ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » new story [shingeki no kyojin]


new story [shingeki no kyojin]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">i wanna touch your body</span>

<span class="data">not just for aesthetic</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/873T8l9.jpg">
</div>

</div>

</div>[/html]

[icon]https://i.imgur.com/7LV2eHa.jpg[/icon][nick]levi ackerman[/nick][lz]<a class="lzname">леви аккерман</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">своего сердца нет, съем <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2868"><b>твое</b></a> на ужин</div>[/lz][status]ничего не говори[/status]

+2

2

Переезд - решение осознанное, обдуманное несколько раз подряд. Оговоренное с родителями. Поставить перед фактом было сложно, но необходимо, а понимание, что со стороны Гриши и Карлы, что со стороны младшего брата оказалось ещё одним камнем в стене, которую планомерно возводил Зик.

Внутренние монстры никогда не дремлят, но больше они не должны беспокоить других. Полно заставлять волноваться родных ещё больше. Эрен помнил всё так же ясно, как и он сам. Благо что ни Гриша, ни его покойная мать, ни Карла не помнили ничего. Благословление ли это свыше, что хотя бы в новой жизни эти люди ничего не помнят о прошлом? При всей симпатии к родителям в этой жизни, перед глазами все равно стояли отголоски прошлой. Карма настигла настолько, что становилось невыносимо находиться с ними под одной крышей, не зная, чем послужит однажды новый виток ночных кошмаров, от которых он просыпается периодически часто.

Он обещает навещать семью по свободным выходным и праздникам. Обещает всё также приглядывать за Эреном, психологическое состояние которого оставляет желать лучшего, но сейчас, в нынешней жизни, им лучше существовать отдельно друг от друга. Первые признаки памяти открылись ещё в юном возрасте. Виновата ли в том кровь, которая текла и в Зике, и в Эрене, или же эта карма, призванная настигать их в будущих жизнях и перерождениях дальше. Карма за то, что они оба натворили в другой жизни. Черная вуаль, от которой не избавиться, где бы ты не находился.

По началу Зик посещал психолога, затем - психотерапевта, встав у того на учёте, равно как и младший брат спустя некоторое время. Лечение помогало, терапия избавляла от лишних мыслей и заставила приспособиться к жизни вокруг без лишних потерь. Но не избавила в итоге подсознание от такой простой, но значительной вещи, как память, которая разрозненными отрывками подсылала в сны всё то, что происходило раньше. Далеким "раньше", когда за ограниченный отрезок жизни, длящийся тринадцатью годами, необходимо было сделать многое ради уничтожения. Плевать на чужие жизни, плевать на свою судьбу.

Неудивителен совсем тот факт, что помнил Зик только ту жизнь. Слишком острые, яркие впечатления та оставила после себя.

Новая квартира встретила его свежим запахом недавно законченного ремонта. Ключи ему выдали пару часов назад вместе со всей подготовленной сопроводительной документацией. Оставив чемодан с вещами в сторону и положив бумаги с ключами на пустую обувницу, прошелся напрямую к балкону, распахивая окна и дверь настежь, позволяя воздуху в помещении обновиться. Зик позволил себе остановиться в проеме, доставая пачку сигарет и прикуривая, выдохнуть, прикрывая на мгновение глаза. Смена обстановки должна помочь абстрагироваться от нежелательных мыслей и воспоминаний, пойти на пользу, как и бытовые дела, которыми он предпочитает заняться, засучив рукава простой легкой рубашки.

Избавить комнаты от пыли занимает несколько часов, как окончательно растащить вещи из чемодана по своим новым местам, заодно составить список будущих покупок и расходов, понимая, что потребуется вложить ещё достаточно круглую сумму и следует, вероятно, взять подработку в дополнение к имеющейся уже работе. Усмехается себе под нос довольно и успевает сбегать в ближайший маркет, закупаясь продуктами, нисколько не удержавшись от того, чтобы прикупить пару бутылок красного в дополнении ко всему остальному. Душ, легкий ужин, приправленный двумя бокалами вина - и жизнь вновь кажется безмятежной, а все остальные проблемы отходят на второй план.

За окном стемнело уже настолько, что зажглись ближайшие фонари, и стало слышно пение сверчков. Зик подхватил пачку сигарет, скидывая с плеч полотенце на стул, оставаясь после душа в одних лишь домашних шортах. Выходит на балкон, зажимая зубами фильтр сигареты и с наслаждением устало потягиваясь, ощущая каждую напряженную за сегодня мышцу, приятными болями отдающимися в каждом подвижном участке тела. Щелкает колесом зажигалки, чувствуя на себе пронизывающий взгляд. Но затягивается, интуитивно понимая, что, вероятно, предположительным соседям не нравится запах никотина, но со своей привычкой Зик ничего поделать не может, а на своей территории он может делать то, что захочет.

Он все-таки поворачивает голову и медленно моргает, оглядывая соседа на рядом обозначенном балконе. Выдыхает щекочущий горло дым, находя черты лица в соседе знакомыми, и только потом постепенно доходит, кто именно стоит перед ним, разделяемый стенами балконов обоих. Чему-либо удивляться уже сложно, после того, как встретил в этой жизни практически каждого, кого так или иначе знал, в прошлой. Когда-нибудь это должно было произойти, но недокуренная сигарета всё равно летит вниз, выпадая из пальцев и скрываясь в темноте, напоследок только сверкая оранжевым огоньком тления.

По чужому взгляду понимает, что его узнали. И это ещё больше отчего-то режет изнутри.

- Добрый вечер, Леви.

Глупо делать вид теперь, что никто из них не узнал другого.
Узнали. Ещё как узнали.

Такой ли хорошей теперь казалось идея переезда? Зик определенно точно сказать не мог, но знал, что если расскажет об этом своему младшему брату, то тот посмеётся над ним и скажет что-то вроде того, что это судьба. Не иначе.

[icon]https://i.imgur.com/UXFAllo.jpg[/icon][nick]Zeke Yeager[/nick][lz]<a class="lzname">зик йегер</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">для души, тела и <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2867"><b>обстоятельств</b></a>, дышащих в живот</div>[/lz][status]what have we become[/status]

+2

3

На окровавленной кисти не хватает пальцев, но Леви нет необходимости в том, чтобы оглядываться в поиске недостающих частей тела, ведь помнит и знает - они где-то в траве, остались на спусковом крючке УПМ, как в первый раз, так и в сотый, а может даже и тысячный, Аккерман подсчет не вел, ему без надобности. В этом видении знакомо все, от и до, только грудную клетку сдавливает странно, чем-то инородным, словно из вне, не из воспоминаний о прошлой жизни. Очередной вдох дается слишком тяжело, капитан зажмуривается, прежде чем вновь распахнуть глаза и оказаться в своей квартире, взгляд устремляя на не зашторенное окно, за котором брезжит рассвет. Давление не исчезает, но легко объясняется разложившейся на груди, поверх тонкого одеяла кошкой, обнаглевшей до такой степени в последнее время, что Леви даже злиться на нее перестал - все равно бесполезно, ровно также, как и продолжать попытки заснуть, дабы проспать законные пару часов до будильника. К тому же Чай [нет, лучшего имени для кошки он придумать не мог], заметив пробуждение хозяина, тут же начала суетиться, в надежде, что покормят ее пораньше и теперь точно не успокоится, как не старайся и не притворяйся вновь спящим.

Утренний душ, сытный завтрак и просмотр свежих новостей в ленте браузера скрашивают неприятное утро, после очередного кошмарного сна, к которым давно пора было привыкнуть, но каждый раз все равно становилось не по себе, хотя те определенно были лучше кошмаров наяву, когда странными флэшбеками из прошлой жизни накрывало средь бела дня. Благо, что случалось подобное редко, да и после разговоров с Эрвином, который в новой жизни решил податься в психотерапию за каким-то хером, столкновения с ними уже не вызывали былой паники и не распугивали окружающих Аккермана людей, коих было немало: мужчина работал тренером в спортивном центре и находился среди людей практически постоянно, причем немалую долю из них составляли дети и подростки, решившие заняться батутным фристайлом и прыжками на батуте в частности, полетами на которых и заведовал Леви, что казалось весьма ироничным, учитывая тягу к полетам в прошлой жизни. Само собой, подвергаться вышеупомянутым кровавым воспоминаниям на работе было совсем не кстати, хоть изредка и приходилось, уползая в тренерскую для того, чтобы перевести дыхание и взять себя в руки. То еще развлечение, но уж как есть, ничего не изменишь.

Все еще стоило лишний раз поблагодарить Эрвина, потому что с кем-то иным обсудить проблемы попросту не смог, не доверился бы. Как говорится, ничего особо с прошлой жизни не изменилось, хули.

Время за работой пролетает незаметно, тренировки выматывают до приятной ломоты в мышцах и вернуться домой хотелось как можно скорее, прикупив по пути готовый ужин, чтобы уничтожить его сидя на балконе, уткнувшись в электронную книгу. Изменения замечает еще на подъездной площадке: перед соседней дверью появился коврик для ног, намекая на то, что у Аккермана наконец объявились новые соседи, после съехавшей около полугода назад полоумной парочки, выяснявшей отношения настолько бурно, что Леви неоднократно задавался вопросом о том, как они до сих пор друг друга не поубивали. Недовольно цокает, проворачивая ключ в замочной скважине, все также не сводя глаз с обыкновенного, темно-серого коврика, мысленно надеясь, что соседи на этот раз окажутся адекватными и не слишком общительными, иначе о посиделках на балконе, практически общем, придется позабыть.

Леви слишком любит и ценит тишину. Стоило верить в то, что новоявленный сосед или соседка, окажется таким же.

Переодевшись и покормив кошку, Аккерман осуществляет задуманное, как можно удобнее устраиваясь за небольшим столиком на балконе и утыкаясь в книгу, но покой мужчины нарушается буквально через несколько минут, заставляя вскинуть голову и устремить взгляд на мужчину, вышедшего на соседний балкон. Что-то в его внешнем виде кажется смутно знакомым, да и бороду эту Леви однозначно где-то видел и... Вилку сжимает пальцами слишком крепко, до побелевших костяшек, во все глаза уставившись на лицо, что неоднократно являлось ему во снах и не узнать Зика Йегера не представлялось возможным, как не старайся. Пожалуй, подобное соседство было худшим, в сравнении с предыдущей парочкой, но Леви уже давно привык к тому, что сталкивается с людьми из прошлой жизни довольно часто - взять тех же Эрвина, Ханджи или Жана, к примеру, с которым одно время вместе работал, пока тот не уволился из центра. Впрочем, все вышеперечисленные, да и многие другие люди, хотя бы были ему приятны.

В отличие от этой ебаной макаки, черт бы ее побрал.

- Он был добрым только до этого момента, но здравствуй, Йегер.

Откладывает вилку в сторону, аппетит пропал напрочь, так что вряд ли Аккерман станет доедать ужин. Спасибо, наелся. Запах сигарет заставляет скривиться, но скорее демонстративно, чем взаправду - к табаку Леви относился нормально, учитывая сколько смолит тот же Смит, в компании которого проводил довольно много времени. Презрение его было направлено скорее к самому Зику, который еще и разгуливал по балкону практически в чем мать родила, никого и ничего не стесняясь. Бесит.

- Ты бы оделся, засмущаешь девочку с тобой по соседству, она на балкон будет бояться выходить, пока тут голые мужики бродят. Имей совесть, бородач.

Естественно, плевать он хотел на эту девочку, она Аккермана все равно раздражала тем, что могла на полдня выставить мусор за дверь прямо в подъезд, из-за чего они неоднократно ругались и Леви грозился высыпать весь мусор ей на коврик, если продолжит в том же духе. Кстати, помогло, пакетов мужчина не видел вот уже как пару недель, но не сомневался, что перфоманс еще повторится, когда последний скандал немного забудется.

- Надеюсь, у тебя нет привычки устраивать шумные гулянки? Раз уж мы теперь ближайшие соседи, стоит обсудить такие моменты.

[nick]levi ackerman[/nick][status]ничего не говори[/status][icon]https://i.imgur.com/7LV2eHa.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">леви аккерман</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">своего сердца нет, съем <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2868"><b>твое</b></a> на ужин</div>[/lz]

+2

4

Зик поворачивается, опираясь спиной и локтями согнутых рук на край балкона, выдыхая остатки задержанного ранее дыма. Как ещё не поперхнулся им - вопрос открытый, но по крайней мере сегодня он точно от этого не умрёт. Наверное. Ведь нельзя исключать возможности, что умрет он от чего-то другого. Или от кого-то другого. Шея невероятно в этот момент зачесалась, будто фантомно помнила ощущения, которые оставляли лезвия, но нет. Это всего лишь легкий вечерний ветер щекотит кожу. Никаких лезвий в ближайшей видимости нет. Разве что вилка, но все здесь взрослые цивильные люди. Можно ведь обойтись без рукоприкладства и прочих нежелательных действий, имеющий кровавые последствия. Всё это было в прошлой жизни и нынешней оно касаться не должно.

- Неужели я испортил тебе аппетит? - даже можно было не спрашивать, у Леви всё на лице написано очень даже хорошо, а чужое настроение разве что в воздухе не искрило молнией и грозовыми раскатами. Будь они героями мультипликационной картины, то вокруг бывшего капитана разведки наверняка бы нарисовали тёмные нагнетающие тучи и белёсые яркие вспышки молний, несущих за собой только злость их хозяина.

Зик запрокинул голову, вглядываясь сквозь линзы очков в темное безоблачное небо. Ни облачка, даже звезды видны, если приглядеться внимательнее, сосредоточив взгляд на темном полотне. Зик даже подумал, что в принципе неплохо прихватить с кухни оставленный бокал с вином и распивать его здесь в такую хорошую погоду, но идея сразу прерывалась и становилась сомнительной при условии нахождения здесь рядом соседа. Вино бы определенно точно встало поперек горла и никакого хорошего вечера не вышло. Впрочем, Йегер всё равно не расстраивался обнаруженному соседству. Лишь надеялся, что на фоне этого не придется просить лечащего врача установить куда более плотный график терапевтических сеансов.

Прошлая жизнь ведь никуда не исчезала, беря во владения практически каждый сон, заставляя испытывать кошмар за кошмаром. Чем больше их становилось, тем безразличнее старался к ним относиться Зик. Всё это уже было. Ничего не меняется во снах и воспоминаниях, которые куда кристальнее чистой воды.

- Если мой вид кого-то будет смущать, то я узнаю об этом сам, ведь у девочки есть язык, - усмешка выходит слабой, усталой отчасти. Зик опускает голову, скрывая взгляд под линзами очков, на которые падает уличное освещение, и вздыхает безнадежно. У него нет желания собачиться с Леви, как-либо конфликтовать или вызывать у того гнев. Ещё в прошлой жизни обстоятельства сложились таким образом, что Зику пришлось делать всё во благо установленным целям, ради которых готов был рисковать как собственной, достаточно короткой жизнью, так и чужими. На любой войне так и происходит, сколько в истории значится подобного? Множество. Теперь никакой войны в его жизни не было, он отслужил в армии в весьма спокойных точках, избегая горячие места, но и те не шли ни в какое сравнение с бесконечной войной Марлии и Элдийцев.

Не было теперь ни тех, ни других, народ давно смешался, а этнических групп в мире с каждым днём насчитывалось всё больше и больше. Где-то, правда, по сей день происходили вспышки конфликтов и войн между расами, но больше это теперь всё же касалось политики и территориальных ресурсов. За ходом истории Зику тоже приходится наблюдать особенно остро в силу полученной специальности и работы в этой сфере.

- Я похож на того, кто будет устраивать шумные вечеринки и дебоширить после них? - в вопросе сквозит легкая насмешка, Зик потягивается и делает несколько шагов в сторону, приближаясь к боковому ограждению балкона. Смотрит на пустое пространство перед собой и мимолетно думает о том, что неплохо было бы закупить несколько растений и разложить их горшочках прямо здесь, огородив один балкон от другого ещё больше. Йегер едва не хохотнул от осознания того, что невольно пытается выстроить воображаемую стену между ними, но все же упирается ладонями в ограждение и смотрит сверху вниз на Леви. Интересно, он всегда был таким разговорчивым? - Меня предупредили о правилах этого жилого комплекса. Не шуметь после одиннадцати, не оставлять мусор и выносить его в специально отведенное место, не забывая о сортировке. Что-то ещё?

Зик склоняет голову, вопросительно вскидывая бровь. Слишком нагло, возможно. Но если у Леви уже есть заведомо какие-то претензии, то он их выслушает спокойно, не прерывая. Только исполнять - не факт, что будет. Общие правила - пожалуйста, но на своей территории Зик будет делать равно то, что ему захочется. Это к тому, что если некто всё еще и в этой жизни мелкий начнёт бухтеть о курении или хождении по балкону полуголым. Не голый же. И даже не в нижнем белье, а в шортах. Что в этом такого?

- Я и сам крайне удивлен такому соседству. Не скажу, что счастлив от этого, но мне не всё равно. Давай жить в мире, Леви.

Хотя бы теперь-то, когда нет вражды и никому не нужно мстить.
Зик протягивает ладонь, исключительно из вежливости, даже не рассчитывая, что её пожмут в ответ.
Жест исключительно тот, которому приучили его родители.
А традиции стоило чтить, независимо от обстоятельств.

[icon]https://i.imgur.com/UXFAllo.jpg[/icon][nick]Zeke Yeager[/nick][lz]<a class="lzname">зик йегер</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">для души, тела и <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2867"><b>обстоятельств</b></a>, дышащих в живот</div>[/lz][status]what have we become[/status]

+2

5

Сон прошлой ночи вспоминается невольно, воспоминания в нем распарывают застарелые душевные раны и хочется рассмеяться в голос, ведь именно человек перед ним был виновником тех самых оторванных пальцев, что наблюдал меньше суток назад, снова. Кто бы тогда мог подумать, что Йегер столь легко пожертвует собой в угоду собственного освобождения и возможного убийства сильнейшего воина Парадиза, само собой - неудавшегося. Сути дела это, в общем-то, совершенно не меняло.

- Нет, что ты, я просто наелся, - в голосе сарказм неприкрытый абсолютно, да и улыбка наигранная донельзя, появившаяся лишь на пару секунд говорит сама за себя. Леви откидывается на спинку стула, перехватывая чашку с остывающим чаем и делая несколько больших глотков, задумчиво устремив взгляд вдаль, на город. Приятного действительно было мало, но рано или поздно, они все равно наверняка бы встретились, не могло быть иначе. Да, стоило надеяться на то, что встреча станет более поверхностной, но сложилось, как сложилось и жить с этим все же можно. Перебеситься, привыкнуть и воспринимать Зика как обычного, среднестатистического соседа. Не сложно ведь, да? В это, по крайней мере, хотелось верить.

- А ты не думаешь, что девочка может быть крайне скромной или немой? С последним шучу, - хотя Аккерман был бы совсем не против подобного расклада, чтобы в ответ на его замечания не сыпался поток брани, которой позавидует сапожник из ближайшей обувной лавки. Девчонка дымила как паровоз, ругалась матом и постоянно водила разных ухажеров, но почему-то при этом в ее квартире всегда было тихо, хотя все вышестоящее описание никак этому не соответствовало. Может, если жить с ней прямо через стенку, то можно и разобрать какие-то отдельные шумы, но за год жизни по соседству Леви действительно не делал ей замечаний хотя бы на этот счет. Мелочь, а приятно.

Допив чай, поднимается на ноги и обойдя столик, опирается ладонями на балконное ограждение, глядя теперь вниз, на снующих по тротуару людей и проезжающие мимо машины. Настроение уверенным ходом скатывалось ниже некуда, но разворачиваться и уходить посреди разговора, даже с неприятным собеседником, было не в правилах Леви и тот лишь зевает устало, прикрывая ладонью рот, после чего разворачиваясь в сторону соседнего балкона, глядя на подошедшего поближе Йегера снизу вверх, совершенно не испытывая от этого никакого дискомфорта - привык еще в прошлой жизни, что все вокруг выше него, так что реагируй он на подобное остро, тупо просто бы заебался злиться. Да, это может заебать. К сожалению.

- Не похож. Но я в этой жизни уже ничему не удивляюсь, - вскидывает руку, прикрывая глаза и пальцами потирая лоб, потому что у него начинает болеть голова. Мигрени вообще стали довольно частыми спутниками Аккермана в последние несколько лет и стоило надеяться, что сейчас его не захватит очередной приступ. Стоило закончить этот диалог как можно скорее, помахать Зику ручкой на прощание, выпить таблетку обезбола и спрятаться под одеялом, предварительно плотно задернув шторы, надеясь на то, что боль не усилится в разы, добавив ощущение раскаленной спицы пронзившей висок, - Я бы попросил найти менее вонючие сигареты, но это исключительно личное пожелание, которое ты все равно не выполнишь. Так что да, ты все верно сказал.

Пожать руку и распрощаться кажется шагом весьма логичным, Аккерман даже начинает тянуть раскрытую ладонь навстречу, но возникшая словно из под земли абсолютно черная кошка планы портит от и до, взбираясь по ноге Леви, цепляясь за штанину, чтобы занять место на руках, заставляя мужчину болезненно зашипеть, буквально ощущая, как саднит разодранная под тканью штанов кожа. Черт бы побрал эту кошку, не помогает ни ругань, ни мягкие шлепки по пушистой заднице, она все равно продолжает так делать, иногда не повторяя процедуру довольно долго. Кажется, с последнего такого забега по ноге хозяина прошло недели три, не меньше. Тем не менее, животное с рук не сгоняет, даже наоборот крепче прижимает к себе - не наказывать же ее перед Йегером, потом будет посмеиваться, что Леви даже с кошкой справиться не может, настолько в нынешней жизни стал никчемным.

- Я и без того с тобой воевать не планировал. По крайней мере до тех пор, пока ты будешь себя вести как приличнейший из всех возможных соседей.

Жаловаться, пожалуй, действительно было не на что. Зик в прошлой жизни был человеком относительно спокойным, вежливым и воспитанным. Да, тяготы войны наложили на него свой отпечаток и приказы марлийцев никогда не отличались доброжелательностью в адрес жителей Парадиза, но в этом вины самого Йегера не было, как ни крути. Так что да, подобное соседство вряд ли доставит какие-либо неудобства, кроме запаха табака в квартире, но Леви на это почти плевать, он ведь правда относится к сигаретному дыму вполне спокойно, возмущаясь лишь для видимости. Как и сейчас, в общем-то, чего греха таить. Просто бородатому знать об этом совсем не обязательно.

- Надеюсь, у тебя нет собаки? Я то переживу, а эта женщина - нет, - кивает на сидящую на руках довольно мурчащую кошку и устало выдыхает, ощущая как головная боль начинает пульсировать где-то в области затылка. Определенно стоит прощаться и валить, пока не стало хуже и состояние не начало бросаться в глаза. Да и доесть ужин не помешает, просто сделать это на кухне, подальше от пристально наблюдающих светлых глаз.

[nick]levi ackerman[/nick][status]ничего не говори[/status][icon]https://i.imgur.com/7LV2eHa.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">леви аккерман</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">своего сердца нет, съем <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2868"><b>твое</b></a> на ужин</div>[/lz]

+2

6

- Любая скромность отступает прочь, если хочешь донести до другого свои желания. Можно положить в почтовый ящик записку. Как вариант, - спокойно отзывается Зик, вовсе не пытаясь спорить, но всё само получается подобным образом. Стремление опровергнуть чужие слова становится осязаемым, словно это такая забавная игра слов, в которую обычно играют, если совсем нечем заняться. От скуки. Скучающим себя, правда, Зик не считал, но тем не менее повелся, следя за чужим взглядом, пытаясь прочитать эмоции по глазам, найти в них ту самую ненависть, желание отомстить и убить. Позволив окончить свою жизнь единожды, Зик не боялся смерти и ныне, поэтому если Леви решит повторить былые подвиги, то он не станет сопротивляться.

Печально разве что будет, что он снова не прожил жизнь до старости и сгинет в расцвете сил, вновь вполне молодым. Не уставшим на этот раз от войны, но от преследовавших кошмаров прошлого - вполне. Наверное, именно поэтому он нисколько не напрягался, плыл по течению вперед, не заботясь о чем-либо, пуская все на самотек. Иначе же ведь совсем свихнуться можно. Итак голова была далеко не в порядке, если до сих пор приходилось посещать врача и лечиться.

- Учту, - кивает головой, не совсем уверенный в том, что изменит марке сигарет, к которым привык уже давно, но может постараться дымить в другую сторону. Можно было, конечно, смолить в самой квартире, но при всей никотиновой зависимости Зик терпеть не мог, если его вещи пахли сигаретами, привыкший свою пагубную привычку скрывать от Карлы, которая в итоге все равно ещё в школьном возрасте нашла в кармане куртки пачку сигарет и получивший за это нехилую взбучку. Теперь же, вспоминая об этом, старший сын, который хоть и не был Карле родным, мог только улыбаться, потому что в те времена даже все в памяти не чувствовалось столь остро, как в последние годы. Вероятно потому что возраст ныне как раз соответствовал тому, когда он позволил другому человеку забрать остатки его проклятой жизни.

На ответное рукопожатие Зик и не рассчитывает, а появившаяся кошка спасает от ощущения тупой неловкости, которая возникает от протянутой через балкон руки. Взгляд меланхолично натыкается на домашнего питомца, с которым встречается взглядом, понимая, что глаза кошки с расширенными зрачками явно подозрительно его сканируют на предмет возможных угроз и прочего. Что вызывает скупую улыбку и Зик все же опускает руку, легко хохотнув.

- Я самый приличный человек, Леви, не стоит беспокоиться об этом.

Взгляд плавно перетекает от кошки обратно к Аккерману, понимая, что наверняка стоит разорвать зрительный контакт и уйти с балкона обратно к себе, чтобы больше не нервировать своим видом, ведь по любому вызывает одним своим видом ассоциации с прошлой жизнью, а быть объектом агрессии и ненависти не хотелось. Хотелось простого безмятежного покоя, как штиль на море, без всяких гроз и ураганов. Чтобы в этом всем можно было дышать глубоко и размеренно, не задыхаться так, словно глотку пережимают пальцами, а потом и вовсе избавляют от дальнейших мук. Раз и навсегда.

Сложно жить с тем, что все еще живо в памяти.

Но своего спокойного вида Зик не теряет, лишь усмехаясь и вновь протягивая руку, невольно, не останавливая себя, но только для того, чтобы потрепать кошку по холке и получить взамен от неё благодарное урчание, вызывающее уже вместо усмешки - улыбку. Даже мелькнула мысль все же зависти себе кого-то, но её Йегер отметает сразу, стоит только представить, как кто-либо целый день будет ждать его возвращения в одиночестве. Животным необходимо внимание, и если не можешь его предоставить, то приобретать кого-либо не стоит, чтобы не мучиться потом совестью, потому что делаешь кого-то одиноким существом.

- Женщине не стоит беспокоиться, у меня никого нет, - весьма двусмысленно звучат последние слова, но Зик сам себя не поправляет, лишь отстраняется от названной женщины, отступает на шаг, засовывая ладони в карманы шорт, разворачиваясь совсем, собираясь покинуть балкон, ставший словно очередной меткой на душе Йегера. Своеобразной меткой, вырезанной на дереве. Лишь только у двери остановился, полуобернувшись, смерив Аккермана лукавым взглядом, - Спокойной ночи, Леви.

Дверь предпочитает оставить открытой. Не из соображения безопасности, а потому что слишком душно будет в стенах, а это состояние Зик совершенно не переносил, предпочитая комфортный для себя сквозняк. Спальня встречает его полумраком, заставляет упасть спиной на новый, оптимально комфортный матрас, и прикрыть согнутой рукой глаза, глубоко выдыхая. Отключается почти сразу и спит до утра, не взирая на череду снов, часть из которых вновь были собственные воспоминания о прошлой жизни. Видеть хмурого капитана Леви что там, что здесь было чем-то вроде удара в солнечное сплетение, которое также покалывало каждый раз стоило только о чем-то таком задуматься.

Поэтому ничего удивительного в том, что наутро он чувствовал себя разбито. Холодный душ, пробежка по безлюдному скверу недалеко от жилого комплекса, ещё один контрастный душ, после которого все же приходится собираться на работу, стараясь не коситься на соседнюю дверь, когда покидают свою квартиру.

Только забегает в пекарню на первом этаже, чтобы выпить кофе и съесть круассан с миндальным кремом, который приглядел ещё вчера, когда проходил мимо. Однако оказавшись в дверях заведения, поправляет очки, моментально натыкаясь на острый взгляд своего соседа, тоже, вероятно, решившего насладиться здешним кофе.

Зик приветливо кивает Леви, делает заказ и ожидании присаживается за тот же столик, который занимал его сосед.

- Что посоветуешь из меню?

Судя по выражению лица Аккермана, самым оптимальным было удавиться прямо на потолке пекарни.
Невольно рассмеявшись, Йегер облокотился на стол, точно зная, что подобного удовольствия никому не доставит.
Ни Леви, ни себе.

[icon]https://i.imgur.com/UXFAllo.jpg[/icon][nick]Zeke Yeager[/nick][lz]<a class="lzname">зик йегер</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">для души, тела и <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2867"><b>обстоятельств</b></a>, дышащих в живот</div>[/lz][status]what have we become[/status]

+2

7

Ситуация патовая, как ни крути.

Раскалывается голова, саднит ногу в местах, соприкоснувшихся с когтями кошки, бьются воспоминания о стенки черепной коробки, в которых убивает Зика Йегера раз за разом, ощущая как при этом скручивает внутренности, вызывая тошноту. Состояние омерзительное, но Леви делает вид, что все в порядке, цепляя на лицо привычную, хмурую маску, непробиваемую. Им ведь действительно нет смысла враждовать, да и вряд ли обезьяна станет поистине отвратительным соседом, неа.

Он ведь и в прошлом, человеком был относительно спокойным, кажется.
Так почему бы ему не быть таковым и в настоящем?
Особенно, если учесть, что делить, как и защищать, им больше нечего. Кончилась война.

Навсегда.

- Предлагаешь поверить тебе на слово? Окей, допустим. Но если ты меня обманешь, месть будет страшна, Йегер. Помяни мое слово.

Крепче прижимает к груди кошку, которую по дурости назвал Чай, не придумав по началу ничего лучше, а после кличка прижилась и в замене не нуждалась, тем более, что по имени Леви звал животное крайне редко, награждая постоянно новыми прозвищами, в духе "мохнатая жопа" или "дурная женщина", не говоря уже о том, что после того, как кошка перевернула его любимую орхидею с подоконника, к ней навеки прицепилось "толстозадая" и блять, кажется, Аккерман слишком много внимания уделял заднице Чая, но что поделать, если наблюдает ее чаще, чем наглую усатую морду. Интересно, они ведь должны быть похожи, не так ли? Питомец на хозяина, все дела... Глядя на кошку Леви разве что глаза не закатывал, вспоминая эту присказку и обрубая ее на корню, потому что - нет. Не похожи. Ни разу. Никогда.

В это хотелось верить.
Зато спасением от рукопожатий Чай являлась отменным. Как показала практика несколькими минутами ранее.

Хоть где-то на эту зверюгу можно было положиться.

- Раз никого нет, то мы подружимся. Насколько это в принципе возможно, - склоняет голову немного набок, на мгновение цепляя улыбку, напоминающую дружелюбную, после чего делает шаг по направлению к комнате, замирая и бросая через плечо, тоном усталым, - Доброй ночи, Зик.

По имени, только из-за того, что и к нему обратились не по фамилии, как дань уважения или еще какого благородного чувства, хер его знает, что там внутри запрятано, чем обычно не пользуется. Чай с рук спрыгивает, едва оказавшись в квартире, а Леви аккуратно забирает со столика тарелку с ужином и электронную книгу, едва не забытые на балконе, в спешке. Не по себе становится от ощущения, словно сбежал с позором, ведь отступление - не свойственная Аккерману тактика, но обезьяна ведь попрощался первым, а значит... Не все так плохо, верно? Веры в эту мысль ровным счетом никакой, но Леви не собирается сейчас загоняться на эту тему, плотно задергивая шторы, глотая таблетку обезболивающего и валясь на кровать, с головой накрываясь одеялом, шумно и со стоном выдыхая.

Это все же мигрень, а значит завтра, он будет ненавидеть мир, весь и сразу.
Впрочем, как и всегда. Ничего не меняется изо дня в день, как и из года в год.
Но это все лирика.

Утреннее пробуждение, после рваного сна, ведь просыпался каждый час от очередного кошмара, сопровождаемого болью, на удивление, оказывается не таким ужасным, каким казалось накануне вечером, да и кофе в кондитерской под домом оказался просто чудесным. Если учесть, что Леви в кой-то веки обзавелся возможностью насладиться напитком не на ходу, а сидя у приоткрытого окна, впускающего в помещение теплый воздух, вперемешку с запахом каких-то цветов, прекрасно сочетающегося с ароматом кофейных зерен и свежей выпечки... Да, утро можно было назвать почти прекрасным, вот только сам Аккерман становится мрачнее тучи, глядя на вошедшего в заведение новоиспеченного соседа, рефлекторно и весьма озлобленно сжимая еще теплый круассан пальцами, безбожно сминая тот посередине - спасибо, что вкусовые свойства от подобного не меняются, в противном случае было бы весьма и весьма неприятно.

- Для начала посоветую не садиться за чужой стол без приглашения, но так и быть, на первый раз прощаю, - Леви все же разрывает круассан пополам, намеренно, позволяя шоколадному крему слегка вытечь на тарелку, в надежде скрыть те самые вмятины, выдающие в нем раздражение с лихвой, хотя оно и без того заметно, чего греха таить, хотя Аккерман честно пытается скрыть его за очередной непроницаемой маской и легким прищуром, - Не уверен, что у нас сходятся вкусовые предпочтения, но выпечка здесь отменная и можешь не переживать, что нарвешься на неприятный сюрприз.

Приветливость Йегера ударяет по болевым, потому что кажется слишком правдоподобной, абсолютно не наигранной, а ведь по идее не должна быть таковой, ведь тот сидит напротив своего убийцы, пусть и из прошлой жизни, омраченной тяготами войны, в которой ни у кого из них не было выбора. Откуда столько доброжелательности и почему не испытывает лютой ненависти? Леви не понимает, наблюдая как на лице, так и во всей фигуре Зика, скорее бесконечную усталость, чем обилие негативных эмоций. Неужели настолько сумел отпустить прошлое?

Если догадка верна, то Йегер в глазах Аккермана окажется просто невероятным и потрясающим человеком.
Но верить в это все еще не хотелось. Тупо из принципа.

- На работу спешишь? - поддержать светскую беседу кажется самым верным выходом из ситуации, отвлекаясь на банальный разговор, отгоняя тем самым мрачные мысли прочь, - Чем же занимается обновленный звероподобный, если не секрет? Почти уверен в том, что ты прозябаешь в каком-нибудь офисе, будучи лучшим работником месяца. Поправь, если я ошибаюсь.

Шутка о том, что Йегер мог заделаться виноделом едва не слетает с языка следом, но Аккерман сдерживается.
От греха подальше.

[nick]levi ackerman[/nick][status]ничего не говори[/status][icon]https://i.imgur.com/7LV2eHa.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">леви аккерман</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">своего сердца нет, съем <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2868"><b>твое</b></a> на ужин</div>[/lz]

+2

8

Зик застывает на стуле и даже моргает медленно, на мгновение чувствуя себя школьником, которого отчитывает учитель за помятую школьную форму. Ассоциации мгновенные, усиленно заставляющие сохранить спокойное невозмутимое лицо, разве что очки Зик поправляет на переносице, скрывая за этим движением попытку рассмеяться. Ведь тогда Леви совсем превратится в шипящее создание, явно ничем от своей кошки не отличающееся. Не зря же домашние питомцы перенимают черты характера своего хозяина? Почему-то Йегер был уверен, что и в случае с Леви без этого штампа не обошлось. Это нормально совершенно для тех, кто живет совместно. Но все ещё смешно.

- Не думаю, что ты кого-то ждешь, так что это не должно являться проблемой, если я занял это место, - легкая усмешка, с которой Зик говорит и достает из кармана телефон, чтобы почитать новости и заодно отвлечься от странного неуютного ощущения, которое дарит сверлящий взгляд Аккермана. Йегер даже взгляд поднимает, проходясь по содержимому чужой тарелки, медленно обводя измазанные в шоколаде пальцы и поднимаясь выше, пока не пересекается с глазами Леви, читая в них явную антипатию, раздражение и жажду убийства. Даже вполне себе ничем не отличается от прошлой жизни. Даже не нужно испытывать чувство дежавю с этим, потому что память идеально может подбросить этот же самый взгляд в куда более давние времена, - Благодарю за рекомендацию. Рад, что это место годное.

Страшно представить, что творится у Аккермана в голове, если он помнит прошлую жизнь.
Йегер опускает взгляд обратно в открытые новостные сводки в телефоне, отчаянно не обращая внимание на то, как всё внутри мгновенно становится тяжелым и свинцом давит опуститься, лечь и закрыть голову руками, потому что в какой-то степени - невыносимо. Особенно когда накатывает снова и снова, а теперь ещё приходится соседствовать с тем, кто прервал все страдания в былой жизни.

- Я так похож на типичного офисного клерка, который будет сидеть в душном офисе без кондиционера и потной рубашке? - спрашивает Йегер чисто для галочки, делая вывод из сказанного Аккерманом и судя по его виду, попадает едва ли не в точку. Зик отпускает смешок, мгновенно себя самого представляя в подобном образе. Он не успевает ответить, потому что в этот момент как раз возвещают о том, что его заказ готов. Уже забрав поднос и вернувшись обратно к столу, Зик располагается куда свободнее, чем до этого, не забыв перед тем, как прикоснуться к кофе и круассану, сбрызнуть руки антисептиком, который всегда носил с собой в кармане.

Зато с куда большим наслаждением вдыхает аромат кофе и запах свежей выпечки, сдерживая желание растечься от этих запахов. Да и то, что напротив сидит Аккерман, как-то к подобному не располагает. Совершенно.

- Археолог при музее древней культуры народов мира. Это сойдет за фантазии об офисном планктоне?

Зик занимается круассаном, который оказывается безумно вкусным, и этот завтрак превращается даже в какое-то мирное стечение обстоятельств, если учесть, в компании кого он сидит тут. Если кто-то из прежних общих знакомых их тут увидят вместе, то не поверят своим глазам, а то и вовсе утопятся в истеричном хохоте и кручению пальца возле виска, намекая на то, что они сошли с ума. Убийца и убийца. Один убил другого, другой убил множество других. Похоже на какую-то странную карму, в которой приходится участвовать независимо от того, хотелось или нет.

Впрочем, сейчас к Аккерману он, пожалуй, испытывал только интерес. Привычный интерес к тому, как со всеми своими воспоминаниями Леви справляется в нынешней жизни. Ведь наверняка приносят они множество неудобств, которые невозможно проигнорировать и пропустить мимо. Только спрашивать об этом Зик не станет. Это равносильно влезть в трясину чужой личной жизни, а Аккерман вряд ли подобное потерпит. Поэтому и любопытство своё Йегер оставляет при себе.

- А чем занимается ныне капитан Леви?

Взаимный укол-вопрос,, пока удается слизать с пальцев миндальный крем, а после вытереть их салфеткой, аккуратно ту складывая на стол подле себя и подхватывая стаканчик с кофе, чтобы ещё немного поцедить горячий напиток, а остатки забрать с собой в путь. Вновь сталкивается взглядом с Леви, убирая телефон в карман, попутно бросая взгляд на часы. До начала рабочего дня ещё полчаса, за которые стоило поспешить добраться до музея, располагавшегося не так далеко от его нового жилья.

Беседу удается свернуть, потому что Зику действительно стоило поторопиться. Пэтому извинившись и вновь поблагодарив Аккермана, одарив его при этом вполне вежливой улыбкой, Йегер забрал свой кофе и поспешил по своим делам. Рабочий день в музее в принципе день ото дня проходил спокойно, без мельтешащих людей, в подсобке, где хранились недавно доставленные экспонаты. Выбор профессии на самом деле был обусловлен однажды все той же тягой к науке, которая сохранилась и в нынешней жизни тоже, только разве что Зик изменил направление и исключил контакт с людьми до минимума. Просто потому что с ними было крайне сложно общаться, даже если сам Йегер всегда располагал к себе, но в работе не терпел присутствия никого, кроме коллег по цеху, как говорится.

Более того, Зику нравилось уезжать в командировки на раскопки, жить палаточной жизнью и, как бы странно это не звучало, копаться в земле или песке, чтобы отрыть что-то стоящее. Одна такая операция запланирована через месяц и к ней тоже стоило подготовиться, поднять и проверить кучу бумаг, провести в архиве несколько рабочих дней, чтобы потом вечером выходить оттуда с квадратной тяжелой головой, чихая от количества скопившейся там пыли.

Поэтому уже будучи дома Йегер не мог отказать себе в баночке холодного пива и нескольких сигарет, перетащив на балкон пару стульев, на которых расположился, запрокинув голову назад и прикрыв глаза. И, что естественно, вновь оставаясь лишь в одних шортах, не в силах в такую духоту нацепить на себя что-то ещё.

И это явно не понравится его соседу вновь.
Только что конкретно: то, что Йегер курит, или то, что вновь не прикрывает верхнюю часть своего тела тканью?
Вероятно всё и сразу?

[icon]https://i.imgur.com/UXFAllo.jpg[/icon][nick]Zeke Yeager[/nick][lz]<a class="lzname">зик йегер</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">для души, тела и <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2867"><b>обстоятельств</b></a>, дышащих в живот</div>[/lz][status]what have we become[/status]

+2

9

- Даже если сижу здесь один и никого не жду, то это не значит, что я рад посторонним за занятым мной столиком.

В принципе, проблемой все это действительно не являлось, Леви мог просто уткнуться в телефон и сделать вид, что продолжает сидеть в глубоком одиночестве, если бы только тем самым подсевшим к нему человеком не был Зик Йегер собственной персоной. Да, тот вел себя крайне вежливо и в целом не вызывал никаких неприятных чувств, кроме тех, что были основаны на памяти о прошлой жизни, в которой звероподобный титан приложил руку к смерти слишком многих товарищей, а смерть Эрвина так и вовсе не смог простить, хоть в новой жизни тот был вполне себе живым и здоровым, даже не мог похвастать оторванными конечностями, как прежде.

Сделать бы скидку на то, что в настоящем все изменилось и живут теперь по другим правилам, законам и нормам, но...
Аккерман отпустить до сих пор не мог, это было выше его сил. Вот только попытаться наступить себе на горло все же стоило, во благо сохранности собственной нервной системы, дома в котором им приходилось соседствовать и здоровья ближнего своего, коим теперь являлся живущий за стенкой Зик, как бы абсурдно все это не звучало.

- Почему сразу без кондиционера? Твоих мозгов наверняка хватит на место получше, в фирме, что может позволить себе офис в новеньком здании, оснащенном всей необходимой техникой, - вытирает пальцы салфеткой, комкая ту и откладывая на край тарелки, прежде чем откусить кусочек многострадального круассана, наслаждаясь теплом свежей выпечки и вкусом любимого шоколадного крема, прекрасно сочетающегося с ароматным кофе. На самом деле, вариант описанный самим Йегером нравился ему в разы больше, все из-за того же мнимого ощущения, будто тот должен страдать по любому поводу, но Леви мысленно одергивает самого себя, потому что ощущает, что явно перегибает. Стоило притормаживать на поворотах, а еще лучше перетереть все это дерьмо в разговоре со Смитом - тот неплохо наставлял друга на путь истинный, да и в этой жизни Аккерман его даже слушался. Впрочем, справедливости ради, делал он это и в прошлой, просто огрызался постоянно. Ебанутый, честное слово.

Озвученное место работы заставляет удивленно вскинуть бровь, но Леви выправляется тут же, понимая, что в принципе, удивительного здесь ничего нет. Йегер определенно был умным малым, так что не удивительно, что в новой жизни тот подался в науку, пусть и историческую, весьма узкого направления, но все же. Впрочем, Леви тоже ведь недалеко ушел от собственного прошлого? Насколько это в принципе представлялось возможным.

- Вполне сойдет. Шучу, - запоздало отвечает на поставленный вопрос, выплывая из бесконечного потока мыслей, прежде чем отпить немного кофе из стаканчика и отвести взгляд к окну, наблюдая за прохожими, продолжая отвлеченно, - Капитан Леви учит людей летать. Я инструктор по батутному фристайлу, плюс тренирую детей в прыжках на батутах в целом. Визиточку оставить или ты не фанат подобного времяпрепровождения?

Эрвин бы оценил этот шаг навстречу, ведь Аккерман последней фразой действительно пытается расположить к себе, без какого-либо подвоха. Да, он терпеть не может Зика, но здесь и сейчас тот не пытался испортить ему жизнь, общался вполне мирно, как ни в чем не бывало. Так чем же Леви хуже? Подружиться, само собой, у них не выйдет, но сгладить углы и шероховатости стоило, хотя бы для того, чтобы не трепать нервы себе любимому, каждый раз опасаясь при выходе на балкон встретить новоявленного соседа. Тут либо улыбаться, считая жизнь прекрасной, либо сразу съезжать к чертовой матери, подальше от Йегера.

С которым наверняка судьба в последствии столкнет еще раз неоднократно.
Она ведь та еще сука, любит возвращать нерешенные проблемы и тыкать в них носом, словно неразумного котенка.

Само собой, избежать чего-то подобного хотелось чрезмерно.

Беседа с Зиком не затягивается, да и прощание выглядит скомканным, но Аккерману так даже проще, не приходится задумываться об обезьяне лишний раз в течении дня, только потому что так и не смог найти достойный повод для побега из кондитерской. Йегер ушел первым, да и хер с ним, Аккерман ничего от этого не терял,  совершенно. Рабочий день проходит спокойно, к концу его даже умудряется попрыгать на батутах самостоятельно, оставшись в малом зале спортивного центра в глубоком одиночестве. В воздухе Леви чувствовал себя крайне расслабленно, легко отпускал любое внутреннее напряжение и в принципе считал его своей стихией, с которой сливался воедино, достаточно лишь было прикрыть глаза и позволить телу двигаться самостоятельно, как оно того пожелает само. Естественно, после такого Аккерман ощущал лишь удовлетворение, чувство которого не исчезло даже тогда, когда выйдя дома на балкон вновь столкнулся с полуголым Йегером, курящим свои отвратительные сигареты.

Впрочем, не такие уж и отвратительные, хуй с ним.
Жить можно.

- Разлегся позагорать, бородатый? - опирается локтями на ограждение, крепче зажимая в пальцах бокал с белым вином за тонкую ножку, бросив лишь один мимолетный взгляд на расположившегося сразу на двух стульях Йегера, прежде чем уставиться вдаль, куда-то за горизонт, одергивая ворот широкой белой футболки, что была велика мужчине на два размера, - Солнце уже скрылось, так что ничего не выйдет. Ты бы оделся, ну.

Добавить бы еще, что смотреть страшно или что-то в подобном духе, вот только неправда же, в теле Зика не было ничего жуткого или омерзительного. Бородач отличался вполне себе спортивным телосложением, словно занимался плаванием или чем-то из той же оперы, но чем именно сходу сообразить не вышло. Очередной глоток вина, вероятно, берет свое, все же Леви не слишком крепок в плане алкоголя, потому и вырывается вопрос, о котором жалеет тут же, но...

- Где пресс накачал, Йегер? Не думаю, что работников музея обязывают заниматься спортом.

...но поздно спохватываться, когда слова уже вылетели.

Да и к тому же - спросил и спросил.
Что, блять, такого?

Ни-че-го.
Абсолютно ничего.

[nick]levi ackerman[/nick][status]ничего не говори[/status][icon]https://i.imgur.com/7LV2eHa.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">леви аккерман</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">своего сердца нет, съем <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2868"><b>твое</b></a> на ужин</div>[/lz]

+1

10

Спокойно расслабиться и полежать не вышло, впрочем Йегер что-то такое предполагал, когда видел до этого пустой балкон, но посчитал, что в это время маленькие люди во всю видят десятые сны, а не выходят подышать ночным свежим воздухом на балкон. Зик не открывает глаза и вообще делает вид, что спит, правда, Аккерман не находит ничего лучше, чем прокомментировать, заставляя устало вздохнуть и откинуть голову совсем назад, свесив её со спинки стула, словно одни эти слова уже убили его вновь. Правда, после этого заходится смехом.

Получилось сегодня работой выкинуть из головы утреннюю встречу в кондитерской и завязавшийся там разговор о работах обоих. Получилось сполна не думать об этом столкновении двух абсолютно разных людей, чтобы не заполнять свои мысли мелким соседом. Впрочем, удивленным Зик не был, когда узнал, чем занимается в нынешней жизни бывший капитан Леви. Находит разве что ироничным, что даже в этой жизни тот все еще предпочитает летать, но никак подобное не высказывает, потому что не считает необходимым, ведь они друг другу никто, чтобы вести разговоры в стиле старых приятелей. Спасибо и на том, что ему не кидаются перегрызть глотку, хотя, кажется, одним лишь взглядом это успели сделать тысячу раз с ним. Знать, сколько раз Аккерман мысленно его убил, тоже не особо хотелось, чтобы не будить воспоминания о прошлом ещё больше.

Зик глубоко вздыхает и тянется за оставленной на полу банкой пива, чтобы выпрямиться и сделать пару больших глотков. Лениво приоткрывает один глаз, натыкаясь точно на тонкую фигуру на соседском балконе, которая без очков лишь слегка теряла свои очертания, но воображение с лихвой дорисовывала всё остальное. На него Йегер никогда не жаловался.

- Быть может, лунные ванны куда полезнее, чем солнечные, - расслабленно и нехотя отзывается Зик, на самом деле не имея никакого желания в данный момент припираться с Аккерманом. Стряхивает пепел с зажатой между пальцев сигареты в расположенную с другой стороны пепельницу и вновь после затягивается, - Ожидаю шуток о том, что при луне я должен становиться сильнее, как и в прошлой жизни. Неужели не порадуешь этим?

Тот факт, который тогда обнаружился, до сих пор без малого смешил. Помнится, тогда ему донесли, что многие считают, что при свете луны они становятся куда сильнее, но это далеко не так всё функционировало на самом деле. Поэтому сейчас Зик не удивился бы, отпусти Аккерман подобную шутку в его адрес. И даже посмеялся бы, но момент теперь упущен. Ему даже приходится сесть ровнее, чтобы не поперхнуться очередным глотком из бутылки, вытягивая ноги перед собой и скрещивая их в лодыжках. Взгляд на себе и своем теле ощущает опять же острый, и такое внимание к собственной персоне лишь на малую долю импонирую. Куда на ещё большую долю - настораживает, невольно заставляя понимать, что прошлая жизнь и её окончание наложили определенные воспоминания, которые все же накатывают время от времени, а теперь - вдвойне сильнее, что в итоге об этом хотелось лишний раз шутливо острить.

Также лишний раз Зик прикусывал себе язык и останавливал от этого.
Ведь это никому не нужно здесь, даже ему самому.

- Работников музея не обязывают, а вот голова - очень даже, - Йегер стучит костяшками себе по виску, туша остатки сигареты в пепельнице. Вновь цедит пиво, лишь после наконец-то поясняет сказанные ранее слова, - Слышал такую фразу, как "в здоровом теле - здоровый дух"? Спорт помогает в какой-то мере приживаться с теми воспоминаниями, которые существуют в голове от прошлой жизни. В юности - единоборства, ныне - просто пробежки по утрам для поддержания формы. Не более. Зато помогает не думать.

Ведь самое опасное - это мыслить, поддаться накатывающим волнам прошлого и совсем сойти с ума. Неизвестно, что возможно сделать при таком состоянии и до него Йегер доходить не желал абсолютно, оттого и занимал себя то работой, то пробежками, оставляя минимальное время лишь посидеть в тишине, как сейчас. Потому что и сон по итогу может принести что-то куда более страшное, чем нынешняя действительность, а просыпаться в холодном липком поту от сковывающего ужаса и страха - такое себе, Зик никому не советует, даже Аккерману.

- Нравится? - Зик склоняет голову, спрашивая истинно только про свой пресс, который послужил темой разговора. Он спускает ноги, потягивается, чувствуя, как встают на место позвонки, и встает окончательно, подхватывая банку пива, чтобы в итоге подойти к ограждению сбоку и опереться на него локтями, - Утром мне было некогда сказать, но да, я не против визитки. Хотя бы в этой жизни мне стоит полетать.

Йегер не обещается прийти, просто даже скорее и говорит не особо серьезно, но с него станется в итоге узнать адрес центра, в котором преподает Аккерман, чтобы наведаться туда и действительно полетать, как тот выражался с утра. Ведь в конечном итоге им нужно приходить к мирному существованию. Хотя бы в этой жизни.

А подобные шаги всегда начинаются с малого.
Главное - вовремя остановиться, чтобы занесло куда-то не туда, потому что где заканчивается свобода - там начинается свобода другого и всё такое, что в целом Йегера не должно заботить, но тем не менее... Всё равно заботит, глупо подобное отрицать. Особенно, когда это касается соседа.

[icon]https://i.imgur.com/UXFAllo.jpg[/icon][nick]Zeke Yeager[/nick][lz]<a class="lzname">зик йегер</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">для души, тела и <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2867"><b>обстоятельств</b></a>, дышащих в живот</div>[/lz][status]what have we become[/status]

+1

11

Леви вглядывается в содержимое бокала, неспешно прокручивая его за ножку, заставляя алкоголь в нем идти волнами по стенкам, порой раскачивая настолько сильно, что вино и вовсе норовило выплеснуться через край, но каждый раз лишь проходит по грани, точно также, как по ней, незримой, уже в голове Аккермана, проходят колкие фразы и дурные мысли, рискуя вырваться наружу, вываливаясь на голову Йегера, который, не очень того достоин, все же до сих пор ведет себя прилично. Бесит разве что по привычке, потому что раздражение к Звероподобному высечено на подкорке, из-за чего забыться и схлынуть не может, но Леви все еще держит себя в руках, даже под действием алкоголя, который только и делает, что норовит развязать бывшему разведчику язык. Скрыться бы в недрах квартиры, запереть балконную дверь и отвлечься на что-нибудь, а может и вовсе просто завалиться в кровать, да уснуть, но разговор начал первым и сбегать после такого как-то совсем не очень. Впрочем, когда это Аккермана ебали подобные вопросы? Захочет уйти - уйдет, даже не прощаясь, если понадобится, за ним не заржавеет.

Но Леви не уходит.
Почему? Да хуй знает. Возможно, потому что попросту не хочет. Банально и просто.

- Не порадую. Я и про виноделие то утром сдержал, хотя было довольно сложно это сделать, - хмыкает едва слышно, после чего на губах возникает кривая усмешка, пока бросает один единственный взгляд на соседа, про себя отмечая, что без очков хоть и видел его прежде, в прошлом, но никогда не задумывался о том, что Йегер смотрится без стекляшек гораздо моложе. Еще бы бороду эту идиотскую сбрить, для полного счастья, получится вполне себе приятный внешне молодой человек, а не мужик без возраста. Впрочем... Это ведь не мое дело. Неа. Не мое, ни в коем случае.

Речь о том, что спорт отвлекает от навязчивых мыслей и воспоминаний, заставляет напрячься, Леви даже ощущает отчетливо, как натягиваются, словно струны, мышцы спины и поперечные живота, который поджимается непроизвольно, словно от страха или еще какой неприятной эмоции, неконтролируемой абсолютно. За тканью широкой футболки это все еще не должно быть заметно со стороны, да еще и в сумраке, все же света на балконе предельно мало, к счастью, но Леви все равно отворачивает голову, на случай, если нечто ненужное, неправильное, вдруг отразится на лице, искажая в мимике совершенно ему не свойственной. Здесь необходима привычная маска, потому что показывать Йегеру то, что на душе, не хотелось ни в коем случае.

Не хватало еще дать понять, что они в этом схожи, ведь кое-кто тоже вечно сбегает от накатывающих вновь и вновь воспоминаний.
Разве что Аккерман выбрал спорт в качестве профессии, а не ради полезного хобби. Но какая разница?

- Да уж, с прошлой жизнью ты явно не в ладах. Впрочем, не удивлен, она по всем нам ударяет отчасти, - допивает остатки вина залпом, чуть кривясь от того, как алкоголь неприятно проходит по горлу, словно едва ощутимо обжигая, после чего опускает бокал на столик, всем телом разворачиваясь лицом к Зику, локтем опираясь на ограждение, при этом оглядывая соседа пристально, словно цепляясь взглядом за каждый кусочек тела, по которому проходится глазами, - Может и нравится, люблю подкачанных мужчин. Исключительно в эстетическом плане, само собой, на них приятно смотреть.

Слова с губ срываются прежде, чем успевает подумать о смысле сказанного и Аккерман ощущает, как начинают гореть уши, благо, что лицо у него не краснеет от стыда или неловкости, иначе залился бы краской сию секунду. И ведь не соврал, Йегер действительно выглядел более чем отлично, что становится особенно заметно, когда бородатый начинает потягиваться, от чего мышцы приходят в движение, заставляя невольно залипнуть, все еще исключительно эстетически, никак иначе. Леви, в конце концов, любит наблюдать за людьми со спортивным телосложением, да и комплименты близким знакомым из центра, к примеру, сдерживает редко. Возможно, именно поэтому столь легко отсыпал их Зику, но все равно считает, что стоило промолчать, ведь это не тот человек, с которым нормально выводить беседу в подобное русло.

Все еще стоило сбежать.
Захлопнуть балкон, провернуть ручку вниз до упора, закрывая двери. Задернуть еще и шторы от греха подальше.
Сделать вид, что его не существует. То ли самого Леви, то ли все же Зика. Хер знает, кого подразумевает под этим самым "его".

- Сейчас принесу, - тоном ровным, как ни в чем не бывало, пока делает шаг в сторону, попадая в кухню и едва не спотыкаясь о кошку, рванувшую сразу на балкон, из-за чего громко чертыхается, пока в коробке с различным барахлом, стоящей на микроволновке, выискивает нужную визитку, но та не попадается на глаза, пока не достигает самого дна, за это время успевая ощутимо выдохнуть и прийти в себя, что не мешает запустить руки под холодную воду на пару десятков секунд, перед тем, как вернуться назад, утешая себя тем, что ничего не случилось и ничего такого ввиду не имел.

Двусмысленные фразы не были его коньком и использовал их разве что намеренно, осознанно.
А вот с Йегер вышло случайно и не слишком красиво. И почему-то злило просто до невозможного.

Только вот злился Аккерман уже на себя, а не на новоиспеченного соседа.

- Держи, - тщательно протерев руки вафельным полотенцем, выходит обратно, протягивая визитку через небольшой пролет между балконами, едва сдерживаясь от желания уронить ее вниз, словно случайно, чтобы после развести руками и сказать, что другой у него уже не найдется, значит это знак судьбы, намекающий на то, что являться в батутный центр Зику не стоит. И плевать, что рабочий адрес легко продиктует по памяти, что вполне логично. Впрочем, страдать такой ерундой действительно не стоило.

- Не попадайся только в мои смены, будь добр.

Потому что общаться с Йегером еще и на работе Леви не желает.
Особенно, если тот захочет воспользоваться помощью инструктора, ведь тогда придется прыгать с ним чуть ли не в обнимку, помогая приземляться на ноги и держать равновесие. Даже если ему и нравится пресс бородатого очкарика, это не значит, что его хотелось касаться.

Неа. Ни в коем, мать его, случае.

[nick]levi ackerman[/nick][status]ничего не говори[/status][icon]https://i.imgur.com/7LV2eHa.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">леви аккерман</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">своего сердца нет, съем <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2868"><b>твое</b></a> на ужин</div>[/lz]

+1

12

Зик едва не давит пивом, которое успел прихлебнуть, когда слышит признание Аккермана. Бросает на того поверх банки пристальный взгляд, вскидывая брови, едва сдерживаясь от встречного, крайне неуместного вопроса, касаемо ориентации бывшего капитана разведки. Сами себе эти слова звучат двусмысленно, потому что "нравится смотреть", пусть и "эстетически" - уже говорит о многом, что к Леви действительно напрашиваются определенные вопросы и предположения. Не его это дело, не стоит и лезть в подобные подробности чужой личной жизни, все же грань между ними двоими стояла жирная, которую не опрокинуть никому. Даже им самим.

И все же эта брошенная фраза не на шутку пробуждает любопытство. Он вновь бросает взгляд на свое тело, проводя ладонью по прессу снизу вверх, после поднимая ладонь и обхватывая ею шею со спины, чуть разминая, скрывая за этим механическим движением вылезшую на лицо усмешку. Кто бы мог подумать, что Леви окажется полон сюрпризов. А так с виду и не скажешь, что сосед может залипать на мужские тела и даже в его собственном находить нечто приятное.

Усилия не прошли даром, стоило этим гордиться.

- Значит, тебе приятно смотреть на меня? Неожиданно,  - ведь по факту Зик никогда не рассчитывал подобного услышать из уст того, кто его убил в прошлой жизни, отомстив сполна за разрушенные жизни друзей Аккермана. Всё это крайне забавно в какой-то степени, потому что Йегер готов слушать о том, как его ненавидят и презирают за все то, что было сделано тогда, в прошлой жизни. Но никак не признание в том, что Леви нравится его тело. Расскажи он об этом своему младшему брату - не поверит. И Зику, если честно, тоже начало казаться, что под воздействием пива ему слышатся странные вещи.

Провожает взглядом уходящую фигуру, встречая темную шуструю кошку, которая резво запрыгивает на ограждение балкона, перепрыгивая с одного на другой. Мотивы домашнего животного удается различить практически сразу, что Зик только и успевает поставить на пол практически пустую баку с пивом, чтобы следом подхватить кошку на руки. Но только на пару секунд, потому что та, отпинываясь задними лапами, спешит слезть с его рук и пойти хозяйничать по его балкону, ведя носом и заглядывая мордой в квартиру, в которой и исчезает по итогу, что Зик даже сообразить не успевает, что соседская кошка решила сходить к нему в гости. И вряд ли этому факту обрадуется её непосредственный хозяин, который также в итоге вновь возвращается на балкон.

- Спасибо, - забирает визитку, вчитываясь в название центра и прикидывая, где территориально это располагается, пока прячет прямоугольный кусок картонки в карман шорт, - Не могу этого обещать, но если подобное случится, то тебе ничего не мешает отказаться от работы со мной.

Усмехается спокойно, в действительности желая попасть именно на смену Аккермана, иначе зачем это все тогда? Если прыжки настолько хороши, то Леви стоит самому показать это и научить. Хоть и чревато подобное времяпровождение неудобствами, которое будут испытывать оба. Потому что память никто не стирал, оба помнят всё. В этом Зик тоже не сомневался, к сожалению. Так что лишь вежливо предостерег, не став напрашиваться и поддевать о том, что специально нарвался бы на чужую смену.

Все же в этой жизни Йегер не был самоубийцей.
Нет смысла побуждать новые конфликты и жить на ножах теперь, будучи соседями. Зик все еще предпочитал спокойное течение жизни и привносить в неё какое-либо безумие было чревато проблемами для головы и души. Как и проводить много времени с Аккерманом, даже если это получасовой перекур на балконе, где на его тело постоянно смотрят. И Йегер не может не обращать на это внимание, хоть и никак не комментирует, даже когда желает спокойной ночи, собираясь покинуть балкон. Только вспоминает о том, что у него успела за это время образоваться гостья.

- Подожди минуту, - бросает Аккерману, исчезая в недрах своей квартиры, разыскивая кошку, которая не так давно нагло прошествовала сюда. Находится оная на собственной кровати, свернутой в клубок и сладко спящей. Зик подавляет нервный смешок, все же бросает "прошу прощения за беспокойство", после которого поднимает животное на руки. Ничего удивительного, что темперамент питомец усвоила хозяйский, потому что стоило только взять её на руки и прижать легко к груди, как та проснулась, зашипела и вцепилась котями передних лап в плечо мужчине, от чего шипеть пришлось уже и ему. Видимо, незнакомый запах в сочетании с ароматом хмельного напитка не особо привычен тонкому обонянию мелкого создания, но спустя пару мгновений она привыкает и Зику удается спокойно пронести кошку из спальни на балкон, отдирая когти от своих плеч и отдавая её Леви.

- Она спала на моей кровати, я разбудил её и поплатился расцарапанным плечом, - давит смешок, прикладывая ладонь к кровавым бороздам на коже, мысленно вспоминая, куда при переезде засунул аптечку и вовремя прикусывая шутку о том, что если кошка столь страстно оставляет полосы от когтей именно на плече, то насколько страстно может поцарапать плечи Аккерман?

В пору было приложить ладонь не к плечу, а ко лбу и глазам, уходя в полнейший фейспалм.
Дожили.

[icon]https://i.imgur.com/UXFAllo.jpg[/icon][nick]Zeke Yeager[/nick][lz]<a class="lzname">зик йегер</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">для души, тела и <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2867"><b>обстоятельств</b></a>, дышащих в живот</div>[/lz][status]what have we become[/status]

+1

13

Леви хочет вдарить самому себе по губам. Больно, с размахом, со всей имеющейся дури, просто потому что это каким надо быть идиотом, чтобы ляпнуть подобное при некогда злейшем враге. Но выдерживает и пристальный взгляд, и довольно колкую фразу, пусть и произнесенную спокойным тоном. Может стоило и ответить на нее, как можно более остро, но уже после, вернувшись на балкон выискав визитку, осознает, что поступил верно и молчание было лучшим решением этого вечера, пусть и не отвратительного, но далекого даже от понятия хорошего. Жаль, что злости на себя не хватало, взять бы откуда-нибудь сверху, чтобы засыпало с головой, но увы. Впрочем, всегда можно заняться самобичеванием, главное остаться наедине с самим собой, чем Аккерман и планирует заняться, как только окончательно распрощается с соседом.

- Действительно ничего не мешает, так что если это случится, сюрпризом для тебя мой отказ не станет, - складывает руки на груди, провожая взглядом переданную визитку, пока та не исчезает в кармане Йегера, на лице которого сосредотачивается, глядя исподлобья, в основном, из-за разницы в росте, а не потому что Леви хотел казаться как можно более озлобленным, даже отвечая на пожелания о доброй ночи.

Леви порывается тут же развернуться и сбежать не оглядываясь, едва распрощавшись с соседом, но тот просит подождать и, благо, скрывается из виду, позволяя перевести дыхание, ладонями опираясь на ограждение между балконами, склонив голову вниз, крепко зажмурившись на несколько секунд. Сбежать бы, не дожидаясь какого-то подозрительного сюрприза от Зика, исчезнувшего в недрах соседней квартиры, но любопытство и банальная вежливость берут над мужчиной верх, а когда оказывается, что причиной ожидания становится собственная кошка, Аккерман почти порывается ударить по лицу ладонью, но обе руки занимает меховая предательница, потому и остается только прижать ее покрепче к груди, медленно поднимая взгляд сначала на лицо Йегера, а после переводя его на плечо, на котором виднелись упомянутые ранее царапины. Так тебе блять и надо. За что только понятия не имеет, но уверенности в том, что сосед заслужил небольшую порцию боли, это не отнимает совершенно.

- Постараюсь в дальнейшем не допустить от нее подобных вольностей. Доброй ночи, Йегер.

Леви сбегает. Настолько быстро, что спешка его наверняка не останется без внимания бородатого, но попросту уже не может выдерживать его взгляд, слишком раздражает. Заперев балкон, шипит на Чай, нарекая животное предателем, но кошка всегда была нагловатой, с тех самых пор, как притащил ее с улицы в квартиру, а воспитанию она не поддавалась, как Аккерман не старался. Да и что ты сделаешь, она ведь зверь и по-человечески не понимает, а силой не заставишь, да и не стремился Леви к статусу живодера, хоть и отрубил голову одной обезьяне в прошлом.

Что не помешало ей объявиться в настоящем.
Карма, не иначе.

Следующие несколько дней проходят в относительном спокойствии, даже сосед почти не раздражает, правда все разговоры с Зиком сводит лишь к тому, чтобы поздороваться, встретившись на лестничной площадке или на балконе по вечерам. Аккерман даже успевает какого-то черта расслабиться настолько, что когда к концу одной из смен, его просят взять на себя инструктаж какого-то новенького мужчины, соглашается без раздумий, о чем жалеет уже на подходе к батутам, потому что не заметить эту бородатую шпалу попросту не представляется возможным. Развернуться бы и сбежать, пока Йегер стоит к нему спиной и не видит, но совсем недавно отпустил второго тренера пораньше домой, в силу того, что вечером в будний день желающих полетать было не так уж много. Вот только теперь выходило, что Леви попросту не оставил себе выбора.

Видимо, в этой жизни ему все же было суждено страдать.
Пусть и всего лишь отчасти.

- А я уже было решил, что ты передумал заниматься чем-то подобным, - поравнявшись с Зиком плечом к плечу, одергивает рукава спортивной водолазки, следом двигаясь вперед, ладонью призывая соседа идти следом, скидывая кроссовки перед входом на полотно, делая пару контрольных прыжков по нему, прежде чем пригласить Йегера, одновременно с этим передвигаясь на соседнее, разделенное мягкой рамой, по сути своей являющейся матами, защищающих от жестких приземлений.

- Сначала покажу разминочные прыжки, чтобы ты ничего себе не потянул, а дальше уже будем решать, куда двигаться. Ничего сложного и травмоопасного демонстрировать не стану, только если сам не захочешь.

Леви удается легко абстрагироваться от происходящего, сосредотачиваясь исключительно на работе. Да, инструктаж и короткую тренировку проводит для весьма неприятного ему человека, но... Что в этом такого? Не всегда ведь жизнь должна преподносить только приятные сюрпризы. Потому сосредотачивается сначала на короткой разминке, разогревая и разминая мышцы, после чего переходит непосредственно к основе прыжков, начиная с подтягивания коленей к груди. Йегер, на удивление, с задачей справляется легко, буквально через пару минут начиная выполнять действие с достаточной скоростью, ведь промедление здесь недопустимо. К тому же, как еще выполнять переворот в воздухе, если не можешь даже вовремя сгруппироваться?

Не возникает сложностей и с прыжками с полуоборотом.
И с вытянутыми вперед ногами.

- Ты точно не занимался этим раньше, Йегер? - шутка срывается с губ прежде, чем Аккерман успевает над ней задуматься, слезая наконец с соседнего батута, вплотную подходя к Зику, все же следующий прием, не менее важный, чем предыдущие, с дальнего расстояния демонстрировать сложнее, да и не хватало еще, чтобы приземляясь бородатый умудрился свернуть себе шею, без поддержки, - Дальше тебе нужно научиться правильно падать и возвращаться в вертикальное положение после. По сути тебе надо из прыжка в полоборота сесть на батут,  после встать, вот так, - демонстрирует прием, находясь буквально в десятке сантиметров от Йегера, из-за чего едва ли не сталкивается с ним нос к носу после возвращения на ноги. Потому хватается за чужие плечи, не ожидая, что мужчина окажется настолько близко, словно тот сделал шаг вперед, пока Леви приземлялся на пятую точку, не особо наблюдая за происходящим.

- Прости, - руки одергивает достаточно резко, отпрыгивая немного назад, спиной вперед, ощутимо хмурясь, - Чего уставился?

Зик смотрит на него как-то подозрительно странно, от чего на душе становится не спокойно.
Естественно Аккерман злится. Правда до конца не понимает на что.

Вероятно, все еще на присутствие Йегера в своей гребанной жизни. В последнее время того стало слишком много.
А вот сбежать от всего этого не выходило. К несчастью.

[nick]levi ackerman[/nick][status]ничего не говори[/status][icon]https://i.imgur.com/7LV2eHa.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">леви аккерман</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">своего сердца нет, съем <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2868"><b>твое</b></a> на ужин</div>[/lz]

+1

14

Аккерман сбегает быстро после возвращения кошки, на что Зик лишь смотрит внимательно, не подавая никакого вида о том, о чем подумал секундами ранее. Только оставшись один, позволяет себе опустить плечи и выдохнуть, скрываясь с балкона и сам теперь, потому что царапины неприятно саднили и привычно распухали. Аптечка также находится быстро, раны легко обрабатываются минимальным количество антисептике и скрываются за слоями лейкопластырей, над которыми на следующей день шутят его коллеги. Крайне двусмысленно, от чего приходится отпираться не менее громко, но вежливо. Ведь это всего лишь кошка. Не более того.

Об этом же шутит и Пик, с которой возвращается с работы, благо что жила она не столь далеко от него самого и им было вполне себе по пути. Пик-чан также помнила частично прошлую жизнь, чему Йегер уже не удивлялся совсем, зато наличие когда-то достаточно близкого друга рядом в достаточной степени заставляло немного расслабиться и не думать ни о соседе, ни о его проклятой кошке. Покуда, конечно, сама Пик не напоминала об этом в разговоре, подстебывая в своей извечной манере. В пору было закатить глаза и вообще не обращать внимание на это. Только не выходило.

Никак не получалось выкинуть Аккермана из головы. Тот проник в неё основательно тем вечером на балконе и изрядно пилил мысли ежедневно, даже видеть того не надо было. Но все равно приходилось сталкиваться и на том же трижды идиотском балконе, и на лестничной площадке, и около самого дома. Порой даже казалось, что Леви специально подбирает определенное время, чтобы пересечься с ним, но это уже откровенно попахивало бредом. Об этом своей подруге Зик также рассказал, проворчав о том, что никакого покоя нет от соседа, везде своим взглядом найдет и разделает. Приятного мало в том, что тебя взглядом каждый раз убивают так, как в первый, при условии, что Зик вполне себе знает, что такое смерть от бывшего капитана разведки.

- Когда проблема столь явная, то следует с ней сделать следующее, Зик.
- И что же?
- Переспать.

Кофе оказывается на белоснежной футболке и расплывается коричневым полотном, пока Фингер смеется над вызванной реакцией, заставляя Йегера закашляться и выбросить бумажный стаканчик в урну, потому что тот успел вылететь из пальцев сам, после слов подруги. Благо, что было относительно жарко, поэтому футболку пришлось снять. К тому же, проходили они как раз мимо жилого дома Зика и тот лишь кивнул Пик на прощание, которая услужливо отказалась от предложения её проводить, переведя взгляд куда-то вверх. Йегер проследовал взглядом, натыкаясь на вечно недовольный взгляд Аккермана на балконе, и тяжело вздохнул. В тот вечер Зик решил, что выходить на свой балкон он не хочет совершенно.

Зато в ночь ворочался от очередной череды снов, которые разрывали буквально на части по пробуждению, оставляя горький осадок. Не помогла ни пробежка, ни кофе, ни завтра. Ни рабочий день далее, пока не обнаружил, что проходит мимо того самого спортивного комплекса, о котором говорил ранее его сосед. С опаской заглядывает внутрь, но встречает его миловидная администратор, которая сразу же берет в оборот и рассказывает о всех программах, отмечая спортивное телосложение зашедшего, и что в целом у того не возникнет никаких проблем в познании новых видов спорта. Зик даже откровенно заслушался, словив множество плюсов и попросив пробную тренировку, за которую, естественно, заплатит. С собой в спортивной сумка как раз оказались тренировочные вещи, в которых предпочитал бегать по вечерам. Облачается в это всё, запирая все остальные вещи в выделенный ему шкафчик, отдавая после ключ администратору, с которым обсуждает последние детали и оборачивается моментально, стоит только услышать знакомый голос.

- Я решился только сегодня, но вот так совпадение и ты оказался здесь, - усмехается, опираясь руками в бока, после только махая администратору, потому что тренер на месте и больше незачем ей тут находиться. Зик следует за Аккерманом, сверля взглядом темный затылок, предварительно окладывая очки в сторону, потому что те могли повредить глаза при таком занятии на раз-два. Наблюдает за соседом внимательно, отмечая напряжение в мышцах, повторяет все движение тотчас в том же ритме, который задает Леви.

- Просто очень способный ученик, - улыбается вполне себе широко, смеясь, с легкостью повторяя по несколько раз каждое из движений, лукавя разве что только в одном: пару лет назад, когда Эрен стал совершеннолетним, они вместе прыгали с парашютом и подготовка к этому была практически идентичной с той, которую проводил ему сейчас Аккерман. Только детали этого ему знать совершенно не нужно. Пусть считает, что Зик - весьма способный, схватывающий всё с первого объяснения. И вероятно даже не против, чтобы ему показали потом что посложнее и экстремальнее.

Научиться падать.

Это словосочетание до странного отпечатывается в голове и повторяется раз за разом. Усмешку дарит самому себе, наблюдая за Аккерманом, когда тот демонстрирует это. Невольно делает шаг вперед, собираясь только спросить, сколько раз Леви уже успел за эту нынешнюю жизнь падать и подниматься, но оказывается с ним слишком близко, склоняясь едва вниз, под тяжестью рук его обхвативших и сдавливающих. Зик лишь моргает, буквально застывая в таком положении, пока в мыслях звучит назойливый голос Пик с её "переспать".

- Все в порядке, - поднимает обе руки вверх, говоря даже жестами об этом, но взгляда от Аккермана все еще не отводит. Не в силах этого сделать. Хотя бы потому что находит привлекательным чем-то увлекающимся Леви. Полное попадалово, - Я вроде бы понял принцип. Могу повторить?

Дожидается ответного кивка, чтобы приступить к выполнению. Прыжок в полоборота, упасть на задницу и подняться на ноги. Ничего сложного и Зик это выполняет буквально так же, как и Леви до этого, оказываясь вплотную к нему, придерживаясь за чужие плечи, чтобы восстановить равновесие.

- Так?

Спрашивает, поднимая взгляд, только сейчас вновь доходит, что слишком близко вновь к Аккерману, что чувствует его дыхание на себе. Случайно опускает взгляд ниже, на чужие губы, мотая после головой слегка, сбрасывая какой-то залипшее состояние и выпрямляясь в ожидании, что дальше ему покажет Леви, потому что это ведь только начало. Интересно, на что ещё способен его сосед.

[icon]https://i.imgur.com/UXFAllo.jpg[/icon][nick]Zeke Yeager[/nick][lz]<a class="lzname">зик йегер</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">для души, тела и <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2867"><b>обстоятельств</b></a>, дышащих в живот</div>[/lz][status]what have we become[/status]

+1

15

Разрешает Йегеру повторить собственное падение, все еще не сдвигаясь с места, оставаясь на одном батуте для подстраховки, но Зик вроде не стремится свернуть себе шею, на удивление. Возможно, стоило на свой страх и риск сразу перейти к простым комбинациям или даже сальто, но бородатому не помешало бы освоить еще несколько поворотов и вариантов падений, закрепляя те повторениями. Спешить не стоило даже при учете, что ученику не составляло труда повторять действия Аккермана, но любая техника безопасности  написана чьей-то кровью - об этом простом факте Леви не забывал никогда, ни при каком раскладе.

- У меня все еще ощущение наебалова и что ты раньше где-то всему этому учился, - давит усмешку, кривя губы в легкой улыбке, пока отпрыгивает назад, избавляясь от чужого прикосновения, делая следом несколько слабых прыжков на месте, без труда удерживая равновесие, подальше от бородатого очкарика, который уже повторно зависает от того, что Аккерман находится слишком близко и сложно не обращать на это внимания, но Леви все равно удается сдержать язык за зубами, без лишних вопросов, - Покажу тебе еще пару интересных базовых прыжков посложнее, после на сегодня останется только повторение и закрепление пройденного материала. Все остальное - только если захочешь продолжать занятия и тебе все еще любопытно, чему можно научиться в батутном фристайле.

Возвращается на соседний батут, где демонстрирует новые прыжки и с которого пристально наблюдает за Йегером, стараясь лишний раз к нему не приближаться, от греха подальше. Обсуждение работы помогает отвлечься от негативных мыслей, из-за чего начинает разговаривать с бывшим звероподобным довольно расслабленно, непривычно, но даже когда ловит себя на этом спустя некоторое время, все равно продолжает в том же духе, ведь это всего лишь работа и в обычной жизни общаться с Зиком в такой же манере не станет, неа. К концу тренировки Аккерман и вовсе расслабляется настолько, что позволяет себе продемонстрировать бородачу несколько сложных приемов, в которых отталкивается от стены ради зрелищного переворота в воздухе, естественно не требуя повторить, только лишь намекая тем самым на то, чего можно добиться посредством постоянных тренировок. Не факт, что соседа все это заинтересует настолько, что тот продолжит регулярно посещать батутный центр, но чем черт не шутит?

Например тем, что Леви, какого-то хуя, решает дождаться Йегера после тренировки, ведь у него уже завершился рабочий день, а идти одному домой, от чего-то не хотелось. Слишком странная хуйня, о которой старается не задумываться, пока отлипает от стены у выхода из здания, едва заприметив выходящего из него соседа и двинувшись к нему навстречу.

- Ну и как тебе моя сфера деятельности? Понравилось?

В голосе нет привычной язвительности и даже нотки сарказма отсутствуют, банально потому, что Аккерман действительно любит говорить о своей работе, цепляясь практически за любого заинтересовавшегося необычным ответвлением батутного спорта, коим являлся и Йегер, судя по поведению мужчины и успехам на прошедшей сегодня тренировке. Мнение о соседе в целом все это не изменит, само собой, но Леви хотя бы на один вечер смог отстраниться от привычной неприязни к Зику, а это был уже своего рода успех, ведь он слишком редко менял манеру общения с неприятными людьми. Тем более с такими, которые слишком много нервов потрепали в прошлой жизни, о которой, к несчастью, Аккерман помнил практически все, не отнимешь.

Впрочем, от амнезии, избавляющей от любых воспоминаний напрочь, Аккерман бы не отказался.
Ему определенно тогда жилось бы чуточку проще.

- Знаешь только, что заметил уже под конец занятия? У тебя отлично работают ягодичные мышцы и задняя сторона бедер в целом, но вот живот стоит напрягать чуть сильнее, на него идет большая нагрузка в прыжках. Короче, проще показать, - Леви, нагоняет соседа на лестнице, поднимаясь за тем спешно, не сразу замечая, что уже достигли нужного этажа дома, в котором живут: настолько увлекся разговором и происходящим в целом, в очередной раз игнорируя тот факт, что перед ним находился чертов ненавистный Йегер.

- Попробуй держать корпус вот так, чуть прогибаясь в пояснице, - укладывает одну ладонь на живот мужчины, ребром второй проводя по спине, заставляя немного прогнуться, отводя плечи назад. Не испытывает неловкости совершенно, ведь довольно часто приходилось учить подобному учеников, независимо от возраста или пола, вот только вскинув голову вверх, встречаясь с Зиком взглядами, понимает, что что-то все же пошло не так. Понимает это по глазам и выражению лица  в целом. Неужели где-то умудрился перейти черту? Хотя ведь не сделал ничего, выходящего за рамки рабочего процесса, в котором пребывал до сих пор, хоть и покинул батутный центр некоторое время назад.

Так какого хуя, Йегер?
Вопрос исключительно мысленный и только каким-то чудом Аккерман умудряется не произнести его вслух.

- Все в порядке? - вскидывает бровь, пока отступает сначала в сторону, а после и вовсе проходит к двери своей квартиры, напоследок разворачиваясь к Зику лицом, пристально вглядываясь в чужие глаза, но не находя в них ответов, - В любом случае, хорошего тебе вечера, Йегер.

Достать ключи, провернуть два раза в замке и сбежать нахер, не появляясь сегодня на балконе.
Звучит как надежный план, к которому и собирается приступить, пока наощупь выуживает связку из бокового кармана рюкзака, все еще не сводя с бородатого взгляд, нутром ощущая, что что-то идет не так.

Впрочем - это не его дело.
Нахуй это все.

[nick]levi ackerman[/nick][status]ничего не говори[/status][icon]https://i.imgur.com/7LV2eHa.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">леви аккерман</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">своего сердца нет, съем <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2868"><b>твое</b></a> на ужин</div>[/lz]

+1

16

Зик отпрыгивает на пару шагов назад и поднимает руки в сдающемся жесте, стряхивая заодно с себя странное состояние, которому поспособствовала близость положения с Аккерманом. Встряхивает головой, упираясь руками в пояс и наблюдая за былым капитаном разведки, предоставляя ему право показывать финты дальше и лаконично умалчивая о подозрениях в подготовке к прыжкам. Все же батутный фристайл и прыжки с парашюта - это немного-много разные вещи. Да и последнее было в тот периода времени, который дался Зику труднее всего: совершеннолетие и несколько лет после него, когда кошмары стали особенны сильны и справляться с ними приходилось крайне экстремальными способами. Потому что иначе - Зик бы выпилился из мира самостоятельно, не ощущая себя живым и сталкиваясь ежедневно в зеркале с отражением себя прошлого, от которого не сбежать, как бы не старался. Прошлая жизнь все равно преследовала по пятам, дышала в затылок и из раза в раз.

Всё, что случилось тогда, с ним останется навсегда.
И с этим пришлось научиться жить, заставляя чувствовать себя живым каждый раз посредством экстремальных прыжков со специального вертолета, восхождения на горные вершины, плавания на самые глубокие низины и прохождение канатной дороги над пропастью в более чем тысячу километров. С прошлой жизнью Зик бороться научился, но вот избавиться от сопутствующего её присутствия - нереально абсолютно. Поэтому приходилось отвлекаться, и даже ходить к психологу. Потому что разумной своей частью Зик понимал, что однажды банально сойдет с ума.

Демонстрация продолжается определенное время и Йегер не упускает ни единого момента касательно Леви, наблюдая пристально: как напрягаются у того мышцы, как умело - плавно - тот выполняет то или движение. У Аккермана явно присутствует какая-то магическая грация, потому что дальше Зик сам не замечает, как поддерживает вполне мирный диалог о работе, которой тот буквально "болеет". Иначе объяснить словоохотливость, стоило только поддержать тему, Йегер не мог. От кого, от кого, но от Аккермана он бы подобного ожидал в самую последнюю очередь, все-таки оба знали прошлую жизнь и то, что их связывало там, не говоря уже о том, что именно Леви и был тем, кто забрал его жизнь со своей же подачи, предоставив голову буквально на блюдечке.

- Вполне неплохо. Тебе подходит.

Одобрительный тон и усмешка, пока Зик добирается до ожидавшего его Леви, который не ушел вперед, не стал задерживаться, а дождался его после их занятия, будто так и должно быть. Разговор продолжается вплоть до нужного подъезда и этажа, пока сосед не увлекается настолько, что начинает говорить крайне двусмысленными словами. И пусть смысл Аккерман явно вкладывал рабочий, Йегер все равно понял его в абсолютно другом, только заслышав комментарий про собственные ягодицы. Так и замер, занося ногу над очередной ступенью и поднимая взгляд на Леви, вскидывая бровь в скептичности полной, мимикой спрашивая, серьезно ли тот сейчас, но судя по увлеченности - вполне себе да, на отрицательный ответ даже рассчитывать не стоило. К тому же, обогнавший его Аккерман решает сразу на практике все это продемонстрировать, от чего у Йегера абсолютно теряется связь с этим миром, потому что ладонь на животе и спине - это что-то из разряда фантастики и расслабленное после тренировки тело реагирует на это соответствующе. Неужели Леви не понимал, как это может сейчас выглядеть со стороны, если бы кто-то из соседей решил спуститься по лестнице или подняться, став свидетелем картины, где один взрослый мужик лапал другого?

- Да, упражнение весьма... показательное, я приму к сведению, что у меня хорошие мышцы на ягодицах. Это все пробежки, - Йегер сглатывает шумно, переводя взгляд с чужой руки на лицо её обладателя, силясь оставаться невозмутимым и стойким, удобно скрывая взгляд за линзами очков. Даже губы невольно пересыхают, от чего Зик поджимает их, понимая, что до этого даже не дышал, задержав дыхание, пока рука Аккермана находилась на его животе. Инстинкты ли это прошлой жизни или ещё какая херь, но то, что делал сейчас Леви, было слишком волнительно, до грохота пульса где-то ушах, - Все в порядке, разве может быть иначе?

Несколько шагов до пролета их площадки на этаже, как Зик совершенно спокойно следом проходит к своей двери, доставая ключи и вставляя их в скважину, проворачивая два раза. Разворачивается следом лицом к Леви, приподнимая старательно уголки губ, делая вид обычного радушного соседа по лестничной площадке. Словно ничего не произошло минутами ранее и кое-кто не успел сбросить с себя рабочую вуаль. Объяснить бы Аккерману, что за такое любой другой человек может и в зубы прописать, это ему повезло, что Зик спокойно более менее подобное воспринял, но - подобным разглагольствованием Йегер заниматься даже не думал. Они друг другу никто, чтобы давать подобные советы.

- Хорошего вечера, Леви.

Прощается, пропадая за дверью своей квартиры, к которой прижимается спиной, выдыхая, словно марафон пробежал, наощупь цепляя связку ключей на крючок у входа. Прижимает ладонь к колотящемуся сердцу в левой части груди, застывая так, пока пытается прийти в трезвое сознание, потому что после всех этих перфомансов Аккермана напрочь сбилось дыхание. Правда, до конца не удается привести его в порядок, потому что замечает на себя чей-то внимательный взгляд и догадаться, кому он принадлежит, не составляет особого труда. Зик вскидывает голову, видя на пороге комнаты черную кошку соседа и даже этому не удивляясь, разве что заливается хохотом, потому что все это донельзя смешно.

- Это только между нами, милая. Сохрани это в секрете от своего хозяина.

Зик опускается на корточки и подзывает к себе кошку, которая с той же грацией, с которой Аккерман летает на батутах. Животное почему-то легко оказывается у него на руках, впуская в кожу когти, будто бы зацепляясь за него для надежности. Йегер тяжело вздыхает, вновь покидая квартиру, чувствуя, как за спиной захлопывается дверь и только потом понимая, что ключи остались внутри.

Нервная улыбка отражается на его лица, когда нажимает на кнопку звонка соседа, дожидаясь, пока Леви все же соизволит открыть ему дверь.
Не станет же он отказываться от своей кошки, верно?

- Твоя дама обнаружилась у меня в квартире, - Зик протягивает Чай своему истинному хозяину, отводя при этом взгляд в сторону, но спустя секунду пряча его под линзами очков вновь, - В общем, из-за этого всего моя дверь захлопнулась, а ключи остались внутри. Впустишь переждать, пока брат принесет мне запасной дубликат?

Этого расклада Зик не добивался, но если Леви откажется, он просто спустится вниз и подождет Эрена в ближайшей пекарне.
Правда, стоило ему сначала написать об этом.

[icon]https://i.imgur.com/UXFAllo.jpg[/icon][nick]Zeke Yeager[/nick][lz]<a class="lzname">зик йегер</a><div class="fandom">shingeki no kyojin</div><div class="info">для души, тела и <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2867"><b>обстоятельств</b></a>, дышащих в живот</div>[/lz][status]what have we become[/status]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » new story [shingeki no kyojin]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно