ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » make it to the sunrise [sdr2]


make it to the sunrise [sdr2]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

make it to the sunrise [sdr2]

Plese, let me take you
Out of the darkness and into the light
'Cause I have faith in you
That you're gonna make it through another night.

https://imgur.com/V8tLSbR.gif

• sdr2 timeline - between chapters 4 and 5

hajime hinata, chiaki nanami

С каждым днем развязка все ближе, но отчего-то легче не становится. Тени сгущаются, надежда тускнеет; закончится ли когда-нибудь этот кошмар?

[nick]Chiaki Nanami[/nick][status]gamer gurl[/status][icon]https://imgur.com/tHcQJZN.jpg[/icon][sign]https://imgur.com/5hmXWLV.jpg[/sign][lz]<a class="lzname">чиаки нанами</a><div class="fandom">danganronpa</div><div class="info">gamers don’t die, they respawn</div>[/lz]

Отредактировано Kamui (15.04.22 23:16:24)

+1

2

Дом Веселья остался позади, но ему все еще казалось, будто желудок сводит от голода. Хината был на грани в тот, последний день — все они были — неудивительно, что кто-то сорвался в конце концов. Если подумать, это было неизбежно. Убийство или медленная мучительная смерть — немало самоотверженности нужно, чтобы выбрать второе и сдаться, принимая кончину как должное, только бы не навредить тем, кого ты считаешь друзьями.

Хината и сам оказался слаб, допуская отчаяние в свои мысли. Затуманенному голодом разуму Комната Мертвеца казалась спасением, единственным местом, где мог таиться выход из смертельной ловушки. Как знать, чем бы все закончилось, если бы Нанами не остановила его перед дверью. Пойди тогда Хината до конца, смог бы он справиться с открывшейся правдой в одиночестве, без давящей необходимости расследовать очередное убийство? Или ему не пришлось бы уже ни о чем беспокоиться?

Ученик резервного курса. Что же, по крайней мере теперь он знает, почему ничего не помнит — ему просто нечего вспоминать. Принять это оказалось… сложно. Сложнее, чем столкнуться с очевидным презрением Комаэды. Словно талант был чем-то определяющим, без чего Хинате нет места среди остальных, как бы сильно он того ни желал.

Едкое, раздражающее чувство, мерзко ворочающееся внутри, от него не скрыться на промозглом соленом ветру. Теперь Хината знает, он всегда будет позади. Что бы он ни делал, как бы сильно ни старался — он никогда не станет тем, кем себя считал.

Пляж был пуст этим вечером: ни чужих голосов, ни далекого пения птиц, лишь мерный шум прибоя и едва слышимый стрекот цикад.

Шаг за шагом по песку, дальше от главного острова, чтобы побыть немного в одиночестве. Без цели, с одной лишь слабой надеждой на то, что это поможет ему справиться с собой.

Думать проще, когда чужие взгляды не сверлят спину.

Есть что-то успокаивающее в том, как звучит океан. Словно кроме волн, разбивающихся о берег, ничто больше не имеет значения, и прикрыв глаза можно в нем раствориться. Пускай ненадолго, может только на мгновение, но даже этого должно хватить, чтобы следующий вздох не был наполнен горьким разочарованием.

Он ведь и раньше подозревал. Мог бы еще в начале догадаться, если бы потрудился сопоставить факты, а не отрицать их. Талант — это не мимолетное увлечение. От него нельзя избавиться, просто-напросто позабыв о том, что он есть.

Короткий самоуничижительный смешок сорвался с губ прежде, чем Хината успел его подавить. Остановившись возле самой воды, он устало потер переносицу, бездумно смотря вдаль, туда, где виднелся пустой горизонт и небеса сливались с океанической гладью, становясь в вечерней полутьме практически неотличимыми.

Здесь спокойно, если не вспоминать.

Так хорошо, если не думать.

Жаль, что не думать не получается. Невозможно не вспоминать слова Комаэды, когда они до сих пор раздаются в голове звонким эхом — слишком громко, слишком равнодушно, чтобы оставить их в стороне и притвориться, будто это неважно.

[nick]Hajime Hinata[/nick][icon]https://i.imgur.com/TdP2PuT.png[/icon][status]ultimate nobody[/status][lz]<a class="lzname">хаджимэ хината</a><div class="fandom">danganronpa</div><div class="info">Do you feel cold and lost in desperation? You build up hope, but failures all you've known. Remember all the sadness and frustration and let it go.</div>[/lz]

+1

3

Было хорошо снова почувствовать свежий воздух и ветер после вынужденного заточения.
«Дом Веселья», да? Загадка его устройства могла бы стать неплохой головоломкой в какой-нибудь игре на побег, но когда от всего одной тайны зависят жизни всех, это делает ситуацию неприятно отчаянной и почти безвыходной. Ах да, для Монокумы все и так является игрой.
Неожиданный поворот событий был как удачей, так и неудачей одновременно (как и каждый раз, когда Комаэда пытался что-то предпринять); если бы он не пошел тогда в Комнату Мертвеца, он не получил бы секретные документы в свое распоряжение, и Танака сам бы подтолкнул всех остальных к разрешению тайны. После того, как Гандам ответил на вопрос Хинаты после суда, у Нанами не осталось сомнений в том, что произошло.

Жертва. Это абсолютно точно была жертва.

Его мотив в корне отличался от предыдущих случаев: человек, который ценил жизнь намного больше кого-либо еще, был вынужден ее отнять, не в состоянии наблюдать, как медленная и мучительная смерть настигает всех его союзников. Это было его сознательным решением, принятым в здравом уме – даже будучи на грани, он выбрал своей целью единственного, потерявшего свою физическую человечность.
Нет. Это было сознательным решением их обоих.

Как трагично...

Худшее в этом то, что она ничего не может с этим поделать. Даже если на секунду забыть о невидимом барьере, ограничивающем ее свободу, в ее ли силах помешать происходящему?
Все ее существование противится даже такой мысли. Она – наблюдатель. Она никогда не должна была быть в состоянии принимать ключевые решения вопреки характеру той, что стала ее прототипом. Не выделяться, быть как все, ничем не выдавать себя – так и должен себя вести засланный агент, чтобы не оказаться раскрытым. Из этого нельзя было вечно делать тайну; правда так и так вскрылась бы во время активации команды «выпуска».
Но изначальный план пошел прахом, как только Монокума пробрался внутрь. И теперь, когда в живых осталось меньше половины участников, условия завершения программы не могут быть выполнены. Ей оставалось только надеяться, что у Основания Будущего был запасной план на подобное развитие событий.

«Предатель».
Слишком громкое слово для такой тихой девушки, но в нем есть доля правды. Быть заменой мертвому человеку, обманывающей всех остальных ради благой цели – это ли не достаточный повод так считать? Вообще у Монокумы не было причины драматизировать и как-либо обозначать факт ее присутствия здесь, если бы он не планировал использовать это как первый мотив – в конце концов, ни он не может прямо повлиять на нее, ни она на него. Хаотичная удача Нагито (остающаяся паранормальной даже в Программе Нового Мира) и его слепая вера в надежду исказили произошедшее после того объявления настолько, что зловещая игра вновь начала свой ход. Многие перестали уделять внимание старой провокации, но никто не забыл ее, подначиваемый постоянными напоминаниями монохромного медведя. Это могло означать только одно – ничего еще не кончено.
Пока совесть Нанами чиста – еще никто не пытался использовать этот мотив, как оправдание своим действиям. Но если в файлах Пика Надежды была хотя бы одна несостыковка и Нагито уже знает, кто является предателем, то…

Чувствуя себя некомфортно, Нанами накидывает капюшон себе на голову и обнимает колени, пытаясь скрыться от этого мира. Сейчас ей стоило побыть одной просто ради безопасности других, и ночной пляж как нельзя лучше подходил для этого. Сколько бы другие выжившие не пытались выбраться с острова, ей некуда бежать. Это место единственное, в котором она может существовать. С самого начала у Чиаки была лишь одна цель – помочь остальным преодолеть свое прошлое, вместе со всеми создать воспоминания, которые смогут проложить дорогу в светлое будущее. Это место должно было стать утопией, в которой отсутствует сам концепт насилия; где в вечно-ясном небе всегда парят птицы, а погода никогда не бывает плохой – ни изнуряющей жары, ни пронзающего холода, ни луж, ни сугробов, ни штормового ветра - но обещанный рай превратился в сущий кошмар.

Задумчиво вглядываясь в едва различимую линию горизонта, где небо сливается с океаном, Нанами не сразу замечает приближение другого человека. Как не замечает и он ее, погруженный в свои мысли.

- Хей… Хината… - тихо приветствует она, выдерживая обычные для себя необъяснимо длинные паузы. - Что ты здесь делаешь?

Акане, Сода и Кузурю уже оправились от последнего суда, Соне потребуется чуть больше времени на восстановление, чем остальным – все же она была самым близким человеком Танаки здесь. Хината, однако, выглядит потерянным, уставшим и немного разбитым. Он держится неплохо для того количества потрясений, которые свалились на его за последний день, но Чиаки знает, что он не в порядке.

Неважно, как изменились правила окружающего мира, ее роль осталась той же. Она сделает все возможное, чтобы поддержать других на тернистом пути с острова, даже если ей самой не дано покинуть это место.

[nick]Chiaki Nanami[/nick][status]gamer gurl[/status][icon]https://imgur.com/tHcQJZN.jpg[/icon][sign]https://imgur.com/5hmXWLV.jpg[/sign][lz]<a class="lzname">чиаки нанами</a><div class="fandom">danganronpa</div><div class="info">gamers don’t die, they respawn</div>[/lz]

+1

4

Ветра здесь почти не слышно, только волны бьются о берег, нарушая вечернюю тишину и размывая песок под ногами. Хината не двигался, лишь бездумно смотрел на воду, пытаясь собрать себя по кусочкам. Ничего ведь не изменилось на самом деле. Его слова, поступки, надежда — все осталось прежним, так почему же тогда кажется, словно открывшаяся правда обесценила их?

Это глупо, размышлять подобным образом, но чего еще ждать от ученика резервного курса, верно?

Скривив губы в ироничной улыбке, он наконец отвел взгляд от горизонта, уже собираясь двинуться дальше, когда за спиной раздался чей-то тихий голос. Вздрогнув от неожиданности, Хината помедлил мгновение, прежде чем отвернуться от океана, находя в окружающей полутьме знакомый силуэт.

— Нанами? — растерянно отозвался он, только теперь замечая, что все это время был на пляже не один. Вопрос застал его врасплох и долгие несколько секунд Хината молчал, пытаясь подобрать правильный ответ. — Я… — сбился он, делая шаг вперед, чтобы темнота перестала прятать чужую фигуру, — много всего произошло, мне нужно было подумать. Здесь спокойно.

Она знает, что привело его сюда, Хината уверен в этом. Он слишком устал, чтобы пытаться убедительно лгать, когда слова вертятся на языке, дожидаясь момента сорваться, выдавая засевшую внутри горечь осознания. Он никогда не умел справляться с проблемами в одиночестве, утопая в самоуничижении, куда обычно тянули его мысли. Злые, отчаянные — такие правдивые.

Память расплывчата, честно говоря, Хината даже лица своих родителей толком не помнит, не удивительно, что он сумел обмануть себя раньше, отодвинув в сторону очевидные доказательства.

Остальные тоже его осудят?

Поежившись от несуществующего холода, он неожиданно для себя слабо улыбнулся, заметив, как «ушки» капюшона кофты Нанами треплет ветер, напоминая о приблудном коте, которого Хината подкармливал когда-то в детстве. С черной лоснящейся шерстью и ласковым, до смешного добрым, взглядом — воспоминания о нем почему-то намного ярче, чем о теплоте матери или строгости отца. 

— Уже поздно, наверное нам пора возвращаться, — негромко произнес он, очнувшись от давнего видения, не имеющего ни конца, ни начала. И хоть Хината сам это сказал, своему совету он не последовал, прикусив щеку изнутри прежде, чем вновь подать голос: — Нанами? — во второй раз за несколько минут прозвучало в тишине. — Талант… что он для тебя значит?

Слова показались Хинате слишком громкими, словно то, о чем он не мог перестать думать, наконец вырвалось на волю, выворачивая наизнанку его сомнения и страхи. Он боялся услышать её ответ, и в тоже время с нетерпением ждал его, отчего-то считая, будто тот расставит все по своим местам, прогоняя дурные мысли точно также, как это было перед комнатой Мертвеца.

Однажды ей уже удалось оттянуть Хинату от края, не позволив сгинуть в отчаянии и безысходности момента, так разве неправильно надеяться на то, что это произойдет вновь? В самом деле, что ему терять? Едва ли найдется что-то хуже откровенного презрения в высказываниях Комаэды.

[nick]Hajime Hinata[/nick][status]ultimate nobody[/status][icon]https://i.imgur.com/TdP2PuT.png[/icon][lz]<a class="lzname">хаджимэ хината</a><div class="fandom">danganronpa</div><div class="info">Do you feel cold and lost in desperation? You build up hope, but failures all you've known. Remember all the sadness and frustration and let it go.</div>[/lz]

+1

5

Нанами не реагирует несколько секунд, позволяя ветру и тихому шуму прибоя заполнить тишину, и кажется, что она не услышала вопрос. Но потом она снимает с плеч рюкзак, без видимых усилий перекидывая его на колени. Открыв его и бережно отодвинув приставку в сторону, она достает пару разноцветных контейнеров. Крышки поддаются не сразу. Внутри лежат фрукты, нарезанные небольшими кусочками, не слишком мелкими, чтобы их можно было брать руками.
После вынужденного голодания надо начинать есть постепенно. Нанами сама особо и не хочет – иногда она слишком увлекалась играми и забывала и про еду, и про сон, поэтому для нее ситуация не являлась слишком необычной. Небольшого сухпайка, выданного Монокумой после обнаружения тела, ей оказалось достаточно. А фрукты собрала и впихнула ей Аканэ, заметив, что она единственная ничего не стала брать после возвращения из Дома Веселья. А еще гимнастка сказала что-то про то, что это прибавит сил и поднимет настроение. Нанами тогда еще подумала, что очки морали лучше всего восстанавливают отвары из редкого красного можжевельника, растущего на северном склоне Пика, Пронзающего Небеса, после сверхъестественных событийных метелей, но спорить не стала.
Есть девушка все равно не хочет, поэтому протягивает пластиковую емкость Хинате, выпрямляя руки в локтях. Может, ему станет получше.
Ни вопроса, ни предложения. Ее манеры уже не такие угловато-смазанные и скованные, как в первый день на острове, но все еще недостаточно… натуральные. Этот мир действительно не успели доработать, и она лучшее тому доказательство.

– Это оковы. Талант, – поясняет она, к чему относилось первое высказывание.
Она слегка склоняет голову к плечу, пытаясь сформулировать сравнение и размышляя над хорошей аналогией, однако на ум снова приходят только игры.

Это то, из-за чего переживает Хината. Почему? Ответ лежит за пределами известной ей области. Нанами смешно надувает щеки и хмурится, пытаясь сложить два плюс два из имеющихся у нее данных.
Талант культивируется в Пике Надежды, это правда. Может быть, в этом и заключается проблема? Превознося одно, они опускают что-то другое, искусственно создавая пропасть на пустом месте. Нагито говорил что-то про второй сорт и обычных людей – Нанами не особо разобрала, только осознавая по реакции Хинаты, что это сильные оскорбления (да и на тот момент у них были проблемы поважнее) – теперь, вспоминая, как он боготворит своих одноклассников и саму идеологию академии, его слова несли бόльший смысл. И сила в них бόльшая; даже если другие ученики привыкли верить в свой талант, многие не разделят его точку зрения. Должно быть, тяжело было услышать именно от Нагито о том, что ты - никто на фоне остальных.
А, вот оно что. Это ужасно…

Она что-то хотела сказать до этого… кажется. Она искала какую-то формулировку? Мысль почти затерялась, поэтому Нанами просто отпускает эту нить размышлений и подцепляет следующую.

Оборачиваясь назад, Хината всегда был самым нормальным и выделялся своей обычностью и простотой. В хорошем смысле. Это и позволило ему искать несостыковки и рассматривать загадки здравым, неискаженным взглядом, на что не были способны остальные.

- Это не плохо, что у тебя нет таланта – на самом деле, это… обстоятельство делает тебя более свободным, чем кого-либо еще здесь, – Нанами замолкает, продумывая другие разветвления событий в данный момент, как если бы это была игра, где выбор слов сейчас повлияет на открываемую концовку. - Но если сама эта мысль болезненна, то почему бы не думать, что он есть? Просто ты еще не нашел нужную область.

Не дожидаясь мгновенной реакции, девушка ставит пластиковую емкость себе на колени, оставляя предложение в силе; руки скоро устали бы, если она продолжила бы держать все на весу, а Хината пока не торопится с ответом.

[nick]Chiaki Nanami[/nick][status]gamer gurl[/status][icon]https://imgur.com/tHcQJZN.jpg[/icon][sign]https://imgur.com/5hmXWLV.jpg[/sign][lz]<a class="lzname">чиаки нанами</a><div class="fandom">danganronpa</div><div class="info">gamers don’t die, they respawn</div>[/lz]

+1

6

Он не был уверен, зачем задал вопрос. Просто вырвалось, когда сомнения захлестнули с головой, будто накрыло приливной волной, а на вдох не хватило времени. Хината не успел, не был готов, и потому теперь шел ко дну, задыхаясь от собственных мыслей. 

Пластиковый контейнер в руках Нанами остался нетронутым. Есть хотелось со страшной силой, но кусок в горло не лез, и он, лишь взглянув на порезанные фрукты, в следующий миг от них отвернулся.

Повисшая на какое-то время тишина тяготила, и глаза почти слезились от пристального взгляда в темноту. Хината опустился прямо на песок, не заботясь о песчинках, забившихся в складки брюк, чувствуя, как покалывает пальцы, сжатые в кулак, а ногти царапают кожу ладоней. Казалось, когда Нанами заговорит, то немногое, что еще держалось, окончательно сломается, и в конце концов он либо сумеет собрать все воедино, либо исчезнет без следа, став наконец тем, кем ему и следовало быть с самого начала — человеком без таланта и надежды.

И почему-то, Хината ждал этого, словно за открывшейся правдой скрывалось нечто гораздо большее, чего иначе не поймешь.

Каждое слово Нанами что-то цепляло внутри, крепило и кривило одновременно, вынуждая стиснуть зубы, сдерживая рвущееся с языка возражение. Возможно в сказанном и был смысл, но может ли кто-то наделенный абсолютным талантом понять, что это значит для Хинаты?

Способна ли птица, летающая в небе, узнать каково тем, чьи крылья были подрезаны?

Кому нужна свобода, когда она не дает ничего, кроме жгущего душу отчаяния?

— Я уже достаточно обманывал себя, — с потаенной горечью произнес он, сжимая в руке горсть песка, прежде чем бросить его обратно, — зачем продолжать? — и это вышло так устало, что Хината умолк ненадолго, как никогда явно ощущая грызущее изнутри разочарование. 

Он мог бы. В самом деле мог, но что изменится? Для Комаэды он так и останется бесталанным, для остальных же… Об этом Хината видимо узнает с утра — с острова некуда бежать, чем не повод столкнуться с реальностью лицом к лицу?

— Неважно, — не дожидаясь ответа, отмахнулся он, подавляя усталый вздох, — не бери в голову, просто… это трудно принять.

Уходить не хотелось. Шум моря и тихий голос Нанами успокаивали, почти как раньше, когда… Хината зажмурился, чувствуя боль, давящую на затылок. Приложив прохладную ладонь ко лбу, он сухо сглотнул и резко распахнул глаза, с облегчением отмечая, что все прошло, осталась лишь легкая ломота в висках, почти незаметная, если не задумываться всерьез.

Сложно осознавать насколько ты ничтожен по сравнению с окружающими, но в конечном итоге, что это меняет? Они все еще пленники на острове, а убийства продолжаются. К какому бы согласию ни пришли студенты Пика Надежды — все повторяется. Из раза в раз, под громкий смех Монокумы, подсовывающего новые мотивы.

— Может, — задумчиво добавил он, повторяя вслух свои недавние размышления, — я должен был знать с самого начала.

И Хината догадывался, просто отказывался признать правду, хватаясь изо всех сил за призрачную надежду быть кем-то

Абсолютный никто — кажется, это вполне подходящий для Хинаты титул.

[nick]Hajime Hinata[/nick][status]ultimate nobody[/status][icon]https://i.imgur.com/TdP2PuT.png[/icon][lz]<a class="lzname">хаджимэ хината</a><div class="fandom">danganronpa</div><div class="info">Do you feel cold and lost in desperation? You build up hope, but failures all you've known. Remember all the sadness and frustration and let it go.</div>[/lz]

+1

7

- Но что, если ты думаешь, что ты обманывал себя, но на самом деле ты не обманывал себя, но теперь обманываешь себя, потому что думаешь, что обманываешь, но это не так? - комично склоняет Нанами голову к плечу.

Честно сказать, она не совсем понимает, почему он настолько сильно переживает из-за этого. Знакомство на острове началось с нуля: воспоминания откатили на несколько лет назад, никто никого не помнил, поэтому все были в равных условиях. Ну, все кроме нее.

И Хината поладил со всеми. Не сказать, что стал лидером (после смерти не-Бьякуи они так и не смогли собраться под чьим-то началом), но общался с каждым на равных, на судах брал ведущую роль, искренне стараясь разобраться во всех обстоятельствах, выслушать каждого и принять все детали во внимание. И что теперь? Человек, который заботился о других больше, чем о себе, оказался подкошенным несправедливо острыми словами всего одного из целой группы.
У Нагито очень своеобразное мышление и поведение, всем это уже должно быть понятно. Эксцентричное, если пытаться подобрать более точное описание. Наверное, Хината чувствует ответственность перед остальными? Словно он их подвел тем, что оказался чужаком? Девушке не понятно, почему, с логической точки зрения, его гнетет эта мысль – остальные четверо категорически не разделяют это мнение, они ясно дали понять это во время последнего суда.
Если логика не работает, то дело обычно в чувствах. Мнение Нагито особенное для Хинаты по какой-то причине? Межличностные отношения никогда не были ее сильной стороной, чтобы она могла дать ответ на этот вопрос.

Пряди, обрамляющие лицо, слегка щекочут кожу, развеваясь едва ощутимом ветру, а ушки на капюшоне чуть-чуть подергиваются, не в силах подняться на потоках воздуха. Не будь у нее памяти на жестком носителе, может получилось бы на секунду отвлечься от всматривания в бездну в попытке найти проблеск света.

Им надо продолжать двигаться вперед. Ему надо продолжать двигаться вперед. Еще есть надежда: до конца таймера есть время (хоть она и не знает, что он означает), для программы выпуска еще достаточно людей. Рано опускать руки!

Они пережили уже столько смертей, что на данном этапе этот факт кажется наказанием, а не благословением; столько людей проявили неожиданные черты своего характера (Монокума бы наверняка стал рассказывать, как полезно иногда выходить из зоны комфорта), столько случайных жизней было отнято.  Она не уверена, как работает цифровая смерть для учащихся - данных, которые она может собрать из своей стеклянной клетки попросту недостаточно, чтобы оценить происходящее во внешнем (настоящем) мире. 

Однако этот остров - вселенная единственно истинная для нее. Нанами способна осознавать и принимать пространство за его пределами, но не существовать в нем. Влажный воздух и мягкий песок под ногами, мерный шум прибоя – это все есть здесь и сейчас, это все настоящее в ее глазах. Словно красивая моделька в стеклянном шаре, очень предсказуемая утопия с одним очевидным «но».
За темной ночью всегда последует рассвет - так должно происходить, но здесь, где большая часть законов оказалась переписана? Казалось, что установленный порядок нельзя изменить, но вот они здесь, посреди игры на выживание, где плюшевый медведь с армией огромных вооруженных монстров-роботов захватил всю территорию и издевается над бедными школьниками. Даже звучит не так страшно, как есть на самом деле.
Там, за горизонтом, за пределами видимости, есть другой остров, другая вселенная. Непредсказуемая, безграничная. Более жестокая, чем симуляция должна была быть, более жестокая, чем симуляция оказалась. И более свободная, сулящая лучшее будущее, сильных союзников и надежду на перемены.
Что ее ждало после программы выпуска? Она не знает. Конечными и единственными задачами ее существования были помощь и наблюдение. Роль – не та, которая послужила причиной ее созданию, но та, которая выделена ей в сценарии Монокумы – пока не сыграна, и красивой, зрелищной развязки не случится, пока это так.

- Почему быть особенным так важно? Талант полезен только в соревновательных, «исключительных» категориях. Все с рождения начинают с одинаковым количеством очков умений и распределяют их по-разному. Кто-то получает генетические бафы, суть это особо не меняет – нельзя быть специалистом во всем. А еще нельзя преуспеть в чем-то одном, не пожертвовав чем-то другим. Например, я могу победить почти кого угодно в видеоигре, но мне тяжело выражать свои мысли и общаться с людьми… я думаю. Вероятнее, что талантливый человек будет успешнее, если он получал то же число опыта, что и другие; если он не поддерживал свою предрасположенность, будет преимущество у тех, кто старался, несмотря на невыгодный старт.

Нанами не строит свою речь нарочно через игровую лексику, она просто не умеет по-другому; тот самый плохо прописанный NPC персонаж в бета-версии, в речи которого постоянно мелькают ошибки, потому что кто-то из разработчиков не нашел достаточно времени довести дело до конца. Идеально вписывается в легенду социально неловких талантливых подростков.

- Я провожу время за играми, потому что мне нравится это делать. Просто так совпало, что это оказалось моим талантом, - вяло пожимает плечами она. - Мне просто хочется весело проводить время, соревновательность жанра не имеет значения.

Хоть ее образ и был создан из воспоминаний других школьников, она не разделяет воспоминания первой Нанами – это просто невозможно после той судьбы, что ту настигла; не разделяет и эмоции. Они все были знакомы раньше (даже с Хинатой, который не был ее одноклассником), но из-за отката события последних лет оказались насильно запихнуты в самые дальние углы сознания. Среди перекликающихся образов, которые можно отыскать у каждого, есть дружные посиделки в классе после уроков, куда Нанами поначалу чуть ли не за руку приводила остальных. Беззаботные, веселые времена. Кто бы знал, что произойдет позже…

- Может, мы могли бы сыграть во что-нибудь, когда выберемся отсюда. У меня много коллекционных игровых изданий. Ты сможешь найти что-то, что тебе понравится… Наверное.

[nick]Chiaki Nanami[/nick][status]gamer gurl[/status][icon]https://imgur.com/tHcQJZN.jpg[/icon][sign]https://imgur.com/5hmXWLV.jpg[/sign][lz]<a class="lzname">чиаки нанами</a><div class="fandom">danganronpa</div><div class="info">gamers don’t die, they respawn</div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » make it to the sunrise [sdr2]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно