ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » atonement [hp]


atonement [hp]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

sirius|regulus
-1979-
знаешь, я ведь пошёл туда умирать. осознанно пожертвовать собой в 18 лет — кто - нибудь так уже делал?
я знаю тебя, сириус, будь ты на моём месте, ты бы тоже не сомневался, потому как велика была цель.
"во благо других" — мерлинова борода, надо было выпить огненного виски, тогда объяснения (что я там делаю) больше походили бы на правду.

https://i.imgur.com/4g43ieV.png

[nick]regulus black[/nick][status]redemption[/status][icon]https://i.imgur.com/FyvP8LC.gif[/icon][lz]<a class="lzname">регулус блэк</a><div class="fandom">wizarding world</div><div class="info">я бы поклялся и возложил руку на библию, если бы знал, что это такое</div>[/lz]

+4

2

[indent] Темные стены родной комнаты давили. Казалось, что глубоко внутри них сидят его предки и молча взирают на своего потомка. Регулус сидел в кресле, по привычке перекрестив пальцы между собой и держа их возле губ. Взгляд темно - серых глаз был направлен в окно, за которым было слишком темно, чтобы что - то разглядеть. Но его это не волновало. Его волновал он сам и его поступки. Его волновало убийство, которое он совершил по приказу другого мага. Раньше он без сомнения следовал за прославившимся Реддлом — его убеждениями, взглядами. Регулус свято верил в то, что маги являются высшей расой и маглы не могут стоять с ними даже рядом. Регулус был даже согласен с тем, что маглам и волшебникам нельзя иметь ничего общего, а скрываться он от рождения не привык. Но вчера вечером произошло то, что шло в разрез всего выше сказанного. Регулус не готов был лишать других волшебников жизни просто потому, что они не согласны жить так как другие; как он, как Волан - де - Морт. Он Блэк, а их семья всегда верила в чистую кровь, высокое положение в обществе и отсутствие какой - либо взаимосвязи с  магловсковским миром. Именно поэтому многие в родословной Блэков были сторонниками чёрной магии, радикальных мер и, в последствии, разыскиваемыми преступниками. Это была плата за сохранение чистой крови, а Блэки яростно ценили в себе это. И вот теперь, кажется, Регулус наконец встал на эту же дорогу. Авада Кедавра. Простое в произношении заклинание после которого никто не выживал. Вот и Филлидис Моралс не выжила. Она училась вместе с Регулусом в Хогвартсе; тот же год поступления, только Когтевран. Последний год у них были смежные уроки и Регулусу девушка даже нравилась или всё же стоит сказать - не раздражала. Филлидис была умна и у них несколько раз были проекты, которые нужно было делать в паре во время урока. Регулус, хоть никогда и не отличавшийся общительностью, не любил работать со Слизерином. Казалось бы они должны быть его друзьями, но Регулусу с этим вообще не повезло. Проблема скрывалась в его чрезмерной разборчивости - он просеивал людей, как трудолюбивый домовик просеивает муку на кухне, избавляясь от нежеланного ссора. Он подмечал все минусы окружающих его людей и почему — то их всегда было больше, а может просто сито с каждым годом становилось плотнее. Тех слизеринцев, кто был по сообразительности и образованности с ним наравне — он взаимно не переносил, а остальные просто не дотягивали, то есть не входили в клуб Слизнорта, в отличие от младшего Блэка.
[indent]
[indent]

— Вы, слизеринцы, такие неблагодарные! Сказал бы хоть спасибо за то, что я правильно ответила на последний вопрос! Если бы не я, нам бы не поставили высший балл!
[indent] Она заставляет его остановиться и замереть на месте, давая возможность договорить. Регулус разворачивается и внимательно цепляется за неё таким взглядом, каким обычно рассматривают картину в огромной галерее, всей душой искренне желая одного - найти там нечто особенное лично для себя. Регулус не считал Филлидис красивой, потому что вся красота уже была собрана в его девушке Адонии(чистокровная волшебница, Слизерин; глаза зеленее травы, волосы и ресницы черней угля, умом чуть уступает Регулусу, но это не особо заметно, если тот не умничает). Ему больше было не нужно. Но сейчас, всё ещё не отрывая от Филлидис взгляда, он делает пару шагов, чтобы быть ближе, к всё ещё сидящей за партой и прикованной изучающим взглядом Регулуса Блэка.
[indent] — У тебя такие красивые волосы, — заключает он задумчивым голосом, будто ещё не закончил рассматривать её лицо, её черты. Регулус не был самым хорошим человеком, но он никогда не врал - исключением являлись родители и, в последнее время, Сириус, но сейчас не об этом. Филлидис всё ещё не отмерла, поэтому Блэк будто разрешает ей снова двигаться, даря на прощание улыбку одними уголками тонких губ. Условность, учтивость. Он будто говорит ей "прощай, Филлидис Моралс", хотя они после этого увидятся ещё много раз, но в основном будут молчать.
[indent] Регулус не знал, что заметив очевидную для него вещь в её внешности, но преподнеся это как благодарность, под лентой комплимента, пробудет в Филлидис интерес к самому себе. Девочка будет влюблена в молчаливого Регулуса Блэка и слишком умна для того, чтобы проявлять это. Регулус же, после слов о ее волосах, не сделает ей больше ни одного комплимента, пока спустя полгода не найдёт в ней ещё нечто особенное. Там, в доме Моралс, она, прижимаясь к стене и слыша «Блэк, убери девчонку», откроет Регулусу о себе что - то ещё. Её глаза наполнялись слезами. Если бы она не была так сильно напугана, она бы разрыдалась — громко и истерично, отчаянно и до хрипоты в горле. Она не была храброй и отважной, она даже не пыталась бороться. Он видел как дрожат её колени, как она медленно опускается на пол, теряя сознание. Регулус смотрел на неё и видел, как голубые ясные глаза Филлидис становятся туманней, будто на них снизошло раннее лондонское утро. Только сейчас он понял, что в Филлидис Моралс было кое - что ещё.
[indent] — У тебя такие красивые глаза, — он сказал это одними губами, будто в забвении, забытие, прострации. Другие сторонники Темного Лорда не обращали на него внимание, они были заняты разгромом всего дома где — то за стенкой. Лёгкое, какое - то машинальное движение кистью руки, как всегда аристократично элегантно, создавая понимание того, что он это делал не впервые. Палочка выполняет приказ хозяина. Он мог бы поклясться, что тогда не слышал этого, он мог бы поклясться, что она ничего не сказала, но сейчас перед глазами воспоминания вчерашнего дня. Перед глазами вспышка зелёного света, что в миг озаряет лицо девушки и её последний вздох.
[indent] — Регулус, пожалуйста.

[indent] — Кикимер! — Регулус буквально рычит, а не зовёт к себе. Его громкий и тяжёлый от долгого молчания голос, прорывает идеальную тишину огромного дома. Он снова злиться, а на кого вымещать злость, если не на домовика, что преданно служит одной семье вечно.
[indent] Лёгкий, почти неслышный хлопок и перед ним возникает эльф. У него как всегда недовольное выражение лица, но он покорно опускает голову и взгляд, когда видит одного из Блэков перед собой.
[indent] — Хозяин Регулус.
[indent] Регулус не любил лишних и пустых фраз, поэтому Кикимер никогда не задавал ему вопросов, вроде "что прикажете?". Домовику стоило лишь немного подождать и Регулус сам формулировал поручения настолько чётко и конкретно расписывая каждый пункт, что не будь он Блэком, то сам бы выполнял работу, но он даже не думал о том, что когда - нибудь хотел бы справиться и сам.

[indent] Стоит отдать младшему Блэку должное — он не так часто пользовался услужливым Кикимером, в отличие от матери, которая только и делала, что отдавала распоряжения. От этого, конечно, Кикимер, каждый раз, как только его звал к себе хозяин Регулус, невольно опасался; Регулус однажды отправил его в какое - то мрачное место в закоулках Лидса — в единственную в стране лавку, где продавали нужный Блэку яд. Кикимер по возвращению умолял Регулуса больше не отправлять его туда; по словам Кикимера его схватили и чуть не сняли кожу. Регулус в ответ отмахнулся и сказал, что тот преувеличивает, но домовика больше туда не отправлял. Так что Кикимер, кажется, всё ещё боялся услышать в поручении название ненавистного теперь городка.
[indent] Регулус встал и подошёл к окну. Сегодняшняя ночь была особенно спокойной. "Возможно это знак. Почему - то сейчас в них хочется верить по особенному". Он неслышно выдохнул и не поворачивая головы к домовику наконец подал голос.
[indent] — Кикимер, ты помнишь, как некоторое время назад ты с Тёмном Лордом отправлялся куда - то?
[indent] — Да, хозяин.
[indent] — Ты сможешь перенести меня туда?
[indent] Ответа не последовало. Комнату снова накрыла тишина. Домовикам всегда следовало отвечать сразу же: паузы считались дерзостью, молчание — неподчинением. Кикимер молчал. Прошло ещё несколько мучительных секунд, за которые домовик понял, что Блэк от него не отстанет.
[indent] — Кикимер, мне повторить вопрос?
[indent] — Нет, хозяин Регулус, — в голосе Кикимера звучало нескрываемое недовольство. — Это плохое место. Очень плохое ...
[indent] — Я не спрашивал твоего мнения, — Регулус не дал домовику договорить.
[indent] Его раздражало,  когда в его идеях сомневаются, а когда препятствуют их реализации — совсем выводило из себя. Наконец Кикимер молча кивнул. Регулус, всё это время смотревший в окно на пустую улицу Площади Гриммо, дал себе ещё минуту, после чего взял со стола волшебную палочку и, произнеся первое заклинание за сегодняшнюю ночь, надел темное пальто.
[indent] — Поклянись, что об этом не узнает ни мать, ни отец.
[indent] "А Сириус здесь вообще не появляется и если он узнает, всё равно будет уже поздно"
[indent] Маг протянул Кикимеру руку и тот, кажется впервые на памяти Регулуса, тяжело и даже как — то печально вздохнул, но всё же кивнул, добавив смиренное «да, хозяин» и взял Блэка за руку. Они трансгрессировали.

.м е с я ц  н а з а д.

[indent] — Ты не смеешь сомневаться в моей власти! Ни ты, ни кто либо ещё! — шипящий и пронизывающий до самых костей голос Волан - де - Морта раздавался по огромному особняку очередного известного рода волшебников. — Я не подвластен ни времени, ни его быстротечности. Я не очередной глупец, пытающийся поднять восстание, сподвигнуть революцию. Я смерть, сметающая всё на своём пути и устанавливающая справедливость нашего мира! И я легко вырву с корнем твою семью, если ты дашь мне лишь повод сомневаться в твоей преданности...
[indent] Регулус был лишь одним из присутствующих на этом спектакле. Он безучастно стоял в стороне, облокотившись о мраморную колонну и рассматривал тонкую работу мастеров скульптуры. Его серые глаза с интересом скользили по очертаниям и выступам слепленных из глины гербам. Он не знал дома, к которым они принадлежат, он не знал этих семей, его больше занимало само исполнение. Регулус не пытался сосредоточиться на словах Тёмного Лорда, но потом, заставляя себя вспомнить их дословно, он поразился от того, что ему это блестяще удалось. Он заставил себя вспомнить точную формулировку загадки, которую Волан - де - Морт по неосмотрительности дал всем присутствующим тогда Пожирателям Смерти. Спустя месяц Регулус Блэк вспомнил об этом и за пару часов пришёл к ответу. "Крестраж". Если бы Блэк занимал себя чем — то другим, а не изучением древней тёмной магии во время очередных рождественских каникулл, в качестве чуть ли не единственного источника развлечения, он бы не скоро всё понял. Подтверждение нашлось спустя пару минут, когда Регулус вспомнил полуживого Кикимера, вернувшегося на Площадь Гриммо, после того, как Тёмный Лорд повзаимствовал домовика у Регулуса для "дела". Блэку понадобился ещё час и несколько книг, чтобы сложить имеющиеся в своей голове факты. "Я смерть... я смерть... он сказал я смерть и не подвластен ни времени, ни его быстротечности. Если не раскол души и не сокрытие частей всевозможными способами, то как? Тёмный Лорд слишком любит громкие речи, Тёмный Лорд взбирается по лестнице Азкабана."

[nick]regulus black[/nick][status]redemption[/status][icon]https://i.imgur.com/FyvP8LC.gif[/icon][lz]<a class="lzname">регулус блэк</a><div class="fandom">wizarding world</div><div class="info">я бы поклялся и возложил руку на библию, если бы знал, что это такое</div>[/lz]

Отредактировано Wendy Darling (07.04.22 12:50:13)

+2

3

Разумная осторожность, что за идиотское словосочетание. Они просят проявлять разумную осторожность, каждый раз, во время каждого...рейда, вылазки, сражения. Сириус не понимает этих слов, глупый набор звуков, на который лишь скалится. Безликий, не несущий смысловой нагрузки, зачастую фоновый шум. "Соблюдайте разумную осторожность, особенно ты, Сириус", и этот взгляд, из под очков-половинок, словно бы он глупый младенчик, укоряющий, журящий и...бесконечно раздражающий, лишь рука лучшего друга на плече останавливает от рычания и Блэк лишь скалится. Он знает что, немного не дружит с головой, смирился, потому что кровь; знает что, во время сражений заносит и плевать, потому что защищает лишь тех, кого семьей своей считает, союзники - не семья, а лишь "допустимый процент потери среди"...и это тоже; знает что, доверия не вызывает из-за происхождения, и под вечным подозрением, как тот же Лунатик. Что там, это светлая сторона говорит? Второй шанс. Ну да, также она вдохновенно заливает о темной твари. Двойные стандарты к своим же.
Они не занимают ни чью сторону в этой...войне, у них сторона своя собственная, а Сириус боевая единица. Король который будет защищать своего Короля, сколь бы идиотски не звучало.
- Успокойся, они просто...
- Не пизди, Лилс, им плевать. Просто я чистокровный, темный и... - у анимагов не должны проявляться черты их форм, в человеческом состоянии. Анимаг не оборотень. Иногда в этом сомневаются все, даже он сам. Потому что рычать получается вполне натурально, а для полноты картины не хватает клыков, с которых бы капала кровавая слюна.
- Да, бешеный. Успокойся. - Бесстрашная магглорожденная, приобнимает за плечи, жмется к боку, за что получает возмущенный взгляд от своего благоверного. Глаза зеленые мечут гром да молнии, и Джеймс сдается, обнимая друга-почти-брата с другой стороны.
- Мы знали, что так будет. Но ведь и мы не из говна пуля, - и голос его хоть и тих, но полон задора, с затаенным раздражением на окружающих.
Он чертовски благодарен, что они есть, по этому, как только оказываются на улице, вытаскивает групповую трансгрессию на своем горбу, перемещая прямиком к новенькому дому пары друзей. Лили никогда не прекращает удивляться, как у Блэка получается так...отлично перемещаться в пространстве, потому что "даже не тошнит, так удивительно! у меня так не получается Блэк".
Для Сириуса это не в новинку, с детства вдолбили в голову про силу чистой крови, более мощную магию и "Блэк - значит Король, а Короли не могут быть слабыми". Где-то должна быть гордость, от которой остался пшик, да скука из-за неоспоримости. Лишь плечами передергивает, идя следом за парой, да без слов заваливаясь на диван чужой гостиной. Джеймс шепчет своей любви, что б не трогала, на что рыжая лишь вздыхает, проходя мимо Бродяги, проводя пальцами по чужой макушке, трепля темные локоны. Сам же Джеймс около дивана на корточки присаживается, смотрит внимательно. Не проигнорировать. Маг щурится на друга, улыбаясь углами губ, но не находит отклика. Поттер слишком серьезен.
- Альбус делал мне туманные намеки о возможном, нихрена не радостном, будущем для нас с Лили, - косит глазами в сторону кухни, откуда слышно звуки...ммм, будущего кофе.
- Альбус слишком много лязгает языком без дела, в этом они с Волан-де-мортом похожи, - ворчит, переворачиваясь на живот, под скрип косухи, которую снимать тупо ленится. - Если что-то случится, ты знаешь, я за тебя жизнь отдам. - Прячет лицо в диванной подушке, пытаясь устроиться удобнее.
- А Лили? - Блэк не видит лица друга, но знает, что вот сейчас он улыбается с издевкой, олень недобитый. Плечами передергивает, не поднимая головы, вжимаясь лицом в подушку плотнее, может помрет от удушья, глупо, как для мага, но, блять, как же иногда хочется. - Ты все еще... - замолкает, подбирая более правильную формулировку. И да, сейчас он хмурится, потирая пальцами переносицу. Бродяге даже видеть этого не нужно, слишком хорошо знает своего почти-брата. Когда молчание затягивается, приходится себя пересилить, вновь переворачиваясь, но уже на бок, подпирая голову рукой.
- И за нее. - Что является правдой. У Блэка было достаточно времени на мысли о Эванс; на принятие ее в свою зону доверия и комфорта. Поттер же смотрит с налетом недоверия, удостаиваясь раздраженного подзатыльника. - Не смотри на меня так. Я давно принял твой выбор, пусть и желал тебе кого-то более фееричного.
- Кого же фееричного ты ему желал? - Громкий голос заставляет вздрогнуть, от чего рука подгибается, и голова падает на подушку, а изнутри душит смех.
- Оооо, почти Поттер, ты себе даже не представляешь. - Сириус скалится задиристо, но все это бровада, которая быстро сходит на нет, оставляя после себя лишь усталость. Все эти чертовы рейды, это дебильная война и бессмысленные собрания, с разбором полетов, после. Он просто конкретно заебался. Хотелось банально выспаться, по человечески, без снов с трупами, которые сам на себя повесил, потому что Джим слишком медлит, а Лили слишком добрая. Ему кажется, что они обязаны остаться с чистыми руками, что бы у него самого было такое спокойное место, куда он может приходить отдыхать. Немного эгоистично. Поттер не одобряет, да и почти-Поттер тоже не в восторге, сделать с этим, правда, ничего не могут. Пытались. Но, если уж у матушки Вальбурги не получилось переупрямить старшего сына, наставляя "на путь истинный", что уж могут эти двое? Них-ре-на. - А где мой кофе? - Лили подходит и присаживает на корточки рядом с будущим мужем.
- В турке, на кухне. Не маленький, сам нальешь.
- Ааа, опять твои маггловские штучки-дрючки, - фыркает под нос, прикрывая глаза. Женские пальцы прихватывают за впалую щеку, слегка царапая ногтями, оттягивают кожу. - Все, все! Понял, принял, не дурак! Валите спать. - отмахивается от руки, поворачиваясь спиной к друзьям, намекая тем самым что, был бы не против остаться один.
- Вот это наглость, в нашем доме, еще и командует! - Это лишь шуточные возмущения, о чем Бродяга знает прекрасно, также как знает, что его просто не хотят оставлять одного, вариться в собственных темных мыслях. Но, опять же. Переупрямить старшего из братьев Блэк? Ха!
Когда чужие шаги и тихие разговоры стихают на втором этаже. Когда по щелчку пальцев во всем доме гаснет свет, оставляя лишь освещение от горящего камина. Когда турка с кружкой прилетают из кухни...
Сириус садится на диване, упираясь локтями в колени. Пальцами в волосы зарывается, сжимая около корней. Сегодня они проебались, всем ебучим Орденом сразу. По полной, блять, программе.

В их рейдах уже нет ничего нового, рутинные перемещения с короткими боями на местности. Но чаще. Чаще они опаздывают. Не успевают ни защитить, ни спасти. А потом гонятся, и если догоняют бьются с противниками на смерть. Сегодня не догнали почти никого. Только какого-то мелкого подпевалу Темного Лорда, который издевательски швырял с лицо фразы о величии и проебах светлой стороны. Блэк не выдержал, и вместо рядовой Авады, порубил уродца на куски, после чего спалил. Запах горелой плоти, одиночные вопли боли и издевательские насмешки преследуют фантомом, как и рука на плече, притягивающая в крепкое, молчаливое, объятие. Джим его понимает и не осуждает. Сам бы он не смог, а Сириус...Сириус немного больной на голову, как и вся их чертова семейка. Немного сдержаннее Беллы, но, вероятно, это лишь вопрос времени. Когда его приводят в разворошенный дом под Меткой, Блэк с безразличием смотрит на девичий труп. Она были лишь на несколько лет младше. Кажется, он даже ее немного помнит по Хогу. Одногодка брата, но на другом факультете. Симпатичная девица с грязной кровью. На него оборачиваются все, смотрят, как на предателя, с ужасом и неким отвращением. Сириус даже не заметил, как все это произнес вслух. Зато заметил, как за спиной встает Эванс, а чуть впереди Поттер, словно готовые отбиваться от своих же, если они подумают сделать что-то не то. Блэку однохуйственно.
Также однохуйственно ему на собрании, где Альбус настойчиво пытается выяснить, на сколько сильно он вновь запятнал свои руки. Блэк упрямо молчит, лишь скалится, рычит утробно. Вместо него говорит Джеймс, максимально убедительно. Нет, они никого не догнали, лишь в проулке видели край чужой мантии и слышали хлопок трансгрессии. Нет, ни кто не умер. Все сбежали. Да. Свидетелей нет, а подозреваемые очевидны. Места ставки не известно. Вы подозреваете нас в предательстве? Нет? Тогда к чему такие вопросы? Ах, неуправляемый Блэк. Идите нахуй, Альбус. На что Дамблдор беззлобно смеется. Прекрасно понимает, старая гнида, что все на нервах и каждый матерный спич в его сторону, лишь подтверждается это. Одноглазый же, жаждет проверить палочку своего бывшего ученика. Старый аврор прекрасно знает, на что способен выкормыш темной утробы. Никаких проверок не происходит. А собрание ордена возвращается в штатный режим.
Сириусу тошно и отвратительно. Какой смысл всего этого дерьма, если они не могут продвинуться ни на шаг к тому, что бы убрать Волан-де-Морта? Иногда его тянет послать все к драклам и самостоятельно найти ублюдка, исполнить роль камикадзе, лишь бы все это...закончилось.

От турки продолжает идти пар, а запах кофе становится немного ярче, словно, пока он был где-то в себе, его заменили на более качественный. О да, Эванс фанатка кофейных зерен из маггловского мира, причем не самых дорогих. А это запах...домашний. Из прошлого. До побега. Вскинув голову, наталкивается взглядом на старого домовика. Не изменился, уродец. Все такой же тощий, с маленькими глазками, в сравнении с другими эльфами. Еще и умнее, чем другие эльфы. Самостоятельнее. Кикимер, мать его.
- Какого хрена ты тут забыл? - Сириус не удивляется, домовики создания странные и могут находить своих хозяев, пусть даже и бывших, где угодно. Наверное это что-то завязанное на магии.
- Негодный господин выражается недостойно. Негодный господин Сириус заставляет госпожу страдать. Бедная моя госпожа, - брюзжит магическое существо. Блэк лишь отмахивается, прикладываясь к кружке с кофе, как к стакану с огневиски, выпивая почти залпом.
- Иди на хуй, Кикимер. - Звучит почти ласково, на что эльф дергает своими ушами.
- Кикимеру нужна помощь негодного господина. - Если бы кофе в кружке не закончился, Сириус бы подавился. А так как давиться не чем, то просто уставился на наглое существо, в высшей степени ахреневания. Эльф? Что-то хочет от него потребовать? От него? Пусть даже изгнанника, но чистокровного волшебника? Палочка оказывается в ладони быстрее, чем он успевает об этом подумать, кончик упирается в лоб подошедшего ближе эльфа. - Кикимер понесет наказание. Кикимер не нарушает приказа хозяина Регулуса. Кикимер хочет спасти хозяина Регулуса.
- Что за...бред ты городишь? - Бродяге хочется переместиться куда-нибудь подальше, от этого эльфа. Кажется что, он совершенно сошел с ума.
- Хозяин Регулус потом накажет плохого Кикимера. Кикимер просто его спасет. - Эльф кивает чему-то своему, а после просто хватает Блэка за запястье.
Когда хотят, эльфы могу перемещаться совершенно бесшумно, по этому ни кто не знает, что гостиная опустела.

[icon]https://i.imgur.com/84Yhm5M.gif[/icon][nick]Sirius Black[/nick][lz]<a class="lzname">сириус блэк</a><div class="fandom">wizarding world</div><div class="info">выгрызать свободу - скалиться на весь мир </div>[/lz]

Отредактировано Maitora (10.04.22 17:37:33)

+2

4

https://i.imgur.com/4zYKswV.gif https://i.imgur.com/uydT4t1.gif https://i.imgur.com/R3VqRQS.gif
он никогда не думал, что будет так зависеть от кого — то. блэки и привязанность несовместимые вещи. блэки никогда и ничего никому не должны, для них важны только они сами и их род, но нет ничего общего у высшей до скабрезности аристократии с уязвимостью. регулус же отличился, оказавшись бесповоротно зависимым от старшего брата.
когда тот решил жить у поттера — регулус расценил это как предательство. когда сириус не уставая смеялся в коридорах хогвартса над шутками джеймса и шутил в ответ — регулус воспринимал это очень остро. ему хотелось уйти как можно дальше, спрятаться и оставшись один на один наконец понять почему. запретный лес никогда не был запретным для младшего блэка. астрономическая башня часто была безлюдной. ночью хогвартс совсем другой и нравился регулусу куда больше. он однажды сталкивается в тёмных коридорах замка с сириусом. регулус отмалчивается, прожигая брата взглядом и ожидая от него неизвестно к чему  "извини". извини за испорченное детство, извини, что оставляю тебя с родителями на летних каникулах, а сам ухожу с мародёрами, извини, что ты отдаляешься. регулус обошёл брата, так ничего ему и не сказав. регулус так и не смог тогда заснуть, потому что всё внутри резало острыми кинжалами. его это раздражало, но он не мог это контролировать и жить сам по себе. слишком навсегда младший брат.
 вальбурга снова отдаёт команду 

"забудь о том, что у тебя есть старший брат!"

"также легко, как и матери легко забыть о том, что у неё был первый сын?"

в тот день она снова дала ему пощёчину, как и пять лет назад.


If you get to me too late
Just know that I tried
I'm so far from home

[indent] 
— хозяин Регулус! — обеспокоенный, но всё такой же скрипящий как и всегда голос Кикимера отражается от голых и острых камней пещеры.
[indent] 
— помолчи, Кикимер! от твоего голоса мне только хуже!
[indent] Домовиками просто манипулировать. Стоит лишь сказать, что их действие мешает или не способствует результату или ухудшает ситуацию — они подчиняются. Хранитель дома выполнил свои обязанности, он выполнял всё, что говорит ему хозяин, в его обязанности не входило "отговаривать молодое поколение от самоубийства".

[indent] Вода с неизвестным Регулусу ядом прожигала его внутри и казалось ломало органы и кости. Дышать становилось всё тяжелее. Прерывисто. Он сжимал зубы и уговаривал самого себя не кричать. Этого никто не увидит и никогда не узнает, но Регулус не хочет, чтобы последнее, что он услышит перед смертью, был он сам, просящий о помощи. В этой агонии Регулус думал лишь об одном — «Сириус узнаёт об этом, когда будет уже слишком поздно. Как и всегда.»
[indent] Он снова повторяет слова, сказанные им ещё дома
[indent] — ни отцу, ни матери, Кикимер!


[indent] Сириус Блэк — в отличие от Регулуса обаятельный, умеющий заинтересовать и способный запомниться на всю вашу жизнь. Молодой человек с невероятной харизмой и чувством юмора. Гриффиндорец. 
Когда Регулус первый раз ехал в поезде в школу, он думал о том, что будет, если Шляпа тоже не отправит его на Слизерин? Что если он окажется, предположим, на Когтевране? Это не страшно, вовсе не страшно... а вот Гриффиндор. Ему там нечего было делать. Регулус нахмурился и сделался серьёзным настолько, насколько позволял юный возраст. Кто — то говорил, что Распределяющая Шляпа учитывает пожелания будущих учеников и младший Блэк собирался активно доказывать, что он обязан учиться на факультете, на котором учились все Блэки... ну кроме Сириуса. 
Мать была в ярости, когда узнала где оказался её старший сын. Регулус же тихо сказал «это какая — то ошибка». Ему не нравилось, когда мама кричит на него или на брата.
[indent] До школы Регулус даже прятался от неё в комнате Сириуса и только там чувствовал себя в безопасности. Вальбурга никогда не переступала порог комнаты старшего сына, когда там был Регулус. Где — то в чёрной от рождения душе мальчика крылась надежда, что в такие моменты она одумывается и немного остывает. 
Чёрная от рождения душа, это то, что передавалось Блэкам как родимое пятно или это просто внушали им с детства. Когда Регулусу было семь, он говорил брату, что они не будут такими, как их мать и большинство родственников. Регулусу казалось, что против этой неизлечимой болезни есть лекарство — вера. У него был Сириус, который протягивал ему руку, когда Регулус падал с лестницы ведущей на первый этаж и добавлял не грубо «не плачь».

[indent] Не плачь, иначе она услышит и разозлится.

 [indent] Не плачь, потому что ты не должен ее боятся.

[indent] Не плачь, потому что я рядом.

И Сириус и правда не стал тем самым Блэком, а вот Регулус стал, что неоднократно говорили ему родители. Это давило. Это уничтожало. Это оказалось внушаемым.


[indent] Регулус писал Сириусу письма, спрашивал как проходит учеба в Хогвартсе, собирается ли он домой на рождественские каникулы, ведь он его так ждал. Регулус не сразу заметил, как некий Джеймс Поттер подкрадывается и незаметно становится частью жизни Сириуса, той частью жизни, которую занимал раньше Регулус. По началу новое имя не упоминалось в письмах так часто и поэтому не напрягало. Однако в тот год, когда Регулус уже сам ехал на том самом экспрессе и впервые увидел огромный замок, в котором ему предстоит учится 7 лет, он заметил того самого Джеймса и уже не смог выкинуть из головы. Это случилось когда Регулуса пригласили подойти к Распределяющей Шляпе, а все его планы о том, что он будет думать о факультете Слизерина, испарились. Он сел на стул и найдя старшего брата за столом Гриффиндора вцепился в него глазами. Тогда то он и увидел Джеймса. Он сразу понял, что рядом с братом сидит тот самый новый друг. Новый друг Сириуса, который никогда не станет другом Регулуса.

 [indent] «Слизерин!»

[indent] Звучит как приговор, как вынужденный приговор. Регулус ждал его, но вдруг замер на несколько мгновений. Это был своего рода первый проигрыш в негласных раундах. Ему казалось Сириус подойдёт к нему, проберется сквозь толпу первокурсников и скажет «не плачь». А Регулусу и не хотелось. Больше нет. Сириус больше не рядом. Гриффиндор и Слизерин.
 Братья никогда не были так далеки друг от друга.

[indent] 
Регулус помнит тот день, когда его мать выжгла портрет Сириуса с огромного гобелена на Площади Гриммо. Она яростно кричала, что больше не хочет видеть старшего сына на пороге дома, что весь род Блэков отрекается от Сириуса из — за его поступков. Регулус же стоял рядом и что — то внутри него хотело возразить ей. Что — то внутри собиралось прорваться диким зверем и до сипящего крика начать защищать брата, но Регулус усмирил это в себе. Орион пытался смягчить крики своей жены, но ему это редко удавалось. Когда Вальбурга поутихла она покинула комнату захлопнув за собой дверь. Если бы Сириус видел это, он бы сказал ей что — нибудь вслед, он бы подобрал самые едкие слова, что пронзили бы сердце матери насквозь, сделав ей ещё больнее. Вальбурга всегда подавала себя холодной и бесчувственной, но все в этом доме понимали, что её тоже можно ранить и даже сильнее, чем других. Регулус подошёл к чёрной дыре гобелена и осторожно прикоснулся бледными пальцами — опалённые края были ещё теплыми.

[indent] «Зачем ты так со мной, Сириус?»
[indent] Регулусу не хотелось знать, почему Сириус так поступил с матерью или отцом, ему было плевать на их взаимоотношения. Его интересовало одно и этот вопрос он долгое время хранил где — то глубоко внутри не решаясь даже самого себя спросить вслух. Регулусу было до боли обидно и пусто в собственном доме. Ему было больно точно также, как и в этой пещере, когда он потянулся за чашей, чтобы сделать последний глоток.

[indent] 
Младший Блэк рассказал всё Кикимеру ещё перед тем, как они оказались здесь. Домовику нужно было забрать то, что появится в ёмкости, когда Регулус допьёт зелье, с помощью заклинания сделать точную копию и подменить. Блэк знал, что придётся выбирать — шанс на победу над Тёмным Лордом или смерть. И он выбрал. Он всё спланировал, каждый шаг и главное об этом никто не должен был узнать. Регулус передал Кикимеру записку, которую необходимо было поместить вместе с предметом — это единственное доказательство того, что он сделал и выяснится это уже после его смерти.


 [indent] Он думал над тем, чтобы написать предсмертную записку для матери и отца, но вскоре передумал. Перо и пергамент так и остались нетронутыми. Вместе с этим жестом пришло бы великое значение, а Регулус этого не хотел. Перед глазами снова Филлидис, которую он убил по приказу Лорда. Он хотел получить прощение у самого себя и единственный верный способ его заслужить, была жертва, равная жертве Филлидис.

[indent] 
Последний глоток и Регулуса пронзает боль. Регулус не выдерживает и по пещере раздаётся его тяжёлый хриплый крик. Он падает на камни, не в силах больше держать собственное тело опираясь о большую и наконец пустую чашу. Заклинание Круциатус никогда к нему лично не применяли, но кажется теперь он знал в полной мере, что испытывают те, кого пытают Пожиратели. Жизнь покидала его.

[indent] — Кикимер!

У Регулуса не было сил объяснять всё по новой. Он не видел как домовик стал суетиться и делать в точности то, что приказал ему Блэк. Регулус даже не слышал возни, он только чувствовал как к его ногам подступает вода... а может быть ему просто казалось, возможно так подбирается смерть. Боль начала отступать, но этого почти не ощущалось. Регулус слышит хлопок, с которым обычно исчезает и появляется домовик. Он трангрессировал, а значит план сработал. Губы Блэка пересохли от частого и судорожного дыхания. Перед глазами стало постепенно темнеть. Блэк погружался в бессознание. Вода подступала ближе.

[nick]regulus black[/nick][status]redemption[/status][icon]https://i.imgur.com/CtRvgVq.gif[/icon][lz]<a class="lzname">регулус блэк</a><div class="fandom">wizarding world</div><div class="info">я бы поклялся и возложил руку на библию, если бы знал, что это такое</div>[/lz]

Отредактировано Wendy Darling (05.06.22 14:23:46)

+1

5

Перемещения практически мгновенны. Вот ты был в одном месте, а уже находишься в другом. Быстрее, чем по каминной сети, кажется, будто даже ни о чем подумать не успеваешь. На деле же, это не совсем верно. По крайней мере Сириус успевает провести себе экспресс мозговой штурм. Прийти к тому что, у домовика крыша потекла капитально не слишком сложно, хотя слишком предан роду, значит на самом деле случилось какое-то дерьмо, в противном случае не стал бы этот уродец лезть к беглецу и позору древнейшего да благороднейшего. Предательский писк о том, что это вполне может быть самая тупая ловушка из всех, старается гнать прочь. Хотя бы потому что Регулус не на столько....или уже да? Где-то на этом моменте перед глазами появляются смазанные очертания какого-то места. Когда зрение обретает резкость, то это оказывается каменными внутренностями неизвестной, отвратной пещеры. Блэк совершенно по-собачьи тянет воздух носом, морщится. Не показалось. Много темной магии, мерзейшего толка, хотя и не слишком понятно, откуда именно фонит. Застоявшаяся влага, мокрые камни, дальше что-то соленое...море может? и Регулус. Буквально под ногами, блять, валяется. Блэк практически каменеет, смотря на лежащего младшего. Где-то внутри зудит что-то знакомое. Что-то подобное он испытывал каждый раз, когда был дома на каникулах, после поступления в Хогвартс; это было с ним, когда морщась выслушивал нотации маменьки; когда видел потерянное выражение лица младшего брата; когда натыкался на презрительные взгляды портретов и слышал за спиной их шепотки.
б - е - с - п - о - м - о - щ - н - о - с - т - ь
- Какого хуя, Кикимер? - Хрипит не отводя взгляда от брата, лишь краем сознания отмечает что, вода становится совершенно не спокойной. Там есть Нечто, которое подбирается все ближе. - Что с ним? - Бормочет под нос, будто у самого себя спрашивает, бегая взглядом по бледнеющему лицу. Даже слепец бы заметил, на сколько хреново сейчас приходится младшему. - Что с Регулусом?! - Схватить практически невесомое тельце эльфа, поднимая за одетую на нем наволочку, встряхнуть как следует. Кикимер почти не испуган, лишь уши к голове прижимает и глаза открыл шире, чем обычно. Блэку же почти плевать. У него в голове практически полностью выстраивается картинка произошедшего, где тупой братец полез в очередную жопу, а ебанутый эльф ничего не смог возразить, тем самым доводя ситуацию до...ебучего пиздеца.
- Хозяина Регулуса нужно спасти. Хозяин Регулус пил зелье, - Бродяга отшвыривает эльфа на камни, попутно пиная в бок, что б приложился, паскуда раболепная, сильнее. Бухается на колени перед младшим, отводя от лица его волосы, к дыханию прерывающемуся прислушивается. - Зелье не смертельное. Кикимер помнит. Кикимер пробовал раньше. - Магическое существо удостаивается раздраженного рычания приправленного уничтожающим взглядом. Сириус без понятия что делать, у него руки трясутся и даже нет уверенности что, сможет удержать палочку, если возникнет такая необходимость, а долбить сырой магией, без проводника, ему удается крайне херово, лишь мелкие фокусы типа отключения света. Старший Блэк нихрена не может без костыля с магической сердцевиной.
Вода позади плещется совсем уж отвратительно, привлекая внимание и Бродяга благодарит и Мерлина, и Моргану, да даже Мордреда за то, что не замешкался, а успел отшатнуться в сторону, оттаскивая безвольное тело брата, от первого инфери, вылезшего из воды. "Живые" утопленники смотрятся жутко. Вода с них льется будто бы неостановимым потоком и они продолжают лезть из темнеющих глубин на маленький каменный островок, куда притащил его сраный эльф. В стрессовой ситуации никакой тремор не мешает уверенно держать палочку, возводя щиты, трансфигурируя из мелких камней стены, препятствующие нападению нежити. За одно обдумывая, куда сваливать из этой пещеры. Дом Джеймса отпадал сразу, не хочется вывозить огромное количество вопросов, которые пусть и не сразу, но будут сыпаться на темноволосую голову; присмотренное жилье среди магглов доставит проблем хотя бы тем, что оно у магглов; методом исключения два варианты. Отчий дом, либо дом Альфарда. С матерью Сириус видеться не хочет, а Кикимер словно бы ждет, какой пункт назначения ему озвучат, дабы свалить со своим драгоценным хозяином Регулусом и, не таким уж драгоценным зато негодным, господином.
- Дом Альфарда Блэка. - Коротко и четко, словно по каминной сети перемещаться собирается, осталось только камин найти да порох в огонь бросить. Но нет, доставкой занимается домовик. Эльфы безропотны и выполняют приказы, просьбы, поручения...они рабы, но ведь такие полезные.

Хлопок перемещения разрывает тишину темного дома в первый раз, оставляя Сириуса в коридоре. Другой хлопок раздается из другой части дома, где гостевая комната, место в котором старший Блэк провел времени не меньше, чем в доме Поттеров, на данный момент самое обжитое и незапущенное помещение. Следующий хлопок застает Бродягу на подходе к кухне, и Кикимер выглядит не только взволнованным, но и недовольным в крайней степени. Издевательство, еще и какой-то домовик им недоволен, будто бы матушки было мало.
- Что тебе? - Эмоциональное оцепенение и любые проявления шока от сложившейся ситуации отпускают, оставляя после себя безразличие помешанное на усталости. Маг считает свой долг выполненным. Вытащили мелкого? Не дали сдохнуть от утопленников? И вытащили и сдохнуть не дали. Остальное... Пальцами переносицу сжимает, жмурясь до цветным пятен под веками. Хуйня все это, просто не знает, что делать дальше.
- Хозяину Регулусу нужно дать выпить воды.
- Ну так и сделай это, твою мать! - Под руку попадается пустой кувшин, разбивающийся об стену, он должен был прилететь в домовика, но эта паскуда успел опять переместиться. - Зарррраза. - Рычание разрывает тишину и находиться в человеческом теле становится окончательно невыносимо.
На четырех конечностях добраться до гостевой комнаты быстрее. Псина наблюдает за тем как эльф суетится вокруг бессознательного тела и не понимает, у какого яда либо зелья последствия могут быть нивелированы обычной водой. Хрень неописуемая. И вообще, какого черта этот мелкий долбоеб забыл в той пещере? Что за непонятная чаша? Она была достаточно большой. Именно в ней было зелье? Зачем его пришлось пить? Что-то было на дне? А вычерпать и вылить было не вариант? Именно пить? Слишком много вопросов, от которых шкура передергивается, шерсть на загривке дыбится и из горла рвется рычание, на которое эльф практически не реагирует, продолжая возиться со своим хозяином. Пес, которого окрещивают Гримом, бродит по помещению без особой цели, цокая когтями по полу, когда же это надоедает, запрыгивает в кресло, кое-как подминая под себя конечности, укладываясь. Следит внимательно, практически засыпает под недовольные бормотания Кикимера о недостойном поведении, глупом хозяине, глупом недостойном господине, несчастной госпоже и роде Блэк.
Сириус ведь любит младшего. Помнит, как защищал его, как из своего комнаты в особняке сделал то самое место, куда Вальбурга не любила и не смела заходить. Убежище, где они спокойно могли проводить время. Распределение на Гриффиндор стало пропастью, а уж начинающие устаиваться представления о мире сделали ее непреодолимой, потому что семья перестала являться авторитетом; потому что их убеждения не соответствовали тому, чего жаждал старший из сыновей; потому что он хотел свободы. А сейчас...сейчас младший брат, оставшийся без присмотра, валяется, вероятно при смерти, на кровати и Блэк без понятия что с этим делать. Можно пустить Аваду в лоб, что б остановить мучения. Можно дождаться пока очнется, потому что действие зелья либо яда, непонятно. Много чего можно сделать. Но Сириус лишь наблюдает, чувствуя ту самую беспомощность, которую ненавидит с юных лет, которая приелась, набила оскомину и вызывает тошноту. Убийца не может быть спасителем.
Когда Кикимер заканчивает все свои манипуляции, кажется он в самом деле знал что нужно делать, просто ему нужен был помощник, ведь против прямого приказа попереть не может без разрушительных последствий, Бродяга продолжает лежать в кресле, уложив морду на скрещенные передние лапы.
- Негодный господин должен присмотреть за хозяином Регулусом. Негодный господин всегда может позвать верного Кикимера для помощи, - эльф стоит напротив и смотрит слишком внимательно, удостаиваясь в ответ приподнятой верхней губы, демонстрирующей ленивый оскал, да невнятного ворчания. Будто это может быть чем-то утвердительным, эльф едва заметно кланяется, демонстративно щелкая пальцами, перед тем как исчезнуть. Может это была лишь слуховая галлюцинация, но псу кажется что он, перед исчезновением существа, слышит что-то про несчастного, негодного господина. И это даже не раздражает. Зато заставляет встряхнуться, спрыгивая с кресла. К кровати подходит уже человеком, присаживается на край, морщится как-то болезненно, смотря на младшего.
- В какое же дерьмо ты влез, Рег...

[nick]Sirius Black[/nick][icon]https://i.imgur.com/84Yhm5M.gif[/icon][lz]<a class="lzname">сириус блэк</a><div class="fandom">wizarding world</div><div class="info">выгрызать свободу - скалиться на весь мир </div>[/lz]

Отредактировано Maitora (14.04.22 01:13:35)

+1

6

[indent] тьма окутала худощавое тело регулуса. он плохо ел и дурно спал последние месяцы. мать это заметила, но ничего не сказала. регулус четко представлял её бледное лицо на своих похоронах, он ясно слышал её голос «семья блэк потеряла…» везде они, блэки, повсюду. личности стираются, есть только имена на гобелене и портреты на которые никто не обращает особого внимания. взгляд одинаково холодный до костей пробирающий — вот и всё, что нужно представлять, когда где — то произносится эта фамилия. о них говорили как о великих тёмных волшебниках, как о элите и чуть ли не воспевали имена самых кровожадных, но суть оставалась одной — чьё либо достижение не было приписано конкретному человеку, это переписывалось семье. вальбурга рассчитывала на своего младшего сына с тех пор, как изгнала из дома старшего, а регулус взял и умер. какое расточительство! какое неуважение! как он посмел! ему никто не разрешал умирать! это не было волей темного лорда, а самопожертвование, ради достижения собственной цели, слишком героический поступок для потомственных тёмных магов. в общем регулус знал, как расстроится вальбурга… вот отца было и правда немного жаль.
сириус. регулус представлял свои похороны очень хорошо, поэтому сириуса там не было. старший брат, даже если бы и хотел прийти, наверняка бы отправился на какое — нибудь специальное задание добра и света, которое нельзя было сравнивать с потерей брата. регулуса нет, а бедные несчастные полукровки и маглорожденные вон они, ждут своего спасителя! плевать. ненадолго регулус представлял, как сириус придёт на его могилу, когда кладбище вовсе опустеет. возможно он придёт ночью или на следующий день. возможно брат придёт и даже скажет регулусу что — нибудь в своей манере расшатанных нервов и высокомерия, но регулус не сможет ответить, а жаль. он бы обязательно нашёл что сказать старшему брату, даже не упоминая старое.

«почему ты меня оставил?
почему, сириус?
плевать я хотел на твоего джеймса и всех них,
но почему ты отказался от меня?
я же твой брат, черт тебя дери!
мешался под ногами? ложь!
дома всё было иначе, ты спасал меня от матери.
что пошло не так, сириус?
что и когда?»

[indent] регулуса будто кто — то толкает в грудь изнутри. этот кто — то заставляет младшего блэка резко вздохнуть, будто его уже минуту топили в необъятном море и отсутствие кислорода его чуть не убило. глаза распахиваются и от страха регулус поднимается на кровати. он не успевает ничего увидеть, перед глазами начинает всё плыть и застилать серой пеленой. волшебник закрывает глаза, сжимая переносицу прохладными пальцами. постепенно к голове начинает подходить какая — то стучащая боль, но она такая слабая и точечно — монотонная, что стоит сосредоточится на ней и начнёшь сходить с ума. воспоминания в голове скачут обрывочно не давая ясной картины. холодная пещера, запах сырости и скользкие камни, которые регулус ощутил, когда упал. упал. он выпил всё чёртово зелье? до дна? кикимер сделал всё, что блэк ему приказал сделать после его смерти? после смерти. регулус должен был умереть, но он не умер? младший блэк всё ещё с закрытыми глазами пытается сосредоточится на звуках и ощущениях вокруг него. одной рукой он упирается в что — то мягкое, под раскрытой ладонью будто ткань покрывала. он сжимает пальцы. ему не кажется. регулус наконец убирает руку от лица и открывает глаза, но не успевает оглядеться, потому что перед ним сидит его брат.

[indent] — сириус… — звучит, как констатация факта, но это просто мысли регулуса вслух, он не в состоянии сейчас вести свою любимую игру «подумай много, скажи мало». серые глаза младшего блэка бродят по лицу брата, то ли убеждаясь, что это и правда он и у него не галлюцинации, то ли пытаясь понять насколько он изменился с их последней встречи. последняя встреча. когда это было? регулус до сегодняшнего дня был уверен, что он помнит, когда они виделись, он невольно (а может быть только убеждал себя в том, что не специально) знал и число и месяц, когда брат подтвердил своим появление тот факт, что ещё не сдох где — нибудь со своими идеальными друзьями, что борются за мир во всём мире.

[indent] когда они были детьми, регулус рассказывал сириусу всё и был с ним до конца честным. ему хотелось доверять старшему брату свои мысли и маленькие, такие до смеха незначительные для взрослых, секреты. для регулуса было важно, что старший брат его слушает, не отталкивает от себя как надоедливое насекомое. так было ровно до того дня, когда регулус прекратил это делать. однажды и навсегда. это случилось в хогвартсе, в его первый год обучения. он тогда получил «превосходно» за большую и сложную работу по зельеварению. регулус выбежал из кабинета, как только урок закончился и бросил кому — то «мне надо найти брата». регулус лавировал между студентами разных курсов и факультетов. он не знал, где сейчас сириус, но что — то подсказывало ему, что старший брат на поле для квиддича. регулус услышал смех и почти пчелиный рой голосов. слизеринец наконец перешёл на шаг и, поднявшись на три трибуны, чтобы получить лучший обзор поля, наконец увидел брата почти на другом конце поля. сириус улыбался, рядом с ним стоял джеймс поттер и ещё пятеро гриффиндорцев. регулус, неосознанно вторит улыбке брата, хотя не имеет ни малейшего понятия над чем тот смеётся. у младшего блэка в голове крутилась только одна мысль «сириус, представляешь, я получил ‘превосходно’ по зельеварению». регулусу не хотелось писать об этом матери, не было желания говорить отцу. конечно в своей сдержанной манере главных аристократов магической британии, его родители отметили бы старания младшего сына, но эта сухость застревала неприятным комом в горле и не имела никакого значения для регулуса. сириусу сказать хотелось. и вот регулус спускается с трибун, зовёт брата по имени, но его тяжело расслышать сквозь крики других студентов. слизеренец уверенными шагами направляется к кучке гриффиндорцев, стоящих спиной, но тут его на плечо перехватывает марлин маккинон и заставляет остановиться. регулус не успевает быстро перестроится, ведь у него в голове чуть ли не набатом бьет его оценка ‘превосходно’. марлин что — то от него хочет и регулус, будто пытаясь найти дополнительное пояснение на её красивом лице, переспрашивает
[indent] — что?
[indent] — если ты к сириусу, ему не до тебя, они с джеймсом оговаривают завтрашний матч против вас. подслушивать нечестно, блэк

регулус хмурится
[indent] — мне плевать что они обсуждают, мне плевать на ваш квиддич и…
[indent] — всё, потом с братиком поговоришь о делах семейных, а это спорт, нам некогда!

марлин была красивой, но тогда регулус нашёл её уродливой стервой. регулусу надо было обойти рыжеволосую гриффиндорку и продолжать идти к брату, но у регулуса щелкнуло в голове воспоминание с его первого дня в хогвартсе и то, как сириус сидел рядом с джеймсом и что — то обсуждал, пока регулус стоял там, среди других первокурсников и надеялся, что его распределят на слизерин. младший блэк выглянул из — за плеча марлин и увидел удаляющиеся с поля спины брата и поттера.
[indent]
[indent]
[indent] — сириус, какого… что ты здесь делаешь? — голова начала раскалываться ещё сильнее и регулусу хотелось лечь на кровать обратно, а лучше застрелиться. от подступающей боли он недовольно морщится и оборачивается к окну, где начинало светать. ему кажется, что если солнце встанет прямо напротив этого окна и ударит его своими лучами, он точно умрет — не говори, что спас меня, а то как же тебя в твоём ордене доблести примут?

[indent] сириусу наверняка надо его схватить, наложить пару заклятий, чтобы регулус не вырвался и доставить в штаб—квартиру светлых волшебников. штаб — квартира добра, от которого регулуса воротило. хотя его воротит и сейчас, просто он только недавно понял, что сделал неправильный выбор. и вот сириус здесь чтобы посмеяться над глупым младшим братом? чтобы поучить его жизни? чтобы воспользовавшись возможностью сказать, что он чертов блэк с чёрной душой и сердцем?
[indent] регулус сам знал свою ошибку и назначил себе плату за неё. жизнь за жизнь, всё очень просто. так по гриффиндорски. бред.

[indent] — где кикимер?

[nick]regulus black[/nick][status]redemption[/status][icon]https://i.imgur.com/CtRvgVq.gif[/icon][lz]<a class="lzname">регулус блэк</a><div class="fandom">wizarding world</div><div class="info">я бы поклялся и возложил руку на библию, если бы знал, что это такое</div>[/lz]

Отредактировано Wendy Darling (05.06.22 14:37:40)

+1

7

Когда чего-то ждешь, надеешься, то у времени появляется отвратительнейшее свойство. Оно тянется. Разогретой карамелью или сыром. Практически до бесконечности. Истончаясь, будто бы звеня на грани слышимости, неразрывной струной, нитью. То слишком быстро, то слишком медленно, словно секунда длится часами, либо часы кажутся секундами. Оно прыгает в сознании и не заканчивается. Нет выхода и света в конце тоннеля. Зато есть лежащий на кровати Регулус, с более ровным дыханием. Ладонью ко лбу прикасается, хмурится, пытаясь понять хорошо либо плохо. Температуры или переохлаждения не чувствуется, хотя, чем драккл не шутит, какие интересный отходняки и последствия могут быть от той непонятной бурды которой налакался в пещере. Сириус не мастак в целительстве, о чем прекрасно в курсе, за годы то игры в квиддич, ну и всяких заварушек. Максимум может проверить температуру, но ведь и это не панацея. Чертыхнувшись сквозь зубы, убирает руку, ладонь в кулак сжимая. Сейчас бы вскочить на ноги, да устроить расхаживание из угла в угол. Возможно пересчитать...что-нибудь. Невыносимо торчать без дела, хоть какого-то, для деятельной натуры Блэка это подобно отдельному виду пыточного. Для обычных людей существует Круциатус, для Сириуста Блэка - Ожидатус.
Появление серебристого оленя, патронуса Джима, чьи рога столь огромны, что теряются где-то внутри стен, воспринимается если не избавлением, то приятным разнообразием, от которого встрепенулся весь, даже в подобии улыбки расплылся.
- Когда вернешься, все расскажешь. - Голос Лили со стороны рогатого звучит максимально чужеродно и с какими-то такими родительскими, покровительственными нотками, от которых морщится в легком раздражении. Вроде и понимает, что это беспокойство и забота, но иногда они такие...не к месту, не ко времени. Хочется сей момент переместиться к дому друзей, завалиться на диван и поныть о том, какой эльф его семейки гандон, вытащил прямиком к умертвиям притопленным в сырую, вонючую пещеру. И миссию спасательную пришлось на коленке ваять. И вообще...все очень плохо. Брат младший валяется, возможно при смерти и не понятно что делать. Глаза печет слезами, не способными наружу выйти, а из глотки скулеж тихий, во истину собачий. Псина устал от всего этого дерьма.
Не видит смысла посылать ответный Патронус, хотя бы потому что не уверен в нынешней способности наколдовать столь мощное, светлое заклинание. Какое-нибудь проклятие зубодробительное - да пожалуйста. А света не чувствует. Не достаточно. Не в тот момент когда неосознанно, чутко прислушивается к постороннему дыханию в этом пустом доме. Младший ему дорог, как бы не отбрыкивался. Не малую часть сердца занимает и будет слишком...просто слишком, если он подохнет прямо здесь, перед ним. Старшим братом, который...ох, да хреновый из Блэка старший брат, что уж душой кривить. Блэк из него тоже паршивый, хотя, с какой стороны смотреть.

Время тянется, опутывает пространство нитями неразрывными, невидимыми. Забивается в ноздри, до тупой головной боли, давящей на глаза так, что касание кончиками пальцев, до закрытых век, простреливает искрами. И в ушах шумит уже не просто от усталости и морального истощения, добавляя боли головной, бесящей. Упираясь локтями в колени, пальцами в волосы зарывается, устраивая полнейший бардак из темных локонов. Бродяге немного интересно, что было бы, если бы...если бы убил Кикимера в доме Джима? Наверное Регулуса утащили в те темные воды, либо сожрали. Инферналы существа предсказуемые. Напасть на живого. А не живого в свои ряды втянуть. Либо уничтожить. Неостановимый, неутомимые твари. Адское пламя против них эффективно. Адское пламя вообще против всего эффективно, все сожрет, лишь сажу черную оставит, не подавится и не отрыгнет излишков. Ненасытное. Но инферналы...их же было чертовски много, сколько в эту маленькую армию было магии вбухано. Нет. Не сейчас. Вытрясет все из брата, чуть позже. Как раз очухивается потихоньку. Переводит взгляд на окно, через которое видно занимающийся рассвет. Время беспощадное. Теперь вернет свой нормальный ход. Выдыхает с облегчением, выпрямляется. Пока брат находится где-то на стадии осознания самого себя, Сириус пригладить волосы растрепанные успевает, да и только.
- Живу, очевидно, - пусть в доме почившего дядюшки появляется редко, но появляется здесь. По всем бумагам, является полноправным наследником недвижимости и счетов родственника. А еще, Сириус прекрасно понимает, что если бы не широкий жест Вальбурги, то хрен бы этот дом и деньги ему достались. Губы кривятся в подобии улыбки, Бродяга смотрит на младшего и где-то внутри себя радостно верещит. На деле бровь приподнимает, хмыкает, скрещивая руки на груди. Это почти обидно, когда тебя даже не пытаются рассматривать самым фантастическим и невозможным, но вариантом, для своего спасения. Горько, предсказуемо. Между ними слишком многое было. - Будь по твоему. Считай это чудом, в мире магии. - А в Ордене его сейчас и так с распростертыми объятиями не ждут, только если с Веритасерумом на перевес. Вряд ли о разладах в рядах светлым известно стороне противоборствующей, да и какой это может нести интерес. Регулус наверняка надумал уже себе всякого, вон, волком смотреть пытается, как на врага всего сущего. Только вот беда, на Сириуса подобные взгляды не действуют, не после плотного общения с оборотнем во время полнолуния, когда человека там нет, а лишь злое, напуганное животное.
Имя эльфа почти как спусковой крючок для всего скопившегося негодования, бешенства и других эмоций, давящих на подкорку. Вскочив на ноги, стремительно проходится по комнате, от стены до стены, разворачивается, тыкая пальцем в лежащего на кровати младшего.
- Твой долбанутый на всю голову эльф! - Вдыхает воздуха побольше, что бы выдать матерный спич поизобретательнее, но...сдувается, отмахивается. - Дома, скорее всего. Выполнил долг перед хозяином и свалил, паскуда. - Притопывает ногой, запихнув руки в карманы штанов. - Подозреваю что, тебе домой дорога закрыта, смертничек недоделанный.  - Этот самый смертничек выглядит не слишком довольным, видать не такого исхода для себя ждал. - Останешься здесь и....все расскажешь. Ты мне жизнь должен. Не отвертишься. - Если уж его демонизируют, то и Сириус будет играть немного грязно, давить на долг, даже если об этом не просили, все равно это давит. Особенно на воспитанных высшим обществом, чистокровных чтущих долбаные традиции. А потом...потом все наладится, если выживут в мясорубке, которая начинает подкручивать свои шестеренки и готовится запускать мясо в переработку. Что-то Блэку подсказывает что, самое дерьмо еще только впереди и...Регулуса терять нельзя, ни при каких обстоятельствах.

[nick]Sirius Black[/nick][icon]https://i.imgur.com/84Yhm5M.gif[/icon][lz]<a class="lzname">сириус блэк</a><div class="fandom">wizarding world</div><div class="info">выгрызать свободу - скалиться на весь мир </div>[/lz]

Отредактировано Maitora (28.07.22 21:58:09)

+1

8

[indent] — а что там ваш брат? сириус, кажется?
[indent] голос профессора слизнорта возвращает регулуса из размышлений о том, как же его раздражают мародёры. младший блэк поднимает свои серые бездонные глаза на профессора и, извинившись, просит повторить вопрос. у слизнорта никогда не было проблем с памятью и он прекрасно ориентировался в именах тех, кто был ему интересен. про сириуса он спрашивает уже не впервые, слизнорту хочется затащить в клуб слизней и его.
регулус сдерживается, чтобы не фыркнуть и не оскалиться в усмешке. бред, сириус никогда не станет частью этого круглого стола лучших учеников слизнорта, потому что ему это не нужно. нужно ли это было регулусу? наверное тоже нет; ему хотелось отличаться, ему просто хотелось чего — то такого, что нет у сириуса. у сириуса мародёры, а у регулуса слизни. всё справедливо.
про себя регулус всё же скалится и мысленно заключает, что он лично сделает всё, чтобы сириус тут никогда не появился. у регулуса тоже был дар убеждения, только вот применял он его не так умело и ловко, как сириус. сириус нравился всем, регулус, скорее всего, вообще никому. или почти никому. младший блэк вдруг представил, как профессор слизнорт заставит его притащить сюда сириуса, ведь кто как не регулус знает, чем завлечь в клуб избранных родного брата. и регулус действительно знал своего брата, как свои пять пальцев, даже когда ему казалось, что он его вообще не узнает. неправда. где — то в глубине души это всё было в характере сириуса с самого начала — он хотел чего — то другого, он никогда не был привязан к семье так, как регулус. сириус должен был уйти куда — то и регулус знал на подсознательном уровне, только вот слушать свой внутренний голос совсем не хотелось. регулус должен был всё молча принять, должен был поступить куда более рассудительней — дать брату время наиграться со своими мародерами, набегаться как следует, почувствовать на себе бунтарский дух. нужно было отпустить и сириус бы вернулся к нему сам. в своё время. но регулус не захотел ждать, он даже не успел понять, что нужно ждать, он сразу закрылся, как маленький обидчивый братик, которым вообще — то, на самом деле, всегда и был. его сердце было нестабильно, в то время как у сириуса, в чем регулус был уверен совершенно, сердце защищало подаренное при рождении блэковское безразличие. мощная броня, что лучше любого противоядия.

слизнорт снова повторил свой вопрос и чуть наклонился вперёд, будто в надежде стать к регулусу ближе и услышать его ответ. большой круглый стол, однако, не стал от этого меньше, а регулус лишь натянуто улыбнулся той самой улыбкой блэков, которая похожа на снисхождение и подходит для язвительных монологов.
[indent] — профессор, если вы думаете, что мой славный брат вдруг изменится и решит преуспеть в зельеварении, то уже завтра я буду лучшим игроком в квиддич.
[indent] регулус снова скалится, мешая это с улыбкой. слизнорт в ответ кривит губы, тоже пытаясь разбавить обстановку и будто уже размышляя над другим вопросом никак не связанный ни с сириусом, ни с младшим блэком.
да уж, скорее регулус поймает снитч, чем сириус будет мечтать о том, чтобы попасть сюда, в эту душную комнату с десятью душными лицами напротив. регулусу и самому здесь быть не хочется, но он заставляет себя поверить в то, что именно здесь его место. место, куда сириусу вход закрыт. регулус старается не думать о том, что если его старший брат только захочет, он может оказаться на соседнем кресле. нет, регулус этого не допустит. никаким образом.
[indent] регулус не сводит глаз с профессора. тот уже разговаривает со своей любимой ученицей с когтеврана, но взгляд у него отрешенный. неужели до сих пор думает о том, как бы выманить сириуса? вот же упрямый! сириусу здесь не место, он здесь больше не выдержит. его ужин окончен.
[indent] регулус встаёт со своего места и, пожелав всем доброй ночи, покидает кабинет профессора. он снова идёт в запретный лес, пересекая поляну перед замком слишком уверенно и достаточно быстро. регулус не хочет ни о чем думать. он хочет потеряться и не найтись. ему не хватает воздуха и он пытается расстегнуть две верхние пуговицы чёрной рубашки. чертов галстук! блэк царапает себе кожу на пальце, пока пытается развязать ткань, что плотным узлом сдавило шею. он наконец справляется, но лишь с помощью палочки и заклинания. галстук рвётся на несколько кусков, неровными лоскутами падая куда — то под ноги. регулус не останавливается, ему всё равно что будет, если галстук с эмблемой факультета найдут через пару часов или ранним утром. регулусу плевать на всех.
[indent] «сириус, сириус, сириус! везде ты! даже в дурацком клубе заучек тебя ждёт место!»
[indent] фигура регулуса скрывается за несколькими тёмными деревьями и через пару мгновений слышится крик на последних силах глубокого вздоха.


[indent] регулус всё ещё сидит на кровати и до него начинает доходить. сириус. он. кикимера нет. он в чьём — то доме. здесь живет сириус? а, да. вспомнил. а ещё он вспомнил, что не умер.
у него начинается бред.
[indent] — всё не так… кикимер где?… сириус, всё не так должно быть… — регулус водит ладонью по покрывалу на кровати, будто пытаясь схватить что — то. перед глазами появляется туман. только не сейчас. его не должно вырубить. — нет, сириус, я не должен сейчас… где моя палочка? где?! — регулус устремляет взгляд на сириуса и его серые глаза, сквозь упавшие вперёд темные пряди волос, начинают светиться какой — то одержимостью.
[indent] регулус будто впадает в бред. он не в себе. всё пошло не так. всё не так. где теперь кикимер? где медальон!? сириус забрал?
[indent] — сириус, палочка! медальон! кикимер! — он вдруг видит в глазах брата полнейшее непонимание и сам вдруг улыбается той самой своей очаровательной улыбкой, которую в хорошие дни любила вальбурга, — ты не понимаешь, сириус… не понимаешь… — регулус вдруг начинает к чему — то прислушиваться и, убедившись, что в доме полнейшая тишина, повышает голос —кикимер! проклятый эльф, я зову тебя уже давно!
[indent] регулус прекращает кричать в пустоту и снова возвращает взгляд на старшего брата. переходит на шепот.
[indent] — сириус, — он оборачивается к брату всем телом, пытаясь откуда — то взять силы и наконец подняться с кровати, но у него получается очень плохо, тем не менее говорить он не перестаёт — мне нужно вернуться обратно. туда, в пещеру. там спрятано нечто важное и чем дольше мы тут сидим, тем больше вероятности, что он уже всё знает. понимаешь? сириус, мне нужно это сделать. я был готов пожертвовать собой, дал приказ кикимеру, этому глупому эльфу, а он ничего не сделал. он должен был убедиться, что я мёртв!
после этих слов с хлопком из ниоткуда возникает кикимер, что — то пряча в своих руках за спиной. регулус реагирует на него, как кошка на мышь. желание придушить. младший блэк не понимаем откуда в нём скопилось столько злобы, он ее даже не замечает за собой.
[indent] — где он?!
[indent] кикимер переступает с ноги на ногу, смотрит то на регулуса, то на сириуса, будто сейчас ему предстоит принять самое главное решение в жизни и одна ошибка приведёт к смерти всего семейства блэков.
[indent] — это очень плохая вещь, хозяин регулус, — наконец отзывается кикимер в своей ворчливой манере и прячет взгляд в пол.
[indent] — отдай мне его живо! — регулус снова срывается на крик и, к удивлению кикимера, никогда еще так младший хозяин не напоминал ему его дорогую хозяйку вальбургу.
[indent] кикимер продолжает стоять на месте какое — то время, а потом вдруг подходит к сириусу и протягивает ему медальон. цепочка ударяется о крышку.
[indent] — хозяин сириус, это очень темный предмет, хозяин регулус не выживет, если будет уничтожать его сейчас. хозяин регулус не выживет…
[indent] регулус не выдерживает
[indent] — пошёл вон, кикимер! — регулус небрежно отмахивается рукой, указывая эльфу, что ему надо исчезнуть, иначе в него полетит что — то тяжелее подушки. младший блэк пытается успокоится и перестраивает своё внимание на того, кого хотел видеть меньше всего, а может быть и больше, а регулус просто в очередной раз убедил себя в обратном. — сириус, посмотри на меня. я уничтожу медальон и всё закончится, понимаешь? всё закончится. одна жизнь взамен тысячи. сириус, не глупи. отдай мне мою палочку.
[indent] регулус был просто убеждён в том, что старший брат прячет от него единственное законное оружие в мире магии.

[nick]regulus black[/nick][status]redemption[/status][icon]https://i.imgur.com/CtRvgVq.gif[/icon][lz]<a class="lzname">регулус блэк</a><div class="fandom">wizarding world</div><div class="info">я бы поклялся и возложил руку на библию, если бы знал, что это такое</div>[/lz]

Отредактировано Cheshire (26.09.22 23:52:43)

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » atonement [hp]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно