ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » не думай о слонах [inception]


не думай о слонах [inception]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

не думай о слонах

и о чём ты думаешь прямо сейчас?

https://i.imgur.com/vpkjjdf.jpg

• дримшеринг / за год до того, как всё пошло наперекосяк

eames, arthur

нет ничего сильнее идеи, время которой пришло.

+1

2

Одно дело – когда люди, корпорации, мегакорпорации, да и просто все, кому не лень, мечтают залезть друг другу в головы, чтобы вытащить все грязные секретики и пользоваться ими по своему усмотрению. Другое дело – когда кому-то приходит гениальная мысль о том, что если информацию из головы можно извлечь, то точно так же любую информацию можно вложить.

И ладно бы это было что-то дельное. К примеру, выучить иностранный язык за пару секунд, или научиться играть на укулеле [почему нет?], или, упаси провидение, всунуть в голову тысячу и один способ пикапа. Нет. Людям понадобилось, чтобы другие люди делали то, что от них хотят, но не догадывались об этом.

Никто не ищет лёгких путей, когда все остальные уже перепробованы.

- Очень дельное замечание, Артур, я весьма ценю. Но, как видишь, мы уже здесь.

В этот раз они работают без Доминика и Мол. Так уж получилось: вытаскивать семейную парочку с запланированного отпуска не очень учтиво, а Имс не может упустить дело, в котором буквально необходим творческий подход и полная импровизация. В последний раз такое доставалось довольно давно, и имитатор успел откровенно заскучать.

И что, что теперь им приходится стоять в лифте, рассчитанном едва ли на четверых, который застрял в шахте между этажей. Вероятно, проекции заподозрили, что кто-то извне пытается вмешаться в естественное течение подсознания, именно поэтому предпринимают любые способы остановить и задержать вторженцев. Они умны, но проекции – это всего лишь проекции. В конце концов, всегда можно пустить пулю себе под челюсть и вынырнуть в реальный мир, вот только возвращаться тюда с невыполненной задачей было бы как минимум досадно.

Имсу правда нравится смотреть на недовольное выражение лица Артура. Это сродни искусству: идеально вылизанный от укладки волос до кончиков ботинок Артур редко злится, но недовольство, написанное на лице, читается явственно. Как будто в том, что ситуация пошла под откос не по плану, виноват один только Имс, который не умеет следовать договорённостям. Умеет, но тут ведь как: невозможно расписать план пошагово «от» и «до», всегда закрадётся какая-нибудь вероятность или неучтённая деталь, которые повлияют на дельнейшее развитие событий. И то, что лифт застрянет, не мог предугадать ни сам Имс, ни Артур. Хотя последний, конечно, мог бы и подумать, это ведь ему подвластны все сновиденческие парадоксы.

- Ну, что тут скажешь, дорогуша. Мы можем попробовать выбраться через люк

Имс поднимает голову, смотрит на люк, крышка которого плотно прилегает к крыше лифта. Выбраться-то они могут, и даже, если повезёт, залезть по тросу немного выше, чтобы попытаться открыть вручную двери на этаж, но где гарантии, что лифт не двинется вверх или вниз сразу же после того, как они выберутся на крышу этой технологичной коробки? А гарантий-то никаких нет. И вот сиди и кукуй, или же попытайся сделать хоть что-то, чтобы исправить ситуацию.

- …или я могу начать пересказывать тебе по памяти «Ярмарку тщеславия».

И что из этого станет для Артура большим испытанием – предстоит узнать. Имс ослабляет узел какого-то несомненно дизайнерского галстука и вдыхает немного свободнее: кто бы что ни говорил, а в костюмы после MI5 он влезает только по действительно особенным случаям. Или же когда не имеет возможности выбрать, в чём бы он хотел предстать во время дримшеринга. Если проникаешь к кому-то в подсознание, то подсознанию надо соответствовать, потому что тактика слона в посудной лавке не только не поможет ситуации, но и ещё больше усугубит положение.

Дело на пять минут, туда и обратно. Ага, как же.

+1

3

— Знаешь, Имс, ты очарователен, — Артур, вопреки своему выражению лица, говорит спокойно и сдержанно, убрав правую руку в карман идеально выглаженных по стрелочке брюк, — когда не открываешь свой поганый рот.

То, что они застряли в этом чертовом лифте, само по себе та еще неприятность, потому что она влияет на сроки выполнения поставленной задачи. Еще больше удручало то, что за этим всем могло последовать. Привычно раздражающее «дорогуша» не то чтобы сильно цепляет вообще-то, но то ли Артур параноик, то ли в этом всем действительно сквозит тонкий флер намека на обвинение, мол, смотри, крошка Артур, ты все проебал.

В остальном Координатор предусмотрительно предпочитает молчать.

Ладно, окей, они влипли и, наверное, даже крупно. Отполированные до блеска стены кабины лифта слегка искаженно отражают раздражение, проецируя его во всех возможных плоскостях. И Имса, который не может удержаться от комментариев в такой момент.
Артур машинально вскидывает голову, прикидывая пути к отступлению. Не то чтобы он не продумал и такие варианты — иначе из лифта невозможно было бы выбраться, — но куда ведь проще было бы следовать изначальному сценарию. Увы и ах.

Выход один — наверх.

Имс наверняка уже подумал о том же самом, тут работает принцип гениев, мыслящих одинаково, но торчать до скончания времен [буквальных и метафорических] в одном только лифте, не продвинувшись к своей цели ни на миллиметр — не их путь. Разобраться с проекциями, если того потребует дело, было задачей не самой сложной, особенно если учесть, что их хозяин, будучи владельцем подсознания, был человеком в дримшеринг непосвященным. Его никто к вторжению заранее не готовил, защищаться не обучал. Это должна была быть чистая работа, по крайней мере, Артур со своей стороны сделал все, чтобы она была таковой.

Координатор переводит быстрый взгляд на движение широких плеч и шеи, когда Имс все-таки ослабляет давление галстука. Шмотки для него подбирал все тот же Артур, проектируя этот сон так, как считал нужным, и подсказывая уместные варианты. Не то чтобы самостоятельно Имс не справился бы с простой задачей…нет, не справился. Его тягу к аляпистым вещичкам не перебьет ничто и в общую концепцию сна тот рисковал и вовсе не вписаться, выбиваясь, подобно клоуну посреди похорон.

— Знаешь, лучше прибереги свой несомненно высокохудожественный монолог с элементами актерского мастерства, — Артур, ни капли не сомневаясь, расстегивает свой пиджак, а после и вовсе снимает его, сбрасывая в углу, ведь если им придется карабкаться вверх или еще куда-нибудь лезть, то без лишних элементов гардероба сделать это будет в разы проще, — на какой-нибудь другой раз. Желательно, когда меня не будет рядом.

Крышка люка достаточно тяжелая, чтобы не открыться внезапно при поездках туда-сюда, но в то же время легко открывается, если возникнет такая необходимость. Конструкция простая, каких-то особенностей за собой не имеет. В общем, лифт как лифт, как и любой другой. Кабина у него, правда, маленькая, и эта узость особенно остро ощущается, когда приходится подойти к Имсу почти вплотную, чтобы вскинуть руки и толкнуть крышку люка от себя, заставляя конструкцию открыться.

От Имса пахнет кофе и специями.

Он не спрашивает, полезет ли Имс первым или подождет, просто делает так, как считает нужным: когда крышка люка с грохотом валится в сторону, распахнувшись, Артур легким движением слегка подпрыгивает и подтягивается на руках вверх, чтобы с грацией кошки [спасибо, организм стареть еще не начал] залезть на крышу лифта. Ни туда, ни сюда — застряли между этажами. Лететь что вниз, что вверх будет долго и далеко.

Слегка одергивает жилетку и хмурится, когда чувствует едва уловимое дребезжание лифта под ногами.

— Думаю, нам следует поторопиться, Имс.

+1

4

- О, я знаю, - говорит Имс [через голос плещет непоколебимым спокойствием и отчасти даже дружелюбием], разглядывает щель люка в крыше лифта и думает о том, какова вероятность, что тросы оборвутся. – Только если я закрою рот, тебе же здесь станет скучно.

Вероятность того, что кабина лифта оборвётся и полетит вниз, крайне мала. Обычно такие кабины удерживаются четырьмя-семью тросами, и перемещаются по неподвижным направляющим. Но если вдруг случится так, что каким-то внезапным велением того же сна оборвутся вот прям сразу все, то на помощь должны прийти ограничители скорости: шкивы заклинивают и заставляют кабину выплюнуть лапки, которые цепляются за направляющие и не дают продолжать падение.

Имс мог бы высказаться насчёт того, что всё было замечательно, пока Артур не полез на крышу, и никакого дребезжания и в помине не было, но даже он понимает, что момент сейчас крайне неподходящий. Остаётся разве что скептически посмотреть на вещи, брошенные на полу кабины, а после дотянуться до краёв распахнутого люка, чтобы и самому подтянуться повыше.

Дребезжание становится ощутимее: от металла передаётся телу, напоминает о себе скромно тихим гулом, и прекращается практически так же быстро, как началось. Имс вертит головой, пытаясь сообразить, как лучше выкарабкиваться из ситуации, но самое очевидное решение отчего-то кажется и самым фатальным.

Действительно. Почему это.

- Ну, отсюда у нас тоже два пути, - бодро говорит Имитатор, пригибаясь так, чтобы касаться хотя бы кончиками пальцев крыши лифта. – Либо попытаться открыть двери этажа выше, либо дождаться, когда кабину потащит вниз.

Всё элементарно: силой притяжения кабину протащит на пару метров, не больше, а потом она остановится, зацепившись лапками. Если повезёт, то затормозит она как раз напротив дверей одного из этажей ниже, и протиснуться можно будет без риска оказаться распополамленным внезапно сработавшим механизмом.

Это, конечно же, дримшеринг, но умирать таким образом всё равно будет достаточно неприятно.

Имс даже не пытается вспомнить, сколькими разными способами ему уже приходилось умирать, чтобы совершить экстренный выброс.

Кабину трясёт, раздаётся гул натянутых троссов. Вместе с натяжением тросов, кажется, натягиваются все мышцы, инстинктивно группирующиеся чтобы не допустить не совместимых с жизнью повреждений тела. Сколько себя не убеждай, что это – всего лишь сон, тело всё равно почувствует боль, ведь боль – она не находится на физическом носителе, она всегда сидит в голове.

Зубодробильный лязг сопровождает ощутимый провал: кабина лифта ухает вниз, Имс уцепляется пальцами за какие-то переборки-поручни на крыше, чтобы и самому не свалиться куда-нибудь между стенкой и шахтой. В костюме – чертовски неудобно, и Имитатор то и дело порывается спросить у напарника, а как тот, чёрт возьми, постоянно находится в подобного кроя шмотках. Это ведь почти что тканевый гроб.

Кабина съезжает ниже и останавливается; Имс правда надеется, что она больше никуда не поедет, но это же чёртов сон, который не всегда получается подчинить своему подсознанию [хотя, вообще-то, именно это они и обязаны сделать]. Ещё пару секунд балансируя, словно бы ожидая подвоха, он тянется к отводному ролику в левой-верхней части двери шахты и смещает его вовнутрь, как следует придавливая пальцем.

- Двери должны ослабнуть, - говорит Имс негромко, продолжая удерживать ролик. – Попробуй раздвинуть.

Если им повезёт [а им повезёт], двери сейчас раздвинутся от лёгкого движения руки. Артур сможет почувствовать себя буквально фокусником, ага, когда вытащит их из этой металлической кишки, в которой им не посчастливилось застрять прост потому, что проекции, созданные подсознанием объекта, даже не подвергаясь обучению всё равно на базовом уровне пытаются сопротивляться.

[nick]Eames[/nick][icon]https://i.imgur.com/RedmUP3.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/CWsmMB9.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Имс, ~ 36 - 40 y.o.</a><div class="fandom">inception</div><div class="info">In my dreams
(I can kill you)
Close to me
You open the cage and set me free</div>[/lz]

+1

5

Артур готов провалиться на месте, если когда-нибудь признает вслух, что вообще-то так-то Имс в чем-то прав: с ним никогда не бывает скучно. Они либо в принципе попадали в ряд каких-то не самых простых ситуаций, из которых бодро приходилось выбираться, либо сам по себе Имс любую спокойную обстановку превращал в театр одного актера. Он просто вот, ну…весь вот такой. Яркий, привлекающий внимание [остающийся при этом совершенно незапоминающимся для окружения, если сам того пожелает, будучи весьма талантливым Имитатором], выбивающийся из устоявшихся норм и правил. Артур на его фоне выделялся исключительно собственной холодностью и подчеркнутой вежливостью, даже если внешне он был в достаточной степени доброжелателен к окружающим.

Но чтобы он хоть раз да дал понять Имсу, что он прав? Никогда и ни за что.

Наверное, это похоже на какое-то детское упрямство на грани с невоспитанностью, но просто…Артур и сам не знает, почему он так реагирует. Может, потому что ему порой кажется, что Имс видит его насквозь. А ему очень не нравится, когда такое происходит. Они — всего лишь коллеги, слишком разные, чтобы зваться друзьями, и даже общие посиделки с Домиником и Мэллори не делали из них закадычных приятелей. Различия слишком явные. В ход шла еще типичная моссадовская выправка, когда скрытность возводится в абсолют, от личности остается только оболочка, не несущая за собой совершенно никакой информации. И все равно находится тот, кто пытается влезть под кожу глубже и крепче. У Имса слишком внимательный и цепкий взгляд.

Бесит.

Когда Имс говорит что-то про два пути, лифт трогается и грузно опускается по лифтовой шахте вниз [хорошо, что не вверх], и Координатору приходится уцепиться за края люка, чтобы по законам физики его не подбросило вверх, а потом не приложило с силой об металл. И надеется, что у этой конструкции действительно есть система торможения, потому пусть это все еще его сон, но мало ли, как влияние подсознания цели сказалось на его структуре. Простенькое приключение, войдем и выйдем, ага.

— Ну, теперь у нас единственный выход, — сосредоточенное лицо на секунду отмирает, нацепив на себя эмоцию, самую малость схожую с некоторым удивлением. Ладно, у них не так много времени на такие вещи.

Вуаля! Металлические створки разъезжаются в стороны и с щелчком остаются на месте, и для этого Артуру действительно не приходится практически прикладывать усилий. Напарникам открывается вид на пустынный коридор бизнес-центра. По задумке сна их цель должна была вести какую-то важную медицинскую конференцию, как один из спикеров, поэтому большинство гостей-проекций сейчас находилась четырьмя этажами ниже — в конференц-зале. И относительно скоро там должна была оказаться их цель.

— Ты придумал, как мы будем…внедрять идею? — обычно Артур не соглашается вести дело, если не знает подробностей, но в этот раз и дело-то было не совсем стандартным, поэтому услышать вместо конкретного плана что-то, больше похожее на «придумаю на ходу», было вполне себе оправданным. Зародить идею. Посеять в разуме простенькую мысль, из которой, подобно бобовому стеблю, вырвется росток глубокой, всепоглощающей концепции. Обычно они занимались тем, что вытаскивали информацию и исчезали, но никогда не оставляли ее после себя раньше.

Вообще-то Координатор мог вполне себе обоснованно отказаться от подобной затеи под любым благоверным предлогом и был бы прав, но что-то в этом было по-своему интригующее и захватывающее. Разве что Имс свои планы не раскрывал. А пора бы уже.

— Скажи, что да, иначе мне это заранее не нравится, — критичным взглядом обводит имитаторский внешний вид и смахивает с плеча пыль шахты. Сейчас, когда на этом этаже никого нет и можно совершенно спокойно запереться в ближайшем доступном кабинете [дверь очень удачно оказывается изначально не заперта], можно спокойно обдумать план, потому что другого шанса у них на это может и не быть.

А больше, чем пускать кого-то в свою душу, Артур ненавидит не иметь в руках ниточки, за которые можно вовремя дернуть.

+1

6

Моссадовцы они такие – непроницаемое лицо и холодное нутро. Имс слишком хорошо помнит тот взгляд, не выражавший абсолютно ничего, когда имитатору, проходящему задание, буквально ломали кости. Артур его вряд ли узнал, потому что личины имитатора могут быть абсолютно не похожи на его истинный облик, а вот сам Имс помнит «от» и «до». Есть в Артуре что-то эдакое, как пламя, замороженное под толщей арктического льда. И Имсу интересно вытащить это наружу хотя бы просто чтобы посмотреть, а бывает ли оно как-то по-другому.

Пустынный коридор бизнес-центра встречает их гудением потолочных ламп. Лифт в шахте ещё некоторое время, казалось бы, раздумывает, а потом со скрежетом съезжает ещё ниже, да так, что через раскрытые двери шахты уже не видно крыши с распахнутым люком. Что ж, если бы они не успели вылезти, то по всем законам ужастиков должны были застрять где-то в дверях, чтобы повиснуть между шахтой и полом этажа.

Хотя нет.

Имс фыркает себе под нос. По всем законам ужастиков, если бы они перебирались на этаж не с крыши лифта, а прямо из лифта, то кабина поехала бы вниз прямо когда кто-нибудь из них двоих попытался бы пролезть через щель между дверей. И Имс почему-то абсолютно уверен, что если бы кабиной и полом этажа распополамило его самого, Артур не стал бы рыдать, а пошёл выполнять их задание уже в одиночку. Смерть ведь не реальна, пока ты во сне. Ну, по крайней мере, пока ты не в лимбе.

- Есть у меня пара идей, но всё это только теория, - бодро говорит Имс, когда они с Артуром запираются в ближайшем кабинете.

Спасибо и на том, что этот бизнес-центр не перенял модную тенденцию делать стены стеклянными. Сидишь себе в аквариуме, мыргаешь глазами, и вокруг все пялятся на тебя с точно таким же выражением золотой рыбки. С другой стороны, стоит сказать «спасибо» архитектору этого лабиринта: множество комнат и глухих стен могут если не запутать проекции, то хотя бы затормозить их, когда объект начнёт подозревать неладное.

Имс садится прямо на письменный стол, стоящий у широких окон, и разглядывает окружение. Ничего примечательного, стандартный кабинет для совещаний. Этот стол, видимо, предназначался руководителю, а чуть подальше, там, где стоит Артур, находится ещё круглый столик и расставленными рядом четырьмя стульями.

Его выправка агента MI6 немного иная, нежели у Артура. Тут дело не в том, чтобы носить маску вместо собственного «я», у имитатора другая задача – внедриться в доверие, став кем-то близким для объекта. А для этого нужно казаться открытым как книга, нужно чтобы тебя читали, чтобы видели тебя и твои эмоции. Естественно, при этом читают того, кем имитатор притворяется, а не самого имитатора, но с мёртвым эмоциональным фоном и отсутствием фантазии такое не провернуть.

- Есть рискованный способ, который очень любит Доминик. Сказать объекту, что кто-то внедрился в его голову. Но вместо того, чтобы попросить его показать нам тайник с информацией, планомерно подкидывать ему мысли об идее, которую нам нужно внедрить. Типа сказать «не думай о слонах», и ведь первое, о чём он подумает, будет именно слон. Так же и с идеей.

Кобб очень любит такой способ ведения работы в дримшеринге, но этот способ крайне непредсказуемый. Ты не знаешь, как поведёт себя объект, ведь сознание сразу же норовит выскользнуть из сна, а все проекции автоматически начинают охоту на раздражитель, который изменяет сон и тревожит его. Слишком много мороки с тем, чтобы успокоить объект в достаточной степени для того, чтобы проекции не перешли в режим защиты, а оставались нейтральными.

Другой же вариант…

Будем честны, Имс его пока не придумал, но, если придётся менять планы на ходу, он обязательно что-то сообразил.

- Не обязательно вызывать объект на конфронтацию, - добавляет он. – Сейчас должна начаться конференция. Можно вызвать его на спор во время дискуссии, прикинувшись слушателями, и уже во время диалога пытаться вывести его на нужную нам мысль.

[nick]Eames[/nick][icon]https://i.imgur.com/RedmUP3.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/CWsmMB9.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Имс, ~ 36 - 40 y.o.</a><div class="fandom">inception</div><div class="info">In my dreams
(I can kill you)
Close to me
You open the cage and set me free</div>[/lz]

+2

7

Не думай о слонах.

И не будь Артур отменным Координатором — Архитектор из него, честно сказать, за исключением возни с лабиринтами, довольно паршивый, — уже сейчас в комнате появился бы самый натуральный слон. Большой, тяжелый и очень громкий. Впрочем, умение контролировать ситуацию в случае Артура свело бы этого слона в состояние какой-нибудь картины на стене или фигурки. А что, слон? Слон.

Господь, спасибо, что это не его сон, и подсознание Артура не отвечает за его наполнение, а лишь выстраивает и удерживает в необходимой статичности каркас для чужого бурного воображения.

— Допустим, — уклончиво отвечает Артур, едва не морщась от упоминания идеи Доминика, — и ты, разумеется, уже придумал, какую идею ты заложишь? Потому что заниматься этим будешь ты, ага.

Это «ага» вообще не вяжется со всем Артуром целиком, когда он двигает к себе стул и садится на него с таким королевским достоинством, словно под его аристократической задницей не дешевая офисная табуретка, а трон, не иначе. Разве что позволяет себе привычно откинуться назад, балансируя на двух ножках из четырех.

Идеи Доминика — это всегда «пусти все на самотек и молись, чтобы тебе повезло», и по-другому отзываться о них Координатор наотрез отказывался. Это, в частности, была одной из тех причин, по которой работать с Домом ему порой совершенно не хотелось. Безумие чистой воды, когда он просто срывается с места и начинает творить херню посреди их продуманного плана, потому что ему внезапно показалось это потрясающей и, главное, рабочей мыслью.

В основном, им везло. Но бывали и случаи, когда им чуть ли не по лезвию ножа ходить приходилось. Получить пулю во сне — больно, но все-таки не смертельно, ты просто просыпаешься, возвращаясь в реальный и не самый дружелюбный мир. Но если бы все заканчивалось исключительно смертью во сне, то переживать было бы решительно не о чем. Проблемы возникали, когда их пытались пристрелить в реальности. Удирать от преследования до горящих легких, спускать обойму за обоймой, отстреливаясь от тех, кто хочет покончить с тобой. Классика жизни тех, кто промышляет шпионажем во снах.

— Учти, я беседовать с объектом не собираюсь, — не то чтобы он не мог. Мог и еще как, потому как в моссадовских агентах на уровне врожденного рефлекса было заложено умение втереться в доверие и забалтывать, но… Зачем напрягаться, если в команде есть тот, в чью задачу это все заложено?

Тестировал он как-то Имитаторов, было дело. И некоторых из них раскусывал еще в самом начале задания. А были и те, кто так просто себя сдавать не собирались. Их в ходе задания вычислить, как Имитаторов, не удалось.

— Что? — чуть склоняет голову к плечу на птичий манер, смотрит прямо в глаза, не стесняясь, — Я разве похож на человека, эдакого любителя поболтать с кем-либо?

Вопрос больше риторический, но какая-нибудь очередная острота от Имса не была бы сильно уж неожиданной. Совсем нет.

Следующий же вопрос риторическим не был ни на йоту и действительно в какой-то степени беспокоил — касался непосредственно успешности задания.

— Я никогда не занимался до этого...внедрением идей, — только их извлечением, есть разница, — но не кажется ли тебе, что...мы находимся не слишком глубоко в подсознании объекта, чтобы мысль в нем закрепилась? Уверен, что этого хватит?

+1

8

Конечно весь такой правильный Артур, загоняющий себя в рамки чётко скоординированный структуры, не хочет марать руки об дело, в котором придётся импровизировать буквально на ходу. И нет, это не работа Имса [потому что имитатор втирается в доверие, а не извлекает и уж тем более не внедряет] но, насколько данные о последних достижениях в дримшеринге верны, никто ещё не вводил в работу должность «внедрителя». Извлекатели - есть, а внедрить идею не удавалось никому. Значит придётся разруливать ситуацию тому, кто при необходимости пиздит как дышит и даже не краснеет.

- Артур, детка, если ты хотя бы просто будешь рядом в качестве моральной поддержки - это уже будет неоценимым вкладом в дело.

Имс мягко улыбается, пряча за улыбкой толику яда подколки. Он уже смирился с тем, что всю грязную работу взгромоздят на его плечи, а потому лишь оставалось придумать, как это всё провернуть с минимальными потерями. Умирать даже во сне всё-таки больно; тебе потом ещё долго аукается фантомная боль, если смерть возникла в результате физических повреждений.

- Потому что если объект ухнет на следующий уровень сна от скуки, мы уже ничего не сможем поделать, - завершает он мысль.

Тут где-то должна возникнуть традиционная уже угроза. Особенно если Имс вытянет ногу и слегка подденет мыском ботинка приподнятую над полом ножку стула; стул, естественно, назад не навернётся, но вынудит королевскую задницу сесть немного ровнее.

А теперь о серьёзном. Имс едва жмёт плечами: естественно он понятия не имеет, хватит ли того, что у них имеется, чтобы идея прочно закрепилась в подсознании объекта. Это тропа, по которой коллеги по бизнесу ещё толком не ходили; ни у кого до сегодняшнего момента не удавалось произвести внедрение. Всё придётся делать методом проб и ошибок.

- Честно - я понятия не имею. - Неутешительно, зато без лишних прикрас. Имс опускает взгляд и болтает ногами, усаживаясь на поверхности стола немного удобнее. - Действовать придётся по наитию, понимаешь? И счастье, если объект после этого не останется овощем.

Взаимодействие с человеческим подсознанием всегда было опасным; филигранное исполнение не всегда гарантировало успех, что ж говорить о ситуациях, когда буквально придется запустить слона в посудную лавку и посмотреть к чему это приведёт. Хорошо, если у них останется время посмотреть, что из этого получится, и выбрать какой-то иной подход к достижению желаемого. Но может статься и так, что объект проснётся, и тогда все усилия пойдут насмарку.

Все эти варианты Имс рассказывает Артуру вслух, продолжая качать ногой. Взгляд имитатора мечется по противоположной стене, не задерживаясь ни на чём конкретно: дефицит внимания сказывается иногда в самых разнообразных формах.

- Поэтому всё, что мы можем - это попробовать, - подводит итог Имс. - Но любой опыт будет опытом, верно? У нас сейчас нет столько ресурсов, чтобы даже в теории подготовить несколько уровней сна.

Сидеть в запертом кабинете не результативно. Они могут тут хоть до бесконечности препираться и пытаться выбрать наиболее оптимальный план действий, но вся проблема в том, что любой план имеет свойство разворачиваться не так, как задумано. Пройти по чётко ориентированному курсу можно только если ты карандаш над линейкой.

- Ну что? За дело?

[nick]Eames[/nick][icon]https://i.imgur.com/RedmUP3.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/CWsmMB9.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Имс, ~ 36 - 40 y.o.</a><div class="fandom">inception</div><div class="info">In my dreams
(I can kill you)
Close to me
You open the cage and set me free</div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » не думай о слонах [inception]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно