ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен... [ Maleficent & OUAT]


Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен... [ Maleficent & OUAT]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

[indent] [nick]Rumpelstilzchen[/nick][lz]<a class="lzname">Румпельштильцхен, 300</a><div class="fandom">once upon a time</div><div class="info">Магия всегда имеет цену.</div>[/lz][status]золотце[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/JBjRE.png[/icon]

Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен...

Кого хочу я осчастливить,
Тому уже спасенья нет!

https://i.imgur.com/53yWugpl.jpg

• Зачарованный Лес, замок Темного / поздняя осень

Диаваль (Элайджа Камски), Румпельштильцхен (Артур Кетч)

Если Темного что и раздражает, так это воришки, забирающиеся в его замок с целью поживиться золотом или артефактом. С воров он сдирает кожу живьем. Но что сдирать, если вор -  ворон?

Отредактировано Arthur Ketch (15.03.22 22:27:48)

+2

2

Любому терпению приходит конец, даже если в начале было весело. Любая дружба заканчивается, если один перестает видеть в другом друга и соратника, а видит лишь слугу. Любая преданность заканчивается, если им пользуются как данностью. Вот и у Диаваля закончилось терпение, дружба и преданность, не смотря на все пережитое вместе с Малефисентой. А за свое спасение от деревенщины с палкой и собакой он давным-давно отплатил, так что они с Малефисентой были квиты. Ворон уже несколько месяцев жил в лесу, как и до встречи с Малефисентой.
Он скучал. Только не по Малефисенте, а по возможности превращаться в человека. Как бы он плохо не относился к людям, особенно фермерам кидавшим в него камни и травивших собаками, он признавал, что в некоторые моменты человеком быть удобнее, чем вороном. Но без Малефисенты Диаваль был лишен возможности превращаться. Он не знал, могла ли колдунья наделить его способностью самостоятельно управлять процессом, но так или иначе, она никогда не давала ему такой возможности. Все ближе и чаще Диаваль подлетал к замку другого могущественного мага, заглядывая в его окна с ветвей ближайших деревьев. По опыту общения с Малефисентой он знал, что с Румпельштильцхеном опасно иметь дело. Рассказывал он сладко, уговаривал, умасливал, предлагая сделки, просчитывал все на несколько ходов перед, а потом беспощадно забирал обещанное ему несчастным. Диаваль размышлял какую бы цену он согласился выплатить и не мог придумать того, что затребовал бы темный маг. Видимо, ворон еще не осознал, чем он дорожил больше всего. Но даже для того, чтобы договориться с Румпельштильцхеном о сделке надо было иметь человеческий рот. Диаваль не знал, поймет ли он, если тот скажет ему в лицо "Кар", а рисковать не хотел. Вдруг темный маг решит посадить птичку на привязь или в клетку? Страшно.
Диаваль нахохлился, взъерошил перья, переходя по ветке поближе к стволу дерева. Холодный сильный ветер дул с севера — зима приближалась. Холодная, снежная. Голодная. Человек мог развести костер, чтобы погреться у огня, а не прятаться в дупле или чьем-то чердаке. Ветер принес с собой хлопья снега. Чернеющий в сумерках лес покрывался белой простыней, снег припорошил крыши замка Румпельштильцхена. В некоторых окнах горел медовый свет. Вернуться к Малефисенте? нет, она будет довольна. Диаваль переступил с лапы на лапу и расправил крылья. Подхваченный холодным воздушным потоком, он планировал, изредка махая крыльями, чтобы набрать высоту и влетел в одно из раскрытых окон, сразу садясь повыше, на люстру. Внизу горел камин, тепло шло вверх. На столе лежали булочки и фрукты, в бокал налито вино. Диаваль не отказался бы поклевать мяса, только его не было. Осторожно оглядев комнату и не увидев мага, он слетел вниз поклевал булочку и виноград, прислушался к звукам замка: огонь потрескивал в камине. Он сунул клюв в бокал, но быстро вытащил, слишком крепкое для его нынешнего маленького тела.
— Кр, — Диаваль прошел по белой скатерти, поглядел в дверной проем. Никого. Поклевал персик, вытащив его с тарелки и решительно полетел по коридору вперед, куда бы он не вел. Миновав развилку, Диаваль влетел в большой зал, сел на витрину, осматривая предметы. Палка, кольцо, какие-то камешки... должно же было быть у Румпельштильцхена что-то, что можно было использовать для превращений? Диаваль взял в клюв кольцо, попробовал надеть на лапу: ничего не случилось. Он уронил его на каменный пол камнем вниз. Янтарь треснул, раскололся, а кольцо покатилось в сторону. Диаваль спрыгнул на пол, подобрал кольцо не заметив отколовшегося камня и положил украшение на место; перелетел на следующую витрину, вспоминая, говорила ли Малефисента что-нибудь про артефакты для превращений. Диаваль клюнул брошь. Та не реагировала на его манипуляции, а потом... он заметил его: кулон, который раньше был у какого-то принца. Он мог превращаться с его помощью во что угодно, даже в предметы! Диаваль перелетел на следующую витрину, деловито сел на краешек и взял цепочку в клюв. То, что надо, теперь можно было возвращаться в лес, чтобы попробовать превратиться, там безопаснее. А потом, когда он научится превращаться, можно отправиться в деревню, поискать работу там, а где работа, там и теплый ночлег и еда. Привыкший жить с комфортом у Малефисенты, Диаваль не особенно хотел возвращаться к обычной жизни ворона. Он не знал почему, но его уродливый человеческий облик нравился людям, особенно девушкам. Они находили его очаровательным, и их забавлял его нос.

[nick]Diaval[/nick][icon]https://i.imgur.com/kN5in9L.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Диаваль</a><div class="fandom">Maleficent</div><div class="info">Вороны запоминают человеческие лица. Они помнят тех, кто их кормил и кто проявлял доброту. А также тех, кто их обидел. Они не забывают.</div>[/lz][status]Кар[/status]

Отредактировано Elijah Kamski (15.03.22 22:24:59)

+2

3

[sign][sign] [indent] [/sign][/sign][nick]Rumpelstilzchen[/nick][status]золотце[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/JBjRE.png[/icon][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=10105#p1082553" target="_blank">Румпельштильцхен, 300</a> <div class="fandom">once upon a time</div> <div class="info">Магия всегда имеет цену.</div>
[/lz][sign] [indent] [/sign]

Поздней осенью у Темного наступали хлопотные дни. Особенно если год выдался неурожайный.  И те, кто понимал, что до весны и до нового урожая не дотянуть,  налоги заплатить не из чего, а владелец земель оказывался слишком глуп или жесток как к последнему способу прибегали к сделке с Темным. Родители отдавали первенцев или недавно рожденных младенчиков в обмен на сытую зиму для себя и остальной голодной оравы. И хотя Румпельштильцхен очень любил брать плату детишками, столько он пристроить не мог. Не обдирать же их на шкурки, в самом деле. Порой подумывал потребовать себе девицу пошустрее и посообразительнее – для уборки и стирки и чтобы было на ком срывать раздражение в плохой день. Но то подходящей девицы не подворачивалось, то сделка наклевывалась поинтереснее. А пустой замок зарастал пылью и паутиной, что, конечно, добавляло ему мрачности и зловещего очарования, но ничуть не радовало Темного, который  все еще ценил комфорт и чистоту. Тратить магию на борьбу с пылью и пауками  казалось ему расточительством, так что он давно  решил обходиться лабораторией, библиотекой и   главным залом, в котором принимал просителей и где иногда пил чай и ужинал -  не потому, что испытывал голод и жажду, а для удовольствия и иногда – от скуки.  Здесь же у камина он сидел за своей прялкой, а в мягком кресле  порой дремал. Тоже не от потребности во сне, а для разнообразия и дать отдых мыслям.
Вот и сегодня Румпельштильцхен планировал полакомиться у горящего камина фруктами, которые с помощью магии добыл  из  дворцового сада самого султана Аграбы.  Спелые, сочные персики и кисти лучшего винограда: словно грозди изумрудов, опалов и аметистов они свисали из изящной серебряной чаши. Ужин дополняла бутылка  отменного вина, отливающего в бокале  драгоценным, густо-алым  рубином и свежайшие лепешки, которые с помощью магии Темный сохранял горячими, словно только что из печи. Конечно, он мог легко наколдовать себе самые изысканные блюда, но предпочитал еду настоящую. Она была намного вкуснее.
Он уже придвинул к себе тарелку с персиком и взялся за нож для фруктов, чтобы отрезать первый, истекающий сладким, ароматным соком ломтик, как в дверь замка робко постучали. Темный уже хотел открыть дверь с помощью магии, но решил, что не хочет портить себе аппетит лицезрением очередной отчаявшейся души или того пуще, какого-нибудь  туповатого залетного  героя, явившегося, чтобы избавить Зачарованный лес от зла. Поэтому отправился посмотреть, кто там явился, самолично. Намереваясь не пустить гостя дальше порога.
Оказался это не совсем проситель. Бургомистр ближайшего городка явился  засвидетельствовать свое почтение и выспросить, не против ли многоуважаемый Темный и дальше продавать золотую нить гильдии кружевниц и золотошвеек. Именно благодаря этому договору городок процветал, а жители считали Темного кем-то вроде местного лендлорда.  По их мнению,   лорд из  Темного уж точно был не хуже многих, а порой даже и получше.  Быстренько спровадив бургомистра и пообещав, что без золотых ниток гильдия не останется, Румпельштильцхен вернулся  к столу и ошарашенно замер. На белоснежной накрахмаленной скатерти чернели  отпечатки птичьих лап. Вино из бокала расплескано, лепешки и  персик расклеваны, всюду крошки и пятна от фруктового сока. Какая-то птица не испугалась залететь в замок. Крупная птица.
Из соседнего зала раздался шум и звон стекла.  Рассерженно зашипев, Темный щелкнул пальцами, немедленно перенесясь к источнику шума. И узрел крупного ворона, который нагло стащил у него   уникальный артефакт, который самому Румпельштильцхену обошелся недешево.
- Ах ты, паршивый ворюга! Мешок с перьями! – не тратя время на попытки поймать ворона, Темный, вне себя от злости, швырнул в него небольшим огненным шаром, сбив  на каменный пол и слегка подпалив перья. Подскочив, Румпельштильцхен схватил оглушенного вора за лапы и поднял, выдрал из клюва цепочку кулона.
- Мало того, что ты украл у меня мое сокровище, ты еще испортил мой ужин! Так я теперь поужинаю тобой. Говорят,  вороний бульон очень полезен для здоровья.  А ну, где там мой чайник?! – Румпельштильцхен визгливо захихикал, снова встряхнул ворона как тряпку и  отправился на кухню, намереваясь ошпарить и ощипать воришку. Давным-давно, когда Темный был еще нищим прядильщиком, голодной зимой пойманная ворона считалась у него роскошным обедом.  Даже из воробьев можно было состряпать сносную похлебку.  Теперь же им двигало скорее гастрономическое любопытство. Темный все пробовал хотя бы один раз. Это было особенно приятно тем, что ни один немагический  яд на него не действовал.

Отредактировано Arthur Ketch (27.03.22 01:54:21)

+2

4

Диаваль осмотрел зал еще раз, может найдет что-то еще, что могло бы помочь ему? Он боялся Темного и того, что он найдет его, и еще болльше — что решит, будто бы он подослан Малефисентой. Худшего исхода он и представить не мог: стать причиной войны между магами. А если уж об этом кто-нибудь бы узнал, то на ворон началась бы настоящая охота, ведь война коснулась бы каждого. В зале ничего не привлекало вороний взгляд, следовало улетать, и лучше — минуту назад. Слыша торопливые шаги в коридоре, ворон намотнул цепочку на клюв, опасаясь, как бы его добыча не упала и взлетел, когда его настиг сердитый крик Румпельштильцхена. И что ему не сиделось... где он ходил? там и бы сидел! Диаваль взлетал все выше, когда увидел огненный шар. Он едва успел вильнуть в сторону и все же, недостаточно проворно — крылья и лапы опалило жаром и он распластался на полу, чуть подрагивая от шока и боли. Все-таки попался!..
Перед вороньим взглядом все плыло и над ним склонился маг, хватая за лапы. Диаваль разжал клюв, почувствовал, как из него вырвали цепочку и вздохнул: не вышло. Темный что-то говорил и тряс его, как будто...
— Кра! Ка-ар! — он захлопал крыльями, пытаясь клюнуть мага и освободиться. В какой-то момент ему даже удалось пребольно его цапнуть клювом.
"Отпусти, отпусти меня! я разумен!" Диаваль бился изо всех сил, громко каркая. Может, начилие у него разума, отличного от всех остальных птиц как-то остановит Румпельштильцхена? Времени так мало, и сил тоже. Запах собственных паленых перьев нагонял страху больше, чем угрозы мага.
— Ка-ар, кар, кар! — громко и четко прокричал Диаваль, жалея, что он не может говорить как люди. Он не мог окончить свою жизнь так бездарно, так... позорно! Малефисента предупреждала его напоследок, что кто-нибудь пустит его на чучело или пирог, а он.. Темный хотел сварить похлебку!
— Пусти! — каркающе прокричал Диаваль, хлопнув крылом Темного по руке. — Каар!
Диаваль почти выбился из сил, пытаясь еще раз побольнее клюнуть Темного, чтобы тот разжал пальцы.

[nick]Diaval[/nick][status]Кар[/status][icon]https://i.imgur.com/kN5in9L.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Диаваль</a><div class="fandom">Maleficent</div><div class="info">Вороны запоминают человеческие лица. Они помнят тех, кто их кормил и кто проявлял доброту. А также тех, кто их обидел. Они не забывают.</div>[/lz]

Отредактировано Elijah Kamski (20.03.22 19:05:13)

+2

5

[nick]Rumpelstilzchen[/nick][status]золотце[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/JBjRE.png[/icon][sign][sign] [indent] [/sign][/sign][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=10105#p1082553" target="_blank">Румпельштильцхен, 300</a> <div class="fandom">once upon a time</div> <div class="info">Магия всегда имеет цену.</div>
[/lz]

Чтобы пойманный воришка как следует прочувствовал, что ему сейчас предстоит, Румпельштильцхен не воспользовался умением переноситься в любое место замка в мгновение ока, а неторопливо  направился к одной из многочисленных лестниц, ведущих на первый этаж. На каменных ступенях и  перилах полированного мрамора лежал пухлый  слой пыли,   щегольские сапоги Темного оставляли в ней четкие отпечатки. А  отчаянно каркающий и колотящий воздух крыльями ворон поднимал в воздух целые клубы пыли. Румпельштильцхен поморщился и в очередной раз подумал о том, чтобы завести служанку. Или создать заклинание, уничтожающее пыль раз и навсегда. Идея со служанкой выглядела перспективнее.
- План отличный про капканы - вот чего хотелось мне.
Предлагаю эту птичку я поджарить на огне…  - на ходу Румпельштильцхен замурлыкал   веселый кухонный мотивчик.
- Ай! - и взвизгнул скорее от удивления, чем от боли, когда наглая птица исхитрилась дотянуться и клюнуть его. Повредить могущественному магу он, конечно же, не могла, но щипок оказался неожиданным и обидным.
- А ну веди себя смирно, набивка для подушки, -  встряхнул  опаленного ворона посильнее и замурлыкал снова, сменив мотив и тональность. Как и в первый раз, звучала песенка довольно фальшиво. Увы, голосом и слухом природа обделила могущественного Темного мага.
- Вот возьму воришку  и на кухню марш.
С луком и под соусом из вора будет фарш…
На кухне он одной рукой завозился с огромным медным чайником, стоящим на  плите, в другой продолжая держать наотлет за лапы свою добычу. Ворон забился   и закаркал еще громче и отчаяннее. И в какой-то момент в заполошном карканье прорезалось вполне отчетливое «пусти».
- О, так ты говорящая птичка? – казалось, Темный заинтересовался, - Ученый ворон? А еще какие-нибудь фокусы делать обучен?
Он поднес ворона поближе к лицу, хоть и не настолько близко, чтобы тот дотянулся острым клювом до выпуклых  рептильих глаз мага. Ноздри тонкого длинного носа хищно раздулись, будто Румпельштильцхен принюхивался. А затем маг  снова хихикнул.
- Знакомый запашок. Магия. И я даже знаю, чья именно. Так Малефисента подослала ко мне лазутчика. А лазутчик оказался падким на блестящие штучки.
Темный швырнул ворона в угол кухни, щелкнул пальцами, и завиток багрового дыма окутал птицу. И через мгновение вместо птицы на полу кухни оказался человек с черными, обгоревшими клочьями  волосами,  распространяющий оглушительный запах паленых перьев.

+2

6

Он бы с удовольствием выклевал Румпельштильцхену глаз, а лучше оба, за одно только то, что он больно держал его за лапы и тряс, как игрушечного. Маленькое сердечко уже готово было разорваться от страха, когда, наконец, маг его отшвырнул в сторону. Парой сильных взмахов крыльями Диаваль смог смягчить себе падение и распластался на полу, ощущая, как его тело меняется и растет. Знакомое чувство перевоплощения накрыло, сбавило боль, но не убрало совсем. Диаваль взглянул на свое крыло-руку, в багровых вихрях обретавшую сходство с человеческой. Сильная ладонь с пятью пальцами, оканчившимися крепкими, темными и острыми ногтями. Но кожа была красная — воспаленная от огненного шара колдуна. Да и сам Диаваль знатно подгорел, к его счастью, сильных ожогов не было. Лодыжки еще ощущали на себе давление чужих пальцев, но он мог стоять. Что ворон и сделал, выпрямляясь во весь рост и оказываясь на голову выше мага.
— Меня никто не посылал, — резко сказал он, сверкая черными глазами. Ученый? ну, допустим, но из фокусов он мог показать, разве что исчезающие предметы. Только это его сейчас не спасет, совсем нет. И мага ему не одолеть и не убежать, хотя, вот он, человеческий облик, как Диаваль и хотел. Как бы он не желал грубить Румпельштильцхену и язвить, делать этого не стоило. — Я уже давно не служу Малефисенте, я свободный ворон, — уцелевшую ладонь Диаваль запустил себе в опаленные волосы, пытаясь пригладить. — Я бы не стал красть, я бы вернул вам кулон, как только смог и заплатил бы.
Он настороженно отошел от угла, делая несколько шагов к открытому пространству. Стоять в углу было так... опасно. Вороньи повадки никуда не исчезали, он чувствовал себя лучше, находясь там, откуда мог улететь, даже если крыльев сейчас не имел. Диаваль так не хотел раскрывать своих планов, но чувствовал, что иначе колдун его не отпустит. Если вообще отпустит. Диаваль бросил быстрый взгляд на дверь кухни, под потолок, выискивая окна. Они были, только человеком он до них не сможет добраться, а если допрыгнет, то не пролезет. Человеческое зрение было таким ограниченным! Вороном он мог бы осмотреть сразу всю кухню, не поворачивая так сильно головы или глаз, видел, что у него за спиной, а сейчас!.. Как неудобно.
— Простите, что доставил вам хлопоты, господин Румпельштильцхен, могу я уйти? — Диаваль сделал маленький шажок к двери.

[nick]Diaval[/nick][status]Кар[/status][icon]https://i.imgur.com/kN5in9L.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Диаваль</a><div class="fandom">Maleficent</div><div class="info">Вороны запоминают человеческие лица. Они помнят тех, кто их кормил и кто проявлял доброту. А также тех, кто их обидел. Они не забывают.</div>[/lz]

Отредактировано Elijah Kamski (18.04.22 23:31:57)

+2

7

[sign][sign] [indent] [/sign][/sign][nick]Rumpelstilzchen[/nick][status]золотце[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/JBjRE.png[/icon][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=10105#p1082553" target="_blank">Румпельштильцхен, 300</a> <div class="fandom">once upon a time</div> <div class="info">Магия всегда имеет цену.</div>
[/lz][sign] [indent] [/sign]

- Так-так-так, - нараспев произносит Темный, по-птичьи наклоняя голову к плечу и разглядывая   долговязого воришку в обтрепанной одежде, который настороженно озирался по сторонам. В человечьем облике он все равно смахивает на ворона. Блестящие черные волосы, черные же глаза, острый длинный нос. И красные пятна ожогов на руках.
- Однако на тебе все еще остался след ее магии. Похоже, ей нравилось превращать тебя. Почему ты сбежал от нее?
Превращение удалось слишком просто. Проще чем обычно. Даже для Темного. Это означает, что Малефисента слишком часто  меняла  обличье своему слуге. Превращение сложно лишь в первый раз, когда плоть и разум сопротивляются, стремясь сохранить  привычную форму. Затем морфическое поле становится податливее, легче перетекает из одного состояния в другое, разум привыкает к смене форм и запоминает их. Самое сложное как раз и состоит в том, чтобы убедить разум в том, что он уже не птица, а человек. А тело само приспосабливается к новым потребностям.  Раньше  Румпельштильцхен   любил превращать в улиток тех, кто не угодил ему. Порой жестоко шутил, внушая человеку, что он превратился в лягушку или жука. И потому отлично знал – постоянное превращение нужно подпитывать магией, иначе она постепенно расточается.
- Куда же ты собрался, дорогуша? – Темный хихикнул, в мгновение ока оказавшись перед дверью и преградив  путь своему невольному гостю, - Думаешь уйти вот так просто, после всего, что натворил в моем замке. Испортил мой ужин,  испачкал мою скатерть, украл мой кулон… и это только то, что я заметил.  Думаешь, извинился, отговорился тем, что заплатил бы за украденную вещь когда-нибудь потом – и на этом все? Никуда ты не пойдешь, пока не отработаешь  ущерб. Для чего тебя использовала Малефисента?
То обстоятельство, что ворон на голову его выше, Румпельштильцхена не смущало. Рост и хрупкое сложение подвели  могущественного мага, не спасали даже высокие каблуки, а добавить себе роста магией ему в голову не приходило. К тому же ему нравилось, когда те, кто выше и сильнее боялись его и заискивали перед ним.

+2

8

В другой ситуации Диаваль с радостью рассказал бы Темному как часто и в кого его превращала Малефисента — в его списке был даже дракон! У них была даже своя игра: придумай, в кого можно превратиться. Сейчас Диаваль только бросил на Румпельштильцхена колкий взгляд и промолчал. Малефисента очень любила его превращать, а он поначалу был и рад, ему было так весело и интересно! И жаль, что все изменилось. Когда она успела зачерстветь? Момент был упущен, не заметил, и все пропало. Диаваль молчал, отходя от мага подальше, будто это могло его защитить.
— Я не сбегал, — он был честен, но делиться подробностями не хотел. Румпельштильцхен Малефисенте не друг, мало того хитрый проныра, который мог бы использовать любые сведения против неё. А как бы Диаваль не был обижен на неё, зла не желал. — Я не украл! Я хотел позаимоствать, разница большая! Воры не возвращают то, что взяли, — упрямо помотал головой ворон, окидывая взглядом кухню. Отработать? Диаваль на мгновение задумался, потеребив край рубашки. Чем Темный хуже Малефисенты? Многими вещами, однако, он не строил из себя друга, а прямо говорил, чего хотел.
— А чего вы хотите от меня? — он с любопытством наклонил голову на бок, просчитывая варианты. — Я многое могу и умею.
Диаваль чувствовал, как о ребра забилось уже тяжелое, человечье сердце. Как громко бухало в его груди, гоняя кровь по венам и шумя в ушах. Он ступил на тонкий лед, сделки с темным магом всегда опасны... стоило ли это того? Он мог попросить помощи у Малефисенты, отчего-то был уверен, что она его услышит и поэтому не называл её по имени.
— Могу шпионить и следить, никто не смотрит на птиц, особенно, если они не привлекают к себе внимания. Могу носить письма, — зря он похозяйничал на столе Темного, но так хотелось есть! — Я был голоден, поэтому и спустился на ваш стол. С тех пор, как я улетел от неё, то жил в лесу, а зима будет холодной, я не успел ничего запасти.
Диаваль осторожничал, боялся давить на жалость: вдруг её у Темного не окажется совсем? и боялся что Румпельштильцхен все же решит, что он шпионил за ним. Или не годен для этого совсем!

[nick]Diaval[/nick][status]Кар[/status][icon]https://i.imgur.com/kN5in9L.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Диаваль</a><div class="fandom">Maleficent</div><div class="info">Вороны запоминают человеческие лица. Они помнят тех, кто их кормил и кто проявлял доброту. А также тех, кто их обидел. Они не забывают.</div>[/lz]

Отредактировано Elijah Kamski (18.04.22 23:47:06)

+2

9

[nick]Rumpelstilzchen[/nick][status]золотце[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/JBjRE.png[/icon][sign][sign] [indent] [/sign][/sign][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=10105#p1082553" target="_blank">Румпельштильцхен, 300</a> <div class="fandom">once upon a time</div> <div class="info">Магия всегда имеет цену.</div>
[/lz]

- Так ты не сбегал,  и шпионить за мной она тебя не посылала? И ты забрался  в мой замок лишь для того, чтобы стащить артефакт подороже? Позаимствовать! – Темный всплеснул руками и обвиняюще наставил на Диаваля палец, - Он еще будет уверять, что собирался вернуть кулон. Потом. Ха! – он визгливо хихикнул, - Подсматривать, подслушивать и носить письма. Думаешь, такие  вещи поручают первому встречному, насквозь провонявшему чужой магией? – он, пританцовывая, перемещался по кухне вслед за  вороном, все так же отрезая ему  путь к  выходу.
Больше всего Темный смахивал на ящерку. Такой же юркий,  стремительный, изящный до хрупкости и  уродливый настолько, что это становилось даже интересным с определенной точки зрения.  Ящерицы -  законная добыча для ворона, только эта ящерка отрастила ядовитые зубы и норовила сожрать птицу с костями.
- А с воров Темный сдирает кожу живьем. Это все знают, - длинные пальцы хищно скрючились, ничуть не уступая когтистой птичьей лапе. Румпельштильцхен задумчиво пошевелил пальцами и добавил.
- Впрочем, с твоей шкуры пользы мне никакой. На магические инкунабулы годится лишь кожа младенцев и девственниц, это тоже все знают, - он снова  хихикнул.
Разумеется, это знали все. Как и то, что Темный обожает брать плату детишками. Он сам и распускал подобные слухи, это хорошо сказывалось на репутации. Прищелкнул пальцами с таким видом, будто делает воришке величайшее одолжение.
-  Нет уж, для тебя у меня найдется дело попроще и летать никуда не придется. С работой по дому знаком? – он критически прищурился, Малефисента большую часть жизни прожила то в лесу, то на болотах, уже позже отстроив замок  больше для того, чтобы впечатлить охотников до драконьих сокровищ, -  Подмести, вымыть, начистить?  Готовить? Мыть посуду? Топить печи, чистить камины? Про стирку не спрашиваю,  боюсь представить, что ты можешь сотворить с шелком, - Темный не без кокетства расправил кружевные оборки на своей шелковой рубашке глубокого оттенка темного вина. Конечно, он мог наколдовать себе любой наряд, но как и с едой, предпочитал настоящие ткани и настоящих портных.  Один такой портняжка как раз и обитал в городке близ замка и оказался настолько храбрым, что взялся шить по описаниям и наброскам самого Румпельштильцхена. 
- Да, и имя свое скажи.  Заключим сделку по всем правилам, дорогуша.

+2

10

Из уст Румпельштильцхена его оправдание звучало по-детски наивным и ворон поджал губы, отводя глаза. Правдивое или нет, но оправдание звучало жалко, а убедить в своей честности не было никакй возможности. Диаваль сделал шаг назад и в сторону, держась подальше от мага, а тот все приближался, пока не загнал ворона в угол: две стены, а единственый выход — через мага. И как бы он не выглядел мельче самого Диаваля в человеческом облике, все равно оставался сильнее.
Диаваль вздрогнул, едва Темный заговорил об освежевании, уставившись на его кисть — костлявую, желтую руку, с острыми пальцами и сжал свои кулаки, а потом вздрогнул еще сильнее и присел, когда он щелкнул пальцами. Уже подумал о том, что маг его заколдует. Однако, тот не спешил применять магию, да и весь разговор больше походил на мысли  вслух. Птичье мнение, как и Малефисенту, Румпельштильцхена не волновало.
— Это не сделка, это же... рабство! Я вольная птица, — громко выкрикнул Диаваль, распрямляя плечи, но почти сразу поубавил пыл, вспомнив, с кем он имел дело и на чем его поймал хозяин замка. — Если это сделка, то что я получу взамен? Кроме очевидного. И какой срок?
Ему было уже почти двенадцать, возраст уже почтенный для птицы, и редко кто доживал до пятнадцати, а Диаваль хотел прожить и больше. С Малефисентой он провел последние девять лет, а Румпельштильцхен со своей домашней работой мог свести его в могилу и раньше. Он уже успокоился, поняв, что Пумпельштильцхен не собирается убивать его, по крайней мере прямо сейчас.
— Мое имя Диаваль. — Он умолчал, что Темный должен был слышать о нем, подумал, что такой маг вполне мог проигнорировать имя слуги. Не все знали его в человеческое лицо, и уж тем более не узнали бы в Вороне, так что Диаваль не удивлялся тому, что Румпель его не узнал.

[nick]Diaval[/nick][status]Кар[/status][icon]https://i.imgur.com/kN5in9L.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Диаваль</a><div class="fandom">Maleficent</div><div class="info">Вороны запоминают человеческие лица. Они помнят тех, кто их кормил и кто проявлял доброту. А также тех, кто их обидел. Они не забывают.</div>[/lz]

+1

11

[nick]Rumpelstilzchen[/nick][status]золотце[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/JBjRE.png[/icon][sign][sign] [indent] [/sign][/sign][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=10105#p1082553" target="_blank">Румпельштильцхен, 300</a> <div class="fandom">once upon a time</div> <div class="info">Магия всегда имеет цену.</div>
[/lz]

- Вольная птица? Да неужели? – Румпельштильцхен насмешливо хмыкнул и  ткнул   когтистым пальцем в  ворона, - Вольные птицы живут в лесу, вольны мерзнуть и голодать зимой, а если   залетают в чужой дом с целью обворовать хозяина, то вольны угодить в котелок с супом. Ты становиться моим ужином не захотел. Так что прикуси язычок и помалкивай насчет воли и прочего.
- Но я честно веду свои дела, Диаваль, - с совершенно иными, деловитыми интонациями продолжил Темный,  вольготно расположившись на краю стола рядом с вороном и замысловато переплетя ноги, обтянутые кожаными штанами и узкими, изящными сапогами.
-   Ты  сохранишь свою жизнь. Впридачу получишь стол и постель, и приличную одежду, подходящую для слуги  великого Темного мага, а не эти лохмотья, - начал он перечислять, загибая пальцы, -  Между прочим, это обычные условия для прислуги у людей. Платить я тебе не собираюсь, зато  после окончания срока службы, если  останусь доволен, дам  заклинание, чтобы ты мог превращаться в  птицу и снова в человека. Но в замке ты будешь находиться в человечьем облике, кроме тех случаев, когда мне понадобятся твои крылья.
-  Сделку мы заключим  на… - он задумался, - на десять лет. Люди живут намного дольше птиц. Я оставляю за собой право разорвать сделку, если ты больше не будешь мне нужен или я найду себе прислугу получше. Но учти, если ты собираешься нарочно вредить и  портить тут все, чтобы я выставил тебя вон -  я оставляю за собой и право пустить тебя на набивку для подушек. Или превратить в улитку и раздавить. Но все это имеет смысл лишь если ты умеешь делать все, о чем я тебя спрашивал. Поэтому я повторяю.  Умеешь мести и натирать  полы?  Готовить? Мыть посуду? Топить печи, чистить камины? И запомни, я не спрашиваю дважды, - выпуклые глаза мага зло сверкнули болотным золотом, он взмахнул рукой и острые длинные ногти оставили две тут же налившиеся кровью царапины на  замурзанной щеке Диаваля.

+1

12

Если бы Диаваль все еще был в птичьем облике, то раскаркался бы и захлопал крыльями на негодняя, тыкавшего в него пальцем. А может. даже клюнул бы его в этот самый палец. Но будучи человеком, он только скрестил руки на груди и скривил губы. Как бы ни называл это Румпельштильцхен, это было рабство. Он не имел возможности сам принять свой настоящий облик, а значит был заперт в чужом теле. За десять лет легко забыть кто ты на самом деле, если всегда быть человеком. Диаваль нахмурился, зло глядя на мага.
— Если я раньше от твоих запросов не умру, — не удержался Диаваль. — Да, умею я работать!
А в следующую секунду Диаваль шарахнулся в сторону, прижимая ладонь к щеке. Царапины были не глубокие, но ощутимые и неприятные. Эта проклятая ящерица не стеснялась в действиях.
— Аккуратнее! — Диаваль отнял руку от лица, глядя на красные полоски, оставшиеся на ладони.— Если ты и дальше так будешь делать, покалечишь меня и я не смогу работать!
Диаваль отошел еще на пару шагов от Румпельштильцхена, подхватывая со стола полотенце и прижимая к щеке.
Ворон был так сердит на мага, но ничего не мог сделать и требовать чего-то еще — боялся. Что бы ни пришлов голову Румпельштильцхена, то все сходило ему с рук. И никто не вспомнил бы о бедном вороне, пропади он.

[nick]Diaval[/nick][status]Кар[/status][icon]https://i.imgur.com/kN5in9L.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">Диаваль</a><div class="fandom">Maleficent</div><div class="info">Вороны запоминают человеческие лица. Они помнят тех, кто их кормил и кто проявлял доброту. А также тех, кто их обидел. Они не забывают.</div>[/lz]

+1

13

[nick]Rumpelstilzchen[/nick][status]золотце[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/JBjRE.png[/icon][sign][sign] [indent] [/sign][/sign][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=10105#p1082553" target="_blank">Румпельштильцхен, 300</a> <div class="fandom">once upon a time</div> <div class="info">Магия всегда имеет цену.</div>
[/lz]

- Никто еще не умер в этом замке от пары царапин, - хмыкает Румпельштильцхен. Вытаскивает из кармашка жилета чистенький кружевной  платочек, вытирает со щеки Диаваля кровь и заботливо прячет платочек обратно в карман.
Насчет смертей чистая правда, кстати. О том, что в замке никто и не задерживался так долго, чтобы умереть от какого-нибудь пустяка, Темный умалчивает. Рыцари и герои местного разлива не в счет, их он дальше  порога не пускал, чтобы не испортить полы улиточной и жучиной слизью.
- В таком случае, мы договорились, - Темный  со змеиным шуршанием  потирает ладошки, - Честные люди… хмм, и не люди тоже, верят друг другу на слово, - его глаза цвета болотного золота ярко вспыхивают, когда он протягивает Диавалю руку, - Заключим сделку?
Ворон нехотя пожимает протянутую чешуйчатую ладонь.
- Сделка заключена, - довольно провозглашает Темный и хлопает в ладоши, - Чудненько. Остались всякие мелочи. Итак, правила. Вон там ледник и  кладовые для припасов. Я не нуждаюсь в еде, но люблю иной раз полакомиться чем-нибудь вкусненьким или выпить чаю. Провизию я сохраняю свежей с помощью магии, очень удобно. За покупками будешь ходить на рынок пораньше с утра по воскресеньям. Да, если надумаешь сбежать – не советую, - он хлопает себя по кармашку, в котором лежит платочек, - У меня твоя кровь и состряпать заклинание, которое позволит мне найти тебя где угодно для меня -  пара пустяков. Отчитываться за каждый медный грош я не потребую, сумеешь сбить цену -  забирай разницу себе в кубышку. Готовить себе можешь  все, что купишь, найдешь в ларях или на леднике. Мне будешь готовить, если я закажу обед или ужин. Теперь иди за мной.
Он вытаскивает Диаваля из кухни в темный коридор и дальше – в парадный зал. Его Румпельштильцхен привел в порядок  и в нем  редкие посетители оказывались сразу же, пройдя через небольшой холл, с живописными полотнищами паутины по углам и целой колонией летучих мышей, гнездившихся под уходящим в высоту, почерневшим от копоти факелов потолком. Летучие мыши были распространенным ингредиентом для заклятий и зелий и Темный нарочно не избавлялся от них, чтобы иметь всегда под рукой.    В зале же было довольно чисто, всегда, даже самым жарким летом горел камин, а высокие окна закрывали  тяжелые, пыльные, задрапированные причудливыми складками  портьеры. Давным  давно Румпельштильцхен  экспериментировал с заклинаниями,  управляющими железом,  и с тех пор портьеры так и остались намертво приколоченными гвоздями. Тут же рядом с камином стояла его прялка, высотой в его рост и удобная скамеечка, громоздились корзины с соломой и мотки готовой золотой пряжи. А центр зала занимал огромный обеденный стол, за которым легко разместилось бы с полсотни гостей и за которым Темный изредка пил чай или ел, если ему хотелось развлечься.
В остальном замок Темного на самом деле был довольно обшарпанным и запущенным местечком.
- Здесь нужно  вымыть и натереть полы, выбить из портьер пыль, обмести паутину – пауков, пожалуй, придется изловить. Пригодятся для зелий. Камин будешь чистить и разжигать каждое утро.  Вон там лестница, ведущая в башню, где я устроил свою лабораторию.  Заходить  туда  без моего разрешения тебе запрещается.  Тебе вообще запрещается ходить куда-то кроме кухни и кладовых, холла, этого зала и сада. А, ну и своей комнаты. Ммм, — он потер подбородок, — тебе ведь надо где-то спать и все такое прочее. Посмотрим… — он сцапал Диаваля  за руку, щелкнул пальцами и тут же перенес его  в небольшой, узкий коридор, освещавшийся такими же узкими окнами. С другой стороны располагались несколько дверей и все они были приоткрыты.
- Кажется, именно здесь были раньше комнаты прислуги. Выбери себе любую,  располагайся и приступай к уборке. Метлы, ведра и ветошь найдешь тут же, полагаю горничные хранили их поблизости. Потом можешь спуститься вон по той лесенке, она ведет как раз в кухню. Насчет стирки поговорим завтра.  Ах да, мытье. В конце коридора имеется ванная, там из труб течет горячая и холодная вода, - Темный безмерно гордился  этим своим нововведением, которое он наколдовал оригинальным заклинанием собственного изобретения.
- Еще вопросы есть? – нетерпеливо спрашивает он.

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен... [ Maleficent & OUAT]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно