ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » big bang theory


big bang theory

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

БЕРЕГИСЬ! РУСРЕАЛ!AU

https://i.imgur.com/eL1GKUs.jpg https://i.imgur.com/pRMSCJp.jpg https://i.imgur.com/tl35HPM.jpg

• СПбПУ / наши дни

Xie Lian, He Xuan

Хэ Сюань - физик-теоретик, чьи работы по темной материи привлекают внимание ученых всего мира, ужасно не любит, когда в его дела вмешиваются посторонние. Се Лянь - физик-экспериментатор, чьи достижения в результате упорного труда ничто в сравнении с открытиями, которые он сделал в результате случайных догадок, провальных расчетов и судьбоносных ошибок, и у него просто руки чешутся найти подтверждение очередной гениальной теории.
Сотрудничество? Не исключено. Дружба? Вот это вряд ли. Хотя кто знает, как все повернется, ведь лучший друг Се Ляня давно сохнет по его новому социально неловкому напарнику.

+3

2

- Простите. Извините. Нет-нет, все в порядке, я сам должен был смотреть, куда иду. Осторожно только, не наступи...а, ну в общем, не важно, у меня есть вся информация с этой флэшки на жестком диске!
Се Лянь торопливо шкрябнул кроссовкой по полу, подгребая рассыпанное содержимое рюкзака к стене - так у вещей был хоть какой-то шанс уцелеть. Лямка порвалась внезапно, клапан почему-то оказался незакрытым, хотя он точно - "на девяноста девять и девять десятых процента!" - был уверен, что проверял его, когда выбрался из маршрутки. Нет, ну точно же, он еще споткнулся, пока ощупывал замки и чуть не растянулся на асфальте!
"Да ладно тебе". Не первый раз и не последний, и ничего страшного не случилось, вот даже кошелек на месте и "подорожник", который уже три раза терял при нем. "Все не так уж плохо". В распахнутый зев рюкзака отправлялись один за другим ручки, блокнот, универсальный кабель зарядки, блок питания для ноутбука, старинный калькулятор, принадлежавший еще его отцу, и предмет особой его гордости - кнопочный мобильный динозавр! Из тех, которые годятся и в "змейку" сыграть, и от бандитов отбиться, если вдруг посчитают тощего очкастого задрота легкой добычей. И заряд, он, кстати, держит месяцами, и с мобильной связью проблем нет.
"И разумеется, ты используешь его именно поэтому, а не потому что предыдущие семь разнес в труху за пару месяцев", сказал бы Му Цин, его закадычный приятель еще со школы - вместе мечтали быть великими учеными, вместе отнесли документы в универ, вместе поступили. Теперь, правда, пути их слегка разошлись, но Се Лянь все равно был рад, встречая его на конференциях, приемах в честь дней открытых дверей или университетском кафе. Всегда при параде, всегда безупречен. И легкая аура превосходства, тянется следом, как шлейф дорогого одеколона. Там же встречался порой и Фэн Синь, еще один их старый друг. Тот правда в великие никогда не метил, просто в свое время не захотел морочиться с профориентацией, пошел за друзьями и оказался здесь - не самый худший вариант для того, чьей наибольшей заслугой в школе была пятерка по физре. А прозвище "золотые руки", данное ему местными неуклюжими ботаниками за инженерное искусство и удивительный талант в короткие сроки починить любой, самый сложный механизм, вызывало у бедного Му Цина нервные тики и приступы ехидного хихикания.
- Ну вот и все, - с облегчением вздохнул Се Лянь, когда, проверив самое ценное - ноутбук, обнаружил его на месте целым и невредимым. Собрался было затянуть молнию - и вздрогнул от противного верещания - симфония Моцарта №40, если прислушиваться очень внимательно.
Телефон. Он поспешно сунул руку обратно в рюкзак, вытянул на свет божий трясущегося и орущего монстра и поспешно нажал на кнопку:
- Цинсюань! Вот это сюрприз!
На самом деле, конечно, никакого сюрприза в звонке не было. С Цинсюанем, еще одним своим другом, самым новым, но вовсе не наименее значимым из всех, Се Лянь уже разговаривал сегодня, часом ранее. А до этого - вчера на ночь. И перед этим - сразу по возвращении с работы. К счастью, созваниваться на работе у них не было необходимости: для того, чтобы увидеть Се Ляня Цинсюаню достаточно было выйти из своего кабинета, преодолеть два метра коридора и войти в дверь напротив. И обычно он пользовался этой возможностью раз пять на дню. Но только до вчерашнего вечера.
Потому что вчера вечером, решением декана его назначили работать с Хэ Сюанем, тезкой его друга и местным интеллектуальным светилом. А еще этого же друга тайным крашем - тайным, по мнению самого Цинсюаня и только его. Несколько раз тот пытался подступиться к молчаливому, угрюмому ученому, но всякий раз терпел поражение. Причем в такой форме, что даже не в силах был догадаться, отказали ему, проигнорировали или вообще не поняли. Его беспомощно распахнутые глаза и выражение лица в духе: "Это что вообще было-то?" били в самое сердце, но Се Лянь, который едва ли мог считать себя экспертом в делах сердечных, только разводил руками.
Все говорило ему, что эту битву не выиграть, казалось, давно сложить оружие и сдаться... но не таков был Цинсюань! И едва узнав, что Се Ляня ждет новое назначение, он тут же произвел на свет новый план покорения "будущего парня". К несчастью Се Ляня, ему в этом плане отводилась ключевая роль.
- Нет, я еще не говорил с ним, я еще даже до него не добрался, - не прерывая разговора, он поднялся на ноги, закинул рюкзак на плечо и побрел по коридору. - Нет, я уже близко, просто небольшое происшестви... да нет же, я цел, все в порядке, не волнуйся ни о чем! И об этом не волнуйся, я позвоню в обед! Поздно? Ну... как только появится свободная минута. Да как ты это представляешь? Я же не могу только поздороваться и сразу бежать в туалет, это будет странно! Мы даже еще не знаем, как он отнесется к совместной работе! Сань Лан говорил, он... ну... не командный игрок. Ох... Ну и как мне это устроить?
Цинсюань, который был взволнован почище самого Се Ляня, тут же начал излагать новые подробности плана, но тут перед глазами возник заветный номер 401 и табличка с именем под ним.
- Я на месте. Отключаюсь! - прошипел Се Лянь в трубку и нажал на отбой, вздохнув с облегчением, от которого моментально стало неловко. Мотнув головой, он одернул полу клетчатой рубашки, поправил съехавшие на кончик носа очки, и постучал. А когда с той стороны двери послышалось невнятное мычание, сунулся внутрь.
- Можно? Сянь Лэ, кафедра экспериментальной физики. Мы будем работать вместе.
Он улыбался, вполне себе искренне. Новая работа да еще с толковым напарником - это всегда волнующе и приятно!

+1

3

- ...и выделенный сотрудник. Эм... Господин Хэ?
Сюань нехотя оторвался от блокнота, в котором самозабвенно писал, и вскинул глаза на директора.
- Что?
- Вы меня слушали вообще?
- Да?..
- Да?
- Первые пару минут...
- Господин Хэ...
- Вы хотите навязать мне кого-то из этих...
- Этих?
Хэ Сюань неопределенно взмахнул рукой, обозначая свое отношение к идее объединить в одну команду теоретика и экспериментатора и к экспериментальной кафедре в целом. Нет, по больше то части, они все делают одно дело, но... На разных уровнях. Сюаня вполне устраивает то, как оно есть сейчас: он выдает расчеты, а где-то там в подвалах института - он почему-то представляет это именно так, хотя в курсе, что кафедра экспериментальной физики находится вполне себе на 2-4 этажах соседнего корпуса - прикладные физики подтверждают - или опровергают, но чаще первое - его умозаключения. Красота. А главное - никакого лишнего трепа.
В идеале, Хэ Сюань вообще ни с кем бы не общался бы, но руководство упорно пытается его сосватать в какой-нибудь кросс-кафедральный проект. Поначалу они вообще хотели использовать его как эдакого фронтмена, лицо института и популяризатора науки для молодежи. Что и говорить, они облажались по полной программе - Хэ Сюань оказался социально провален. Он молчал на интервью, отказывался читать текст с листочка, а на вопросы абитуриентов вроде "что вы посоветуете молодому и амбициозному человеку, желающему внести свой вклад с науку?" отвечал "открыть хорошую лапшичную напротив кампуса университета". В общем, от идеи сделать его местным Хокингом быстро отказались. Но с упорством, достойным лучшего применения, продолжили совать главного теоретика в проекты с другими кафедрами. Самым жутким обещал быть кроссовер с инженерами-программистами - они буйные, все знают, что они буйные и напрочь лишены творческого мышления - но, как ни странно, с Хуа Чэном Сюань неожиданно спелся. Впрочем, тот у себя тоже считался крайне эксцентричным товарищем, так что тут, вероятно, минус на минус дал плюс. Хотя, теперь их, наверное, ни за что не поставят в один проект, крови они тогда попили всем, и начальству, и подчиненным.
Но кого сейчас намеревались выдать в качестве "помогатора", Сюань не особенно знал. Они называли имя, но оно ему ровным счетом ни о чем не сказало. Он не общается с коллегами, но в курсе всех сплетен. Просто потому, что у него хороший слух, а люди вокруг любят перемывать друг другу кости. Информация о том, кто чего с кем и сколько раз для Сюаня бесполезна, но его память, увы, не делает различий между полезной и бесполезной информацией. Довольно раздражающее свойство, к слову. Так вот, никаких интересных слухов о Сянь Лэ в арсенале Сюаня не было. Ничего, что могло бы помочь повергнуть его в бегство одним упоминанием. Жаль.
- Господин Хэ, сотрудничество между кафедрами является важно составляющей...
- Да, я понял. Можно я пойду?
Женщина из отдела кадров - или маркетинга, или продаж, или еще какого-то из этих малополезных рудиментов института - возмущенно оглянулась на ректора, но тот только обреченно махнул рукой, отпуская Хэ Сюаня восвояси.
Тот угрем прошмыгнул по коридорам и снова оказался в своем родном кабинете. Переезжать, даже временно, на кафедру прикладной физики, он отказался категорически. У него здесь свой кабинет. Он даже готов разрешить притащить в него какие-то небольшие приборы, если их будет недоставать. Только потом чтобы унесли. Или подарили ему. Тоже можно.
Хэ Сюань снова уткнулся в свой блокнот, так что от стука вздрогнул и, вспомнив, что сегодня он таки ждет гостей, буркнул что-то относительно-дружелюбное, способной сойти за "входите". Ну или хотя бы не сойти за "идите к черту".
- Да, мне сказали, - Сюань равнодушно оглядел вошедшего, поправил очки и откинулся на спинку кресла, - Хэ Сюань, кафедра теоретической физики. Вы здесь, чтобы экспериментально подтвердить мою теорию о возможном локальном присутствии темной материи в Солнечной Системе, за орбитой Сатурна. Я считаю возможным долгосрочное существование темной материи в рамках имеющихся там условий, но мне нужны экспериментальные данные.
Кивнул на стул напротив, бросил на стол увесистую папку.
- Здесь все расчеты.
Собственно, на этом Хэ Сюань считает необходимую коммуникацию оконченной. Вот выкладки, работай. Потом по задокументированным результатам Сюань внесет изменения, выдаст новые данные, и так далее.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/217991.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

+1

4

"Вот тебе расчеты" - и это все. Хорошо еще, что к работе не вернулся и смотрит терпеливо, но кажется, не терпится вернуться к делам.
А что ты ждал? Се Лянь, который все еще торчал из двери ровно наполовину, помрачнел. Похоже, насчет общительности его нового коллеги, Сань Лан не ошибся. Такое себе начало, хотя…
Хотя, бывало и хуже, быстро утешил он себя и все-таки протиснулся в кабинет, исподтишка обегая комнату взглядом. Хороший кабинет. Большой. Раз в восемь больше той каморки, в которой работал он сам. Не всегда, конечно, только в последнее время. После того, как в прошлом месяце в большом и светлом кабинете, выделенном ему ректором, в ходе эксперимента обрушился потолок, и пришлось срочно искать другой. Честно говоря, пострадал не он один, а целое крыло, так что переезд пришелся кстати. Да и «каморка» даже без окон, была как-то уютнее, а старый огромный кабинет все равно не подходил ему по статусу. Оборудование тоже можно было использовать местное, университетское. Даже хорошо, что ему новое купить не успели. После той кражи полгода назад на местах  остались только маркерные доски да пустые штативы. 
Се Лянь вздохнул. Хэ Сюань, очень строгий в своих тонких очках и черном костюме, выглядел как человек ужасно занятой и ценящий каждую минуту времени. И  всем своим видом давал понять, что отвлекаться на праздные разговоры не намерен. Но распоряжение ректора звучало предельно ясно.
«Университету требуется ваше плодотворное сотрудничество, а не то, что бывает у него обычно при попытках командной работы». И взгляд и тон ректора давали понять, что многое в дальнейшей карьере обоих зависит от того, как они справятся с этим заданием. И хотя при этом Цзюнь У улыбался как кинозвезда и доверительно похлопывал Се Ляня по плечу, а напоследок заверил, что если у кого и получится найти подход к «такому сложному парню» то только у него, легче задача от этого не становилась.
Ходили слухи, что в гневе Цзюнь У настоящий дьявол. Се Лянь радовался, что до сих пор удавалось каким-то чудом избегать его раздражения.
- Я знаком с вашей работой, - осторожно начал он.
Это вроде как само собой подразумевалось. Хэ Сюань и сам должен был понимать. Но надо же было, черт возьми, с чего-то начать!
- У меня уже есть пара идей, но они подразумевают привлечение в команду других членов. Астрофизика, как минимум.
Он полночи не спал, придумывая завязку для разговора, но как назло в голову ничего дельного не приходило. В любой другой ситуации, касавшейся любого другого человека в мире, Се Лянь вне всяких сомнений обратился бы к Цинсюаню, но сейчас так делать было нельзя. Себе дороже. Мало того, что речь о парне, к которому друг неровно дышит, так еще и основной конкурент в борьбе за финансирование - его брат. Нельзя живого человека в такое положение ставить.
Именно поэтому он выбрал другого консультанта. Не столь хорошо знакомого, зато весьма проницательного. Того, чьи советы и меткие наблюдения до сих пор приходились весьма кстати.
Се Лянь снова одернул мятую полу фланелевой рубашки и решительно сбросил с плеча рюкзак.
- У вас здесь есть кофеварка?

«Представляю, что он обо мне подумает», пронеслось в голове, но он решительно отбросил сомнения, выуживая из недр рюкзака бумажный пакет. В котором оказался еще один бумажный пакет, а в нем еще один — промасленный и еще горячий от купленных только что в университетском буфете булочек — ужасный дефицит и объект всеобщего страстного вожделения местных светил. Если бы не связи Сань Лана, нипочем бы Се Ляню их свежими не получить. И уж конечно, самому ему никогда не пришло бы в голову завалиться к чопорному Хэ Сюаню с мешком провианта.
- Один друг предупредил меня, что за работой вы часто забываете о еде. А я вот частенько не успеваю позавтракать.
Улыбка вышла то ли неловкая, то ли виноватая, он сам не определился, но запах еды щекотал ноздри очень приятно. И теперь, когда он уже начал, слова сами срывались с языка, обгоняя друг друга. Се Лянь немного путался от волнения, но все равно продолжал. Чтобы разговор сложился, нужно чтобы хотя бы одна из сторон стремилась его продвигать.
- Думаю, мы найдем немало общего, если постараемся, — оптимистично объявил он Хэ Сюаню, явно не разделявшему его энтузиазм. — Придется получше узнать друг друга, чтобы разработать лучший эксперимент. Ректор сказал, финансирование в этом году получит только один проект, и признаться, я немного нервничаю из-за конкурентов. Ши Уду, знаете ли, фигура в науке масштабная…. Так, где у вас кружки?
Он снова завертел головой, но на глаза, как назло, попадались только дипломы, доски и книги.

[icon]https://i.imgur.com/oz6X2vs.jpg[/icon]

+1

5

Хэ Сюань не то чтобы очень рассчитывал на то, что новоявленный напарник просто возьмет папку и уйдет, но в глубине души все же на это надеялся. Увы, тот хоть и сцапал папку, но совершенно не собирался покидать обитель Сюаня. Более того, еще и завел разговор, в котором, кажется, даже не надо было участвовать хозяину кабинета. Что определенно плюс, поскольку отвечать ему особо никто не собирается.
Разумеется, он знаком с работами Хэ Сюаня. С ними весь институт знаком, тем более кафедры физики. Смешно было бы, если бы он ни черта не знал, вот это было бы удивительно.
- Привлечения в... Куда?
Команда? С каких пор Хэ Сюань и выданный ему прикладной болванчик стали командой? Да еще и такой, куда непременно надо привлечь еще кого-то там. Сюань в ужасе от того, что ему придется работать с кем-то дуэтом, еще большего количества постоянно ошивающихся в его кабинете людей он уже не перенесет.
- Астрофизикам можно просто переслать выкладки на утверждение. Моей квалификации хватит, чтобы предположить, а вашей должно хватить, чтобы это доказать.
Нет, если этому Сянь Лэ так хочется связываться с астрофизиками, на здоровье. Они там тоже изрядно пришибленный на голову. Впрочем, тут вообще все кругом такие. Не Институт, а дурдом. Хэ Сюань начальству еще не простил оупен-офис в библиотеке, где раньше были такие уютные кабинетики для чтения.
- Там.
Кофеварка важная часть рабочего процесса, так что ей выделено почетное место в углу кабинета. По документам это чудо техники проходит как лабораторное оборудование - просто потому, что стоит шедевр кофеварения вполне себе на уровне сложных приборов - и Сюань даже сумел провести по документам её регулярный техосмотр. При необходимости он может быть невыносимым крючкотвором, которому проще все отдать, чем объяснить, почему так нельзя.
А вот извлеченный из рюкзака пакет уже вызвал у хозяина кабинета живой интерес. Просто так никто ничего не носит в бумажных пакетах, знаете ли, а если носит, то чаще всего это еда. Обычно вкусная. Обычно выпечка. Выпечку Сюань любит. Да и вообще еду, с ней у физика сложные отношения, заключающиеся в том, что он может забывать поесть несколько дней подряд, а потом жрет все, что не прибито в количествах, заставляющих всерьез рассматривать вариант существования антиматерии внутри одного отдельно взятого живого организма. Иначе совершенно неясно, куда там это все аннигилируется, поскольку при рационе роты солдат выглядит Хэ Сюань все еще как человек, сбежавший из концлагеря.
Учуяв запах сдобы, Сюань потянул носом, почти по-звериному принюхиваясь, и не моргая уставился на пакет в руках новоявленного коллеги. Булочки. Булочки с заварным кремом из столовой. Их пекут только утром и раскупают примерно за три секунды. Хэ Сюань на них не попадает, поскольку во-первых, он ночное животное и появляется на работе куда позже, а во-вторых, ни под каким видом не полезет в толпу, даже за очень вкусной едой - даже, если это будет вопрос жизни и смерти, если честно. Во время работы над проектом с Хуа Чэном, тот эти булочки Сюаню регулярно таскал, чем подсадил на них и вынудил страдать в дальнейшем.
Сволочь.
- Ши У Ду дилетант. Единственное, что он умеет - пудрить мозги начальству и продавать свои бездарные проекты.
Если большинство коллег Хэ Сюань просто игнорирует и не признает за разумную жизнь, то с Ши У Ду у них открытая вражда. Пронырливая сволочь неоднократно уводил финансирование у проектов Сюаня, чем заработал себе звание личного врага и конченной мрази. При всей его научной бесполезности, ушлый гад как никто умеет убеждать в коммерческой успешности своих работ. Хэ Сюань так не умеет, он не умеет разговаривать с дебилами, да и не горит желанием учиться.
- Если моя гипотеза подтвердится, это будет громкое событие.
Выдвинул ящик стола, достал оттуда пару кружек разной степени мытости. Оттуда ничего не смотрит, значит, чистая. Кружек у Сюаня много. Точное количество он не знает, периодически какие-то бьются, какие-то он находит. А когда не находит, покупает новую и она присоединяется к великой кружечной миграции по кабинету и прилегающим территориям. Хэ Сюань бывает крайне рассеян, так что его чай запросто может оказаться на краю цветочного горшка в коридоре. Или на капоте чьей-то машины.
- Людям нравится космос. Ведь нравится?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/217991.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

+1

6

- Конечно, нравится! - с энтузиазмом подтвердил Се Лянь, просияв, подхватил кружки и направился с ними к кофеварке. - Космос - это увлечение на любой вкус. И наука, и загадка и будоражащие тайны прошлого и будущего. И даже романтика! А темная материя для многих еще и повод пощекотать нервы!
Один вопрос, всего один вопрос, какой-то неуверенный в устах непреклонного ученого, вывел их разговор на совершенно новый уровень. Хэ Сюань не просто утверждал, а спрашивал его мнения! И пусть по сути это никак не касалось эксперимента, все-таки он сделал первый крошечный шаг к сотрудничеству, к работе в команде. А не вот это, которое было вначале: "бери мои бумажки и сделай, чтобы работало".
Нет, вообще-то в этом ничего плохого нет, соглашался Се Лянь, немного неуверенно разглядывая блестящую боками кофеварку. Ну не было у него своей. То есть была, конечно, но не такая. Капельная, старая-старая, пытавшаяся умереть не менее двадцати раз и неизменно восстававшая из мертвых под властной рукой Фэн Синя. Хотя в последнее время, Се Лянь и ее почти не трогал. С тех пор, как Цинсюань однажды отведал его кофе, исплевался и сказал, что отныне эту отраву пить запрещено, и он сам будет приносить кофе по утрам. Се Лянь оправдывал старушку как мог, но после того, как ей побрезговали даже воры, которые обнесли кабинет, вынужден был признать, что бедняге пора на пенсию.
Кто бы мог подумать, что кофеварки бывают такими сложными! Он оглянулся на Хэ Сюаня, но так и не осмелился спросить. Будь у него смартфон вместо кнопочной звонилки, он бы, пожалуй, решился украдкой заглянуть в гугл - узнать, как работает эта шайтан-машина. Ну... ничего. Он работает на высокоэнергетических установках, с кофеваркой как-нибудь справится... вот только эту баночку, которая, тут, похоже, вместо зерен, нужно открыть и вылить или совать прямо так?
- Насчет астрофизиков, - он пожевал губу, рука с капсулой нерешительно повисла в воздухе, - я предполагал такой ответ, поэтому и сказал, что у меня несколько вариантов. Я могу получить необходимые данные сам после предварительных вычислений. Но я уверен, множество вопросов возникнет в процессе... например, мне нужно знать, какой теории частиц, в составе темной материи вы придерживаетесь и насколько тверды в своем убеждении. То есть будет ли приемлемым проверить другую теорию при несостоятельности текущей. И... много чего еще.
Он неопределенно взмахнул рукой, подтолкнул упирающуюся пластиковую баночку в гнездо, мысленно взмолился, и повернул ручку кофеварки. Прямо сейчас в глазах Хэ Сюаня он точно выглядит дилетантом похуже Ши Уду. Максимум потянет на лаборанта, да и то... Лаборант, по крайней мере, сумеет сварить кофе. Се Лянь даже хихикнул - дилетантом он выглядеть не боялся, времена, когда гордыня была главным его грехом, остались далеко позади. Но перед ним все еще стояла задача - очень важная, очень серьезная. Ему нужно было втянуть этого мрачного типа в совместную работу - только тогда они получат статус совместного проекта двух кафедр, только тогда у их исследования будет шанс получить финансирование.
А вот насчет Ши Уду в одном Хэ Сюань прав. Он и правда из тех, кто выбьет миллионы даже на подтверждение существования гравитации.
- Не помешала бы нам такая деловая хватка, - пробормотал Се Лянь на свои же мысли. И добавил громче: - Вообще, для эффективного сотрудничества, нам нужно лучше узнать друг друга. Например... почему вы решили изучать темную материю?
Он хотел еще что-то добавить, но тут кофеварка издала громкое фырканье и выплюнула густое облако пара. Се Лянь едва успел отскочить в сторону.
- Это... так и должно быть? Она всегда так делает?

[icon]https://i.imgur.com/oz6X2vs.jpg[/icon]

+1

7

- Хорошо.
Сюань не совсем уверен в своих познаниях касательно того, что нравится людям. Ну, обычным людям. Сам то он, разумеется, любит космос, но для него это объект изучения, идея-фикс, то, куда направлены все его мысли. Что там в нем видят остальные, для Хэ Сюаня загадка. Он изучает физику и космос в частности почти всю свою жизнь, и не может сказать, что знает его хоть сколько-нибудь хорошо. А обыватели не знают и этого, как можно любить то, о чем не имеешь представления? Сложно.
Пока новоиспеченный напарник маловнятно гарцевал возле кофемашины - то ли выбирал, какой хочет кофе, то ли шут его знает чем еще занимался - Сюань как ищейка обнюхивал оставленный на столе пакет с выпечкой, отчаянно делая вид, что ему совершенно неинтересно его содержимое. Это совершенно точно булочки из столовой. Этот запах ни с чем не спутать. Пользуясь тем, что Сянь Лэ вовсю боролся с кофемашиной - она профессиональная, там минимум инструкций и максимум функционала, так что он далеко не одинок в своей растерянности перед ликом технического прогресса в пищевой промышленности - Хэ Сюань как бы невзначай двумя пальцами придвинул к себе пакет и воодушевленно зашуршал им.
- Я правильно понимаю, что ты предлагаешь добавить в команду астрофизика?
Последнее слово Хэ Сюань произнес таким тоном, будто ему предложили сделать что-то крайне отвратительное - вылить на себя ведро помоев или облизнуть слизня, например. Дело не в астрофизиках как таковых, они, в первую очередь, все же физики - а уже во вторую пересмотрели в детстве "звездные войны" и теперь ежедневно переживают глубочайшее разочарование от профессии - а просто в самом факте расширения их команды аж до трех человек. Это ровно в три раза больше, чем является комфортным для Сюаня, так что он закономерно сопротивляется.
- Темная материя малоизученная и перспективная область.
Многие, кто пытался работать в этом направлении, в итоге отошли от это темы. В основном потому, что антиматерия на данный момент все еще неуловима и эфемерна, работать с чем-то, чье существование все еще является во многом теоретизацией, не так то просто. Немало ученых попросту потратили годы жизни, так и не продвинувшись в своих исследованиях, что закономерно привело к разочарованию в темной материи как таковой. Хэ Сюаня это не пугает. Его амбициозность началась и закончилась где-то на заре научной карьеры, когда его довольно быстро и жестко приземлили на грешную землю. Что ж, теперь он посвятил себя науке и все это мирское, включая амбиции, ему до лампочки. Он хочет внести вклад в науку ради самой науки, а не какого-то там общественного признания. Плевал он на общество.
Когда Сянь Лэ подпрыгнул, Сюань непроизвольно тоже дернулся, спешно делая вид, что это вообще не он там только что что-то точил из пакета.
- Это капучинатор. Он вспенивает молоко, - вздохнул, доставая из кармана телефон, - Просто поставь кружку.
Да, этой штукой можно управлять из приложения. 21 век, Китай, ведущий научный Институт страны, в конце то концов. Откровенно говоря, учитывая стоимость этой кофемашины, она должна кофе не только варить, но и подавать самостоятельно. И колыбельные на ночь петь. И одеялком накрывать.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/217991.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

+1

8

- О! —​ Се Лянь недоверчиво оглянулся: по лицу было не похоже, что Хэ Сюань шутит.
Честно говоря, судя по этому лицу его обладатель вообще не был знаком с концепцией шутки, и хотя выводы делать было рано, он покладисто опустил кружку на подставку и отодвинулся, поглядывая на напарника.
«Напарник! Отлично звучит». По правде сказать, несмотря на пару весьма удачных работ, в команду с ним в последнее время объединяться не спешили. Даже начинающие ученые. Даже аспиранты…​ Но он не унывал. Цинсюань всегда готов прийти на помощь, Сань Лан многообещающе заявил «только скажи, что тебе нужно и у тебя это будет». В последнее самонадеянное заявление он, конечно, не верил, даже дурачку без кандидатской было ясно, что ляпнуто для красного словца, но сама готовность помочь дорогого стоило. К тому же, этот молодой человек (по правде сказать, при первой встрече Се Лянь и вовсе принял его за студента) до сих пор ухитрялся оказываться рядом в самых отчаянных ситуациях —​ и очень скоро выходило, что трудности оказываются преодолимыми, а проблемы рассасываются будто сами собой. Се Лянь, конечно, закон больших чисел знал, но все равно полагал это крайне удачным совпадением. И втайне от всех (возможно даже от себя, той своей части, которой были чужды суеверия) считал Сань Лана чем-то вроде своего талисмана.
Вот, кстати! Опять его совет пришелся кстати!
- Ешь скорее, остынет же, —​ подбодрил он, едва подметил​ крайне заинтересованный взгляд. Хэ Сюань перешел на «ты», и раз так, Се Лянь решил, что ему можно тоже. Сам же только что говорил, что нужно узнать друг друга получше, и вот шанс.
Когда он снова повернулся к кофеварке, кружка уже дымилась кофе. Се Лянь два раза моргнул и быстро-быстро заменил ее на пустую и на этот раз проследил, как она наполняется с подачи Хэ Сюаня едва тронувшего что-то в своем телефоне.
- Впечатляюще! —​ выдохнул он вполне искренне.
Нет, оборудованная по последнему слову техники лаборатория —​ не новость для него, но одно дело техника для работы, другое дело —​ вот такие очаровательные бытовые мелочи. У него, к примеру, стиральная машина появилась недавно, когда кто-то с его этажа прикупил новую, а старую так и бросил на лестничной клетке. Старушка оказалась сломанной, но его новый друг краем уха услышал, как он рассказывал об этом Цинсюаню, полчаса покопался в ее внутренностях и —​ вуаля! —​ добро пожаловать в двадцать первый век, Се Лянь.
- Я не то чтобы настаиваю на астрофизике, —​ задумчиво протянул он, наконец-то возвращаясь к основному предмету беседы.
Кружку посимпатичнее и почище на свой взгляд, он опустил перед Хэ Сюанем, вторую оставил себе и осторожно отхлебнул с краю. Оказалось горячо. Так горячо, что на глаза навернулись слезы, и ужасно захотелось высунуть язык —​ охладить. Желание это он поборол, сморгнул влажные капли и улыбнулся виновато:
- Моя кофеварка никогда не варит такой горячий, теплый —​ и то хорошо…
Он выловил из пакета одну булочку —​ для себя и примостился на угол свободного стула.​
-​ Я подумал, что наличие астрофизика в команде обеспечит нам его заинтересованность и пресечь попытки перетянуть одеяло на себя. Ну знаешь, отдам этим, что просят, а сам копну еще рядом, —​ Се Лянь замялся, чувствуя себя неловко от высказанных подозрений, хотя никого конкретного не обвинял и у них даже потенциальной кандидатуры для подозрений не было, а прецеденты действительно бывали. - Если не будет человека, можно воспользоваться готовыми данными или передать координаты для проверки, когда будут готовы расчеты. И то и другое вполне приемлемо, но только заинтересованный член команды​ может проявить живое участие.​
Се Лянь впился зубами в булочку —​ вкусно. Да так, что аж в животе забурчало от удовольствия.
- Но как я уже и говорил, я могу взять взаимодействие с остальными на себя. Главное, чтобы мы поняли друг друга и поладили!

[icon]https://i.imgur.com/oz6X2vs.jpg[/icon]

+1

9

Восторги Сянь Лэ от кофеварки Сюань оценил, но никак не прокомментировал. В конце концов, он себе выбивал эту чудо-машину не для того, чтобы хвастаться – ему вообще такие вещи чужды – а чтобы потреблять кофеин в промышленных масштабах и при этом не испытывать тошноту. Разные способы заваривания чуть меняют вкус, так что если от дюжины американо хочется сдохнуть, предварительно от души проблевавшись, то если разбавить их каким-нибудь легкомысленным капучино с сиропом, создается впечатление, что ты вовсе не кофеиновый наркоман, а вполне себе гурман.
Полученную кружку Хэ Сюань придвинул ближе, продолжив шуршать бумажным пакетом, раз уж ему дали на это добро. Не то чтобы оно ему было необходимо, но тем не менее. В мировом порядке, как его себе представляет Сюань, вся пища, оказавшаяся в его кабинете, автоматически принадлежит ему и подлежит немедленному поеданию. Ну, в крайнем случае, перемещению в хранилище для еды – ящик стола – для дальнейшего употребления в спокойной обстановке. Зайти к физику с чем-то съестным в руках и не поделиться – а лучше оставить все, спасибо – есть верный путь заработать себе тихого, но коварного врага в его лице. Жрите снаружи, в конце концов.
Вероятно – да точно, на самом деле – сложные отношения с едой являются результатом серьезного расстройства пищевого поведения, случившегося у Хэ Сюаня еще в студенчестве, но сам он на эту тему не распространяется, а любые попытки расспрашивать воспринимает как оскорбление. Что закономерно не добавляет ему очков в социальном плане, но он на работу и не дружить ходит.
Собственно, он не очень понимает, что так отчаянно старается Сянь Лэ. Команда проекта утверждена, они будут работать вместе, даже если оба будут против. Заменить кого-то будет непросто, руководство Института пойдет на подобное только в самом крайнем случае. Например, если кто-то из них с Сянь Лэ кого-нибудь убьют. Друг друга, допустим. Там проблема сама собой решится.
- Как будто астрофизик не станет этого делать прямо в проекте…
Астрофизика это такая сильно младшая сестра физики, у нее на данный момент очень мало собственных инструментов и она фактически паразитирует на старшей сестре. Чаще всего пищу подкидывают как раз теоретики, но большую часть времени астрофизики по сути сморят на небо в надежде, что там случится что-нибудь интересное. Посему тянуть на себя одеяло – пожалуй единственный способ как-то поучаствовать в серьезной науке. Хэ Сюань не шибко амбициозен, он не горит желанием светить лицом на обложках научпопа и давать интервью, но и присваивать свои наработки никому не позволит.
- Не знаю, как твой, а мой контракт на проект подписан. Нам не обязательно ладить. Достаточно не пытаться прикончить лабораторным оборудованием, - с глубокомысленным видом засунул в рот остаток булочки, не спеша прожевал, - Да, коммуникации с другими на тебе. Я не хочу на это отвлекаться. Астрофизик, так астрофизик. Главное пусть не маячит здесь, не люблю этого.
Отхлебнул кофе и широким жестом указал на экспериментальную площадку, оборудованную в углу кабинета. Она, конечно, уступает общедоступным в Институте, но все еще в состоянии обеспечить большую часть потребностей теоретика. Хотя, у многих все еще остаются вопросы, на черта не прикладной кафедре на балансе вот это вот все, но руководитель кафедры предпочитает лишний раз не трогать Хэ Сюаня. Тот злопамятен, как последняя сволочь.
- Мои расчеты у тебя есть. Мощности к твоим услугам. Если здесь не хватит, у меня приоритетный допуск в лабораторию кафедры. Ко мне есть вопросы?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/217991.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

+1

10

В общем-то, все ожидаемо. Ши Уду поступил бы так же, подумал Се Лянь и тут же покосился на Хэ Сюаня - вдруг прочел мысли? Как истинные конкуренты эти двое ненавидели друг друга, но когда доходило до работы, оба предпочитали сбросить самое интересное на других. Правда было одно важное различие. Ши Уду не оставлял все на самотек: в своей шахматной партии он подбирал лично каждую пешку и каждый процесс контролировал сам. Хэ Сюань же похоже считал, что разработка теории - единственная его обязанность, а все остальное пусть делают те, кому это положено по должности. Все равно кто. Все равно как. Он умыл руки.
И хотя Се Лянь в свои силы очень верил, а Хэ Сюань в такой трактовке в целом был прав, был еще один нюанс.
- М-мм... Ты видимо, плохо меня знаешь, да? Я объясню, - протянул он глубокомысленно, но вместо объяснения отпил из бурой - то ли в силу цвета, то ли просто давно не мыли - кружки глоток вкуснейшего и очень крепкого кофе, совсем не такого как в его кофеварке. Хотя из его кофеварки тоже ничего, не такой горький хотя бы... Ох, блин, разве кофе должен быть такой горький?! - Видишь ли, у меня в университете определенная репутация.
Се Лянь улыбнулся - это было неловко объяснять словами. Ну, самому. А он-то думал, что давно пережил это, и смущаться уже не будет. И наверное, это было справедливо. Во всяком случае, он ничуть не раздражался, когда какой-нибудь химик, которого он даже не знал, окликал его доктором Рукожоповым. Но объяснять причину всеобщих насмешек человеку, который вроде как доверил тебе свое детище - под давлением ректората, но все же - это совершенно другое дело!
- Не очень хорошая, - выдохнул он, неопределенно покачав головой из стороны в сторону. - По правде сказать, меня три раза увольняли из университета.
Да, все не так просто. Да, были особые обстоятельства. Только вот говорить об обстоятельствах не очень-то хочется. Лучше уж пусть Хэ Сюань думает, что... Се Лянь покосился на коллегу. Тот жевал булочку с кремом с видом ребенка, которому перепала вкусняшка за просто так. Незаметно, чтобы его так уж сильно взволновала тема увольнений. Хотя, может, это только пока он не осознал, насколько все плохо? Но в любом случае, если захочет узнать, узнает из сплетен у кулера. А сам Се Лянь не собирается терять время, пересказывая все на свете. Хотя бы, пока сам не спрашивает. Да и что тут рассказывать?
"Ну участвовал в запрещенном митинге, ну получил условный срок за... за убийство в целях самообороны. Подумаешь..." Нет, не выходит. Цинсюаню про это самое убийство удавалось говорить с какой-то небрежной легкостью. Мол, ну убил, ну что теперь, самому убиться? У Се Ляня пока не выходило.
И словно опомнившись, на столе заерзал, закричал Моцартом телефон. Се Ляню не нужно было смотреть на экранчик, чтобы понять, кто звонит.
- Я занят пока! Перезвоню! - выпалил он, и чтобы не показаться грубым добавил: - Извини.
И еще раз:
- Извини, - уже Хэ Сюаню. - Так вот, увольнения... И еще мою лабораторию обокрали. Недавно. И...
Он сглотнул, переводя дыхание и добавил еще тише и мягче, словно готовя подушку безопасности для таких новостей:
- И, возможно, несколько моих экспериментов закончились немного катастрофически... Но некоторые из них все равно успешные.
Он закусил губу.
- В общем, я это к чему. Ты понадобишься мне хотя бы для установки всех необходимых связей. Со мной никто не согласится работать... - он развел было руками, а потом просиял:  - Кроме инженера, который соберет детектор. Инженер у меня есть! Ты его даже знаешь!

[icon]https://i.imgur.com/oz6X2vs.jpg[/icon]

+1

11

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/217991.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

Хэ Сюань лениво потягивал кофе, флегматично зыркая на разоткровенничавшегося – перед малознакомым человеком, странно, но он вообще явно из тех, кто в первое знакомство расскажет о себе больше, чем ты хочешь знать – собеседника. Признания об увольнениях на него не произвели эффект, которого явно ожидал Сянь Лэ. Вероятно, предполагалось, что он должен был ужаснуться, схватиться за сердце, убежать на кафедру возмущаться, что ему подсунули черт пойми что вместо прикладного физика, или что-то в этом роде. Но Сюань только апатично дернул плечом в намеке на пожимание, прихлебывая из кружки и сделал мысленную пометку хорошенько покопаться в биографии новоявленного напарника. Там явно все было куда увлекательнее, чем ему изначально показалось.
Хотя, там же рядом крутится Хуа Чэн, разумеется, там есть что-то интересное, этот жук никогда ничего не делает просто так.
- И что? – саркастично вскинул бровь, глядя на Сянь Лэ как взрослый на ребенка, разводящего драму из-за какой-то малозначимой ерунды, - Меня не интересует, сколько раз тебя увольняли, пока количество твоих приемов на один больше.
Если уж говорить о репутации, то согласно ей, Хэ Сюань должен был с особой жестокостью убить Сянь Лэ, едва тот переступил порог кабинета, а потом его то ли сожрать, то ли принести в жертву Сатане – этот плакат на стене репродукция из древнего трактата по философии, матери всех наук, чтобы не забывать, откуда есть пошла физика, но окружающие почему-то считают это какой-то сектантской иконой, а Сюань не то чтобы спешит их разубеждать, подобная репутация его вполне устраивает – но вот они сидят и попивают кофеек, вполне себе мирно. Сюань даже почти готов сотрудничать с астрофизком, что для него тот еще подвиг.
- Если ты рассчитываешь на меня в качестве связей с общественностью, то я тебя разочарую. Со мной тоже не горят желанием работать, - и это взаимно, к слову говоря, по большей части все же именно Сюань не хочет ни с кем работать, - Руководство поэтому и назначило тебя в добровольно-принудительном порядке. Желающих была, прямо скажем, не очередь.
Хэ Сюань показательно вздохнул. Ну, с Хуа Чэном он и сам связаться в состоянии. Другое дело, что его тот вполне может и послать куда подальше. Если с Сянь Лэ такого не происходит, тем лучше.
- Меня не колышет, сколько оборудования ты попортишь в процессе. Меня интересует результат.
В конце концов, Сюаня интересует доказательство или опровержение его теории, а все остальное это мирское, с этим пусть разбирается Институт. У них для таких случаев там целый штат дармоедов, вот пусть и закупают расходники, обеспечивают лаборатории и все такое.
- Если с этим мы разобрались, предлагаю приступить к работе.
В целом, они даже неплохо сработались. Сянь Лэ не сильно мешал, точно выполнял указания, грамотно подключался в важных вопросах касательно экспериментального наполнения работы, варил по утрам кофе и носил булочки, чем определенно заслужил себе какое-никакое расположение Сюаня. Разве что периодически пытался болтать на отвлеченные темы, но быстро сдувался, не находя отклика. Приведенный им астрофизик, Цинсюань, оказался в этом вопросе куда хуже. Парень с первой секунды не затыкался ни на минуту, перепрыгивая с темы на тему так стремительно, что Сюань попросту за ним не успевал, намертво зависая в попытке понять, как так вышло, что с обсуждения рабочих вопросов они переключились на рассказ о том, как сосед бабули астрофизика воровал у нее сливы. И чем там в итоге закончилась история про собаку, забравшуюся на чердак дома этой самой бабули?! К счастью, на диалоге никто не настаивал, так что в какой-то момент Цинсюаня можно было воспринимать как радио, редких угуканий ему вполне хватало, чтобы считать свой монолог общением и продолжать болтать. Поначалу это Хэ Сюаня ужасало, он буквально прятался от словоохотливого астрофизика по углам, сбегал из кабинета и прикидывался ветошью. Помогало слабо, у Цинсюаня обнаружился дар ищейки, благодаря которому он умудрялся находить физика где угодно, продолжая вещать так, будто их разговор и не прерывался и Сюань совсем не ныкался полтора часа в кустах внутреннего дворика Института, делая вид, что у него тут пикничок.
Из позитивного – как астрофизик Цинсюань был не безнадежен, пару здравых идей он привнес. А еще он привнес кучу вкусной еды, которую заказывал, кажется, со всего города, расширяя гастрономический кругозор Хэ Сюаня. Тушеная капуста – гадость, британский пудинг вкусный, а вот мясное желе из русского ресторана внезапно оказалось очень классным, хоть Цинсюаня и Сянь Лэ от него чуть не вырвало. Сюаню больше досталось.
Первичные наработки нужно было защитить на комиссии, гранты не выдаются просто так. Уровень коммуникативных навыков Хэ Сюаня все еще болтался в районе плинтуса, а Сянь Лэ при публичных выступлениях начинал маловнятно блеять и путаться в данных, так что представителем решено было сделать Цинсюаня. Его болтливость наконец должна была послужить человечеству. Презентацию официально делал Сянь Лэ, но по факту, вероятнее всего, склепал Хуа Чэн, что Сюаня тоже устраивало. Ровно до слайда с представлением участников команды.
Хэ Сюань замер, буравя взглядом экран ноутбука. Был уже вечер, так что по сути работу они закончили, но в углу все еще боролся с розеткой – у него даже телефон зарядить целое приключение – Сянь Лэ.
- У меня один вопрос…
Нет, он сам конечно идиот, что не посмотрел личное дело, но попросту не ждал такого подвоха. Сюань пару раз медленно вдохнул и выдохнул, а потом повернул ноутбук экраном к Сянь Лэ.
- Какого черта ты не сказал, что твой астрофизик родной брат Ши У Ду?!

+1

12

Хэ Сюаня оказалось не так уж просто напугать - как и говорил Сань Лан. Вот зря Се Лянь ему не верил. Он не только увольнений не испугался, но и катастроф в перспективе, и даже не поморщился, когда услышал, что с его новым партнером большая часть универа работать наотрез отказалась, несмотря на несколько отмеченных работ в анамнезе.
С ним вообще оказалось удобно - главное, не рассчитывать на слишком активное участие в диалоге. Но Се Лянь, который вот уже пять лет занимался своими экспериментами один, совершенно из-за этого не парился. Он сам себе был отличным собеседником. А Хэ Сюань, к его чести, бесконечный монолог никогда не перебивал. Ну, почти никогда, разве что ему действительно было, что добавить. Например, "у тебя рукав горит" или "эксперимент отличный, но ты две строчки расчетов пропустил". В целом, ценные замечания.
А потом к ним присоединился Цинсюань - ну, конечно, его лучший друг Цинсюань, всегда сиящий, всегда в прекрасном расположении духа и самом красивом белом халате из всех, что Се Лянь когда-либо видел. Цинсюань, который вообще-то был поэтом звездного неба, но на самом деле знал все обо всем и охотно этими знаниями делился. Се Лянь не уставал мечтать, как он воплотит свое давнишнее обещание и вытащит их с Хэ Сюанем куда-нибудь втроем. В такое место, куда Се Лянь обычно соваться стеснялся, а Хэ Сюань... ну... что-то подсказывало, что он тоже в люди выбирается нечасто.
Хотя, конечно, жизнь, которую привносил Цинсюань в их тройственный союз, была не единственным плюсом его присутствия. Он ведь и правда был толковым астрофизиком, самым талантливым, на взгляд Се Ляня, еще и потому, что в работе не позволял себе застревать в предрассудках и готов был к любым экспериментам, допускал все вероятности, проверял каждую гипотезу. Прибавьте к этому неутомимость - абсолютную в присутствии Хэ Сюаня. В общем, не сотрудник, а золото, еще бы не опаздывал по утрам. Но утром у них и так всегда было, чем заняться.
- Вопрос? - Се Лянь отозвался охотно, тут же отбрасывая в сторону мертвый телефон и бесполезный зарядник.
На сегодня пришлось признать поражение, ну не работает это гнездо, опять не работает, проще выкинуть трубку и купить новую. Двести рублей красная цена такому динозавру. Да и все равно ему никто не звонит. Кроме Сань Лана, но тот и через Хэ Сюаня отлично на него выходит. А то и сам забегать не ленится.
- О, он тут хорошо вышел, да? - Цинсюань на слайде сиял, как сама весна, Сань Лан умел выбирать фотки. И Се Лянь был не против чуть-чуть поддержать друга, организовав ему достойную рекламу. - Кстати, что там с той собакой с чердака, они ее оставили? Я вчера не дослушал и весь день волнова...
...и тут Хэ Сюань закончил.
- А! - глубокомысленно выдохнул Се Лянь. - Ну. Я не подумал, что это важно.
Он облизнулся - губы от вранья пересыхали быстро. Вообще-то он как раз думал, что это важно. Что это настолько важно для Хэ Сюаня, который разве что не помешался на соперничестве с Ши Уду, что тот никогда не возьмет вражьего родственника в команду. А Се Лянь никогда не сможет ему объяснить, почему вражий родственник заслуживает доверия. Да, вот так. Он, экспериментатор по профессии не может привести объективные доказательства простейшей гипотезы. "Да он в тебя втрескался по самые помидоры!" - это же не аргумент для серьезного ученого.
- Ну и... это же очевидно. Он представился, когда пришел. И потом еще несколько раз - тебе лично. Он даже когда сам с собой говорит, всегда обращается полным именем: "Ши Цинсюань, ты - красавчик!", помнишь? Ты вот много знаешь ученых в универе с фамилией "Ши"?

[icon]https://i.imgur.com/oz6X2vs.jpg[/icon]

+1

13

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/217991.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

Ладно, Хэ Сюань допускает, что он невнимателен. Ужасающе, кошмарно невнимателен к окружающим просто потому, что он, знаете ли, и не стремится к иному. Его социофобия уже переросла ту стадию, когда она была проблемой самого Сюаня, и начала становиться проблемой исключительно окружающих. Он запомнил имя астрофизика – не сразу, долгое время тот был «эй ты» и «принцесса» по причине ношения странного для мужчины количества украшений, которые при этом еще и выглядели на нем пугающе органично – но вот фамилию как-то постоянно пропускал мимо ушей. Что странно, учитывая, что та аналогична фамилии его злейшего врага, ожидаемо было сделать стойку даже рефлекторно. Сюань сам не очень понял, как так вышло, но при попытке вспомнить, в какой же момент он так оплошал в памяти всплывали только легкомысленные чужие фразы вроде «зови меня просто Цинсюань, или как тебе нравится, я вот буду тебя звать Хэ-сюн, ты не против, Хэ-сюн?» или «принцесса мне даже нравится, у нас здесь и страшный дракон в наличии, не работа, а сказка».
Если Цинсюань и представлялся полным именем – в чем Сюань немного сомневается, не мог он в самом деле быть настолько беспечен – то делал это только в самом начале, потом тактично отбросив фамилию. А Хэ Сюань поначалу его не очень то воспринимал, так что болтать он там мог что угодно, тем более сам с собой, физик, откровенно говоря, не вслушивался. Гаденыш прекрасно осознавал, что узнай Хэ Сюань об их родстве с Ши У Ду, Цинсюань вылетел бы из проекта как пробка от шампанского. Даже руководство не смогло бы заставить Сюаня работать с тем, с кем он категорически не хочет, а учитывая его ведущую роль в исследовании, им было бы проще заменить астрофизика, чем потерять основной мозг проекта.
- Не думал, что важно?
Будь Хэ Сюань какой-то ядовитой тварью, его яд бы сейчас потек изо рта прямо на пол, заливая пол кабинета. Его голосом можно было резать бетон и в процессе получить смертельное обморожение.
- В мой проект пробрался кровный родственник человека, который лишил финансирования три моих перспективных проекта, после чего исследования в моих областях провели другие исследовательские институты, в других странах, а один проект потом был номинирован на нобелевскую премию…  И ты не подумал, что это важно?
Хэ Сюань вообще не фанат давления над людьми в самом примитивном физиологическом смысле, хотя роста у него для этого хватает - не очень то хватает ширины, его тщедушное тулово обычно не выглядит угрожающе, особенно учитывая сутулость – однако сейчас он медленно выползал из-за стола, расправляя плечи и будто бы увеличиваясь в размерах, как расправляющая капюшон кобра.
- Эта чертова семейка решила на этот раз не просто завернуть мой проект, но развалить его изнутри? И ты… - указательный палец почти уперся в лоб Сянь Лэ, - Ты, сволочь, об этом знал. Ты привел его. Ты с ним заодно.
Сюань также не сторонник рукоприкладства. Он интеллигентный мужчина, ученый, решать проблемы кулаками это средневековая дикость и недостойно современного человека. Но в данном конкретном случае вдарить хотелось очень сильно. Останавливала мысль о том, что это не пойдет ему на пользу. Драка в стенах Института вряд ли добавит ему очков на завтрашнем рассмотрении проекта.
Может Ши У Ду этого и добивается? Хэ Сюань закатывает истерику, устраивает драку и его исследование не финансируют. Что ж, это означает, что его воспринимают как серьезного конкурента. Если это вызов, Сюань его принимает.
Обидно, что помимо всего прочего, Сянь Лэ рекомендовал Хуа Чэн, а того Хэ Сюань наивно считал если не другом, то кем-то максимально близким к тому. Что ж, вот и ценный жизненный урок – в банке с пауками друзей не ищут.
- Пошел вон, - Хэ Сюань отошел обратно к столу, опуская плечи и возвращай лицу нейтральное выражение, - На правах руководителя проекта, я исключаю и тебя, и этого… Ши Цинсюаня. Завтра на защите чтобы духу вашего не было.
Он слабо представляет, как будет сам презентовать чертово исследование, но это дело десятое. Как-нибудь уж сможет. В конце концов, у него даже есть презентация, может все будут смотреть на нее, она красивая.

+1

14

Се Лянь и не знал, что его напарник может быть таким угрожающим. Точнее, знал, Сань Лан рассказывал, что даже институтские статусом повыше опасаются вызывать его на открытый конфликт... но слышать одно, а видеть - совсем другое! Внезапно оказалось, что Хэ Сюань выше - намного! - и шире в плечах и, нависая над тобой с угрожающим видом, выглядит точь-в-точь, как смерть с косой. Если бы смерть носила очки и элегантный черный костюм и подумывала приложить тебя восьмитерабайтным ноутбуком.
Се Лянь вздернул подбородок и нахмурился. Он не отвечал, пока Хэ Сюань высказывал ему за неосмотрительность: его раздражение было весьма предсказуемым. И Се Лянь, конечно, мечтал, что к моменту раскрытия братьев Ши, они втроем окажутся слишком дружны, чтобы Хэ Сюаню хотелось развалить команду, но всерьез на это не рассчитывал. Он не очень любил сталкиваться с чужим гневом, но в случаях, когда гнев заслужен, куда уж тут деваться? Держи удар.
Так что Се Лянь даже как-то расслабился услышав заветное "пошел вон!" Свершилось. Больше можно не опасаться быть раскрытым. Все равно лицемер из него никудышный. Теперь остается только защитить их общее дело от них же самих. Сущая мелочь. И вместо того, чтобы выйти за дверь, как просили, или по крайней мере, направиться собирать вещи, Се Лянь опустился в кресло.
- Не уйду.
Он не стал озвучивать очевидное: не был Хэ Сюань никаким руководителем, в построении эксперимента они были равноправны. Просто теоретикам вечно хочется быть главными, это же, мол, они все придумали! А то, что их выдумку доказывают другие, и без этих других даже классная теория - просто научно-фантастическая байка, это дело десятое. Но Се Ляню на эту ерунду наплевать. А вот на то, что их совместный проект рискует развалиться - без Цинсюаня так и случится, можно не сомневаться - вовсе нет!
Он покачал головой.
- Я не знал, что у вас с Ши Уду настолько серьезные проблемы, - он и правда не знал: Ши Цинсюань выражался очень туманно, и скорее всего, сам не был толком в курсе, Сань Лан говорил "в конце останется только один", и Се Лянь, от природы не слишком охочий до сплетен, удовлетворялся этим. Теперь вот боком выходило. - Но даже если так, Цинсюань совсем не похож на брата! Ему можно доверять!.. Клянусь!
Се Лянь выдохнул сквозь зубы со свистом, перехватил мрачный взгляд Хэ Сюаня и нахмурился тоже.
- Мое будущее зависит от этого проекта гораздо больше, чем твое. Для тебя это всего лишь состязание с давним соперником, не докажешь теорию со мной, заключишь договор с кем-нибудь в Китае, делов-то! А для меня этот гранд - все. Мне жить будет негде и долги университету выплачивать нечем! Не говоря уж о том, что я обещал возместить потери оборудования лабораториям двух своих старых знакомых, пострадавшим от взрыва!
Он развел руки в стороны, ткнул пальцем в сторону рюкзака.
- Смотри, это все, что у меня есть сейчас. Я даже ночую в своем кабинете! Думаешь, я стал бы рисковать и ставить эксперимент на карту? Но Цинсюань заслуживает доверия, ты же видишь, как он для тебя старается! Он.., - запоздало Се Лянь понял, что сболтнул лишнего и добавил тише и мягче, - он хочет обставить брата не меньше, чем мы. И он действительно хорош, согласись. Нет, он лучший.
Он погладил столешницу, смахивая невидимые глазу пылинки.
- Забудь на минуту о своих предрассудках и будь профессионалом. Это наука, а не кровная месть, универ, а не мафия. Но если их родственная связь тебе так уж важна, разве положить Ши Уду на лопатки с помощью его же брата не отличный план мести?

[icon]https://i.imgur.com/oz6X2vs.jpg[/icon]

+1

15

Хэ Сюань нашел в себе актерского мастерства, чтобы изобразить вежливое удивление - ну, такое, в стиле Николаса Кейджа из известного мема, изрядно переигранное - в ответ на слова Сянь Лэ.
- О, ты не знал? - весь Институт знал, вероятно, даже делая ставки на то, кто выйдет победителем из очередной схватки за финансирование, а этот, видите ли, не знал, с луны свалился, не иначе, - Какая досада. Разумеется, это все меняет.
Сарказм в голосе физика можно было мазать на хлеб вместо масла. Хватило бы на долгое чаепитие для большой семьи. Клятвы тоже на Сюаня не подействовали, с тем же успехом Сянь Лэ мог начать божиться и бить земные поклоны. С другой стороны, временами этот чудик наивен, как маленький ребенок. Не исключено, что семейство Ши обвело вокруг пальца и его. Втереться в доверие, чтобы пробраться в проект, разрушить его изнутри... Вполне в духе Ши У Ду.
Да, Цинсюань не производил впечатление такой змеи, как его старший брат, но это не значило, что он таковой не является. По сути, запудрить мозги простоватому прикладнику не надо большого ума. Харизма Цинсюаня - величина, стремящаяся к бесконечности, она проняла даже самого Хэ Сюаня, в чем тот хоть и со скрипом, но сознается - только самому себе, вслух ни за что!
- Не пытайся давить на жалость, - Хэ Сюань рухнул обратно в кресло, брезгливо морщась - И не затирай мне про нищету. Во время учебы я жил в брошенной машине.
Не самое приятное время, у Сюаня из-под носа увели место со стипендией - изначально утвердив, а потом просто внезапно передумав - он был вынужден платить за обучение, в результате чего денег не оставалось больше вообще ни на что. Вероятно, в это время он и заработал свое РПП, а еще острый гастрит, пару неврозов и способность спать в любой ситуации, хоть вокруг война и взрывы. Ну и острую форму недоверия к людям попутно.
- Ты так уверен в нем... Почему? - вопросительно склонил голову набок, складывая руки на груди, - Ты не допускаешь мысли, что он и тебя обставил? М? Если они с братцем опрокинут нас обоих?
Хэ Сюань даже хохотнул, с интересом глядя на Сянь Лэ, у которого внезапно прорезалось коварство. Ему не шло, выглядело как-то инородно, будто маленький ребенок за рулем авто. Впрочем, пушистый экспериментатор на поверку оказывается не таким уж и мальчиком-одуванчиком. Ясно, что там накопал Хуа Чэн.
- Звучит прекрасно, но с чего бы вдруг мне верить Ши Цинсюаню? Ши У Ду его брат. Я никто. Кого он выберет? Очевидно, как по мне. Даже если сейчас он честен, что помешает старшенькому воззвать к кровным узам?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/217991.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

+1

16

- Эй, я не нищий! - гневно зыркнул глазами Се Лянь.
Возмущение так переполняло его и так рвалось изнутри, что даже как-то затмило впечатления от злости напарника.
- У каждого могут быть долги и... некоторые финансовые затруднения, но у меня есть работа, мне доверили перспективный проект, нищета - это совершенно другое! Тебе ли не знать, сам говоришь... И кстати, мне жаль, что тебе пришлось через это пройти... Ой, да не закатывай глаза, просто прими это.
Се Лянь перевел дух и задумчиво подергал ворот водолазки. Гнев, вспыхнувший было в груди, растворился, вырвался вместе с судорожным дыханием, сопровождавшим отповедь - он снова чувствовал себя в порядке, даже немного лучше: все-таки и правда очень приятно, что теперь ему не нужно обходить острые углы. Впрочем, долбиться об эти углы снова и снова тоже не слишком хотелось.
- Булку съешь, а то остынут, - осторожно пробурчал он, опуская пакет на стол.
Рискованно, конечно, Хэ Сюань в его нынешнем состоянии мог и в лицо ему этим же пакетом и засветить, но ведь булочки мягкие и теплые, не такие уж горячие. И унижения в этом особого нет, вот если бы булки были старые и засохшие - другое дело.
- С Ши Цинсюанем я уже давно знаком, - объяснения все ж таки не помешают, и возможно, тут пригодились бы аргументы и от самого Цинсюаня, но для начала хорошо бы уговорить его выслушать. - Мы задолго до нашего с тобой проекта познакомились, как раз после взрыва у меня. Ты вот не знал про мою репутацию и говоришь, что тебе наплевать, но большинство ученых со мной и разговаривать-то не хотели тогда, особенно те, кто сам понес потери. Он единственный со мной говорил, и денег дал на компенсацию. И дружит со мной с тех пор, когда нашего с тобой сотрудничества еще в помине не было.
Се Лянь пожал плечами, пальцы поглаживали лямку рюкзака, лежащего на коленях.
- Хотя тебе, наверное, не по душе вся эта сентиментальная чепуха? - улыбнулся, не удержался. Все-таки он немного уже знал Хэ Сюаня, и даже не глядя ему в лицо, мог представить его выражение. - Тогда как насчет такого: его брат был против меня все время.
Сам Се Лянь с Ши Уду пересекался разве что мельком, у ректора, на общих собраниях. И пару раз попался на глаза с Цинсюанем - те встречи запомнились больше других. И даже не презрение Ши Уду запомнилось - он на всех, насколько можно заметить, смотрит с презрением, а Се Ляню не привыкать.
- Он прямо при мне высказывал Цинсюаню за то, что тот водится "со всяким сбродом". И запрещал общаться. И угрожал уволить из их совместного проекта. Знаешь, что Цинсюань сделал?
На этот раз Се Лянь посмотрел прямо на собеседника, усмехнулся:
- Он сам пошел и уволился из того проекта. В тот же день. Я его отговаривал, у них уже все было готово, оставалось только получить патент и грести деньги, но он так решил, и я не смог его остановить. Он очень упрямый, знаешь? И очень хочет добиться чего-то сам. К тому же, - вот теперь становилось опасно, нужно быть очень осторожным, - ему очень нравишься ты. Как ученый, разумеется.
"Да-да, исключительно, как ученый".

[icon]https://i.imgur.com/oz6X2vs.jpg[/icon]

+1

17

Хэ Сюань закатил глаза, не сильно впечатленный эмоциональным взрывом оппонента. Окей, ты не нищий, ты живешь в офисе просто потому, что тебе лень ездить на работу, ага. Именно так, парень, и никак иначе. Сюань называет вещи своими именами и не видит смысла как-то приукрашивать реальность. Разжалобить его тоже не выйдет, дерьма он и сам повидал, но как сам к себе особого отношения в связи с этим не требует, так и другим скидок не делает.
Пакет с булками был неожиданным, но, в целом, приятным. То, что Хэ Сюань зол, не означает, что он не голоден. На самом деле, при любых эмоциональных потрясениях он наоборот чаще хочет жрать, как не в себя. Поэтому - и только поэтому, а не потому, что он простил Сянь Лэ - он сцапал пакет и гневно захрустел булкой.
- Мило, что ты так предан своему другу. Даже трогательно, - Сюань презрительно скривился, продолжая жевать, - Все, что у меня есть по итогу - твои слова. Которым... Будем откровенны, грош цена. Ты предлагаешь мне сейчас проникнуться твоим животрепещущим рассказом и попросту поверить на слово? Я... Вроде бы, не давал повода посчитать себя идиотом. Так какого, скажи мне, дьявола, ты меня таковым считаешь?
Запихнул в рот остатки булочки и какое-то время грозно жевал, будучи не в состоянии продолжить разговор из-за набитого рта.
- Мне плевать, что он там обо мне думает. Он не может не знать о моем конфликте с братом, так какого черта решил в это влезть?
Хэ Сюань задумчиво побарабанил пальцами по столу, глядя куда-то в сторону окна, размышляя о дальнейших действиях. Сам он вряд ли сможет подать информацию о проекте так, чтобы гребаные толстосумы-инвесторы захотели выделить деньги на продолжение работы. Он здраво оценивает свои коммуникативные навыки, прикинуться, что ему интересна чужая болтовня, он еще в состоянии, но вот самому играть роль шута желания нет ни малейшего. Цинсюань все еще крайне сомнителен в качестве члена команды, да и Сянь Лэ, судя по тому, как он яростно защищает друга, недалеко ушел, но без этих двоих гранта Хэ Сюаню не видать. Он определенно облажался, связавшись с этой сладкой парочкой - а ведь Сянь Лэ рекомендовал Хуа Чэн, выходит, что и этому говнюку верить не стоит - но давать заднюю сейчас не имеет смысла. Если младший Ши в проекте для того, чтобы его похоронить, сейчас он это проявит. Либо он подослан братом и финансирования им не видать, либо Сянь Лэ все же не врет, и шанс на деньги в наличии. Если сейчас выгнать этих двоих, шансы на грант минимальны. 50 на 50 все же лучше, чем 90 на 10.
- Хорошо. Цинсюань будет защищать проект перед комиссией. Если я пойму, что он нас топит, я жизнь положу на то, чтобы ни он, ни ты больше на пушечный выстрел не подошли к научной работе, - перевел мрачный взгляд на притихшего Сянь Лэ, - Будете в макдоналдсе картошечку в масло опускать. По таймеру.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/217991.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

+1

18

Се Лянь в сотый, кажется, раз на протяжении разговора, поддернул рукава и поправил ворот водолазки. Бессмысленное действие, чистой воды нервы. Слова Хэ Сюаня вызывали слишком много эмоций. Разных. Он был и возмущен и разочарован и обеспокоен. Он переживал за Цинсюаня, участие которого в проекте висит на волоске - а он ведь так мечтал одним махом утереть нос брату и произвести неизгладимое впечатление на потенциальную пассию. Он и за Хэ Сюаня переживал - тот вроде бы злился, но Се Лянь видел, что он расстроен, взволнован и пребывает на грани отчаяния. И еще он представлял, как будет смотреть в глаза Сань Лану, который почти за ручку провел его через все сложности, подсказал, как найти подход к мрачному теоретику и каждый день ждал у дверей универа просто чтобы узнать, как идут дела и пожелать хорошего дня - как перед ним оправдываться, если все провалится? А когда Хэ Сюань заявил, что Цинсюань все-таки остается в команде, к безумному коктейлю чувств, бушующих в груди, добавилась еще и толика надежды. Все еще могло закончиться хорошо, только бы больше нигде не оступиться.
Наверное, все эти переживания так или иначе отразились на его лице, потому что Хэ Сюаня чуть не передернуло. Надменное выражение и так не сходившее с лица, стало противнее - к холоду добавилась кислота. И конечно, это была его вина, его, Се Ляня, ведь именно из-за его молчания Хэ Сюань сейчас чувствовал себя преданным и обманутым, пряча уязвленные чувства за раздражением и злостью.
Но от последней реплики он просто не смог не улыбнуться.
- Отлично, у меня как раз и опыт есть. Я работаю в "Макдональдсе". В выходные и иногда в ночную смену, - и прежде, чем Хэ Сюань успел обфыркать и это, вскинул руку. - Да, да. Я знаю. Тебе не интересно.
Он снова вздохнул, опустил ладони на колени, снова облизнул пересохшие губы. Хотелось рассказать Хэ Сюаню правду, хоть попробовать стереть с лица это противное отчужденное выражение, но во-первых, это было дело Цинсюаня, такие признания, никак не его, а во-вторых, и пожалуй, в главных, Се Лянь был уверен, что даже такой довод, его самого убедивший мгновенно, на напарника не произведет никакого впечатления. Еще, не приведи Господь, насмехаться над Цинсюанем решит заочно. Нет-нет, не хватало им только первого в истории мордобоя между кафедрами теоретической и экспериментальной физики.
- Прости, что предал твое доверие, - проговорил он наконец то, что говорить совсем не хотелось. - Если хочешь, я готов пойти к нотариусу, которого ты выберешь сам и подписать договор о том, что если Цинсюань станет причиной нашего проигрыша Ши Уду, я сделаю карьеру в "Маке" своей единственной жизненной целью и никогда больше не сунусь в физику.
Это был бы весьма странный договор, но если это вернет в их команду прежнюю прохладную сплоченность, почему нет?
- Честно говоря, я почти уверен, что сумею убедить Цинсюаня подписать его тоже.

[icon]https://i.imgur.com/oz6X2vs.jpg[/icon]

+1

19

Хэ Сюань и хотел было пройтись еще и по опыту работы Сянь Лэ в общепите, но не стал. В сущности, ничего такого в этом нет. Ну работает он в Маке, пусть работает. В сущности, осуждать за это глупо, он же не ворует, в конце концов. У всех свои сложности в жизни, над таким глумиться неловко, там более, что Сюань не понаслышке знает, что такое финансовые проблемы.
Интересно, а реально через Сянь Лэ накупить по дешевке бургеров? Их же там как-то должны со временем списывать...
- Ерунды не неси, - скривился, глядя на собеседника, как на нашкодившего ребенка, что, впрочем, тому вполне подходило на вид, - Никто тебе такой бред не заверит.
А если и найдется достаточно упоротый юрист, любой суд оспорит эту филькину грамоту на раз. Однако, Хэ Сюань и без всего этого вполне в состоянии сделать так, чтобы Сянь Лэ на пушечный выстрел не подпустили к физике. Несмотря на свою асоциальность, Сюань все же обладает определенным весом в их среде, так что его слово может быть очень и очень веским.
- Довольно, - Хэ Сюань встал с места, что определенно было бы куда более эпично, не будь у него в руках булочки с малиновым джемом, капли которого пришлось спешно ловить языком, - Вечером заседание комиссии. Посмотрим, как выступит Цинсюань. Если он подставит меня, можешь попрощаться со своей карьерой.
Про бургеры после такого спрашивать, наверное, так себе идея. Жаль.
- А пока исчезни с глаз моих.
Сюань направился к кофеварке, обозначая, что разговор окончен и продолжать его он не намерен. Сейчас точно нет.
Под заседание комиссии по грантам выделили большой зал Института. Это мероприятие не планировалось многолюдным, по сути, помимо комиссии и собственно защищающих свои проекты, там редко бывал кто-то еще. Изредка коллеги и сочувствующие приходили поддержать, но чаще у всех находились свои дела. Однако, какого-то хрена на их защиту в зал набилось рекордное количество зевак. Хэ Сюань хотел было удивиться, но причина быстро дала о себе знать громогласным хохотом откуда-то с задних рядов. При взгляде туда непроизвольно сжались челюсти и на щеках заходили желваки.
Три Опухоли, собственной персоной. Кафедра статистики, кафедра ихтиологии и кафедра истории в лице своих лучших - худших - представителей. Ши У Ду и свита. Его защита, вроде как, должна была быть перед ними, так какого черта он все еще здесь, да еще и в компании своих собратьев по мудачизму?
Хэ Сюань со спиной настолько прямой, что по нему можно было плитку класть, чинно промаршировал на трибуну. Выступать будет Цинсюань, но им с Сянь Лэ полагается присутствовать рядом. Коллег по проекту Сюань удостоил короткого взгляда, после чего уселся на место и уставился перед собой не мигая. Ну, сейчас все и решится.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/217991.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

+1

20

- Так я же об этом тебя и просил, дать ему шанс! - Се Лянь просиял. И угрожающая речь и хмурый взгляд напарника теперь не могли испортить ему настроение. - Ты не пожалеешь!
Хэ Сюань помрачнел еще сильнее - или ему показалось? - но Се Лянь все равно заметил промелькнувшее во взгляде одобрение и понял, что не ошибся в этом человеке. И все его снобство было напускное, и против "Макдональдса" он на самом деле, ничего не имел. Просто ляпнул что в голову пришло, потому что обычно это уязвляет ученых.
И в принципе, не ошибся. Еще отец ему, помнится, говорил, что все эти физики-математики до добра его избалованного сынулю не доведут. Ты, мол, не барышня, которая выучится на филолога и замуж выскочит. Ты же мужчина, тебе нужна профессия. Юриспруденция там или экономика. А физика твоя, она на что? Преподавать? В травмае кондукторы больше получают, иди сразу туда? Или сразу в официанты. А наиграешься, бросишь, еще и в армию загребут.
Се Лянь тогда поддался, пошел учиться экономике. И учился неплохо - хорошо, прямо скажем, учился. Но не потому что армии боялся, а потому что отца не хотел разочаровать. Но это все сначала, пока учили теорию. А когда дошло до практики, оказалось, что лучше бы он шел в кондукторы или официанты, меньше ущерба для окружающих, меньше позора семье... И в армию его, конечно, все равно забрали, но уже после, в офицерском звании и всего-то на год. И если честно, армия ему понравилась больше, чем нудные лекции на факультете экономической безопасности. И кондуктором понравилось бы больше. А что уж о "Макдональдсе" говорить! Там-то, между прочим, еще и кормили. И вкусно. Если вы любите жирную вредную еду и не против ограниченного меню. Се Лянь был не против.
Но самое главное, после скандального отчисления из Государственного Экономического Университета, он, наконец-то смог вернуться к тому, о чем всегда мечтал. К физике. И то, что начинать приходилось с нуля, подниматься с самых низов, его не остановило. Как и Хэ Сюаня, если верить тому, что он иногда мог сболтнуть, забывшись, и тому обширному досье, которое нарыл на него Цинсюань - не ради шантажа, а во имя любви, конечно... Ну и Сань Лан, кое-что по секрету доверил. В общем, похоже, оба его друга правы и с Хэ Сюанем у них гораздо больше общего, чем тот готов признать!
- А после заседания можем заглянуть и в Макдональдс. Обещаю, свободную кассу долго ждать не придется! - он подмигнул, смахнул в недра рюкзака немногие, разбросанные по столу Хэ Сюаня свои вещи, и выскочил за дверь.
Остаток дня до заседания Се Лянь провел в прекрасном настроении. Ши Цинсюань не звонил, но он еще вчера предупредил, что пару дней будет вне зоны доступа - готовит для презентации "кое-что потрясающее". И "кое-что" звучало так таинственно, а "потрясающее" так интригующе, что Се Лянь от одного воспоминания об этом чувствовал, как у него сбивается дыхание.

Народа в зал набилось столько, что можно было подумать, им уже вручают Нобелевскую премию. Такого Се Лянь не ожидал. И на мгновение мелькнула мысль, что возможно, отказавшись от предложения Сань Лана купить ему по такому случаю новый костюм, следовало согласиться на предложение Цинсюаня выделить ему один из собственных. В тот момент, правда, он представил себя с закатанными рукавами чужого пиджака и лежащими на ботинках штанинами, и счел за лучшее вежливо отклонить предложение. Он еще костюм с выпускного не сносил. Но сейчас, когда из-за спины доносились хорошо знакомые голоса, а зрителей все прибывало и прибывало, за себя становилось все более неловко.
Он осторожно посмотрел на окаменевший профиль Хэ Сюаня, поискал взглядом Сань Лана - не нашел, и повернулся к Цинсюаню. Сияющему глазами, уверенному и если и взволнованному, то не тем нервным волнением, от которого то краснел, то бледнел Се Лянь.
- Волнуешься? - спросил он на всякий случай. Цинсюань улыбнулся и пожал плечами - и больше ничего, но почему-то от одного его вида сразу стало полегче. А потом объявили их и зал зааплодировал, и Се Лянь как-то упустил момент, когда друг исчез с места рядом с ним и оказался на сцене. Возможно, какая-то магия.
Зал притих. Се Лянь затаил дыхание.
- Вы не поверите! - выдохнул, всплеснув руками, Цинсюань.

[icon]https://i.imgur.com/K2WfU8Y.jpg[/icon][sign] [/sign]

+1

21

Презентацию к их проекту Хэ Сюань видел, он и компоновал для нее информацию, даже правил несколько слайдов, а вот речь Цинсюань с ним не согласовывал, упросив оставить это на него, попросив только отметить основные тезисы. Сюань сам не понимает, как на это повелся, но тогда это и правда казалось хорошей идеей - у физика хватало рабочих задач, да и у Цинсюаня объективно язык подвешен куда лучше, он и мертвого заболтает - а сейчас вот совершенно непонятно, чего ожидать. Да еще и Ши У Ду со своей гребаной бандой не добавляют оптимизма.
Посему Хэ Сюань выглядел теперь даже мрачнее обычного, хмуро зыркая на поднявшегося на трибуну Цинсюаня. Если этот лучезарный говнюк подставит их, Сюань, наверное, даже не вытерпит и устроит разборку прямо здесь. Ему до абсурдного обидно, что он выбрал такой неудачный момент для того, чтобы начать доверять людям. Это все Цинсюань и эта его тошнотворная улыбка от уха до уха.
Как ни странно, но речь была вполне себе ничего. Сам Хэ Сюань, вероятно, изъяснялся бы иначе, но и Цинсюань информацию доносил вполне грамотно - насколько это возможно, учитывая его профиль - перемежая выступление шутками по теме и вопросами к аудитории, на которые он тут же сам отвечал. Вообще, смотрелось это... достойно. Оратор из Цинсюаня вышел отличный, с этим спорить глупо, хоть подача материала и была с точки зрения физики немного поверхностная. С другой стороны, их часто упрекали в том, что они не в состоянии вменяемо доносить о своих исследованиях людям ненаучного круга. Сюань даже сам заинтересовался выступлением, хотя он вообще-то как никто в курсе тематики их работы.
В какой-то момент Хэ Сюань настолько сконцентрировался на монологе Цинсюаня, что когда тот подошел к завершению, даже слегка растерялся, услышав негромкие, но все же аплодисменты. Комиссия одобрительно кивала, а Цинсюань сиял, как начищенный пятак. А когда хлопки более-менее стихли раздался самый неприятный голос в истории человечества.
- Отличное выступление, коллеги. Определенно, такие проекты необходимо финансировать. Ведь как иначе мы узнаем, существует ли темная материя, ведь она так нужна нам... - Ши У Ду наигранно переглянулся с сидящей рядом Лин Вэнь, - А зачем она нам нужна? Разве у этой гипотетической материи есть хоть какое-то применение? Мне кажется, это всего лишь... Сказочка для физиков. Грааль двадцать первого века.
Вот и прояснилось, какого черта здесь забыла эта троица. Решили утопить их уже после презентации. Кто бы сомневался, что будут играть грязно. Если бы взглядом можно было убивать, Ши У Ду уже лежал бы бездыханным, но увы, Сюань мог лишь фантазировать.
- Все верно, - Цинсюань если и замешкался на секунду, то тут же снова просиял, - Существование темной материи на данный момент не доказано, однако...
Вся аудитория, как идиоты уставились на его вскинутый вверх указательный палец. Хэ Сюань, к своему стыду, тоже был в их числе.
- Если мы, как и современная физика в целом, считаем, что закон тяготения и, соответственно, теория относительности, работают так, как мы их описали, то для объяснения движения звезд и галактик просто необходимо присутствие темной материи. Если её не существует, то нам предстоит огромная работа по полному пересмотру устройства Вселенной, - Цинсюань обвел аудиторию взглядом и щелкнул пальцами, - Что же касается практического применения... Тут у коллег явно недостает сведений. Но я их не виню, ихтиология весьма далека от космоса, хотя у нас там тоже темно и с кислородом перебои.
В зале раздались смешки, даже члены комиссии заулыбались.
- Как должно быть известно коллегам естественнонаучных кафедр и, возможно, слышали коллеги гуманитарных, - кажется, или он подмигнул куда-то в сторону мрачнеющих опухолей? - На данный момент самым эффективным методом получения энергии является ядерный синтез, как, например, на Солнце. 4 ядра водорода сливаются в одно ядро гелия и испускают энергию. Однако, эффективность этого процесса составляет всего 0,7%. От килограмма водорода всего 7 граммов становится чистой энергией. Вы спросите: "Есть ли что-либо более эффективное?" Конечно! Если столкнуть ядро водорода с его античастицей, реакция будет на 100% эффективной! Это верно для всех частиц и их античастиц: если столкнуть их вместе, на выходе получаешь 100% чистую энергию. Однако, проблема в том, что антиматерии во Вселенной очень мало, и она бы аннигилировала с любой материей, с которой она вступила бы в контакт! Весьма проблематично, не так ли?
Хэ Сюань смотрел на Цинсюаня с, вероятно, абсолютно дебильным выражением лица - может, даже рот приоткрыв, боже - но совершенно не мог его убрать. Разумеется, все озвученное было ему известно, он буквально и был тем, кто все это говорил Цинсюаню, когда тот бродил за ним по лаборатории хвостиком и задавал по сто вопросов в минуту, как маленький ребенок в возрасте "почемучки". Но кто бы знал, что их дитя звезд не просто слушал хмурый бубнеж Хэ Сюаня, но еще и запоминал, чтобы потом устроить... Это вот. Сюань не может дать этому определение - на ум приходит рэп-батл, но это явно что-то другое - но это внезапно прекрасно.
- Другое дело тёмная материя, которая ни с чем не взаимодействует, это особый случай. Все реалистичные модели тёмной материи, известные нам, утверждают, что у неё есть особое свойство: тёмная материя является античастицей для самой себя! И во Вселенной тёмной материи полно. Если бы мы сумеем отыскать и научимся сталкивать частицы тёмной материи, у нас появится источник энергии со 100% эффективностью, при этом... - Цинсюань заговорщически улыбнулся и склонился вперед, будто сообщал аудитории страшную тайну, - Практически неограниченный. Мы не изучаем прошлое и не подсчитываем настоящее, - Лин Вэнь и Пэй Мин присоединились к ненавистным взглядам, - Мы говорим о будущем, в глобальном и мировом масштабе. Надеюсь, я ответил на вопрос коллег?
Аудитория разом снова зашумела, будто кто-то включил звук. Хэ Сюань, совершенно оглушенный и дезориентированный не отрываясь смотрел на спускающегося с трибуны Цинсюаня. Он только что публично отделал своего брата аргументами из уст Сюаня. Вау.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/740359.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

Отредактировано He Xuan (27.02.22 22:08:54)

+1

22

- Ну как, я молодец? — Цинсюань ловко втиснулся между коллегами, чтобы схватить под локти обоих.
Се Лянь рассмеялся, на миг перехватив сиящий взгляд, устремленный не на него.
- Просто лучший!
Ясное дело, вопрос адресовался не ему, реакция ожидалась не от него и впечатление тут старались произвести на него, наверное, в последнюю очередь. Но он не обижался — просто они и так были друзьями. Уже. Заранее. Безусловно. А Хэ Сюань, тот самый Хэ Сюань, который прямо сейчас с неподдельным интересом изучал грязноватую стену актового зала, стал главной причиной, по которой Цинсюань ввязался в дело, которое так многие считали заведомо безнадежным. Даже его собственный брат. Особенно его брат.
Который по совести, был второй причиной. Се Ляню показалось, он слышал, как те трое скрежетали зубами, пока Цинсюань блистал на сцене, срывая аплодисменты — даже он сам на такой головокружительный успех не надеялся. Похоже их эксперимент станет самой ожидаемой «премьерой»  этого года, по крайней мере, в области экспериментальной физики, подумал Се Лянь, даже чуть приосанившись в своем выпускном пиджаке... И вздрогнул, растягивая губы в вежливой улыбке, когда в лицо уперся колючий взгляд Ши Уду. Надо же, оказывается, тот все-таки способен его заметить. Се Лянь уже уверился, что при встрече с Ши Уду на нем как-то по-особенному преломляется свет, превращая в невидимку. А заодно и мешая слышать приветствия. Впрочем, сомнительный триумф не длился долго: взгляд старшего Ши нашел Хэ Сюаня. И если скользнувший по Се Ляню взгляд был колючим, то доставшийся теоретику вскрывал и потрошил живьем.
Правда не похоже, чтобы на последнего это произвело хоть какое-то впечатление.
- Мы должны это отметить! — решительно заявил Цинсюань и звучало, в принципе, логично. Вообще-то Се Лянь и сам не далее, чем сегодня утром обещал сводить Хэ Сюаня в «Макдональдс», когда все закончится. И только теперь понял, что почему-то не учел Цинсюаня. Веселого, переживающего триумф, очень решительно настроенного Цинсюаня, который только что добился максимума внимания и благосклонности от объекта своего обожания.
- Я… вообще-то не пью, — пролепетал Се Лянь. И виновато и застенчиво выпалил следом: — Не по убеждениям, и не для здоровья, а так… буйный очень, когда выпью.
Не хотелось, чтобы эти двое восприняли его слова, как осуждение.
Нет, он понимал, что «отметить» вовсе не всегда приравнивалось к «напиться», и теоретически коллеги могли бы ему на это указать. Но нужен же ему был какой-то предлог, чтобы оставить их наедине - хотелось верить, Цинсюань угадает его задумку.
Но запасной план все равно не помешал бы. И только теперь, озираясь в поисках повода получше, он заметил, что в переполнявшей зал толпе, особенно ближе к последним рядам, многовато инженеров. Кое-какие лица были незнакомыми, но с кем-то ему уже доводилось встречаться, забегая на кафедру по делам... а последний ряд и вовсе походил на студентов на практике. Кто бы мог подумать, внезапная вспышка интереса к темной материи! Что-то подсказывало Се Ляню, что об этом неплохо было бы расспросить Сань Лана, но сколько он ни тянул шею, ни смог отыскать взглядом того, кого обычно в любой толпе не заметить невозможно.
А потом ему через шею перекинулась тонкая, но сильная и цепкая рука Цинсюаня.
- Сегодня пьешь.
И хотя Се Ляню было, что возразить, он решил отложить обсуждение на потом.

Только в шумном клубе — бар, разноцветные коктейли... стриптизерши! — он понял, что кое-чего не учел.

[icon]https://i.imgur.com/K2WfU8Y.jpg[/icon][sign] [/sign]

+1

23

Когда Цинсюань спускался с трибун, он чувствовал, как его сердце бешено стучит где-то в горле но все равно не мог перестать улыбаться. Презентация, как стоило ожидать, пошла не по плану. С его братом по-другому просто быть не могло, он не мог промолчать, так же как сам Цинсюань не мог оставить откровенную издевку без ответа - спасибо Хэ Сюаню, который так много, интересно и подробно говорил о темной материи, что даже его не особо погруженный в тему коллега-астрофизик смог что-то понять и запомнить.
Цинсюань, разумеется, любит Ши Уду, отрекаться от своей семьи при всей её… неоднозначности младший Ши не планировал, но это не значит, что он не способен отстоять свою точку зрения. И свои увлечения - речь тут не только о работе! Первым делом Цинсюань попытался отыскать глазами Хэ Сюаня, чтобы понять насколько того впечатлило увиденное. Не то чтобы Цинсюань хотел произвести впечатление - ладно хотел - но у него были на то причины, ему крайне сильно нужно получить расположение этого человека, ради этого он изначально и влез во все это. Нет, ну и ради науки, конечно, тоже, но все эти сложные материи решительно отступали на второй план, когда дело касалось дел сердечных. Ши Цинсюань, кстати, поэтому и заинтересовался в свое время астрофизикой - в ней куда больше романтики, чем во многих других научных областях.
— Ну как, я молодец? — Лицо Хэ Сюаня имело совершенно нечитаемое выражение, хоть он и смотрел в упор, понять - о чем он думает было невозможно, это наблюдение больно царапнуло где-то внутри, но Цинсюань не был из тех, кто так легко сдается. Благо хотя бы один человек в группе поддержки у него был.
— Просто лучший!
- Спасибо, Се-сюн! - В крови все еще бурлил адреналин, поэтому даже отсутствие столько желаемого одобрения не мешало Цинсюаню радоваться своей маленькой победе. Взгляд гэ, который он переводил с одного участника их маленькой группы на другого не предвещал ничего хорошего и это был очередной раз, когда Цинсюань порадовался, что жил отдельно, иначе вечером его определенно ждало бы разбирательство, оно его и так будет ждать, но чуть позже. Да и в конце концов, кое-кому стоило бы уже принять то, что Цинсюань больше не глупый подросток и живет свою собственную жизнь.
— Мы должны это отметить! — Душа требовала продолжения банкета, праздника! Они ведь заслужили этого! Ну еще оставался шанс, что в неформальной обстановке Хэ Сюаня все-таки удастся разговорить и выяснить его мнение о прошедшей презентации. Хотя бы пару слов у него должно быть. Цинсюань был бы рад и этому.
Возражения закономерно не принимались, так что всем пришлось сесть в заказанное младшим Ши такси и отправиться навстречу приключениям. Перед Се Лянем было немного стыдно, он уже давно стал буфером между Цинсюанем и предметом его грез, определенно, надо будет его потом как-то отблагодарить отдельно за помощь поддержку и за то, что слушает восторженные крики Цинсюаня после каждого дня проведенного рядом с Хэ Сюанем рабочего дня. Даже если он едва ли произносил пару слов в день в адрес младшего Ши, даже если это были просто “Привет” и “Пока”, восторгов последнего это не умаляло. Наверное, выслушивать весь этот бред было непросто. Ши Цинсюаню очень повезло, что у него такой понимающий и терпеливый друг.
В этом баре Цинсюань частенько бывал в свои студенческие годы, здесь всегда было весело, играла хорошая музыка и мешали очень вкусные и недорогие коктейли. Так как они приехали уже под вечер народу в зале закономерно было прилично, но удалось найти свободные места у стойки, на которой уже соблазнительно извивались танцовщицы гоу-гоу - это не стриптизерши, Се Лянь! - стреляя глазами в посетителей и соблазняя заказывать все новую и новую порцию выпивки. Цинсюань к устроенному шоу был равнодушен, он уже успел в пару глотков ополовинить первый заказанный коктейль и теперь решил озаботиться тем, чтобы его коллеги тоже не сидели без выпивки.
- Се Лянь, попробуй вот этот, тебе обязательно понравится! - Ткнув в одну из строчек пластикового меню, Цинсюань, не дожидаясь ответа друга, проделал тоже самое, но уже в сторону бармена, чтобы сделать заказ, после чего повернулся к Хэ Сюаню.
- Хэ-сюн, что ты будешь пить? - Из-за громкости музыки пришлось говорить почти в самое ухо как бы невзначай оплетая чужое предплечье пальцами. Цинсюань тактильный как осьминог - к этому все должны были уже привыкнуть - к тому же у Хэ Сюаня был такой вид, будто тот наконец осознал куда попал и думает как бы сбежать побыстрее. 

[icon]https://i.imgur.com/VM3ZtCl.jpg[/icon][sign]Мы будем как Мария Кюри и ее муж Пьер, которые целыми днями работали бок о бок, купаясь в лучах своей любви и радия, который в итоге ее и убил. К черту «Красавицу и Чудовище», вот история, достойная Диснея![/sign][lz]Если бы я не стал астрофизиком, я бы мутил отличные вечерухи! Но всё решил случай.[/lz]

+2

24

Хэ Сюань настолько подвис, глядя на лучезарно улыбающегося Цинсюаня, что от предложения отметить их победу - это очевидная победа, лица комиссии говорили сами за себя, да и даже факт публичного унижения Ши У Ду уже достоин праздника - отказаться он просто не успел. Да и вряд ли его мнение кого-то бы интересовало, если их астрофизик что-то задумывал, остановить его не смогли бы никакие силы во Вселенной. В итоге, они оказались в каком-то ночном клубе, где с первой минуты Сюань оглох от громкой музыки и частично ослеп от мерцающих огней, окончательно становясь беспомощным перед лицом грядущего веселья. В отличие от Цинсюаня, который здесь чувствовал себя, как рыба в воде, они с Се Лянем в своих костюмах выглядели как два пингвина в курятнике.
Впрочем, долго прозябать в растерянности - и мыслях о побеге, не без этого, переглядывались они вполне себе красноречиво - им не дали, Цинсюань шустро нашел места у стойки, окончательно отрезая спутникам пути к отступлению. Пока Хэ Сюань с легким ужасом зыркал снизу вверх на танцующих прямо на стойке девушек - а если они запнуться на этих своих каблучищах и упадут? а если прямо на стеклянные стаканы? а если на еду?! это не просто опасно, это же еще и негигиенично - Цинсюань уже успел заказать какой-то коктейль для Се Ляня.
- Буду.
Определенно, трезвым здесь находиться Хэ Сюань отказывается. Он социофоб, запертый в полутемном и шумном помещении с кучей людей, алкоголь это его единственный шанс не убежать с дикими криками в ближайшее окно. Хотя, здесь, черт побери, даже окон не наблюдается!
- И набор закусок.
Выбор коктейля оставил просиявшему Цинсюаню, в этих названиях все равно ни черта не понятно. Каким может быть на вкус "скользкий сосок"? А "секс на пляже"? Есть вообще выпивка с приличными названиями? О, вот "маргарита". Если это как-то связано с пиццей, вообще отлично.
К тактильности Цинсюаня физик успел привыкнуть. Поначалу этот трогательный террор его напрягал, но потом как-то смирился и даже начал отчасти получать удовольствие. В конце концов, Цинсюань при этом транслировал исключительно позитив, да и трогал всегда крайне аккуратно, как будто Сюань мог его укусить. К тому же, в шумном клубе было действительно непросто друг друга услышать, так что когда в какой-то момент Цинсюань уже больше висел на шее, чем за нее держался, это уже не очень то и беспокоило. Помимо прочего, после нескольких коктейлей выяснилось, что ровно настолько же, насколько в нормальном состоянии астрофизик двигался плавно и ловко, настолько же в подвипившем он превращался в ходячую катастрофу. К середине вечера Хэ Сюань научился виртуозно подхватывать коллегу одной рукой, не выпуская из второй стакана.
А вот Се Лянь по ощущениям пил где-то третий раз в жизни. В итоге, в какой-то момент их тихий и скромный коллега полез на стойку к танцовщицам. Справедливости ради, они сами его пол вечера зазывали - их с Цинсюанем тоже, но Сюань был больше занят попытками не дать астрофизику поцеловать лбом пол, это, знаете ли, была бы невосполнимая потеря для мировой науки - но того, что он и правда полезет, явно не ожидал никто.
Хэ Сюань обреченно поднял глаза на радостно размахивающего над головой галстуком Се Ляня. Ну, по крайней мере, ему весело...
- Хуа Чэн меня убьет...

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/740359.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

+2

25

[icon]https://i.imgur.com/K2WfU8Y.jpg[/icon][sign] [/sign]

Пробуждение далось Се Ляню трудно. Не потому что у него что-то болело, нет. Он даже не сразу догадался, не сразу вспомнил, что что-то должно болеть, только заметил, что лежать было слишком комфортно, места в постели было слишком много, и в комнате — или где он там находился? — царил блаженный прохладный полумрак. Такого комфорта невозможно было добиться в его уютной пыльной конуре в подвале универа, и тем более в его комнате в коммуналке, куда он и не думал соваться, если планировал вздремнуть за ночь хотя бы пару часов и никогда не приносил ценные вещи после той памятной ночи два года назад.
А еще подушка, в которую он, повернувшись, ткнулся носом, источала не успокаивающе-ядовитый аромат хлорки. Она пахла… цветами? едва уловимым дорогим парфюмом? солнечным летним утром? «Чем-то знакомым...» подумал Се Лянь, еще не успев встревожиться достаточно и удивленно распахнул глаза, уставившись вглубь комнаты.
И тут же быстро-быстро их захлопнул и уткнулся лицом обратно в подушку.
- Доброе утро, гэ…
- Что ты здесь делаешь? — перебил Се Лянь.
Хорошо, что пылающее лицо почти полностью погрузилось в подушку: так его не было видно. Плохо, что от нехватки воздуха уже начинала кружиться голова. Он думал, что ничего не расслышит из-за шума в ушах, но озадаченный смешок нового друга — самого нового из его друзей, перед которым меньше всего хотелось ударить в грязь лицом — прозвучал очень четко.
- Вообще-то я здесь живу.
Ну конечно. Вот все и объяснилось. И запах… На этот раз покраснели даже уши. Се Лянь охнул и снова уткнулся в подушку, но это не помогло. Пришлось чуть оторваться, переводя дыхание, прежде чем он смог снова заговорить:
- Прошу прощения. А… Тогда что я здесь делаю?
Кажется, Сань Лан сжалился над ним. По крайней мере, голос его наполнился сочувствием, сдобренным чем-то, что Се Лянь распознать не мог. То ли мягкое подтрунивание, то ли осторожное негодование.
- Я не знал, где ты живешь, и ты отказался говорить мне свой адрес. Так что я привез тебя сюда.
Чего в его голосе не было точно, так это сожаления.
- Прости, что тебе пришлось, — не удержавшись, снова пробормотал Се Лянь. И наткнувшись взглядом на совершенно беззаботную улыбку, беспомощно добавил. — Если честно, ничего не помню. Но все равно прости за все.
Язык во рту был сухим, как наждачная бумага. Он сел — не валяться же весь день в чужой кровати, и Сань Лан поднялся из кресла одновременно с ним, Взял с прикроватного столика стеклянную бутылку, наполнил водой стакан и вложил в руки прежде, чем Се Лянь успел к нему потянуться.
- Ничего страшного. Пей. Я тебе все расскажу позже, — показалось или он подмигнул? Се Лянь почувствовал, как лицо обдала новая волна жара. — Если ты захочешь, разумеется.
Се Лянь не хотел. Но заставил рассказать, и выслушал все до последнего слова.

Взамен на откровенность ему пришлось плотно позавтракать. Какой-то совершенно дикий, безумный и экзотический завтрак, включавшим бутерброды с ломтиком авокадо, копченой рыбой и яйцом пашот, и кофе, настолько ароматным, что Се Лянь с трудом верил, что он настоящий и сливками из фарфорового молочника и джемом из настоящей клубники и кучей другой еды, такой же соблазнительной и ароматной, которую Се Лянь едва мог опознать и до которой не смог добраться: желудок его, всегда готовый принять еду в любых количествах, этим утром проявил удивительную скромность. Да и трескать без остановки, пользуясь гостеприимством того, кто спас его от позора, по мнению Се Ляня было уже слишком.
- М… Ты не знаешь, как там Цинсюань? — осторожно спросил он, когда рассказ был окончен. Хуа Чэн словно специально обходил в рассказе его друзей, демонстративно игнорируя то, что Се Лянь в том баре был не один.
Он должен был спросить. Да, Ши был смелым и умным парнем, не терялся в новой обстановке в отличие от Се Ляня, и к выпивке, разумеется, отличался куда большей устойчивостью, но отчего-то Се Лянь все равно чувствовал за него ответственность.
Сань Лан полагал, что Цинсюань в порядке, хотя и сообщил это не слишком радостно. И еще менее радостно добавил что-то про «его дружка». Се Лянь догадался, что под «дружком» подразумевался их общий коллега, но уточнять причину недовольства не стал. Что-то подсказало, что лучше этого не делать. Тем более, ему все равно требовалось найти Цинсюаня. Хорошо, если Сань Лан думал, что он в порядке, но по правде сказать, точно знать он не мог. Ведь он же вместе с Се Лянем из бара уехал. Что, если те двое пошли в разнос и их забрали в полицию? Что, если они уснули прямо на стойках и их выставили на мороз, спать в какой-нибудь подворотне? И самое страшное, что если в разгар веселья появился Ши Уду? Этот уж точно любой праздник мог испортить.
- Ты… Я… Спасибо за все, Сань Лан, ты буквально спас мою честь и мою жизнь. Я правда обычно не пью и ничего такого не делаю… Спасибо, — объявил он немного торжественно, но очень серьезно. — И при нашей следующей встрече, я обязательно возмещу все неудобства. Но сейчас мне очень нужно убедиться, что с моим другом все в порядке, и я должен идти.
Сань Лан, разумеется, его не держал. Только перед выходом, стянул с мятого воротника рубашки мятый галстук и молча сунул Се Ляню в карман. А пока Се Лянь безрезультатно пытался дозвониться до Ши Цинсюаня, вызвал такси.
Адрес друга, Се Лянь, к счастью, помнил.

Он проскользнул в подъезд следом за доставщиком воды — консьержка не заметила щуплую тень, скользнувшую к лифту. Этаж, правда, нашел не сразу — раньше в гостях у друга он не был. И четыре раза перепроверил номер на двери, прежде чем постучать. Сначала робко, потом громче, не готовый сдаться слишком просто.
- Только будь дома, — тихо пробормотал он себе под нос.

+2

26

Вообще выпить Цинсюань был не дурак, он умел и любил это дело, потому что когда у его голове не было приятной алкогольной легкости, в ней рождались МЫСЛИ, чаще всего тревожные или неприятные, в последнее время там было очень много сомнений в своих действиях и жалости к себе по поводу своего одиночества, о чем вряд ли мог бы предположить хоть кто-то из знакомых неугомонного астрофизика. А уж когда тот был в обществе Хэ Сюаня, то все его сомнения и метания усиливались втрое! Так что этот вечер стал яркой чередой коктейлей, которые были призваны помочь обрести уверенность в себе и немного расслабиться. Вообще, это даже удалось. По крайней мере Цинсюаня развезло до такой степени, что он уже не стесняясь вис на чужой шее, совершенно не желая от той отлипать, точно намагниченный он сопровождал Хэ Сюаня повсюду - даже в туалет, в котором горестно скребся в закрытую перед носом дверь кабинки. Творящийся в клубе хаос был прекрасным фоном, можно было поддаться общему безумию - громко смеяться, неуместно шутить, подначивать перебравшего Се Ляня - а вот за это, вероятно, Цинсюаню будет завтра стыдно, потому что это он притащил его сюда и он нес ответственность, увы, алкоголь притуплял эти чувства, поэтому Цинсюань не особо заметил, когда за Се Лянем приехали, Хуа Чэн был явно обескуражен состоянием, в котором застал их троих, кто ему позвонил? Это был сам Се Лянь или Хэ Сюань? Ши Цинсюань точно этого не делал, он был занят тем, что рассказывал объекту своей влюбленности какие красивые у него глаза, а еще отгонял от него настойчивых девиц, курсирующих по залу и предлагающих всем бодишоты. В общем, когда Се Лянь оказался в надежных руках - хотелось верить, что эти руки не позволят себе лишнего - Цинсюаня совершенно ничего больше не отвлекало от обхаживания Хэ Сюаня. Правда, очень скоро выяснилось, что в клубе слишком жарко и шумно, а еще кроме закусок есть здесь было нечего, так как кухня закрывалась в одиннадцать, а сейчас уже было глубоко за. Предложение поехать к астрофизику домой было очень логичным, у Цинсюаня тома уютно, а еще там тихо, спокойно и есть еда. Кажется, последний аргумент был решающим, потому что именно после него Хэ Сюань сам потащил Цинсюаня к выходу и принял активное участие в вызывании такси.
До квартиры они добрались быстро - спасибо вбитому в приложение адресу - переступив порог собственного дома и едва не перелетев тот кубарем, Цинсюань кое как расправился с верхней одеждой и обувью и пошел искать обещанную еду и еще что-нибудь из алкоголя. Собственно, это все что астрофизик запомнил, дальше в глубокой и широкой туманной реке его памяти всплывали лишь обрывки воспоминаний - вот он достал припрятанную бутылку - кажется, это был виски - и мороженное, потому что кроме него готовой еды не было. Вот он щедро плеснул в чудом не побившиеся при извлекании с верхней полки стаканы випивки и почти залпом осушил один из них. После этого в разговоре почему-то снова всплыли бодишоты и обсуждения, что в этом всем лучше использовать не выпивку, а еду, как у японцев с их ниотамори, потом кажется они решили провести следственный эксперимент и Цинсюань рьяно вызывался быть добровольцем. Дальше было сначала холодно и щекотно, а потом очень жарко, сладко и липко. И все, после этого сконфуженное сознание выдавало только размытые образы, ломотой и пульсирующей болью отзывающиеся в разных частях тела.
Утро наступило как-то внезапно, он врезалось в блаженную темноту звуком громкого стука, судя по ощущениям - били Цинсюаня, причем, по голове. Хрипло простонав, тот попытался было закопаться под одеяло, чтобы спрятаться от творящегося беспредела, но стук не прекращался, а разбуженная голова уже не желала униматься и разболелась еще сильнее. В себя астрофизик приходил постепенно, во-первых, он осознал себя в своей постели - уже хорошо, во-вторых, спал он почему-то голышом, что не то чтобы было ему не свойственно, но случалось достаточно редко, в-третьих, он очень мало помнил о вчерашнем вечере и еще меньше помнил о ночи, ну и в-четвертых, в процессе совершения Цинсюанем всех перечисленных открытий стук в дверь прекратился, но не потому что кому-то надоело стучать, а потому что этому кому-то открыли дверь. Шокирующее осознание свалилось на младшего Ши, как тяжеленная наковальня в дурацких американских мультиках - неожиданно, а еще также сокрушительно припечатав астрофизика к земле. Кажется, он вчера сделал какую-то глупость, постыдную и здоровенную, и кажется эта глупость была направлена на Хэ Сюаня, которого кстати в поле зрения не обнаружилось.
В коридор Цинсюань выползал неуверенно, его пошатывало, а еще он не смог разыскать свою одежду, поэтому замотался в одеяло, из которого сейчас наружу торчала только всклокоченная макушка и одно плечо. Двигаясь по направлению источника чуть приглушенных голосов, Цинсюань вышел наконец на кухню, где кстати и обнаружился Хэ Сюань, воюющий с хозяйской кофеваркой, а еще внезапно - Се Лянь - похмельный мозг не сразу сложил два и два, так что до того, что это именно он ломился в дверь, Цинсюань додумался спустя продолжительное время, которое просто стоял в дверях своей кухни и сонно моргал.
- Привет. - Все еще хриплым голосом выдал астрофизик, не зная, что еще сказать, после чего прошлепал босыми ногами до стола и плюхнувшись на один из стульев, с глухим “бам” и сдавленным “ой” приложил гудящую голову к холодной столешнице.

[icon]https://i.imgur.com/VM3ZtCl.jpg[/icon][sign]Мы будем как Мария Кюри и ее муж Пьер, которые целыми днями работали бок о бок, купаясь в лучах своей любви и радия, который в итоге ее и убил. К черту «Красавицу и Чудовище», вот история, достойная Диснея![/sign][lz]Если бы я не стал астрофизиком, я бы мутил отличные вечерухи! Но всё решил случай.[/lz]

+2

27

Хуа Чэн никого не убил, хотя, судя по взгляду, он очень даже хотел бы. С другой стороны, с них всех троих было нечего взять - они сами держали вертикальное положение только потому, что Хэ Сюань был еще в состоянии стоять ровно, а остальные двое за него цеплялись. В основном, конечно, Цинсюань - Се Лянь поймал какую-то танцевальную волну и не мог остановиться даже когда его сняли со стойки. Так вот в танце его Хуа и увел с каким-то непонятным выражением лица.
Оставшись вдвоем, они почему-то продолжили пить. Это было не сильно умно, но к тому моменту Сюань уже потерял способность к сопротивлению. Он и в трезвом состоянии зачастую пасует перед напором астрофизика, а тут и шансов не было. К тому же, и Цинсюань подвыпивший оказался еще более тактильным, чем обычно. С какого-то момента он чуть ли не висел на Сюане, как коала, чем, впрочем, не особо то напрягал. Как минимум, он легкий.
В клубе было шумно, душно и, откровенно говоря, скучно. Без увлекательного квеста "поймай пляшущего на стойке Се Ляня, не схлопотав при этом ногой в глаз" стало сразу как-то уныло. Вероятно, Цинсюань тоже это почувствовал, поскольку начал вещать про то, что пора домой. Причем, к нему. Причем, им обоим. Хэ Сюань отнесся к затее скептически ровно до того, как упомянули еду.
Есть хотелось. Закуски были довольно давно, да и провалились они в желудок совершенно неощутимо, так что идея поехать в гости и там что-нибудь поесть вдруг показалась очень и очень хорошей. Сюань воодушевился и даже самолично вызвал такси. Любое место, где будет не так шумно и голодно, подойдет для завершения вечера куда лучше.
Всю дорогу Цинсюань продолжал что-то маловнятно вещать прямо в ухо Сюаню, устроив подбородок на его плечо. Они оба уже с трудом формулировали мысль, но понимали друг друга на каком-то невербальном уровне, так что местами - вероятно, даже нужными - физик даже умудрялся кивать чужому рассказу.
Дома у Цинсюаня оказалось только мороженое и почему-то снова алкоголь. Впрочем, при наличии первого, и второе зашло на ура. Хэ Сюань и под дулом автомата не вспомнил бы, с чего у них зашел разговор про бодишоты. Тем более, каким образом это вылилось сначала в разговор о ниотамори, а потом и в практическую часть. А потом и во все остальное, о чем Хэ Сюаню еще предстоит восстанавливать воспоминания ближайшие несколько дней.
Из плюсов - у Сюаня не бывает похмелья. Он не то чтобы часто пьет, но, в целом, иногда бывали случаи. И даже после масштабной студенческой попойки - на которой он, в основном, сидел в сторонке с книгой и, так и быть, выпивал со всеми желающими - утром сидел на парах как ни в чем ни бывало. Ну, такой организм. Посему, проснулся Сюань сам, после чего минут пять мучительно соображал, где он и что происходит.
Это совершенно точно был не его дом, не его кровать и совершенно точно не его рука лежит поперек живота. Хэ Сюань могучим усилием воли сумел припомнить, что вчера он, вроде как, уезжал в гости к Цинсюаню. Инспекция сладко сопящего рядом тела подтвердила - до гостей он доехал, а судя по ломоте во всем теле, специфичном запахе в комнате  - почему-то еще и с чем-то сладким - и полном отсутствии одежды на них обоих, этим все не закончилось.
Хэ Сюань змеей выполз - буквально - из-под чужой руки и из кровати в целом. Цинсюань сонно завозился, но не проснулся даже пока физик судорожно рыскал по комнате в поисках одежды и одевался. К счастью, весь его наряд был в наличии, усеивал пол вокруг кровати. Не давая подступающей панике себя догнать, ужом выскользнул из комнаты, поплескал в лицо водой, заглянув в ванную - ужаснулся своей растерянной физиономии и осознал, что надо бы с недельку поносить шарф - и почему-то на цыпочках прокрался к входной двери, держа в руках ботинки. Побег был бы идеальным, если бы за секунду до того, как Сюань коснулся замка, в дверь не постучали. Физик едва успел зажать рот рукой, чтобы не взвизгнуть от неожиданности. Слишком много стресса для одного гребаного утра!
Хэ Сюань замер, малодушно прикидывая, что визитер может махнуть рукой и просто уйти, подумав, что никого нет дома. Увы, стук повторился еще громче. Стоящий за дверью явно был намерен ломиться до победного. Сюань обреченно вздохнул и открыл дверь. Даже почти не удивился, увидев на пороге Се Ляня. Ну а кто еще мог бы припереться в такую рань после вчерашнего?
Физик пару секунд молча смотрел на явно растерявшегося Се Ляня, после чего развернулся и молча зашагал на кухню, кинув ботинки в сторону. Побег провален, остается только кофе.
Се Лянь что-то там лепетал, но Хэ Сюань был целиком и полностью поглощен процессом управления кофеваркой, так что их несколько минут наедине прошли в формате монолога. Когда на кухне появился Цинсюань, физик отстраненно проследил как тот дошел до стула и упал лбом на стол. Сюань тяжко вздохнул, поставил свою кружку со свежесваренным кофе рядом с головой астрофизика и принялся мрачно натыкивать на панели управления кофеваркой вторую кружку.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/740359.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

Отредактировано He Xuan (17.03.22 22:50:00)

+2

28

Дверь ему открыл Хэ Сюань. И в первый момент Се Лянь не усмотрел в этом ничего удивительного - в последние два дня обоих Сюаней в его жизни было одинаково много, но вот потом...
- Ох, - сипло вздохнул он и зажал рот рукой. Из квартиры с, по-видимому, накрепко задраенными окнами ощутимо тянуло перегаром, потом и чем-то удушливо-сладким - то ли одеколон такой специфичный, то ли они тут еще ликером догонялись? - "не важно". Несколько мучительно долгих мгновений они с Хэ Сюанем смотрели друг на друга, и с каждой секундой Се Лянь ощущал себя здесь все более неуместно. Если бы ему только в голову пришло... Если бы он хотя бы мог предполагать, что планы его друга увенчаются успехом так скоро, он бы, конечно, и не подумал тут появиться.
- Мм-ммм... А Ши Цинсюань дома? - осторожно уточнил он. - Он не отвечает на телефонные звонки... Я волновался.
Вместо ответа Хэ Сюань швырнул в угол зажатые в руках ботинки и поплелся в кухню. Дверь оставил открытой - это стоило расценивать как приглашение?
- Вообще-то я только...
Вообще-то он только хотел убедиться, что все хорошо, собирался сказать Се Лянь, но его, похоже, никто не слушал, и ему уж точно никто не собирался отвечать. И раз уж он пришел узнать о судьбе друга, лучше бы ему действительно убедиться, что все в порядке, даже если кажется неловким.
И он неуверенно переступил порог.
Ши Цинсюань оказался жив. Во всяком случае, случае, сверток из мятых одеял на кровати, которую Се Лянь разглядел с порога комнаты, слабо шевелился и вздыхал именно его голосом, а чуть свалявшийся от сна локон, свисавший из-под подушки, несомненно принадлежал ему. Поколебавшись, Се Лянь решил не будить его, чтобы не множить неловкость.
Хотя куда уж ее умножать - больше всего ему хотелось смыться отсюда прямо сейчас. Из этого запаха, от которого к горлу подкатывало и приходилось дышать ртом, из этого хаоса и беспорядка - не такого, который он привык видеть в кабинете Цинсюаня, другого... из этой тишины, разбавленной только шумом кофеварки и тихим плеском воды в кухне. Остановило Се Ляня от мгновенного побега только одно - воспоминание, что он сам еще сегодня утром проснулся в чужой постели.
И пусть и обстановка там и его пробуждение очень сильно отличались от того, что происходило - могло бы произойти, он не знал наверняка - здесь, все равно предположения были всего лишь предположениями. И вообще, это не важно и не его дело. И он уже все узнал, что хотел, нужно только вежливо попрощаться - и можно уже будет бежать...
"Почему, почему ты не остановил меня, Сань Лан?!" - в отчаянии подумал он, заглядывая в кухню, и тут же припомнил, что тот пытался. "Да что с ними сделается?" сказал он. И "Может, лучше завтра?" когда не сработало. И "Ты уверен, что это так уж необходимо?" когда он уже садился в такси. Но Се Лянь, конечно, был уверен, и разумеется, не завтра, а прямо сегодня и сейчас, потому что вчера они остались одни и случиться как раз могло много всего.... Не очень умно с его стороны.
- Ладно. Я пойду, пожалуй. Увидимся на работе, - проговорил он вполголоса, глядя в приветливую, как всегда, спину Хэ Сюаня. - Передай ему, что со мной все в порядке, пусть позвонит... когда освободится!
От резкого шарканья за спиной, Се Лянь чуть не взвизгнул. Подскочил, развернувшись в прыжке и оказался лицом к лицу с Цинсюанем. И лицо это, кажется, приняло на себя последствия вечера за всех троих.
- Привет, - он постарался заставить себя улыбнуться. Ши Цинсюань на улыбку не ответил - грациозным кулем шлепнулся на табуретку и бумкнул головой о столешницу. - Я на минуту зашел, узнать все ли у вас в порядке. Уже ухожу!
Теперь он заметил, что дорога домой далась этим двоих не легко. Это обо что же нужно биться, чтобы у тебя вся шея... и плечо были в кровоподтеках?

[icon]https://i.imgur.com/K2WfU8Y.jpg[/icon][sign] [/sign]

+2

29

Не то чтобы подобного никогда с Цинсюанем не случалось, учитывая как он по молодости загуливал, но конкретно эта ситуация была максимально неловкой. Не так он хотел сблизиться с объектом своей симпатии, уж точно не пьяным - что там между ними было вспомнить бы еще - теперь Хэ Сюань, наверняка, подумает, что Цинсюань ветреный и не будет воспринимать его чувства всерьез. Или ему может стать стыдно и неловко, наверняка, ему уже стыдно и неловко, а эти два чувства совершенно точно отвратительная почва для отношений. Ну почему у него всегда все через … жопу! Хотелось выть в голос, но это наверняка было бы странно, так что Цинсюань лишь тяжело вздохнул, с трудом поднимая гудящую голову от столешницы и сосредотачивая свое внимание на ароматно пахнущем кофе, стоявшем прямо перед ним. От проявленной заботы внутри все затопило теплотой, может быть, еще не все потеряно?
- Это мне? - Голос у младшего Ши все еще был жуткий, стыдно представить почему. - Спасибо, Хэ-сюн, ты лучше всех!
Кое-как высвободив из одеяла одну руку, Цинсюань взялся за кружку и сделал глоток - живительный горячий напиток приятно прокатился по горлу. После еще пары глотков удалось немного собраться с силами и мыслями, чтобы как-то начать взаимодействовать с окружающим миром, здесь ведь еще был и Се Лянь. Он тут был с самого начала? Вроде бы он уезжал с Хуа Чэном? Когда он приехал? Это он стучал в дверь недавно? Как много он видел? Не успел ли Цинсюань опозориться и перед ним? Так, надо начать с какого-то нейтрального вопроса.
- Ты как, нормально вчера добрался? - Цинсюань чуть обернулся к другу, спешно подхватывая спешащее вниз одеяло и шумно прихлебывая кофе. - Я хотел позвонить, но не успел. Уходишь? Куда уходишь? Ты же только пришел.
Отпускать Се Ляня малодушно не хотелось, потому что иначе им возможно придется с Хэ Сюанем поговорить, и что это будет за разговор - непонятно, или же физик попросту может сбежать, что тоже такая себе перспектива. Неужели, вчера все было так плохо? Цинсюаню стало грустно, а еще он осознал в каком виде сейчас сидит тут и к грусти присоединилось смущение.
- Я сейчас, ох, оденусь, умоюсь и вернусь. НИКУДА НЕ УХОДИТЕ! - Первая попытка подняться отозвалась болью в нижней половине тела и в голове, так что не удалась, пришлось посидеть еще немного, собраться с силами и предпринять вторую - та была успешнее. Кое-как приняв вертикальное положение, Цинсюань еще раз поблагодарил Хэ Сюаня за кофе, очень стараясь на того не смотреть, он один раз посмотрел, заметил цветастый узор на чужой шее, залился румянцем по самые уши и больше таких ошибок не совершал. После этого младший Ши медленно, но целеустремленно направился обратно в комнату, а после - в ванную, из которой минут двадцать спустя вышел посвежевшим и главное - одетым. Вообще, он бы с удовольствием полежал в теплой воде минут сорок, но боялся, что Хэ Сюань все-таки сбежит, так что пришлось торопиться.
- Никто не голоден? Может закажем еды и ну… обсудим презентацию? Мы вроде как молодцы, да? У нас же получилось? - Говорить о работе - единственное что оставалось в этой максимально нелепой ситуации, тема максимально нейтральная, а еще вроде как позитивная, ведь у них и правда получилось. Они смогли отбиться от нападок Ши Уду и очаровать комиссию, это ли не успех?

[icon]https://i.imgur.com/VM3ZtCl.jpg[/icon][sign]Мы будем как Мария Кюри и ее муж Пьер, которые целыми днями работали бок о бок, купаясь в лучах своей любви и радия, который в итоге ее и убил. К черту «Красавицу и Чудовище», вот история, достойная Диснея![/sign][lz]Если бы я не стал астрофизиком, я бы мутил отличные вечерухи! Но всё решил случай.[/lz]

+2

30

Хэ Сюань с утра пораньше в принципе соображает с трудом, а уж после вчерашнего так его и вовсе клинит по полной программе, с кратковременными перерывами на панику. Да, внешне это проявляется примерно никак, но сам то он осознает, насколько страшно он тупит. Посему он старается концентрироваться на каких-то простых вещах, над которыми не надо сильно задумываться - сварить кофе, помыть посуду, которая лежит в мойке явно давно, расставить баночки со специями на столе по алфавиту, поддернуть двумя пальцами сползающее с плечо Цинсюаня одеяло, поскольку это на данный момент уже запредельный уровень наготы, который Сюань готов лицезреть.
Пришедший Се Лянь оказался одновременно и большой проблемой - не реши он заявиться с утра пораньше, был бы шанс тихо уйти, а теперь уже явно не вариант - и отчасти спасением - оказаться с Цинсюанем наедине было бы в разы страшнее. Сюань понятия не имеет, что делать. Он вообще не знает, что обычно люди делают в таких ситуациях.
Физик забрал вторую кружку с кофе и принялся молча вливать в себя горячий напиток, не горя желанием встревать в диалог. Се Ляню явно было дискомфортно, но облегчать его участь Сюань не собирался. Так он, по крайней мере, страдает не один. Впрочем, у Цинсюаня утро тоже явно не задалось, но в его сторону Хэ Сюань способен только настороженно зыркать. Он понятия не имеет, что делать и чего от астрофизика ждать. Не то чтобы до этого происходящее в голове Цинсюаня было хоть сколько-нибудь понятно, но теперь там вообще туман войны.
В какой-то момент Цинсюань героически утопал в душ, снова оставив Хэ Сюаня с Се Лянем наедине. Изначально не задавшийся диалог и на этот раз не случился. Гость, вроде как, что-то там бормотал и пытался как-то завести разговор, но Сюань был больше занят своим кофе и только пару раз отстраненно кивнул. Уходить после просьбы Цинсюаня явно оба постеснялись, так что некоторое время прошло в неловком молчании и серпаньи кофе.
Вернувшийся посвежевший Цинсюань снова наполнил кухню болтовней, вытаскивая Сюаня из оцепенения, в которое тот кратковременно впал. Надо бы тоже дойти до душа, но он не до конца уверен, что это нормально. От слов о еде физик моментально встрепенулся, заинтересованно вытягивая шею.
- Я за. Я голоден.
Хоть Сюаня еще слегка мутит, но не настолько, чтобы не хотеть есть. В холодильнике Цинсюаня он не нашел ничего, что сошло бы за полноценный завтрак - он что, питается фруктами и йогуртами? - поэтому теперь тихо хрустел утащенными из шкафчика цветными колечками сухого завтрака. Там хотя бы есть сахар. Много. Глюкоза нужна для мозга, а мозгу Сюаня сейчас и так туго приходится.
- Весьма вероятно, что грант получим мы. Председатель комиссии был очень нами доволен и дал понять, что наш проект приоритетен. Никаких гарантий, но процент высок.
Даже если ничего не выйдет, это того стоило хотя бы ради лица Ши У Ду. Жаль никто его не сфотографировал, Сюань бы себе футболку напечатал с этой рожей.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/bd/ab/2/740359.jpg[/icon][status]кварк второго поколения[/status][lz]Физики — народ забавный: икс, игрек, бога нет.[/lz][sign]-[/sign]

+2


Вы здесь » ex libris » альтернатива » big bang theory


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно