ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » межфандом » в моей игре почти нет правил


в моей игре почти нет правил

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2415/815460.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2415/737378.gif
Я тебе не лгу! Всего лишь талантливо не договариваю!
https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2415/851235.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2415/450677.gif

[nick]Scar[/nick][status]Мой ум и коварство подарят мне царство[/status][icon]https://i.imgur.com/H4AG1S0.png[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/000f/09/5e/6378/709479.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2415/902986.gif https://forumupload.ru/uploads/000f/09/5e/6378/125182.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Шрам</a><div class="fandom">The Lion King</div><div class="info">Что касается ума, его мне досталась львиная доля. А вот по части грубой силы.. увы, тут вышла генетическая осечка</div>[/lz]

+6

2

Помещение заполнено запахом краски, спирта и пластика: на огромном столе в просторном цеху расстелена афиша, вручную расписанная самыми лучшими декораторами Лондона. Никакой печати, никакой искусственности – лишь настоящее искусство, то, что можно увидеть, почувствовать, ощутить. Пальцы девушки медленно скользят по объемному канту букв, увитых почти что, на вид уж точно, живым плющом, останавливаются на ярких бутонах, обрамленных темными шипами нарисованных растений. Вывеска уже сегодня украсит вход в ботанический сад Кью, где в скором времени состоится «самый ожидаемый» показ мод от именитого дома де Виль.

Ей нравятся яркие цветы, как и решение сделать готические буквы глубоко-зеленого цвета; взгляд цепляется за анималистичные фигуры, ненавязчиво припрятанные на фоне, и губы сами расплываются в улыбке в предвкушении назначенного дня. Художники действительно постарались на славу, уловив из скупого описания концепции Круэллы главную задумку для показа, которая, как и всегда, просто обязана была разделить общество напополам: тех, кто готов мириться с натуральными материалами, и тех, кто был готов облить изысканную шубку и без того мертвого животного «обличающей жестокость» краской. Обычно, красной, чтобы у журналистов получились доходчивые кадры с чем-то, похожим на кровь. Находчиво и даже умно, но такой мелочью де Виль было не напугать – слишком она хотела исполнить свою мечту о подобного рода показе. Шкуры, кости, мех, настоящие растения – вот, что должно было объединять каждый элемент гардероба, который собиралась продемонстрировать публике эпатажная дизайнер.

Пусть ее упрекают в излишней жестокости и упрямстве, но красота всегда требовала жертв, и совесть де Виль – лишь меньшая из них. Зачем творить вовсе, если не идти против общества, погрязшего в ханжестве и лицемерии? Но если оно захочет увидеть настоящую красоту, то двери для него будут гостеприимно распахнуты. Пусть следуют за толпой разодетой публики – королевская оранжерея примет любого, кто будет готов подыграть тематике показа. Разве высокая цена за возможность увидеть то, как создается история?

- Добавьте немного…золота. Потали на шипы и можно заканчивать,- распоряжается Круэлла, театрально взмахивая рукой, облаченной в укороченные кожаные перчатки, и облокачивается о тяжелую трость с круглым навершием. – Хорошая работа.

Слышать от нее похвалу – сродни удару. Таких слов никогда не ожидаешь, потому как в следующую секунду ее взгляд может вспыхнуть, и вместе с ним могут быть сожжены и все труды как неприемлемые, недостаточные, жалкие. Но то ли приподнятое настроение, то ли действительно хорошая работа художников задали прекрасный тон на этот день, и желания обратиться к спасительному огню не появилось даже на секунду в ее мыслях.
Прерывисто вздохнув, Круэлла провожает взглядом поспешивших куда-то декораторов и только через несколько секунд делает шаг к выходу – ей не терпится увидеть готовые наряды, которые ждали ее в соседнем помещении. Эскизы, любовно созданные ее рукой, просто не могли разочаровать, а потому ожидания у нее самые высокие. Сердце бьется, шумно, ритмично; раньше она бы сказала, что волнуется, но сейчас предпочитает трактовать это как нетерпение. До исполнения ее очередной мечты – рукой подать. Так чего медлить?

Под стук собственных каблуков девушка толкает тяжелую дверь цеха и, преодолев недлинный коридор, стены которого увешаны фотографиями с уже успешно проведенных показов, газетные вырезки и сами эскизы, воплощенные в жизнь, шагает в помещение, укутанное шумом швейных машин вперемешку с голосами. Она с легкой улыбкой на губах коротко кивает из ниоткуда появившейся помощнице и, беззвучно цокнув языком, вздыхает поглубже. На манекены не смотрит специально, откладывает этот момент, как будто держит в руках коробку с желанным подарком. Пара ударов тростью о пол – совершенно ненавязчивых, не таких вычурных, как у Баронессы, пусть и не менее пугающих, наверно, – и по залу прокатывается тишина, подобно морской волне, что постепенно накрывает метр за метром своей тяжелой прохладой.

Круэлла никогда не стремилась к тому, чтобы ее боялись. Если внушать страх, то красиво, но, тем не менее, это не лучшая мотивация для работы. Уважение, восхищение, непонимание – куда лучшие эмоции, которые проще перенаправить в нужное русло, если говорить именно о призвании модельера. И главная ее задача была в том, чтобы раскрыть молодые таланты и использовать их потенциал на свое благо.

Так ведь куда выгоднее: держать самых способных под своим крылом и чутким взглядом.

- Я надеюсь, практически все готово?- интересуется Круэлла, подзывая щелчком помощницу и мило ей улыбаясь. Акцент она делает именно на последнем слове, так что фраза скорее звучит утвердительно, нежели как вопрос. Ведь ответ она ожидает услышать только один.

-Да, осталась буквально отделка. Мы укладываемся даже раньше срока,- с удивительной уверенностью отвечает ей девушка, неловким движением поправляя непослушные очки, сползшие на кончик носа. Нескромная надпись принадлежности к кричащему имени бренда на душке вызывает лишь у Круэллы смешок и нестерпимое желание раздавить аксессуар, предназначенный для спасения от дурного зрения, но, увы, не от дурного вкуса. Но к этому всегда можно было перейти после того, как с основными делами будет покончено.

Подхватывая из рук помощницы планшет с эскизами, де Виль медленно продвигается вдоль рядов с манекенами, поглядывая то на листки бумаги за ее собственным авторством, то на «готовые» костюмы и чувствует, как сердце ускоряет свой бег, но уже именно от волнения. Если на бумаге наряды смотрелись дорого и необычно, то в жизни меркли на фоне тех же вычурных очков девчонки, что следовала за Круэллой шаг в шаг, дожидаясь ее мнения о проделанной работе. Блеклые и ничем не примечательные анималистичные узоры на тканях крали фактуру, скрывали необычные фасоны и просто смотрелись тускло. Нелепо. Как картинки в немом кино, которое, может, и стали рывком в развитии кинематографа того времени, но сейчас смотрелись слишком скучно и неуместно. Как будто у коллекции не было голоса. У Круэллы не было голоса.

-Это. Все. Не то,- с придыханием произносит Круэлла, резко обернувшись на высоких каблуках и рывком возвращая планшет секретарю, чуть ли не ударяя им по рукам. –Где все те материалы, которые я одобряла? Что э т о за уродство?! Как можно было испортить эскизы настолько бездарно?! Можете забыть об отделке. Вы переделаете все сначала, даже если не будете спать последние недели перед показом! И каждый стежок будете показывать и согласовывать со мной, если у вас самих нет вкуса и видения!

Она не кричит, но ее поставленный низковато-хриплый голос звучит оглушающе громко в потонувшем в испуганном молчании помещении. Ее шаги эхом отражаются от стен, стук трости – от металлических частей швейных машин, создавая причудливый аккомпанемент для злости той, кого злить было совершенно опасно.

Вдруг во всей этой почти что гробовой картине раздается звук – музыка – который, правда, замолкает так же внезапно, как и появляется. Работающий на фоне телевизор по какой-то причине решает напомнить о том, что пришло время новостей, видимо, в попытке разрядить обстановку. И это получается только по той простой причине, что Круэлла оборачивается на звук, сталкиваясь взглядом с картинкой: редкие кадры природы саванн и джунглей, что располагались в «скромной» стране, держащейся особняком от всего остального мира.

Де Виль хмурится, уцепившись взглядом за животных, показанных крупным планом, невиданные цветы, и прозрачные озера – то богатство, которым монаршие особы не собирались делиться с другими. Это было красиво, необычно, редко и…так удачно вязалось с тематикой ее коллекции.

-Включите звук.

Не всегда можно было понять, что происходит в голове у этой девушки, но ее «подопечные» за время своей работы с ней успели уяснить одну важную вещь: если видишь такой взгляд де Виль, подчиняйся молча и лучше не стой на пути.

+2

3

Не все далеко идущие планы, воплощаемые в процессе, как оказывается бывают хороши. Скар понял это ровно в тот миг, когда пожухлая трава и сухие ветки безжизненной саванны – земель прайда, были объяты огнём[он бы сказал очищающим, пришедшим вместе с истинным правителем Симбой, но много чести будет], а те, кого он считал единомышленниками, своими вассалами – гиены, скалили свои вонючие пасти в его сторону, намереваясь с ним поквитаться за попытку свалить на них вину буквально за всё: смерть Муфасы, изгнание Симбы, притеснение Сараби и её львиц, за то, что земли прайда опустели и почти превратились в безжизненную пустыню. Убедить их в том, что это очередная уловка, дабы выжить, едва ли получилось. Некоторых пришлось в назидание другим отшвырнуть к скале, ломая хребты, кого-то вытолкнуть из безопасного круга в бушующее пламя, с наслаждением вслушиваясь в истошный визг погибающих гиен. И, когда Шензи наконец-то рискнула напасть, он очень удачно и прытко перехватил её худосочное тело, когтями впиваясь в горло, мягко, но очень требовательно, сжимая лапу и перекрывая бедняжке кислород.
– О, вот это да! – не выпуская капающую слюной, голодную гиену из лап, он развернулся к остальным, едким взглядом зеленых глаз скользя по Банзаю и тупому как пробка Эду. — Я поражаюсь вам. — Он подтянул рычащую Шензи ближе, чувствуя, как из ее пасти воняет падалью. — Ты никогда не позволяла себе ничего подобного.
— Ты…проиграл…Скар… и предал нас, — противно огрызнулась Шензи, не оставляя попыток высвободиться.
– Ммм… – он зажмурился, чувствуя, как ноет плечо, которое ему повредил Симба. – Значит вот каков ваш план – убить меня, лишь потому что я предал вас? – Его взгляд потемнел ровно настолько, что трусливые гиены на подрагивающих лапах отступили, поджимая облезшие хвосты. О, как же банально. – Но вот вам очередной урок, который следует выучить. Вы настолько беспросветно тупы, что даже моя смерть не способна изменить этого факта. Без меня вы ничто! – Шензи трепыхалась в его лапах все менее уверено, кажется окончательно перестав дышать.  Он отшвырнул её, как и прочих, но к моменту, когда это сделал, дождь, хлынувший из разверзшихся над ними небес, уже притушил пламя. — Прощай, подруга, — криво ухмыльнулся он, глядя, как самая, когда-то преданная ему из гиен, делает свои, возможно, последние вдохи. У него не было времени сожалеть о том, что произошло, надо было залечь на дно и не отсвечивать до тех пор, пока новый вожак прайда в лице его племянника Симбы не изменит своего отношения к случившемуся. А то, что он точно изменит, Скар не сомневался, в конце концов не смотря на всю его храбрость и величественность, которую он унаследовал от Муфасы, сердце молодого льва было не из железного сплава. Все-таки разница в возрасте сказывалась.

https://i.imgur.com/6zxk5FW.png

В настоящее время Скар стоял в примерочной и придирчиво разглядывал себя в широком зеркале. Всего в паре метров от него сидела Шанзи, в это утро она явилась к нему в гордом одиночестве, не объясняя причин того, где затерялись ее братья – Банзай и Эд.
Чтобы влиться в новый мир и стать его частью, им всем пришлось преобразиться. В том числе это касалось и хождения на двух лапах. Конечно, первыми этому фокусу, согласно новой истории, научились макаки, но…львам, вроде него, это тоже было не чуждо. Немного магии, немного редких трав, несложные заклинания и вуаля. Он аккуратно коснулся кулона, что болтался у него на груди, тот был почти неприметным, но очень важным для Скара, его необходимо было беречь, как зеницу ока. Сейчас он пристально рассматривала в зеркале свой винно-красный костюм и мысленно подмечал факт того, что выглядел в нём не больше чем на тридцать восемь человеческих лет, что, впрочем, не соответствовало истине.
[float=right]https://i.imgur.com/aDuDot7.gif
[/float]– Всё еще не понимаю зачем ты подыгрываешь Симбе, – отозвалась Шензи, ковыряя острием тонкого кинжала под ногтем. Ей, как и Скару, тоже пришлось преобразиться для дальнейшей игры, но в отличие от своего негласного лидера, коим Скар остался даже после того, как гиены намеревались его прикончить, в «человеческой шкуре» она чувствовала себя не так комфортно, как будучи гиеной. Скар приподнял бровь, медленно, но абсолютно уверенный в собственно превосходстве развернувшись к ней. В это мгновение он выглядел на все свои сорок три и на лице его читались ум и сильный характер. Он смерил ее долгим, оценивающим взглядом. Губы, сиськи, задница – всё было деланным в ней и это при том, что каждый раз, едва только намечалась беседа тет-а-тет, она закатывала глаза, без устали напоминая Скару о своем нежелании быть человеком.
— Это действительно слишком высоко задранная планка для тебя, — Подтвердил он. — Иди отсюда. Ты меня сбиваешь.
Кажется, её скепсис начал приводить его в бешенство. В последнее время становилось всё более заметно, что его многое приводит в бешенство, порой даже самые сущие пустяки, на которые не стоило бы и обращать своего внимания.
— Черта с два, Скар, — в привычной манере огрызнулась Шензи, острием кинжала, с которым игралась, указывая в направлении интригана, — Раз уж ты вынуждаешь меня притворяться кем-то другим, то и слушать мое нытье будешь обязан до тех пор, пока не исполнишь обещанное.— Она сделала паузу, явно для того, чтобы посмотреть, как отреагирует соперник на ее слова, но он её разочаровал. Не ответив, Скар с выражением не скрываемого к ней презрения отвернулся, глядя в другую сторону, к зеркалу его взгляд так и не вернулся.
— Я тебя понял, — через несколько минут тягостного молчания наконец произнес он, не оборачиваясь к Шанзи. – Можешь не сомневаться, в скором времени мой план сработает.

https://i.imgur.com/6zxk5FW.png

Жара только – только подступала к границам земель прайда. Над ухоженными клумбами нависали круглые зеленые кроны. А посреди этого великолепия возвышалась скала предков – скала львиного прайда – преобразившаяся вместе со всеми, кто жил на ней. Скар помнил ее другой: дикой, обвитой буйной зеленью, неприступной, высокой, острием протыкающей облака, с большим широким выступом с которого короли вроде его погибшего брата Муфасы или его потомка Симбы, наблюдали за землями прайда. Сейчас все выглядело иначе – шпиль остался, но к нему добавились башенки, выступ стал балконом, слепящим своей белизной, скала разрослась вширь, все больше напоминая собой наполненное помпезностью человеческое жилище. Иллюзия создавалась исключительно для того, чтобы люди внешнего мира, рискнувшие заглянуть сюда, приближаясь к дому, мог насладиться его видами.
Скар присел на белое плетеное кресло и, сощурившись на солнце, посмотрел на Кову.
— Почти три года минуло, так? — зачем-то уточнил он. — Мы так и не смогли с тобой обсудить ни моё изгнание, ни то, как ты оставил свою мать, Нуку и Витани, примкнув к Симбе.
— Не вижу смысла это обсуждать, — когда Кову повернул голову в направлении Скара, и взглянул ему в глаза, последний был совершенно обезоружен тем, что на мгновение увидел перед собой самого себя, только моложе. В голосе юноши сквозило презрение. И это трудно было не заметить. — Тебе наверняка уже доложили твои шавки о том, что я был против твоего присутствия здесь, но, Симба ко мне не прислушался.
— Разве мы не договорились, что не будем ворошить прошлое, Кову? — Скар удивлялся совершенно искренне услышанному, хотя отчасти его наследник был прав – он наперед знал о том, что Кову категорически против его возвращения из изгнания, да еще и сразу ко двору. — Мой план заключался в том, чтобы начать все с чистого листа. Я помог прайду! Скар обвел взглядом все, что сейчас зеленело и выглядело иначе, чем было на самом деле. Край процветал не благодаря ему, но вот новшество вроде того, чтобы ходить на двух ногах и контактировать с внешним миром, да — это была его идея, и именно с ней он пришел к Симбе, когда тот немного подостыл.
— Это ложь! — выкрикнул Кову, рассерженно мотнув головой и рык молодого льва, заставил насторожиться тех, кто был поблизости, а самого Скара, сидящего в кресле, едко и едва заметно усмехнуться. — Признайся уже, для чего всё это было сделано? — Он вскочил со своего места, принявшись расхаживать перед собственным отцом туда-сюда. И в конце концов замерев перед ним, снова взглянул на него своим пристальным взглядом зеленых глаз, роднившим их. — Ты многое бы дал за то, чтобы всё вернуть назад.
— Станешь королем и изгонишь меня, — Скар развел руками. — Хотя, если честно, я не понимаю твоей враждебности по отношению ко мне. Меня простил даже Симба – племянник, отца которого я убил, а его самого изгнал на долгое время.  Тебе же я ничего подобного не делал, но ты все равно упрямишься, выступая против меня – своего отца.
— Зира так и не подтвердила этого. — Кову мотнул головой, упрямо отрицая свое родство со Скаром – изгнанником.
— Взгляни на себя, сын! — Смех у Скара был глубоким, с легкой хрипотцой. Когда он смеялся, его глаза становились похожими на щелочки, но это не умаляло ни на миг, того, каким же все-таки он был очаровательным, не смотря на все свое злодейское нутро. — Мы как отражение друг друга в зеркале. Разве этого недостаточно?
Неизвестно, сколько еще времени продолжался бы этот разговор, но тут вдалеке замаячила фигура Киары.
— Я бы охотно продолжил наш разговор, но, — Шрам скосил свой взгляд в направлении наследницы Симбы, что приближалась к ним. — Прекрасно понимаю, что появление твоей будущей супруги поблизости, означает лишь то, что ты снова обязан с головой погрузиться в дела, как будущий король.
— Тебе стоит уехать, — совет Кову прозвучал чуть раньше, чем Киара поравнялась с ними, мягкими губами коснувшись гладко выбритой щеки своего будущего мужа.
— Возможно ты прав, — Скар легким кивком приветствовал принцессу. — Я подумаю над твоим предложением, Кову.

https://i.imgur.com/6zxk5FW.png

— Как оригинально. — Взгляд Шензи медленно прошелся от края до края вывески, читая название. Скала Прайда. — Вы такие придурки. — Не прекращая гонять от щеки к щеке жвачку, она обернулась к стоящим позади нее Банзаю и Эду.  Их все еще можно было узнать, даже после преображения, к примеру у Банзая сохранились его кустистые брови, придающие его лицу выражение крайней угрюмости, а Эда его легкое косоглазие и привычка высовывать язык. — Скар нас на лоскутья пустит за попытку поглумиться над ним.
[float=left]https://i.imgur.com/oVQWNoX.gif[/float] — Не кипишуй, сеструха, — Банзай выступил вперед, приобнимая Шензи за плечи и тоже любуясь вывеской. — Главное ведь не фасад, — он помедлил, явно вспоминая собственную мысль, которую опережал язык, — а наполнение.
Шензи состроила недовольную гримасу.
— Хоть с приглашениями-то не налажали? Они все доставлены по верным адресам? Согласно списку?
И только знающий эту тройку гиен слишком хорош мог понять, что недолгое молчание Банзая, вовсе не значило его согласие со словами сестры.
— Все на мази, Шанзи, — специально исковеркав имя сестры, отозвался Банзай. — С таким пустяком даже Эд справился бы.
Где-то позади этих двоих хихикнул Эд и кончик его языка выскользнул из-за сомкнутых губ.

[nick]Scar[/nick][status]Мой ум и коварство подарят мне царство[/status][icon]https://i.imgur.com/H4AG1S0.png[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/000f/09/5e/6378/709479.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2415/902986.gif https://forumupload.ru/uploads/000f/09/5e/6378/125182.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Шрам</a><div class="fandom">The Lion King</div><div class="info">Что касается ума, его мне досталась львиная доля. А вот по части грубой силы.. увы, тут вышла генетическая осечка</div>[/lz]

Отредактировано Talia al Ghul (02.09.22 12:27:33)

+2


Вы здесь » ex libris » межфандом » в моей игре почти нет правил


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно