ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » когда солнце взойдет на западе и сядет на востоке [asoiaf]


когда солнце взойдет на западе и сядет на востоке [asoiaf]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[html]<div class="episode3"><div class="episodeinner">

    <span>когда солнце взойдет на западе и сядет на востоке</span>

    <span class="episodecita">когда высохнут реки, и горы полетят по ветру как листья</span>

<div class="episodepic3">
    <img src="https://i.ibb.co/9vp3B0N/4f8c0ccb31a6444ae4633370694bfbf7.jpg">
</div>

<div class="players3"><span>
     луна твоей жизни / мое солнце и звезды
</span></div>

<p>
ты вернешься ко мне
</p>

<div class="data3"><span>
    эсос / прошлое
</span></div></div></div>[/html]

[nick]DAENERYS TARGARYEN[/nick][status]don't want to close my eyes[/status][icon]https://i.ibb.co/f0cpbWn/Emilia-Clarke-emilia-clarke-38463103-268-151.gif[/icon][lz]<a class="lzname">дейнерис таргариен</a><div class="fandom">A SONG OF ICE AND FIRE</div><div class="info">and I don't want to miss a thing</div>[/lz]

Отредактировано Jaime Lannister (23.04.22 21:55:27)

+3

2

над плавящимся пластмассой в полуденном жаре горизонтом мошкариным роем поднимается пыльное облако. солнце слизываем липким языком алмазного напыления с кожи влагу, высасывает из пор и превращает в пар. оставляет наждачные следы ожогов. воздух сух до рези в горле, до закручивания ресниц, до трещин на костяшках. над степью клубится смог горелых трав - эти пожары никто не тушит и лоскуты бескрайних полей в черных заплатках выжженной земли.
с хрустом ломается под клыком кусочек ногтевой пластины - сухой и бледной - захватывает с собой алого лака пласт почти до кутикулы. большой палец стыдливо прячется в сжатый кулак: если брат увидит, то будет орать, обзывать истеричкой и психованной идиоткой. брат скажет, что она должна выглядеть идеально, а свои невротические привычки засунуть себе в глотку.
еще хуже, если брат не станет повышать голос, а лишь змеино растянет тонкие губы. ввинтится штопорной спиралью фиолетового взгляда и потянет к ней слишком тонкие, слишком подвижные, слишком длинные пальцы. брат утверждает, что контролирует так ее чистоту, что чувствует под подушечками цельную плеву. у нее нет оснований сомневаться в его правоте, а все ее подозрения не больше чем неврозы и бредни от жары. ей больше некому доверять, кроме как ему. если не ему, то - кому?
кроме визериса у нее нет ни одного близкого в жизни.
прижиматься голыми лопатками к металлическому боку бочки с водой приятно - большая, подбитая стальными кольцами, она дает спасительную тень и позволяет всматриваться в плывущий горизонт пересыхающими роговицами. на дне мятой бутылки совсем немного воды и та стала неприятно-теплой, густой, точно баранья слюна. в пентосе ценят жесткое с душком баранье мясо - перечень национальных блюд насчитывает больше двух десятков из всех органов и даже жира этого. иллиорио в третий раз показывается на балконе, отирает пот под светло-зеленым беретом, заправляет под край седеющие кудри и окликает ее по имени вновь, но... не находит и не дожидается ответа.
еще немного побыть в одиночестве, надежно спрятанной за тенью огромного металлического бока, где ее никто не догадается искать.
если хочешь что-то спрятать - положи на видное место. она уяснила этот урок, но почему-то он совершенно не срабатывает с визерисом. все видят как на жаре стекает с ее скул брендовый тональник из волантиса, но никто не говорит, что лопнувшие капилляры так сочетаются с сиренью ее глаз. так говорит только сам визерис после того как оставит пару кровоподтеков. к перебоям с работой водопровода все привыкли, к оглушительной тишине в полуденный удушающий зной тоже, но визерис почему-то не привык, что чем больше он орет на нее, тем сильнее она вгрызается в зубами в собственные ногти до рваных ран заусенцев и воспалений от мигом попадающего в кровь песка. подслушав разговор горничных она узнала, что задержка может случиться от сильного стресса и это повод обратиться к врачу. только это объясняет отсутствие мало-мальски понятного цикла и помогает переживать проверки целостности от брата. иногда ей кажется, что все вокруг все понимают, но отводят глаза. не видя зла, не слыша зла, не говоря о зле.
разве визерис может быть злом? он - дракон, законный правитель и приведет их домой. кому верить, как не ему?
- вот ты где, милая сестрица.
она сглатывает тягучую слюну, ощущает скольжение слизи по носоглотке прямо в судорожно сжавшийся желудок. брат выглядит свежим, отдохнувшим и крайне довольным жизнью. на задранном подбородке не разглядеть даже намека на щетину, а млечно-белесые - такие же как у нее - волосы в хвосте ослепительно вспыхивают серебристым огнем под знойным солнцем. ему необычайно идет камуфляж и каблуки длинноносых сапог, ему идет зеленый берет как у мопатиса, но она знает, что к вечеру заготовлен совсем другой костюм: броский, крашеной шерсти с алой вышивкой драконьей чешуи, а локоны распустит и уложит гелем. он будет выглядеть настоящим красавцем, бизнесменом и плейбоем. для местных - вовсе принцем. местные таких нарядов видят лишь на мятых обложках старых журналов, из которых вырезают красивые фотографии и заклеивают ими тонкие стены своих бараков. и мечтают, мечтают, мечтают неистово о такой жизни как на запоздавшем на пять лет глянце.
- я говорил тебе не надевать эти шорты. можешь обгореть на солнцепеке. слезай ко мне.
у визериса высокий голос с нотками капризного ребенка, но каждое окончание пришептывается. местные девушки считают это изюминкой и по ночам, накрывшись с головой застиранными пледами с рваными мочалкой краями беззвучно простанывают его имя заходясь в молчаливом оргазме от введенных в себя пальцев. каждая из них мечтает стать королевой для будущего короля, но его постель греют только элитные ночные бабочки, коих иллирио заказывает из лиса. их скулы кажутся мокрыми брюшками свежей форели от хайлайтера и глиттера, а губы налиты инъекциями до схожести с ртами речных карпов. наверное визерис считает это красивым. местные девушки считают это красивым и прицепляют к губам бельевые прищепки до кровавых ссадин, но ни одну из них брат не ведет в свою комнату. а они ждут, надеются и плачут по ночам после того, как кончают с его именем.
- у тебя сегодня важный день, дорогая сестра. ты должна выглядеть великолепно, - пальцы визериса больно выкручивают соски на ее груди и лишь после того, как они наливаются вишневым и болезненно встают от грубого обращения, он отпускает их, удовлетворенно хмыкнув. спускается ладонью по ее небольшому, еще немного детскому животу вниз, к кромке ее сатиновых трусиков. - нет конечно, тупая ты корова. этот черномазый террорист таких ботексных шалав каждую ночь ебет по две-три штуки, зачем ему такая жена? нет, моя дорогая, - у визериса явно хорошее настроение и пальцы входят даже бережно, а за заданный вопрос он не бьет ее, а лишь смеется высоким заливистым смехом. - мы дадим ему то, что местные никогда не видели. ты будешь его лучшей женой. экзотика. в вестеросе тренд на натуральность, вот и мы принесем ему веяния моей страны. а теперь, - в этот раз он быстр, почти не болезненно и шлепает хлестко, но не сильно, - как следует подмойся и бегом на укладку. я вызвал лучшего стилиста из центра, она приведет тебя в порядок.
а потом хватает. за руку, грубо, тянет на себя и разжимает кулак, рассматривает сорванный лак с ногтя большого пальца. аметисты в его глазницах наливаются опасной темнотой, тонкие губы вытягиваются в линию и она замирает, ожидая удара, сразу же жмурится и отворачивается.
- и ноготь нарастит. все равно красный не подходит к платью. но больше так не делай. ты же не хочешь меня разочаровать, дени?
- не хочу.
получается тихо, шелестом осоки в степи при небольшом ветре. дейнерис моргает и кивает, скрещивает на грудях руки, пытаясь прикрыться, ждет, когда брат разрешит пойти мыться.
- ну вот и умница, - его поцелуй липкий, оставляет между бровей испаряющийся след, сладковатый от травки и слегка терпкий. ее "не хочу" было вовсе не про разочарование, но он все равно никогда не слышал этого слова как выражение сопротивления.
- конечно, господин визерис, как только жара спадет и вода в бочке немного остынет. сейчас там почти кипяток, к шести ваша сестра точно успеет помыться.
дейнерис прижимается спиной к деревянной дверце летнего душа и закрывает глаза под раскаленными потоками воды.

[nick]DAENERYS TARGARYEN[/nick][status]don't want to close my eyes[/status][icon]https://i.ibb.co/f0cpbWn/Emilia-Clarke-emilia-clarke-38463103-268-151.gif[/icon][lz]<a class="lzname">дейнерис таргариен</a><div class="fandom">A SONG OF ICE AND FIRE</div><div class="info">and I don't want to miss a thing</div>[/lz]

Отредактировано Jaime Lannister (23.04.22 21:55:13)

+3

3

дрого оборачивается, предлагая повторить сказанное.
находиться под прицелом ему удивительно неприятно.

яростный стук крови в висках сопровождает небрежное «evethiz» из-за спины. необязательно видеть напряжённые взгляды, чтобы почуять их жилетом.
воину подобает погибнуть с оружием в руках, и это последняя привилегия кхала для одного из троих. под одобрительный вой кхаласара дрого отстёгивает ножны с пояса покойника, подбирает с земли обрезанный калашников и делает несколько шагов.
— qoy qoyi, — он вкладывает нож и автомат в руки хагго, вместе с ними вверяя свою жизнь: месту кровного всадника не суждено пустовать. asqoy верности кхалу закрепляет погребальный костёр, сложенный руками хагго для предшественника. проступки, свершённые на земле, не могут отнять благословения великого жеребца, и отступник отправится к предкам в ночные земли.
припыленная кожа курток и жилетов дотракийцев насквозь пропитана смесью запахов. пот, пыль, дизель, самокрутки, кровь и прогоревшая плоть ложатся единым полотном, обволакивающим кахаласар.
athchomar chomakaan, khal vezhven, — после приветствия иллирио переходит на всеобщий язык, и только после транслирует перевод. дрого не комментирует, но запоминает. кем должен быть этот мальчик с короткой стрижкой, чтобы иллирио определил его положение более высоким... было бы любопытно, не будь так похуй. титулы ему озвучивают, но из всей торжественной речи дрого запоминает ровно два слова.

дейенерис таргариен.
повинуясь иллирио, девушка подходит ближе — и выдерживает взгляд, хотя ashefa её выдаёт athrokhar. белая и тонкая, она переродится в благороднейшую из лошадей, когда придёт её время греться в ночи.
дрого затягивается самокруткой, сложенной из листьев табака и особенных трав, добавляющих жизни красок, а телу выносливости. дым касается аккуратно убранных волос, щекочет ключицы. взгляд кхала не опускается ниже, однако одежды невесты не оставляют тайн о складе её тела ни для него, ни для всех присутствующих. в первый и последний раз, потому что дейенерис таргариен будет принадлежать лишь ему.
на память о церемонии пентосу остаётся дождь из осколков, стойкий запах и долгий рёв двух десятков моторов. кхалу дрого — испуганная река. сон смыкает его веки тяжёлой волной, бьётся о скалы и пенится. чужеземка разительно отличается от всех, кого кхал встречал на своём пути. её красота, дикая до боли в глазах, будет его гордостью и знаменем, а мальчик...
дрого не забирает слов. он выполнит условие сделки, если бледная тень человека, едва ли бывавшая в бою, сможет остаться на плаву в водовороте своих стремлений. и да поможет мальчику великий жеребец, потому что иных шансов на его долгую жизнь дрого не видит, а утешать жену придётся ему. следует позаботиться об этом заранее, например, поручить кохолло найти ювелира. белое золото подойдёт к цвету её волос. подвеска. дракон с глазами из голубого камня поверх чёрной куртки будет выглядеть хорошо.
над его головой поднимается белоснежное крыло, заслоняющее собой непроглядное небо. маленькая ладонь дейенерис тонет в его волосах, и кхал улыбается сквозь сон.
утро приходит вместе с повседневными заботами. до полудня уладить неприятности с поставками, после обеда разъебать соседей, не обученных хорошим манерам, к вечеру вымыть от крови биту. быт почти начинает выматывать, греет только грядущая свадьба. праздник состоится скоро — кхаласар великого жеребца выстроился в благоприятное созвездие, осталось только уладить несколько вопросов и сменить охрану, не способную защитить клочок земли с редкой травой.
кровь почве идёт на пользу, а людям — азарт битвы, так что каждый получает своё. в качестве приятного бонуса в отвоёванном табуне оказывается белоснежная кобыла, которая выглядит отличным свадебным подарком для кхалиси. его жена должна уметь держаться в любом седле, как каждый дотракиец учится с детства.
за ужином дрого говорит о речном потоке, и, к его удовольствию, желающих поднимать разговоры о ядовитой воде больше не находится. затаённое опасение со временем уляжется, ведь нет ни одной легенды о бедах, которые может сулить светлая почти до прозрачности женщина.
он проверял.[nick]Khal Drogo[/nick][status]sound of war[/status][icon]https://i.imgur.com/1zqNcvk.gif[/icon][lz]<a class="lzname">Кхал Дрого</a><div class="fandom">A SONG OF ICE AND FIRE</div><div class="info">It comes like a lightning flash, and the sky is torn at your back like a loaded gun.</div>[/lz]

+3

4

упруго и  плотно на закатном солнце сверкают полупрозрачные нити, будто прошивающие от распахнутого рта до высокой клумбовой травы. маленькая ладонь силится стереть их, но лишь наматывает на пальцы, растирает между, рассматривает - вода, ничего более. со вчера ни кусочка пастилы, ни крошки лукума, ни льняных зерен. местная служанка заботливо придерживает серебро волос, наматывает на кулаки, блеск бусин и цепочек мешая со смуглыми тонкими пальцами - иссушенными лапками птичьими. и приговаривает, уговаривает, заговаривает, гладит по голым лопаткам в вырезе платья, мешая валирийский с общим, переплетая лозой в корзине.
нет, ничего не будет хорошо. ничего хорошего не будет. иллирио обманул их всех. визерис не представляет, с кем связывается.
она. не. станет. женой. этого. чудовища.
образ кхала будет преследовать ее в самых страшных потных снах душными южными ночами. гораподобно-исполинское туловище, все расписанное рисунками, в кожу черную перетянуто, цепями увешано, шрамами испещрено как рассохшаяся доска. туловище то закрывает солнечный диск, врастает корнями ног в землю, держит шар земной не давая тому вращаться, кислород выжигает вокруг себя, а взгляд...
дейнерис жмурится до белых пятен, проталкивая новую порцию слюны по спазматически трепещущей трубке пищевода, передавливает руками сотрясающийся живот и почти падает, подхваченная кудахтающей служанкой под локти.
взгляд кхала есть взгляд бескрайних степей эсоса, выжженных под немилосердным убивающим солнцем. взгляд кхала обезглавливает подобно древним дикарским танцам с серпами и топорами, росписью крови по пещерным стенам, огненным всполохам и буйстве теней на раскаленных камнях с ароматом горелого мяса под шипение сгорающих волос. не помнит как выдержала. не помнит как не моргнула, как нашла в себе сил не скреститься плетьми рук от клеймящего взора тавром будто кобылу пометил приглянувшуюся.
иллирио говорит, что если бы дейнерис ему не понравилась, он бы размозжил ее голову своей битой.
иллирио говорит, что смотрины удались и теперь стоит готовиться к свадьбе.
визерис потирает липкие ладони друг о друга и строит планы по оккупации королевской гавани так, будто уже переплыл через узкое море со всем кхаласаром дотракийских террористов. визерис думает, что статус последнего дракона сильнее законов шариата.
дейнерис дергает лямки полупрозрачной органзы с плеч и заходится в бесслезном плаче.
"если это поможет мне вернуть по праву принадлежащий мне трон, милая сестра, я отдам тебя каждому дотракийскому боевику, не все же им овец ебать".
"но в вестеросе уже двадцать лет как нет монархии и трона..."
"будет, дорогая. я верну все как было при наших родителях и никто меня не остановит"
дейнерис не думает, что брат сошел с ума. это она - сумасшедшая, запивающая теплой водой из бутылки успокоительные гостями, это она в истерике срывает свежий акриловый слой с ногтей, это она панически боится того, кто станет ей мужем. кто станет ей господином и будет волен делать с ней все, что пожелает.
а у визериса будет монархия в вестеросе.
равноценный обмен для обретения дома?

ее готовят неделю. сбривают лезвием темный пушок между бедер и промакивают горячим полотенцем, смоченным нагретой за день на солнце водой. мажут кожу пахучими маслами, каждую пору закупоривая жирной пленкой. распаренные стопы едва прохходят пемзой - удивляется служанка, откуда такие нежные у госпожи, как младенец. в серебрянные пряди вплетают разноцветные бусы, распределяют дождевыми каплями на плечи стекающими. немного румян на молочные щеки - округлость лица совсем детская, даже скулы не обрисовались как признак женственности. белье надевать запрещают: все что под тонким платьем теперь принадлежит мужу, теперь он решит, будет ли его женщина тесемками стягивать налитую плоть. да и зачем ей? место кхалиси в палатке кхала, за его спиной на мотоцикле. глаза кхалиси должны быть опущены в землю, на ноги кхала, подниматься лишь по разрешению. тело кхалиси вдолжно быть от чужих взглядов под тканями спрятано, свадьба - вот последний день, когда ее красоту свет солнца увидеть может.
красноту возле припухших век припыляют пудрой, скрывают тональным кремом приторной вони и плотности грима. духи сладки до аллергии - тоже из лиса, тоже подарок мопаса. дейнерис хрустит пальцами, теребит содранный лак с поврежденного ногтя и считает дни до церемонии. служанка говорит, что стать женой кхала - честь, дар богов и высшая участь для женщины. подарить ему сыновей - цель и смысл. если не получится на три раза, ее уберут.
- как уберут?
глупый вопрос лишь тянет время. лишь попытка отсрочить. попытка услышать себя и осознать что это все еще она. в бусах и цепочках, в расшитых шелках красками натуральными выкрашенными, в звенящих на щиколотках и запястьях браслетиках. разве это она - спрашивает у зеркала?
разве это наследница древнего драконьего рода?
визерис так называл только себя. визерис вьется довольным лисом, вдевает запонки с головами драконов в сорочку и оглаживает лацканы пиджака с рисунком чешуи. визерис ведет ее под руку и сжимает пальцы так плотно, что на пухлом предплечье останутся синяки. дейнерис едва не падает, но это спишут на волнение и жару.
дейнерис видит своего будущего мужа среди толпы мрачных, злых, потных мужчин с густыми звериными гривами, бородами колючими длинными, в коже все грубой маслом машинным пропахшей. слышит их крики, лающий смех, взгляды жадные-липкие-грязные, будто пальцами ее всю измяли, потрогали и куда грубее, чем брат в минуты злой похоти. ее провожают на импровизированное сидалище из покрышек и шкур, рядом с ревущими моторами заведенными байками и громко хлопают свежеоткупоренной бочкой крепчайшего сатарского пива, сшибающего одним своим запахом. ее сажают рядом с кхалом на главное место и мир вокруг разряжается грохотом выстрелов в небеса из обрезов -
служанка говорила, что все важные события дотракийцев происходят под открытым небом.
нынешнее небо затянуто порохом.

[nick]DAENERYS TARGARYEN[/nick][status]don't want to close my eyes[/status][icon]https://i.ibb.co/f0cpbWn/Emilia-Clarke-emilia-clarke-38463103-268-151.gif[/icon][lz]<a class="lzname">дейнерис таргариен</a><div class="fandom">A SONG OF ICE AND FIRE</div><div class="info">and I don't want to miss a thing</div>[/lz]

+2

5

фиолетовый.
маленькая белая женщина сидит на почётном месте рядом с дрого и сдержанно принимает дары. он не задерживает на ней взгляда, с довольным оскалом наблюдая за праздничным буйством кхаласара, но постоянно возвращается к мыслям о том, что глаза подвески-дракона должны быть изготовлены из фиолетового камня. в его землях такого не найти, но на любом континенте оружие и наркотики в цене. после праздника джорах мормонт отправится на поиски, и не вернётся в кхаласар без достойного подарка для кхалиси.
жгучее предвкушение разгоняет застоявшуюся в жилах кровь. цвет глаз иноземной жены не даёт ему покоя: он прежде не видел такого, и в его легендах нет ни слова о подобных людях. краткую историю рода таргариенов ему изложили, но какой в этом прок, если степи никогда не сталкивались с фиолетовыми реками. на смотринах он счёл отблеск отражением заката, и эта ошибка тревожит кхала. неизвестно, что хуже — потеря остроты зрения или влияние колдовства.
кровь, секс и выпивка — неизменные атрибуты хорошего дотракийского торжества. дрого потягивает пиво, с одобрительной улыбкой наблюдая за потасовкой. выстрел прошибает очередную голову под сокрушительный рёв. к ночи, когда супруги покинут торжество, погибших отправят в ночные земли, а до той поры никому нет дела до их тел.
добротно прожаренное на костре дымное мясо расходится быстро, но угощения хватит для всех. белый мальчик с жадным взглядом еды не касается, не особенно старательно скрывая смесь отвращения и нетерпения. кхал не смотрит и на него, только мысленно ставит засечку. когда таких наберётся достаточно, придёт пора указать чужаку на его место.
дейенерис берёт в руки драконье яйцо. одно из трёх, преподнесённых иллирио, и дрого заглушает ветер своих опасений. дейенерис прячет робкий восторг, но по жесту, которым она прикасается к чешуйчатому камню, нетрудно угадать трепет. колет почти ревнивое чувство: остался его подарок, и порадует ли он кхалиси настолько же, как подношение иллирио? дрого поднимается со своего места, чувствуя взгляд кхалиси сквозь кожу куртки, и незаметно для остальных улыбается. она умна — знает, когда должна отправиться вслед. узнает и когда нужно остаться на месте. дрого её научит.
он подводит дейенерис к ослепительно белому харлею, выглядящему неуместно помпезно на фоне прочих, и подходит вплотную. маленькая женщина пятится, но не сводит с него обмирающего взгляда. лёгкая, словно игрушка, она напрягается в его руках, и остаётся скованной даже верхом на железном коне. дрого оборачивается на хагго. кровь его крови, поймав взгляд, протягивает кожаную куртку.
кхал жестом командует поднять руки и надевает на кхалиси символ причастности. теперь она одна из них.
дрого садится за её спиной, укладывает белые ладони на клипоны, а поверх накрывает своими. маленькая умная женщина должна знать, как управляться со своим подарком. пока что пусть наблюдает. уроки начнутся после, когда союз будет скреплён. невесомая и хрупкая, она почти не мешает. дрого прижимается к ней вплотную, под расстёгнутой курткой, кажется, чувствуя вибрацию её рёбер от перестука сердца.
пыль поднимается вслед за ними под хмельные песни кхаласара. дрого улыбается, щурясь от солнца, и как следует разгоняется. путь до уединённого места, которое на одну ночь станет священным, они должны преодолеть только вдвоём. с появлением звёзд великие предки смогут увидеть его, первого кхала, взявшего в жёны драконью дочь с фиолетовыми глазами и лунным сиянием в волосах.
дрого нравятся бусы в её прядях. его женщина будет часто их надевать. нравится тонкое тело, округлое лицо и трепещущий взгляд. нравится платье, наполовину скрытое курткой — тем приятнее будет снять. нравится тонкий аромат, исходящий от её тела, и дыхание, которое острый слух без труда отделяет от рёва мотора.
дурные предчувствия кхала остаются далеко позади. думает, белый мальчик продешевил, не зная истинной цены отданного товара, но никто ему этого не сообщит. хрустальное сокровище мелко дрожит, заставляя его довольно усмехнуться.
их ждёт ночь, день и целая жизнь.[nick]Khal Drogo[/nick][status]sound of war[/status][icon]https://i.imgur.com/1zqNcvk.gif[/icon][lz]<a class="lzname">Кхал Дрого</a><div class="fandom">A SONG OF ICE AND FIRE</div><div class="info">It comes like a lightning flash, and the sky is torn at your back like a loaded gun.</div>[/lz]

+1

6

на свадебном торжестве должно быть радостно.
служанки говорили, что событие несет счастье для женщины - она обретает свое место в жизни, принимает предназначенное и с благодарной покорностью встает на колени пред мужем своим. в этом ее долг перед великой матерью, подарившей ей жизнь, цель и смысл. свадьба - единственное событие в жизни жены, когда она радуется и веселится, прощается со своим томительным пустым девичеством и наконец-то обретает себя.
на свадебном торжестве должно быть радостно.
дейнерис застыла от парализующего ужаса.
в груди птицей бьется сердце, ломится через ребра, рвет ткани и мышцы, пытаясь сбежать прочь с праздника крови. позволяет себе лишь едва вздрагивать на очередной выстрел, моргнуть и не_смотреть на раскинувшие конечности тела. был человек: громкий, шумный, дерущийся, злой, но живой, живой, ЖИВОЙ! а потом хлопок и вот он - раздавленный каблуком паук на песке в луже бурой воды. и никому нет до него никакого дела - через него переступают, спотыкаются о неестественно вывернутую ногу, наступают на волосы. будто так и надо. все, абсолютно все на этом чудовищном обряде пьют, едят, кричат и веселятся, пока площадь ревет от ударов плоти о плоть, шлепки мужских бедер о женские ягодицы, лопающихся бочек с пенным, захлебывания музыки в колонках и рева никогда, кажется, не стихающих моторов железных коней.
на свадебном торжестве должно быть радостно?
на лице визериса нет радости. на лице визериса печать презрения, скуки и алчная тень. налет неодобрения и критический полувзгляд в сторону сестры. в таких же аметистовых глазах читается по буквам "не смей меня разочаровать". она и не смеет. дейнерис не_может сделать ничего, только мнет в трясущихся пальцах лоскут ткани собственного платья, стараясь не дрожать хотя бы внешне. ее супруг справа - гора, затмевающая солнце, покрывшее ее тело тенью как покроет собой после официальной части ее тело. одна его ладонь может легко пережать ее маленькое горло и сдавить до хруста позвонков.
и даже сглотнуть от страха нельзя. ничего нельзя.
она должна радоваться, но лишь каким-то необъяснимым образом не рыдает в истерике.
иллирио не спаситель, но дар его - спасение. не верит себе, забывшись, вырвавшись из чадового ада крови, секса и криков, она с трудом удерживает сокровище в каменной чешуе и с трепетом чувствует его тепло. не нагретое солнцем пустыни, а внутреннее, аккумулируемое, находящее отклик в ее собственной груди. не верит, боится верить, но едва-едва шевелятся губы в словах благодарности, маскируя едва проступившую улыбку.
наследие. ее истинная и настоящая судьба. единственная вещь, что принадлежит именно ей и передана лично ей.
уже пора бросить верить в сказки, доверять легендам, но где-то там, в чаше цветка колокольчика бьется язычком мелодия только для нее, слышимая лишь ей. настоящее яйцо дракона. в нем - пламя, в нем жизнь, в нем сила, могущество и надежда последних таргариенов. и тем страннее, что визерис не испытал никакого интереса к столь бесценному дару. кажется, даже сам кхал обернулся посмотреть на невзрачный камень в хрустальных руках, а наследник дракона более увлечен очередной случкой дотракийцев и последующей потасовкой.
минута счастья заканчивается, яйца прячут в сундук и скрывают с глаз. остается лишь радость свадебного торжества.
и даже она обрывается.
нет. пожалуйста. не надо. давай еще побудем. еще немного. я смогу улыбнуться. пусть еще будет это... это. только не..
она следует за ним как приговоренные идут на плаху. ей смотрят вслед как вытянувшей счастливый билет в лотерею с выигрышем в миллионы золотых драконов. дейнерис смотрит лишь в центр широкой спины и проталкивает в себя ставшую горькой и кислой слюну. ради семьи. ради рода таргариенов. ради яиц драконов. за ее тело все решил визерис, но он не может решить за ее душу.
и душа тоже стремится покинуть тело вслед за истерически исступленным сердцем, едва она видит белоснежного металлического монстра. страх мешается в шейкере с робким восторгом, взбалтывается и отражается едва уловимым проблеском жизни в глазах. легендарные мотоциклы доктракийцев - дань памяти традициям, когда первые представители не слезали с седел своих верных скакунов. этот байк сам как непорочная, стремительная, изящная кобыла, притягивает любопытный взгляд и цепко удерживает кошачьей лапкой.
- джорах, как мне поблагодарить кхала на его родном языке?
- никак, госпожа.
- то есть? почему?
- в дотракийском языке нет слов благодарности.
кажется, дрого что-то уловил в реакции своей жены. кажется, дрого не знает ни единого слова ни на валирийском, ни на общем языке. кажется, она взмывает в небеса и ей дают улететь, выпорхнуть вслед за сердцем и душой... но между еще таких округлых бедер оказывается сидение мотоцикла, на плечи падает почти неподъемный вес с запахом кожи, пота и песка, а со спины ее накрывает само воплощение пламени.
дейнерис теряет способность дышать, осозновать, чувствовать. весь мир вокруг нее обернулся мощными мышцами испещренными рисунками рук, а под ней рычит и беснуется ожившее железо с бензиновой кровью.
дрого дарит ей полет. дрого дает ей взлететь над миром, бежать без движения над поверхностью земли на запредельной скорости и целоваться с ветром в самой искренней ласке. дейнерис не чувствует больше страха, сердца, души. все вокруг - полет над пустыней, рокот выхлопной, крепкие пальцы поверх своих, надежная как стена горячая грудь за своей спиной и скорость, сравнимая со скоростью полета... дракона.
этот подарок кхала она запомнит. за этот подарок она будет благодарна.
дейнерис не слышит как впервые смеется и робко кричит. дейнерис не понимает, что свадебное торжество приносит радость.
пока полет не заканчивается.
небо в этой части эссоса рано отправляет солнце на покой и топит кровавое солнце на линии горизонта, окрашивая воду в алый. она просит светило остаться, умоляет не отворачиваться, не оставлять ее одну. за маленькой спиной большой мужчина разбивает палатку для ночлега и спальное место для закрепления союза. хоть кто-нибудь на этом пустыре на утесе. кто-нибудь, помогите ей! она не хочет! отмените это, остановите!
шаг, другой - смотрит на бьющие в скалы волны и представляет свое тонкое платье в плену этих волн, свои раскинутые руки, бьющиеся об эти скалы. всего шаг. еще один шаг. только один шаг и она никому ничего не будет должна. ни роду таргариенов, ни брату, ни кхалу. она будет свободна и принадлежать только себе.
дени смотрит на пену, закрывает глаза и....
тяжелые ладони опускаются на ее накрытые не по размеру большой курткой плечи.
- я не хочу. не надо.
тонущее в крови солнце загораживает кхал. она едва достает макушкой до его плеча. она сломается от одного только щелчка его мощных пальцев. кхал что-то говорит и дейнерис беспомощно плачет. как маленькая. скрещивает руки на груди, делает несколько рваных выдохов и пытается звучать уверенней:
- я ни с кем... не надо. не сегодня. ты понимаешь меня?
кхал по своему красив. в дикой, массивной красоте, в рубленных шрамах на лице, длинных волосах, груде пропахших бензином, алкоголем и серой мышцах. он красив до ужаса. и дейнерис заражается этим ужасом. всхлипывает, мнет губы, дрожит и пытается удержать стягиваемую с плеч куртку. тщетно, разумеется.
- ydra ji valyre?
его пальцы оказываются в ее волосах и дени жмурится, сглатывает капающие по щекам на грудь слезы, собирается как может и упрямо распахивает глаза. упирает руки - как может - в плечи. смотрит так требовательно, как может в данный момент.
она никогда не станет всего лишь местом рядом с мужем. даже с таким страшным, сильным и грозным, как кхал дрого.
- не делай мне больно.
вздрагивает. осторожно тянет маленькие ладони по мощной шее. еще выше - касается сурового, точно вырезанного из камня и обтрепанного ветрами лица, едва задевает густую бороду. кажется, он смотрит без злости. кажется, он за все это время единственный, кто ее не успел обидеть.
- не делай мне больно. пожалуйста.

[nick]DAENERYS TARGARYEN[/nick][status]don't want to close my eyes[/status][icon]https://i.ibb.co/f0cpbWn/Emilia-Clarke-emilia-clarke-38463103-268-151.gif[/icon][lz]<a class="lzname">дейнерис таргариен</a><div class="fandom">A SONG OF ICE AND FIRE</div><div class="info">and I don't want to miss a thing</div>[/lz]

Отредактировано Jaime Lannister (04.07.22 13:41:24)

+2

7

восторг кхалиси захватывает его порывом свежего летнего ветра. он впервые слышит её смех, заразительный в своей звонкой чистоте, и подхватывает — ей нравится подарок, нравится вкус дороги поверх железного коня. её радостный вскрик вычерчивает на губах кхала довольную улыбку: ему удалось порадовать дейенерис сильнее, чем это смог сделать иллирио, а значит, небесный табун благосклонен к его союзу. слабый речной ручей набирает силу, входя в основное русло, течение становится быстрее, и падает вниз брызгами и пеной.
пока ставит палатку, наблюдает за ней краем глаза. любуется точёной фигурой, обрамлённой закатными лучами. под курткой, не слишком хорошо подходящей по размеру, угадываются очертания беззащитных лопаток. она смотрит вдаль, где огонь встречается с дикими водами по далёкой линии, и думает свои иноземные мысли. дрого хочет надеяться, что она искренне рада.
когда он видит её лицо, оказывается, что оно затянуто паутиной напряжённой печали. улыбка кхала тает. он опускает ладони на её плечи в безмолвной попытке подбодрить, однако легче ей не становится. он не понимает ни слова, только улавливает протестующие нотки.
yer zheana, — слёзы прокатываются по её лицу, тонкие руки перекрывают грудную клетку. — нет.
нет, не грусти, нет, я не понимаю, нет, сегодняшняя ночь не создана для твоих слёз. он осторожно проводит пальцами по нежному лицу, стирая солёные капли, и снимает с неё куртку, немного надавливая, когда встречает сопротивление. не злится и даже не удивляется — она, вероятно, не знает дотракийских обычаев. никто не предупредил?
— нет, — на вопрос отвечает почти с сожалением. служанки и джорах выучат её языку, и они смогут понимать друг друга. его ладонь осторожно продвигается дальше, запутываясь в серебро волос. маленькая белая женщина что-то требует от него, упираясь маленькими ладошками в грудную клетку.
— нет, — он по-прежнему не понимает, что она говорит, и старается сделать свой тон мягче. её недавний восторг всё ещё отзывается эхом в ушах, и дрого ловит себя на желании делать её такой и дальше. пока не представляет, как: небесные законы сильнее её страха. брак должен быть скреплён кровью, хочет она этого или нет. без последнего шага их союз не вступит в силу по-настоящему, и на кхаласар обрушится гнев великого жеребца.
affa, khaleesi, — утешает тихим бархатом и наклоняется к ней, прижимаясь лбом ко лбу. никто не посмеет обидеть его маленькую женщину, и однажды она разучится испытывать ужас, когда он рядом. никакая сила не отнимет её у кхала, и никакое зло не способно коснуться её, пока она находится под его защитой.
то есть пока он жив.
не в силах выразить это понятными ей словами, дрого старается объясниться через поцелуй. его руки обвивают точёную фигурку, плотно прижимая её к крепкому горячему телу, прямолинейно желающему продолжения церемонии. её платье слетает легко, ложится поверх лежащей на траве куртки. в лучах прогорающего неба её юное тело стоит любых богатств.
он проводит ладонью от шеи кхалиси вниз, по ключицам к груди, затем ниже, оглаживая её с примесью собственнической ласки. она принадлежит ему. в палатке не видно неба, но небо видит их. лицо дейенерис искажает страх, и он — он не может, но и отступить от традиций не посмеет. выход простой, переворачивает её на живот, убирая волосы набок, гладит по нежной коже, заставляя раздвинуть тонкие ноги...
и покрывает её с наслаждением дикого зверя, слишком долго ждавшего своего часа.
маленькая и хрупкая, под ним она кажется совсем невесомой. дрого держится на руках, и единственное, о чём помнит — не раздавить своё сокровище. всё остальное теряет значение и смысл, растворяясь в горячей жадности воина.
кровь скрепляет их брак. великий жеребец будет доволен, а значит, можно отнести дейенерис на руках к воде. он знает, где расположен спуск с обрыва, и осторожно держит её, заплаканную и сжавшуюся. вполголоса шепчет слова утешения. у кромки воды опускает на ноги и тянет с собой за руку, смыть следы ритуала и освежить перед сном горячие тела, залитые липким солёным потом.
нагретая за день вода принимает их ласковым теплом, подхватывая на волнах.[nick]Khal Drogo[/nick][status]sound of war[/status][icon]https://i.imgur.com/1zqNcvk.gif[/icon][lz]<a class="lzname">Кхал Дрого</a><div class="fandom">A SONG OF ICE AND FIRE</div><div class="info">It comes like a lightning flash, and the sky is torn at your back like a loaded gun.</div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » когда солнце взойдет на западе и сядет на востоке [asoiaf]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно