ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » it'll be a homecoming [dragon age]


it'll be a homecoming [dragon age]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

it'll be a homecoming

hawke family suite

https://imageup.ru/img206/3915427/izobrazhenie_2022-04-10_223242490.png https://64.media.tumblr.com/f33e7aa04addb179abed22161a32dcc0/tumblr_nqnzn4InSj1ri36afo1_250.gifv https://imageup.ru/img274/3915432/izobrazhenie_2022-04-10_224514345.png

• киркволл / 9:37 дракона

garrett hawke, bethany hawke

Пришла пора собственными глазами увидеть тот самый многострадальный дом; глянуть хоть одним глазком, пока по нему еще не прошелся ураган. Дом, что защитник сберег не для себя, а для семьи. На этот раз семья почти в сборе и как раз вовремя, ведь скоро все изменится.

+1

2

[indent] В комнате всё ещё вовсю властвовал аромат её духов.
Гаррет тяжело и медленно вдохнул запах её кожи, волос, скользнул кончиками пальцев по статуэткам на резном комоде и прикрыл глаза.

[indent] Ему всё ещё было тяжело.
Он продолжал играть в собранность и безразличие. Проставлялся перед друзьями в "Висельнике", переругивался то с Орсино, то с Мередит, воротил нос от бывших - слишком уж бывших, на его вкус, коллег - с которыми приходилось заниматься контрабандой, пытался затеряться за книгами.
Из всего его окружения, пожалуй, лишь верный Варрик и Андерс знали, насколько невыносимо Хоуку продолжать играть роль беспристрастного, невозмутимого мага, живущего в Верхнем Городе, но они не торопились делиться его откровениями с каждым желающим.
Они знали, что Хоук проклинал себя.
Каждый день. Каждый вечер, когда в каминной зале не раздавался голос матери, когда она не будила его в долгожданный выходной мелодичным лепетом о подругах по соседству, что жаловались на своих пьющих и жрущих в три глотки мужей. Если честно, ему было плевать на подобные бесхитростные сплетни, но мать говорила, а он, как самый благодарный, старший сын, всегда её слушал с лёгким снисхождением на лице.

[indent] Гаррет никогда не был излишне… эмоциональным. Он скорее казался закрытым, скупым на эмоции человеком, и совсем немногие знали, как по-настоящему тепло он относился к своей семье и друзьям.
Он тяжело переносил болезнь младшего брата, работая на износ, лишь бы иметь возможность выкупить необходимые эликсиры. Тот проклятый год вообще плохо запомнился Хоуку - он работал сутками, порой появляясь в лачуге "любимого" дядюшки лишь ради ночлега и новой порции оскорблений. Обижался на сестру, что обвинила его тогда в своём сумрачном будущем из-за скверны в крови.
Смерть матери, нет, убийство, стало последней каплей.
Приходилось буквально отдирать себя от постели и двигаться дальше. Работать. Продолжать изучать те книги, что ему притаскивали за хорошие монеты те же контрабандисты. Выходить в свет. Продолжать делать вид, что смерть матери его ничуть не подкосила, хотя она была последним оплотом тёплого семейного очага - Карвер, как и Бетани, покинул его уже очень давно, оставив лишь лёгкий, но горький привкус сожаления на губах.

[indent] А ради чего?
Хоук всё ещё не был уверен в том, что нашёл правильный ответ на этот… Весьма риторический вопрос.
Он знал, чего хочет. Знал, что это просто необходимо, когда прогуливался по Нижнему городу, заходил в эльфинаж, толкался между унылыми лавками с дурно сваренными эликсирами, видел бедность. Выкашивал с Фенрисом работорговцев и укрывал вместе с Андерсом очередную порцию магов, больше не желающих страдать в Круге.
Рабство, неволя, подчинение.
Унижения. Они цвели в этом городе цепей, словно бутоны роз на кусту по весне, и Хоук этого всего не мог принять. Понять. Он скупо улыбался Мередит, пропуская мимо ушей ее бред, но давным-давно видел их головы на пиках.

[indent] В дверь осторожно поскреблась прислуга, что-то прошептала, испугано, а может и почтительно, и Гаррет кивнул немного запоздало, не совсем понимая, что ему говорят из-за неожиданно охватившего его с головой волнения.

[indent] Бетани.
Его младшая сестрёнка, которую он любил всегда, несмотря ни на что, скоро будет здесь.

[indent] Он боялся этой встречи. Боялся, что спустя столько лет, сестра снова откажется его принимать. Боялся обвинений в том, что он не приглядел за матерью, не мог её спасти, хотя видит Создатель, в которого Хоук, кстати, никогда не верил, он пытался.

[indent] В доме была идеальная чистота. Дорожки начищены, тяжёлые бархатные шторы расправлены, в камин добавили свежих дров, которыми уже занимался яркий огонь. Гаррет уже подготовил бутылку вина, что порекомендовал ему Фенрис, да подготовил два бокала - нутро подсказывало, что разговор простым вовсе не будет, хотя их первая встреча в городе была… нормальной.
Или ему так показалось? Гаррет мало понимал в людях и их эмоций, закрывшись наглухо окончательно ещё несколько недель назад, делая исключения лишь для пары человек в своём окружении.

[indent] Ему, взрослому мужчине, что смог бежать из охваченного мором Ферелдена, победившего в частном сражении Аришока, воинственного кунари, было страшно перед встречей с младшей сестрой.
Абсурд.

[indent] Нужно было позвать кого-то, чтобы пальце не дрожали так предательски, чтобы ему не приходилось прятать их в карманах длинного сюртука с высоким воротом.
Хоук ещё раз взглянул на пламя, протянул руку ладонью вперёд, и оранжевые языки огня послушно потянулись вверх, не обжигая, но осторожно лаская теплом.
Стало чуть спокойнее. Но совсем немного.

[indent] Входная дверь чуть заскрипела, и мужчина резко повернул голову.

Отредактировано Garrett Hawke (11.04.22 00:22:40)

+3

3

[indent] Верхний город слишком отличался от остальной части Киркволла, на фоне пропитанного нищетой и безнадегой Нижнего города выглядел так чужеродно, словно из шитого золотом шелка решили сделать заплатку для мешка, в котором хранили овощи на продажу на рынке. Глядя на чуть ли не вылизанные улицы, Бетани не могла избавиться от мысли о том, что никогда бы не прижилась в этом месте, пускай корни ее шли именно отсюда. Еще несколько лет назад она позволяла себе фантазировать о том, как могла бы сложиться ее жизнь, если бы росла она среди знати, не имея и представления о том, что же это такое на самом деле.
[indent] Та самая разлагающаяся знать Киркволла игнорировала беды города, беспокоясь лишь о собственном благополучии, чем вызывала ничего кроме отвращения. Страх кончить так же, как и прошлый наместник, парализовал их настолько, что у Мередит оказались развязаны руки, бунтующие маги бездумно прибегали к магии крови, чем только усугубляли положение — история эта не могла закончится миром. Скоро от этого города не останется и камня, одна лишь мысль об этом не позволяла ей заниматься делами Серых Стражей, продолжая по заветам ордена играть в нейтралитет - не тогда, когда в этом самом городе пришлось оставить самое важное. В такой ситуации Бетани просто не могла дальше изображать примерного Стража, которому положено избавиться от былых привязанностей и посвятить себя целиком исполнению своего долга.
[indent] Фамильный герб на фасаде имения Амеллов она узнала без труда, отчего даже опешила. Казалось странным то, что дом ее семьи так никогда и не стал домом для нее. Однажды ей уже выпала возможность побывать здесь, однако тогда она все же поспешила покинуть Киркволл, даже не оставшись ночевать. Тогда матушка еще была жива, тогда у них еще была возможность побыть семьей. Плотный комок подступил к горлу при мысли о том, что из-за обиды она так по-глупому безвозвратно упустила возможность провести время с близкими. Чуть коснувшись шеи, она поправила сдавивший красный платок, который она продолжала повязывать поверх формы Стражей. Возможно, ей не следовало соваться сюда и на сей раз, ведь она умудрилась попасть в передрягу, как только сошла с корабля в порту, но отступать было поздно и безрассудно. Раз уж недоброжелатели решили использовать ее в качестве приманки для Защитника — от одной лишь мысли об этом злоба затуманивала рассудок — то возвращение в Ферелден в одиночку казалось самоубийственной затеей. К тому же истинная цель ее визита заключалась не в том, чтобы украдкой взглянуть на брата, а затем бросить его на растерзание Мередит.
[indent] Дверь неловко скрипнула под рукой Бетани, от этого неприятного звука у нее чуть дернулся глаз. Устроенная храмовниками засада изрядно потрепала ей нервы, тем самым вынудив остерегаться чуть ли не каждого шороха. Тяжело вздохнув, она потрясла головой в стремлении стряхнуть с себя тревогу, а затем решительно шагнула внутрь. В полутьме прихожей почему-то дышалось легче, чем снаружи, будто повеяло едва ощутимой теплотой тлеющего и увядающего присутствия матушки. Как будто она вот-вот заглянет, глаза ее загорятся от радости, и она сорвется с места, чтобы заключить свое дитя в крепких объятьях. Призрачное явление матери стремительно растворилось перед глазами, обнажив просторную безлюдную прихожую, готовую принимать множество гостей единовременно. Стиснув зубы от горечи, Бетани поспешила выйти в гостиную, откуда все это время и исходили столь привлекательные тепло и свет. Именно там она и застала фигуру своего брата, слишком одинокую в казавшемся необъятным имении в сравнении хотя бы с той же лачугой их дядюшки. Воссоединение чуть усмирило тревогу в душе, однако в то же самое время оно все же отдавало горечью.
[indent] - Гаррет, - его имя словно само вырвалось из нее, потому как ничего больше сформулировать у нее сразу не получилось. И что вообще положено говорить в таких случаях? "Привет, братец! Как у тебя дела? Храмовники еще не сожгли это твое милое поместье дотла? Какое облегчение! Что ж, рада была повидаться, мне уже пора отплывать обратно в Ферелден. Постараюсь больше не думать об этом! Спасибо за то, что спас меня в очередной раз, кстати говоря"?
[indent] Бетани сжала в пальцах ремень дорожной сумки, которую она таскала с собой все это время. Вещей у нее с собой оказалось совсем немного, лишь то, что ей удалось унести с собой из самого необходимого. От одного этого движения ее синяя накидка чуть раскрылась так, что из-под нее моментально выглянуло ее облачение Серого Стража. Она не спешила сокращать дистанцию между ними, а предпочла стоять на месте, будто не какими-то метрами можно было измерить расстояние, возникшее между ними за все эти годы. Вот они стояли друг перед другом, преобразившись почти что до неузнаваемости: он уже не тот деревенский парнишка, а Защитник Киркволла; она уже не боязливая девица, а Серый Страж. И все же даже в подобной обстановке, совершенно несвойственной прежней их жизни, в нем все же узнавался тот Гаррет, который всегда оберегал ее и рядом с которым было безопасно.
[indent] - Надо же, хорошо выглядишь, - постаралась она произнести помягче и выдавить из себя подобие улыбки, однако полностью скрыть сквозящее сочетание усталости и волнения не получилось. - В тот раз даже не обратила внимание на то, как здесь красиво, - отметила завороженная Бетани, начавшая разглядывать пространство гостиной. Было заметно, что к ее неожиданному визиту хоть и в спешке, но все же готовились, что не могло не греть ей сердце. Ее взгляд чуть смягчился, когда тот вернулся к брату. - И как к тебе положено обращаться теперь?

+3

4

[indent] Бетани.
Гаррет ждал ее, но появление сестры все равно оказалось для него совершенно неожиданным - мужчина отчего-то вовсе не хотел, чтобы Бет увидела его таким разбитым. Плевать на остальных, но для младшей сестры, для которой он всегда старался быть опорой и настоящим защитником, тем, к которому можно было обратиться с совершенно любой проблемой, рассчитывая на совет или банальный мордобой обидчиков голыми руками за углом таверны, Гаррет должен был оставаться стойким. Несгибаемым. Не сдающимся.
Маска безразличия как никогда раньше давала все больше трещин, и чем дольше Хоук оставался наедине с собой, тем мрачнее вышагивал по Верхнему и Нижнему городу, ничуть не сомневаясь в том, что об этом докладывают, кому нужно, а Мередит в предвкушении потирает свои грязные паучьи руки, отсчитывая дни до момента, когда Защитник все же сорвется и встанет на ее сторону в противостоянии с магами.

[indent] Может ждать дальше.

[indent] - Бывали дни и получше.

[indent] Маг лишь чуть разводит руками в стороны, тоже не решаясь никак подойти ближе, взять сестру за пальцы, обнять, прижаться самому и втянуть носом аромат волос, чтобы ощутить себя дома. Чтобы ощутить призрак Лиандры напоследок, ведь Бет на нее была так похожа, в отличие от него, Гаррета - точной копии своего отца.

[indent] - И тихо, - сразу же добавляет Хоук, тут же осекаясь, прикрывая глаза на мгновение и поджимая губы, впрочем, все произошло так быстро, что Хоук был почти уверен - Бетани ничего заметить и не успела. Неловко переступает с ноги на ногу, слегка удивленный следующим вопросом.  - Так, как ты обращалась ко мне и раньше, Бетани. Я для тебя в первую очередь брат, а не Защитник или что они там придумают вельможи в жалкой попытке поддержать в городе оптимистичный дух, ведущий к светлому будущему.

[indent] Гаррет закатывает глаза, кожей ощущая, как обстановка, царившая до того в гостиной, становится менее напряженной.

[indent] Он таким талантом не обладал никогда. Он мог шантажировать, подчинять, угрожать и вселять страх не столько словом, сколько взглядом, совершенно не прибегая при этом к магии, что текла в его жилах, мог долго выжидать нужного момента и терпеть, терпеть, терпеть… но совершенно не умел отпускать ситуации. Не мог забывать и прощать обиды, припоминая их в самый выгодный для себя момент.
Бетани всегда была той, что могла отвлечь, удержать своего брата, когда тот начинал ходить прямо по лезвию ножа собственной ярости, горящей глубоко внутри, и чужим самообладанием, трещащим по швам.

[indent] - А ты? Как жизнь Стража? Я не писал тебе, знаю, но вряд ли бы ты стала читать мои письма, признай, - мужчина кривовато ухмыляется, обходит сестру по кругу, направляясь к полке, где Лиандра хранила особо любимые бокалы и статуэтки. И регулярно ругала уже вполне взрослого сына, который порой появлялся домой с ног до головы перемазанным в крови, грязи и Создатель знает в чем еще, за бутылки спиртного, что были отодвинуты к самой стенке, где тень была глубже всего. Все-таки посиделки в Висельнике не прошли для Гаррета бесследно, привив любовь к алкоголю, что снимал напряжение лучше всего. А иногда становился и единственным шансом на пару-тройку часов млеющего забвения.

[indent] Насыщенная маслянистая жидкость чуть бликует в свете очага, облизывает тонкие стенки бокала, и Гаррет просто передает сестре один.

[indent] Он старается не смотреть ей в глаза. Покаянно, словно бесстыжий пес, опускает голову, отчего уже порядком отросшие темные пряди падают на лоб и скулы. Молчит. Сильнее сжимает пальцами бокал в руке, на которой все еще были видны отметины после пьяной драки где-то недалеко от Висельника, когда хотелось только упиться до смерти, стесывая зубы о горлышко бутылки, которых в тот вечер было разбито немало.Тонкое стекло едва ли не трещит, но выдерживает.

[indent] Если бы Гаррет действительно хотел, он бы разбил его, не думая ни об осколках, ни о израненной ладони, ни о крови, которой… было пролито уже слишком много.
И которая так и не смогла ему тогда помочь.
Он бы сжег дотла все это поместье, если бы от этого стало легче. Обратил в пепел и прах все то, что напоминало ему о ее смерти, о его слабости, бесполезности, бессилии, несмотря на то, что он дорого платил за возможность уберечь близких. Магия Крови - разве это не слишком? Разве этого мало?
Этого желал для него отец, что долго и подробно рассказывал ему, предостерегал, стараясь уберечь, зная, что болезнь уже берет свое, что совсем скоро именно Гарретт будет нести ответственно за всю семью?

[indent] - Я не уберег ее, прости. Прости меня, Бетани, - Хоук почти шепчет. Сбивчиво, глотая слоги, и рука, все еще держащая бокал, у него мелко дрожит в такт словам. - Я так виноват.

[indent] Тонкое стекло с золотистой каймой по краю, летит на пол, разбиваясь на мелкие осколки, разливая виски по мягкому ковру, оставляя темные, почти черные от недостатка освещения пятна.
Гаррет пересекает то небольшое уже расстояние между ним одним широким шагом и впивается в узкие плечи с такой силой, что ткань под его сильными пальцами трещит.

[indent] - Я виноват.

+1

5

[indent] Они старательно уводят друг от друга взгляд, оба чувствуют неловкость и дискомфорт, но при этом продолжают медленно двигаться навстречу друг к другу, пускай и вслепую. С каждым промолвленным словом, с каждым проведенным в компании друг друга мгновением дышалось гораздо легче, как будто им не следовало тревожиться по поводу этого разговора вовсе. Потихоньку этот клубок все же начинал распутываться - иначе и быть не могло, они по-прежнему были семьей. Их жизни безвозвратно изуродовала череда трагических событий, которая могла протянуться до самого конца их дней по эту сторону Завесы. Однако как бы ни расходились их пути, рано или поздно им суждено было вновь сойтись воедино. Долгожданный момент настал, хоть от воссоединения вместо радости ощущалась лишь горечь от потери.
[indent] Хотелось возмутиться упреку брата и возразить ему, однако она не стала, потому что в глубине души понимала, что в чем-то он все же был прав. Серым Стражам не следовало поддерживать контакты с родными, потому что им надлежало отдаться своему призванию целиком и полностью, без остатка. Пережив Посвящение, Бетани изо всех сил старалась не обернуться полнейшим разочарованием для проявившего к ней милосердие Страуда, который по праву мог и отклонить предложение Андерса принять ее в Орден. Ей не хотелось до конца своих дней, число которых явно сократилось после пережитого на глубинных тропах, оставаться той никчемной, жалкой девчонкой, что приняли лишь из жалости, тогда как сама по себе она ничего и не стоила. Вкупе с затаенной обидой на саму судьбу это стало тем, что на самом деле заставило ее отстраниться ото всех, кого она когда-либо знала, хотя и не до конца... Иначе она бы не проделала весь этот путь до Киркволла после того, как услышала тревожные известия о назревавшем конфликте.
[indent] У каждого человека был свой предел, даже у самых сильных и волевых людей. До чего же эгоистично было с ее стороны полагать, что возложенная на него ответственность совершенно не давила на него. Все прежние обиды перестали иметь какое-либо значение, когда маска Защитника упала к его ногам и вместе с бокалом разлетелась на множество осколков, обнажив его истинный лик, что он так долго и усердно прятал. От произнесенных им слов в уголках ее глаз начали поблескивать уже собиравшиеся слезы, от испытываемого стыда Бетани поджала свои дрожавшие губы. Ничего ей больше не оставалось, кроме как позволить ему ухватиться за себя подобно утопающему, что в отчаянии цеплялся за ближайшего человека, хотя и грозил тем самым утянуть ко дну обоих. В тот хрупкий, неловкий момент они оба нуждались друг в друге как никогда, а потому Бетани не могла продолжать скрывать собственные переживания.
[indent] Накидка Стража сразу же слетела с ее плеч, плотная ткань надежно укрыла неловко рассыпанные осколки стекла от посторонних глаз. Пальцы Гаррета продолжали удерживать ее в своей хватке и безжалостно сминать рукава ее рубахи, чем грозил оставить за собой синяки, однако это волновало ее в самую последнюю очередь. Вместо этого Бетани все же осмелилась заглянуть ему в глаза: на сей раз взгляд ее уже избавился от прежней отчужденности и напускной холодности, а по бледной ее щеке тем временем медленно сползала одинокая слезинка, очередное свидетельство ее не до конца преодоленной слабости. Слегка тряхнув головой, она резко дернулась и потянулась к брату навстречу, чтобы приобнять его свободной рукой, пока другой продолжала сжимать врученный ей ранее бокал.
[indent] - Нет... Нет-нет, ты ни в чем не виноват, Гаррет. Слышишь меня? - произнесла она дрожащим голосом, что был готов вот-вот сорваться в плач. - Нет твоей вины в... случившемся с ней, как и нет твоей вины в случившемся со мной. Это я должна просить прощения за то, что держала обиду на тебя, ведь на самом деле тогда ты меня спас, чего я долгое время не понимала, - тихо всхлипнув, Бетани начала поглаживать его сведенное от напряжение плечо, уткнувшись в него своим лбом. - Пожалуйста, не говори так. Ты не заслужил всего этого... - внезапно их прервал низкий скулеж, что моментально привлек к себе внимание младшей Хоук. Приоткрыв глаза, она увидела у их ног очаровательную мордашку мабари, все это время наблюдавшего за ними своими умными, полными мысли глазами.

Отредактировано Bethany Hawke (08.06.22 00:21:37)

0

6

[indent] Туча, как и всегда, легко разрядила гнетущую обстановку в гостиной, что грозилась вот-вот треснуть обоюдными рыданиями детей Хоуков друг у друга на плече.
Гаррет, словно только очнувшись, спешно, хотя и немного неловко отшатнулся от сестры, свободной рукой машинально погладив мабари по широкому лбу, приятно ощущая под кончиками пальцев жесткую шерсть. 

[indent] - Может быть, ты и права, - совсем тихо и еще немного хрипло отозвался мужчина, чуть отворачиваясь от сестры, горячо стыдясь минуты собственной слабости и вновь заковывая в себя маску тяжелой сосредоточенности и контроля. По крайней мере, отчаянно пытаясь это сделать, однако Бетани… Он был ей благодарен за это мгновение.
Пожалуй, именно этого ему и не хватало - с Варриком он говорил наедине, закрывшись в его комнатах на втором этаже Висельника, выпив столько алкоголя, что потом не решался зажечь в ладонях огонь - высока была вероятность, что вся таверна взлетит на воздух из-за его перегара. Как-то зашел и Фенрис, просто молча стоял рядом с ним у камина, сосредоточенно и собранно, совершенно готовый по малейшему приказу Хоука выйти за порог и убивать каждого мага, что встретится ему на пути. Все его друзья были рядом, были готовы действовать, но Гаррет хотел, чтобы его просто… пожалели.
И этот отрывистый разговор, одинаково неловкие, обиженные взгляды наконец разбили ту стену непонимания и недовольства, что одинаково отталкивала Гаррета от младшего брата и сестры.

[indent] - Ты надолго в Киркволл? - Спросил Гаррет после недолгой паузы, осторожно обходя осколки кругом только для того, чтобы взять со столика еще один пустой стакан и вновь налить туда спиртного. Скорее просто для того, чтобы руки занять, а не выпить - с него и так было достаточно за последние дни. -Надеюсь, что да.

[indent] Туча не то заскулила, не то высоко тявкнула, словно присоединяясь к вопросу хозяина и вновь ткнулась носом в ладонь Бетани, требуя, чтобы ее снова погладили. Ей вообще последнее время не хватало внимания Хоуков, чье поголовье в городе сокращалось быстрее, чем Гаррет успевал вырезать в окрестностях Киркволла работорговцев и обезумевших магов крови.

[indent] Казалось, что чем больше он отдавал себя этому городу, тем больше тот у него забирал. Воистину, Город Цепей. Лучше просто не придумаешь.

[indent] Понимая, что снова начинает раздражаться, Гаррет жестом руки пригласил сестру наконец сесть, в конце концов, этот дом был и ее тоже, внимательно посмотрел. Подметил все те изменения, что произошли с девушкой, пока они был далеко друг от друга. Чуть нахмурился, понимая, что та становится по-настоящему старше - нет больше того задорного, почти лихорадочного блеска в глазах, и руки плотно сжаты, и все движения стали какими-то более… четкими и скупыми. Не как у него самого - то был его характер, холодный, порой даже жесткий, а скорее… выправка Стража.

[indent] - Что-то назревает здесь. Дурнота висит в воздухе, а Мередит и Орсино успели достать даже меня со своими воплями и попытками разделить этот город попалам, совершенно не понимая, что тогда нам тут всем придет конец, совершенно неважно, какая страна успеет урвать себе кусок побольше и в итоге победит. Мне требуется поддержка, Бетани. От того, кто представляет чуть больше реальной власти, чем Чемпион Киркволла. И да, я знаю, что Стражи не лезут в политику, хотя постоянно именно так и получается.

[indent] Он ощущал это уже давно. И прекрасно понимал, что Аришок, которого он победил на дуэли, едва не распрощавшись с собственной жизнью, была меньшей из его проблем.

0

7

[indent] Не могло быть большего облегчения и утешения для души, чем разделить свою боль с тем, кто мог понять ее природу, не задавая лишних вопросов. Казалось, что впервые за много лет тучи над головой все же развеялись, стало светло и спокойно даже в стенах дома, которого она не имела права называть своим. Наверное, впервые видя Гаррета таким уязвимым, Бетани ощутила необходимость остаться рядом с ним, что в тот момент казалось ей важнее даже исполнения священного долга Серого Стража. Да, они злились друг на друга, долгое время не контактировали, однако на краю бездны любые обиды уступали место гораздо более важным чувствам, что вкупе с родственными узами переплетали их судьбы воедино. Возможно, ее возвращение можно было назвать поступком импульсивным, даже глупым, Бетани не сомневалась в правильности пути, который избрала.
[indent] - Думаешь, я проделала весь этот путь для того, чтобы просто помахать тебе ручкой, а затем отплыть обратно в Ферелден? - почувствовала она необходимость немного разрядить обстановку. Наверное, около саркастичные высказывания не были ей свойственны когда-то, но чего-то она все же понабралась у Стражей за все эти годы помимо боевых навыков. С ее покусанных от волнения губ сорвался тихий смешок, который растворился на фоне треска дров в камине. - Да, орден Серых Стражей должен оставаться нейтральным, мы не должны ввязываться в такого рода конфликты, но эта старкхевенская шайка с ручными храмовниками уже втянула меня в эту историю.
[indent] На самом деле она оказалась втянута в эту историю еще задолго до того, как большинство узнало о ней. Все, кто был хоть как-то связан с Гарретом, вольно или невольно оказывался вовлечен в череду событий, последствия которых было страшно представить и предугадать. По его лицу пробежала тень - Бетани поняла, что он наверняка мысли о том же самом или же о чем-то не менее тревожным, ведь забот у Защитника день ото дня не уменьшалось. Когда брат снова решил накинуть на себя привычный всем вокруг фасад, она нахмурилась, а в глазах ее отразилось не убавившееся беспокойство. Туча вновь напомнила о своем существовании, уткнувшись своим холодным, мокрым носом прямо ей в ладонь, чем вытянула назад в реальность, из цепких лап тревоги прямиком в уютную залу фамильного имения.
[indent] - Рада, что ты еще помнишь меня, - обратилась Бетани к мабари, приласкав ее макушку свободной рукой. Прикосновение отдалось ей теплом, чем вызвало слабую, но все же улыбку на ее несколько болезненно бледном лице, лишенного румянца. Даже так движения ее выглядели слишком механически отточенными, как будто она не собаку гладила, а рассекала воздух своим посохом, что стало очередным напоминанием того, как мало нежности осталось в жизни. Даже те вещи, что казались обыденными с поры детства, могли забыться чуть ли невозвратно, и осознание должно было напугать, но этого не произошло. На смену страха уже давно пришло смирение.
[indent] Внимательный взгляд Бетани вновь окинул брата, когда тот жестом призвал присесть с ним, составить ему компанию - приглашение, на которое она не могла не откликнуться бессознательно. Подняв упавшую на пол накидку, она сложила ее и закинула на подлокотник, тогда как сама расположилась поудобнее и только тогда вспомнила о том, что по-прежнему держала в руке бокал с вином, к которому так и не притронулась. Эта вновь проявившаяся в Гаррете отстраненность не давала покоя - как же ей хотелось, чтобы он мог позволить себе быть с ней открытым и искренним, не испытывая при этом стыда. Со смерти их отца ему пришлось взвалить на себя огромную ответственность, стать опорой семьи, ее несгибаемым стержнем. Никто не смог бы справиться с этим лучше него, как бы сильно он себя ни корил за все трагедии, что обрушились на них по воле злого рока. Вот оно долгожданное воссоединение семьи Хоуков - воссоединение двух утомившихся душ, грезивших о покое, надломленных, но не сломленных.
[indent] - Неужели Владычица Церкви не может ничего сделать? Разве она не видит, что здесь назревает буря? Это ведь очевидно всем, даже за пределами Киркволла и Вольной Марки. Все только и шепчутся о возможном Священном Походе! - чем больше говорила Бетани, тем больше ноток злобы проскальзывало в ее мягком голосе, что совершенно не красило его. Увидев свое озлобленное отражение в бокале, она поспешила сделать первый глоток и тем самым выдержать небольшую паузу, чтобы умерить пыл. - Прости, я позволяю эмоциям брать надо мной верх. Просто... Что бы ни говорили другие стражи, прямо сейчас я не Серый Страж, я в первую очередь твоя сестра, - на последней фразе окончательно вернулся к привычному мягкому, ласковому тембру, тогда как ее ладонь нашла его в стремлении приободрить. - Все было бы гораздо проще, если бы киркволлская знать не боялась лишний раз напомнить о себе в страхе перед Мередит. Так что ты думаешь предпринять по этому поводу? Если допустить, что тебя поддержит кто-то, у кого достаточно власти на что-то повлиять в данной ситуации. Чего бы ты хотел добиться?

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » it'll be a homecoming [dragon age]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно