьявола, а береженного бог бережет.

+2

13

Бобби пожимает плечами, молча соглашаясь. Действительно не выгнали. Возможно, стало жалко — жизнь у косплееров полна боли. Возможно, в Нью-Йорке случается столько странностей и катастроф, что жителей Большого Яблока уже вообще ничего не удивляет. Зашел в бар Сорвиголова? Отлично, главный вопрос только в том, есть ли в его костюме карманы для купюр, просто так никого тут поить не собираются, будь ты хоть тысячу раз городским героем_ужасом (нужное подчеркнуть). Конечно, хотелось подтрунить над наличием плана и над тем, что иногда даже плохие планы начинают работать, а потом резко в самый неподходящий момент перестают, но зачем портить прекрасный вечер?
Сорвиголова тем более с этим сам прекрасно справляется. Бобби только закатывает глаза и тяжело вздыхает: мужчины и насилие, насилие и мужчины, вечная песня, никогда не закончится. Хуже всего, что мужчины всегда еще и уверены в том, что они правы, что именно их дело - правое, а методы - святая истина. Вон как на неё смотрит, видимо, искренне пытаясь убедить. Миленько. Наивно. С другой стороны, не настолько прямолинейно, насколько можно, попытался еще и подмаслиться, ишь ты, с твоими внешними данными.
— И все же на вопрос ты не ответил, - а лекция о вреде алкоголя и вовсе отдавала Кэповостью, и определенно ей стоило оставаться именно у него, а не идти симбиотом к Дьяволу Адской Кухни, посему от своей линии поведения Пересмешница даже и не думала отказываться. - Я думаю, что ты не фанат крепких напитков, и вовсе не по всему тому страшному перечню, что ты перечислил, а просто потому что не нравится. А вот пиво или сидр - как раз твоя тема.
Бобби дальше не продолжает развивать тему, впрочем, в каждой женщине должна быть своя загадка, да и учитывая бедственное положение с кофе, все равно ей Шардоне в качестве подарка за приятную совместную работу не видать. Как хорошо быть самодостаточной сильной женщиной и иметь возможность купить себе его самостоятельно. К тому же до конца совместной работы еще далеко, спасибо, Сорвиголова, что так вовремя напомнил, даже не успела себе заказать чего-нибудь.
У Щ.И.Т. все под контролем? Хах.
— Не я сказала, ты сказал, — улыбаясь, подмечает Бобби. Всё идет по плану.
Она бы в жизни не сказала, что в Щ.И.Т. все под контролем — не, кончено, Фьюри в обнимку с Хилл так наверняка думает, но с ее скромной точки зрения все же работа в разведке была построена чуть больше чем полностью на творческом беспорядке. Может, впрочем, это была персональная карма, все же Лаки для примагничивания удачи остался с Клинтом, приходилось обходиться собственными силами. Но ей нравилось. Это было весело, какой-то Питт куда-то побежал, наверное, ниточка, по которой шел Сорвиголова, вопрос, что с ним делать, конечно, хороший.
- Не хочешь погнаться следом и избить? Не бойся, я присмотрю за твоей выпивкой, - она даже тянет руку к стакану, но останавливается, не покушаясь более, чем надо. - Нет? Удивительно.
Скорее всего,  этот Питт был шестеркой - десятки в бары не заглядывают, у них есть собственные в дорогих пентхаусах. Был ли смысл выбивать из него информацию? Возможно. Но это будет долго. Он приведет к семерке, а то и шестерке с половинкой, и так шаг за шагом пробираться к верхам. А наркотик между тем заполонит рынок и работать придется уже не только с тем, чтобы избавиться от него, но и от его влияния на улицах. Проблематично. Скорее всего, учитывая трусливость и готовность к бегству в любой момент, этот Питт долго не проживет - свои же загрызут.
В зале не так много охранников - всего два у входа, плюс бармен с гипотетической тревожной кнопкой. Работать можно. Перед тем как встать, Бобби наклонятся к уху Сорвиголовы и почти неслышно произносит "А теперь смотри".
Наблюдательность - найти самых пьяных и агрессивно настроенных и парочка удачных толчков помогают устроить небольшую драку. Подстрекательство и еще несколько удачных пинков - большую. Неловко вышло, право слово, неловко, ох уж эта мужская агрессия, ужас.
- За мной, - тихое, чисто на всякий случай, чтобы Сорвиголова не решил, что эта драка, в которой стоит участвовать. Будь, конечно, он в менее приметной одежде было бы куда лучше, но все же хотелось верить, что шум, гам и неразбериха достаточно отвлекут внимание даже от... него.
Второй этаж явно заточен под административное крыло. Хорошо, что хоть небольшое  - кабинет да пара каморок, да и откуда средней паршивости бару обладать хоть чем-то хорошим, не корпорация зла все же.
- Я ищу документы, ты ищешь все тайное, что только может быть. Или поставку, все же часть наркотика они увезли и явно хранят где-то здесь, - на ходу инструктирует; Бобби не была уверена, что Сорвиголова смирился с её типом командной работы, но... что делать? С некоторыми вещами все же рано или поздно придется смирятся и привыкать. Лучше рано. Дергает за ручку - проверить, что закрыто, но на удивление она поддается. - Или... Твою мать.
В кресле красовался труп владельца бара.
Секунда на переваривание информации, вдох, выдох. Даже если это так, даже если на хвост их хвоста сели и теперь активно заметают след, что-то наверняка должно было остаться, что-то, что позволит продвинуться дальше.

+2

14

Способен ли Дьявол созидать? В безумной погоне борьбы с пороками людскими, остается ли место для светлого и правильного? В чем смысл его борьбы? Создать мир, который будет лучше, чем тот в котором он живет или не дать всему окончательно упасть во тьму? Мэтт Мердок хотел бы, чтобы ответом на вопрос был первый вариант. Что он борется ради лучшего мира, что он созидатель, а не защитник. Но это не так. Мысли о глобальном оставьте Старку, он герой меньшего масштаба. И разрывая собственные мышцы, он способен лишь балансировать на той тонкой грани, где один шаг в сторону означает перейти черту и не вернуться. Адвокат – должен защищать. И в этом они с Дьяволом похожи…ведь они оба всего лишь защитники. И даже не последняя стена, ограждающая от падения в пропасть. Всего лишь одна из…совсем не обязательная. Не несущая. 
Он человек и как всякому человеку ему присущи слабости. В те редкие минуты, когда кажется, что все напрасно. Темные мысли, заполоняющие собой сознание, шепчут ему сдаться. Липкие, скользкие, от них невозможно отмыться. Не одна вода в мире, не один душ не способен их смыть. Они отправляют сознание и становятся все более настойчивее. Такова природа человека, у каждого есть свои слабости. Даже у тех, кто выглядит в глазах других героем. И оставаясь наедине с собой, когда на теле нет не одного живого места, все оно покрыто гематомами и переломами. Он позволяет себе выпить. Вовсе не пиво или сидр как считает агент. О нет. Дешевое разбавленное пойло, которое разливают в барах. Стакан за стаканом, пока голоса в голове не замолчат. Он пьет до такой степени, что даже ему становится тяжело ориентироваться в пространстве. Лечит один яд другим, отправляя себя и откатывая все свои тренировки на недели назад. Осознанная жертва, чтобы привести голову в порядок. Которая увы, работает не всегда. Порой все лишь усугубляется и голоса становятся громче. Выбор, то, что определяет человека. Но до сих пор он не знает, правильный ли выбор совершил? Мэтт точно знает, что Дьявол не делает мир лучше…но не делает ли он его хуже? Ответ не скрывается в биениях сердец, которые он спас. Ведь за одной спасенной жизнью он подвергает опасности десятки других. Скольких врагов создал Дьявол? Сколько свернули не на тот путь, потому что именно Мэтт Мердок оказался у них на пути? И когда Фемида будет держать весы, в какую сторону склонится чаша?
Мэтт не отвечает на ее реплику о алкоголе. Вместо этого заказывает себе скотч и осушает стакан. Совершенно не смакуя вкус напитка. Да и в подобных заведениях смаковать не получится. Такую дрянь лучше осушать быстро и сразу, чтобы не чувствовать рвотные позывы от отвратительного вкуса. На его лице отсутствуют эмоции, а сам он даже не утруждает себя, чтобы хотя бы сделать вид, что смотрит в ее сторону.
Желание дамы – закон. Во всяком случае этим вечером. И Мэтт доверяется своему «поводырю». Уклоняется от шальных ударов, направленных в его сторону, не отвечает ударом на удар. Обходит, наклоняется. И шаг за шагом передвигается по направлению к кабинету. Здесь бы пригодились навыки Черной кошки, а не дьявола. Вот кто справился бы с этой задачей без лишнего шума. Под лишним шумом Мердок имеет ввиду драку, которая разворачивается внизу. И пусть копов никто вызывать не станет. Но это Адская кухня. И там, где в ход идут кулаки вскоре может появиться и холодное оружие, а за ним и огнестрельное. Ни у кого нет детальной статистики, но по личным наблюдениям Мердока. Каждая четвертая пьяная драка в Адской кухни заканчивается смертью.
Еще до реплики агента он чувствует труп. Разложение уже не началось, но испражнения организма вкупе с пониженной температурой тела. Ожидаемо.
Мердок вытаскивает ящик стола, переворачивает его вниз и папки с документами летят на пол. Стучит несколько раз по дну и подмечает говорящий глухой стук. Не удосуживается в поисках потайного кармашка, чтобы открыть, а просто ломает первое дно кулаком, проводит ладонью в поисках зацепок и натыкается на…дискету?
- Как-то примитивно для 21 века, - произносит Дьявол вслух и протягивает ее агенту, - у меня такого раритета точно не найдется, - мужчина дергает головой, вслушивается. Прикладывает указательный палец к губам призывая агента все же помолчать. Хоть минуточку. По лестнице нарастают шаги. Но звук, он двигается иначе. Более глубоко. Развернувшись, Дьявол начинает скидывать стопки книг со шкафа, пока не натыкается на кнопку. И ему бы сейчас закатить глаза. Жил себе, бед не знал. Все было просто и легко. Стоило встретиться со ЩИТом и начались шпионские игры, потайные комнаты и прочие традиции агента 007. Дьявол нажимает кнопку и шкаф начинает отъезжать в сторону.
- После вас, - он замирает, - хотя стой, - он присаживается на одно колено и указывает на растяжку, - аккуратнее.

+2

15

Вдох. Выдох. Спокойствие. Единение с вселенной.
На место раздражению приходит усталая мысль: а почему каждый раз так? Почему каждый раз приходится бегать за крупицами информации, как влюбленный по уши подросток за понравившейся девчонкой? Каждый раз сложности, каждый раз препятствия, а если их нет - то это, подруженька, фикция, они есть, но ты до них не добралась. Приходится отложить эту мысль в долгий ящик. Если быть точнее, то в долгие пролеты стеллажей, в ящик все, откладываемое на потом, перестало вмещаться слишком давно.
Вдох. Выдох. Спокойствие. Щелчок выключателя - да будет свет.
На контрасте с полумраком, конечно, режет глаза, но кто же знал, кто же мог подумать, что в побочные задачи неожиданно добавится еще и раскрытие убийства.
- Судя по брызгам крови, удар был нане... ЭЙ! - размышления вслух прерываются вполне закономерным не столько возмущением, сколько удивлением весьма резким действиям. С одной стороны - сама предложила искать все тайное, которое должно стать явным,  с другой стороны, конечно, действует Сорвиголова максимально деликатно и бережно. - А потом возмущаются, когда их пытаются засудить за испорченное городское и частное имущество.
Пожимает плечами и ухмыляется.  Одно дело Тони Старк и иже с ними - они хоть имеют достаточное состояние, чтобы возмещать ущерб, но ведь чаще всего попадаются герои вроде Человека-Паука, у которых за душой ни гроша, только чистый энтузиазм творить добро и учинять справедливость.
- Хвастаешься? А ведь между прочим старомодность в чем-то даже хороша, - Бобби забирает дискету и кладет в один из карманов на ремне - не самое безопасное место, но таскать в карманах пуленепробиваемые сейфы было как-то не очень удобно. Она шумно выдыхает носом на весьма тонкий и показательный намек Сорвиголовы, ну конечно, вот только преследования вот прямо сейчас им не хватает, и достает пистолет.
Слишком узкое пространство для маневренности для дубинок. А, конечно, жаль. Частично - волосы она в порядок тоже приводила не просто так, укладку портить совсем сильно не хотелось.
- Значит, вот как знаменитый Сорвиголова исчезает? - и все же улыбаться не тянуло, потайные ходы редко вели к чему-то хорошему.  Если повезет, то хотя бы к выходу. - Тц.
В идеале надо было обезвредить растяжку. В идеале идеала - обезвредить так, чтобы отрезать хвост. Вместо этого приглядываясь  к стенам прохода Бобби приходит к тому, что идеала не существует, и приходится обходиться дешевыми и сердитыми методами. Сомнительные радости - хотя бы стены были достаточно узкими. Небольшая разбежка перед тем как прыгнуть и зацепиться за стены, и, отталкиваясь при каждом прыжке вперед, вплоть до лестницы. Выкуси, Человек-Паук. Можно ли было сделать все куда проще? Можно было. Но, пожалуй, можно было немножко и повыделываться. Лестница вела далеко не в секретный бункер со всеми секретами. Очень жаль. А под землю. Вдвойне. Очень. Жаль. Бобби не любила канализации.
- Ты же помнишь, что с тебя кофе? - несмотря на довольно бурную ночь с постоянно ударяющим в голову адреналином, Бобби зевнула.
Красный был прав, дискеты - древность, какую еще поискать надо, и у неё дома определенно уже нет компьютера с дискетоприемником. На ум тут же пришел Клинт - уж у кого, а у него в доме технологии всегда запаздывают на пару десятилетий, если посмотреть на лук, то и столетий, но... Не-а. Чем меньше людей вовлечено в дело, тем лучше. И без того шумно выходит.
Геолокация на телефоне говорила, что они в южной части Бронкса. Далековато, конечно, от Адской Кухни забросило, но в Бронксе есть парочка конспиративных квартир, где уж точно будет подходящее оборудование.
- А еще бутылку вина, - и если вино точно могло потерпеть, то если в конспиративной квартире не окажется кофе, Бобби готовилась разочароваться в своей жизни.
Выбраться из канализации, что было совершенно не удивительно, было приятно. Свежий воздух бодрил и заставлял поверить в жизнь чуточку больше. Вскрытие замка в конспиративной квартире заняло менее минуты, что тоже радовало. Конечно, Бобби думала о том, что раскрывать одну из точек локации Щ.И.Т., возможно, не лучшая идея, но Фьюри сам виноват, надо было просчитывать такое, когда посылал агента в Адскую Кухню. К тому же, может, старый хитрый лис действительно на это и рассчитывал - хорошая агитация и конкурсы интересные.
- Пусто, - констатирует и устало трет виски. Девственно чистый диск, никакой информации, дешифровщики не выдают ничего, вирусных угроз нет, цепляться не за что, работать не с чем. Так пусто, что почти что провокационно. Хоть бы что-то было - нелегальная порнография,  подпольные сделки о продаже алкоголя, но нет. Пусто. Занято по нулям.
В этом всем было что-то неуловимо знакомое. Мысль, которая вертится на самом краешке, но которая постоянно ускользает песком сквозь пальцы. Хуже всего, что чем больше Бобби об этом думала, тем больше эта мысль отдалялась. И Бобби ее отпустила. Временно.
- Знаешь, у тебя, конечно, хороший костюм, мощный, - Бобби откидывается на спинку стула, расслабляясь. - Но в домашних условиях и в дневном свете совершенно не работает. Уверен, что не хочешь смениться, в шкафу точно что-то есть. Время для перерыва и доставку еды из китайского ресторана.

0


Вы здесь » ex libris » фандом » the devil wears a suit and tie [marvel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно