ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » different reasons [nana]


different reasons [nana]

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">каяться поздно</span>

<span class="data">все и так слишком серьезно</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.pinimg.com/564x/63/fe/de/63fede76d74b2262da26e956eafbc448.jpg">
</div>

<p>
<span>
ichinose takumi, okazaki shinichi
</span></p>
</div>

</div>[/html]

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:24:11)

+2

2

Отдых закончился слишком быстро.

Апрель не радовал теплом и вылезать из футона совершенно не хотелось, но пришлось заставить себя это сделать, не смотря на то, что каждая клетка тела этому сопротивлялась, а веки закрывались обратно. Благо что школьная форма готовым полотном висела на вешалке, завтракать нет нужды, а сумку ничего не нужно складывать, потому что Син с собой априори ничего не брал, кроме валяющегося на дне пенала с ручками и карандашами, плюс какие-то тетради. Учебники и остальная канцелярия хранилась в его шкафчике в школе и домой оттуда Оказаки редко что таскал.

Снимаемая комната в жилом комплексе осталась за спиной, после всех минимальных приготовлений. Пирсинг в проколах на своих местах, форма на теле, легка растрепанность в высветленных и перекрашенных в сине-голубой волосах. Да, на весь его вид вновь будут ругаться, потому что неприемлемо, но Сину все равно. Поругаются и отстанут, ведь успеваемость не хромает в целом, по некоторым предметам и вовсе на первых местах по количеству баллов. За исключением всякой там истории и физкультуры. Скучные до зубного скрежета предметы, которые еще и давались учителями-нудистами, которые только и знают, как занудствовать, считая себя самыми правыми. Благо что сэнсэя по истории уволили, судя по слухам, поэтому на его место взяли другого. Лучше будет новый учитель или хуже - пока неизвестно, да и срать если честно Оказаки на это хотел, привыкнув к тому, что чаще спит на этом предмете, надежно спрятавшись за спиной сидящего перед ним одноклассника. 

Вместо этого этих часов истории, которых в последний год поставили огромное количество, хотелось улизнуть с занятий, доехать до Гиндзы и прогуляться по ней. Зайти в какой-нибудь клуб, соблазнить наиболее симпатичного студента или еще более взрослого мужчину. Или женщину. Без разницы на самом деле, пока они покупают напитки и оплачивают не только их, но и номер в отеле. Совсем недавно, около двух месяцев назад, у Сина была одна из самых охуенных ночей, потому что на него клюнул безумно симпатичный студент.

Алкоголь, полумрак в отсветах неоновых огней на танцполе, запах кальяна и сигарет - снесли крышу моментально, что неудивительно, что они оба променяли душный клуб на прохладный номер ближайшего мотеля, где уже совершенно не было холодно. Исключительно жарко. Никаких контактов, Син знал только имя и сохранил в памяти все до мельчайших подробностей. Встреч искать не собирался, потому что это всего лишь единоразовая акция. Иметь постоянные отношения для Оказаки - табу. Не имеет смысла, когда жизненные обстоятельства этому не способствуют.

До школы от остановки буквально метров пятьдесят в гору. Легкий, но отвратительно холодный ветер в сезон цветения сакуры заполняет всё вокруг розоватыми оттенками и вихрями лепестков, которые потом выгребаешь отовсюду просто. Син тряхнул головой, на которых висели наушники, от которых доносился тяжелые ритмы бас-гитары. Специально, чтобы не слышать ни одного звука извне, не откликаться на приветствия одноклассников и знакомых. Общаться со сверстниками не доставляет ровным счетом ничего ему, никакой выгоды. Так, перекинуться какими-нибудь словами на перемене, обсудить игру или музыку. Или подключиться к разговору о том, кто и с кем встречается и успел перепихнуться в кладовой уборщицы. Душой компании Оказаки не был, но от него все равно все тащились по определению: кто-то завидовал, кто-то пытался подкатывать, признаваясь в день Святого Валентина, зная прекрасно, что Син не ответит взаимностью, но надежду все равно не теряют: а вдруг.

Привычная парта у окна, пятая по счету в первом ряду. Син бросает сумку на стол, опускаясь на стул следом, склоняясь вперед, чтобы пристроить голову на сложенные перед собой руки. Перед этим убавляет громкость, спуская наушники на шею. Прикрывает сонные глаза, давя зевок. Теперь можно и поспать - впереди сдвоенный урок истории, объединяющий в себя теорию и практику. Столько времени для необходимого сна, чтобы потом ночью пойти затусить с кем-нибудь, если не удастся подцепить кого-то на подработке.

Даже свозь льющуюся музыку Син ощущает звонок, означающий начало учебного процесса. Все разговоры одноклассников смолкают и Оказаки понимает, что сэнсэй все же почтил их своим присутствием. Школьник отлипает от парты, чтобы в лицо запомнить нового учителя истории. Исключительно в целях того, чтобы на итоговых потом улыбаться премило и лишь одним только своим видом выбить хотя бы баллов семьдесят. Больше и не нужно. С предыдущим сэнсэем это прокатывало только так, но теперь же предстояло заново настроить до подобного состояния отношения и с новым учителем.

Син поднимает голову в тот момент, когда сэнсэй представился, написав свое имя на доске и повернувшись к классу. Лицо молодого мужчины показалось смутно знакомым. Мыслительный процесс запускается медленно, проматывая в голове дни назад, чтобы выцепить во всех встреченных мимолетно людях это лицо. И откидывается назад на спинку стула, растягивая губы в отвратительно милой улыбке, когда взгляд сэнсэя пересекается с его.

Кто бы мог подумать, что студент, с которым он переспал ранее, оказался их новым учителем истории?
Вот так забавные совпадения.
Которыми грешно не воспользоваться.

Оказаки тянет руку вверх, когда наступает минутка знакомства учеников с учителем и все начинают задавать вопросы. В основном банальные, но стоит только очереди дойти до Оказаки, как весь класс устремляет свои взгляды на него. Скептичные, недоверчивые, ведь во всей параллели известно, что Син не любитель этих формальностей.

Однако сегодня устоять весьма сложно.

- Ичиносэ-сэнсэй, а вы любите ходить в ночные клубы? Посоветуете какой? - улыбка не спадает с лица Сина, когда он опускает руку, неотрывно следя за Такуми. Студент, значит? Что ж, совесть чиста, не он один развлекается и обманывает других, этот Ичиносэ ничем не отличается от него.

Правда, совесть у Оказаки все же отсутствовала напрочь. Но это уже совсем другая история.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 18:22:16)

+2

3

Впервые появляться в начале учебного года в учебном заведении, но уже не в качестве учащегося - момент достаточно волнительный, даже для самого хладнокровного и спокойного человека на свете, которым Такуми не являлся, хотя вполне мог похвастаться подобными качествами, пусть и не отточенными до предела. Рассудительный, взрослый не по годам, довольно строгий... Перечислять, в общем-то, можно довольно долго, но факт оставался фактом: Ичиносэ испытывал легкую степень волнения и даже некую долю романтики в том, что цветение сакуры для него отныне приобрело новое значение и если, в итоге, мужчина не задержится надолго в должности учителя, момент этот все равно отпечатается в памяти, вызывая ностальгию и всю причитающуюся ей ерунду.

Главное, не сбежать отсюда в первый же день, прокляв детей, систему образования и желание выучиться профессии, которая в первую очередь предполагала в будущем работу преподавателем, в качестве едва ли не лучшей карьерной перспективы. Да, когда Такуми поступал на исторический, в последнюю очередь он задумывался о том, кем будет работать, ведь на тот момент просто хотел изучать то, что ему приходилось по душе: не больше и не меньше.

На первый урок задерживается, буквально на пару минут, попав в учительской на инструктаж от директора школы - низенького мужчины, постоянно поправляющего сползающие с носа очки делая при этом странный жест лицом, словно приподнимая щеки, не прибегая к помощи рук. Такуми подобное откровенно смешит, а в голове лишь мысли о том, сколько же прозвищ данному мужичку успели придумать ученики, основываясь хотя бы на этой привычке, выглядящей крайне забавной и дичайше странной, напоминающей скорее нервный тик, чем обыденное действие. Тем не менее, Ичиносэ принимает рекомендации и советы с каменным лицом, лишь изредка кивая и поддакивая для видимости, мысленно делая в голове пометку, что сталкиваться с директором лишний раз не стоит, ведь тот, судя по всему, человек крайне болтливый и любит в процессе важной беседы перескакивать на абсолютно левые темы, что откровенно раздражало. Вот так: не успел еще выйти на работу, а уже нашел весомый минус в собственном начальнике.

Кажется, на должности учителя Такуми действительно надолго не задержится.
Психанет прежде, чем успеет нормально влиться в трудовые будни.

- Доброе утро, класс, и прошу прощения за опоздание, - первым делом бегло оглядывает старшеклассников, пока раскладывает вещи и следом отворачивается к доске, выводя крупными иероглифами собственное имя, которое у большинства учеников вылетит из головы за считанные секунды, если просто произнести его вслух, не записав у всех на виду, - Меня зовут Такуми Ичиносэ и имя мое советую записать, дабы мне не пришлось представляться вам из раза в раз.

Разворачивается вновь лицом к классу, привычным движением поправляя затянутый на волосах высокий хвост, в очередной раз взглядом пробегая по ученикам, ровно до того момента, пока не встречается им с парнем, сидящим у окна, сосредотачивая свое внимание на нем дольше, чем стоило бы, буквально ощущая, как прошибает холодный пот, награждающий мурашками вдоль позвоночника, скачущими табуном под тонкой тканью светлой рубашки, потому что вспоминает это лицо без труда, вместе с именем. Син. Не факт, что оно было настоящим, в клубах, где ищут связей на одну ночь не редко грешат выдуманными именами или даже прозвищами, не оставляя никаких ниточек для дальнейшей связи с текущим партнером. Такуми, будучи студентом, неоднократно грешил подобными контактами, не преследующих никаких обязательств после и даже не надеялся встретить хоть кого-нибудь из тех, с кем спал, в своей обыденной жизни, но... Судьба та еще сучка, неожиданно решила поиздеваться, подкинув встречу с одним из последних сексуальных партнеров, да еще и не где-нибудь в абсолютно случайном месте, а прямо в школе, на работе, да еще и в качестве ученика. Несовершеннолетнего, мать его ученика.

Но ведь никто не отменял поддельные документы, не так ли?
Чего греха таить, Такуми и сам, будучи старшеклассником, шатался по клубам и барам с поддельным паспортом, так что прекрасно осведомлен, насколько легко и просто можно нарушить законы, во благо собственного удовольствия. Так может, это карма?

Как знать.

Одергивает себя от ненужных мыслей, позволяя ученикам начать задавать интересующие их вопросы, практически до последнего игнорируя поднятую руку старого знакомого, в надежде, что тот сдастся и не станет ничего спрашивать, но парень оказывается упорным и Такуми наконец указывает на него, готовясь к самому худшему и последующей за этим наказанием за педофилию, но едва усмехается, потому что вопрос хоть и оказывается каверзным, но собственную честь не порочит. Пока что.

- Знаете, молодой человек, - Ичиносэ присаживается на угол учительского стола, устремляя пристальный взгляд на Сина, продолжая улыбаться, делая вид, что вопрос его откровенно развеселил, - Даже если я вчерашний студент, это совсем не значит, что я знаток увеселительных заведений, в которые, к слову, несовершеннолетним вход воспрещен. Но благодарю за не банальный вопрос, вероятно, с фантазией у вас все отлично.

Намеренно делает акцент на возрасте парня, неожиданно проваливаясь в воспоминания и понимая, что для своего возраста Син оказался слишком опытным в сексе, да еще и с мужчиной, что наводило на мысли о том, что ошивался в подобных местах старшеклассник не редко, а значит... Нет, угрозы от него все равно могут поступать, если вдруг окажется, что в учебе тот не силен, а Такуми откажется добровольно завысить средний балл. Да, предполагать худшие расклады не входило в привычки мужчины, но сейчас ситуация оказалась, мягко говоря, неприятной.

Занятие продолжает практически не отвлекаясь, слишком часто ловя на себе заинтересованный взгляд Сина, что ощутимо напрягает и выдохнуть удается лишь после прозвеневшего звонка с урока. Ичиносэ просит всех покинуть класс, позволяя прогуляться десять минут перед продолжением занятия, при этом вплотную подходя к парте старого знакомого, на мгновение мягко укладывая ладонь тому на плечо, тем самым намекая на то, что тот должен остаться. Когда за последним учеником закрывается дверь, присаживается на стул, стоящий за четвертым у окна столом и разворачивается лицом к Сину, одновременно переплетая собственные пальцы в замок и укладывая их на спинку стула, стараясь принять максимально непринужденную позу, чтобы не показать собственную нервозность, которая так никуда и не отступила.

- Меня смущают твои милые улыбочки, так что давай начистоту: чего ты хочешь? Наверняка ведь успел придумать, как выгоднее для себя использовать наше знакомство, не так ли, Син? Кстати, это настоящее имя или такое же поддельное как твои документы, с которыми ты шатаешься по клубам?

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:24:30)

+2

4

Син запрокидывает голову и смеется, а следом смеются и некоторые одноклассники, которые в курсе жизни Оказаки и прекрасно знают о том, что тот зачастую пропадает в этих самых заведениях, отрываясь по полной. Некоторые даже пытались напроситься в компанию, но для Сина это слишком проблемно: ему одному проходить намного проще через фейс-контроли, чем в компании с кем-либо, кто мог выдать реальный возраст на раз и два. Поэтому в подобных ситуациях Оказаки щелкал по носу других своих сверстников, мол, завидуйте. Сейчас же было сложно удержаться и от провокационного вопроса и от того, чтобы не задать еще ряд вопросов после ответа учителя.

Похвально этот Ичиносэ держался, ничего не скажешь. Весь урок Син практически неотрывно смотрел на сэнсэя, безмерно улыбаясь, когда удавалось пересечься с ним взглядами, но после отвлекался на сообщения в чатах и откровенно не вкуривал, о чем там говорил мужчина у доски. Хотелось скорее перерыва, чтобы сгонять на крышу и покурить. Не то чтобы вся эта ситуевина нервировала Оказаки, но все равно внезапно было обнаружить того, с кем переспал, так близко. Можно ли теперь в личную копилку достижений отнести то, что он переспал с учителем истории? Вероятно да, ведь до этого подобного не случалось.

В любом случае покурить хотелось и со звонком Син даже начал вставать, но ладонь на плече помешала осуществить этот план. Оказаки бросил взгляд на чужую руку, потом на самого учителя, севшего перед ним. Вскидывает брови по мере услышанного, приподнимая уголки губ и улыбаясь по-прежнему. Просто само так выходит, Ичиносэ совершенно не стоило брать это в голову. Более того, изначально Син никак не собирался шантажировать или использовать общий секрет против сэнсэя, но после его слов даже задумался об этом. Собственно, почему бы и нет? Почему бы и не извлечь выгоду из сложившихся обстоятельств, особенно когда этого явно желают.

Крайне смешно, и Оказаки все же заливается смехом, после склоняясь вперед, укладывая подбородок на скрещенные пальцы.

- Мои настоящие данные вы можете посмотреть в журнале посещаемости, Ичиносэ-сэнсэй, или в личном деле, - Син тянет гласные и звучит это крайне томно, даже, возможно, слишком интимно, учитывая расстояние между ними, но это тоже выходит само собой. Но Оказаки нравится возможность пройтись по чужим, явно натянутым нервам. Если кто-нибудь узнает об этом случае, то прежде всего хуже от этого будет Ичиносэ, трудовую деятельность которого могут в лучшем случае просто заклеймить, а в худшем - приписать срок, если Син разыграет жертву изнасилования. Правда ведь никому не нужна, а милому мальчику поверят всегда, - Чего я хочу? Не появляться на ваших занятиях и получать зачет по вашему предмету без сдачи тестового материала. В свою очередь я никому не скажу, что вы трахаете несовершеннолетних мальчиков. Разве не выгодная сделка? Вы живете спокойно, я - тоже. Идет?

Син склоняет голову, считая, что все вполне закономерно и у Ичиносэ нет причин отказываться. Нервы ведь ему дороже, да? Если он до этого был студентом, значит, это первое его место работы, поэтому проблем на нем никаких не должно быть. Все же достаточно логично и разумно выходит, обе стороны получают своё и остаются довольными.

Ученик поднимается из-за парты, все же надеясь успеть сгонять покурить. Потягивается, поправляя темно-синий пиджак, смахивая с него пылинки, делая шаг и хлопая сэнсэя по плечу: утешительно и самую малость издевательски.

- Не парьтесь вы так, это всего лишь случайное совпадение, - убирает руку в карман брюк, чтобы достать пачку сигарет, вынуть одну, собираясь зажать фильтр между губ, - Давайте не портить друг другу жизнь, хорошо? Хотя не будь вы учителем, я бы не отказался повторить.

Оказаки не нужно уточнять, что именно он мог бы повторить с ним, Ичиносэ догадается об этом сам. Разве что склоняется ниже, чтобы шепотом обдать кожу на шее возле уха:

- А то оставляете одного единственного ученика сразу после первого занятия. Не думали, что это может послужить поводом для появления слухов?

И вновь улыбается, выпрямляясь. Все же обхватывает губами сигарету, чтобы, оказавшись на крыше, сразу прикурить, и закидывает руки свободно за голову, неспешным шагом чеканя до двери.

С другой стороны Оказаки терять нечего. Даже если Ичиносэ донесет до директора о том, что он расхаживает тут с сигаретой, или то, что попадает в ночные клубы по поддельным документам, то это ровным счетом ничего не изменит, потому что Син продолжит это делать. Это ещё о подработке в хост-клубе никто не знает, но с дамочками там Син не спит. Себе дороже. Зато если подцепит кого в клубе, то не откажется от продолжения развлечений в горизонтальной плоскости. От всего этого Оказаки отказаться не сможет, пожалуй, очень долгое время, потому что это единственный заработок. Обеспечивать самого себя весьма дорого обходится. Хотя жить вообще очень и очень дорого, к сожалению.

- И все же подумайте над моим предложением, Ичиносэ-сэнсэй, - беззаботно бросает он, на пятках у двери оборачиваясь, чтобы посмотреть снизу вверх на мужчину. Правда, едва назад не отшатывается, врезаясь в закрытую дверь спиной, потому что явно не успел отследить того момента, когда сэнсэй успел оказаться рядом.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 18:22:29)

+2

5

- Твое личное дело изучу сразу же, как освобожусь, можешь не сомневаться, - Такуми слегка склоняет голову набок, с легким прищуром наблюдая за подростком, который говорит слишком томно, словно намеренно издеваясь и несомненно напоминая о том, что познакомились они далеко не на школьной территории и Ичиносэ бы изначально попытаться сделать вид, что парнишку он не помнит, но мысль эта слишком запоздалая, а вот требования тот выдвигает практически не задумываясь, заставляя удивленно вскинуть брови и усмехнуться, поражаясь наглости школьника, на что остается разве что отрицательно покачать головой, шумно выдохнув, - Кто же мне позволит жить спокойно, если мой ученик не появляется на занятиях и скрыть подобное будет не просто? Даже с тестом можно сделать поблажку, но с посещаемостью... Прости, но нет. Даже не смотря на прямую угрозу.

Собирается подняться с места следом за парнем, но хлопок по плечу задерживает выполнение столь простого действия, пока оглядывает Сина снизу вверх, ощущая как от одного вида школьника нервозность захлестывает с головой, одновременно вытаскивая из недр памяти соответствующие воспоминания, когда будучи слегка навеселе, повелся на этого мальчишку, даже не задумываясь, потому что блять, чего греха таить - соблазнял тот умело, каждый жест казался отточенным до предела: улыбки, слова, действия, мимика - всем этим набором Син без особого труда подталкивал заинтересовавшего его человека в свою постель, практически не оставляя выбора.

Повелся на свою голову, Ичиносэ?
Теперь расхлебывай.

Не стесняется никого и ничего, хотя учитывая обстоятельства их первоначального знакомства, Сину этого делать и не стоило, к тому же курение - меньшее из грехов, разве что перед преподавателем можно было воздержаться и сначала дойти до курилки, прежде чем продемонстрировать сигареты, но Такуми и без того бы не стал делать никаких замечаний, а после уточнения о том, что "не отказался бы повторить", мужчина и вовсе разве что глаза не закатывает, где-то в глубине души понимая, что на подобную наглость сам ведется слишком легко. Никогда не нравились пай мальчики и девочки, так что... Ничего удивительного.

Даже последовавшие за этим возможные неприятности практически не поражают воображение.
Связи на одну ночь, если на то пошло, в принципе всегда могут привести к дурному исходу.

- Всегда можно сказать, что выбрал тебя для того, чтобы уточнить список отсутствующих, к примеру. Поверь, я бы выкрутился, - бросает в спину уходящему вдоль ряда парт Сину, наконец поднимаясь на ноги и ощущая, как холодок, пробегающий вдоль позвоночника из-за нервозного состояния, вдруг сменяется жаром, от которого перехватывает дыхание и появляется нестерпимое желание закурить, правда без опоздания на урок Такуми вряд ли успеет отлучиться для этого. Блядство. Кто же знал, что первый рабочий день обернется тем еще испытанием, в котором Син пытался спровоцировать его не то на злость, не то на продолжение интимной связи, откровенно издеваясь, ведь оба прекрасно понимали, что секс между преподавателем и учеником даже звучит абсурдно, не говоря уже о том, чтобы претворять его в жизнь.

Естественно, что Ичиносэ на провокации не поведется.
Но и спускать их с рук не станет, намереваясь отбить парнишке любое желание играть на нервах мужчины в дальнейшем.

У Такуми нет четкого плана действий, но вслед за Сином, к выходу из кабинета, двигается быстро и практически бесшумно, настигая того у самых дверей и откровенно наслаждаясь вызванной реакцией, все же подкрасться удалось действительно незаметно. Ладонью упирается на дверное полотно, прямо над плечом парня, пальцами второй руки подцепляя зажатую в чужих губах сигарету, которую подносит к лицу, легко различая запах тяжелого табака с примесью вишневого аромата: подойдет, ведь и сам курил достаточно крепкие сигареты, порой не накуриваясь даже ими, в силу достаточно тяжелой зависимости от никотина, развившейся еще в школьные годы.

- Не разгуливай по школьным коридорам с сигаретами, будь добр. Мне плевать, с кем ты трахаешься, как попадаешь в клубы и что ты куришь, но сделай одолжение, веди себя прилично. По крайней мере, пока находишься в моем кабинете... Подскажешь свою фамилию? Хочу знать, как к тебе лучше обращаться.

Ичиносэ не хотел вести себя подобным образом, уподобляясь поведению недавнего любовника, но собственный дряной характер все же взял верх над желанием вести себя нормально, как подобает приличному учителю, стремящемуся понравиться собственным ученикам, располагая тех к себе. Начнется урок и Такуми обязательно нацепит обратно маску добродушного историка, а пока... Не стой они в дверях класса, он бы даже в наглую попросил у Сина прикурить, затягиваясь от отобранной сигареты, но вместо этого отступает на шаг назад и указывает на дверь, улыбаясь как ни в чем не бывало, пристально вглядываясь в чужие глаза.

Блядские глаза, в которых пляшут черти. Охуенно красивые глаза.
Легко тряхнув головой, отгоняет непрошенные мысли, потому что... Син его ученик. Точка. Даже думать о нем не стоит.

- Можешь опоздать на урок, покури спокойно. И только попробуй не явиться обратно.
Такуми откровенно рискует, потому что парню ничего не стоит отправиться к директору прямо сейчас, с жалобой на домогательства и прочую херь, но почему-то мужчина уверен в том, что Син подобным образом не поступит.

Его затянет игра на нервах.
Ичиносэ не знает этого наверняка, но чувствует прекрасно.

- А над твоим предложением я подумаю, так и быть.
Разве что добавляет мысленно, что соглашаться с ним определенно не станет.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:24:53)

+2

6

Да не сомневался Син в том, что этот Ичиносэ вырубился бы. Сэнсэй хоть и нервничал, но в целом держался вполне стойко. Любой другой на его месте уже бы сбежал в истерике. Или слёзно молил, стоя на коленях перед ним, чтобы он не рассказывал никому о том, что между ними произошло. Либо пытались угрожать, что если Син обмолвится словом, то другой разыграет из себя жертву и вывести все так, словно Оказаки сам кого-то изнасиловал без согласия и прочей добровольной шелухи.

Так что Ичиносэ-сэнсэй в принципе никак не оправдал минутных фантазий ученика, поэтому Син даже не знал, расстроится ему или все же интриговаться дальше. Интересно же, где у человека находится грань, за которой последует срыв. И границы терпения Такуми проверить также ещё предстояло, но даже из того, что приходилось наблюдать сейчас, уже можно было сделать вывод, что эта игра окажется непростой.

Оказаки склоняется голову на бок, прижавшись спиной к двери и снизу вверх смотря на учителя, опуская медленно взгляд на свои губы, из которых бесцеремонно вытащили сигарету, а после переводя его на чужие пальцы. Такуми нравились крепкие сигареты? В прошлой раз как-то не было времени понять, курил ли сэнсэй на постоянстве или тянуло смолить только, когда выпивал. Но негласная затяжка от собственной отобранной сигареты, которую, естественно, никто не прикурил в стенах школы, просто вдохнули стойкий вишнёвый запах от неё, и вовсе заставляет немигающе уставиться на сэнсэя. Потому что выглядит это дико сексуально, что мгновенно пересыхает в горле и невольно хочется провести языком по сухим губам.

Чего Оказаки благополучно не делает, машинально засовывая руку в карман, чтобы достать из пачки ещё одну сигарету.

- Я крайне приличен, сэнсэй, - невинно выдаёт Син, хлопая глазами и перекатывая между пальцев вторую вытащенную сигарету, - Я не курю в помещениях, соблюдаю порядок и не мусорю. Моя школьная жизнь чиста и обычна, спросите у любого другого сэнсэя. Вы ещё просто новенький в этой учебной клоаке, это ваш первый день. Привыкните ещё.

На губах застывает милая визитная улыбка, с которой Оказаки втирался абсолютно к каждому взрослому в доверие, вешал на уши отборную лапшу, когда дело касалось прихода родителей на собрание или ещё какой организационной мутне, в которую обязательно нужно втянуть предков учащихся. По крайней мере до моих пор удавалось избегать доскональных допросов и всего остального, благодаря собственной харизма маленького примерного мальчика.

Ну и что, что мальчик этот уже давно не невинен?
Кого это вообще волнует?
Точно не самого Сина.

- Оказаки, сэнсэй. Не забывайте делать перекличку в начале урока, - подмечает на выдохе, вновь растягивая согласные в обращении, отталкиваясь от двери, чтобы вплотную оказаться к мужчине. Нет, в его планы не входило соблазнять школьных учителей, хотя бы потому что дважды Син ни с кем не спит. И тем не менее легко отнимает свою же сигарету из чужих пальцев, проводя ими следом по краю пиджака, слегка касаясь того, чтобы опустить её в чужой карман. Пусть пропитается ароматом его сигарет. Чувствует его запах.

И сходит с ума, вспоминая вместе с запахом каждое обжигающее прикосновение той ночи, которую они провели вместе.

Смахивает невидимые пылинки с чужого плеча, не переставая быть милым, и все же отходит назад, благополучно решая в этот раз не поворачиваться спиной к мужчине. Сделать тот все равно ничего не сможет. Урок ведь скоро начнётся.

Урок, на который Оказаки не просто опоздает, но и вовсе не придёт.

- Подумайте, Ичиносэ-сэнсэй.

Скрыться за дверью, оставить за спиной пустой класс и Такуми в нем, позволяет выдохнуть и куда более довольно направиться на школьную крышу, чтобы выкурить сигарету и незабвенно полежать, трогаемый только ветром и солнцем, которое едва только начинало греть. В какой-то момент даже все же опускается в сонную дымку, банально задремав, а проснувшись и глянув на часы, даже не подрывается: от второго урока уже прошла половина отведенного времени.

Зато оглушительно чихает, спать весной на холодной крыше - не лучшее решение, но теперь он может со спокойной душой пойти отлежаться в куда более теплом медицинском кабинете. Их школьный врач все равно пинает хуй чаще всего где-то вне кабинета, о чем Оказаки тоже известно, поэтому с давних пор заключён между ними бартер: Син не выдаёт деяний врача, а сам врач отдает запасной ключ от медкабинета в руки Сину.

Поэтому остатки второго урока истории и даже части третьего, коим была литература, Син проводит, лёжа на одной из кушеток, завернуть в одеяло. Успел даже немного выспаться, что только радовало.

Не радовала участь возвращаться в кабинет истории за своими вещами, потому что те оказались взяты в заложники. И одноклассники, которых попросил забрать вещи и перекинуть на следующий урок, не смогли этого сделать, прислав ему грустное сообщение с кучей смайликов, заставившее разве что глаза закатить.

И в итоге, скрепя сердцем, все же отодвинуть в итоге дверь кабинета в сторону, взглядом утыкаясь в профиль Ичиносэ, сидящего за учительским столом.

Благо, что у того, видимо, не было занятия. Или же это оказалось время перерыва. Чужую педагогическую нагрузку Оказаки не знал. Лишняя информация ему ни к чему совершенно.

Проходит к своей парте и оставленным вещам, начиная складывать их в сумку, едва жмуря глаза от отражающихся от стекол лучей солнца и прохладного воздуха, потому что одно из окон было открыто на проветривание. Син даже бросил беглый взгляд на него, ежась от свежего воздуха, следом вскидывая руку, чтобы поправить растрепавшиеся волосы, заправляя короткую прядь за ухо и поднимая взгляд, когда ощущение, что на него смотрят, становится излишне осязаемым.

- Что-то хотите сказать, Ичиносэ-сэнсэй? - Син вешает ручку от сумки на плечо, идя по своему ряду вперёд, останавливаясь возле первой парты и облокачиваясь на ту бедром, складывая руки на груди.

А вдруг этот Ичиносэ все же решил принять его предложение, которое избавило бы от проблем и возможности пересекаться? Мало верилось в это, конечно.

Слишком уж взгляд у Такуми говорил об обратном.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 18:22:38)

+2

7

Син настолько мило хлопает глазками, что в ответ хочется разве что усмехнуться, ведь веры этому парню нет никакой, потому что его настоящего, судя по всему, Такуми увидел еще пару месяцев назад, так что маску примерного подростка и скромного ученика цеплять тот мог перед кем угодно, но не перед новым преподавателем. Фамилию запоминает сразу, едва ли не повторяя следом, чтобы просмаковать ее на языке, но сдерживает порыв, раздумывая лишь о том, что личное дело парня заберет из картотеки сразу же, как освободится, ведь ему дико любопытно, что из себя представляет Син и на что способен по жизни. Хотя, если его до сих пор не отчислили за развязный образ жизни, значит в школе никто из преподавательского состава его тайн не знает.

Кроме Ичиносэ, само собой.
Забавная ситуация, как ни крути.

- Не сделал ее в качестве поблажки к первому занятию в новом учебном году, Оказаки-кун, так что я ни о чем не забыл, не переживай, - едва сдерживается от того, чтобы не отпрянуть назад, когда Син вдруг резко подается вперед, выдерживая пристальный взгляд и даже вскидывая брови, следом искривляя губы в легкой усмешке, мол "и что ты мне сделаешь?". Такуми все еще нервничал, но все же не было похоже, что подросток вдруг решит сдать его за сексуальную связь с несовершеннолетними, потому удается немного расслабиться, пристально наблюдая за тем, как Оказаки укладывает сигарету ему в карман и легко касается плеча кончиками пальцев. Издевается, не иначе. Вот только Такуми сдаваться так просто не собирается.

Тем не менее, когда за Сином наконец задвигается дверь, на мгновение зажмуривается, переводя дыхание и выдавая едва слышное:
- Пиздец какой-то.

Форменный, мать его, пиздец.

То, что Оказаки не явился на второй урок, не удивило совсем, даже оказалось вполне ожидаемым явлением, не смотря на то, что подросток оставил в кабинете вещи, которые забрать мог кто угодно из одноклассников, стоило лишь попросить. Тем не менее, когда один из учеников, сразу после занятия, попытался унести чужую сумку, Такуми тут же его остановил, заодно попросив передать Оказаки, что получит вещи только лично в руки и никак иначе, заодно подчёркивая, что зайти за ними может в любое удобное время.

Едва только за последним учеником закрывается дверь, Такуми поднимается из-за стола и, заперев кабинет на ключ изнутри, возвращается к столу, попутно стягивая с плеч пиджак и вытаскивая из кармана вишневую сигарету, которую долгое время вертит в пальцах, присев на край стола. Ичиносэ помнил аромат табака, исходящий от Сина, слишком отчётливо, тот  ведь дымил везде, практически на каждом шагу: в баре, вперемешку с кальяном, по дороге в отель, в номере как до, так и после секса, даже не потрудившись выйти на балкон. Запах вишни, в последствии, преследовал Ичиносэ в течении нескольких дней, настолько навязчивым оказался аромат, который сложнее всего было вытравить из собственных волос, которые в тот вечер, впрочем, как и всегда, держал распущенными, все же собирать в хвост их не любил, это лишь доставляло мужчине дискомфорт.

Разве что в школе, будучи преподавателем, пришлось переступить через себя и заплести волосы, что в принципе, пережить было вполне возможно, пусть и немного неприятно.
Мелочи жизни, не более.

Тяжело выдохнув, отправляет злополучную сигарету в верхний ящик стола, после чего открывает окно на проветривание, дабы вытравить навязчивый запах, который вряд ли может почувствовать кто-то кроме него самого. Стоя у распахнутого окна Такуми усмехается, подавляя в себе желание закурить прямо здесь, но отбрасывает столь дурную мысль как можно дальше, все же в первый же рабочий день не стоило настолько пренебрегать правилами приличия и пожарной безопасности. Захватив сигареты, телефон и ключи, сбегает из кабинета, мысленно радуясь тому, что у него оказалось сразу два свободных урока в расписании, хоть сначала столь длинное окно между занятиями вызвало лишь недоумение, когда впервые увидел рабочий график, зато теперь у Такуми появилось время привести мысли в порядок. Сходить покурить, купить стаканчик кофе в кофейне через дорогу от школы и зайти за личным делом Оказаки, ведь если у Ичиносэ сразу же появилась возможность его изучить, так почему бы ей и не воспользоваться.

Вернувшись обратно в кабинет, первым делом расплетает волосы, будучи уверенным в том, что до начала пятого урока его никто не побеспокоит и можно позволить себе подобную вольность, пока коротает время за стаканчиком любимого напитка и увлекательным чтивом, в виде личного дела Сина, фотография в котором практически не отличалась от нынешнего внешнего вида парня, что кажется крайне любопытным фактором из жизни Оказаки, ведь Такуми всегда казалось, что любители цветных и ярких окрашиваний, достаточно часто меняют цвет волос, но... Кажется, он ошибся.

Становилось все интереснее, как ни взгляни.

Син в кабинет входит молча и без стука, заставляя вскинуть голову, отвлекаясь от весьма увлекательного чтива, провожая взглядом парня до его парты и не сводя с него глаз, пока тот собирал разложенные на парте вещи обратно в сумку. Пожалуй, стоило сделать ему замечание на тему того, что прогуливать занятия - та ещё отвратительная черта в поведении, но в какой-то момент предпочитает забить, все же это не его проблемы, а пометку об отсутствии на уроке Такуми ему всё равно выставлять не стал, исключительно по доброте душевной. Он бы и вовсе сейчас отпустил Оказаки молча, лишь проводив взглядом, но тот заговаривает первым, не оставляя мужчине выбора.

- Могу сделать выговор за отсутствие на занятии, но не думаю, что тебе не будет на него наплевать, - захлопывает папку, откладывая ту в сторону, лицевой стороной вниз, чтобы лишить Сина возможности лицезреть собственную фотографию на ней и поднимаясь на ноги, обходя стол и присаживаясь на его угол, складывая руки на груди, повторяя позу парня, - Может, назначить тебе отработку? Пропуск практического занятия, в первый же учебный день... Нехорошо, Син, ой как нехорошо.

Пожалуй, Такуми все же издевается, пусть и самую малость. Тем не менее, спускать с рук подобные выходки не собирался, будучи уверенным в том, что если не проявит твердость сейчас, то Оказаки благополучно усядется ему на шею, свесив ножки, чего допускать не стоило ни в коем случае. Рискованно, у того ведь все ещё были все козыри в рукаве, благодаря которым мог обвинить Ичиносэ в сексуальных домогательствах, но кто не рискует, тот не пьет шампанское.

А вот выпить мужчина все же любил, чего греха таить. Правда, чего-нибудь покрепче, само собой.

- Можешь попробовать написать тест прямо сейчас или подойти в течении недели после занятий, решать тебе. Практические задания необходимо сдавать в первую очередь, Оказаки-кун, ведь по их результатам я буду выставлять итоговые оценки по своему предмету. Прими это к сведению и будь добр, не отлынивай. Расслабиться я тебе не позволю.

И плевать, что звучит последняя фраза весьма двусмысленно. Син все ещё его ученик и переступать через эту грань Такуми не намерен.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:25:11)

+2

8

Син не сводит взгляда с учителя, но не сдвигается с места, оставаясь стоять возле первой парты. Даже старается придать лицу очень серьёзное выражение, не смотря на то, что хотелось запрокинуть голову и громко расхохотаться. Выговор ли, отработка ли - не имеет значения, все это звучит слишком смешно из уст человека, который не на много уж и старше самого Сина, раз месяц назад был ещё студентом. В любом случае Оказаки не воспринимал этих "угроз" всерьёз, относясь к ним крайне скептично по большей части. В будущем история ему не нужна от слова совсем, продолжать обучение и поступать в высшее учебное заведение он также не планировал. Поэтому - какой смысл в том, чтобы напрягаться ради не особо нужных знаний? Лишняя информация, совершенно лишняя.

- Я свободно пропускал эти занятия в прошлые года, - выдаёт Оказаки максимально уверенно, даже вполне сурово, правда, после этого вновь расплывается в елейной, крайне сладкой улыбке, от которой может даже зубы свести у другого, но ведь ходить голыми ногами по чужим нервами это всегда очень приятно, - Какой в этом смысл? Эти знания не задержатся в моей голове, они не сделают мою жизнь лучше, не принесут выгоды.

По мнению Оказаки, история - самый скучный предмет в школьной программе. Если захочется узнать что-то из прошлого, то можно всегда заглянуть в интернет и накопать статьи историков, чтобы отчётливо узнать о интересующем периоде. Но чтобы кропотливо сидеть и заучивать все эти тезисы, даты и исторические очерки на миллион страниц? Да просто жизни не хватит на это никакой! И если выбирать, на что потратить вечер - на работу или на заучивание учебного материала, то однозначно Син выберет первое, потому что второе его не прокормит. Если только, конечно, не начать жевать вместо обычной еды страницы учебника, но что-то подсказывало Оказаки, что вкус будет отвратительный.

- И вас совершенно не пугает то, что я могу пойти и рассказать о вашем поведении директору? - Син все же опускает руки, попутно поправляя лямку сумки, и делает шаг вперёд, подходя к сэнсэю ближе. Приходится невольно задирать голову, все также смотря снизу вверх и улыбаясь, когда становится более вплотную к учителю, опираясь руками на стол по обеим сторонам от Ичиносэ. Приподнимается на носки, искоса следя взглядом за лицом Такуми, чтобы склониться ближе к уху, слегка касаясь того кончиком носа.

- Расслабиться и я вам не позволю, сэнсэй, раз не желаете соглашаться на мои условия. Сами в этом виноваты. Я ничего не смыслю в этой вашей истории, так что можете сколько угодно давать мне тесты, я их все вряд ли напишу на тот результат, который вас бы удовлетворил.

Син делает упор на одну из ладоней, чтобы вторую поднять, легко пальцами заправляя прядь распущенных волос учителя. Бросает взгляд через чужое плечо на бежевую папку, лежащую на столе. Усмехается уголком губ, слегка отодвигаясь и убирая ладони, засовывая их в карман свободных форменных штанов.

- Так, дадите? Тест. Мои знания по истории минимальны, если не отсутствуют вовсе. Накинете балл за честность? - голос звучит слишком игриво, будто Син пытается соблазнить очередного спутника или спутницу на ночь, но сейчас ещё горел ярким светом день, поэтому все это могло звучать интимно, но явно не подходяще для школьной обстановки. Хотя при должной фантазии можно заняться сексом и в стенах этого кабинета. Например, разложить на парте. Или же заняться этим, сидя на стуле. На полу слишком грязно, а подоконник отсутствует. Позу стоя тоже никто не отменял.

Думал о полнейших пошлостях Оказаки с совершенно невозмутимо лицом, правда, черти наверняка в глазах плясали отменные и очень тёмные. Син смеётся бесшумно, протягивая руку, намекая на то, что если уж сэнсэй упомянул тест, то пусть даёт его прямо сейчас. Потому что Оказаки не был уверен в том, что почтит своим присутствием следующие уроки истории. Хотя не исключено, что если и почтит, то лишь затем, чтобы на них просто поспать. Потому что исторические знания никак не хотели задерживаться в голове Оказаки.

С тяжёлым вздохом он смотрит на предоставленные листы, достаёт ручку из сумки, которую следом легко забрасывает на соседнюю парту. Подписывает свое имя сверху на листе и указывает класс. Обычно на данный тест дается час времени, но Син справляется за десять минут, просто понаставив галочки на тех ответах, которые ему наиболее симпатичны. Все равно в голове ничего нет, только какие-то отголоски того, что пытался заучивать в средней школе, когда оценки ещё хоть как-то могли удержать Оказаки в дисциплинной приличности.

Поэтому когда он чинно убирает шариковую ручку в карман и складывает листы вместе, ложа их на край чужого стола, Оказаки вновь усмехается, медленно обходя стул, на котором сидел сэнсэй, останавливаясь за его спиной и наклоняясь, позволяя улавливать вновь исходящий от него аромат вишни.

- Интересное чтиво, Ичиносэ-сэнсэй? - Син проводит по бежевой папке на столе, слегка стуча по той пальцами. Даже не видя лицевой части, ему не составляет труда догадаться о том, какое содержимое крылось в ней. Оказаки всё равно, что написано в деле, правды там всего процентов двадцать. Вся его жизнь и проблемы на бумагах все равно не значатся, как и слабые места тоже. Лишь сухие факты, бесчувственные типичные слова. Сложно сделать по ним выводы.

- Не ходите по краю, сэнсэй, а то не сможете здесь долго проработать.

Не угроза, пока что только предупреждение, сказанное томным шёпотом над ухом. И пусть только попробует Ичиносэ не поддаться на его выходку. Пусть только попробует.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 18:22:50)

+2

9

Син - самое настоящее стихийное бедствие, свалившееся ему на голову в первый же рабочий день. Знай Такуми, что однажды переспал со школьником, да ещё и столь беспардонным, точно бы зарёкся идти преподавать в старшую школу или хотя бы попытался разузнать заранее, с кем именно ему придется иметь дело, пусть это и довольно непростая задача. Тем не менее, ошибка уже совершенна, причем не одна и теперь оставалось лишь держать лицо, не поддаваясь на откровенные провокации, направление которых, пока что, Ичиносэ определить до конца не смог. То ли Оказаки нарывается на откровенную агрессию, то ли просто играет на нервах, издеваясь и пытаясь соблазнить, всеми этими ужимками и томными интонациями, на которых явно делает акцент в речи. Черт его знает, что у этого парня в голове, но в одном Такуми был уверен наверняка - поддаваться не стоит.

Ни в коем случае.

- Может и пугает, как знать, - Ичиносэ неопределенно пожимает плечами, в следующее мгновение делая глубокий вдох и замирая, словно превратившись в статую, потому что шепот на самое ухо - это уже чересчур. Син нарывается по полной программе и Такуми действительно сложно не съязвить в ответ, не склониться также к чужому уху ради томного шёпота или вовсе не прижать к себе Оказаки, прикоснувшись губами к светлой коже на шее, как делал это в прошлый раз, два месяца назад. Попахивает наваждением, где-то на грани с сумасшествием, не иначе. Пальцами крепко впивается в края столешницы, сжимая те практически до судорог, но действие это отрезвляет и на следующее высказывание Сина уже не реагирует столь бурно, оборачиваясь через плечо и забирая со стола пустой распечатанный тест, заготовленный заранее, протягивая его парню. Собственно, почти наплевать, как тот его сдаст и доберется ли хотя бы до среднего балла, Такуми просто хотел, чтобы Оказаки наконец отстранился и позволил нормально вдохнуть, без риска захлебнуться ароматом тяжелого табака и вишни.

Интересно, еще не поздно уволиться?
Хотя нет, так просто он не сдастся и не сбежит. Не в первый же рабочий день, в конце концов.

- Балл за честность идея, конечно, отличная, но для начала я хотел бы удостовериться в том, насколько все плохо в твоей голове, относительно моего предмета, - голос, на удивление, ровный, даже без хрипотцы или еще какой дряни, имеющей возможность выдать эмоции Такуми с головой: здесь и доля страха, и сомнения в правильности собственных действий, и определенная доля возбуждения, все же Оказаки был в его вкусе, чего греха таить, иначе они бы не переспали в прошлом. У самого же Сина на лице непроницаемая маска, разве что в глазах творится какой-то пиздец, который заметил еще пару часов назад, ведь черти так и продолжали в них отплясывать, позволяя Ичиносэ окончательно взять себя в руки.

Он просто издевается, не более.
Не каждый ведь день выпадают карты на руки, в которых дозволено давить на учителя, практически не рискуя отхватить в ответ. Такуми и сам бы подобным воспользовался, будь он подростком и все еще школьником. Никогда ведь не был примерным, а теперь собрался еще чему-то детей учить. Долбоеб, не иначе.

Возвращается на свое место, надеясь получить хотя бы минут тридцать спокойствия, будет вполне достаточно, но отвлечься не выходит от слова совсем, даже принявшись за проверку тестов сданных одноклассниками Оказаки, все равно невольно поднимает на него взгляд, снова и снова, отмечая мгновенно, что тот совершенно не задумывается над ответами. Действительно ничего не смыслит в истории или просто продолжает издеваться? Как знать, но Син справляется с заданием чересчур быстро и Такуми поднимает голову лишь для того, чтобы попрощаться с нерадивым учеником, но тот оказывается быстрее, от чего Ичиносэ едва ли не закатывает глаза, благо, что парень стоит у него за спиной и не может этого видеть.

- Не особо. Хотя теперь я знаю, сколько тебе на самом деле лет, где ты живешь и что средний балл у тебя действительно неплохой. С историей-то, что не так, Син? Или тебе все оценки ставят за одно лишь твое существование?

Старается глубоко не дышать и даже отстраняется от спинки стула, подаваясь чуть ближе к столу, надеясь тем самым удержаться подальше от Оказаки, который личное пространство нарушает даже не задумываясь, судя по всему, а может и вовсе делает это специально, что более вероятно, чем заставляет чувствовать себя полнейшим идиотом, который либо не понимает прямых намеков, либо не осознает, что Син действует исключительно издевательски, чтобы после вдоволь насладиться поражением преподавателя. Такуми бы отключить эмоции и включить наконец мозг, но прямо сейчас сделать этого не выходит, потому предпочитает не реагировать и не давать поводов посмеяться над собой в последствии.

Но очередная угроза, сказанная тихим шепотом, заставляет отступиться от первоначального плана и в голос рассмеяться.

- Где же я прошелся по краю, может расскажешь? - успокоившись, чуть сползает вниз по спинке стула и запрокидывает голову назад, глядя на стоящего за спиной Оказаки снизу вверх, широко улыбаясь, - Если ты пытаешься меня запугать, то это бесполезное занятие. Статьей я успел напугать себя сам, так что... Дальше, что будешь делать? Расскажешь?

Не сразу замечает, как и сам перешел на интонации, далекие от учительских, словно вдруг решил позаигрывать с учеником, но в принципе - уже глубоко наплевать. Правил игры Такуми пока не понимает до конца, но все же рискует в нее вступить, ведь в противном случае, скорее всего, Син будет издеваться над ним до скончания веков.

Допускать подобного по отношению к себе Ичиносэ не станет.
Не на того напал, дорогой.

- Не забывай, что я тоже могу тебе испортить жизнь.
И нет, это не угроза. Всего лишь предупреждение.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:25:30)

+2

10

Следить за реакцией сэнсэя сплошное наслаждение, забавное в какой-то мере, потому что как бы парень не старался скрывать этого, держаться, на каком-то интуитивном уровне Оказаки чувствовал, что срывает один замок за другим, словно по щелчку пальцев, которыми оказываются его слова, его манерная близость или шепот возле чужого уха. Поэтому запоминал, отмечал у себя в памяти, складывая в копилку добытых знаний об учителе истории. Жаль, наверное, что эти знания не касались самого предмета, который преподавал Ичиносэ-сэнсэй. Хотя - нет, не жаль. Лучше потратить время на изучения людей и их психологии, чем пытаться вогнать в свою память что-то из данного предмета, тяги к которому не находилось совершенно.

Поэтому подоставать учителя чисто из праздного интереса оказалось весьма привлекательной идеей, при условии, что тот оказывал достаточное сопротивление и оказался тем еще упрямцем, который пытался спрятать свою истинную натуру. Но разве удастся это сделать тому, кто только недавно перестал быть студентом и ступил на путь взрослой жизни? Оказаки думалось, что это наверняка крайне сложно пытаться вести себя, как все эти старые занудные старики-преподы, пытаться прибавлять себе возраст и должное уважение. Может, с другими его одноклассниками, параллелью или кохаями это сработает, но явно не с ним, кто в целом знает, на что способен Ичиносэ не в рамках школьного кабинета.

- Где я живу, значит... Хотите заглянуть ко мне в гости? - вопрос крайне провокационный, в который Син вкладывает легкую усмешку, но вовсе не стремится действительно дать приглашение сэнсэю, потому что адрес, указанный в личном деле, является домом, но не его. По этому адресу проживает его отчим и брат, которые после смерти матери не хотят иметь ничего личного с ним. Оказаки, сохранивший фамилию матери, обладает тем же желанием, не горя оптимизмом связываться с семьей, к которой эмоционально привязан лишь минимально. Адрес снятого жилья в личном деле, естественно, указан не был, иначе у воспитательной коллегии явно появилось бы много вопросов к нему и его так называемой семье, с которой Син условился, что не доставит проблем и из его школы отца не будут беспокоить звонками. Поэтому Оказаки вел себя примерно, имел хороший средний балл, разве что только с историей и физкультурой у него отношения не задались, но это было поправимо, - Если бы мне оценки ставили только за одно мое существование, то насколько бы все просто оказалось, сэнсэй. История крайне скучная и занудная, не в обиду вам, конечно же.

Возможно роль в восприятии этого предмета сыграло то, что в свое время она преподносилась в крайне унылом варианте, не вызывающим ответного желания её изучать. Уже позднее Син понимал, что все дело в учителе, который и сам не стремился доводить знания до голов учащихся, отводя уроки лишь для галочки и получения заработной платы. Поэтому теперь уже крайне поздно заинтересовываться предметом, вызывающим разве что сонный зевок, стоит только открыть учебник. Ичиносэ тут не причем, это отношение сформировалось задолго до его появление в качестве учителя здесь.

Син опирается ладонью на чужой стол, нависая над Такуми, смотря на него сверху вниз и растягивая губы в улыбке, прыснув в итоге и засмеявшись, слегка щуря от смеха глаза. Странно, что всё вышло именно так. Насколько иронична судьба, что заставляет теперь флиртовать и заигрывать с учителем, которому бы явно светила статья, будь на месте Оказаки кто-то другой. Син не понимал эту необъяснимую тягу, поэтому просто не задумывался над тем, что делает, принимая это как за попытку разнообразить свою школьную жизнь на последнем году обучения.

- Прямо сейчас, сэнсэй, оставляя меня здесь и заставляя решать этот ваш тест. Распустили волосы, почти лежите на стуле, не опасаясь того, что я могу доложить и об этом тоже. Я вовсе не пытаюсь вас запугать, просто вам не стоит расслабляться здесь, сэнсэй. Директор иногда любит заглянуть, можете получить выговор за такой вид и предупреждение. Вам не понравится, если он начнет вас отчитывать. А ему нравится это делать не тет-а-тет, а на виду остальных учеников.

Склоняется еще ниже, едва не касаясь кончиком носа чужого лба, лишь смотря с долей откровенного снисхождения в глазах, будто поясняет своему кохаю, как правильно переходить проезжую дорогу, забивая на тот факт, что Ичиносэ старше его самого. И что в подобных разговорах тот явно не нуждается, но Сину откровенно плевать, он просто делает то, что хочет, нисколько себя не ограничивая.

- Давайте тогда друг другу испортим жизнь, Ичиносэ-сэнсэй, - Оказаки склоняется ниже, легко, крайне невесом касаясь губами чужих губ, отстраняясь после, выпрямляясь, словно ничего такого не сделал и с вполне довольным видом возвращается к оставленной сумке, чтобы вновь закинуть её на плечо и свободно, с чувством исполненного долга двинуться к выходу, ничего больше не говоря, не прощаясь, лишь захлопывая за собой дверь класса, сверяясь со временем, отсчитывая секунды до звонка, который разносится вовремя.

Остатки уроков Оказаки просиживает чинно, умудряясь на литературе сорвать себе несколько баллов в карму за написанную поэму в качестве домашнего задания. Кто-то из девочек даже снимает его на камеру, чтобы выложить в сеть и поделиться, правда, к счастью, он оказывается засвеченным светом, потому что снималось против окна, поэтому в принципе не различить его лица, только голос, который захватывает достаточно много лайков. Син их видит уже после уроков, когда следует до своей квартиры, чтобы оставить школьную форму, переодеться и отправиться на работу. Невольно щелкает по страницам одноклассниц, зная их пытливость, и оказывается прав, когда в страницах подписок находит нового учителя истории. Оказаки заходит на его страницу и листает фотографии беглым взглядом, останавливаясь на одной из них и увеличивая пальцем, невольно замирая.

Все же Ичиносэ был привлекательным на внешность, наверняка в школе и дальше за ним бегало множество девчонок. Странно, что получилось некоторое время назад вскружить ему голову и провести ночь, но чему-либо Оказаки не удивлялся уже. Ныне под воздействием атмосферы, алкоголя и сигарет может и не так унести.

Подработка в хост-клубе проходит без лишних проблем, устроиться в него год назад было лучшей идеей, потому что вытягивать деньги из клиентов, с которыми достаточно просто улыбнуться и показать свое внимание, слушая их, оказалось ему по силам. Милая внешность, броская одежда делала его наиболее популярным среди дам зрелого возраста, которым порой необходимо было выговориться за бокалом вина или игристого.

В перерыве Син вышел на площадку между близко расположенными зданиями, прикурив и решив прогуляться недолго. Зажав сигарету между губ, он свернул на тротуар и неспешным шагом пошел мимо различных ярких вывесок. Атмосфера вечерней яркой Гиндзы всегда привлекала его внимание, заставляя мечтать о том, как однажды сам разбогатеет и будет посещать этот район не как работник одного из заведений, а как посетитель.

На светофоре останавливается, ожидая, когда загорится зеленый, стряхивает пепел в ближайшую урну, выдыхая привычный дым, и вновь затягивается, невольно проходясь взглядом по толпе с противоположной стороны тротуара, которые также ждали сигнала идти. И почему-то Син не удивляется, когда в одном из лиц видит Ичиносэ. Встречается с ним взглядом, смотря неотрывно и не двигаясь с места, даже когда загорается зеленый свет, разрешающий переход проезжей части.

Интересно, это случайность или целенаправленная встреча?

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 18:23:00)

+2

11

План не реагировать на издевки провалился с треском, при этом виду, насколько это в принципе выходило возможным, Такуми все еще старался не подавать, хотя на словах сдерживался с трудом, не следя за интонациями и тем, что говорит. Оказаки всем этим пользуется, умело играя на нервах, цепляя самые чувствительные из них, вероятно, имея огромный опыт в издевках и давлении: кто послабее наверняка бы сломался сразу, в первый же день, но не Ичиносэ. Син все еще не на того нарвался, жаль только, что изначально не ясно, к какому именно итогу это приведет.

- Что ты, мне достаточно видеть тебя в стенах школы, так что можешь не переживать. На счет занудства моего предмета, не вижу смысла обижаться, зато вижу смысл попытаться тебя переубедить в высказанном мнении. Было бы желание, как говорится.

А оно у Ичиносэ определенно имелось, жаль только, что учебы никак не касалось, разве что самую малость, ведь связано было с учеником, который по уровню восприятия на подростка не тянул вовсе, хотя Такуми вдолбить бы себе в голову, что разница в возрасте у них с Оказаки хоть и не велика, но проходит через ту грань, через которую переступать не стоит ни в коем случае, не говоря уже о том, что статус учителя навешивал огромное количество ярлыков, обязующих держать себя в рамках и контролировать даже в мелочах.

Тем не менее, он действительно практически лежит под склонившимся над ним Оказаки, распустив волосы и глядит на парня взглядом замутненным, не дергаясь, даже когда тот наклоняется предельно близко, заглядывая в глаза, заставляя тем самым припоминать их прошлую встречу, едва ли не в мелочах, от чего едва заметно учащается дыхание и ускоряется пульс, благо, что хотя бы второе точно останется незамеченным.

- Какая забота, но я учту твой совет касательно директора и его показательных наказаний. Кстати, я имел полное право оставить тебя писать тест, так что в одном ты однозначно ошибаешься, Син. Теперь же, будь добр, отправляйся на занятия и постарайся не прогулять оставшиеся уроки на сегодня.

Звучит слишком... Поучительно, что ли, хотя Такуми ведь глубоко наплевать на посещаемость Оказаки, если это не касается непосредственно его предмета, ведь он не классный руководитель, не опекун и уж тем более не нянька столь великовозрастному ребенку. Выставить бы его за дверь, собрать волосы и выйти покурить, пока не начался следующий урок, но даже рта раскрыть не успевает, потому что чужие губы накрывают собственные, от чего Ичиносэ широко распахивает глаза от удивления, провожая взглядом спину уходящего ученика, приходя в себя, только когда за ним закрывается дверь. Выдыхает с шумом, усаживаясь ровно, немного дерганными движениями начиная укладывать волосы в высокий хвост. В голове все мысли звучат исключительно матом, но остатки холодного кофе и пара сигарет, выкуренных за пределами территории учебного заведения, немного приводят в чувства, позволяя начать мыслить более менее спокойно, без скачков настроения и состояния, благодаря чему последующие два урока проводит легко, практически не отвлекаясь на посторонние мысли и даже приход директора, посреди одного из них, совершенно не смущает, особенно если учесть, что Такуми отчасти оказался подготовлен к этому визиту, благодаря Оказаки. Неприятно, но жить можно, лишь бы это не вошло у мужчины в привычку на ежедневной основе.

Уже собираясь домой, замечает на телефоне сразу несколько уведомлений из соцсетей, негромко рассмеявшись, осознав, что несколько школьниц достаточно быстро нашли его аккаунт, вероятно, надеясь отыскать что-нибудь интересное или компрометирующее, но Ичиносэ не слишком любил вести социальные сети, а перед устройством на работу и вовсе подчистил все то, что хоть немного могло опорочить его репутацию, поэтому в сети возможно было найти небольшое количество собственных фотографий, пара записей того, как мужчина играет на гитаре и рандомные фото с котами, небом, природой и прочей нейтральной дрянью. Ничего особенного, все как у всех. Зато у одной из подписавшихся девушек находит свежее видео, невольно залипая, сразу же осознав, кто на нем заснят, исключительно по голосу и... У Оказаки поставленный голос, потрясающий тембр, ему бы работать в этой стезе в будущем, возможно даже петь, все же звучит каждое слово слишком красиво, заслушиваешься невольно. Такуми пересматривает видео несколько раз, после чего зачем-то забирает чужую сигарету из ящика стола и прикуривает ту по пути домой, выдыхая насыщенный ароматом вишни дым из легких.

Делает едва ли не все для того, чтобы лишить себя возможности выкинуть Сина из головы.
Возможно, именно поэтому вечером решает отправиться в бар, пропустить пару стаканчиков и хоть немного расслабиться, не планируя ничего больше, все же завтра ему необходимо явиться в школу, пусть и ко второму уроку.

Звучит почти абсурдно. В школу, блять.
Любой из преподавателей Ичиносэ наверняка бы ужаснулся, узнай, чем решил зарабатывать на жизнь не самый примерный ученик, пусть и с довольно высоким средним баллом. Впрочем, людям ведь свойственно исправляться, не так ли?

Из мыслей выдергивает промелькнувшее в толпе лицо, от одного вида которого приходится бороться с желанием закатить глаза, потому что встретить в Гиндзе Оказаки мужчина хотел в последнюю очередь, по крайней мере - сегодня. Тем не менее, движется навстречу, переходя дорогу на зеленый сигнал светофора, в противовес замершему на месте парню, укладывая ладонь тому на плечо, слишком по-свойски, словно они давние друзья, утягивая за собой по тротуару, делая при этом глубокий вдох, вдыхая аромат вишни. Снова.

Скоро этот запах будет ассоциироваться с собственным проклятием, не иначе.
И с Сином. Потому что сигаретами от того пахнет всегда, кажется.

Сколько же он выкуривает, интересно?
Хотя, пожалуй, это последнее, что должно интересовать сейчас Ичиносэ.

- Думаю, мне стоит конфисковать у тебя поддельные документы, чтобы лишний раз тебя здесь не встречать, Син, - заправляет прядь за ухо, все же вне работы предпочитает носить распущенные волосы, одновременно убирая руку с чужих плеч, дабы не перегибать палку и не привлекать ненужное внимание, - Уже довольно поздно, школьникам в такое время лучше быть дома. Ищешь неприятностей?

У Такуми в голосе неприкрытая издевка, а на губах усмешка, когда прикуривает собственные сигареты, которые, на фоне опробованных сегодня вишневых, кажутся теперь не такими крепкими, как обычно, хотя по содержанию никотина они не слишком отличаются, на минимальные доли процентов, но Ичиносэ определенно чего-то не хватает. В принципе, мужчина даже прекрасно понимает, чего именно, отсюда и возникает следующая просьба.

- Угостишь сигареткой? За это даже закрою глаза на твое местонахождение здесь, хоть мне и любопытно, в какое именно заведение ты направишься.

Звучит отвратительно, понимает прекрасно, пока выдыхает дым от очередной затяжки и отправляя недокуренную сигарету привычной марки в ближайшую урну. Нет, менять их окончательно Ичиносэ не станет, но попробовать изменить привычкам всего на один вечер, казалось неплохой идеей, пожалуй.

Даже не смотря на то, что сделать Такуми это собирался в основном из-за собственного ученика.
Попахивает бредом, как ни крути.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:25:55)

+2

12

Если не хочешь проблем, то обычно обходишь стороной всё то, что может их вызвать. Такуми, видимо, был не из таких, хотя любой другой на его месте явно сделал бы вид того, что не заметил Оказаки, и ушел в другом направлении. Однако Ичиносэ-сэнсэй шел целенаправленно на него и Син очнулся от наваждения только тогда, когда тот поравнялся с ним, за плечи разворачивая обратно, идя по той же дороге, по которой шел до этого сам Оказаки. Перехватывает губами сигарету, не понимая, почему сбилось на мгновение дыхание, но выдыхает дым прямо перед собой, не вырываясь и не дергаясь, лишь косясь на руку. Непонятная какая-то херня происходит.

Почему из всех мест именно в Гиндзу решил заявиться сегодня Ичиносэ? Неужели мало других мест, чтобы провести время? Задумываться о чем-либо не хочется, хотя бы потому что не его это дело. Все, что касалось школы, заканчивалось со звонком последнего урока и оставалось  лежать дома, где оставлялись все вещи, которые могли бы выдать в нем учащегося. Поэтому все проблемы, домашки или ещё какие разговоры и дела, происходящие и относящиеся к старшей школе, в вечернее время игнорировались Сином всегда. Включая людей. А Ичиносэ одним своим внезапным появлением вылезает, как черт из табакерки, напоминая о том, кто он есть на самом деле.

Не очень-то такое приятно, хотя и добавляет определенной остроты в происходящее.

- Может, вам самому бы стоило не появляться здесь в компании ученика, сэнсэй? - Син дергает плечом до того, как с него исчезает чужая рука, затягивается снова и усмехается, после не выдерживая и смеясь, - Какая забота. Школьникам давно нужно быть дома, но я-то в данный момент им не являюсь, поэтому ко мне это никак не относится. А неприятности я уже нашел.

Оказаки поворачивает голову и прямым взглядом смеряет учителя, намекая, что под своими неприятностями он подразумевает непосредственно его самого. Улыбка сама возвращается на лицо, потому что сложно избавиться от неё и вести себя как-то иначе, когда рядом оказывается Ичиносэ, одним своим видом провоцируя его. И волосы распущенные, и одежда другая, и в целом выглядит тот не столь занудно, как утром, в стенах школы. Син переводит взгляд обратно перед собой, прикидывая мысленно, что столь неторопливым шагом ему как раз хватит времени дойти обратно к окончанию перерыва. Ещё час работы, обслужить одну дамочку и можно будет пойти домой, чтобы принять душ, перехватить что-нибудь на перекус и сделать домашку на завтрашний день, который в процессе всего уже станет сегодняшним.

- Вам нет никакой выгоды выдавать мое местоположение, - Син на мгновение останавливается, чтобы вытащить из кармана пачку сигарет, доставая одну и протягивая её сэнсэю. Дожидается, пока тот соберется прикурить, чтобы выше запястья перехватить руку с зажигалкой, опуская её. Приподнимается на носки, кончиком своей тлеющей сигареты касаясь чужой, дожидаясь, пока по тепловой реакции передастся медленное тление другому. И разворачивается как ни в чем не бывало, продолжая путь дальше, - Считайте, что я услужливо вам и прикурить тоже дал. Сойдет за бонус к тому, чтобы сохранить мою маленькую тайну?

На самом деле Сину было глубоко все равно на то, попытается ли Ичиносэ рассказать что-то о том, что ученик старшей школы ошивается вечерами в Гиндзе и работает по поддельным документам. В обратном случае ему найдется, что рассказать директору о Такуми, поэтому стоило благоразумно предполагать, что никому из них не хочется портить жизнь и карьеру ближнему своему. Отказаться от подработки Син также не мог, потому что это всецело его обеспечивало и другой источник доходов искать не хотелось. Если он лишится этого, то остается только один путь, по которому Оказаки идти не особо хотелось. Проституция. Это ещё хлеще, чем он занимался сейчас и могло приписать еще больше минусов в собственную карму, как и проблем со здоровьем.

Хотя и к этому виду заработка Оказаки относился философски просто. Оно лежало в качестве запасного варианта, если нынешняя подработка пойдет по пизде. Не очень подобного хотелось, а куда деваться? Некуда абсолютно.

Поэтому что бы там сэнсэй не говорил, Син продолжит проводить свои вечера здесь.
В конце концов тот никакого права не имел ни поучать его, ни строить из себя охуеть какого крутого заботливого взрослого.

- А дальше нам придется расстаться, вам сюда нельзя, сэнсэй, - Син привычно тянет гласные в обращении, останавливаясь возле входа, вывеска которого горела неоновыми огнями, возвещая о том, что здесь находится элитный хост-клуб, - Но если вдруг захотите попасть внутрь, то скажите, я дам вам номер подпольной клиники здесь же, в которой в считанные часы меняют пол.

Издевается Син лишь отчасти, клиника такая действительно существует и работает, находится в улицах трех от нынешнего местоположения и пользуется вполне естественным успехом. Оказаки за прошедшее время успел изучить достаточно много заведений в Гиндзе и по рассказам дам, и по собственным убеждениям, согласно юношескому любопытству, поэтому Син знал, о чем говорил.

- Если хотите, то можете подождать меня. Моя смена заканчивается через час, - Оказаки слегка сжимает за плечо учителя, заставляя склониться, чтобы прошептать ему эти слова на ухо, неизменно улыбаясь, чтобы после легко отпустить и скрыться за дверью помещения, куда его пропускают без проблем, потому что одного из самых популярных хостов здесь знали очень уж хорошо. На самом деле Син бросает эти слова в шутку, не надеясь на то, что Ичиносэ действительно его дождется, потому что смысла в этом нет никакого. Они друг другу никто, чтобы поджидать, когда кто-то закончит работать. Всего лишь сэнсэй и ученик.

Которые однажды переспали, но с кем не бывает, да?

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 18:23:13)

+2

13

- Если ты сейчас не являешься школьником, значит, я все же не в компании ученика, беспокоиться не о чем. Поправь, если в моих словах отсутствует логика, я ведь основывался на твоих рассуждениях, - награждает Оказаки ответной улыбкой, при этом прекрасно понимая, что заметь их кто-нибудь из школы вместе, бредущих по улице сродни старым знакомым или даже друзьям, то вопросы определенно возникнут, причем в основном к Ичиносэ, как к преподавателю и взрослому мужчине, в первую очередь. Не стань Такуми учителем, было бы в разы проще, все из-за той же относительно небольшой разницы в возрасте, которую и помехой в общении не назовешь, дружить ведь не обязательно исключительно с ровесниками.

Зато приятельство с собственным учеником могло привести к огромным проблемам.
Не говоря уже о том, что их связало при знакомстве на самом деле: стоило хранить информацию об этом как тайну, за семью печатями, не иначе. Впрочем, судя по всему, они оба это осознавали - все же неприятности тогда бы преследовали не только Ичиносэ и Син, казалось, это понимает. В противном случае, наверняка бы уже сдал сэнсэя с потрохами, не задумываясь о последствиях.

Хотя, кто знает, что у этого подростка на уме. Тот все еще казался крайне непредсказуемым человеком.

- Ты прав, но теперь у нас обоих есть нелицеприятная информация друг о друге, которая может испортить обоим жизнь, - Такуми кивком головы благодарит за сигарету, собираясь тут же прикурить, но чужая ладонь на собственном запястье заставляет устремить удивленный взгляд на Оказаки, опуская руку и делая глубокий вдох, плавно перерастающий в затяжку, после которой хватка ослабевает, а ощущение от нее на оголенной коже - нет. Син, судя по всему, продолжает начатую днем игру, стараясь вызвать у Ичиносэ определенные эмоции и ему, чего скрывать, действительно это удается и для этого даже не стоило прикасаться, мужчина и без того реагировал на подростка чересчур остро, при этом откровенно опасаясь собственной реакции, которой быть не должно, ни в коем случае.

Вот только одно дело - понимать это головой, а вот другое - подчинить тело, которое реагировало иным образом.
Какое же блядство.

- Что-то подозрительно много тайн у тебя накапливается, Оказаки-кун. Но, так и быть, сегодня я закрою глаза на нашу встречу здесь, а в следующий раз, если он случится, придется придумать что-нибудь новенькое.

Такуми оказывается разбит в пух и прах, потому что его вновь ведет: от запаха сигарет, от никуда не ушедшего ощущения прикосновения пальцев к своей коже, от заискивающего тона парня и тихого шепота на ухо, когда Син говорит о том, что его рабочая смена почти завершилась. Тот факт, что пунктом назначения Оказаки стал хост-клуб, от чего-то не удивляет, лишь заставляет едва слышно усмехнуться. Работа хостом парню подходила, с его манерным обольщением, обаянием и милым личиком, отбоя от постоянных клиенток, которым не хватало мужского внимания, наверняка не было. Интересный способ заработка, вот только под ребрами ощущает укол болезненный, неприятный, природу которого Ичиносэ объяснить не может, да и не особо хотелось.

Зато теперь, у него есть час на то, чтобы прийти в себя и попытаться подобрать подходящую модель поведения в общении с Сином.
Если только тот не переломит ее с треском в первую же минуту. Хотя бы попытаться стоило, чего уж.

Планируемый ранее поход в бар отменился заочно, вместо этого Такуми взял стаканчик кофе навынос из кофейни неподалеку и заглянул в ближайший магазин, чтобы все же купить пачку вишневых сигарет, на всякий случай. Почему-то казалось, что если удастся ими накуриться, наваждение спадет само собой, без дополнительной помощи со стороны мужчины, но две подряд выкуренных сигареты только усугубляют положение, от чего возвращаться к дверям хост-клуба не просто, приходится подавлять желание сбежать сломя голову, ровно до того момента, пока в поле зрения не показывается Оказаки, на которого смотрит с улыбкой, отнимая сигарету от губ и отрываясь от ограждения, разделяющего дорогу и тротуар, делая пару шагов вперёд, навстречу парню, мысленно надеясь на то, что развернувшуюся сегодня битву он не проиграет, а хотя бы сможет вывести в ничью.

- Возвращаю должок, - вытягивает сигарету из пачки, передавая Оказаки, следом коротко затягиваясь от своей, добивая до фильтра, -  Думал не возвращаться, но после решил, что лучше тебя провожу, хоть сейчас ты и не мой ученик, но я чувствую некую ответственность, раз встретил тебя так поздно вечером. Идем.

Отмазка звучит так себе, вернулся ведь явно не за этим, хотя желание приглядеть за Сином все же имелось, но не было основным поводом для продолжения банкета. Оглядывается на двери покинутого им заведения, едва ощутимо хмурясь, сводя брови ближе к переносице: знает ведь прекрасно, в каком формате проходят там встречи, исключительно разговорном, не иначе, но наверняка многие пытаются утянуть Оказаки за стены клуба, предлагая повысить градус встречи и Такуми не удивится, если тот на подобное иногда соглашается.

Почему-то глядя на него, представить такое было слишком просто.
И неприятно, блять.
Приехали.

- Я пойду тебе на уступку, - начинает сразу, едва только успев перевести дыхание и двинувшись вниз по тротуару, в выбранном Оказаки направлении, - Не думаю, что работать в свои годы ты решил добровольно и не хочу знать причин для этого. При условии, что ты не будешь пропускать мои занятия, я вытяну тебе средний балл, но для этого тебе все же придется вложить в голову хотя бы минимум знаний по истории. Составлю для тебя индивидуальную программу, ничего сложного, к тому же, отвечу на любые твои вопросы. Согласен на мои условия?

Думать о том, что заниматься с Сином индивидуально - сродни самоубийству, особенно, если тот не изменит манеру поведения, что вряд ли. Такуми не кремень, не удерживается даже от того, чтобы замерев на пешеходном переходе, в ожидании смены сигнала светофора, провести пальцами по плечу Оказаки, смахивая с него лепестки сакуры, которая в это время года летает везде и всюду, застревая на вещах и в чужих волосах, из которых Ичиносэ также вытягивает пару лепестков, после чего склоняется к уху парня, выдыхая едва слышно:

- Начнёшь учить хоть что-нибудь и я предоставлю тебе ответы на итоговые тесты. Сойдет как бонус, за твое примерное поведение?

Мог обсудить все это в школе, задержав Оказаки после урока. Вот только стоя посреди ночной Гиндзы, шепотом, практически цепляя губами чужое ухо, обжигая кожу горячим дыханием, выходит гораздо интереснее.

Не вписывается в рамки обещания испортить Оказаки жизнь, но... Не только же подростку использовать запрещённые приемы, не так ли?

Такуми, в конце концов, проигрывать в этой войне не собирался.
Пока что.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:26:12)

+2

14

Конечно, они знали друг о друге уже слишком много и ничего конкретно. Однако что Ичиносэ, что Оказаки могли в случае чего апеллировать имеющимися знаниями против каждого, и сложно тогда сказать, кто выйдет победителем из этого противостояния. Будь они героями какой-нибудь манги, то обязательно столкнулись бы в пафосной бойне, но подобный исход не приемлем, что Син весьма понимает. Он не сторонник такой борьбы, зато вести её по своим собственным правилам и методам - это одна из основ его успевшего сложиться характера. Он не испытывал к Такуми ненависти, наоборот совершенно, и все же так легко сдаться, от ступив от своих принципов, не мог, хотя глубоко в душе понимал, что все это бессмысленно и не тянет за собой ничего, кроме бесплатного развлечения.

И все же в какой-то мере доставать сэнсэя было забавно. Оказаки очень нравилась реакция на него, которую удавалась считывать по взгляду или неосознанным движениям, которые немного нервные, зато с головой выдают и говорят о многом. Син думает обо всем этом, пока принимает очередную клиентку, мило той улыбается, щедро доливая красного вина в высокий на ножке бокал. Он бросил на прощание, что сэнсэй может его подождать, но сам далеко не рассчитывал на подобное, даже слегка выкинул это из головы, сосредотачиваясь на работе, где женщина настойчиво призывала к тому, чтобы он тоже выпил бокал вина вместе с ней. Только было неоспоримое правило в заведении, запрещавшее употреблять алкоголь на работе, даже когда нужно развлекать дам. Позволительно только с постоянными клиентами, и то - не со всеми. Поэтому и сейчас также пришлось вежливо отказаться, переводя разговор в иное русло. Хотя напиться был бы не прочь, все-таки день выдался не из легких сегодня.

Проводив последнюю клиентку, Оказаки переоделся, накидывая сверху на толстовку кожанку, чтобы стоя на пороге клуба, устало разминая шею, уткнуться взглядом в ожидавшего его Ичиносэ. Удивления Син никак не подает, лишь медленно спускается по короткой лестнице, засовывая руку в карман, чтобы достать сигарету, но невольно втягивает носом воздух, после приглядываясь к сигарете, которую курил учитель, и едва сдерживаясь о того, чтобы неприлично громко расхохотаться. Неужели так зашли его сигареты, что за это время Ичиносэ успел купить аналогичные? Даже если просто вернуть долг, что непохоже, потому что видно же, что зашло именно настолько, что вызывало моментальную привычку.

Или же подобным образом сэнсэй стремился восполнить пустоту рядом с собой в ожидании?
Если выкурить сигарету объекта воздыхания, то можно почувствовать, что он рядом с тобой. Также ванильно расписывают все эти влюбленные девицы его возраста в своих блогах, да?

- О, - коротко реагирует Оказаки, принимая сигарету, незамедлительно обхватывая губами фильтр и из кармана доставая только зажигалку, чтобы глубоко вдохнуть и затянуться. Чтобы тут же легко усмехнуться, поднимая взгляд на сэнсэя, взглядом выражая о том, что он думает по поводу того, что его столь уважительно и галантно решились проводить до дома. Это чтобы он не свернул по пути в клуб, оставшись там до утра? С чего вообще учителю напрягаться ради какого-то ученика? Ну, подумаешь, переспали разок. Подумаешь, встретились после этого, спустя время, вновь. Подумаешь, что в новых обстоятельствах и ролях. Ичиносэ же взрослый, а такие не западают на малолеток. А если и западают, то скорее это случается между традиционными парами, чем между представителями одной и той же половой принадлежности.

В какой-то момент Син ловит себя на мысли, что слишком озадачился поведением сэнсэя, хотя по факту следовало забить с самого начала. Но от чего-то не выходило. Он машинально сворачивает и идет вперед, за столько времени успев выучить короткий путь до жилого комплекса. Легко стряхивает пепел и затягивается вновь. В какой-то мере поставленные условия со стороны учителя звучат и выглядят весьма лояльно. По крайней мере в этом никто практически не страдает, кроме разве что Оказаки, которому придется вбивать в себя знания по предмету, к которому нет никакой тяги абсолютно. Не любит Син делать то, чего не хочет. И не делает, потакая собственным хотелкам.

- Звучит неплохо. Но тогда у меня есть встречные условия, - протягивает Оказаки, выслушав сэнсэя и успев сменить фильтр на очередную целую сигарету, вытащенную из своей пачки. Щелкает зажигалкой, распространяя вокруг себя вишневый крепкий аромат, понимая, что к этому всему явно не хватает не менее крепкого алкоголя, но только проводит кончиком языка по пересохшим губам, не особо заморачиваясь над тем, как это может выглядеть со стороны, - Вы не дергаете меня на уроках с ответами, а при составлении индивидуальной программы учитываете, что занятия со мной возможны лишь два раза в неделю. Остальное мое время занято подработками, единственное, что я могу выделить вам - это по полтора часа во вторник и пятницу. Согласны?

Оказаки ненадолго вскидывает голову, ловя чужой взгляд, и неизменно мило улыбается, после переводя свое внимание на светофор, загоревшийся красным. Только красным едва не горят после и скулы на лице, стоит только уловить шепот возле уха. Пульс оглушающе бьет по нервным окончаниям и сигарета едва не выпадает из пальцев. Оказаки резко поворачивает голову, оказываясь практически лицом к лицу к Ичиносэ. О, нет, не одному ему испытывать неловкость от подобного положения.

Син медленным взглядом скользит по лицу напротив, протягивая руку, чтобы убрать из длинных незабранных, как утром, прядей пару лепестков сакуры. Слегка склоняет голову на бок, не удерживается от последующего движения, которым заправляет прядь волос за ухо, подушечками пальцев едва касаясь кожи. Что ж, раз эту игру сэнсэй решил продолжать, то Оказаки не останется в стороне.

Просто не сможет.

- Я очень примерный, Ичиносэ-сэнсэй, - сигнал светофора сменился несколько секунд назад, но сложно подобное заметить, когда с тобой пытаются заигрывать прямо на улице, будто пытаются подцепить на ночь. Смеётся от возникшей ассоциации моментально, опуская руку, чтобы ухватиться ею за чужой рукав и за оставшиеся секунды перебежать проезжую дорогу. Отпускает сразу, стоит только оказаться на другой стороне. Тушит фильтр о ближайшую мусорку, туда же выкидывая остатки сигареты, силясь не потянуться закурить третью. Вместо этого запрыгивает на бордюр и балансирует, старательно идя по проложенному узкому пути. Тем сам как раз таки пытаясь и сердцебиение свое в норму привести, потому что находиться столь близко к Ичиносэ, ощущать его губы вблизи от собственного уха, чувствовать, как шепот пробирает слишком глубоко, - все это слишком нереально.

Когда бордюр заканчивается, Оказаки с него ловко спрыгивает, вновь оказываясь рядом с сэнсэем, которого смиряет долгим взглядом.
И все же Такуми слишком красив.
Ужасно слишком, что хочется быть плохим и дальше.

- Сэнсэй, а вы весьма доверчивый. Не боитесь, что я вас заведу куда-нибудь не туда?

Спрашивает, когда в принципе они оба оказываются возле жилого комплекса, и Син останавливается, заставляя притормозить и Ичиносэ. Вскидывает скептично бровь выше, давая этим понять, что до двери провожать его не стоит, иначе все закончится именно так, как и прозвучал заданный вопрос. Потому что Оказаки действительно может затащить сэнсэя к себе домой, но - нет. Это заведомо плохая идея.

Плохая идея и та, которой Син все-таки поддается, подтягиваясь, положив ладонь на шею, и касаясь губами чужой щеки.
Весьма прилично же вышло?
Ничего такого. Просто благодарность.

- Вы тоже заслужили бонус. Ваше поведение этим вечером мне нравится больше, чем утром.

Хотя и утренний Ичиносэ тоже ему нравился, чего таить уж.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

15

Такуми твердо уверен в том, что за собственное поведение однозначно себя проклянет, оказавшись наедине с самим собой, после встречи с Оказаки, потому что нельзя быть столь легкомысленным и не задумываться о последствиях,  благополучно отвергая все прежние мысли о том, что связь их, как минимум, аморальна. Причем не столько коробил факт того, что они с Сином являлись представителем одного пола, на это Ичиносэ наплевать, а вот разница в возрасте и статусах, все же прижимала крепко, стискивая словно в тисках, выявляя внутренние беспокойство и тревогу нешуточную, которая обязательно проявит себя, как только за мужчиной захлопнется входная дверь собственной квартиры. И смех, и грех, как говорится, но лицом к лицу с Оказаки находиться приятно, даже улыбка непроизвольно возникает на губах, награждая легким прищуром глаз, от чего Такуми едва ли не начинает напоминать дикого кота: хитрого, но выдающего себя за ласкового. Такое сравнение однажды получал и отложилось в памяти оно на долгие годы. Потому и старался пользоваться, тем самым располагая к себе, хотя Син и без того велся или только делал вид... Хотя, если судить по слегка порозовевшим скулам, Ичиносэ на него впечатление действительно производил.

Одним лишь только блядским шепотом на ухо.
Хотя, может, срабатывало все и сразу, как знать.

- Да, двух дней в неделю будет более, чем достаточно. На уроках  можешь просто слушать и решать тесты, хотя бы для виду и... - Такуми прерывается неожиданно, вскидывая бровь и глядя на приблизившегося вплотную Оказаки, который неспешно смеряет лицо мужчины взглядом, а следом касается волос, что заочно воспринимается запрещённым приемом, заставляя шумно сглотнуть и провалиться в воспоминания, отрываясь тем самым от реальности. Всего одна ночь, проведенная вместе, а столько несёт за собой последствий, что тянутся цепочкой непрерывной: сначала, когда память услужливо подкидывает воспоминания о неком парне по имени Син, заставляя иступленно закусывать губу и усмирять взбунтовавшиеся эмоции; после - сталкивая их лбами, в статусе учителя и ученика, заставляя едва ли не краснеть от того, насколько неловко все это вышло и от того, что несомненно, хотелось обязательно повторить, хоть и не представлялось возможным. В конце концов, не увольняться же только ради того, чтобы сбросить хотя бы часть баласта, потому что разница в возрасте Такуми не смущает, все же она не столь велика, чтобы приходить от подобного в ужас. Да, факт связи с несовершеннолетним все ещё напрягал, но его всегда можно удержать в тайне, а вот спать с собственным учеником... Да, пожалуй, аморально.

К тому же, совсем не факт, что ученик согласится. Вдруг это всего лишь игра?
Отрицать подобного Ичиносэ попросту не смел.

Послушно перебегает дорогу, так ничего и не ответив на фразу о примерности, посчитав, что комментарии здесь излишни, все равно останется при своем мнении, причем полностью противоположном. Избавляется от окурка, следом тут же прикуривая по новой, наблюдая за откровенно веселящимся парнем, который сначала заливисто смеётся, а после заскакивает на бордюр, отрываясь от Ичиносэ и убегая немного вперёд, позволяя выдохнуть, пристально наблюдая и едва сдерживая улыбку, потому что непосредственность эта, даже если та напускная, ему определенно нравится, хотя никогда не находил в подобном ничего притягательного. Быть может, дело в том, что все выходки принадлежат Сину? Это бы многое объясняло и вполне оправдывало тот факт, что Такуми немного ведёт. К счастью, скрыть от чужих глаз это не составляет труда, даже, когда Оказаки выдергивает его из спокойного состояния заданным вопросом.

- Знаешь, я уже и сам заметил, что мы определенно движемся не к тому адресу, что указан в твоём личном деле, - выдыхает, вперемешку с сигаретным дымом, отнимая сигарету от губ и останавливаясь рядом с замершим на месте парнем, - Но я не думаю, что ты можешь куда-либо меня завести, рискуя доставить неприятности. Просто сделаю вид, будто не знаю, что ночуешь ты не в отчем доме.

Запоздалая мысль о том, что проводил Оказаки к дому какого-нибудь очередного любовника, бьёт обухом по голове, заставляя поперхнуться сигаретным дымом, вызвавшим лёгкий кашель, от которого удалось избавиться почти мгновенно, просто переведя дыхание. В конце концов, даже если догадка Ичиносэ окажется правдивой, то какое ему дело до какого-то чувака, с которым может трахаться Син? Даже если и так, то вряд ли это кто-либо постоянный, иначе Оказаки наверняка бы не стал флиртовать с преподавателем, ни взаправду, ни издеваясь. Хотя... Кто знает, что творится в этой безумной голове. Такуми, не смотря на весьма поверхностное знакомство, успел уже убедиться, что подросток любит ходить по грани, что определенно доставляет ему удовольствие. Так что... Если у Оказаки кто-то и есть, Такуми это касаться не должно. Точка.

Вот только утверждение это перестает казаться верным, когда щеки касаются чужие губы, а на шею аккуратно ложится ладонь, нырнув под распущенные волосы.
Словно знает наверняка, как это нравится мужчине. Издевательство чистой воды.

- В школе ты все равно другого поведения не увидишь, а теперь иди. Спокойной ночи, Син.

Провожает взглядом удаляющуюся спину подростка, переводя дыхание и добивая наконец остатки сигареты, после чего вытаскивает из кармана телефон, без труда выискивая нужный чат и отправляя лучшей подруге несколько сообщений подряд, связанных с неожиданно возникшей в голове идеей. Да, к ней придется подготовиться и кто если не Рейра сможет ему в этом помочь? Закинув удочку на интересующую его информацию, Такуми отправляет остатки сигареты в небольшую урну у края тротуара, после чего, накинув на голову капюшон толстовки, спешит в обратную сторону, благо, что из данного района к нему идёт прямой транспорт. Оказаки из головы не выходит, но уснуть все же выходит практически сразу, запоздало сообразив, что вполне мог вывести прощальный поцелуй в нечто более откровенное.

Просто проигрывать столь легко Такуми не собирался.
Он так быстро никогда и ни в чем ещё не сдавался.

На следующий день, в школе, с Сином они не пересекаются, но на свободном от занятий уроке Такуми берется все же составлять программу занятий с парнем, надеясь успеть закончить ее уже ко вторнику, чтобы не терять времени. День пролетает практически незаметно, ответы на очередной тест, который пройдет в выпускном классе завтра, вновь на первом уроке, готовит заранее и оставляет их на парте Сина среди выданных листов с заданием. Может, не стоило сразу же идти на столь крупную уступку, но у Ичиносэ потрясающее настроение, с которым он проводит урок, практически не обращая внимания на Оказаки, но все же оставляя его после занятия, дождавшись, пока за последним учеником закроется дверь.

- Я почти закончил с составлением программы обучения для тебя, можем начать заниматься со следующей недели. Оставишь мне свой номер, я тебе напишу по поводу времени, - усаживается за стол, опираясь локтями о его поверхность и устремляя пристальный взгляд на Сина, уложив подбородок на сцепленные в замок пальцы, - Заодно я хотел бы узнать, когда ты работаешь. Не переживай, я не собираюсь браться провожать тебя после каждой смены. Просто интересуюсь, на всякий случай.

Ведь идея, пришедшая в голову позавчера, все ещё не отпускала. Да и по заверениям Рейры, план действительно возможно было привести в действие, без особых проблем.
Оставалось только уточнить пару мелких деталей, ради которых приходится задавать вопросы.

Например, когда Оказаки будет исполнять роль лучшего хоста заведения.
И устроить для него сюрприз.

Попахивает бредом, но чего не сделаешь, ради того, чтобы потрепать подростку нервы. В конце концов, они ведь действительно объявили друг другу войну в первый учебный день и перемирия никто из них пока не запрашивал.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href=""><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано He Tian (22.04.22 01:35:31)

+2

16

Оставить за спиной сэнсэя удается как-то с трудом. Пусть тот думает, что хочет, разубеждать Оказаки его не станет. Лишь бы только подобное больше не повторялось, иначе в какой-то момент у Сина сорвет крышу окончательно. Этот вечер итак проходится по оголенным нервам похлеще учебного дня. Потому что Такуми здесь именно такой, каким он встретил его впервые, когда провел с ним ночь. Поэтому и поведение не отличалось от такого, которым обычно соблазнял на ночь. Все это происходило настолько естественно, что сложно было устоять.

Син был уверен, что пригласи он к себе домой Ичиносэ, даже хотя бы намекни он о такой возможности, то нынешний сэнсэй наверняка не отказался от такого. Однако ходить по этому краю лезвия Оказаки не посмел. Не тогда, когда этот Такуми являлся его учителем в школе. Нет, себе дороже изменять и спать по несколько раз с одним и тем же человеком. Даже под влиянием теплой ночи, опадающей сакуры и какой-то особой шальной атмосферы между ними, не стоило поддаваться на это всё. Для сэнсэя это тоже своего рода игра. Поэтому стоило дальше продолжать её без возможности перетянуть на горизонтальную плоскость всё то, что происходит.

Каким-то образом Оказаки удается сосредоточиться на домашнем задании, подготовиться к урокам, постоянно мысленно скатываясь в события уходящего вечера. На сон - несколько часов, после которых ощущение разбитости накатывает с новой силой, а вчерашний день - стирается словно из головы, потому что место в мыслях отдано тому, чтобы добраться до школы без опозданий и скрыться за спиной сидящего впереди одноклассника, чтобы доспать свои положенные для сна часы. День проходит привычно, размеренно и на мгновение Син даже забывает о том, что Такуми работает в их школе. Ровно до того момента, пока не потягивает через трубочку молоко из картонной упаковке, оставаясь незаметным для сэнсэя, который проходил по коридору дальше. Оказаки провожает того долгим взглядом, в итоге сам разворачиваясь в другую сторону, чтобы скоротать время уроков в медкабинете, усиленно выкидывая из головы вновь забравшийся туда образ сэнсэя вчерашним вечером.

Подработка в магазине проходит по плану, как и вечер, и ночь, и даже утро. Пока не наступает очередной урок истории, на котором, естественно, проходит тестирование. Только вот вместе с бланком Оказаки смотрит еще на пару листков, поднимая взгляд на сэнсэя, когда тот возвращается на своё место. Давит усиленно зевок, желая подложить листы себе под руки, а на них - уронить голову и уснуть, но все же раз ему идут на уступки, то следовало их принять. Копировать ответы выходит максимально быстро, что оставшуюся часть занятия Син все же дремлет, подперев рукой щеку, и только со звонком приходя в себя, растирая кожу и отдавая лист с тестом старосте, благоразумно ещё до этого спрятав листки с ответами в карман пиджака.

Уходить Син не торопится, потому что, как и ожидалось, Такуми просит его задержаться. Давит только очередной зевок, жмуря глаза и потягиваясь, после опуская голову, чтобы вновь глазами пересечься с сэнсэем и улыбнуться, вынимая из кармана сложенные листы с ответами.

- Спасибо, Ичиносэ-сэнсэй, не ожидал того, что вы сдержите свое слово, - он отодвигает стул, поднимаясь, чтобы пройти к столу учителя и положить листы перед ним, после отходя в сторону и облокачиваясь на узкий, практически незаметный подоконник. Протягивает руку вперед, разворачивая ладонь и зависая с ожиданием, принимая полученную информацию, глубоко вздыхая, потому что учить дополнительно историю все еще не хотелось, но деваться было некуда, на условия он уже согласился, а отступать от выбранного пути - максимально не круто и означает проиграть.

- Телефон. Дайте свой телефон, я запишу в него свой номер и вышлю вам свой график, - Оказаки требовательно протягивает ладонь, дожидаясь, пока телефон окажется в ней, и легко вписывает свой номер, возвращая обратно, бросая взгляд на сэнсэя, - Через день в хост-клубе, через день - в магазине. Не советую заводить привычку меня провожать, потому что я не всегда после работы иду домой.

Син подмигивает учителю, ведь намек очевиден, можно не говорить прямыми словами о том, что после подработки Оказаки, как пай-мальчик, бежит домой. О, вовсе нет. Если хватает сил, то он идет развлекаться в клуб, а оттуда, подцепив кого-нибудь, следует в отель. Поэтому даже если вдруг у сэнсэя подобная идея возникнет, то она обречена на провал. 

- Сегодня и послезавтра я буду в хост-клубе. В дни, когда я там, лучше не назначать занятия. Фигурировать временем мне проще, когда я подрабатываю в магазине. Так что давайте постараемся со следующей недели, - Син склоняется чуть вперед с привычной милой улыбкой, протягивая на этот раз ладонь ребром для обычного рукопожатия и закрепления договоренности.

В кабинете после он не задерживается, подхватывая сумку и исчезая на следующих занятиях, на которых больше спит, чем существует и участвует в учебном процессе, за исключением разве что литературы, на которой вновь приходится зачитывать стихотворение и попадать под объективы камер одноклассниц. И даже напоследок одной из них салютует милой улыбкой, зная прекрасно, что вновь сольют в сеть. Иногда Син натыкался на эти видео в ленте, но щелкал дальше, не находя ничего интересного в любовании собой. Итак хорошо известно, насколько может быть привлекательным в чужих глазах.

Очередная смена в хост-клубе проходит без лишних проблем. Дамы сменяются одна за другой, его время покупается в разы больше, пока управляющая не выдергивает его из объятий подвыпившей женщины, решившей попытать счастье и соблазнить Оказаки на дальнейшее продолжение. Женщину вскоре выводят двое охранников, и он лишь сочувственно улыбается ей вслед, помахав рукой на прощание.

- У тебя есть следующие гости. Они требуют только тебя и никого больше, хотя присутствуют у нас впервые.

Син кивает, проходя в следующую кабинку вслед за управляющей, и застывает на пороге.
И даже держит прежнюю милую улыбку, взглядом сверля человека.

Требуется большое самообладание, чтобы не измениться в лице.
Потому что его гостьей оказывается тот, кого меньше всего ожидал увидеть здесь.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

17

- Неужели я настолько не похож на того, кто выполняет свои обещания? - Такуми удивленно вскидывает брови, но дискуссию на эту тему все равно продолжать не намерен, даже если Оказаки продолжит развивать диалог в данную сторону. Телефон протягивает без лишних вопросов, а вот дополнение о том, что Син не всегда возвращается домой после работы, почему-то наносит неприятный укол под ребра, словно между ними воткнули иглу, причем достаточно резко, заставляя приложить ладонь к больному месту, сохраняя при этом неизменно спокойное выражение лица, ведь ничего не случилось, просто некая странность, весьма любопытная, конечно, но думать о ней Ичиносэ не хочет. Мало ли, куда приведут его подобные мысли и чем все это закончится - без того прогуливается по тонкому льду, пока заигрывает с подростком.

- Я итак планировал не беспокоить тебя с учебой на этой неделе, не переживай, - пожимает протянутую руку, сжимая чужую ладонь в своей чуть дольше положенного, но все же отпуская Оказаки, провожая того взглядом и с шумом выдыхая, укладывая голову на сложенные на столе руки, как только за парнем закрывается дверь. С момента их вечерней прогулки успел немного успокоиться, отпустить ненужные никому желания и фантазии, но одного лишь появления Сина перед глазами хватает для того, чтобы вновь надломиться где-то внутри, поражаясь тому, как сильно тот на него влияет, даже не смотря на все выставленные самому себе запреты. В какой-то момент Такуми даже подумывает отказаться от продуманного заранее плана, почти осуществленного при поддержке лучшей подруги, но все же собирается с духом, отправляя Рейре несколько сообщений, с предупреждением о том, что в хост-клуб они отправятся сегодня и Ичиносэ сам не понимает, как удается доработать до конца учебного дня, будучи даже относительно спокойным и не поддающимся волнению.

- Я подогнала тебе пиджак, но на людях снимать не советую, плечи будут палиться слишком широкие. Привет, дорогой, - Серидзава встречает на пороге бутика-ателье, в котором работала последние пару лет, целуя в щеку и утягивая за собой, в сторону служебных помещений, запихивая Такуми в примерочную, где мужчину уже поджидал висящий на вешалке брючный костюм, по соседству с белоснежной рубашкой. Вроде, ничего особенного, за исключением одного простого "но" - все вещи были женскими, ведь на работу к Оказаки мужчин не пропускали, за исключением сотрудников, а проникнуть туда все же хотелось. Странные желания, не менее странные способы их исполнения, но Рейра придирчиво оглядывает переодевшегося друга, одобрительно кивая и следом заходясь звонким смехом, вперемешку с комментариями о том, что в такие авантюры Такуми ее никогда не втягивал, но чего не сделаешь ради близкого человека и очередных его "гейских приключений", о которых Серидзава любила послушать на досуге, за бокалом чего-нибудь горячительного, во время очередной встречи с Ичиносэ. Теперь же, когда ей еще и самолично предложили поучаствовать в происходящем, девушка настолько загорелась идеей, что умудрилась едва ли не за сутки приготовить все необходимое для грядущего мероприятия, превращая лучшега друга не в трансуху, в которой легко разглядеть мужика за километр, а во вполне себе женщину, пусть и довольно высокую, привлекающую к себе тем самым излишнее внимание. Не такая уж и проблема, в отличие от голоса, но и здесь друзьям удалось выкрутиться без особого труда.

- Жаль, что ты на каблуках не умеешь ходить, выглядел бы гораздо круче, чем на плоской подошве. Ладно, пойдем попробуем обмануть этих твоих знатоков женщин и, надеюсь, этот твой парнишка того стоит, иначе я разочаруюсь в твоем вкусе, - Рейра заливисто смеется, первая проходя в помещение клуба и вступая в диалог с администратором, радостно щебеча за них двоих, пока Такуми бросает взгляд в зеркало, расположенное слева от входа в заведение, чуть вскидывая голову, откидывая тем самым с лица назад идеально ровные, выпрямленные утюжком волосы. Серидзава действительно постаралась на славу: привела в порядок волосы, сделала подходящий макияж, отыскала костюм необходимого размера - темно-зеленый, с укороченными прямыми брюками, в прекрасном сочетании с белой рубашкой, благодаря которой удалось скрыть накладную грудь - безумно неудобную, но это был единственный минус данного маскарада, в остальном же Ичиносэ чувствовал себя вполне комфортно, даже собственное гробовое молчание совершенно не смущало, к тому же, Рейра все равно исправно болтала даже не за двоих, а за троих сразу, так что тишина со стороны Такуми вряд ли кого-либо могла повергнуть в какие-либо сомнения.

Оказаки приводят к ним довольно быстро, они даже не успевают толком разместиться и Серидзава, неожиданно подскакивает к управляющей, с просьбой предоставить для нее еще одного хоста, оставив Сина наедине с ее подругой, уводя женщину из кабинки, продолжая лучезарно улыбаться и напоследок бросая взгляд через плечо на Ичиносэ, задорно подмигивая, тут же возвращая все свое внимание сотруднице клуба. Такуми, собственно, не удивляется, ведь план изначально состоял в том, что Рейра покинет их с Оказаки, как только представится возможность и, благо, медлить подруга не стала, за что ее обязательно отблагодарит чуть позже, пока что, все свое внимание сосредотачивая на собственном ученике.

- Помнится, ты говорил, что мне сюда нельзя, но я никогда не любил запреты, Син-кун, - откидывается на спинку дивана, закидывая ногу на ногу и широко улыбаясь, глядя на Оказаки, перехватывая бокал предложенного им ранее вина и делая из него небольшой глоток, оставляя на кромке след ярко-красной помады, - Хотя, у тебя все еще есть шанс выдать охране проникшего в заведение мужчину и продолжить работать в привычном ритме, но я ведь по глазам вижу, что ты заинтересован во мне как в клиентке. Поправь меня, если я ошибаюсь.

Говорит тихо, немного вкрадчиво, на всякий случай - громкая мужская речь может привлечь ненужное внимание, которого Ичиносэ и без того привлекает немало, все же для женщины он действительно слишком высокий и довольно крупный, благо последнее почти удалось скрыть за тканью костюма, но наметанный глаз различит без труда очертания тела, которые Рейра, в случае чего, предложила выдавать за спортивное телосложение, если вдруг возникнут вопросы.

Правда теперь, если отвечать придется самому, никакие отговорки не помогут, ведь голос все еще оставался мужским.
Но не похуй ли? Ведь до Сина он уже добрался, а в остальном... Будь, что будет.

Такуми, по крайней мере, весело.
И, кажется, его едва ли не заводит происходящее. Сомнительные ролевые игры, но что поделаешь.

Какие есть.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href=""><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+2

18

Оказаки взглядом провожает незнакомую ему женщину, не удержавшись от того, чтобы подмигнуть ей напоследок, когда их взгляды пересеклись на мгновение. Чисто уже профессиональная привычка, как и милая улыбка, появляющаяся на лице, даже когда управляющая вместе со второй гостьей покидают пределы огороженной зоны, в котором располагался лишь стол, обернутый с трех сторон вполне себе удобным диваном с мягкой спинкой. Оказаки глубоко вдыхает и выдыхает, невозмутимо доставая телефон из кармана классических брюк, чтобы навести камеру на его клиентку и сфотографировать, убирая после телефон обратно, не стесняясь этого действия и не скрывая его перед Ичиносэ, и только после этого присаживается за стол.

- Я, конечно, предложил сменить вам пол, но, каюсь, не думал, что вы воспримите это столь близко к сердцу, - Оказаки опирается локтями на стол, бросая хитрый смеющийся взгляд на сэнсэя, не лишая себя удовольствия ближе разглядеть всю маскировку. Хорошо подобранный костюм, накладная грудь, макияж, даже выпрямленные волосы. Если Такуми молчать, то вполне сойдет за весьма высокую женщину. Не знай Оказаки о том, что на самом деле скрывается под слоями этой одежды, встреть он впервые бы эту "даму", то явно удалось бы побыть обманутым внешними данными.

Син заостряет взгляд на алой помаде, в итоге прыская, не сдерживаясь, заливисто смеётся, прикрыв ладонью рот себе, чтобы смех этот не привлек лишнего внимания со стороны. Все же громко смеяться - это не совсем этично, не вписывается в установленные рамки поведения, но плечи все равно мелко подрагивают, потому что где это видано, чтобы учитель из школы переоделся в женщину только ради того, чтобы доказать, что никакие запреты ему не подвластны? Похоже на какой-то дурной упоротый сон, но то, что это реальность - удается осознать крайне быстро, достаточно услышать никуда не скрывшейся мужской голос из-под женского делового образа.

- Лучше молчите, иначе весь ваш образ разрушится моментально, - Син пододвигает чужой бокал, легко дополняя его открытой бутылкой вина, и двумя пальцами возвращает обратно за тонкую длинную ножку, поднимая свой взгляд выше. Слегка склоняет голову, не прерывая зрительного контакта и не переставая улыбаться ещё милее, - А если захотите сказать, то лучше шёпотом.

Оказаки касается едва пальцами своей мочки и пирсинга в ней, намекая без слов о том, что если Такуми потянет разговаривать, то следует это делать ему на ухо. Крайне нетактичное прямое заигрывание, но стандартный подход тут и не уместен, потому что даже замаскировавшись Ичиносэ все ещё остается мужчиной. Син манерно укладывает подбородок на подогнутые в ладонь пальцы, неотрывным взглядом скользя по сэнсэю, чтобы протянуть руку вперёд и коснуться подушечками идеально прямых темных прядей.

- Что вас сюда привело, госпожа? - едва ли не мурлыкающим бархатным тембром голоса задает вопрос Син, невесомо проходясь пальцами по спадающим вперед волосам. Типичный вопрос из базы, который задавался клиенткам, чтобы завязать разговор и вывести его в психологически открытую нишу, которая лишь ещё больше расположила бы незнакомого человека, оказавшегося здесь впервые. Не то чтобы следовало располагать Ичиносэ к себе, ведь они итак уже достаточно знакомы, но все же работа есть работа, и если учитель приложил свои усилия, чтобы оказаться здесь, то и Оказаки стоит не ударить в грязь лицом.

- Неужели ваши проблемы настолько мучительны, что вам необходимо утешение? Расскажите? - губы растягиваются в мягкой улыбке и Син склоняется снова вперед, нарушая на этот раз чужое личное пространство, последний вопрос и вовсе шепотом у чужого уха, кромки которого едва не касается губами, предварительно заправив за него прядь волос. Свободной рукой же накрывает ладонь Ичиносэ, разворачивая её к себе и ловко, но крайне медленно проникает пальцами между его. Сжимает в замок чужую ладонь, которая совершенно точно далека от изящной женской.

- Я поддержу вас этим вечером, так что можете мне поведать обо всем. Обещаю, сохраню всё это в тайне, которая не покинет эти стены, - слегка отстраняется, не прекращая игры в гляделки, почему-то ото всего этого лишь заводясь ещё больше. Собственное сердце грохочет за ребрами слишком сильно и не будь запретов в близости с клиентками, то Оказаки бы вряд ли удержался от того, чтобы положить ладонь на чужую шею и склонить к себе, как позавчера вечером у дом, но на этот раз не ограничиваясь одним лишь поцелуем в щеку.

Только сделать подобного в стенах заведения Син не мог, иначе моментально рискует лишиться работы.
И все же соблазн настолько велик, что остается только продолжать заигрывать, кончиком языка проводя по пересохшим губам.

Интересно только, насколько хватит терпения у самого Ичиносэ?
А ещё становилось крайне интересно, со всеми ли так сэнсэй поступает, без всяких тормозов нарушая эти самые запреты и переодеваясь в женщину, лишь бы... лишь бы что? Неужели Такуми так хотелось получить его внимание, что ради этого он организовал весь этот косплей деловой леди?
Очень хотелось бы знать ответы на все эти вопросы. 

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

19

Такуми даже не сомневался в том, что маскарад Сину понравится и тот определенно разбудит в парне интерес к происходящему, что проявляется в смехе, ужимках и комментариях относительно смены пола, а ведь Ичиносэ даже успел позабыть за пару дней, что Оказаки предлагал ему это сделать. Вероятно, именно эта фраза подростка и породила в голове Ичиносэ идею переодеться в женщину, без каких-либо оперативных вмешательств, свободно меняя пол, благодаря умениям и возможностям лучшей подруги, за что отблагодарит ту в полной мере, но чуть позже.

Сейчас же Такуми интересовал исключительно Син и сосредоточиться мужчина предпочитал только на нем, в данный момент.

Наблюдает пристально, предпочитая помалкивать в ответ, делая ещё один глоток вина из бокала, ощущая как то едва заметно ударяет в голову, запоздало напоминая Ичиносэ о том, что после завтрака он так ни разу не притронулся к еде за прошедший день, будучи крайне увлечённым перевоплощением в женщину. Естественно, налегать на алкоголь мужчина не планировал, а теперь и вовсе стоило умерить пыл, лишний раз не прикладываясь к бокалу - от греха подальше. Особенно, когда едва не захлебывается воздухом, от того, что Оказаки без какого-либо стеснения касается длинных волос, а после и вовсе склоняется к уху, одновременно переплетая собственные пальцы с чужими, крепко сжимая ладонь Такуми. Прикрывает веки, на несколько бесконечно долгих секунд, словно собираясь с духом, после бросая на парня взгляд из под густо накрашенных ресниц, вновь улыбаясь и почти растекаясь по дивану от того, насколько бархатным голосом тот разговаривает. Знает точно, на что способен и умело этим пользуется.

Как на работе, так и в жизни.
Не связываться бы лучше с ним, но Ичиносэ уже ступил на импровизированное поле боя и отступать был не намерен, ни в коем случае.

- Знаете ли, есть у меня на работе один парень, который только и делает, что лишает покоя, - склоняется к чужому уху, проговаривая слова шепотом, слегка растягивая гласные и неизменно улыбаясь, щекоча дыханием кожу, как можно крепче сжимая ладонь Сина в своей, большим пальцем поглаживая по тыльной ее стороне, - Вижу, что заигрывает со мной, но я не имею никакого права поддаваться на его шарм и уловки, потому что начальство ни в коем случае не одобрит подобных связей, слишком чревато последствиями. Как думаете, стоит забить на условности и поддаться на провокации или все же лучше держать себя в руках, во избежание публичной порки за нарушение всех возможных правил?

Такуми перегибает палку, откровенно говоря о своих желаниях, касательно Оказаки, отклоняясь тут же назад и копируя жест собеседника, кончиком языка проводя по ярко накрашенным губам, демонстрируя пирсинг в нем, который Син, между прочим, прежде не видел. В день когда они познакомились, Ичиносэ снял его для похода к стоматологу на чистку, а устроившись на работу в школу, вставлял серьгу только лишь по выходным, чтобы не зарос прокол, избавляться от которого пока что не хотелось. Да, немного надоедал тот факт, что приходится дергать туда-сюда, в зависимости от обстоятельств, в которых будет находиться в течении дня, но оно того стоило, да и Оказаки наверняка заинтересуется увиденным, ведь Такуми не просто так продемонстрировал ему столь интересную деталь своего имиджа, ради которой попросил Рейру съездить к себе домой, пока сам находился на занятиях.

Это провокация. И никак иначе.
Не только ведь Сину применять различные уловки, Такуми тоже был не промах, как не крути.

- Что самое смешное, он флиртует со мной, а после рассказывает, словно невзначай, что после работы порой отправляется искать связи на одну ночь, совершенно не думая о том, как я могу к этому отнестись. Вот что мне делать со всем этим, м? Ваше мнение? - отклоняется вновь назад, после вкрадчивого шёпота, ровно в тот момент, когда мимо кабинки проплывает управляющая, с которой несколько минут назад куда-то сбежала Серидзава, вероятно, наблюдая за тем, чтобы к ее сотруднику не приставали, но они лишь невинно держатся за ручки, а заприметив на себе чужой взгляд, Такуми и вовсе подмигивает женщине, вскидывая вверх свободную руку и помахивая одними лишь пальцами, на что та лишь учтиво кивает, тут же исчезая из поля зрения. Сердце заходится в каком то бешеном ритме, то ли от волнения, ведь в Ичиносэ в любой момент могут распознать мужчину и выгнать из заведения с позором, то ли от близости Оказаки, тепло ладони которого и мягкий голос погружают в какое-то почти ватное состояние, заставляя вновь тянуться за бокалом, хотя и пообещал себе не налегать на вино.

К черту все.
Живут один раз, к тому же, завтра у него всего два урока, да и те в числе последних, можно будет отоспаться даже с дичайшим похмельем. Хотя откуда бы ему взяться от вина, пусть даже и на пустой желудок?

- Здесь немного жарко, тебе так не кажется?  - почти шепотом, пока расстёгивает пару верхних пуговиц рубашки, застегнутой плотно, под горло, обнажая ключицы и проводя между ними кончиками пальцев, отодвигая чуть в сторону светлую ткань: короткий жест, ради привлечения внимания, дабы поймать взгляд Оказаки на собственном теле.

От которого ведёт не на шутку и Такуми давит улыбку, на мгновение прикусывая губу, прекрасно зная, как это выглядит со стороны.

Из них двоих не только Син умел соблазнять.
Да, возможно не столь умело, но о сильных своих сторонах Ичиносэ знал наверняка и активно делал на них акцент, наблюдая за чужой реакцией.

Которая превосходила все его ожидания.
По другому и быть не могло.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href=""><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+2

20

Оказаки определенно сдерживает в себе два естественных желания: расхохотаться громко во весь объем легких внутри и одновременно с этим схватить Ичиносэ за ворот белоснежной рубашки, чтобы стереть с его губ проклятую ярко-алую помаду. Отказаться от обоих этих желаний заставляет самообладание и тот факт, что всё это просто очередная игра, раунды которой не стоит проигрывать только из-за того, что сэнсэй действительно шепчет слова достаточно близко, что кожа невольно покрывается мурашками и становится нечем дышать. Пересыхает горло, горит кожа на ладони, которая сжимает чужую ладонь и биение пульса слышится слишком оглушающе вкупе со всем тем, что происходит.

Приходится глубоко втянуть воздух носом, заодно уловить парфюм сэнсэя, чтобы взять себя в руки, не меняясь в лице, и включить режим понимающего хоста. Хотя понять, о ком говорит учитель, не составляет труда.

- Я думаю, что здесь стоит прислушаться не к голосу разума, а к тому, что твердит вам сердце, - Оказаки едва касается свободной ладонью левой стороны груди, и это движение нисколько не лапающее, откровенно скромное, потому что он только замирает в нескольких сантиметрах от поверхности зеленого пиджака и опускает руку обратно на стол, расслабленно опираясь на поверхность локтем, не сводя прямого гипнотизирующего взгляда с Ичиносэ, на которого невозможно было не смотреть. Слишком нелепо - залипать на мужика, одетого в бабские тряпки, но правда оставалась правдой и Такуми даже в таком виде выглядел крайне эффектно, - Иногда вполне неплохо поучаствовать в прилюдной порке, говорят, это может возбуждать ещё больше. Окажись я на вашем месте, то, вероятнее всего, держался бы и не поддавался, но в какой-то момент сорвался, потому что если хочется, то зачем себе запрещать? Жизнь итак во многом состоит из бесконечной череды запретов, так почему хотя бы в этом не опустить тот факт, что нельзя, и не насладиться этим по полной?

Вскинуть бровь удается крайне заинтересованно, потому что Оказаки замечает в скопированном движении языка прокол и только ещё больше становится улыбчивым, потому что хотелось разглядеть его получше. Лестно, конечно, что сэнсэй решил поговорить именно о нём, но разве есть вера всем этим словам? Ведь всё это игра, поэтому воспринимать всерьез их не стоит. Иначе так можно надумать, что Ичиносэ на него мало того, что запал, так ещё и ревнует к тому факту, что домой после работы Син порой не возвращается, хотя упомянул ранее это днём не ради дополнительного флирта и шкодливого озорства, а потому что не хотелось внезапно на пороге клуба обнаружить Ичиносэ после смены.

Только вот сэнсэй поступил по-другому. Не у порога, с этим Оказаки ошибся. А в самом клубе.
Такое внимание лестно, но добавляло немало вопросов к уже имеющимся.

- Моё мнение таково, что вы себя накручиваете, поэтому вам стоит ещё немного выпить, - Син не сворачивает с темы, лишь дополняет бокал очередной порцией вина, косясь на управляющую, которая контролировала порядок в зале и периодически проходила мимо кабинок, чтобы пресечь любое непотребство, которое могло возникнуть. Оказаки на этот раз не провожает её взглядом, наоборот поворачивается обратно к своей клиентке, едва склонив голову и придав своему голосу немного хрипотцы, чтобы звучать как можно тише, чтобы ни одна живая душа не услышала этого разговора, - Быть может этот парень сказал так, потому что не знает, что вы к нему испытываете? Ведь и вы не знаете, что он к вам на самом деле питает. Как я понимаю, у вас не только разница в возрасте, но и социально вы на разных уровнях, так? Этот парень наверняка из тех, кто не ждет от будущего дня ничего, живет сегодняшним. Ему всё равно на запреты, он просто делает то, что хочет, если это совсем за рамки не выходит.

Этот разговор даже настраивает на нужную рабочую волну, только при очередном вопросе и взгляде на движения пальцев сэнсэя хочется провалиться сквозь землю. Или также приложиться к бокалу с вином, чтобы напиться и заглушить возникающее желание. Ичиносэ над ним попросту издевался, решив отыграться за все выходки, которые поступали от Сина в предыдущие дни. Похвально, чего уж.

По крайней мере, Оказаки точно еще никто не брался соблазнять подобным способом.
И не сказать, что ему подобное стечение обстоятельств не нравилось. Наоборот.
Безумно хотелось ещё.

- Вам жарко? Это плохо, ведь вам должно быть комфортно здесь, - Син услужливо улыбается, сдвигаясь на диване ближе к учителю, садясь буквально вплотную, не выпуская из своей ладони чужую, зато свободной тянется к ведерку со льдом, который стоял на столе и охлаждал пока ещё не откупоренные две бутылки с вином. Запускает пальцы в лед, ощущая, как мгновенно обжигает кожу холод, что буквально через несколько секунд вынимает обратно, не давая времени себе обдумать следующий шаг. Потому что касается сжатой холодной ладонью открытых ключиц и шеи, зная, какой контраст температур вызовет и как это может завести ещё больше.

Но на этом Оказаки не останавливается, разжимая пальцы и выпуская оттуда подтаявший кусок льда, который плавно опускается на открытые участки кожи и исчезает аккурат в декольте его гостьи.

- Так что в итоге с тем парнем вы решили делать? Продолжите его игнорировать? Не задумывались ли вы над тем, что он делает все это, потому что считает, что вы с ним только играетесь? - Син вновь склоняется вперед, поднимая сцепленные ладони выше и касаясь костяшек губами, едва сцепив зубы на фаланге чужого среднего пальца, по которому проводит кончиком языка дальше, поддевая и на мгновение вбирая в рот, но после незамедлительно отпускает, делая отвратительно невинный вид, словно не он только что столь жестоким образом провоцировал сэнсэя.

Сколько еще раундов у этой игры?
Сколько еще осталось времени до конца смены?
Сколько ещё пыток заготовить для себя и для Такуми?

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

21

Такуми глядит прямо в глаза Сина, вновь награждая того улыбкой, без труда замечая, как именно смотрит на него парень и какие эмоции при этом испытывает - они ведь словно на ладони, к гадалке не ходи. Жаль только, что сам Ичиносэ недалеко ушел от своего ученика, постепенно теряя контроль над собой и ситуацией, из которой не уверен, что выйдет победителем. Здесь сыграть хотя бы в ничью, потому что оба на этом поле игроки великолепные и слишком сильно не желают проигрывать. Тупиковая ситуация, но потрясающая до нельзя.

Слишком азартно.
Слишком рискованно.
Слишком возбуждающе, как не отнекивайся от этого факта.

Сохранять спокойствие с каждой минутой в сложившейся ситуации становится все тяжелее, но очередной глубокий вдох позволяет взять себя в руки. Пусть и ненадолго.

- И в какой же момент мне стоит сорваться, по вашему мнению? Чтобы не слишком рано и не чересчур поздно, не так ли? Но я ведь даже понятия не имею, как вычислить подходящий момент, - пальцами аккуратно заправляет прядь за ухо, следом перехватывая серёжку на мочке, прокручивая ее несколько раз и все же перехватывая вновь бокал, не спеша из него отпивать. Как воспринимать слова Сина до конца Ичиносэ не понимал, ведь весь диалог воспринимался как часть игры и что в нем оставалось шуткой, а что было сказано на полном серьезе определить было практически невозможно. Сложно до невозможного просто, сбежать бы прочь, но вместо этого улыбается, продолжая смотреть глаза в глаза.

Ведь Такуми все ещё интересно.
Так почему же он тогда должен вдруг куда-то бежать?

- А что, если я и сама не знаю, что к нему испытываю? - вскидывает бровь, чуть склоняя голову в сторону, позволяя волосам небрежно разметаться по плечу, при этом опьяненным взглядом продолжая следить за каждым действием Оказаки, стараясь не обращать внимание на хрипотцу в его голосе, дабы не потерять себя окончательно, - Но если он живёт одним днём и ни о чем не переживает, возможно, мне стоит задуматься о первом шаге. Как знать, может это заметно упростит задачу нам обоим.

Афера со льдом для Такуми действительно становится неожиданной, но даже когда приходит осознание того, что собирается сделать Син, он не мешает его действиям, шумно выдыхая через рот от одного лишь прикосновения холодных пальцев к разгоряченной коже, едва заметно вздрагивая, но тут же достаточно резко дергаясь, когда ледяной кубик проскальзывает вниз, по груди и через живот, ощущая как поджимаются мышцы пресса от резкой смены температуры. Скрыть данную реакцию попросту невозможно и мужчине остаётся лишь с шумом выдохнуть, откидываясь на спинку дивана и пытаясь наладить дыхание, вот только Оказаки останавливаться не думает, подкидывая новую порцию ощущений, пока Такуми завороженно наблюдает за тем, как собственный палец исчезает во рту Сина, пусть лишь на мгновение, но даже его хватает для того, чтобы с головой провалиться в ощущение возбуждения, едва сдерживаясь от того, чтобы не завалить подростка прямо здесь и сейчас, наплевав на все правила, устои и нормы.

Слишком завораживающе.
Слишком желанно.
Слишком много слишком.

- Хороший вопрос, кто с кем ещё играет, - едва слышно прочистив горло и немного придя в себя, Такуми все же продолжает вести диалог, как ни в чем не бывало, одновременно высвобождая ладонь из чужой руки и перехватывая бокал с вином, делая пару больших глотков, вновь ощущая, как алкоголь ударяет в голову, вызывая лёгкое головокружение, но от него становится чуточку легче в моральном плане, - Возможно, мне все же стоит поддаться на его провокации, - пальцами свободной руки аккуратно касается подбородка Оказаки, заставляя немного приподнять голову, - Вдруг это действительно окажется лучшим решением? - поднимается чуть выше, подушечкой большого пальца оттягивая слегка нижнюю губу парня, проскальзывая внутрь и касаясь кромки зубов, легко проводя по ней, едва касаясь, - Мне все ещё необходимо подумать, но благодарю за совет, он наверняка мне пригодится.

Оглядевшись по сторонам, на случай, если вдруг мимо вновь решит пройти управляющая, Ичиносэ подносит бокал к чужим губам, заставляя сделать глоток вина, тут же вновь скользя пальцем по ним, вынуждая немного приоткрыть рот и вновь склоняясь вперёд, к самому уху, смыкая веки и добавляя хрипотцу своему голосу, который больше не переводит на шепот, но все же заметно снижает тональность.

- До конца смены пятнадцать минут, если судить по твоему графику. Я буду ждать тебя снаружи, чтобы проводить домой и только попробуй сбежать, я этого не потерплю, - поднимается на ноги, одним махом допивая остатки алкоголя в бокале. Приветливо улыбается Сину, как ни в чем не бывало, отправляясь на выход из заведения, не забыв расплатиться за оказанные услуги и отмахнувшись от Рейры, которую заметил за одним из столиков в окружении сразу двух хостов. Пусть развлекается, пока Ичиносэ будет собираться с мыслями, приходя в себя за пределами данного заведения.

Ему нужен свежий воздух.
И парочка сигарет. Срочно.

К моменту появления на улице Оказаки, успевает немного успокоиться, слегка протрезветь и почти окончательно избавиться от мыслей о возможном продолжении вечера в совершенно иной плоскости. Нет, Такуми, само собой не отказался бы от подобного исхода, но разум все же одержал победу над чувствами, в очередной раз напомнив о том, что они с Сином друг друга не пара. Ни в коем случае.

Но это не значит, что мужчина не рад его видеть.
Без какого-либо подтекста.

- Сигаретку? - протягивает подошедшему к нему парню полупустую пачку вишнёвых сигарет и щёлкает зажигалкой, помогая Сину прикурить.

Может Такуми действительно зря отказывается от собственных ощущений, но пожалеет он об этом чуть позже.

Когда окажется дома в глубоком одиночестве.
Ничего нового, чего уж. Проходили неоднократно.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href=""><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+2

22

Искать подходящий момент крайне сложно. Подходящий момент, чтобы поддаться. Подходящий момент, чтобы сорвать все ограничения. Подходящий момент, чтобы прекратить эту игру. Невозможно специально его найти. Всё совершается чисто на инстинктах, они и подсказывают, когда стоит сделать тот или иной поступок. И Оказаки был уверен, что сэнсэй и сам прекрасно об этом знает. В конце концов, кто из них тут старше по возрасту и всему остальному, что можно включить под понятие "жизненного опыта"? Син мог бесконечно отпускать гулять своих чертей, которых в его взгляде было великое темное множество, мог улыбаться и соблазнять крайне вульгарными, пошлыми способами, но логика во всем этом прослеживалась для себя вполне четкая. В какой-то мере Сину действительно хотелось знать, как долго с ним будут играть.

Ведь относиться ко всему этому серьезно не хотелось совершенно.
Между ними ничего не может быть, всего лишь переспали один раз,  всего лишь встретились вновь, поэтому и захотелось лишь поддразнить да нервы потрепать. Никаких скрытых мотивов, потому что Оказаки действительно осознавал, что между ними ничего более невозможно.

- Тогда вам следует разобраться в собственных чувствах и не морочить этому парню голову. Люди, которые младше вас, всегда выглядят легкой мишенью, - впрочем, себя Оказаки легкой мишенью не считает от слова совсем. Сказывается, вероятно, раннее взросление, при котором наивным не останешься, если с ранних пор начинаешь жить один и зарабатывать себе средства сам, чтобы обеспечивать так, что ни у кого со стороны вопросов не возникнет о том, что Син, возможно, живёт без поддержки родственников. Обманку эту создавать было трудно, но вполне реализуемо. Главное быть упорным и не отходить от поставленных целей.

Цель потрепать нервы сэнсэю тоже достигла определенных достижений, достаточно было только вглядеться в глаза напротив или прислушаться к чужому дыханию. Или к тому, как много раз учитель прикладывался к бокалу с вином. Да, пожалуй, он достаточно способный в этом плане, хотя следует не благодаря своим знаниям и опыту обольщения, а просто потому что поддавался тем самым инстинктам, которые подсказывали, как следует поступить дальше, чтобы пробрало ещё больше. Конечно, он нарывался за это, но ведь оба также знали, что никакого продолжения не будет. По крайней мере, Оказаки хотелось верить в то, что Ичиносэ поразвлекается и уйдет домой.

- Поддаваться или нет, в конечном итоге решать только вам, госпожа, - чужим движениям Оказаки не препятствует, разве что прикусывает кончик большого пальца, сощуривая взгляд, чтобы не разрывая очередного зрительного контакта, легко и быстро провести по тому языком, растягивая губы при этом в улыбке, всем своим видом бросая ничем неприкрытый вызов. Сдержится Ичиносэ в итоге или нет?

Син даже не препятствует попытке напоить его, послушно делает глоток вина, но не более, потому что пить нельзя, но один глоток - это ведь не так критично? Особенно когда от такой близости с мужчиной ведет не на шутку. Правда, Оказаки надеялся, что это первый и последний раз, когда Такуми переодевается ради посещения хост-клуба, в котором он работает. Потому что если придется с этим сталкиваться на каждой смене, то Оказаки попросту с ума сойдет. Или же попросит управляющую предоставлять "даме" другого хоста. И тогда совершенно плевать, как Ичиносэ будет выкручиваться, зато может докажет, что не стоит ходить по краю этого огня.

От заявления о том, что его собираются сопроводить домой, Оказаки даже на мгновение охреневает, но все же с улыбкой провожает Ичиносэ, маша ему ладонью на прощание. Чтобы только, как тот скрывается с виду, откинуться на спинку дивана и шумно выдохнуть, прикрыв глаза согнутой в локте рукой. Перспектива ещё и после работы встретить сэнсэя в этом же виде кажется безумной, как и заверение о том, что явно сейчас угрожали тем, что стоит отбросить мысли о побеге. О, нет, сбегать Оказаки не будет, но и играть роль послушной дворняжки - не в его компетентности, поэтому учитель может рассчитывать на что угодно, кроме разве того, что всё произойдет по его указке. Они никто друг другу, чтобы слушаться и выполнять столь прямые указания.

В таком положении его застает управляющая, которая заботливо треплет его по волосам и выгоняет с рабочего места, чтобы позволить официантам и уборщицам убрать это место и подготовить его для других. Оказаки легко кивает головой, со стоном поднимается, переодеваясь в подсобке в свои привычные вещи, которые сегодня были подобраны явно не с тем намеком, чтобы после отправить домой, нет. Заниженные темные джинсы, футболка и кожанка - явно не образ пай-мальчика, поэтому когда Син покидает стены клуба, то направляется к ожидавшему Ичиносэ, который, к сожалению, никуда раствориться за это время не успел. И даже забирает у него сигарету, позволяя себе прикурить и выдохнуть требуемый организмом никотин перед собой, разворачиваясь без лишних слов и идя дальше по знакомому тротуару. Слегка ведет шеей, разминая её и затягиваясь от сигареты, сжимая фильтр зубами, зная, что сэнсэй пойдет следом за ним по ночной Гиндзе.

- Не хотите объяснить, что за маскарад вы устроили сегодня, м? В груди не жмет, нет? Никогда бы не подумал, что в вас существует страсть к трансгендеру. Подсказать вам адресок клуба, где собираются такие же? - Син сбрасывает пепел и останавливается на светофоре, ловя какое странное чувство дежавю и поднимая взгляд на сэнсэя, едва заметно усмехаясь. Потому что после перехода дороги Оказаки не идет прямо, как в прошлый раз, а сворачивает на узкую улочку, в которой располагалась у ближайшего здания цветная яркая вывеска с названием клуба. Рядом стояли и курили несколько молодых девушек и парней, о чем-то весело смеясь. Где-то поодаль в более темном углу целовалась какая-то парочка, а недалеко от них какого-то нажравшегося выворачивало в мусорные бачки. Самая настоящая ночная развлекательная идиллия.

Оказаки выбрасывает окурок и перед дверьми клуба оборачивается, оглядывая взглядом сэнсэя.
До чего тот все-таки был эффектен, особенно сейчас, среди всевозможных огней и отсветов от вывесок и фонарей. Син бы его определенно завалил, если бы не принцип не спать с одним и тем же человеком дважды. Весьма, правда, уже шатающийся принцип.

- Если хотите, то можете идти домой. Я возвращаться к себе не собирался с самого начала, поэтому не позволю вашему эгоизму нарушить мои планы, - Оказаки широко усмехается, подмигивая охраннику на входе, которому спокойно показывает поддельные документы, а после исчезает за дверьми клуба, в котором бывал уже не единожды, поэтому ориентируется в накуренном помещении достаточно легко, беря ориентир на бар. Привычный мартини опрокидывает в себя моментально, который весьма резко ударяет в голову, образуя соответствующую вату и легкость, с которой, вероятно, можно свернуть мир. Но что там мир, когда есть танцпол, на который и отправляется Син.

Если много думать, то можно додуматься до весьма абсурдных вещей.
Например до таких, в которых окажется, что сэнсэй обманывает самого себя.
И, например, ещё действительно ревнует, если рядом с Оказаки, допустим, будет кто-то отираться в танцах.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

23

Внешний вид Сина, вышедшего из клуба, едва ли не кричит о том, что собирается парень не домой, что становится предельно ясно окончательно, когда на светофоре тот идет не в ту же сторону, что в прошлый раз. Такуми едва ощутимо хмурится, скрывая выражение лица за очередной порцией сигаретного дыма, который выдыхает прямо перед собой, продолжая неспешно следовать за учеником, собираясь с мыслями. Вроде и протрезвел, а в голове все равно кавардак, в противном случае уже бы развернулся и уехал домой, но вместо этого откидывает назад волосы слишком элегантным движением, отправляя окурок в урну у края тротуара и наконец равняется с Оказаки, поправляя перекинутую через плечо наискосок небольшую женскую сумочку - Рейра обеспечила образ полностью, к счастью.

- Обойдусь без адреса, но благодарю за предложение. Маскарад был в первый и последний раз, меня не прельщает женский образ, просто хотел немного развлечься, - испытывает невероятное облегчение от того, что вновь может говорить в полный голос, никого не стесняясь и не рискуя тем самым подставить Сина, у которого наверняка бы возникли проблемы на работе из-за того, что не указал на проникшего в клуб мужчину, - Тебя, к тому же, мой внешний вид не смутил, кажется.

Ичиносэ понимал прекрасно, что Оказаки лишь принимал правила игры, действительно проживая жизнь одним днем, интересуясь всем новым и необычным, в том числе, неожиданным перевоплощением собственного преподавателя истории. К тому же отказать себе в том, чтобы потрепать Такуми нервы, чем занимался с момента первой встречи в школе, тот явно не мог, наслаждаясь ответной реакцией и откровенно издеваясь в ответ.

Как и сейчас, когда предлагает отправиться домой, тут же исчезая в недрах знакомого Такуми клуба, ведь они здесь и познакомились однажды.
Воспоминания захлестывают мгновенно, благодаря чему мужчина все же проходит вслед за учеником в стены заведения, только оказавшись внутри одергивая себя на тему того, что заходить сюда не следовало, но и сбегать уже слишком поздно.

Решает все же забить на Оказаки, вместо этого усаживаясь за барную стойку, разминувшись с парнем буквально на полминуты, не больше. Заказывает стакан виски, не сразу понимая, чему так удивляется бармен, на мгновение позабыв о том, насколько собственная внешность сейчас разнится с голосом, заодно вспоминая о том, что Рейра просила периодически поглядывать в зеркальце, заботливо уложенное в сумочку, проверяя макияж на сохранность, чем и спешит заняться, благо со стороны это занятие не должно выглядеть чем-то сверхъестественным. Аккуратно вытирает чуть осыпавшуюся под левым глазом тушь и даже подкрашивает губы, движением не слишком умелым, но аккуратным, не допуская оплошностей. Когда-нибудь он со смехом будет вспоминать о том, как переодевался в женщину, ради какого-то парня, с которым даже не собирался спать по целому ряду причин, а пока, завершив с наведением марафета, Такуми разворачивается на стуле, поднося бокал к губам и замирая, потому что его едва ли не током прошибает вдоль позвоночника, когда замечает отирающегося за спиной Сина какого-то парня, который определенно в клуб явился не за тем, чтобы потанцевать.

Это заведение в принципе существовало едва ли не для одного только съема и само собой, намерения обоих были известны.
Неизвестно только почему Ичиносэ все это злит настолько, что он выпивает алкоголь практически залпом, слишком резко опуская стакан обратно на стойку, подскакивая на ноги и спеша пробраться сквозь танцующие парочки, чтобы перехватить Сина за запястье и утянуть на себя, только сейчас ощущая, насколько сильно алкоголь ударил в голову, ведь перед глазами немного плывет. Форменный пиздец, не иначе.

- Съебись, он уже занят, - с трудом пытается перекричать музыку, но отирающийся вокруг Оказаки чувак, кажется, понимает, что здесь ему ничего не светит и вскинув руки раскрытыми ладонями вверх, действительно сваливает, за что Такуми ему почти благодарен, потому что полноценный конфликт вытянуть не сможет, особенно если учесть, в каком виде сюда заявился. С одной стороны, женский наряд помог ему провести действительно неплохой вечер в хост-клубе, но теперь сложно было продолжать соответствовать образу, который откровенно начинал раздражать, из-за чего хотелось скинуть всю эту одежду здесь и сейчас, потому что мешает и совершенно не подходит под ситуацию.

Вот только одного взгляда на Оказаки сверху вниз хватает для того, чтобы взять себя в руки.
Потерпит. Все равно недолго осталось мучиться.

- Так что же ты теперь будешь делать с моим эгоизмом, м? Твои планы он, кажется, все же нарушает, - прямо на ухо, чтобы смог расслышать каждое слово, запоздало соображая, что говорит в нем исключительно алкоголь, потому что смесь в пустом желудке получалась слишком огненная, все же вино пока не успело никуда испариться из организма. Прикрыв глаза, легко прикусывает Оказаки за ухо, цепляя сережку на мочке собственным пирсингом и отстраняясь немного назад, расстегивая еще одну пуговицу на рубашке и приспуская пиджак с плеч, скрывать которые больше не было необходимости.

Поведение определенно не достойное школьного учителя.
Особенно, если учесть, что рядом с ним находился собственный ученик, с которым спать более не планировал никогда в жизни.

Тем не менее, ничего и никто не мешают ему перехватить Сина за подбородок, заставляя немного запрокинуть голову назад, чтобы утянуть в жаркий поцелуй, прикусывая за губу, сбивая дыхание и окончательно теряя голову, потому что мечтал об этом не один день, а весь сегодняшний вечер только подогревал навязчивое желание, от которого никак не мог отделаться.

Плевать, что все же проиграл битву.
Пожалуй, оно того стоило.

О том, как в дальнейшем он будет смотреть Оказаки в глаза мужчина задумается чуть позже.
Возможно, даже не сегодня.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href=""><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+2

24

Ритмы электронной музыки звучат настолько громко, что отдаются по всему телу и внутренностям, напрочь вышибая все лишние мысли. Ничего не остается, кроме рефлекторных движений, когда тело окунается в царящую атмосферу и само движется в такт оглушительных сабвуферов. Оказаки реально теряется в этом всём, не замечая никого и ничего вокруг себя. Конечно, сначала ему хотелось позлить сэнсэя, нарушить его планы, потому следовать чужой указке - такое себе, когда предоставлен сам себе. Можно было даже подцепить кого-нибудь и уйти с этим кем-то под руку, специально назло учителю, но сегодня хотелось просто оторваться. Занятия утром никто не отменял, а провести с кем-либо ночь чревато тем, что на первые уроки точно придет с опозданием. Хотя за это ему ничего также не будет, достаточно всего лишь наведаться в медкабинет да выклянчить у школьного врача справку, благо что сделать это проще простого.

Немного позлить выливаются во что-то совершенно точно дурное. Безумное даже в какой-то мере.
Сквозь музыку едва удается различить слова и голос, но зато хватка на запястье чувствуется остро, вынуждая вскинуть голову и словить ответный чужой взгляд на себе. Медленно моргает, чувствуя, как огнем вскипает в венах кровь, как шумно, оглушающе бьёт пульс по ушам. В падающих лучах самой дешевой светомузыки, сэнсэй отчего-то выглядит ещё более оригинально. И дохуя красиво.

Голос возле уха, касание от которого хочется вспыхнуть и сгореть - ото всего этого в совокупности Оказаки цепляется пальцами за предплечья Ичиносэ, крепко их сжимая, сминая едва ли ткань пиджака, который мешался. Его бы стянуть, убрать совершенно, потому что сэнсэй вполне хорош и без него. Его образ сейчас, вперемешку с абсолютно мужским тембром создавали весьма органичную картину, которая вряд ли покинет голову Сина в ближайшее время. А с учетом фотографий в телефоне так и вовсе подобное сохранит в своей памяти надолго.

- Возможно, как раз таки всё идет по моему плану, сэнсэй, - Оказаки приходится слегка встать на носки, чтобы произнести это достаточно громко, чтобы учитель его услышал, невзначай после задев губами скулу и опустившись назад. Ненадолго, потому что вновь тянется, когда терпение Ичиносэ, вероятно, совсем лопается и ему сносит крышу окончательно, заставляя улыбаться сквозь поцелуй.

Вкус чужой помады вперемешку с алкоголем и запахом вишневых сигарет и вовсе заставляют забыть даже о том, где они находятся. Потому что Син проводит руками выше, касаясь открытых ключиц и шеи. Действительно этого хотел и добивался, глупо подобное отрицать перед самим собой. Провоцировал, соблазнял в открытую, чтобы сорвать замки на чужих запретах и выбросить их куда подальше. Это совершенно необъяснимо, почему вело так сильно, до зуда под кожей, до желания заставить задыхаться от нехватки воздуха, который и вдыхаешь минимально, рвано, чтобы после вновь прижаться своими губами к его, зарываясь раскрытыми пальцами в волосы и только прижимаясь вплотную, ища хотя бы такую опору, потому что кажется, что опора из-под ног сейчас просто провалится и утянет его за собой.

И правда задыхается. Отдышаться, кажется, чем-то невозможно, заставляя раскрыть глаза, которые неизвестно в какой момент закрыл. Ребра раздуваются ходуном, но плевать. Шальной темный взгляд касается чужого плеча, следует выше к лицу, заставляя склониться ниже, чтобы выдохнуть возле уха, касаясь того губами.

- Номер в отеле или хотите прямо здесь? Страсть к публичной порке были не просто словами и вас действительно возбуждают летящие в нас взгляды? - даже говорить нормально в голос Син не мог, слишком выбил поцелуй у него всю почву из-под ног, что теперь сложно было даже пытаться в хоть какой-нибудь мыслительный процесс, потому что продолжения хотелось очень сильно. И не одному ему, судя по всему.

Разорвать хоть какой-то физический контакт кажется невозможным. Хотелось вжать в себя Ичиносэ ещё ближе, заставить смотреть только на себя. Всегда только на себя. И хорошо, если это всё алкоголь. Только алкоголь в голове диктует все эти желания, которые при трезвости никогда не будут осуществлены, потому что они оба не станут переступать черту. Днем они оставались учеником и учителем, между которыми подобные отношения - табу. Немало проблем принесут и вообще. В конце концов сам Оказаки ни с кем не спал дважды, а тут все собственные принципы полетели под неуправляемый поезд, следовавший без остановки.

Об этом пожалеют они оба.
Но какая разница, что будет завтра, когда есть сегодня?

- Или же хотите ещё потанцевать? - Оказаки соответствующе ведет бедрами, зная, что лишь усугубит этим всё желание внутри обоих, но как перестать провоцировать сэнсэя Син тоже не знал. Это выходило само собой, будто так и должно быть. Отнимает одну ладонь от чужой шеи, стирая большим пальцем размазавшуюся помаду с нижней губы, подозревая, что у самого губы непременно алые.

А теперь ещё пальцы тоже в этом оттенке. И Син совершенно без всякого стеснения заползает ими под белую ткань рубашки, проводя коротким ногтем по коже живота и боку, за который сжимает, вновь толкая на себя и поднимая голову, смотрит исключительно глаза в глаза, растягивая губы в улыбке.

Эту войну он в каком-то смысле определенно выиграл.
И проиграл.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

25

Осознание того, что Оказаки намеренно разводил его на определенные действия прошибает почти мгновенно после слов о том, что все это входило в его планы и эгоизм Такуми тот использовал лишь себе на пользу. Может, конечно, лукавит, за Сином ведь явно не заржавеет столь спешно подстроиться под окружающую действительность и подобрать необходимые слова, но мужчине от чего-то кажется, что все это изначально было той еще разводкой и теперь бы засмеяться в голос, а после сбежать не оглядываясь, но алкоголь уже ударил в голову, а собственным желания наперекор идти не хотелось, хотя определенно стоило, избегая неприятных последствий. Разорвать бы этот поцелуй, скинуть чужие руки с собственной шеи и отступить назад, но вместо этого лишь подается вперед, ладонями спускаясь ниже, с нажимом по ребрам, чтобы замереть на обнаженном участке кожи, прям над кромкой заниженных брюк, едва ощутимо впиваясь ногтями, практически позабыв о том, что вокруг них кругом люди, ведь реальность смазывается напрочь,  превращаясь в белый шум, а перед глазами лишь Оказаки, взгляд которого опьяняет похлеще алкоголя. Настолько, что очередной вдох проходится по горлу спазмом, вызывающим легкий хрип, что по ощущениям вряд ли сможет перейти в нормальный, привычный голос, но заговорить все же удается, на удивление.

- Пусть смотрят, мне не жалко, - прямо на ухо, в очередной раз стараясь заглушить басы и тут же тяжело выдыхая, когда живот царапает ногтем, что пробирает до мурашек и ощущается слишком остро, где-то на грани, потому что невозможно держать себя в руках рядом с Оказаки, просто нереально.

Удивительно, как в принципе продержался эти жалкие несколько дней с момента повторной встречи.
На одних лишь запретах и моральных упреках, не иначе.

- Никогда не отличался тягой к танцам, а сейчас и подавно, - чужие прикосновения обжигают, вжимается в Сина как можно сильнее, ничему не сопротивляясь, но прекрасно осознавая, что терпение достигло своего предела, рискуя лопнуть, словно воздушный шарик, прямо над ухом, оглушающим грохотом. Ладони спускаются ниже, на чужие бедра, на которых задерживается едва ли, в очередной раз перехватывая подростка за запястье, плавно скользя пальцами к ладони, чтобы ухватиться за нее и утянуть Оказаки за собой, сквозь толпу, оглядываясь постоянно с нестираемой, шальной улыбкой на губах и взглядом затуманенным, проверяя вновь и вновь, не растворился ли тот в воздухе, но Син все еще рядом, все еще следует за ним, все еще крепко держится за его ладонь, словно так и положено.

И от одного только его взгляда, жадного, ведет так, что Такуми едва ли не рычит в нетерпении, ускоряя шаг.
Все запреты снимаются окончательно в тот же момент. К черту их.

Туалет в клубе не разделен по половому признаку, а кабинки и вовсе оказываются достаточно просторными, с полноценными стенами, а не дешевыми пластиковыми перегородками - удачно, как ни крути. Пропускает Оказаки вперед, щелкая дверным замком едва слышно и следом дергая ручку, проверяя, сработал ли тот, прежде чем стянуть перекинутую через плечо сумку, бросая ту на раковину, запоздало вспоминая о том, как еще днем расхохотался, любуясь ее содержимым, ведь Рейра позаботилась обо всем, закинув туда все подряд, начиная от помады и заканчивая контрацептивами, на что Ичиносэ тут же заметил, что они не пригодятся, ведь он собирается лишь потрепать парню нервы, не более. Брошенное Серидзавой "на всякий случай", оказалось едва ли не пророческим, потому что прижимая Сина к стене кабинки в туалете ночного клуба, хотелось снова рассмеяться в голос, ведь жарким сексом в его планах вечер точно не должен был закончиться, к несчастью.

Теперь же, Такуми понимает, что по другому просто быть не могло.
Не рядом с Оказаки, с его блядским взглядом и бесконечным потоком флирта. Неа.

- Нельзя быть таким охуенным, ты в курсе? - слова сами срываются с губ, пока целует за ухом, спускаясь ниже, щекоча дыханием шею, слегка оттягивая ворот футболки и прихватывая зубами тонкую кожу на ключице, пока стягивает с чужих плеч кожанку, бросая ее на раковину, следом за собственным пиджаком. Накладная грудь хоть и не отличается большим размером, определенно мешает и Такуми отстраняется, спиной приваливаясь к противоположной стене, расстегивая пуговицы на рубашке одну за одной, движениями медленными, глядя в глаза Оказаки, кончиком языка облизывая искусанные губы, слизывая остатки помады, - Будешь смеяться, но мне нужна твоя помощь.

Убийство момента полнейшее, но расстегнуть бюстгальтер самостоятельно не сможет, попросту не извернутся так запястья, потому приходится стянуть рубашку и развернуться к Сину спиной, едва ощутимо вздрагивая от чужих прикосновений, наконец избавляясь от самого неудобной части созданного подругой образа. Подхватывает Оказаки ладонями под бедра, заставляя обвить себя ногами и по новой утягивает того в очередной поцелуй, вот только сомнения вновь накрывают с головой, невовремя, из-за чего отстраняется, выдыхая рвано и встречаясь взглядами, наблюдая адскую пляску чертей в глазах Сина.

- Уверен, что не пожалеешь? - считает необходимым поинтересоваться, потому что и сам ни в чем не уверен, не смотря на то, что отпускать от себя Оказаки не хотелось ни в коем случае, но ощущение того, что в нем говорит исключительно алкоголь, заставляет колебаться, без возможности самостоятельно принять верное решение.

Полагаться в таком случае на мнение подростка - весьма глупое намерение.
Но не плевать ли?

Особенно если учесть, что Оказаки с самого начала воспринимал слишком взрослым. Не по годам.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href=""><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+2

26

Догадаться, куда ведет его в спешке Такуми, не составляет труда.

Что ж, подобных развлечений у Оказаки ещё не находилось в личном деле, что заставляло пульс внутри колотиться с бешенной скоростью, а жар соответствующим пламенем приливать к низу живота. Поэтому Син вовсе не против оказаться зажатым в туалетной кабинке, снизу вверх смотря на сэнсэя, подозревая, что зрачки у него расширенные, закрывают естественный цвет, но крайне было наплевать, потому что вело настолько сильно, что хотелось, блять, пиздец как сильно. Вжать в себя Ичиносэ, разодрать ему спину до красных полос, которые пройдут к утру. Оставить больше следов на шее и наплевать ему, чем и как завтра будет маскировать их учитель. О завтра - мутном и далеком - не думалось совершенно, потому что сейчас была только эта кабинка в клубе, в стену которой вжимал его Такуми, срывая своими действиями судорожный выдох, граничащий со стоном.

- Это же относится и к вам, сэнсэй, нельзя быть таким охуенным, - Оказаки упирается затылком в стену позади себя, проводя языком по распухшим губам. Слишком жарко становится, слишком горячий воздух, собственное тело и прикосновения учителя. Отголоски шумной музыки, разговоров - всё остается где-то там на поверхности сознания, потому что смехом всё же Син заходится, без особого труда помогая справиться с застежкой, не удерживаясь и касаясь губами места над лопаткой, за которое следом прикусывает сквозь смех, пока сэнсэй не разворачивается обратно. И Син успевает разве что стянуть с себя ненужную футболку, подтягиваясь и обвивая ногами за бедра, прижимая на этот раз мужчину к стене под собственным весом и прижимаясь губами настолько к плотно к чужим, что этого сэнсэй никогда не сможет забыть, выкинуть из памяти. Просто не сможет.

Вместо ответа на вопрос о том, пожалеет или нет, Оказаки предпочитает сжать пальцы на чужом плече, а второй рукой ухватиться за подбородок, большим пальцем слегка надавливая на него, заставляя приоткрыть рот. Прокол в языке так и не удалось рассмотреть до этого - не было времени. Теперь времени тоже нет, но тем не менее Син заостряет на этом своё внимание, хотя уже успел до этого почувствовать через поцелуи достаточно сильные ощущения.

- Больно было? Я тоже хочу. Как думаете, насколько будут яркими ощущения при поцелуях, когда проколы у обоих? - шепчет Оказаки, растягивая губы в улыбке, явно подобными вопросами пытаясь заставить Такуми это представить и тем самым отвлечь от всяких там сожалениях, задумываться о которых явно поздновато, потому что желание есть у обоих и нужно с этим что-то делать, например, просто друг другу помочь. Син ведь знал, чего добивался, когда провоцировал откровенно, порой ненавязчиво, а порой - слишком явно, как в хост-клубе. Но ведь и сэнсэй тоже хорош. Повёлся на эту игру, принял её правила, начал принимать участие сам. Соблазнял даже хлеще самого Оказаки порой.

Поэтому прикрываться сожалениями глупо.
Сожалеть о получении удовольствии - тем более.

Зато провести пальцами с подбородка вдоль линии челюсти и с неё зарыться в длинные пряди, слегка сжимая, заставляя запрокинуть голову, легко впиваясь в кожу губами, жадно покрывая поцелуями снизу вверх. Пусть они оба сегодня сгорят во всех этих ощущениях, зато будет о чём вспомнить после. Когда ещё попробуешь достаточно тесный, жаркий секс в стенах туалета в ночном клубе? Сэнсэю явно стоит быть благодарным за новый опыт, на который взрослому решиться всегда сложно, а Ичиносэ вроде ещё не настолько старый, только профессию выбрал с явными ограничениями. Стоило поинтересоваться позже, почему именно работа учителем? Неужели действительно нравится вбивать знания в головы учеников? Впрочем, это тоже провериться позже, когда начнутся их дополнительные занятия.

Само собой выходит толкнуть Такуми к унитазу, ступней с которого опускает крышку и заставляет сесть туда обоих, только плотнее прижимаясь к чужому телу, отпустив все остатки разума и мыслительного процесса гулять, отдавшись только ощущениям этой хаотичной страстной близости.

И плевать, что стоило поступиться собственным принципам не спать дважды с кем-то одним. Можно же ведь иногда сделать исключение, особенно когда это обоюдно разводится с обеих сторон? Никуда ведь не деться, когда возбуждён и хочется поддаться кричащему эгоизму, глупо хватаясь и показывая своё собственничество хотя бы на несколько часов в одной из ночей. Наплевать вообще, что и кто подумает, услышав стоны и любые другие звуки из их кабинки. Кому какая разница, Оказаки сам не раз становился свидетелем подобного, будучи таким же гостем в ночном клубе, как и сегодня. Правда, сегодня сам на своей шкуре всё это испытал. Можно сказать, что любопытство удовлетворено.

Любопытство, но не жажда ощущать чужие прикосновения на себе.

Добраться до своего дома и вовсе выходит только к утру, когда рассвет на горизонте уже начинал проклевываться. На такси. И даже напоследок наплевав на присутствие водителя, при котором удалось притянуть сэнсэя за ворот пиджака и оставить удушающий поцелуй. Чтобы уже после, лежа на матрасе, расслабленно прикрыть глаза, до невозможности перестать улыбаться.

Только чудом удаётся не проспать, собраться, не смотря на то, что каждая мышцу и клетку тела ломило ужасно. Уже в школе, к последнему уроку, стало куда лучше, даже похмелье не одолевало, зато вопросов к собственной шее и пятнам на ней поступало достаточно много от одноклассниц и одноклассников, но удавалось привычно отмахиваться, стараясь не показываться на глаза сэнсэю всё время, пока был в школе.

Мало ли того, как переклинит на утро. Меньше всего хотелось натыкаться на взгляд, в котором обнаружит сожаление о совершенном.
Но встретиться с ним всё равно приходится. В самом неожиданном для этого месте. Застать сэнсэя в медкабинете, который для Оказаки, как второй дом, до странного неожиданно, что Син застывает на пороге, только открыв дверь и наткнувшись взглядом на Ичиносэ.

- Как ваша голова? Не болит?

И вновь милая улыбка на лице, призванная не выдавать ни малейшего беспокойства.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

27

Оказаки заполняет собой все окружающее пространство, вытесняет из головы абсолютно все мысли и заставляет задыхаться, вновь и вновь прижимаясь своими к губам Такуми, от чего тот натурально теряет голову, захлебываясь ощущениями и эмоциями, отдаваясь им полностью, без остатка, словно это в порядке вещей и никаких сомнений здесь присутствовать не должно в принципе. В конце концов, учителем он был исключительно в стенах школы, а здесь и сейчас Ичиносэ оставался самим собой, со своими не самым примерным характером, весьма извращенными тараканами и гейской натурой, над которой так любила подшучивать Серидзава, которая прознала об ориентации друга еще в старшей школе, мало того, что не выдав ее окружающим, так еще и поддержав парня, зарекомендовав себя едва ли не как лучшего человека в его жизни. Да, может действительно слишком расслабился и стоило продолжать удерживать себя в рамках, но после спектакля устроенного в хост-клубе, в этом не было никакого смысла, а значит...

Будь, что будет.
По крайней мере, прямо сейчас Такуми было слишком хорошо для того, чтобы задумываться о возможных последствиях.

- Не так больно, как последующий запрет на курение, - высовывает язык, отводя его к уголку рта, демонстрируя пирсинг вновь, наблюдая за реакцией Сина из под полуопущенных ресниц, следом проводя кончиком языка по чужим губам, продолжая шепотом, уподобляясь тем самым манере речи парня, - Если сделаешь однажды, всегда буду рад попробовать, мне теперь интересно.

Постановка фразы буквально кричит о том, что Ичиносэ не против в принципе дальше трахаться с собственным учеником, в свободное от работы время и ему бы осознать, насколько абсурдно это звучит, тут же исправившись, но вместо этого окончательно поддается захлестывающему желанию, отключаясь наконец от реальности, в которой не остается никого и ничего, кроме Сина, его жаркого тела и бесконечного напора, которому невозможно препятствовать, это выше собственных сил.

Приходит Такуми в себя, только после очередного поцелуя в такси, во время которого едва сдерживается от желания пойти за Оказаки следом, бесцеремонно врываясь в чужую квартиру, продолжая начатое в туалете клуба, рискуя пропасть в этом парне с концами. Хотя... Разве он уже не пропал? Стоило задуматься об этом на досуге, а пока же, стараясь не обращать внимание на косые взгляды таксиста, бросаемые в зеркало у лобового стекла, вытаскивает из сумочки телефон, наблюдая на экране с десяток пропущенных от Рейры и несколько сообщений от нее же, последнее из которых было отправлено около двух часов назад. Отвечает коротко, первым делом упоминая, что с ним все в порядке и никто не решился избить случайно встреченного на улице трансвестита, в которого подруга превращала Такуми добрую половину дня. Теперь же от изначального образа не осталось практически ничего: накладную грудь мужчина предпочел выбросить в туалете клуба, чтобы не таскаться с ней в руках, макияж так и вовсе пал жертвой страстного секса, после которого оставалось разве что спешно умыться, избавляясь от остатков косметики на глазах. Не пострадала только одежда, которую по приезду домой Ичиносэ аккуратно развесил на вешалке, найдя силы на столь простое действие только из мыслей о том, что костюм все же стоило вернуть и ему он не принадлежал.

Заснуть удалось едва только прижавшись щекой к подушке, наплевав на душ и прочие привычные процедуры.
Похуй. Успеет утром. Благо, что в школу необходимо было явиться только к пятому уроку. До чего же удачно, а.

Мелодия будильника ударяет по барабанным перепонкам слишком резко и очень громко, заставляя ударить ладонью по электронному монстру, стоящему на прикроватной тумбочке, практически со всей дури, роняя тот на пол. Голова болела нещадно, ныли руки и спина, кожа на которой, к тому же, под горячей водой из душа начала щипать так, что в пору было заорать от неожиданности. Лицезрение царапин в запотевшее зеркало вызывает лишь невнятный смешок, зато череда багряных следов, плавно переходящих от ключиц к шее, заставляет окунуться в ночные воспоминания, выдыхая с шумом и опираясь ладонями на края раковины, почти судорожно сжимая их пальцами. Ситуация, конечно, пиздецовая, но не вызывала никаких сожалений, лишь желание повторить вновь. Так и ломаются принципы, моральные устои и прочая подобная херня, да?

В школу приезжает вовремя, скрыв торс и шею под тканью черной водолазки, с умопомрачительно высоким воротом, под которым разглядеть ничего не удастся, как не старайся. Не смотря на головную боль, уроки проводит без особого труда, после все же заглядывая в медицинский кабинет, надеясь получить таблетку от головы, но вместо этого получает лишь просьбу посторожить помещение минут десять, пока врач сбежит в спортивный зал, куда его вызвали из-за травмы какого-то старшекурсника, в суть которой Ичиносэ не вдавался, покорно усаживаясь на одну из коек и утыкаясь в телефон, отнимая от экрана взгляд только тогда, когда открывается дверь, впуская в медкабинет Оказаки, на которого выходит разве что уставиться во все глаза, прежде чем заговорить.

Почему именно он, вот кто скажет?

- Болит. Твоя, я так подозреваю, тоже, раз ты сюда заявился, - прячет телефон в карман, ладонями упираясь на поверхность занятой им кушетки, чуть отклоняясь назад, невольно проходясь взглядом по шее Сина, следов на которой, едва ли не больше, чем на собственной, - Удалось немного поспать?

Приходит ли сожаление о содеянном, при виде Оказаки? Конечно, нет. Наверное, это должно пугать или хоть немного напрягать, ведь Такуми пересек опасную черту, ступая на охуенно тонкий лед, но внутреннее спокойствие помогает легко удержать себя в руках, пока поднимается на ноги и подходит ближе, вскидывая руку, большим пальцем аккуратно проводя по крупному засосу, виднеющемуся из под воротника школьной формы, совершенно не задумываясь, насколько дерзко это выглядит со стороны.

Но не скрываться ведь теперь от Сина, избегая любого общения, выходящего за рамки учебного процесса?

- Вопросов много было или ты часто являешься с подобным набором на занятия? - все же отступает назад, возвращаясь на кушетку и поправляя собранные в хвост волосы, продолжая вести себя как ни в чем не бывало, поражаясь при этом самому себе. Тем не менее, раз по душу Ичиносэ еще не явился директор в обществе полицейских, значит Оказаки его не выдал, как минимум.

Как максимум - парня все устраивает и впредь тот будет молчать.
Главное, не повторять произошедшее ночью больше никогда.

Каким бы сильным не было желание.
Рано или поздно стоп-сигналы все же должны сработать, так пусть сделают это прямо здесь и сейчас.

От греха подальше.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href=""><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+2

28

Оказаки делает шаг внутрь, закрывая за собой дверь, но не замок, что естественно. Слышит, как за спиной защелкивается ручка, но не сводит взгляда с сэнсэя, поза которого крайне провокационная. Интересно, Ичиносэ хоть сам понимает, как выглядит со стороны? Просто чистая картина, подразумевающая только два последовательных действия. Валить и трахать.

В пору расхохотаться над собственными мыслями, но Син итак улыбается, давя в себе этот порыв, только щурит слегка взгляд, делая совершенно невинное лицо и просто кивая. Голова болит лишь отчасти, она не так мешает и боль эта вполне привычная. Можно закинуться таблеткой и лечь полежать на свою привычную кушетку, но наличие учителя здесь рушит часть этих планов на раз и два. Впрочем, Оказаки их все равно осуществит.

Взгляд натыкается на ворот водолазки, закрывающей чужую шею, что и не увидеть оставленных следов, но то, что они есть - знает наверняка, иначе бы не было нужды сэнсэю закрывать эти места. Зато свои отметины действительно не скрывал ничем, и даже это Ичиносэ тоже оценил. На расстоянии гораздо близком,  заставляя слегка приподнять голову при прикосновении к шее, мгновенно до подробностей припоминая, каким образом эти следы были оставлены. Настолько сильны эти ощущения, что невольно покалывают кончики пальцев, но Оказаки ничего не предпринимает, на этот раз занимая наблюдательную позицию, не забывая о том, что они находятся в школе и судя может войти кто угодно. Подставлять сэнсэя не было ни малейшего желания, разве что привычно поддразнить, но об этом Сину даже напоминать не нужно: все случится само собой.

- Когда как, но все уже привыкли видеть меня таким, поэтому вопросы задают скорее по привычке, чтобы узнать, с кем я провел ночь, - Син проходит к шкафу с медикаментами, по-свойски его открывая, чтобы с третьей полки взять блистер обезбола, выдавливая на ладонь себе таблетку и закидывая её в рот. Закрывает дверцы, проходя мимо кушетки и кидая блистер на покрывало перед Ичиносэ, а сам наливает в пластиковый стакан воды в напольном кулере, чтобы запить таблетку, начавшую горчить на языке. И одновременно с этим наливает второй стаканчик воды, передавая его учителю. Свой тем временем сминает и выбрасывает в урну, потягиваясь и ведя плечами. Стоило и правда вздремнуть пару часиков, чтобы тело наконец-то перестало ломать от усталости, потому что не удалось толком поспать ночью. Только вот Ичиносэ как назло занимал ту кушетку, на которой он привык спать, и уходить не собирался пока что.

- А к вам, я смотрю, никаких вопросов не поступало. Благополучно всё скрыли, - Син привычно растягивает гласные, с явной, но совершенно небольшой издевкой, и пользуется тем, что Такуми сидел, забирается с ногами на ту же койку, вытягиваясь и закладывая сцепленные руки за голову, - Скажите, сэнсэй, а вы, когда были школьником, тоже так проводили свои дни? Или были более образцовым? Или зажимали одноклассниц или одноклассников в туалете?

Оказаки смотрит на Ичиносэ снизу вверх, едва склонив голову на бок, можно сказать, что практически любуясь несомненно красивым профилем. Сэнсэй почему-то всегда был разным. В школе вел себя по одному шаблону, вне - разбивался ещё на кучу разных образов. Чего стоит только весь этот перфоманс с переодеванием в даму и посещение хост-клуба, от чего при одном только воспоминании об этом пробивало на смех. Как только не спалились. Пронесло на честном слове и умении держать лицо в столь неожиданных ситуациях.

Стоило в следующий раз сказать управляющей, чтобы проверяли документы на входе даже у взрослых на вид дам.
Мало ли кто еще захочет острых ощущений будучи переодетым в женщину?

Син легко вскидывает руку вверх, едва касаясь кончиками пальцев кончиков волос в хвосте, проводя по нему и в итоге вовсе стаскивая резинку. Натягивает на своё запястье и поджимает руку под голову с совершенно невинным видом. Словно и не он это сделал сейчас, позволив длинным прядям свободно лечь на спину сэнсэю.

- Успели вернуть весь реквизит своей подруге? - Сину хочется пошутить о том, что сэнсэй, как золушка, которая в полночь потеряла все свои наряды и стал вновь самим собой, но отчаянно сдерживает этот порыв, полагая, что после него точно может разозлить Ичиносэ. Итак ходит по краю каждый раз, то наворачиваясь с него, то вновь восстанавливая равновесие. Иного рядом с сэнсэем попросту не происходит. Каждая встреча походит на американские горки, потому что кидает из одного состояния в другое, что просто разбиваешься, но не можешь себя удержать ото всего, потому что тянет безумно сильно и Оказаки честно начинает опасаться того, насколько уже сильная привязанность мысленно образовалась у него к Такуми.

При условии, что в единственные чувства, в которые верит Син, - это те, которые рассчитаны на одну ночь.
Будь то в отеле или еще где-то.

Наверное даже каждая провокация Ичиносэ в итоге направлена на то, чтобы узнать, до каких пор сэнсэй будет во все это играть. Ведь однажды надоест и Оказаки останется в полном своем покое и распоряжении. Не будет этой попытки обучать истории, дополнительные занятия по которой еще только ждут впереди. Не будет этих угроз встречать после работы. Не будет ничего, потому что эта их игра в провокации подойдет к концу.

И лучше бы ей закончиться раньше, чем Оказаки поймет и примет наличие ещё каких-либо чувств, не заключенных только в одной ночи.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

29

Поведение Сина и то, как тот не сводит с Такуми взгляда, весьма ощутимо настораживает, но Ичиносэ продолжает стараться выглядеть максимально расслабленным, хотя одного вида засосов на чужой шее хватает для того, чтобы сбилось дыхание, пусть и едва заметно, не составляет труда тут же привести его в норму. Не улыбается в ответ, даже когда Оказаки послушно слегка запрокидывает голову назад, словно подставляясь под прикосновения, от чего Такуми ощущает, как скручивает в тугой узел внутренности, от осознания насколько все это неправильно и одновременно от того, какие картины подкидывает память, совершенно не скупясь на подробности прошедшей ночи, ведь алкоголь из крови выветрился достаточно быстро, не вызывая никаких помутнений и позволяя запомнить все до мелочей.

Издевательство, не иначе.
Тем не менее, крайне приятное.

Упоминание о том, что подростку привычно являться в учебное заведение со следами, соответствующими предшествующей бурной ночи, от чего-то заставляет крепко стиснуть зубы, буквально уставившись в одну точку, оценивая неожиданно захлестнувшие эмоции, напоминающие ничто иное, как ревность, которой здесь быть не должно, ни в коем случае. Выпивает предложенную таблетку обезбола почти не задумываясь, осушая стаканчик до дна и сминая тот в кулаке движением резким, зато хруст пластика приводит в чувства, заставляя чуть тряхнуть головой, избавляясь тем самым от непозволительных мыслей, но все еще не глядя на Оказаки, хоть тот и улегся внаглую на кушетку за его спиной.

Если кто сейчас заглянет, наверняка удивится столь странной картине.
Благо, что та оставалась в рамках дозволенного, вот только... Надолго ли?

- Кажется, ты здесь частый гость, - стаканчик прицельный броском отправляется в мусорную корзину, расположенную возле рабочего стола школьного врача, Такуми же бросает один единственный взгляд на вольготно разложившегося Оказаки, прежде чем усмехнуться и уставиться прямо перед собой, несколько долгих секунд обдумывая заданный подростком вопрос, - Разве похоже, что я когда-то был примерным? Тем не менее, неважно, чем я занимался, будучи школьником и... Эй, не наглей, Оказаки.

Мягкий смех разливается по кабинету, пока пальцами пытается перехватить скользящую по хвосту резинку, но Син оказывается шустрее, а Такуми лишь остается покачать головой из стороны в сторону, чтобы позволить волосам свободно рассыпаться по спине, после чего поднимается на ноги и заглядывает в лоток со скудным количеством канцелярии, которая в медицинском кабинете особо и не нужна, забирая из него простой карандаш, с помощью которого легко собирает волосы в небольшой пучок, что продержится до возвращения в класс, а там уже поищет в сумке еще одну резинку, там точно лежала запасная, как и всегда.

Отбирать нагло украденную до этого, желания не возникает. Пусть оставляет себе на память, если так хочет.

- Пока не успел, подождет до завтра, - присаживается на край стола, скрещивая на груди руки и глядит на школьника, чуть склонив голову набок, вновь чувствуя, как плывет, ведь чужая расслабленная поза и улыбка на лице, в очередной раз напоминают о произошедшем ночью, хотя и без того от воспоминаний практически невозможно отделаться, спасала только работа, но теперь в нее не суждено упасть до понедельника. В пору напиться и завалиться спать, сразу по приходу домой, лишь бы не думать об Оказаки в любом ином ключе, кроме как о своем ученике.

Потому что раскрыться их сексуальная связь может в любой момент.
Предостеречь подобное возможно только полным отказом от любых встреч вне школы.

Еще бы к самому себе прислушаться и остановиться, но с этим выходит сложнее всего.
Особенно если учесть, что отступать не хотелось. Пока что.

- Хотя знаешь, я подумываю забрать его для себя окончательно. Мало ли, когда и с кем еще вдруг пригодится, - Такуми все же переходит черту, откровенно провоцируя Сина хоть на какую-нибудь реакцию, неосознанно, но определенно в отместку за вызванный в нем ранее приступ ревности, Ичиносэ совершенно не свойственной. Стоило бы валить из кабинета как можно быстрее, подальше от Оказаки, но вместо этого вновь возвращается к кушетке, замирая прямо над подростком, пристально вглядываясь в черты лица парня сверху вниз, с шумом выдыхая. Ситуация - кромешный пиздец, потому что ведет слишком сильно.

Бежать. Просто бежать.

- Постарайся сегодня нормально поспать, пожалуйста, а то на твои синяки под глазами страшно смотреть, - ладонь укладывает на чужую щеку, подушечкой большого пальца мягко оглаживая скулу, прежде чем резко отступить назад, заслышав за дверью торопливые шаги, наверняка принадлежащие школьному врачу, - До понедельника, Оказаки-кун, хороших тебе выходных.

В дверях едва ли не сталкивается нос к носу с коллегой, с которым коротко прощается, не вдаваясь в подробности того, что произошло с учеником в спортивном зале. Сейчас хотелось только сбежать к себе в кабинет и покурить прямо в окно, наплевав на запреты, прежде чем начать собираться домой, заглянув по пути в магазин за бутылочкой чего-нибудь горячительного, желательно, с как можно более высоким градусом.

Потому что вывозить то, что происходит в голове из-за Сина будучи трезвым уже не выходит.
Теперь бы действительно не видеть его до понедельника, где очередной первый урок проведет в его классе.

Пара дней на передышку. Если только не пересекутся где-нибудь раньше.
Мысль не выходить из дома кажется крайне здравой, в отличие от той, которая заставляет прикурить сигарету, не заперев за собой дверь класса - все равно уроки уже закончились, вряд ли кто захочет заглянуть к нему на огонек.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][status]lier[/status][icon]https://i.imgur.com/8RHvvg5.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href=""><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано He Tian (04.06.22 17:14:49)

+2

30

Ичиносэ-сэнсэй был абсолютно противным человеком.

Не повелся на его провокацию, ещё и с места соскочил, находя на чужом столе то, чем можно собрать волосы. Оказаки наблюдал за ним взглядом, с легкой усмешкой, не собираясь возвращать стащенную резинку для волос, решив оставить её при себе. Наверняка у учителя найдется запасная, а от этой не убудет, раз не рвется её спасать из загребущих пальцев Сина. Ходить по границам терпения и выдержки у Оказаки все ещё хватало сил и умений, просто так не собираясь уходить с этого пути, просто потому что это вполне себе могло сойти за развлечение и таковым являлось. Все же, для него подобное в новинку совершенно. Обычно все быстрые связи заканчивались с наступлением утра, когда каждый возвращался в свои привычные жизни. Забывали, сменяли другими таким же партнерами на ночь и не пересекались более.

С Такуми подобного не вышло, потому что его с наступлением учебного года Оказаки видел практически каждый день не только в школе, но и после неё. Более того, порой Син ловил себя на странных мыслях вроде тех, что высматривает в толпе знакомое лицо, будь то на улице или в коридорах учебного заведения. Предпочтительно было бы не задумываться, но будь Син тупым, как пробка, то просто не придавал всему этому значение. А так - не получалось. Сэнсэя слишком много стало в его жизни. Это все должно было закончиться на одной лишь ночи, но каким-то образом все ещё продолжалось и они даже переспали и во второй раз, причем спровоцировал на это сам Оказаки, потому что ради него сэнсэй затеял весь этот маскарад с переодеванием, грешно было не повестись на это всё.

Потому теперь, когда Ичиносэ заявляет, что может проделать это и для кого-то другого, то Син остается внешне абсолютно спокойным, никак не меняется. Только внутри взрывается ком, который нарастал все время до этого, потому что ему отплатили той же монетой, которой привык баловаться сам. Поймать ответку такую по отношению к себе кажется чем-то нереальным, но в целом даже помогает встряхнуться. Сонливость отходит на второй план, потому что вперед вырывается стойкое желание запереть сэнсэя и вытряхнуть из его головы все подобные мысли. Собственническое чувство вырывается наружу и придает только злости на самого себя, потому что - да какая разница, с кем будет развлекаться дальше Ичиносэ? Вообще плевать должно быть.

Но не плевать. И разница есть.
И это в какой-то степени даже пугает.

Оказаки молча следит взглядом за Такуми и даже растягивает губы в привычной милой улыбке, когда тот касается щеки. Ичиносэ сбегает стремительно от него, что Син ничего не успевает предпринять, натыкаясь взглядом только на его спину и появившегося школьного врача, которому кивает приветственно. Медик закрывает его кушетку ширмой, чтобы не отсвечивал своим расслабленным видом, пока в помещение дальше вваливаются травмированные. В пол уха Син слушает этот гул, который явно не способствует тому, чтобы заснуть или банально подремать, потому что перед глазами все ещё стоит лицо сэнсэя и его слова. Пальцы легко сжимается в кулаки, а спустя пять минут и вовсе резко подрывается на тонком матрасе, порывисто зарываясь пальцами в волосы, зачесывая их назад и взъерошивая, ловя глазами темный обруч вокруг запястья.

Нужна ли причина, чтобы увидеть учителя вновь?
Наверное, нет. Но у Оказаки она оказалась само собой и лишать себя подобного он не станет.

Поэтому поднимается и покидает медкабинет, приглаживая волосы. До кабинета истории - всего лишь подняться на этаж выше. Открытая дверь - как приглашение, от которого Син отказаться не может, потому бесшумно оказывается на пороге. Запирает за собой на внутренний замок, щелчок от которого в тишине, наполненной только порывами ветра и голосами уходящих домой школьников, которые доносятся со двора. Но на них откровенно безразлично. Син целенаправленно подходит к сэнсэю, чтобы схватить за ворот и резко наклонить вниз, без лишних слов утягивая в поцелуй, которым давит, лишая воздуха. Просто потому что Оказаки зол. В самом деле сильно раздражен той вероятностью, что Ичиносэ пойдет развлекаться с кем-то другим. Что будет обнимать кого-то другого. Что целовать также станет кого угодно, но не его.

Сильная ревность бьёт по голове и стоило бы от неё откреститься, однако ничего не выходит.
Если Ичиносэ хотел задеть, то у него это, блять, вполне себе получилось, потому что порой достаточно всего одной капли, чтобы искра стала пожаром, в котором один гореть он не собирается совершенно.

- Только попробуйте с кем-то ещё это все делать, - Оказаки сам же первый отстраняется, тяжело дыша и хрипло выдыхая, - Сначала провоцируете, а потом желаете хороших выходных, как ни в чем не бывало. Вы жестоки, в курсе об этом? Как мне после этого спать?

Не дает Такуми в целом ответить, потому что снова тянется и затыкает глубоким поцелуем, даже не успев привести дыхание в норму после прошлого. Потому что крышу окончательно срывает. Потому что никому не позволит забрать то, что теперь принадлежит ему. Стоило спросить самого себя, с каким пор это Ичиносэ стал ему принадлежать, но вряд ли сейчас Оказаки вообще может связно и разумно мыслить с учетом бушующих эмоций. Вот когда они поутихнут, тогда и подумает.

Когда-нибудь потом.
[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/pWCyVrP.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2


Вы здесь » ex libris » альтернатива » different reasons [nana]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно