ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » у нас было 2 пакетика травы, 75 ампул мескалина... [marvel]


у нас было 2 пакетика травы, 75 ампул мескалина... [marvel]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


https://i.imgur.com/BHOZl9y.png
https://i.imgur.com/QdsqbVd.png Тихий океан, Мадрипур;
https://i.imgur.com/OxNd5za.png Бобби Морс, Наташа Романофф;

+5

2

Хозяйке на заметку: алюминиевые кастрюли - абсолютная лажа, защитное оксидное покрытие слетает быстро, и вы остаетесь один на один с невероятно активным металлом, который с радостью осядет в вашей нервной ткани и приведет к преждевременному Альцгеймеру.
Хотите избежать этой участи? Перестаньте готовить, к черту кухонное рабство. Ave Grubhub. На крайний случай Uber Eats.
Отправляйтесь в Мадрипур, в конце-то концов, отдохните, найдите себя заново. Токсичность - бич современного общества.

Однако... Я ожидала большего, если честно. Легкого морского бриза, играющего с волосами, горячих полуобнаженных мужчин, за которыми можно наблюдать из тени широкополой шляпки из-под авиаторов, знойного солнца, не только согревающее, но и помогающее добиться легкого бронзового загара. Дешевой текилы, рома и секса на пляже. Что я получила?

Работу. Так очки-авиаторы сменились защитными очками, бикини халатом, а дешевая текила - искусственно-синтезированной версии тетродоксина. По крайней мере, по началу казалось, что тетродоксина - реакция на щелочь была нулевой; очевидно, стоило перекреститься. Вообще, я не работаю на сомнительных личностей, вроде... примерно всех, что водятся в Мадрипуре - Щ.И.Т., конечно, даже при желании назад не принял, а Колсону за звонки от меня прилетит международный скандал, но я себя не на помойке нашла. Однако... дела обстояли плохо.

Не у меня. Не то, чтобы вообще кто-то интересовался моими делами (не смотреть на семь пропущенных от Лэнса, не смотреть). У мира. Вроде как. В потенциале. Стоило только сойти с лайнера, как сразу же попытался охмурить какой-то злобный китаец в надеждах на плодотворной сотрудничество, ведь вы, Барбара, так талантливы и определенно сможете завершить работу над нашим образцом. Из хороших вещей было то, что лаборатория была оборудована действительно по высшему классу, креативный контроль был полностью за мной и было радио. А еще возможность сразу же сделать к этому образцу антидот, уравновешивая, не говоря о возможности создания еще и обманки. Работа, везде работа...

Когда в лабораторию ворвались вооруженные мудаки прямо посреди, наверное, стоило испугаться, но из груди вырвалось что-то среднее между раздраженным вздохом и недовольным цыканьем. Мало того, что злой китаец назвал Барбарой, так еще и не озаботился адеватной охраной. Вы пробовали драться под Beggin', пытаясь попутно не разнести всю лабораторию, потому что, на секундочку, тут опасный нейротоксин, к которому пока еще нет? Занимательный опыт. 'Ra-ta-ta-ta' от Дамиана Давида - по удару дубинкой на каждое, идеальная командная работа, но... в какой момент песня вообще стала частью драки? Это выглядит странно? Надеюсь, нет.

И почему только все разборки конфликтующих банд проходят в лаборатории? Выстрел попадает в центрифугу, но лучше бы в меня - испытываемая боль была бы меньшей. Колбы разбиваются об лицо. Моё.  Больно, но опять же морально. Компенсирую боль ударом по яйцам от души. К концу мольбы Монескинов никого не остается - все еще потрясающая командная работа, однако радоваться не получилось. Вокруг царила полнейшая разруха и нигде, нигде не было образца. Блять. Стоило бы закрыть все на карантин, но закрывать было нечего.
Токсичность - бич современного общества. Всё ещё.

Хмурюсь, пытаясь припомнить, когда из всей хаотичной сумятицы нейротоксин вырвался на свободу, но вместо ответа приходит кромешное ничего. Сработает ли иммунитет? Если брать за теорию, что это нарушение работы мозга под воздействием токсинов, а не адреналин, из-за которого в раже не удалось обратить внимание на, секундочку, самую важную вещь в этом месте, то дело было дрянь. Как давно начался отсчет моей неизбежной и неминуемой кончины?  Доставая из лица мелкие кусочки стекла,  фыркаю. Даже продолжить работу здесь уже было невозможно, может быть, удастся на дому что-нибудь на скорую руку сообразить, так что надо было выбираться.

На коридорах встречались тела разной степени отключенности от реальности, и... наверное, стоило бы продолжить идти своей дорогой. Наверное, стоило бы быть благоразумной, но разве можно было устоять против соблазна узнать, куда приведет этот след?

— О, - очень лаконично, но зато теперь имело смысл, куда девалась вся охрана. Светлая память, ребят, светлая память, вы пытались.  Против Чёрной Вдовы не было даже шанса. — Ты за теми или за этими?

Показываю большим пальцем куда-то назад в сторону своей свалки тел. Мысленно отмечаю, что прошло уже минут пять, а кашля с кровью еще не наблюдается, ровно как и полной пропажи когнитивных функций. Частичной? Возможно, полностью понять не получалось. Подхожу ближе, наблюдая за тем, как Романова добивает одного из охранников. Наверное, это было больно. Но красиво - особая вдовья магия, иначе не назовешь.

- Давно не виделись. Новая прическа? - не завидуй, Бобби, завидовать - плохо; разве только совсем немножко и белой завистью. На выдохе признаю очевидное, потому что именно так и поступают хорошие люди. — Тебе идёт. Ровно как и любая другая.

Ухмылка сама лезет на губы. Порез на губе тут же отдается кровотечением и болью, ох уж эти- то, что ты любишь, тебя и погубит, Бобби. Кто это говорил? Либо какой-то злодей, либо Клинт, когда мы заказывали экстрасырную пиццу... Тяжело вздыхаю, необходимо концентрироваться на проблемах для их дальнейшего решения. Очередная мысленная пометка: это просто любовь к внутренним монологам или же потеря возможности фокусирования на чем-то одном?

— Ты не поверишь, - весело фыркаю, конечно, поверит, будто бы было куда деваться.  — В попытке спасения мира от нейротоксина, из-за парочки тех придурков я сама им отравилась и, скорее всего, умру болезненной смертью. Надеюсь, твой пятничный вечер лучше?

Снимаю защитные очки, бросая куда-то в сторону - свой смысл они плюс-минус абсолютно полностью исчерпали. Окровавленный халат, в принципе, тоже, так что тоже к чёрту. Костюма не хватало, но дубинки компенсировали зияющую пустоту в душе. С Наташей было можно работать. Вместе. Она одна из немногих людей, которым я готова доверить свою жизнь. В лучшем случае две умные женщины наверняка что-нибудь придумают. Или найдут того, кто может придумать. В худшем случае - мы все равно давно собирались вместе посидеть над несколькими бутылочками вина и душевными разговорами, и если это будет последним, что я сделаю в своей жизни, то я буду той еще счастливицей.

[lz]<a class="lzname">Бобби Морс</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">одна история охуительнее другой просто</div>[/lz]

+3

3

Память — опасная штука.

Полупрозрачные ломтики рыбы, выложенные на крупном блюде веерным принципом, образуют “рисунок” павлина, раскрывшего хвост. Фугусаши — японский деликатес, готовящийся из такифугу, рыбы, содержащей тетродотоксин. Азиатский вариант фразы о Париже, заключённый в кулинарное творение: попробовать и, вполне возможно, но повар прошёл квалификацию, честное слово — умереть.

С искусством у русского человека проблем нет, с искусством, использующим еду для составления панно и рисунков — уже другой разговор. Хотя, меня с трудом можно было назвать русской в полной мере. Или человеком. Переливающиеся бледным перламутром кусочки рыбы, напоминают хрустальные подвески люстр Кремлёвского дворца и взорванную воем перестрелок зиму, в которую внезапно встрял Железный человек. Следующее блюдо на столе: жареные муравьи. Красная Комната учит тебя быть непритязательным в выборе пищи, если потребуется, но этого больше не будет — единственным, кто выдвигает мне требования останусь я сама. Едва заметно сморщив нос, проделываю с миской насекомых то же, что со Скоттом Лэнгом в немецком аэропорту: резким, но лёгким движением сдвигаю её прочь. Разница лишь в отсутствии использования электричества.

Другие блюда на столе заигрывают скорее с ассоциативной частью, чем с воспоминаниями. Бартону бы точно понравился мадрипурский суп — достояние национальный кухни. Даже если на вкус это бы оказалось помоями — суп имел насыщенный фиолетовый цвет. В целом, большую часть того, что ест Хоукай и так можно отнести к категории “мусор”. Панкейки — Стив фанат, хотя кленовый сироп по больше части канадская фишка. И ещё какие-то закуски по мелочи.

Я не была настолько голодна или неразборчива в заказе. Сидевший напротив меня мужчина тоже. Отлаженный костюм бордового цвета, чёрная атласная рубашка с парой расстёгнутых верхних пуговиц, флёр дорогого адеколона. Джейсон Исихара был сыном американской топ-модели и местного медиамагната, и у него был вкус. Так что, выбор блюд не показатель обратного, а попытка произвести на меня впечатление. Что, учитывая формат, почти мило.

Свидание не входило в мои планы. После супергеройской междоусобицы и событий с проектом “Олимп”, мне нужно было залечь на дно. Тихоокеанская столица, тонущая в разбое, наркотиках и уровне преступности, которой позавидовал бы Судья Дрэдд — вполне подходила. В Мадрипур едут за запретными развлечениями или лёгкими деньгами. В Мадрипур едут, когда хотят стать призраком: 1) буквально — у мёртвых, говорят, нет проблем; 2) фигурально — среди воров, наркодилеров и убийц никто не станет искать какого-то конкретного вора, наркодилера или убийцу потому, что это хуже, чем искать иголку в стоге сена. Это всё равно, что искать иголку в стоге других иголок. И я была здесь именно для вступления в кружок кройки и шитья.

Не дольше двух недель. Зализать старые раны. Проспать часов 80, разбив на промежутки, разумеется, хотя иногда кома — звучит перспективно… возможно заняться шоппингом. Годы работы на Мстителей истощили мой личный оружейный ресурс.

Джейсон Исихара не был частью плана, но он был галантен и учтив. Тёмные волосы, контрастирующими с ярко-голубыми глазами и нестандартными чертами лица, характерными для метиса. От Джейсона исходила спокойная сдержанная уверенность и Code Eau De Parfum Pour Homme от Armani. Всё вместе звучало, как хорошее, выгодное дополнение к плану. Но сидя в ресторане Хайптауна, глядя на переливающиеся ломтики иглобрюха, я испытывала не только отвращение к жареным муравьям, но и растущее ощущение: что-то не так.

Часть профдеформации, инстинкта или древней привычки. Накатывающая пульсация необъяснимой тревоги. Тихой, но раздражающе жужжащей в висках и на кончиках пальцев. Ты знаешь, что что-то не так до того, как это произойдёт. Моя смена имиджа: остриженные светлые волосы и голубые линзы, а также характер поведения Исихары говорил о том, что Джейсон со мной не знаком. Люди в ресторане были слишком заняты трапезой, чтобы обращать на нас внимание. Официант не дал ни единого повода для беспокойства. А потом тревожный звонок находит своё отражение гулким эхом.

Джейсона прерывают на середине его увлекательного рассказа об экономической стратегии компании, человек в белом костюме отводит его в сторону, они переговариваются пару минут. С расстояния в три столика проблематично считывать по губам, из положения “боком” читать по губам невозможно вовсе. Тем более, когда читка подразумевает ещё и артикуляцию другого языка. Остаются другие “слова”: невербалика. Жесты, смена положения тела, морщины и складки, отрисовывающие эмоции и микровыражения на лицах… произошло что-то серьёзное. Что-то плохое. Что-то, вызывающее у Джейсона Исихары беспокойство, раздражение, злобу. Что-то, из-за чего человек в белом получает разъярённый выплеск в лицо, повышенный тон рвёт мелодичный эмбиент ресторана одним хорошо разбираемым словом на кантонском: “идиот”. Посетители оборачиваются, Исихара натянуто улыбается, виновато извиняясь, приглаживая волосы. Возвращается к человеку в белом. А затем вынимает из внутреннего кармана своего бордового пиджака пистолет. Моя левая бровь выгибается выше правой. Ничего не происходит. Помахав стволом, закончив разговор с человеком в белом, Исихара возвращается за стол, роняя оружие рядом со своей тарелкой и падая в кресло с тяжёлым выдохом.

Извини. Бизнес, — он выглядит уставшим.

Я скашиваю взгляд на пистолет на столе. Джейсон воспринимает это, как естественную реакцию, виновато отсмеиваясь и отшучиваясь, но не торопясь убирать оружие, будто давая мне насмотреться. Осознать силу, власть и влияние. Осознать, что человек, с которым я потягивала сакэ вооружён и может злиться. Серебристый зиг-зауэр с рукоятью, инкрустированной рубинами, имеющий второе, дополнительное “дуло”. Меньше и уже родного-стандартного. Трубка, напоминающая зарядник для дротика, а не патрона. Отвожу взгляд в сторону, делая следующий глоток алкоголя. “Что-то не так” обретает форму и смысл, чувство необъяснимой тревоги сменяется на чёткую, объяснимую ледяную ярость.

Когда мы оказываемся у номера отеля, разумеется Sovereign Hotel: “Деньги — не проблема, детка”. Разумеется, последний этаж. Разумеется, президентский люкс с видом, от которого перехватывает дыхание, хотя у Джейсона на счёт моего дыхания иные планы. В шикарном лифте шикарного отеля есть шикарное зеркало, где я шикарно поправляю и без того безукоризненную помаду: обновить цвет, женские штучки, верно?

Женские штучки и нейролептическая смесь элементов в составе помады. Вероятно, желая быть “снизу” Исихара подразумевал не собственное парализованное тело, застывшее поперёк кровати, какая жалость, что мы не уточнили этот момент.

Помимо модифицированного зиг-зауэра в бордовом пиджаке обнаруживается телефон и ещё несколько интересных деталей. Face Id в качестве единственного пароля — не самый продуманный ход для “криминального босса”, хотя он, наверняка чувствовал себя крутым. Взлом, дешифровка данных, полученные координаты. Планы резко меняются, когда речь заходит о разработке новейшего токсина. Потенциал биологического оружия, синтезированного здесь…

Джейсон Исихара выпал с балкона. Какой удар по репутации Sovereign. Какой чудовищный несчастный случай. Какой шок испытывает его полураздетая светловолосая спутница, только вышедшая из ванной и обеспокоенно звонящая в полицию. Скорая вместо такси подбрасывает меня до больницы, стечение обстоятельств играет на руку — больница расположена у границы Хайтауна с Лоутауном, а мне нужно как раз в последний. Остановка на переодевание: избавившись от вечернего платья и шпилек, приобретаю в секонд хэнде самый туристический наряд мира — футболку, кроссовки, джинсы.

В подземных коридорах лабораторий охраны, что военных в здании Пентагона. Приходится немного напрячься. Немного. Где-то в отдалении эхом по коридорам разносится музыка. Кажется Maneskin. Последний из встреченной мной очередной пятерни охранников, получает удар ногой в солнечное сплетение, подскок, захват за плечи, рывок на себя и грудь оппонента налетает на согнутое колено одновременно с боковым ударом в ухо; шея-хват, чужое лицо — согнутое колено — хруст слома чужого носа; толчок тела в сторону и финиширующий мощный хайкик, вбивающий кадык противнику в глотку. Охранник заваливается наземь, когда боковое зрение фиксирует движение, резкий разворот и замирание. Пересмешница. Бобби Морс. Агент ЩИТа и гениальная женщина с, увы, полным отсутствием инстинкта самосохранения. Не вижу иного объяснения её прошлого замужества с Бартоном.

Давно не виделись. Новая прическа? Тебе идёт. Ровно как и любая другая.

Сощуриваясь подозрением, сменяя боевую стойку на более расслабленную внешне и сделав несколько шагов в сторону Бобби, сканирую её взглядом. Растрёпанные волосы, разорванная губа, напряжение в мышцах. Вид человека, только что вышедшего из боевого столкновения. Хорошая новость: если Барбара с кем-то дралась, значит версия её причастности к разработке нового токсина отпадает или претерпевает существенные изменения.

Ты не поверишь, — очевидно, это будет плохая новость. Морс весело ухмыляется, алая косая полоса на губах становится шире. — В попытке спасения мира от нейротоксина, из-за парочки тех придурков я сама им отравилась и, скорее всего, умру болезненной смертью. Надеюсь, твой пятничный вечер лучше?

Моя левая бровь выгибается в смеси вопроса и удивления. Ладно, вероятно, причина замужества за Бартоном — не только отсутствие инстинкта самосохранения.

Суицидальные развлечения в списке всех героев с “птичьими” кличками или у вас с Хоукаем негласное соревнование? — звучит безобидно, без ехидной попытки задеть, скорее констатируя факт, а не задавая вопрос. Сокращая расстояние до Бобби, снова окидываю её взглядом с ног до головы. — Обсудим пятничные вечера, когда найдём способ это исправить, — сочувствующий кивок Морс. — Насколько всё плохо? — мы двинулись вглубь опустевших коридоров. — Сколько у нас времени, прежде, чем “плохо” перейдёт в стадию “ужасно”? — наклонившись по ходу движения, я сняла автомат с одного из охранников и перекинула его через плечо. — О и… — обернувшись к Пересмешнице, я пожала плечом, смахнув пальцем белёсую прядь со лба. — Спасибо за комплимент...

[icon]https://i.imgur.com/gVwwGKh.gif[/icon]

+3

4

Беспечная усмешка и непринужденное пожатие плечами как глубокий философский ответ на риторический вопрос - в каждой женщине должна быть своя загадка, даже если эта загадка - наличие суицидальных наклонностей и их превалирование над осознанностью своих действий. Хотя иногда к этой сложной формуле вселенского равновесия стоило прибавлять редкий, но все же влиятельный коэффициент бесценного выражения лица Клинта при «БоббитвоюматьНЕТ» — настолько очаровательное, что само собой подталкивало к тому, чтобы творить ровно обратное, что приближало догадку Наташи о соревновательном духе  всех происходящих птичьих действий к правде.

Но пока рассчитывать приходилось свой коэффициент полезного действия до конца жизни и, собственно говоря, когда этот конец жизни произойдет.

— Помнишь холодную войну, часы судного дня? - в каждой шутке доля шутки, но моя напарница вполне могла приложить свою руку к тому, чтобы действительно двигать их туда-сюда. - Примерно тот же самый концепт. Думаю, мы на одиннадцати часах.

Близко, но не слишком, чтобы умирать прямо сейчас и при этом совершенно несоотносимо с реальным временем, красивая метафора для неприглядной правды и, что хуже всего, неприглядной правдой была не ядерная война, а слепота людей по отношению к этому. Замечаю, что неосознанно кручу дубинки в руках - дурная привычка, но почему-то помогала в размышлениях.
К усмешке прибавляется игривое подмигивание, когда Наташа проявила явное довольство комплиментом - всегда обращайся, женская солидарность, все дела.

— У меня довольно мощный приобретённый иммунитет, - что определенно было плюсом и позволит протянуть побольше, как хотелось верить. Но...- Синтетическая природа токсина усложняет поиски антидо... - что определенно было минусом и удво-тро-четверит время поисков. Но... - Если попробовать поработать с составными компонентами... - могло сработать, если на каждый составной элемент будет идти обезвреживающая реакция, то вероятность, что и на цельное она сработает. - Но если негативное влияние на когнитивные функции...

Собственный голос отдается от стен, и исключительно в этот момент - не будь так тихо, не было бы - приходит осознание, что в этой череде размышлений я не дала ни одного слова вставить Наташе. Мысленная пометка: пожалуй, все же это любовь к внутренним монологам. Внешним тоже.

- Кхм. Прости. Увлеклась, - "что-то на научном" - так шутили в Щ.И.Т., источник установить так и не удалось, потому что Щ.И.Т. распался, шутка осталась банным листом, даже Хантер осаждал так только в путь, но парочка догадок была. И если хоть одна из них оправдается, то... - К чему это я.  Я присоединилась к проекту на полпути. Нужно выйти на начальные стадии и найти источники через поставщиков.

Моё трудоустройство на сомнительных ребят закончилось довольно быстро - думаю, что избиение дубинками очередной группы возникших охранников считается за красивый уход по соглашению сторон. Одна из дубинок выпадает из рук. «Чёрт» - непроизвольное сокращение мышц, тревожный звоночек, и все же урод, попытавшийся ударить со спины со всей силы получает затылком, а следом с разворота и второй дубинкой.

— Кстати, мне стоит знать, почему мы с тобой встретились в таком чудесном месте? — несмотря на внимательность взгляда, вопрос всего один и поставленный в самой точной формулировке. Некоторым секретам лучше всего оставаться секретами, иначе это повлечет между собой несколько гражданских войн, парочку международных скандалов и, что важнее всего, нарушение профессиональной этики, которая в мире высококлассного международного шпионажа, вообще-то очень ценилась и уважалась.

Грамотное распределение веса позволяет опрокинуть еще одного, изящный удар ногой - добить. Сжимаю и разжимаю пальцы правой руки - хорошо быть амбидекстером, плохо терять контроль - работают, снова сжимаю - кулак летит прямо в  лицо, колено - в живот. Подбираю вторую дубинку, тяжелым вздохом сдувая прядь волос с лица и нервно усмехаюсь. Нервность, впрочем, определенно объяснялась тем, что все пошло по нервной системе - смешной каламбур, правда смешной. Смеяться всем.

— Потому что у меня есть догадки, — в совпадения не верится не из-за черствости и профессиональной деформации уровня trust no one, хотя и это тоже, просто вторично, но потому что встреча в таком месте в такое время двух агентов по случайности, конечно, не невозможно, но вероятность слишком маленькая. — Что ты знаешь то, чего не знаю я.

Я бы ничуть не удивилась, если с Наташей идем к одной и той же цели с разных сторон, но в виду того, что транспортная система Мадрипура хромает на две ноги, из-за чего они встретились на одном из перекрестков. Выбраться с огневой поддержкой Романофф - проще простого.
- Подвезешь? - хмурюсь, глядя на руки с недоверием. Не доверять, впрочем, стоило далеко не только им, но, учитывая, что первыми предателями стали они, то и внимание было приковано в первую очередь к ним. Напоминало старые добрые времена.

+3

5

Помнишь холодную войну, часы судного дня?

Стрелка внутреннего циферблата дрогнула, вспыхнув клоками кроваво-красных щелчков кадров прошлого. Моё лицо сохранило нейтральное выражение. Невербальное отражение: дружелюбие, остаточный эффект благодарности за комплимент, хмурый изгиб бровей — обеспокоенность состоянием подруги в кризисной ситуации. Память — опасная штука.

Примерно тот же самый концепт.

Дизайнерское решение обновится до уровня Apple или останется верно классическому минимализму? — усмешка оставляет на губах бесцветный шрам.

Думаю, мы на одиннадцати часах.

Молчаливый кивок. Пересмешница покручивает дубинки в руках. Скорее сила привычки, чем проявленный новый симптом. Замедляя наше движение, я останавливаюсь возле последнего тела в череде валяющихся здесь и там охранников лабораторий. Слушая Бобби, обыскиваю труп на предмет холодного оружия. Зиг-зауэр с дизайнерской рукояткой был непроверенным оружием. Мог оказаться зажигалкой или не работать вовсе. Поднятый автомат сползает со спины мне набок, рукоять касается бедра. Стандарт M4. Патрон типа 5,56. Промежуточный между пистолетным и винтовочным: При попадании в ткани, пуля проходит путь равный примерно 12 сантиметрам, а после фрагментируется, “разбрасывая” рваные осколки по внутренностям. Малоимпульсный малыш представляет серьёзную угрозу, но всё упирается в 3 проблемы:
1) M4 — громкое оружие, прощай намёк на возможность прикрытия и эффект неожиданности.
2) 5,56 наиболее эффективен при ведении автоматического огня; подходит для толп врагов, плохо сочетается с одиночными попаданиями; отвратительно сочетается с наличием напарника за спиной, которого могут зацепить не только выстрелы всполошившихся противников, но и твои собственные: 5,56х45 НАТО обладают склонностью к рикошету.
3) Пентагон успешно замял дурную славу M4, привлекая к делу журналистов и личных экспертов, но ключевая особенность, резко отличающая его от, скажем, собрата-M16, или бельгийского FN SCAR-ов — печальная статистика отказа карабина.

Плохому танцору жмут туфли. В Большой балет Красной Комнаты не брали тех, кто жаловался на такие мелочи, как неудобство, недостаточно мощный патрон или заевшее оружие. Но эти времена прошли и, если туфли мне жмут… безрезультатные поиски, наконец, венчаются успехом, когда в ботинке почившего охранника обнаруживается засапожный нож. Бинго. На мгновение моё лицо озаряет улыбка ребёнка, получившего желаемую игрушку из Киндер Сюрприза. То, что в США шоколадные яйца не продают потому, что нельзя торговать едой с несъедобным внутри — всё ещё отвратительное и дикарское упущение.

Разгибаясь, я поправила ствол M4, забрасывая его за спину, убирая за пояс новообретённый нож. Если туфли мне жмут — я не стану танцевать.

Но если негативное влияние на когнитивные функции...

Мы движемся дальше по коридорам полуподвальных помещений лабораторий. В воздухе терпкий запах химикатов, боковое зрение фиксирует поведение Морс, рассуждающей вслух. “Сильный приобретённый иммунитет” или чудо, новых признаков воздействия токсина пока что отмечено не было. Мы всё ещё на одиннадцати часах. Хотелось бы верить. Знать бы ещё, как это делать.

Кхм. Прости. Увлеклась, — вполоборота к Бобби, по ходу движения, дружелюбно улыбаюсь ей, с какой-то почти наставнической нежностью качая головой. Не страшно, продолжай. — К чему это я. Я присоединилась к проекту на полпути. Нужно выйти на начальные стадии и найти источники через поставщиков.

Потенциально, приобретённый иммунитет даёт нашим часам возможность встать на полупаузу, синтетическая природа токсина осложняет производство антидота, поскольку вычленить состав из общей формулы сложнее, чем при биологическом варианте? Работа с составными компонентами может стать ключом к разгадке, если только негативное влияние на когнитивные функции не… не что именно?

Оперативная сводка услышанного. Приостановившись, глядя на Морс, с жестом беспечности близким к ужимкам Хоукая, пожимаю плечами.

Часто приходится работать с гениями, — аккуратный надрез полуулыбки. — Хотя, если в следующий раз, решишь говорить со мной на английском — возражать не буду, — надрез сделался шире и стёрся с лица, словно надпись на песке, на пляже. — Ты пыталась выяснить кто за этим стоит?

В несостоявшийся разговор вмешиваются звуки приближающихся охранников. Der’mo. Их всего четверо. По два на каждую. Парням не повезло. Сняв с плеча M4, я перевела автомат в режим одиночной стрельбы и рванула вперёд. Одновременно швырнула карабин вверх и выхватила из-за пояса боевой нож. Моё колено с наскока вдолбилось в грудь ближайшего охранника, лезвие ударилось ему в горло, словно в подтаявшее мороженое, кровь хлынула в стороны; вырывая нож из чужой глотки, ещё до того, как первое тело рухнула наземь, я сменила положение, резким ударом ноги вбок, отшвыривая второго противника в сторону, бросила нож, схватила почти долетевший до земли M4, шагнула к второму, уткнула дуло ему в грудь и выстрелила в упор. Разрывной звук утонул в обмякающем теле.

Успеваю заметить, как Морс роняет дубинку, навести прицел на последнего из “её” соперников, но Пересмешница справляется без посторонней помощи и лишней крови, отзвук автомата рассеивается, топот ног извещает о приближении новой волны. Через кувырок-перекат, подлетев к первому мертвецу, хватаю нож и, дослав патрон в патронник, подобравшись, отскакиваю к ближайшей стене-укрытию.

Кстати, мне стоит знать, почему мы с тобой встретились в таком чудесном месте?

Точка прицела находит стремительно приближающийся первый череп. Эффективная дальность M4 при стрельбе по одиночным целям составляет порядка 400 метров. Плюс-минус. Приклад упёрся в плечо. Мушка “встаёт” в середину прицела. Палец на спусковом крючке. Ещё полшага.

Ты не поверишь.

Выстрел. Минус один.

Хотела сходить на свидание.

Второй выстрел прогремел ещё раньше, чем прозвучали слова.

Парень оказался настоящим засранцем.

Третий. Дослать патрон. Четвёртый. Дослать патрон, увернуться от свиста выстрела противника, пригнувшись.

Мужчины. Верно?

Пятый уложил последнего из приближающихся. Пыль улягается. Мы выдерживаем паузу в примерные пять минут. Своеобразные часы вечного судного мгновения. Чисто. Избавившись от M4, разворачиваюсь к Морс, наблюдая за тем, как она поднимает дубинку.

… у меня есть догадки. Что ты знаешь то, чего не знаю я.

Молчаливый кивок. Обтерев лезвие засапожного ножа об один из трупов, я снова скрыла его за поясом.

А у меня есть догадки, что это, — я указала на ту дубинку, которая была недавно поднята Бобби, — не было стратегическим боевым решением.

Похоже мы на 11:30-ти, а дело так и не сдвинулось с мёртвой точки.

Подвезёшь?

Разумеется, — дружелюбная улыбка №17. Допустимый лимит искренности и теплоты. Последнее не обнаружено. Потерянный файл.

Мы добираемся до машины — как мило, мальчики, что вы оставили нам ключи. Авто выкрашено в насыщенный цвет антоновки. Сев в этот зелёный взрыв, мы выруливаем на улицы Лоутауна, залитые угасающим мадрипурским солнцем. Закат в самом разгаре.

Джейсон Исихара. Это имя о чём-нибудь тебе говорит? — кинув взгляд в сторону спутницы, я вернула его к дороге. — Подсел ко мне в ресторане. Пытался ухаживать. Был красавчиком. Даже жаль, что, судя по этому, — выудив из внутреннего кармана рубашки-куртки, я протянула чужой мобильник Пересмешнице, — был одним из боссов, ответственных за производство той дряни, которой ты отравилась.

Мы пролетаем третий светофор подряд без остановок.

Бобби. Анализ и работа с компонентами в поисках антидота — наверняка всё это занимает немало времени. Подумай о другой стороне вопроса. Есть ли что-то… — нахмурившись, я попыталась выудить из фрагментов памяти подходящую терминологию. — Что-то, что могло бы замедлить реакцию? Помимо твоего иммунитета? Нам нужна жвачка, которую мы можем влепить поперёк стрелок часов судного дня.

Потому, что не обнаружив источник производства и не зная первоначальной формулы, при всей гениальности, Морс может случайно оказаться тем, кто самолично нажмёт свою красную кнопку.

[icon]https://i.imgur.com/gVwwGKh.gif[/icon]

Отредактировано Natalia Romanova (22.04.22 11:29:13)

+3

6

Birds flying high - you know how I feel

Неопределенно [ложь - нервность это вполне себе конкретная эмоция] веду плечами.
Что именно - смерть. Очевидно довольно, учитывая, что смерть - это естественная реакция организма на жизнь, но произносить вслух все равно не хотелось. Смерть разума наступит быстрее смерти тела - сразу пулю в лоб, пожалуйста; существование не котируется. Утешение, очень сомнительное, но других не завезли: остановка сердца произойдет не слишком далеко.
О таком не говорят - из молчания все становится ясно.

Джейсон Исихара - новая пища для размышлений. У Наташи губа не дура; знает, за кого надо браться. Изучаю телефон на предмет интересных деталей - переписки, контакты, сохраненные файлы. Современные девайсы говорят о людях куда больше, чем они сами.
— Слышала, - шпионаж не многим отличался от научных исследований и точно также требовал изучить все в мельчайших деталях. — Светлая ему память. Наверное. Честно, не думала, что его роль настолько велика, роль спонсора шла ему больше.

Продолжаю изучать телефон. Переписка. Бинго.

- Лин Сюнь был моим "нанимателем", - кавычки пальцами тут одновременно и нужны, и не нужны, но как я могла удержаться? - Видимо, они были деловыми партнерами. Видимо, партнерство вышло неудачным.

А ведь иногда так хочется верить в то, что дружба - это чудо. Некоторым вещам суждено оставаться в семейной сетке канала Дискавери.

Тяжелый выдох подавляет желание закатить глаза - в целом, взаимозаменяемые жесты, если использовать вместе, то даже усиливающие друг друга, но дешевый аналог дыхательной гимнастики выглядит все же как-то поприличнее. Наука не терпела топорных решений - жвачка в стрелках была одним из них, конечно, часы-то ты временно приостановишь, но стоит ей отлипнуть, как круговой оборот будет сделан незамедлительно. В лучшем случае. В худшем - стрелки просто сломаются. Учитывая, что единственная функция часов - показ времени, плохой результат.

- Из очевидных вариантов.... Аптека, -  неласковыми словами поминаю каждого урода, раздолбавшего лабораторию. Обходиться чем-то на скорую руку было отвратительно.  - Поверни налево. Из менее очевидных... криокапсула. А что? Из меня выйдет хороший Кэп.

Я бы определенно плохо сделала своё домашнее задание, если бы не нашла более-менее пригодные места с расширенным ассортиментом. Ибупрофен в таких случаях плохо работает - по опыту знаю. Инструктаж дальнейшего направления перемешивался с другими неочевидными вариантами, разбавляло нервозность. Через открытое окно машины открывается чудесный вид на вечерний Мадрипур - все же тут до смерти красиво.

Смеяться всем.

Мы останавливаемся в одном из тех темных переулков, в которых молодым и красивым девушкам лучше не останавливаться. Перед тем, как выйти, выхватываю из бардачка бутылку чего-то спиртного. Вообще без разницы - выливаю на руки.

- Подержишь волосы? - если ваша дружба не проходила эту стадию, то какая разница, были ли огонь, вода и медные трубы. Засовываю в рот пальцы, вызывая рвотный рефлекс. Если организм не хочет очищаться самостоятельно, стоит его к этому подтолкнуть. Надеюсь, что я не буду выглядеть слишком жалко. Едва ли, впрочем, можно выглядеть круто, когда тебя выворачивает изнутри.

Погано. Во всех смыслах погано, но необходимо.
Вытерев со лба пот, натужно улыбаюсь - порядок, Нат, всё пучком. Мы идем к одной из задних дверей, спускаясь спустя одну лестницу и несколько плохо освещенных коридоров в полуподвальный магазин. Чёрный рынок - это плохо. Плохо, но необходимо.

- Пока я буду шоппиться, прогляни, а? - возвращаю Наташе телефон уже мертвого не_бойфренда с открытой вкладкой переписки. Хакнуть чужой телефон шпиону -  что кубик-рубик, на пять-десять минут развлечение, но мне, надеюсь, должно хватить. Может, что и вылезет наружу.

Щедрая жменя купюр с довольно видными политическими деятелями затыкает продавцу рот, позволяя по-хозяйски проходиться вдоль рядов в поисках необходимого. Не люблю, когда под ногами мешаются. Еще больше не люблю, когда пытаются что-то советовать и лезть в размышления, но... Все же, поманив пальцем, зову продавца за собой.

Насколько бы это не было ироничным, но чем больше симптомов появлялось, тем лучше. Головокружение - сбой работы афферетных систем, может, делаю ставку на мосто-мозжечковый угол, учитывая его уязвимость. Упавшая дубинка - сбой эфферентных систем, из чего можно сделать вывод, что... Дела обстоят плохо. Стоит сделать ставку на гипернатриемию, накинуть парочку тревожных звоночков на то, что рвота явно не способствовала сохранению водного баланса в организме.

Бороться с симптомами - все равно что с ветряной мельницей, и все же выбираю блокаторы деполяризирующих релаксантов - увеличение непроницаемости мембраны к ионам натрия не продержится слишком долго против тетродоксина, уничтожающего потенциал-чувствительные натриевые каналы, но... жвачка в часах судного дня, что б её. Не люблю жвачки еще со школы, когда из-за одного придурка пришлось стричься.

- Как продажи идут? - следом идет пачка шприцов. Не бойся, Бобби, это как если комарик укусит.... Только больнее.

- В последнее время стали лучше, - хмыкаю; не стоило обладать сверхспособностями, чтобы понимать, что примерно вот сейчас цена на купленное возрастет до небес.

- Что-нибудь конкретное, или?... - продавец молча кивает в сторону стеллажа с адсорбентами. Хемосорбция - умно-умно, однако подбор необходимого должен занять порядочно времени. С другой стороны, возможно, что они использовались не для попытки приготовления антидота, но для ровно противоположного.

Рассчитываться приходится всей наличкой, что есть. Жадность почти также плохо, как и черный рынок и является таким же бичом общества, как и токсичность... Но даже её можно использовать в правильных условиях.

- Не люблю жвачки, - повторяю вслух, появляясь сбоку Романовой с пакетом начинающего выживающего после отравления неизвестным нейротоксином, против которого гипотетически еще нет антидота. По возвращению время и к возвращению (браво, Бобби, твоё чувство юмора великолепно) любимого женского хобби -  делиться между собой секретиками.

- Поздравляю, мы влипли, - прислоняясь к автомобилю, тяжело вздыхаю.- Все выглядит как миниатюрная война в Мадрипуре.

Не то, чтобы это было новостью. Не то, чтобы каждый день в Мадрипуре не велась борьба за власть, но: а) в неё оказались ввязаны два шпиона; б) игры с токсинами, особенно нейротоксинами, особенно неизвестными науке - это по шкале от "пиздец" до "нахуй блять" примерно... много.

- Если исходить из того, что Исихара был силой и средствами, Лин Сюнь был заинтересован в создании токсина первично, то... - не бойся, Бобби, это как если комарик укусит. Большой комарик-мутант. - Вырисовывается кто-то третий, кто занимался подстраховкой и возможной разработкой антидота. Возможно, ведущий двойную игру на обоих. Неспроста же ребята что-то между собой не поделили.

Открыв дверь, валюсь на сидение. Превращать организм в поле боя различных химических реакций - плохая идея. Ориентировочно штормить будет еще минут пятнадцать в лучшем случае, а да той поры стоило подумать о смене жизненных приоритетов. Возможно, когда все закончится, позвонить Лэнсу. И выпить с Нат. Определенно. Много. Не влипать больше в неприятности.
...да кому ты врешь, Морс.
And I'm feeling good

Отредактировано Bobbi Morse (21.04.22 21:03:12)

+2

7

Зелёный спорткар рвёт струны смога мадрипурских улиц, блики заходящего солнца хватаются за металлические поверхности. Мы пропустили ещё один алый сигнал светофора. Бобби занялась телефоном, я подожгла собственный бурелом мыслей.

Доверие — сложный элемент формулы социальных взаимодействий. Особенно тяжело с ним приходится, когда 98% существования считаешь, будто единственный закономерный итог, к которому ведёт доверие — 2 фута в ширину и 6 в глубину. По-русски выражаясь: к смерти.

Шпионаж — большая игра, где нет “своих” и “чужих”. Все чужие, никто не свой, ты можешь доверять самому себе, но даже эта, казалось бы, очевидная и безапелляционная истина — погрешима. Есть цель и есть средства. Выигрывает тот, кто выживает в конце. Очень простые правила. Как заметил бы Стив: очень тяжёлый способ жить.

Работа на ЩИТ и, после, Мстителей, показывала мне обратную сторону медали. Не всякое доверие вело к двойному предательству, не всякая помощь оказывалась с целью выгоды и не всякое сотрудничество заканчивалось той нелепой сценкой из сериала “Офис”, где все наставляли пальцы, сложенные пистолетиком друг на друга. Я видела этот фрагмент по телевизору, на немецком, в номере отеля бизнесмена, бывшего моим контрактом. Он умер не сразу, пришлось нанести два пореза отравленным клинком вместо одного. Возможно виной всему смех при просмотре сериала: положительные эмоции, испытываемые перед критической ситуацией нередко срабатывают, словно подушка безопасности для организма. Занимательный физиологический факт. Скашивая взгляд на свою спутницу, я поверхностно оценила психоэмоциональное состояние Морс.

Она отлично держится. Что неудивительно: Пересмешница — первоклассный агент ЩИТа, девушка с докторской степенью. Боец и учёный — такие пташки сделаны не из стекла, а из вибраниумного сплава. Кроме того, Морс пережила брак с Бартоном. Это стоит относить к особым показателям прочности… особенно в спектре психологической устойчивости. Хотя, с Бартоном её объединяет не только рухнувший брак. Любовь к шуткам в критических ситуациях. Где-то я это уже слышала...

Мы паркуемся у стартовой линии одного из переулка “утех” и сомнительных рынков. В Лоутауне Мадрипура таким переулком и улицей является каждая первая. Выходя из машины, поправляю куртку, незаметно убеждаясь, что ствол и нож надёжно прикрыты тканью. Здесь никого не удивить оружием, но чем дольше противник недооценивает тебя — тем лучше.

Подержишь волосы?

Кивок вместо ответа и подшаг, сокращающий расстояние. Женская дружба удивительна. Хотя и мне, и Бобби доводилось бывать в ситуациях куда хуже принудительного опустошения желудка на улице. Когда всё заканчивается, в утешающем жесте, почти невесомо, поглаживая, касаюсь спины Морс в немой поддержке. Она задирает подбородок, натянуто улыбаясь.

Облокотившись на авто задом, задумчиво держу в руках телефон Джейсона. Проводив подругу взглядом, анализирую её движения, пытаясь оценить насколько далеко успела сместиться стрелка наших часов судного дня. Узкая улица, забитая лавчонками с сомнительным содержимым, дрябло помаргивает неохотно включающимся неоном. Шумовой фон: крикливая азиатская музыка из игровых автоматов, грязных кафе и магазинов. Бобби скрывается в хаосе. Бледно-розовые иероглифы подрагивают высоко над головой, на уровне третьего этажа. Один иероглиф перегорел, поэтому с пропуском буквы, мерцание цвета сакуры истерически звало каких-то “Ир”.

Я прошу у владельца тира позвонить, и “пострелять из своего”. С чужого мобильного устройства шпионская программа отправляется заниматься разъеданием данных облачных хранилищ Исихары. За стойкой, я достаю из-за пояса зигзауэр с дизайнерской рукоятью. Мультизадачность. Владелец не задаёт вопросов пневматика это или нет, хотя та же модель Spartan выполняется SIG в пневматическом виде внешне неотличимом от оригинального. Но это всё ещё Мадрипур и здесь всем плевать. Я чувствую себя свободнее, чем рыба в воде и между тем, паршивее, будто плескалась возле взорвавшегося нефтяного танкера.

Сейчас проверим у Джейсона была очень качественная зажигалка или хороший вкус. Оттянув затвор, вытягиваю затворную задержку, разбираю верхнюю часть пистолета, осматривая раму. У сукиного сына был хороший вкус. Эта часть Джейсона нравилась мне всё больше. Проверив однозарядный магазин, примерно прикидываю, что это могла быть за модель. Судя по отсутствию предохранителя и наличию рычажка слева у затворной задержки — P226 или что-то очень близкое. Однозарядный магазин, 12 патронов. Судя по тому насколько чист, осмотренный при разборке ствол, стрелял из этого красавца Исихара или очень редко. Или никогда.

Телефон покойника звякнул уведомлением в заднем кармане джинс. Я собрала пистолет, дослала патрон в патронник, вскинула дуло и выстрелила. От грохота в ушах слегка зазвенело, владелец тира, схватившись за голову посмотрел на меня с ужасом, в дальнем конце дымилась разорванная 9мм парабеллумом 10тка на висящей мишени.

[Спасибо], — на местном наречии, с уважительным кивком произношу я. Кладу на стол стопку банкнот и выхожу назад в темнеющий город, скрыв ствол за поясом.

11 патронов. Часы тикают, Бобби ещё не успела вернутся с “шоппинга”.

Прислонившись к двери авто задом, я заново просматриваю данные на взломанном телефоне Джейсона. Информационный мусор, дешёвая реклама, порнуха в истории поиска, переписка с оружейником — ничего полезного. Имя Лин Сюня мелькало в переписках с угрозами, отвращением и матерщиной. Пересмешница была права — партнёрство действительно не задалось. Среди прочего хлама, на фотографиях в галерее, регулярно появляется помещение… бара или ресторана? Скорее первое. Всё залито красным светом, вспышка мобильной камеры выхватывает два лица на селфи. Джейсона и азиатку с волосами цвета морской волны. Её лицо кажется мне смутно знакомым. Хмурясь, раскидывая архивы памяти, я одновременно снова прошариваю вскрытое содержимое запароленных облачных кладбищ данных. Скрытая папка, то же лицо, цвет волос сменившийся на кислотно-зелёный. Обнажёнка. Не фото интимного характера присланные возлюбленному. Не грязь, созданная по принуждению, заставляющая какую-то часть меня ликовать, что мои руки в крови Исихары. Не доказательства того, что Вечное Сияние Чистого Разума по-азиатски — порноактриса. Нет. Личные голые фото, которые явно оказались в закрытой папке Джейсона не случайно. На совместном селфи улыбка девушки выглядит натянутой, в то время, как улыбка Исихары идеальна для рекламы кредитов.

Негромкие шаги, шуршание пакета. Боковое зрение фиксирует фигуру Морс до того, как она обозначает своё присутствие звуком.

Не люблю жвачки.

Мармелада не было, но обещаю в следующий раз привезти тебе тульский пряник.

Обещаю, что следующий раз будет, Бобби.

Не давая сочувствию в моём взгляде задерживаться на Морс дольше, отворачиваюсь к мобильнику, заканчивая кое с чем. Кидаю устройство к рычагу переключения скоростей, возвращая внимание к Пересмешнице.

Поздравляю, мы влипли, — солидарный кивок. Факт. — Все выглядит как миниатюрная война в Мадрипуре, — такая ли уж она миниатюрная, если речь заходит о производстве токсинов? Вопрос спорный. — Если исходить из того, что Исихара был силой и средствами, Лин Сюнь был заинтересован в создании токсина первично, то… вырисовывается кто-то третий, кто занимался подстраховкой и возможной разработкой антидота. Возможно, ведущий двойную игру на обоих. Неспроста же ребята что-то между собой не поделили.

Сместившись в сторону, давая Бобби возможность открыть свою дверь и сесть (скорее рухнуть) на сиденье, вдолбив мысленный каблук в глотку собственным эмоциям, отворачиваюсь, чуть вздёрнув подбородок, обходя авто по дороге к водительскому сиденью.

Всё верно, — дверь распахнулась. — Плохая новость в том, — я села, заводя тачку и захлопывая водительскую. — Что мы по-настоящему вляпались, — очередной согласный кивок. Полный старт двигателя, тачка рванула с места. — Хорошая — я знаю, кто третий.

Мы выехали назад, на дорогу и рванули мимо первого же красного светофора, ускоряясь в сторону залива Хайтауна.

Джейсон — сила и средства. Он держал под собой часть верхних кварталов, располагал наёмниками разного сорта. Охрана в лаборатории, которую мы поколотили — его люди, — вписаться в поворот, переключить скорость. — Лин Сюнь — идейный вдохновитель. Именно его силами и силами нанимаемых им людей, — кивок вполоборота к Морс, — создавался токсин. Они с Джейсоном не ладили, как ты и предполагала. Исихара хотел быть королём Мадрипура. Стравливать банды и местное, шаткое, правительство. Отравлять воду и продавать антидот втридорога. Лин Сюнь же мыслил шире. И метил за океан. Он хотел выйти на мировой рынок, мировой уровень, — минус ещё один светофор. — Разработкой антидота занималась владелица бара “Ржавый тигр”. Бар — отличное прикрытие, и именно там проходила большая часть переговоров большой тройки. Вот только, Джейсон считал, что “тигрица” принадлежит ему, Лин Сюнь считал, что она на его стороне, а дамочка, вероятно, вела собственную игру, — я пожала плечами, снова влетая в поворот, едва сбросив скорость. — Исихара взломал её облачное хранилище, — иронично. — Скачал интимные фото и, вероятно, угрожал слить их в Сеть, хотя в реалиях Мадрипура, угроза довольно странная… — может она замужем и боится его или дело в её отце, этого я не знаю, и это не имеет отношения к делу. — Джейсон её торопил. Хотел заполучить антидот до того, как его получит Лин Сюнь. Значит она или знает, где антидот или сама и есть изготовитель.

И то, и другое, в равной степени имеет место. Мы паркуемся в тени высотного здания недалеко от того-самого бара.

Помимо бара, мне удалось выцепить из переписок Исихары ещё одни координаты, — продемонстировав Бобби экран мобильного с отметкой на карте, я кивнула ей за спину, вглубь тёмного переулка, простирающегося вдоль стены высотки и “Ржавого тигра”. — Разведаешь там, я займусь “тигром”. Идёт?

Снова оценив перемещения напарницы, оставшись в одиночестве, опустив голову, я пропустила тяжёлый вздох, устало прикрыв глаза. Нахмурилась, достала пистолет из-за пояса, дослала патрон в патронник и, выходя из авто, сделала вид, будто держу руки в задних карманах джинс.

“Ржавый тигр” залит кровавым неоном, редко перебиваемый кислотно-зелёными вставками отрисованных светильниками лепестков или травы. Огромная звериная морда, выложенная диодами, светится оранжево-алым, раскрыв пасть за спинами барменов. За барной стойкой стоит девушка с фото в телефоне Исихары. Цвет волос сложно разобрать из-за специфики освещения. Посетители: мужчины в тёмных костюмах. Не выпивающие. Охрана. При моём приближении, те двое за барной стойкой, стоящие рядом с Тигрицей, сместились к ней, она сощурилась и её глаза превратились в две щели.

Эй. Я тебя знаю.

Шпионаж — тонкое искусство. Требуется использовать все инструменты в собственном арсенале от актёрской игры, жучков, подставных лиц и поддельных документов до фигур высшего пилотажа в вопросах обаяния и умения устанавливать контакт. Переговоры — важнейшая часть. Ключ к получению информации. Иногда они даже предопределяют проигрыш или выигрыш партии. Шпионаж — это почти ювелирная работа. Кропотливая. Требующая терпения и много времени. Моя подруга умирает. У меня нет ни первого, ни второго.

Нет, — зигзауэр на вытянутой руке резко метнулся вправо, раздался выстрел, хватаясь за разорванное колено, правый охранник Тигрицы залил бар криком, дуло мгновенно перевелось в лоб владелице места. — Не знаешь.

Но иногда, самое подходящие решение — использовать грубую силу.

Одновременно с моим жестом, послышался шум дюжины орудий, поднимаемых в мою сторону. Через 1,5 секунды, я стояла, окружённая охранниками девицы, дула стволов чернотой смотрели мне в голову со всех сторон. Моя рука, целящаяся в её лоб, не дрогнула.

Где антидот?

Что?! Идиотка! Врываешься сюда, стреляешь по мои людям и…! — моя рука резко отклонилась влево, рванул ещё один выстрел, разорвав колено второго охранника. Толпа со стволами загромыхала, перекрикиваясь, но дуло зауэра слишком быстро вернулось назад ко лбу их хозяйки. — ДА ЧТО ТЫ ТВОРИШЬ!?

Антидот. Где он? Я не стану задавать этот вопрос третий раз.

Да с чего ты вообще взяла, что я знаю?! А даже если и знаю, с чего ты взяла, что я тебе это скажу? Ха? Не я здесь стою в окружении кучи пушек-...!

Мой палец на спусковом крючке. Любой их выстрел — предсмертный спазм пальца — ты умрёшь до того, как моё изрешечённое тело упадёт на пол. И ты скажешь мне местонахождение антидота. И скажешь его точно, не ведя по ложному следу, не увиливая и не пытаясь солгать или оттянуть время.

Так уверена в себе, сука? — практически сплюнув, с ненавистью глядя на меня, произнесла она.

Ты же сама сказала. Ты знаешь меня. И если ты по-настоящему меня знаешь, Като Джун, — её глаза широко распахнулись при звуке собственного имени. — Ты можешь представить, что я сделаю с тобой, когда узнаю, что след оказался ложным. И ты знаешь, что то, что ты представляешь — преуменьшает мою фантазию.

Я сделала спокойный шаг в её сторону. Дула шагнули за мной.

Антидот, Джун. Место. Сейчас же.

Когда на кону слишком многое: иди ва-банк. Мне нужен быстрый ответ. У меня нет времени на разжёвывание всего этого дерьма. Мне нужно к чертям сломать грёбанные часы судного дня до того, как они сломают хребет Бобби Морс. Потому, что Бобби — моя подруга. Слово, значение которого таким как я должно быть известно весьма расплывчато. Слово, которое именно из-за этого значит гораздо больше, чем сухое определение из словарей или детские игры. У меня не так много друзей. Это узкий круг тех, за кого я была бы готова умереть. Узкий круг тех, за кого я готова сжечь Мадрипур или целый мир дотла, если придётся. Узкий круг тех, ради кого я, думаю, хочу жить.

Бобби — моя подруга. И пока я дышу, смерти до неё не дотянуться.

[icon]https://i.imgur.com/gVwwGKh.gif[/icon]

+2

8

Испарина на лбу - неприятное, липкое ощущение. Хотелось пенять на климат Мадрипура, но в упор не получалось - система терморегуляции организма стояла во главе всего; учитывая, что токсин был нейро - словесный каламбур выходил сам собой. Неудивительно, если следующей стадией будет озноб, в борьбе за выживание хороши все средства, и поскольку системы жизнедеятельности человека, в отличии от него самого, не обладают крупнокалиберным оружием, приходилось мириться с самыми различными фокусами, которые может преподнести тело.

Лучшее, что можно сделать - откинуться на спинку кресла, прикрыть глаза и наслаждаться жизнью, настолько, насколько можно. Конечно же, прикрыв глаза и на такие мелочи, что наслаждаться жизнью хотелось все же на шезлонге у побережья с Лонг-Айлендом в руках, а не на сиденье спорткара (что, впрочем, все еще было лучше, чем какое-нибудь творение-гость Pimp My Ride) с весьма сомнительными, но все же попытками не умереть.

Во рту до сих пор сухо и горько -  звучит, конечно, поэтично, определенно пойдет в мою автобиографию, но в реальности прозаичнее, оставляя за собой неинтересное и лаконичное увеличение производства желчи после тошноты. И несмотря на то, что потенциал для шуток увеличивался чуть ли не в кубической прогрессии, но глаза приходилось все же приоткрыть и скосить на Нат. Слабая ухмылка хоть и на мгновение, но все же успевает промелькнуть - где-то я слышала, что тульский пряник у русских эвфемизм. Вроде бы даже на насилие. Вроде бы даже на уровня "Техасской резни бензопилой", разве что стоит делать учет на то, что Наташе не требуется бензопила, чтобы устроить резню.

Но учитывая, сколько проблем Наташе преподносит спасение меня (и Мадрипура), то небольшую резню я, пожалуй, в состоянии пережить.

За взаимосвязями криминальных кругов Мадрипура было сложно уследить - не потому, что они были такими сложными и хитросплетенными, будь они таковыми, то на них было бы куда сложнее выйти, теневое правительство все еще было одной из самых действенных вещей, потому что мир стремился то расшириться до масштабов космоса, то сузится до одной крохотной точки. Бывало и хуже, наверное, в конце концов, далеко не первый яд, с которым мне приходилось иметь дело, некоторые давали еще более интересные побочные эффекты, но все же соль была в контролируемости эксперимента. Ха.

- Ага, - у Лэнса временами было весьма примечательное выражение лица, когда он делал вид, что слушает, а на самом деле не улавливал ни одного слова, плюс-минус следя за интонациями, чтобы вставлять нужные вводные слова, конечно же, пребывая в полной уверенности, что я этого не замечаю. У меня, кажется, сейчас ровно такое же - за исключением того, что я все же пытаюсь вслушиваться и сопоставлять информацию.

-- Правильно говорят, мужчина - голова, женщина - шея, - на выдохе, натянутая попытка суммировать всё.  На самом деле  абсолютно неверное выражение, что у мужчины, что у женщины должно быть по своей голове и по своей шее, чтобы принимать решения и нести ответственность, но куда уж там.
Снова прикрываю глаза. В идеале надо прогнать всё в мыслях еще раз, обдумать перспективы и построить, отталкиваясь от них, планы. Но сил нет, оставляя только смутную тревогу. Я действительно умру? Ты не идешь в шпионаж или в герои без готовности умереть - да и умирать за правое дело далеко не так плохо. И все же ты никогда не бываешь настолько живым, как в момент, когда ко лбу приставлено дуло пистолета. И ты никогда не бываешь настолько близким к смерти, как в момент, когда смерть уже пульсирует в твоих венах. Я всегда была готова умереть, просто не так.

Должен быть иной выход. А если его нет, то...

- Нат, спасибо, - для благодарности за совместную работу слишком много сердечного тепла, но для маскировки любого "слишком" всегда есть ослепительная улыбка. Даже если все прикрытие шито белыми нитками и расходится по швам практически сразу. Оно хотя бы есть, и от этого будто бы легче. Будет. Я хотя бы буду надеяться на это.  - Если...

Качаю головой. Даже если что-то и случится, то уйти лучше молча. Завещание было готово давно, личные предсмертные желания, чтобы похоронить следом за мной еще и скелеты, ждали своего часа. Этого хватит, все остальные слова будут лишними и сделают куда больнее всем, кто решит поскорбить обо мне. Наташе в том числе - ей и без того перепадет в худшем случае тяжелая участь быть видевшей меня в последней раз живой и, что еще хуже, несущей на себе бремя неудачной попытки спасти (она ведь обязательно примет на свой счет, даже зная, что это не так).  Я не могу позволить ей жить с новыми призраками. Какая иначе из меня подруга-то будет?

- Есть у меня подозрения, что вы, мисс Романова, хотите просто меня убрать в наиболее безопасное место и посиять в лучах славы, - заигрывающе веду бровями, веселости в голосе, больше чем надо, но я все еще хочу верить, что больше - лучше. С тихим смешком открываю дверь, выходя их машины. - Но так и быть, я дам вам посекретничать. Но на всякий случай, вдруг вы решите стать новыми BFF, помни кто в тяжкий час делился с тобой бургерами.

Выбейте эти знаменитые последние слова на моей могиле, пожалуйста.
Мы не прощались. Я не прощалась. Не люблю прощания, чаще всего после них происходит что-то ужасное.
Из плюсов: я все еще гений, тело все еще функционирует, а походка все еще от бедра. Из минусов: пульс учащенный, дыхание рваное, и озноб, прямо как по расписанию. Из более обширных плюсов: ночи в Мадрипуре такие звездные... Из более обширных минусов: без антидота я все еще труп, хоть и весьма красивый.

На месте координат значилось красивое ничего. Нет, конечно, оглядываясь по сторонам рядышком можно было увидеть более чем живописные промышленные здания, но едва ли это то, что надо. Раз на земле ничего нет, значит есть всего лишь два варианта: либо над землей, либо под землей. Исходя из того, что держать невидимый хэлиериер и иже с ним над Мадрипуром ресурсозатратно и невыгодно, а вот использовать подземные пространства наоборот... Way down we go. Что не говори, но жизнь подбрасывает мне хорошие саундтреки и не очень хорошие обстоятельства.

Ненавижу канализации. Не потому, что в них не живут на самом деле черепахи-мутанты, пожирающие пиццу - с этим разочарованием  справляются довольно рано (если ваше имя не начинается на Клинт, а фамилия не заканчивается на Бартон). Скорее потому, что, если это не стандартная канализация, то в ней скрывается что-то более опасное, чем черепашки-ниндзя. А еще все канализации на одно лицо и в них легко заплутать. А еще в канализации воняет. И в случае драки падать туда унизительно и больно. И чем больше минусов находится тем больше я напоминаю себе старую ворчащую бабку, что не так воодушевляюще, когда тебе немного за тридцать.

На месте координат значилось красивая тайная комната, которая служебная так-то, но тайная звучит романтичнее и воодушевляющей что ли? Кроме той части, где, конечно, еще из Гарри Поттера вынесен опыт, что тайные комнаты лучше не открывать, но любопытство губит же не только кошек, но и птичек? Тем более, что ему придется встать очередь сразу после яда. Электронный замок под воздействием перегрузок и подбора сдается довольно быстро, все же что не говори, но временами технологии Щ.И.Т. были сделаны на советь.

Тяжело вздыхаю. Хоть бы раз, хоть бы один чертов раз за кодовой дверью были просто швабры, какие-нибудь чистящие средства, ну максимум алтарь поклонения какой-нибудь 2д девочке... Но нет же. Баллоны с подозрительным содержимым - как мило на самом деле поставить на них знак химической опасности. Исихара, видимо, все же решил сыграть на опережение,  вне зависимости от того, мой ли там токсин или же что-то более дешевое или сердитое, при его выпуске на улицу жизнь в Мадрипуре явно изменится до неузнаваемости.

Единственная вещь, которая поистине хороша в канализации - замечательная акустика, чужие шаги слышно заранее, давая время подготовится к теплому приему. В день, когда технологии Щ.И.Т. научатся еще и сигнализацию блокировать, мир поистине станет великолепным местом. Дожить еще бы до этого момента. Дверь пришлось закрыть, теряя выгодную позицию, но стоило учиться на своих ошибках, пожалуй, еще одного отравления в ходе неудачной драки явно не переносу. Первых наемников Исихары удается отстрелить быстрее, чем они отстрелят меня, но держать дальний бой с противником, одерживающим численное преимущество, могут разве что Хоукаи. Простым смертным остаются дубинки. Не сказать, что огорчена - люблю дубинки.

- Чувак, эта вечеринка - отстой, - удар приходится на скулу, неприятно ноет, но всегда есть сомнительное утешение, что потом будет болеть еще сильнее. Моё сомнительное везение, почти все противники считают своим священным долгом бить или метить в голову, надеясь будто бы этим избежать своей порции издевок. Зря. Первый удар - пропущенный - всегда лишь для того, чтобы подпустить противника ближе, жертвуй пешкой, чтобы снести голову королю. Удар дубинкой по ребрам наотмашь, от души.  - Я ненавижу этих людей.

Вишенка на торте, вместе с нокаутирующей второй дубинкой по голове. Где-то в горле отдается слишком быстрый стук сердца, адреналин явно ударил в голову, и ни один из этих фактов меня не радует, работая против моих попыток замедлить действие и распространение яда по организму. Заканчивать надо было быстро, иначе закончить я и вовсе не смогу. Ненавижу канализации - худшая локация, чтобы использовать подручные средства, которых тут как таковых вообще нет. Что есть? Стены - пожалуйста, несколько ударов головой, но стены есть много еще где, не уникально. Лестницы? Несмотря на то, что на последней перекладине можно раскачаться и выбить сразу нескольких, расстояние слишком далекое, устроить цирковое представление быстро и четко не получится. Анализ занимает слишком много времени, рефлексы тормозят и вовремя увернуться от удара не получается - чувство полета, конечно, бесподобно, но не когда ты безвольно отлетаешь в сторону.

Все еще ненавижу канализации - мало пространства для маневра, от запаха начинает болеть голова. А может от пропущенных ударов. Может, от нейротоксина, ассортимент богат, мисс Морс, выбирайте то, что по нраву. Единственная возможность избавиться от всех разом рисковая, с слишком большой процентной вероятностью не сработать, но когда тебе нечего терять любой, даже самый хреновый план - уже план. К тому же я всегда мечтала побыть тореодором. Неправда. Не мечтала.

- Вы же знаете, что нападать по одному - это жуткое клише, которое должно умереть? Так даже второсортные помощники злодеев из "Остина Пауэрса" не поступали, - постепенно отступаю назад, к самому краю, в голову почему-то лезли вместо этого скетчи из Большого Лебовски, но это было не настолько обидно, насколько стоило бы. Зато работает - они все же додумались окружить меня. Теперь все зависело от тайм-менеджмента - обычно у меня хорошо с ним, но себе больше не приходилось доверять, учитывая, что в любой момент может отказать плюс-минус любой орган или все сразу. Все силы, все ресурсы организма направляются в группировку и перекат - секунда-в-секунду с попыткой наброситься и уничтожить клише нападение по одиночке. Они валятся в сточные воды - я все же немного люблю канализацию, и теперь, до того как они, как самое настоящее говно, всплывут, время экспериментов по проводимости сточных вод электричества. Люблю дубинки. Люблю электродубинки.

Стук сердца отдается не в горле - в голове, мешаясь с мыслями. Пытаюсь перевести дух, глубоко дышать, но выровняться не получается. Воздуха отчаянно не хватает, не хватает и сил на то, чтобы стоять на ногах. Ненавижу это. Быть беспомощной, не иметь возможность контролировать собственную судьбу, да чего уж там - собственное тело.

- И все равно лучше, чем помирать в Цинциннати, - на самоанализ уже нет ничего, ни сил, ни мыслей. Даже если это мышечная атрофия, то... едва ли я в состоянии что-то сделать. Возможно, если бы доработала проект "Гладиатор". Возможно, если бы....
Нет. Никаких "если бы". Никаких сожалений. Прикрываю глаза - всего на пару мгновений, просто нужно собраться, нужно сконцентрироваться, нужно всего лишь немного передохнуть, и я встану. Мне еще надо встретиться с Нат, мне еще нужно...

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » у нас было 2 пакетика травы, 75 ампул мескалина... [marvel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно