ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » казнить нельзя помиловать


казнить нельзя помиловать

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">halsey - control</span>

<span class="data">кабинет "жертвы" / лето 2015</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.pinimg.com/originals/54/96/67/5496679596e152656537b725bf310f22.jpg">
</div>

<p>
казнить нельзя помиловать
<span>
elena belova & mammon
</span></p>
</div>

убийца должен убивать. демон должен совращать. но что произойдет, если пути двух мастодонтов своего дела вдруг пересекутся? что, если одна заблудшая душа вдруг задолжает жизнь сразу обоим? остается лишь гадать, возможно ли решить этот вопрос миром, или же кровопролития, увы, не избежать.
</div>[/html]

Отредактировано Mammon (07.02.22 06:31:13)

+2

2

Наручные часы показывали 01:50. 

Мистер Флетчер никогда не задерживался в казино дольше, чем до двух часов ночи, поэтому Елена ждала его с минуты на минуту. Он должен был зайти в номер, не включая свет, пройти в кабинет, открыть сейф и положить туда выигранные сегодняшним вечером деньги. Он делал так всегда, словно боялся нарушить какой-то ритуал. Что ж, сегодня это была готова сделать Елена. Только страха в ней, конечно же, не было.

За последний месяц она умудрилась узнать о мужчине многое. Кем он был, на какой машине ездил, сколько денег у него лежало в Швейцарском банке. Конечно, часть это информации была неважна: в конце концов, какая разница, что его дочь зовут Элис. Но Елене нравилось иметь перед глазами полную картину. В нужный момент выстрелить могло, что угодно. И не только пуля из дула ее пистолета.

Следить за Флетчером она начала еще десять дней назад, когда тот въехал в номер категории сюит в одном из лучших отелей Лас-Вегаса. К тому времени она уже пару дней как околачивалась на кухне, делая вид, что ей очень хочется мыть тарелки за несчастные 7 долларов в час. Разумеется, на самом деле, не хотелось, но ей сказали сделать все по-тихому. Поэтому вариант со взломом сразу отбрасывался, как бы обидно Елене не было. Она вообще любила яркие погони, смелые поступки, которые оставляли в недоумении других людей, но здесь надо было действовать осторожно. И не привлекать никакого внимания. Елена умела и так.

За два дня, которые она провела в отеле, она успела хорошо изучить его планировку, узнать расположение камер, сделать копию ключа от номера, который был зарегистрирован на имя ее будущей жертвы. Даже один раз попала внутрь, чтобы осмотреться.

Потом приехал Флетчер. Он оказался мужчиной лет за 50, явно избалованным деньгами и жирной едой. Такой тип людей Елена встречала не раз: они часто влезали в мошеннические схемы и рулили нелегальными бизнесами. А еще попадали на мушку к какому-нибудь опытному киллеру, вроде нее. Интересно, он перешел дорожку самому Дрейкову или какой-нибудь другой, более мелкой сошке?

__________

В 02:03 Елена, прежде сидевшая в большом кожаном кресле с закинутыми на стол ногами, медленно встала. Как бы ей ни было удобно сидеть, Флетчер не должен был ее заметить, войдя в кабинет. Поэтому она сделала круг почета по кабинету, достала пистолет и двинулась в коридор. Там был небольшой, но темный альков — идеальное место для того, чтобы ненадолго затаиться.

Спустя еще минут 10 девушка услышала характерный звук, с которыми разблокировался электронный дверной замок и отворилась дверь. «Точен как часы». Уж чего-чего, а пунктуальности Флетчеру было не занимать, и Елена была ему за это благодарна. В конце концов, ей совсем не улыбалось ждать его полночи. Даже если ей за это платили.

Несколько минут он провел в гостиной: девушка вслушивалась, но там словно ничего не происходило. Потом, наконец, прошел в кабинет. Елена инстинктивно посильнее вжалась в стену, но мужчина даже не смотрел в ее сторону. Он отворил дверь и приблизился к сейфу. Послышался звук вращающегося механизма.

Словно вторя ему Елена сделала первый шаг. Второй. Тишину нарушали лишь действия Флетчера. Она могла бы выстрелить и издалека, но ей хотелось, чтобы выстрел был стопроцентным, чтобы не осталось ни шанса. Третий шаг. Елена взвела курок, но мужчина был слишком поглощен своими делами, даже не обратил внимания на этот звук. Дернулся он только тогда, когда девушка уже приставила дуло к его затылку. Дернулся, выронил пачку денег и медленно поднял руки над головой. Елена была уверена: стой он к ней лицом, она бы увидела самую ироничную гримасу на свете.

— Неее н... над... до, — еле выдавил мужчина.

Елена фыркнула. Наивный, на что он вообще надеется. Его жизнь смерть была уже предрешена.

+2

3

Долг. Вещь невероятной силы, которую нужно не только чтить, но и вовремя отдавать. Иначе заемщик имеет полное право спросить проценты, верно? И горе тому нерадивому, кто вдруг посчитал себя умнее остальных и решил обмануть тебя. А коих, как показывает практика, было отнюдь не мало.

Один за одним люди влезали в долги перед тобой. Просили большего. Требовали невозможного. И всё это ты был готов с радостью им дать, с простым как лицо деревенского дурака условием. Каждый из них выслушивал. Каждый кивал. Клялся, что вернет всё без остатка. В два раза больше. В три. В десять. Что даже примут смерть с улыбкой на лице, самую мучительную, лишь бы здесь и сейчас ты помог им. Забавно. Не их мольбы, конечно же, ибо эту часть дел ты по большей степени считал рутиной. Речь о моменте, когда спустя года, уже давно позабыв обо всех обещаниях, бедолаги осознают всю громогласность произнесенных в прошлом слов. И начинают молить еще активнее, чем раньше. Просить еще усерднее. Обещать еще больше. Словно и вовсе не участь на собственных ошибках.

Едва ли даже такое трепетное в отношении бизнеса существо, как ты, мог упомнить всех, с кем имел дела. По большей части своей людишки эти были скучны и неинтересны. Однообразны. Похожи друг на друга. Скупающие дорогие машины, набивая ими гаражи в новых, роскошных домах где-нибудь на берегу моря. С красивыми, пластилиновыми женщинами или мужчинами рядом, тоже удивительно похожими друг на друга. Такой подвид должников лично ты называл "транжиры". Люди весьма неумелые в обращении с деньгами, способные разве что тратить больше и больше, словно затыкая хрустящими купюрами и драгоценностями кровоточащие отверстия в душе. Жаль, что это еще никому и никогда не помогало.

Впрочем, не тебе осуждать кого-то за любовь к тратам, ведь эта черта вас роднила. С той лишь разницей, что твоё богатство ни шло ни в какое сравнение с теми грошами, ради которых люди готовы продать душу. Готовы убить. Готовы мучить и истязать. Забавные. В такие моменты люди действительно забавляют тебя. Потому, приходя к очередному заемщику, ты волей неволей надеешься увидеть очередное шоу, дабы скрасить вечность и не ощущать себя потратившим время впустую.

Одним из героев сего вечера стал Дэниель Флетчер. Персонаж, прямо сказать, не примечательный. Обычный оболдуй, бестолковый и беспомощный, до встречи с тобой по уши увязший в долгах за карточные долги. Скучно. Но дела есть дела, и потому одним темным вечером в загаженном, дешевом пабе ты предложил ему решить его проблему. Этот идиот даже ломаться не стал, согласился тут же, вроде даже упал в ноги и начал рыдать, как дитё малое. Вытирая своё свиной пот и сопли о твои между прочим очень и очень дорогие брюки. Это было легко, но ты всё равно решил поразвлечься, заставив его... Впрочем, сейчас это не важно.

Опозоренный, лишенный всякой гордости Дэнни получил свои деньги. Гораздо больше, чем просил. И в течении следующих пару месяцев решил кардинально изменить свою жизнь. Свой дом. Свою машину. Одежду. Даже место жительства и род деятельности. Кто станет работать 5/2 в офисе, имея на руках сумму, достаточную для беззаботной жизни в ближайшие лет десять, а то и больше, если знать меру тратам. К сожалению или счастью, такие как он этой самой меры знать не знают.

В итоге наш герой влез в не самые чистые дела. Так сказать, решил крутануть вложения и поиметь процент с махинаций своих новых дружков, прилагающийся к новой, богатой жизни. Больше денег. Больше женщин. Больше наркотиков. Прелестная жизнь, какой Флетчер всегда желал её видеть. Долгих десять лет райского наслаждения, в пылу которых так легко позабыть, что выделенный ему срок медленно угасает. Только вот ты ничего не забывал. И сегодня, в столь прекрасную ночь, собирался взять причитающееся.

Но сперва, разумеется, не позабыл и о себе. Тем более, что Дэнни судьба нелегкая занесла в сам гребанный Лас-Вегас. Одного взгляда на горящий тысячей огней город достаточно, чтобы возбудить твой неутолимый аппетит. Как много жадных душ, мммм. Как много судеб, готовых стать твоей разменной монетой. И как же много удовольствия, низменного и примитивного. Всё как ты любишь. Без особых раздумий ты вливаешь в себя очередной бокал скотча, закусывая кубиками сыра из рта молодой и уже порядком подвыпившей дамы, известной в модельном бизнесе. Где-то здесь бродил её муженек, точнее, жених. Лох с влиятельной мамашей, большим приданным и диаметрально маленьким достоинством, от чего дикое желание пьяной тигрицы быстрее перейти к делу становилось куда понятнее. Разве мог ты оставить даму в беде? "Разумеется нет" думал ты, хватая диву за пышную гриву и опрокидывая её голову назад, задирая и без того короткое платье и плотно прижимая пышной грудью к стенке туалетной комнаты. Комнаты, где юная леди отдалась тебе целиком и полностью.

У веселья есть одно правило — оно не должно мешать делам. Это ты помнил всегда. Подобно тени, незримой и неуловимой, ты переместился в номер, где должен обитать должник. Выходить из тени раньше времени ты не спешил. Зачем, если можно сделать сюрприз? И, кажется, в этот вечер не ты один решил провернуть подобный трюк. Женщина. Слишком... Хмм, серьезная для проститутки или любовницы. Да еще и вооруженная. Тихая, а значит бывалая. «Неужели и тут наклевывается что-то интересное?»

А вот и звезда сегодняшнего вечера. Малыш Дэнни собственной персоной. Не догадывающийся ни о чем, и потому спокойно прячущий заработанные купюры в сейф. В этот момент на сцену вышла гостья, всё так же тихая и скрытная, а для Флетчера и вовсе незаметная. В руках её ствол, смотрящий прямо в затылок хозяина апартаментов. Разумеется, ты бы не позволил блондиночке просто забрать свою добычу. Твоя магическая сила уже распространилась по всему помещению, через тени, коих здесь сейчас более чем достаточно. Двери, предметы, каждая плиточка на полу — всё здесь сейчас подвластно тебе. Как и пистолет в её руках, способный разве что нелепо щелкнуть при нажатии курка. но никак не выстрелить. Впрочем, ни один, ни вторая об этом знать не знали, поэтому ты просто наслаждался зрелищем со стороны.

— Браво! — твой громкий, звонкий голос лихо прорывался сквозь царившую тишины, полностью подавляя дрожащий голосочек Дэнни. А хлопки, медленные, почти пренебрежительные, привлекали еще больше внимания. Они звучали громко, практически эхом разносясь по апартаментам, двери в которых к тому моменту были уже закрыты. — Отличная работа, правда! Один "Бэнг!" и наш общий друг с легкой руки стал бы звездой завтрашних новостей.

Вполне чётко понимая, что перед тобой опытный наемник, ты намеренно ведешь себя развязно, позволяя алкоголю вскружить голову. Всем своим видом показываешь, что кем бы она ни была — тебе плевать. Ведь она просто человек. По сути своей — мошка, угодившая в паучью сеть, как бы вульгарно и избито это сравнение не звучало. Однако от чего-то ты не хотел просто свернуть ей шею здесь и сейчас. Тобой овладело любопытство. Ведь ты знал цель своего визита, но вот её — нет. Так почему бы не узнать?

— У меня довольно хорошее настроение, должен сказать, — медленно и вальяжно ты продвигаешься к креслу возле стеклянного столика, попутно прихватив из бара бутылку самого дорого на вид пойла. Садишься и закидываешь ноги точно так же, как это делала она. Точь в точь. Чтобы она поняла, что не одна любит наблюдать из тени. Смотришь сквозь солнцезащитные очки, поигрывая кольцами по стеклянной бутылке возникшему в другой руке бокалу. — Поэтому, прежде чем сделать своё дело, хочу выслушать тебя. Кто ты, что ты, что тут забыла? И зачем такой с виду молодой девчушке тратить этот прекрасный вечер на этого отброса, а?

Отредактировано Mammon (01.03.22 15:05:16)

+1

4

Елена Белова была бесстрашна. Ее руки всегда крепко держали пистолет, когда палец ложился на курок, а на лице не дрожал ни один мускул, пока чьи-то мозги сползали вниз по стене. Может быть, все дело было в том, как ее воспитывали: в Красной комнате ее выдрессировали до состояния бесчувственного робота. (Только так, не имея за душой ни страха, ни сочувствия, она могла убивать). Или, может быть, виновато было то химическое вещество, что впрыскивали ей в легкие, чтобы поработить разум.

[indent] Ты должна подчиняться.
[indent] И убивать. — Вот и вся простая арифметика.

И Белова делала все по регламенту. Четко следовала всем инструкциям и бесстрашно исполняла свои обязанности. Однако в этот раз она дернулась. Совсем немного и скорее от неожиданности, чем от испуга, но все же дернулась. И не нажала на курок. Флэтчер негромко заскулил, как побитая шавка, и Елена от омерзения пнула его по ноге.

— Отличная работа, правда! Один «Бэнг!» и наш общий друг с легкой руки стал бы звездой завтрашних новостей.

Тишину кабинета прорезал мужской голос, словно эхом отдающийся от всех четыре стен, и медленные звонкие хлопки. Вот только мужчина перед ней не говорил ни слова и все еще держал руки в поднятом положении.

Белова осторожно повернула голову на звук. Дуло ее пистолета все еще смотрело в затылок Флэтчеру, поэтому тот боялся сделать хоть движение. Но девушка знала, стоит мужчине почувствовать, что ее интерес сместился на другого человека, он попытается сбежать. Позволить этого Лена не могла. Однако узнать, кто говорил с ней, стало теперь ее первостепенной заботой. 

Ее взгляд уперся в кресло: еще полчаса назад в нем сидела она, а теперь там разместился мужчина. Хорошо одетый, молодой, он вел себя абсолютно спокойно, словно его совсем не волновало, что происходит в кабинете. Словно он был к этому привыкший?

В какой-то момент у девушки мелькнула мысль, что он мог быть телохранителем, но она тут же отбросила ее. Такие как он не работают телохранителями, они их обычно нанимают сами. И все же, что-то он здесь забыл. И зачем заговорил с ней, хотя мог просто попытаться улизнуть, пока она была занята своей жертвой. 

С другой стороны, Белова была готова поклясться, что до появления Флэтчера она была в номере одна: она обследовала каждый его угол. Уверена она была и в том, что до ее жертвы в апартаменты никто не входил. Сделать это в абсолютно тишине было попросту невозможно, а ее слух был всегда начеку.

И все же мужчина сидел в кресле, мужчина из плоти и крови. Он смотрел на нее таким взглядом, как будто его совсем не пугало оружие в ее руках. Он как будто даже наслаждался всей разворачивающейся перед ним сценой. Белова сжала губы. Ей не нужны были свидетели. И на лишний труп она тоже не рассчитывала. И все же...

Резким и отточенным движением она ударила Флетчера в затылок. Из его горла вырвался непонятный хрип и, подогнув колени, мужчина повалился на пол. Одной проблемой меньше: пока он без сознания, она сможет разобраться с незнакомцем.

— Тебя это не касается, — процедила Белова, переводя пистолет на незнакомца. — И на твоем месте я бы уже прощалась с жизнью. 

Это не было блефом. Девушка не хотела лишнего трупа, но еще больше она не хотела, чтобы кто-то заявился в полицию и помог копам составить ее фоторобот. За ее спиной уже была гора убийств, а в будущем ждал список новых жертв. Ее лицо должно было остаться неизвестным и незапятнанным никакими проблема с полицией. Поэтому, не задумываясь, Белова спустила курок.

Она ждала, что мужчина откинется в кресле, обнажая расцветающую на груди рану, но ничего не произошло. Пистолет дал осечку. Белова удивилась, но виду не подала. Снова взвела курок и снова спустила его. Щелчок, и больше ничего. Словно она держала в руках не настоящее оружие, а детский искусственный пистолетик.

Бросив быстрый взгляд на мужчину в кресле, мол не двигайся с места, я все еще слежу за тобой, девушка вытряхнула магазин.

— Что за черт?!

Внутри было пусто. Вот только Белова знала наверняка, что заряжала пистолет: ничто на свете не могло помешать ей это сделать. Каждое действие было отточено до автоматизма. И все же пуль внутри не было, и девушка вдруг сообразила, что осталась ни с чем. Конечно, у нее еще был нож, но с ним удобнее было обращаться на короткой дистанции.

И все же мозг бывалой наемницы знал, что действовать нужно до конца. И ни в коем случае не сдаваться. Лучше сигануть с крыши, чем сдаться кому-нибудь в плен.

Запустив руку в голенище сапога, девушка сжала рукоятку и резко выпрямившись, метнула нож в мужчину. Лезвие вошло ровно между ребер туда, где должно было быть сердце.

«Вот сейчас ты и должен сдохнуть», — подумала Белова, следя за мужчиной. Но этого не случилось. Мужчина все также сидел в кресле, только на этот раз из его груди торчала темная рукоятка ножа, и покачивал в руках бокал с алкоголем. 

— Что за черт?! — снова выдала девушка, делая шаг назад. — Кто ты такой?

Белова уже сталкивалась со сверхъестественным, но любое сверхъестественное всегда было бессильно перед ее оружием. Похоже, не в этот раз.

+2

5

— Ух. Страшно. Уже боюсь.

Саркастично. Спокойно. Игриво. Ты не изменял своим привычкам, наблюдая за действиями девушки сквозь наглухо темную стеклянную поверхность очков. На лице твоем красовалась язвительная, самодовольная улыбка. Улыбка предвкушения момента, когда с дерзкой дамочки спадет спесь самоуверенности. Когда придет осознание. Когда придет страх.

Ловким движением она вырубила малыша Дэнни, чья мясистая, прямо скажем жирная туша мешком свалилась на пол, и в следующее же мгновение дуло пистолета подобно одноглазой кобре смотрело на тебя. В какой-то момент ты даже захотел подыграть, позволить ей выстрелить, насладиться мимолетным триумфом и в голове своей открыть бутылку шампанского с характерным выстрелом пробки в потолок. Однако прежде чем ты успел что-то изменить, она спустила курок. Щелчок. Глухой, насмешливый, он звучал почти с издевкой. Как и последующий за ним.

Как подобает профессионалу, леди тут же проверила магазин, попутно взглядом пригрозив тебе сидеть на месте. На что ты лишь слегка кивнул, ибо и без этого не собирался особо куда-то рыпаться.  По крайней мере, пока не решишь свои дела с всё еще валяющимся в отключке Флетчером и не досмотришь разворачивающееся представление до конца. Благо, в номере достаточно спиртного, чтобы еще больше скрасить атмосферу. В оружии, к слову, блондиночка патронов так и не нашло. Немудрено, ведь все они уже по волшебству шуршали в кармане пиджака, и свободной от бокала рукой ты игрался ими, перебирая как золотые, маленькие монтеки.

И только было ты решил вставить слово, как в сторону твою полетел припрятанный где-то в закромах её обмундирования нож. Обычный, ничем не примечательный. Отлично пригодный для убийства человека, стоит полагать. Но совершенно бесполезный против кого-то, для кого само понятие "жизнь" имеет весьма условное значение. Уж точно куда более условное, чем привыкли понимать люди. Но стоит отдать должное - она смогла немного удивить тебя, и сам ты успел только отвести бокал в сторону, приняв остриё широкой, гордой грудью.

— Вообще-то, это довольно грубо, — на секунду показалось, что игривость твоя прошла, и вот-вот ты готов был закончить эти игры. Но вместо этого только чуть подался вперед, двумя пальцами медленно, практически демонстративно пренебрежительно доставая кинжал из груди. Лезвие его покрыто чем-то темным, слишком густым, чтобы напоминать кровь. В то время как на твоём теле, абсолютно целом и здоровом, разве что дыра в рубашке подтверждала факт "ранения".

— И знаешь, эта рубашка стоит денег. Немаленьких денег. Так что теперь вы оба мне должны. И пока я не получу своё, никто никуда не выйдет, — казалось, ты говорил преимущественно с гостьей, после чего наконец перевел взгляд на лежащую на земле тушу. — Правильно я говорю, малыш Дэнни? Ой, да хватит уже валяться, поднимай наконец свою свиную задницу.

Ты ставишь бокал на стеклянный столик справа от кресла и тут же делаешь странный, неестественный жест рукой, после чего дремлющий Флэтчер внезапно открывает глаза, резко изгибает спину в позвоночнике и спустя мгновение истошный, громкий крик. Будто только что увидел кошмар, от которого наконец проснулся. — Так-то лучше. И ты, блондиночка, впредь если хочешь распустить руки - спроси разрешения. Это понятно?

Апартаменты - твоя территория. Ты здесь присяжный, судья и палач. Ты здесь закон. Только твоей воле подвластно всё, в особенности жизни двух несчастных, кого судьба-злодейка свела в неподходящем месте в неподходящее время. Простое невезение. К сожалению, такое случается сплошь и рядом. Сегодня этим двоим не повезло.

Дождавшись, когда Флетчер наконец прокашляется или даже проблюется в ближайший угол, так и не решаясь подняться с пола, боясь даже взглянуть в твою сторону, ты перекинул одну ногу на другую и продолжил свою речь. Как ни в чем не бывало.

— Итак. Леди. Джентльмен. Могу вас поздравить. Ведь сегодня вы наконец сможете распрощаться со старыми долгами и войти в жизнь с чистыми задницами. По крайней мере, некоторые из вас. Так что если вы оба заинтересованы, то попрошу, присаживайтесь. Наливайте себе напитки, ни в чем себе не отказывайте. Ты же не против, свинка? — Дэнни лишь нервно кивнул, что-то бормоча себе под нос. Опираясь на стену, трясущимися от ужаса ногами он добрался до ближайшего и буквально вжался в него всем своим большим телом. — Ты тоже, золотце. Присядь. И давай впредь без фокусов, лады?

Запустив руку во внутренний карман пиджака, ты охапкой ухватил одолженные из её оружия патроны, а затем продемонстрировал ей. Медленно, с наслаждением высыпая их на землю, туда же, где сейчас валялся ранее выброшенный нож. С всё той же змеиной, хладнокровной улыбкой.

— Что ж. Раз мы все тут собрались, то стоит хотя бы познакомиться. Это малыш Дэнни, он же свинка. Это милашка-обаяшка Блонди, прости, имени не знаю. Меня же можете называть Кредитором. А теперь давайте каждый по кругу расскажет, как жизнь привела его к этой самой встречи. Не хочешь начать? — обратился ты к Флетчеру, на что тот только сильнее скукожился в диване. — Расскажи юной даме, зачем приехал сюда. Зачем пришел я. А потом дама расскажет, зачем пришла она. И в итоге мы решим, кто кому и сколько должен. Разве не так делаются дела в приличном обществе?

Дэнни попытался выпрямиться. Неудачно. С красным, распухшим лицом и трясущимися руками он больше напоминал дрожащее желе, нежели человека. И всё равно, пусть через силу, он попытался выдавить из себя слова. Ибо знал. что если не сделает это сам, то ему помогут.

— Й-я... Ни в чем не виноват... Ясно вам, да? Я ни в чем не виноват! Да я вас!.. — вдруг он перешел на крик, из-за чего тебе пришлось приподнять руку и на секунду задержать её в воздухе. Вновь улыбка исчезла с твоего лица, оставив лишь очертания недовольства.

— Не смей повышать на меня голос, свинья.

Следующие несколько секунд тело его изворачивалось, конечности изгибались. Как при судороге. Только гораздо-гораздо более болезненной, о чем свидетельствовал глухой, сдавленный хрип Флетчера. Не мудрено, ибо легкие его сжались так сильно, что извлечь из себя звук казалось невозможным. Да и выслушивать очередные крики ты не желал. Такой профилактики должно быть достаточно, дабы урок был усвоен.

— Что ж. Кажется, Дэнни нужно немного времени отдышаться. Поэтому, пока он приходит в себя, слово переходит тебе, красавица. Расскажи нам свою историю.

Большой глоток виски освежает. Теплота разливается по горлу, подобно легкому дурману. Ты спокоен, потому что переживать не о чем. И пусть твоего взгляда за очками не видно, всем своим видом ты предлагал собеседникам присоединиться к твоей трапезе. Даже выставил бутылку и еще пару бокалов перед собой. Возможно к удивлению остальных, но совершенно без гнусных помыслов.

+1

6

«Колдун», — окончательно решила для себя Белова, когда мужчина медленно вытянул нож из груди и бросил его на пол. — «И очень сильный, судя по всему».

Это определенно меняло расстановку сил. Конечно, Елена была опытной наемницей: быстрой, ловкой, сильной, но магии в ней не было ни грамма. Да и умереть она могла довольно легко: просто так, по-человечески. Ее соперники всегда были людьми, и решить любую проблему с ними можно было одним выстрелом в голову. Тут так не сработало, увы. Ощущать собственное бессилие Елене было неприятно, особенно потому что раньше она всегда находилась в позиции силы. И все же, девушка знала, что главное в любой ситуации — сохранить лицо. Стоило ей хоть на секунду дать слабину, и ей начнут вертеть как старой марионеткой.

Тем временем, мужчина опустил стакан на пол и сделал странный жест рукой. Из угла, в котором лежал Флэтчер, послышался харкающий звук. Елена на мгновение обернулась, чтобы убедиться в том, что и так уже подозревала: ее жертва очнулась. Было бы приятнее, если бы Флэтчер сдох прямо там в углу, но не судьба.

— Что тебе надо? — вопрос девушки заглушил звуки рвоты. «Еще бы что-нибудь заглушило этот запах». Голос звучал бесстрастно, словно девушка говорила не со сверхъестественным существом, которое только что заявило, что Елена ему должна, а спрашивала у подружки «как дела?». — Если ты думаешь, что я тебя боюсь, ты ошибаешься. Я — не этот.

Словно в подтверждение этому сбоку послышались шаркающие шаги — это Флэтчер пробирался к креслу, цепляясь за стену и еле переставляя ноги. Смотреть на него было жалко: он кидал затравленные взгляды на них обоих, да выглядел так, словно его несколько раз вывернули наизнанку и обратно.

Наконец, он уселся. Елена не спешила последовать его примеру. Ей важно было оставаться начеку, поэтому она просто придвинулась поближе ко второму креслу, но осталась стоять. Руки она скрестила на груди. Взглядом отслеживала любые действия незнакомца.

Мужчина запустил руку в карман пиджака, за что-то схватился, вытащил и показал Елене. Конечно, она сразу же узнала патроны, которые должны были находиться в магазине. Белова усмехнулась. Этого стоило ожидать: она действительно не могла забыть зарядить пистолет. Не дожидаясь, пока девушка броситься, чтобы забрать их, мужчина медленно ссыпал патроны на пол.

— Ах вот где они, а я уже успела их потерять, — с сарказмом произнесла Елена, переводя взгляд вниз. Она в общем-то даже не была удивлена, что патроны оказались у сверхъестественного незнакомца. Если он мог пережить ранение в грудь, значит, и на другие, более простые фокусы, был способен.

Скорее всего, незнакомец ждал не такой реакции. Возможно, он хотел, чтобы Белова вела себя также, как Флэтчер: следовал любым указаниям и смотрела глазами послушной овечки, боясь сделать что-нибудь лишнее. Елене такое поведение претило. Да, она была солдатом, но подчиняться кому не попадя она не собиралась. За это сегодня отвечал Флэтчер. 

На самом деле, его история Елену совсем не волновала. Во-первых, она и так знала о нем, все, что ей было нужно. Во-вторых, она собиралась его убить, а не набиться в друзья, поэтому ей было все равно, что там у него за душой. Впрочем, мужчина и сам явно не собирался отвечать на вопросы незнакомца. Сидя в кресле, он вдруг осмелел и затараторил, словно это могло как-то ему помочь. Белова закатила глаза. Перед смертью не надышишься.

Голос Флэтчера вдруг сорвался в истерику, и ему тут же досталось за это. Его тело резко содрогнулось, конечности приняли неестественное положение.

— Послушай, — Елену нисколько не тронули крики извивающегося от боли Флэтчера: она видела и похлеще. — Он, — ее указательный палец ткнул влево, — моя работа. Его убийство было спланировано несколько недель назад, и оно должно состояться, хочешь ты (и он), — усмешка, — этого или нет.

Белова сделала паузу. Флэтчер пытался отдышаться, незнакомец ожидал, что она разговорится и поведает свою историю. Делать этого девушка, конечно, не собиралась. Еще чего! Даже своего имени ей не хотелось называть, по крайней мере, пока незнакомец не назвал собственного. «Кредитор, то же мне, важная шишка». Вместо этого она произнесла:

— Я предлагаю тебе забрать все, что у него есть. Я помогу: явки, пароли, все у меня, я знаю даже размер кольца, который он носит на правом мизинце. Забирай, мне это не нужно. Я пришла только за его головой. И без нее я все равно никуда не уйду, — в голосе звучала непоколебимость.

Краем глаза девушка заметила, что Флэтчер снова напрягся. Бедняга, сегодня — явно не его день. Сначала по его душу пришла наемная убийца, а потом в апартаментах объявился какой-то мужик, заявлявший, что ему должны. «Надеюсь, что хотя бы сумму ты сегодня выиграл приличную», — с усмешкой подумала Елена. — «Хотя это уже не имеет никакого значения».

— С другой стороны, если его убьешь ты, мне же будет проще. Не придется лишний раз марать руки, — произнесла она, немного подумав.

Какая разница ей, кто расправится с Флэтчером. Главное, что дело будет сделано, а сама Елена получит свой гонорар. С этими мыслями она потянулась к бутылке и, взяв ее, приложилась к горлышку. По рту разлилась приятная, но забытая теплота: Белова давно не пила.

Отредактировано Yelena Belova (17.03.22 00:40:36)

+1

7

Будь то смелость или безрассудство, но белокурая наемница решила не играть по правилам и всем своим видом транслировала этот протест. Похвально, определенно, ибо разница в их возможностях и силе была очевидна, но и этого оказалось недостаточно, чтобы даже немного надломить её самомнение. Жаль только, что сама девчушка понятия не имела, что решениями своими только провоцировала тебя. Раззадоривала интерес. Желание побороться. Доказать свою правоту, полноту своей власти здесь и сейчас. Начни она играть по правилам, очень скоро весь этот балаган тебе бы наскучил. Сейчас же ты как никогда заинтересован.

— А ты крепкий орешек. Хладнокровная. Мне такие нравятся. Но всё же давай не забывать о правилах приличия, — не сдвигаясь с места, ты слегка приподнял руку и склонил голову на бок, после чего невидимая сила, подобная огромной, размером с человека костлявой кисти, опустилась на плечи блондинки и потянула вниз. Довила до тех пор, пока та не рухнула на кресло. Не так важно, как сильно она бы сопротивлялась. Даже если для этого пришлось бы переломать ей ноги — ты желал видеть её сидящей. Желал создать ощущение уравнения и непринужденности общения.

В очередной раз ты ловил себя на мысли о человеческой глупости. Да, безусловно храбрость — черта сильных. Но где та черта, когда смелость превращается в сумасшествие? Когда чаша весов между принципами и последствиями начинает перевешивать в сторону последнего? В какой момент стоит утихомирить свои амбиции и смириться, принять собственную слабость как неизбежный рок? Впрочем, люди подобные белогривой жили во все времена. Непокорные, готовые до смерти стоять на своем. Глупцы, не иначе.

— Ооо, мило с твоей стороны, конечно. Однако его пожитки едва ли закроют даже десятую часть долга. Тем более, что вкуса этой свинки нет от слова совсем. — Сказал тот, чьи пальцы даже в полумраке комнаты мерцали золотым отливом и разноцветным блеском драгоценных камней. Но, справедливости ради, каждое из тех колец и впрямь стоили баснословных денег. К сожалению, большинство смертных и бессмертных совершенно не разбирались в ценностях, и потому часто путали дешевый ширпотреб с произведениями искусства, единственными в своем роде.

— Убить, убить, убить. Ты что, других слов не знаешь? Или это профдеформация у наемников такая? Мы же тут вполне неплохо сидим. Все живи-здоровы, зубы на месте, конечности тоже. Даже неплохой алкоголь есть. К чему такая спешка побыстрее все закончить?

Глядя на забитого и вжатого в диван Дэнни, затем переведя взгляд на невозмутимую блондинку, тебе вдруг захотелось преподать ей урок. Так сказать, переставить фигуры на этой шахматной доске. Снять с овцы и волка шкуры и поменять их местами, а затем наблюдать — что произойдет дальше. Хозяин апартаментов уже и так близок к моральному коллапсу, дни его так или иначе сочтены, но в глазах его всё еще горели искры чистейшей ненависти. Даже загнанный в угол, он где-то в уголках своего разума желал обрести силу и перевернуть игру, возыметь главенство и отыграться в полной мере. Тебе же оставалось лишь подогреть блондиночку.

— Не забывай, что теперь ты тоже мне должна. Поменьше, конечно, чем этот недотёпа, но всё же. И в качестве возмещения я бы хотел задать тебе один простой вопрос, — с этими словами ты чуть подался вперед, перед этим глотнув приличную дозу спиртного, и скрестил пальцы рук перед собой, опустив на них подбородок и локтями упершись в колени. В этот самый момент ты попытался уловить её взгляд, пусть даже на мгновение. Этого было бы достаточно, чтобы забраться внутрь. В её голову. В её душу, если хотите. И найти там то самое, что девчушка прятала от мира глубже всего. Докопаться до самых сокровенных воспоминаний и мыслей, образов, ощущений. Того, что в самый темный час поддерживало в ней огонь жизни и надежды.

Внутри каждого из нас есть такой огонек. У кого-то больше, у кого-то меньше. Кто-то живет всю жизнь, подчиняясь его свету, а кто-то безрезультатно бегает за отбрасываемыми им тенями. Пока мы живы, в нас есть надежда. А значит где-то там же, с обратной стороны этой надежды, живет страх. Первобытный. Неконтролируемый. Страх лишиться того, что наполняет жизнь хоть толикой смысла. Это ты и искал. И это же возжелал вытащить наружу, спроецировать в её разум. Показать иллюзию, неотличимую от реальности, в коей воплотятся её самые большие страхи.

Любая воля крепка до поры до времени. Даже ты сам, к своему стыду, не мог противостоять силе существ, стоящих в пищевой цепи на ступень выше. Как и она, обычный человек, по итогу не имела ни шанса в этом противостоянии. Круговорот безумия творился в её голове, перед её глазами. Все ощущения казались ей реальными. Все чувства - обострёнными. Как оголенный провод, душа её мерцала молниями. Глядя на всё это, ты искренне наслаждался происходящим. Садист до мозга костей, любящий наблюдать за страданиями других.

— Ты там как, малыш Дэнни? Отошел уже? Будешь себя теперь хорошо вести? — ты оборачиваешься в его сторону, и видишь как он кивает своим распухшим, блестящим о жира и пота лицом. В порыве самодовольства, утопая в ощущении собственной безнаказанности и доминирования, ты не замечаешь, как этот свин что-то прячет. Или же тебе просто всё равно. Потому, когда в следующую секунду он вдруг поднялся и набросился на тебя с ножом, - тем самым, ранее небрежно выброшенным в сторону и видимо подобранным во время недавнего "наказания", - ты даже не шелохнулся. Ведь не так давно он уже видел, насколько эффективно такое оружие.

Бросив короткий, крайне недовольный, почти взбешенный взгляд в его сторону, ты сорвался. Немного. Совсем чуть-чуть. Но даже этого хватило, чтоб рука, в которой тот держал нож, изогнулась. В местах, где человеческий скелет этого не подразумевал. Кости его ломались резко и единовременно во всех направлениях, превращая конечность в изорванный клок мяса, усеянный торчащими костяными осколками. Крик Флетчера снова заполнил помещение. Упав на землю, он ухватился за плечо, у самого основания руки, где та еще была "цела".

— И снова ты меня расстраиваешь. Вместо того, чтобы спокойно сидеть, ты решил повторить её неудачный трюк? Тупоголовый кретин. Закрой свой поганый рот.

В это же время, поддавшись эмоциям, ты освободил блондинку от чар галлюцинаций, вернув ту в реальный, чуть более позитивный мир.

— Мне кажется, вы не до конца осознаете ситуацию, — впервые улыбка исчезает с твоего лица, а голос становится холодным, глубокий. Пробирающим до костей. — Вы оба - просто насекомые. И если не желаете закончить свои никчемные жизни в этой дыре, то стоит проявить уважение. В конце концов, я пытаюсь быть с вами вежливым. Хочу пообщаться. Потом заберу своё и исчезну, как страшный сон. Разве так не всем ли будет проще? — И снова эта дьявольская ухмылка. Она тебе к лицу. — Ты, свинья, задолжал мне душу, но после твоих выходок я не могу тебя так просто отпустить. Тебя это тоже касается, блонди, но к тебе лично у меня претензий нет. Профессионал своего дела, понимаю. Поэтому давайте поступим так. Сперва, я хочу, чтобы вы оба сняли с себя одежду. Всю. Это первая часть плана. Затем будет вторая. Могу даже обещать, что ничего прям уж сложно не будет. Но озвучу её я только после лицезрения ваших обнаженных прелестей. Да-да, и твоей тоже, Дэнни. У нас тут вроде как равноправие, так что не стесняйтесь, вы оба.

Ты потянулся за бутылкой, дабы наполнить опустевший к тому моменту бокал.

— Советую не медлить. Иначе мне придется вам немного, скажем так, помочь.

Отредактировано Mammon (18.03.22 21:57:57)

+1

8

Невидимая сила вдруг опустилась ей на плечи. Белова дернулась, пытаясь сбросить ее, но, разумеется, ей этого не удалось. Сила давила на нее так, словно за нее отвечала по меньше мере тысяча слонов. Елена старалась ей противостоять, напрягала все мускулы в своих ногах, но этого было мало. Что бы ею не руководило, это было сильнее ее. Оно вдавило Елену в кресло и только тогда отпустило.

Девушка бросила полный ненависти взгляд на незнакомца: это явно были его проделки.

— У тебя извращенное представление о приятном времяпрепровождении, — фыркнула Елена. — А мое время — деньги. Он должен быть мертв к утру.

Чем больше времени проходило, тем сильнее Елена понимала, что она, по сути, пленница. Этот мужчина перед ней обладал огромной силой, и он желал использовать ее, чтобы устроить представление. Елена не хотела быть актрисой в главной роли, но как будто у нее оставался выбор.

— Тебе придется заставить меня, — очередной взгляд исподлобья, брошенный острым ножом.

И тут перед глазами все потемнело. А потом окрасилось в красный. Елена мотнула головой, пытаясь прийти в себя, но ничего не изменилось. Вокруг начали мелькать какие-то картинки, и девушка вдруг с ужасом увидела себя в детстве.

Светловолосая девочка лет пяти стояла, вжавшись в стену, а напротив нее из стороны в сторону ходила поджарая молодая девушка с парой клинков в руках. Вжжухх, и один из ножей впился в стену по праву руку от девочки. Та едва слышно всхлипнула, почувствовав, как от предплечья к запястью стекает тоненькая струйка крови.

Следующее видение обожгло Елену звонкой пощечиной. Какой-то мужчина стоял к ней вплотную, его глаза метали молнии: кажется, если бы он мог, он бы уже давно прожег девушку перед собой. 

— Жалкая неудачница, - выплюнул он, забрызгивая лицо Елены слюной. — Еще одна накладка, и тебя отсюда просто вышвырнут.

Белова сглотнула, почти физически чувствуя страх [?], поселившийся у нее под ложечкой.

Перед глазами снова мигнуло. И единственным, что девушка увидела в этот раз, был шприц, наполненный непонятной мутной жидкостью. Елена дернулась, пытаясь увернуться от него, но ее руки были крепко сжаты тисками кожаных ремней, намертво приковавших ее к стулу. Шприц был все ближе...

Однако ничего не произошло: темнота вдруг рассеялась и отпрянула, забирая за собой все красные отблески.

Белова снова находилась в кабинете и сидела в уютном кресле. Ее запястья больше ничего не сдерживало: девушка потрогала каждое из них, все еще чувствуя фантомную боль.

Сознание возвращалось к ней урывками. Сначала она сообразила, что больничное крыло, в котором она была, кажется, всего секунду назад, осталось в прошлом. Потом увидела двух мужчин, о чем-то разговаривающих: один был явно в бешенстве. В следующее мгновение она вспомнила, что привело ее в эту комнату и что произошло за последние минут пятнадцать. А еще она сообразила, что это незнакомец был причиной ее внезапно возникших видений.

Впервые с момента появления мужчины Белова почувствовала какой-то холодок, пробежавший по ее коже. Это не был страх в привычном его понимании — девушка просто физически не могла его чувствовать — но что-то сродни ему. Дискомфорт, опасение...

Они только усилились, когда незнакомец разразился гневной тирадой. Белова перевела взгляд на Флетчера, отмечая его поведение. До этого момента она понятия не имела, что именно связывало его с незнакомцем.

«Задолжал душу?» — Белова с презрением хмыкнула. — «Это каким идиотом надо быть, чтобы поставить на кон свою душу?»

Сама Елена сомневалась, что у нее вообще была душа. Точнее, когда-то она действительно существовала, но во время тренировок в Красной комнате ее явно пустили в расход. Заменили на механизм, работающий на автопилоте: калечить, бить, убивать.

— Ты больной? — произнесла Белова, не веря, что незнакомец действительно мог попросить нечто такое. — Если что, там внизу найдется пара десятков отличных шлюх, которые с удовольствием дадут такому как ты даже бесплатно.

Взгляд незнакомца не изменился. Мужчина не расхохотался и не сказал, что это всего лишь шутка, расслабьтесь. И Елена вдруг поняла, что выбора у нее особо нет. Ей не хотелось снова оказаться в плену тех видений.

Поэтому она расстегнула черную куртку и кинула ее на пол, затем стянула через голову кофту и отправила ее туда же. Когда девушка добралась до белья, Флетчер все еще переминался с ноги на ногу. Параллельно он кидал жадные взгляды на девушку, раздевающуюся подле него.

— Подбери челюсть, придурок, — едко бросила Елена, оборачиваясь к мужчине.

А потом медленно и размеренно избавилась от оставшихся кусочков одежды. Ей хотелось показать, что вся ситуация ее совсем не волнует. Хотя на самом деле ей было очень дискомфортно: без одежды и оружия она ощущала себя как никогда беззащитной.

— Я надеюсь, ты доволен, — произнесла Елена, разводя руки в сторону и демонстрируя свое абсолютно нагое тело. — Ну и что теперь?

+2

9

— Увы и ах, но парой голых титек меня не удовлетворить. Но за самооценку плюсик, люблю уверенных в себе женщин, — ты игриво подмигиваешь девушке и коротко, без особого интереса окидываешь взглядом обнаженное девичье тело. Выступающие контуры мышц резко контрастировали с в целом миниатюрным тельцем. Особенно выделялись сильные, широкие плечи и бедра, с одной стороны добавляя её образу женственности, а с другой её напрочь убивая. Впрочем, если бы ты желал насладиться красотой прекрасного пола, то наверняка последовал бы её совету и воспользовался услугами множества продажных девиц, готовых на всё ради шелеста купюр. Найти их, тем более в таком месте, гораздо проще, чем не найти вовсе.

— Так, ладно. С прелюдиями покончили, пора перейти к делу, — с этими словами ты поднялся с кресла, одним махом опрокинул и осушил бокал и со стеклянным звоном опустил его на столик. Парой движений размяв мышцы, или просто растягивая легкую драматическую паузу, ты наконец продолжил. — Правила игры такие: тебе, блонди, достается самая приятная роль - моя. С этой минуты ты - кредитор, который очень, прямо вот невероятно хочет вернуть свои деньги. Не трудно догадаться, что в роли должника выступит малыш Дэнни. У каждого из вас будет своя задача, выполнение которой аннулирует ваш долг передо мной. Задача блонди - проявить всю свою рабочую смекалку и навыки и своими ручками, без применения любых других посторонних средств, убедить Дэнни отдать всё, что у него есть. В том, как именно ты это сделаешь, помимо первого условия, ты ничем не ограничена. Задача Дэнни - сохранить лицо и не поддаться на провокацию. Вот так просто. На всё про всё у ваааааас, — ты смотришь на наручные часы, высчитывая что-то в голове, — Десять. Нет! Пусть лучше пять! Да, пять минут. Кто по истечению этого времени выиграет, тот и молодец. А начинаем мы через три... Два... Один... Старт!

С помпезностью, достойной ведущего прямой трансляции главного события десятилетия, ты раскинул руки в стороны и едкой, и оттого даже мерзкой улыбкой ознаменовал начало "игры" на выживание. Сказать по правде, тебя мало интересовало, кто именно выйдет победителем, ибо оба исхода равноценно ничего из себя не представляли. Даже тот самый "долг", основной двигатель твоего визита и первопричина мероприятия, по сути своей не более чем повод. Повод насладиться властью, отдаться своей сущности и утолить извечный голод до человеческих страданий, терзаний и бесконечной жадности. Казино всегда остается в выигрыше. Поэтому так интересно и приятно наблюдать за лицами несчастных, кто возомнил себя хозяином жизни и обвел судьбу вокруг пальца.

— У меня большие надежды на твой профессионализм, девчушка. Раз уж нелегкая и так и так занесла тебя сюда, — разумеется, сам ты не отличался фатализмом, ибо привык считать себя и только себя творцом собственной судьбы. И раз уж жизнь дала блондинистый лимон, грех не сделать из него освежающий, багровый лимонад. — Выжми его полностью. А ты будь мужиком и докажи, что эти крохи у тебя между ног не для красоты висят.

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » казнить нельзя помиловать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно