ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » A Like Supreme


A Like Supreme

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.ibb.co/KyZTXws/word-image-271.png
через пятьдесят лет-то сможем хоть раз поговорить нормально или всё будет как обычно?

[status] Is Anyone Up?[/status][icon]https://i.ibb.co/9q2g3m1/111.gif[/icon][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=9670" target="_blank">Джонни Сильверхенд</a> <div class="fandom">cyberpunk2077</div> <div class="info"><div align="center">a bloody moon, portending doom, <br>another cruel day is coming soon <br>have to end this but it's just begun <br>a final charge, with the rising sun </div></div>[/lz]

Отредактировано Johnny Silverhand (14.03.22 06:43:18)

+2

2

у нас было не самое лучшее знакомство, 5 или 7 бутылок пива, попытки разбить "лёд" во взаимоотношениях, и целое море всякой всячины на языке нулей и единиц. чёртова сеть, после неё развозит так, что вы похожи на пьяницу из старой ирландской новеллы: полная утрата двигательно-опорных навыков, галлюцинация потери равновесия, немеет язык, начинаются сбои в мозгах, отказывает позвоночник. симстим уже отпускает, пиво давно выветрилось, но отходняк ещё есть — он долго выходит. первый час вы ждёте, а в начале второго часа вы начинаете проклинать сучку-нетраннера, которая вам это всё предложила...

Сейчас мысли схожи примерно с тем же, что Керри чувствовал лет пятьдесят семь тому назад. Разница только в том, что сучка-нетраннер оказалась мужиком, который в своё время разгребал дерьмо за Тессье-Эшпулами, а отходняк он ловит далеко не от пива, а от эмоционального перегруза. Даже октагоны так не догоняли. Или дексы, кому как нравится. Бразильский декстроамфетамин, вызывающий бодрость и повышенную концентрацию внимания, а окончание эффектов ведёт к утомлению и депрессии. Эдакая расплата за возможность на некоторое время почувствовать себя сверхчеловеком.

Раньше Керри мог бы только мечтать о том, чтобы попробовать декс, а теперь может достать эту спрессованную дрянь чуть ли не по щелчку пальцев.

Однако, что же, алкоголь, никотин и декстро? Давайте смешаем хотя бы два компонента из трёх, чтобы не обнулиться с улыбкой дебила и обгаженными штанами. Флэтлайн – так, кажется, прозвали нетраннера, который пробыл мёртвым в Сети около пяти минут, а потом перезапустил сердечную мышцу и вернулся в этот грешный мир. Флэтлайн – прямая линия кардиограммы, отсчёт три-два-один до запуска души ракетой прямой наводки тело-посмертие.

Альт всё-таки нашла ещё одну лазейку, как разделить Ви и Джонни. Всего-то и нужно было, что по подсказке Роуг выйти на Генри Кейса, который работал с Альт в «ITS», но ни по одной базе данных среди сотрудников корп не значился. Кейс повыделывался, но взломал дата-центр токийской лаборатории «Арасаки», а уж выудить оттуда инфу о том, что тело Сильверхенда не захоронено на нефтевыработке и вместо этого пребывает в криокапсуле токийской лабы - дело проще, чем обойти лёд этой самой лабы. По крайней мере по словам всё того же Кейса.

Зачем Арасукам нужно было тело террориста - вопрос отдельный. Евродайн мог бы подкинуть несколько абсолютно всратых идей, начиная от «чтоб Сабуро на него наяривал» и заканчивая «сделали бы из него Смэшера 2.0», но о результатах начала программы «сохрани свою душу» нет практически никаких сведений.

А дальше - веселее.

Перелёт в Токио - меньшая из зол, тем более что во владении Керри есть подходящая вилла, на которой можно на время залечь на дно. Луиза, конечно, же, не в восторге, но Ким и Теда забрала лишь бы они отца года не видели. А потом Кейс запустил «Куан».

- Воспользуемся «Куаном».
- И что это?
- Медленный китайский демон. Очень старый. Вряд ли сами «Кан Тао» о нём помнят. «Куан» интегрируется со льдом систем «Арасаки» и вуаля.

И вуаля.

Струны гитары звенят, каденция шесть-четыре срывается под аккомпанемент сигаретного дыма, растворяющегося даже близко не у потолка виллы. Керри перебирает струны гитары только для того, чтобы не сжимать эти самые пальцы на глотке Джонни, который сидит тут же, во плоти, и улыбается так знакомо, что практически больно. От этого хочется невесело рассмеяться, только вместо смеха хромированные голосовые связки неприятно дребезжат; механические помехи режут слух - обсидиановый имплант в обрамлении золотых вставок, что вплавлены в горло и стык ключиц.

Когда-то именно Джонни говорил, что у Керри херовый голос. Для сольной карьеры пришлось себя совершенствовать.

- Джонни, какого хера?

«Джонни» и «какого хера» - практически синонимы, на самом-то деле, но Керри обязан был спросить. Спросить что? Почему Керри решил помочь Ви избавиться от жильца в голове? Или почему Джонни снова появился в жизни Керри именно тогда, когда тот, как думал, избавился от своей больной зависимости?

На столе - открытая бутылка дорогущего скотча и пара гранёных стаканов, уже наполовину опустошённых. Генри Кейс прихватил свою подружку с лезвиями в пальцах и сбежал, сказав, что свою половину контракта за хренову тучу евродолларов выполнил даже лучше, чем заказывали. Керри возвращает ладонь к спаренным двенадцати струнам, наигрывает уже смутно знакомый мотив. В «Самурае» именно он держал ритм; заменял соло и вокал, когда обдолбанный Сильверхенд не выходил на сцену.

[nick]Kerry Eurodyne[/nick][icon]https://i.imgur.com/d27BP95.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/hKhoyPS.gif https://i.imgur.com/YmzaXnP.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Керри Евродайн</a><div class="fandom">cyberpunk 2077</div><div class="info"><center>chippin' in
I'm the man of steel
fuckin' feel it
<b>I'm Real!</b></center></div>[/lz]

+2

3

«Добро пожаловать в 2023 год.»
Глядя на то, как развалился на диване Сильверхенд, откинувший на спинку голову и с каждой минутой лишь вальяжнее по ней стекая с грацией ленивого кота, так и не скажешь, что что-то изменилось в мире. Напротив него сидит всё тот же Керри — лучший друг, вторая скрипка на «самурайском» пиршестве, ритмач и вокалист почти что идентичный натуральному за вычетом серебряной руки с террористическим настроем. А между ними снова стол с бухлом и напряжённое молчание, ну право, ни дать ни взять — всё по заветам старых-добрых, до боли похоже на привычную картину если не вглядываться в мелкие детали.
Если не знать, что за окном — ни разу не Найт-Сити, и даже материк не тот.
Если не видеть, что скотч сменил свой уровень на премиальный и больше не воняет палёным спиртом.
Если не смотреть на Евродайна, от внешности которого за эти годы едва ль остались черты лица да светлые глаза.
И если не вспоминать, конечно, что утекло уже больше пятидесяти лет.

Сильверхенда не должно было быть здесь.
Именно он — тот самый артефакт, что строит своим существованием иллюзию давно ушедшего на самом деле прошлого, живое воплощение целой эпохи музыкальной и народной революции и призрак былых свершений, последствия которых на самом деле уже успели стереться с лиц. «Где Джонни?»  — гласили надписи на каждом грёбанном заборе в большинстве американских городов, но вопреки всеобщему желанию в реальности ни шанса не было услышать от самого виновника мероприятия ответ. Джонни мёртв, ровно как мертва душа и принципы того олдскульного живого рока; казалось, пройдёт пару лет — никто уже не вспомнит что он вообще был.
Уж точно никоим образом не должен тут сидеть он как ни в чём и не бывало.

Пальцы живой руки слегка подрагивают идеально в такт мелодии гитарной и, кажется, подсунь гриф в левую ладонь — музыка б продолжилась без пауз. Ему не надо для этого даже смотреть на инструмент, ему не нужно было бы и сигарету вечную тушить, она точно не помешает, как и обстановка в целом. Алые авиаторы поблёскивают в полумраке одной из комнат виллы, отчего происходящее только сильнее обретает образ доморощенной картины сошедшего с ума художника в стиле нео-сюрреализма. Самый красноречивый из ответов на вопрос, коий распорол собою тишину, и на который так-то вообще не стоило бы отвечать хотя бы из соображения здравого смысла, ведь правильных слов на это попросту не существует.

«Какого хрена», хах?
Металлическая длань внезапно отрывается от края дивана, и на миг могло бы показаться что она изображает неопределённый и полный неведения искреннего жест, если б буквально в следующую же секунду два пальца не подцепили стеклянное горлышко бутылки, являя истинную цель движенья. Джонни переворачивает сосуд почти что вертикально, наполняя чужой стакан до самых краёв так безапелляционно, что сразу ясно — это может и не приказ, но и не предложение ни разу. Быть может, призыв. Ещё верней назвать это ещё одной формой ответа, никак не раскрывающей ту мысль что задана и вместо этого скоропостижно уводящей её прочь, покуда не стало поздно и не пришлось по-настоящему что-либо пояснять.
Несколько секунд на эту попытку, в которую не верит и сам Сильверхенд. «Давай не начинай, лучше ещё пей» — слова, которых он не высказал, но кои можно прочесть в глазах и сквозь очки и несмотря на до сих пор не возвращённый к собеседнику немного мутный взгляд.

Конечно же не выйдет.

Весь этот фарс становится просто прелюдией к чуть хрипловатой реплике.
— Уверен, что именно ты должен об этом говорить?
Губы расползаются не то в ухмылке, не то в беззлобном подобии оскала. Чистая правда, он бы и сам рад знать что это было.

Джонни чувствует себя героем блядского кино, чью судьбу прописывал обдолбанный всей наркотою разом сценарист. Беготня и выживание, тысячи лиц и в десять раз больше имён, смена декораций в виде улиц, городов и даже стран, поиск решений, которых даже воспалённым мозгом на самом деле придумать невозможно. То, как прошли вшивые три недели — безумие, которое простые люди не смогли бы повторить за среднюю по длительности жизнь. То, как они закончились — исход, в который бы едва поверил даже очевидец. Похороны, обернувшиеся днём рождения и панихида, что перетекла внезапно в рок-концерт.
«Какого хрена», да, и не поспоришь. Видимо, ему в очередной раз было не суждено подохнуть, иного объяснения здесь нет.

— Ты откопал из преисподней самых отъявленных чертей.
Речь о Флэтлайн и Кейсе, разумеется, хотя они и близко не становятся в сравнение пред тем, кто после этой реплики смачно хлебнул скотч прямо из горла и не закашлял.

— Ты навёл шум на двух континентах.
И даже на остальных скорей всего это покажут в новостях.

— Ты перешёл дорогу одной из самых влиятельных – губы скривились на этом слове не то в презрении, не то в издёвке – корпораций мира.
Голос начисто лишён любых эмоций, ведь это просто перечисленье фактов.

— И в конечном счёте – смачная затяжка срывается с губ громким выдохом и облаком дыма; пауза вышла не столько выразительной, сколь нагнетающей – стал архангелом двух подохших на помойке террористов.
«Спасибо за это» — вслух не произносится, но можно засчитать в уме, не прогадаешь.

Сильверхенд всё-таки поднимает голову и наклоняет её набок в вечной привычке, так похожей на нечто кошачье. Ухмылка становится гораздо шире, словно её владелец нарочно демонстрирует клыки.
— Чувствуешь себя героем?
За подобный героизм предусмотрен не тюремный срок, а неусыпное сопровождение от лучшей свиты «арасучек» с последующим переселением на шесть футов вглубь от поверхности нефтяных месторождений. Это уже не просто «сообщник» — в чём-то, вероятно, Керри теперь и своих подопечных переплюнул; в филигранном способе подмочить гордую репутацию самым позорным для корпоратов образом уж точно.

Ти-Баг — мертва.
Спайдер Мёрфи — мертва.
Рэйч Бартмосс — ебаная легенда века — и тот уже давно кормит оставшейся органикой червей.
Вокруг — целая прорва личностей, возьми любого и с вероятностью в двести из ста процентов он окажется куда лучшей кандидатурой на подарок в виде второй жизни, а жив в итоге оказался именно Джонни на пару со вторым помойником, что спит этажом выше. И даже не знает что и думать на эту тему вообще.

И вправду.
«Какого хрена?»

[status] Is Anyone Up?[/status][icon]https://i.ibb.co/9q2g3m1/111.gif[/icon][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=9670" target="_blank">Джонни Сильверхенд</a> <div class="fandom">cyberpunk2077</div> <div class="info"><div align="center">a bloody moon, portending doom, <br>another cruel day is coming soon <br>have to end this but it's just begun <br>a final charge, with the rising sun </div></div>[/lz]

Отредактировано Johnny Silverhand (14.03.22 06:43:40)

+2

4

Стеклянное дребезжание ничуть не лучше дребезжания хрома. Керри поднимает взгляд, смотрит на то, как скотч плещется в стакан столь безапелляционно, словно это лично Джонни заплатил за бутылку, а не она стояла тут всегда просто потому что Луиза не слишком-то любит домашние мини-бары и выпивку, но рука у неё почему-то не поднялась для того, чтобы выкинуть даже подобное напоминание о бывшем муже.

Далмор Тринитас, детка. Таких в мире всего три бутылки. С привкусом изюма, колумбийского кофе, цитрусовых, и ста пятидесяти пяти тысяч евродолларов, выкинутых на воздух за один вечер. Проще было бы взять всю эту кипу бабла и кинуть в неё подожжённым коктейлем Молотова.

Наверное, Сильверхенд так бы и поступил. Но вместо этого пьёт с горла.

- Именно поэтому я и должен об этом говорить.

Невозможно не испытывать эмоций. Евродайн пытался, правда. На протяжении грёбанной жизни пытался ещё с тех пор, как в принципе повстречал Сильверхенда и впустил его в свою жизнь. Нет, не так. Это Джонни ворвался, выбив двери в душу с ноги, и, сукин он сын, наверняка догадывался, какие именно чувства держали Керри как собаку в тот самый момент, когда тот намеревался в первый раз плюнуть на «Самурай» и свалить. Сложно не догадаться, вообще-то. Он так порывался уйти, что возвращался чаще, чем успевал хлопнуть дверью.

Можно ненавидеть. Можно любить. Но невозможно испытывать равнодушие.

Серебряные браслеты цепляются один за другой и звенят. Не получается унять нервный подъём, взять себя в руки и попросту сесть на жопу ровно. Керри уже думает о том, чтобы подняться из-за стола и банально хотя бы сходить за сигаретами [этой пачки им на двоих явно не хватит], но удерживает себя на месте банальной силой воли, разве что продолжает раздражающе постукивать пальцами по боку гитары.

- У Архангела двух подохших террористов милое соседство с той самой влиятельной корпой.

Как символично. "Архангел", который он отдал Винсенту.

Речь, конечно, о принцессе, о Ханако Арасака. Ну и Ёринобу, куда уж без него, хотя кто там разберёт, кто сейчас у руля – папочка или сыночек. Границы морали и аморальности в погоне за бессмертием настолько размылись, что пользование чужим телом как своим собственным не вызывает столько общественного резонанса, сколько должно было бы. Найт-Сити — это отвратительный в своём исполнении эксперимент социального дарвинизма, в котором естественный отбор и борьба за существование проявляются во всей красе. Или ты, или тебя, третьего не только не дано, даже не предусмотрено.

Керри иногда подумывает о том, чтобы свалить из Найт-Сити. Но это не так-то просто: дома, на Филиппинах, происходит детокс и ты ментально выблёвываешь всё, что накопилось, а потом возвращаешься, потому что по-настоящему живёшь именно среди этой жести, а не на открытках с красивыми пляжами и пальмами с кокосовым молоком.

Выдох. Тянется и берёт стакан со стола. С голофото укоризненно смотрит Луиза. Как «случайно» задевает стаканом и роняет рамку фотографией вниз.

- Чувствую себя в край ёбнувшимся, - честно говорит Керри. Скалит клыки, потому что по-другому разговаривать с Джонни не получается, но вновь отпивает скотч. – А ты?

Почему-то не возникает эффекта Зловещей Долины, когда любое существо или робот, напоминающие человека, вызывают отвращение своей ненормальностью. Они живут в мире, в котором любая супермодель может оторвать себе челюсть, чтобы поправить засбоивший имплант, айдолы из «Us Cracks» чуть ли не живая реклама для «Кироши», а Лиззи Уиззи – так и вовсе полная кибернетическая модификация. Джонни – живее всех живых, и это одновременно и отвратительно, и чертовски правильно.

- Что скажешь после того, как второй раз за историю навернул «Арасака-Тауэр»?

Ни одна корпа не сравнится с ними несмотря на то, что на несколько десятков лет им всё-таки приходилось покидать территории США и НСША. «Милитех», «Кан Тао», та русская корпа, название которой Керри вечно забывает. Они постоянные, но не такие влиятельные игроки на мировой арене. Теперь ведь снова начнётся делёжка территории на информационном уровне.

[nick]Kerry Eurodyne[/nick][icon]https://i.imgur.com/d27BP95.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/hKhoyPS.gif https://i.imgur.com/YmzaXnP.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Керри Евродайн</a><div class="fandom">cyberpunk 2077</div><div class="info"><center>chippin' in
I'm the man of steel
fuckin' feel it
<b>I'm Real!</b></center></div>[/lz]

+2

5

Бутылка с гулким звоном опускается на стол, и скотча в ней — ровно на несколько глотков осталось. По всяким пафосным заветам этикета так обычно поступают с натуральным кофе в чашке дабы не пить осадок и просто как красивый жест со стороны гостя почтенного. В случае же с алкоголем скорей похоже будто пойло мерзкое настолько, что допивать его просто противно и уже невмоготу.
Любой бы корпорат на месте на говно извёлся от такой картины, а Джонни просто похуй.

— Хах.
Короткая усмешка как ответ на всё и сразу. И на «какого хрена?», и на все вопросы, что озвучены должны были быть следом. И даже на те, что нет.

— Ты их не боишься.
И в этой фразе — одно лишь утверждение, и согласья Сильверхенд не требует совсем. Он просто знает и не усомнится в этом ни секунды, даже если Керри сейчас начнёт доказывать обратное со всем рвением и пылом.
Боялся бы — не сделал б то, что сделал. Логика проста.

Джонни с дивана поднимается и огибает его мягко, следуя к окну. Привыкнуть снова к полноценному существованию и бытию телом физическим заместо груды пикселей в чужой башке — по правде говоря, не очень просто. Так же непросто, как ещё пару недель назад было обратное, но нему так ныне и не скажешь. Даже намёков нет на то, что что-то изменилось с грёбанного двадцать третьего, словно портал открыли и впустили прямиком оттуда. Разве что шмотьё чужое, верней — домашние штаны стрельнул у Керри, поскольку своего у него в Токио не сказать что много и не сказать что что-то вообще есть, но это мало что меняет. Каждый случайный жест, любое действие, малейшее движенье — Сильверхенд живой и настоящий, теперь уж точно целиком и полностью реальный, но ощущается сие до боли сюрреалистично.

Он останавливается, смотрит то ли на собеседника, то ли на его гитару — взгляд сквозь багряные очки не видно, — смеётся тихо и почти беззвучно, разве что заметно было как брови скрылись на секунду за оправой, прищур лукавый выдавая, да вздрогнули немного плечи. Не потому, что Керри скалится или перестал играть, не из-за того что нервничает, выдавая себя каждой мелочью, и даже не из-за алкоголя. Возможно и не от вопроса, но от ситуации, которая уже произошла и с новой реальностью мириться заставляет, что так естественно, но в то же время охуеть как странно.

— Нет. — здесь где-то определённо скрылся очередной смешок, и края губ на секунду проявили полную наглости, сигнатурную его улыбку. — Не чувствую.
«Потому что я и есть» — как будто говорит он бессловесно, снова поворачиваясь в сторону и отходя всё-таки от стола с диваном. — «Ты, кстати, тоже».

Сам Джонни, вопреки своим же собственным словам, остался неизменным, но всё вокруг него этой тенденции не следует ничуть. Знал бы тогда он, пятьдесят с лихуем лет назад, что каждое здание в котором обитает или хотя б раз в год заглядывает Керри станет иконой роскоши и богатой жизни… В прошлом, конечно, о таком было смешно и думать, помня в каких разбитых хатах они порой бухали, а затем и ночевали всем составом «Самурая» после очередного громкого концерта, но сейчас, стоя напротив панорамного окна с видом на город, Сильверхенду почему-то кажется что даже в Филиппинах тот уже успел отгрохать для себя личный дворец принцессы.
Или нет? Невзирая на все предложения когда-то, рокербой так и ни разу там не побывал.

Джонни оборачивается на миг и лишь сейчас осознаёт, что держится немного в стороне, словно освобождая место для кого-то рядом. За последние недели ему ещё не доводилось наедине побыть буквально ни в каком из смыслов, немудрено, что эта иррациональная привычка въелась в кожу. Ему всё ещё странно от того, что ощущения от действий приходят моментально, а не с механической задержкой в несколько секунд; дико от мысли, что он смог не пожить ещё немного, но и вернуться с того света, пускай даже цифрового. Однако сейчас, чувствуя что тело — его тело, а не данное «в пользование» на пару часов чужое! — бурлит жизнью, разгоняет алкоголь по венам и явно не планирует в годы ближайшие выходить из строя даже без помощи первоклассных риппердоков, Джонни думает что вот оно какое, счастье.
И вместо слов на эту тему просто поднимает руки и от души потягивается, на манер довольного кота изящно выгнув спину и закатив глаза. Блаженство.

— Скажу… — головой махнул он, не то просто наслаждаясь полноценностью своего нынешнего воплощения, не то пытаясь Керри подозвать к себе. — …что сделал б то же самое и в третий раз.

Он смотрит в то же окно, которое от пола и до потолка являет собой настолько кристально чистое стекло, что кажется — между ним и ярким городом препятствия нет вовсе. Взирает в даль куда-то, молча, пристально, пусть и не напряжённо. Целенаправленно, будто бы сквозь сотни километров видит перед собой ту самую, проклятую и недобитую, столь ненавистную всей его сути башню «Арасаки».
Сигарету вновь к губам подносит, жадно вдыхает горечь терпкую, голову склоняет набок снова.
— А ты… — дым выдыхает, и тот пускай и на секунду, но всё же проявил барьер незримый между рокером и городом чужим; наверняка и окна в этой вилле стоят как пол Найт-Сити в денежном эквиваленте. — Не это планируешь? Или и дальше будешь пакостить Ковачеку да яхты свои сжигать?
В каждой шутке — не без доли провокации; наоборот, пожалуй, тоже верно будет.
Такой уж Сильверхенд.

[status] Is Anyone Up?[/status][icon]https://i.ibb.co/9q2g3m1/111.gif[/icon][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=9670" target="_blank">Джонни Сильверхенд</a> <div class="fandom">cyberpunk2077</div> <div class="info"><div align="center">a bloody moon, portending doom, <br>another cruel day is coming soon <br>have to end this but it's just begun <br>a final charge, with the rising sun </div></div>[/lz]

+1

6

No   matter   how   hard   I   try
I   can't   forget
I   was   in   the   shadows
But   now   I   was   able   to   rise
I   am   able   to   rise

«Ты их не боишься».

Керри неопределённо плечом дёргает, морщится, но не говорит ничего в ответ. Всё в этом мире управляется корпами, начиная от того, как и на кого ты должен работать, и заканчивая расписанием, когда ты можешь сходить посрать. Ну, допустим, кто-то узнает, что он вытащил двух дебилов с того света. И что корпы могут ему сделать? Выдрать оптику [голубые глаза от «Кироши», как же], отключить от платинового статуса «Траума-тим» [чуть чихнёшь – и к тебе мчится бронированная буханка с вооружёнными до зубов медиками], по винтику-струне вытянуть весь остальной хром [а сколько его пущено на то, чтобы держать тело в форме]? Тут уже ничего не сделаешь, поздно заказывать эксклюзивное место на цифровом кладбище, где не будет ничего, кроме, скажем, пары браслетов в ячейке да голо-надписи в духе «он жил как звезда, и сгорел как сверхновая».

Боже. Отвратительно.

У Сильверхенда есть отвратительное свойство помнить любое дерьмо. Человек больше всего на свете ненавидит в других то, чего много в нём самом – Керри никогда не скажет об этом Джонни в лицо, но что, если он ненавидит корпов за их дерьмо только потому что слишком много того же дерьма зарыто в нём самом?

Ну конечно не чувствует. Назовите топ-пять чего-нибудь, что Джонни в принципе может чувствовать, и Керри лично похлопает, может даже отвалит десяток-другой евродолларов за исключительный вклад в понимание истоков рок-музыки и некоторых легенд в частности. А ведь когда-то они не выбирали, и даже сраный клуб «Nexus» - эдакий привет «The Rosen Association» и запыленному Сан-Франциско – мог быть очередным местом для того, чтобы полабать.

Вот только третий раз Найт-Сити может и не выдержать взрывной характер Сильверхенда. Евродайн бы сказал это же вслух, но взамен только переводит взгляд на панорамное окно и разглядывает огни Токио. А что планирует он сам? ННе уж-то и правда – остаток жизни мстить всем тем, кто пытается зарыть его талант обратно под плинтус?

Ну да, ну да.

Скотч приятно обжигает горло, стоит сделать поспешный глоток сразу же после того, как случайно задерживаешь алкоголь во рту дольше необходимого. Слегка пощипывает – видимо на нервяке повредил зубами нижнюю губу, прикусывая нежную кожу.

- Что планирую? Вместе с тобой третий раз ебнуть «Арасака-Тауэр»?

Керри не может не отшутиться в ответ. Знает, что Джонни знает – едва ли Керри, голос разума, действительно когда-нибудь вслух согласится на подобного рода самоубийство [но и голосом разума его после стольких лет достаточно сложно назвать]. Так уж повелось. Нэнси мнила себя всеобщей мамкой, Генри вмазывался наркотой или трахал Дэнни, а Дэнни трахала всем мозг когда её не трахал Генри. Всё было взаимосвязано, пока не полетело ко всем чертям.

- Не. Это тебе тут до сих пор тридцать четыре.

И по хрену, что на самом-то деле восемьдесят восемь. Керри не уверен, можно ли считать цифровые года за полноценный возраст внакидку к двадцать-двадцать_три, но факт остаётся фактом. Он видит перед собой Джонни именно таким, каким провожал его из клуба вместе с Роуг в тот вечер, когда они решились устраивать налёт на японскую корпу. А сам он… уже не тот кудрявый пацан, который пиздил чужие трусы и был влюблён до потери пульса.

- Ковачек своё получил, - лениво тянет Керри. Последнее, о чём он хочет говорить, это Ковачек. – А лейбл – дело наживное. Пора сменить студию.

Почему бы и нет? Теперь уже студии должны бороться за его внимание, а не ему пытаться пробить себе путь наверх. Всё строено именно так, как и должно быть. Он бы, может, даже мог бы уйти со сцены и переехать куда-нибудь на Филиппины, но, не обманывая самого себя – он уже не умеет жить спокойно.

- Ты ведь понимаешь, что даже домой вернуться не вариант? Туда приезжают либо чтобы вернуть мозги на место, либо чтобы сдохнуть. – Керри едва жмёт плечами. — Там дешёвое бухло и такие же дешёвые шлюхи, много воды, но больше там нет ни-че-го. А у меня были планы на остаток жизни, и они не заключаются в том, чтобы сдохнуть, обдолбанным трахая очередную задницу. Есть Найт-Сити, а есть как-бы-другой-мир. И самая херня в том, что другой мир становится тебе на хрен не нужен.

In   Flames
In   Smoke
Seamurai   in   smoke
I   came   out   of   the   shadows
To   mark   a   new   beginning

[nick]Kerry Eurodyne[/nick][icon]https://i.imgur.com/d27BP95.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/hKhoyPS.gif https://i.imgur.com/YmzaXnP.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Керри Евродайн</a><div class="fandom">cyberpunk 2077</div><div class="info"><center>chippin' in
I'm the man of steel
fuckin' feel it
<b>I'm Real!</b></center></div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » A Like Supreme


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно