ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Hic mortui vivunt, hic muti loquuntur [dragon age | wow]


Hic mortui vivunt, hic muti loquuntur [dragon age | wow]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">we create our own demons</span>

<span class="data">рэдклифф / почти настоящее</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/ARFWIXY.png">

</div>

<p>
Hic mortui vivunt, <br>hic muti loquuntur
<span>

sally whitemane, dorian pavus
</span></p>
</div>

</div>[/html]

they will rise

Отредактировано Dorian Pavus (12.01.22 02:00:26)

+2

2

Тяжелые латные сапоги уверенно месят грязь и мутную воду древних как сам Азерот подземелий, ведущих к комплексу построенному титанами. Сколько тысячелетий назад были созданы эти тоннели и само сооружение даже подумать страшно. Воняет здесь почище чем из пастей поганищ и Салли морщится раздраженно поводя плечом и невольно задерживая дыхание. В голову закрадывается мысль о том, что великий пантеон сыграл с ними всеми злую шутку решив, что спрятать остатки исследований над Старыми Богами вполне отличная идея до которой не доберутся сумасшедшие ритуалисты или поклонники кровавых культов и Повелителей Бездны.

Вайтмейн поудобнее перехватывает оружие, осторожно пробираясь вперед, но вскоре ей становится скучно и она убирает тяжелый двуручный меч в ножны. Всех жаждущих защитить проход к великим тайнам отряд Черного клинка положил еще на подходе к катакомбам, а внутрь ярые фанатики сунуться побоялись, ну не в крыс же клинком, в самом деле, швыряться. Если они, конечно, вообще способны выжить здесь и не превратиться в какую-нибудь извращенную жуть. В любом случае опасности по близости она не чувствует, хоть мертвенная тишина и порядком нервирует, вынуждая поводить плечом и зорко вглядываться в полумглу просторных тоннелей. Салли вздыхает и поправляет перчатку. И кой черт ее дернул согласится на этот поход? Сидела бы себе в Акерусе, слушая занудный бубнеж Дариона и нескончаемые перепалки Тассариана и Кольтиры или зачищала жалкие остатки демонов, оказывающих сопротивление на Расколотых островах, но нет же…

Прошло почти три месяца с того момента, как объединенные армии Альянса и Орды сразили Саргераса, одержав победу над Пылающим Легионом, освободив мир от нависшей угрозы и чудом избежав раскола планеты. Вечным напоминанием об этом стал огромный меч вонзенный безумным титаном в самый центр пустынного Силитуса как зловещее предзнаменование грядущих событий или насмешка над мнимым миром, продержавшимся не так уж долго. Новая война вспыхнула практически мгновенно, стоило только общему врагу исчезнуть, восколыхнув старые разногласия и разрывая тонкие нити доверия кропотливо и долго выплетаемые совместными усилиями двух фракций. И мир снова сдвинулся, спасенный от тьмы и мрака безысходности, теперь освобожденный, он трещал по швам раздираемый внутренними противоречиями и нежеланием слышать друг друга. Пламя ненависти, почти утихшее под давлением страха быть сметенными ордами демонов, разгорелось вновь взмывая вверх к небу яркими горячими языками жаркого огня, уничтожившего последнюю надежду на воссоединение. Чернеющий остов умирающего Тельдрассила среди вод Сокрытого моря был тому доказательством.

В этом мире все было не так. Все вновь перевернулось вверх дном. Но вышагивая по гулким разветвленным тоннелям, ощущая на теле тяжесть лат, Салли испытывала ни с чем несравнимое удовольствие, чувствуя себя готовой к любому бою. Даже не смотря на то, что затаившийся в глубинах враг мог стать коварнейшим из противников.

- Похоже, мы ввязались в опасную авантюру, Верховный инквизитор, - подает голос один из рыцарей, шагающих по правую руку от Вайтмейн, - Эти тоннели настолько древние, что кажется помнят мир до Войны Древних…
- Ты ошибаешься, - Салли ныряет в нишу, которая ответвляется от основного прохода и уводит куда-то вглубь, еще ниже того уровня, где находятся сейчас рыцари смерти, - они много древнее тех времен.

В этом тоннеле сыро и темно, но уже не так смердит, как в том, который только что инквизитор покинула. Она дожидается своих соратников и уверенно шагает вперед, чувствуя, как пол постепенно уходит под ногами под скат, становится суше и каменистее, что не без удивления отмечает для себя воительница, ожидая совершенно другого эффекта при спуске вниз. Вайтмейн делает еще один шаг, огибая угол и опираясь на стену, когда под пальцами она подается внутрь, часть ее погружается в нишу и своды каменного потолка начинают дрожать и вибрировать от пришедших в движение плит.

- А чтоб тебя... Назад! Все назад! – командует, когда слышит нарастающий гул, будто на них на всех парах несется поезд из-под тоннелей Стальгорна.

- ОШИБКА. НАРУШЕНИЕ ЦЕЛОСТНОСТИ ОБОЛОЧКИ. ОБНАРУЖЕНЫ ЧУЖЕРОДНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ. АКТИВИРУЮ ПРОТОКОЛ УНИЧТОЖЕНИЯ - металлический голос вторит гулу, звучит отовсюду, накатывает волнами, вибрирующим эхом отдает в груди, давит на уши, - ОШИБКА. НАРУШЕНИЕ ЦЕЛОСТНОСТИ ОБОЛОЧКИ…

- Забери меня Бездна, чтобы я еще раз согласилась добровольно на подобные вылазки, - рычит Салли отскакивая вбок и вжимаясь в образовавшуюся нишу, когда из соседней плиты вырывается яркий столп света мгновенно разрезая на куски пару нерасторопных солдат, - найдите укрытие, иначе комплекс не оставит от нас и следа. В сторону… прочь от…

Договорить ей не удается. Откуда-то снизу слышится щелчок, как будто из стены вышла пружина, плиты сбоку и под ногами приходят в движение, и яркий столп света бьет в глаза дезориентируя и вынуждая закрыться рукой, чтобы не ослепнуть, панель о которую опирается Вайтмейн поворачивается и выталкивает инквизитора с другой стороны, отделяя ее от своей группы сплошной стеной.

- Вурдалака тебе в дышло, - Салли сплевывает себе под ноги пыль и гниль осевшую на губах и зубах, когда на нее с внезапной прытью наваливается существо, в темноте неясные очертания которого очень похожи на зомби, правда скорость его поражает. Какой-то эксперимент титанов заблудившийся в подземных тоннелях? Оно успевает зарычать, прежде чем его башка, сбитая ударом меча, катится по полу гулко ударяясь об каменные плиты. 

- Тупое ты отродье. Кто ж на рыцаря смерти так открыто в атаку идет? - инквизитор пинает голову с безгубой оскаленной пастью и вглядывается во тьму своим светящимся мертвенным светом взглядом, - Что здесь вообще происходит, интересно мне знать…

Ответом ей следует рычание из тьмы и целый выводок похожих на первую тварей бросаются на Салли.

Отредактировано Sally Whitemane (18.03.22 15:53:11)

+2

3

В сумраке пещеры, в мутной мгле падающих теней голоса звучали глухо, слова падали на голову, точно камни; появлялись и исчезали силуэты каменных Совершенных, узкие проходы. Казалось, что Валаммар сорвался с места и поплыл куда-то, покачиваясь и воя.
Вот Скорнячка, обгоняя, подозрительно обернувшись, кинула взгляд, молчаливый, разящий недоверием, и ушла вперед.

— Очаровательно, — тихо проворчал Дориан и повел плечом.

От одного вида витиеватых подземных коридоров и терявшихся во тьме торцов он чувствовал приторный вкус отчаянья, он оседал вязким слоем на языке, и зубы сводило. Теперь, в каждый шаг Дориан вкладывал усилие, наигранное терпение сдерживало поступь, когда пришлось забрать правее, на тропу, уходящую вглубь утеса. Совсем недавно ему уже приходилось тут бывать, с миледи Инквизитор, и тот страшный звук – звук барабанов, доносившийся из непроницаемой тьмы – до сих пор гулким эхом отзывался по окрестностям впечатлительной памяти.

Чужак. Определенно он тут чужак. Как все другие, посланные вслед в качестве то ли подмоги, то ли приставной охраны, но о втором лучше не зарекаться, по крайней мере, в присутствии Скорнячки, кровь которой будоражилась от одного его имперского присутствия.

Размышления держали на привязи всего минуту. Времени… Если то, о чем донесли лазутчики Лелианы и поведали тесные связи хартии Варрику, времени оставалось мало, и там, в самой глубине всеми забытого форпоста разгуливала стая порождений.

Вина… Дориан определенно желал вина, дать возможность сухому красному умело и так бесстыдно разогнать по венам свою страсть, смять тревожное чувство, отравить испарениями кровь. Хотя бы каплю, лишь бы перестали мерещиться эти тени. Черные – иные кряжистые и приземистые, иные высокие, в остроконечных шлемах, с черными щитами плыли по мертвым скалам, освещенным тускло огнями, что обрамляют тесную и склизкую от скопившейся влаги лестницу, ведшую, наверняка, в архидемоновы закрома. 

— Далеко ли еще топать? — спросил Дориан.

— Хм! — шикнул Хмурик.

Верно. Нашел, кого спросить. Тогда Дориан, обернувшись к Глыбе, последнему из спутников, хотел попытать удачу у него уточнить, что же показывает карта. И вдруг споткнулся. Не физически, нет, на подсознательном уровне, словно что-то как подножка возникло в воздухе, нарушая потоки магии, ощущавшиеся под землей куда трепетнее и явственней.  Глаза его широко распахнулись и по позвонкам пробежал колючий холодок. Посох, в котором ритмично мерцал зачарованный агат, ударился наконечником о скалу, и будто заговоренный камень полыхнул черной молнией, бесконтрольно вырвавшейся на лабиринты неизведанных дорог. Растерянный взгляд бросился в черную глубину ущелья, пытаясь достичь дна, что стало преткновением, взойдя непрошибаемой преградой.

— Маг, ты что творишь?

Дориан ответил не сразу, а когда, думалось, нашлись правильные слова, было поздно. Невозможно что-либо было углядеть в пещерном мраке, что отчаянно не поддавался скудным, едва разгоняющим черные тени огням, однако звуки… Звуки барабанов… Они близко.

— Бежим!

В глазах мылился пейзаж. Витиеватые подземные коридоры грозились стать усыпальницей. Впереди, расторопно, снова и снова скрипела эльфийская тетива, выпуская стрелы одну за другой, со свистом, прорывающим воздух совсем близко от макушки. Кислый воздух, обжигающий грудь. Верхняя губа дергалась в резком спазме при новом залпе огня, сорвавшимся с рук, и растягивалась в злорадной ухмылке, когда позади раздавался предсмертный вой и запах гари. В страстном и практически бесконтрольном желании выжить Дориан осквернял пространство магией так, насколько это представлялось возможным при активном перебирании ногами. Неаккуратно сдавливал Завесу и тут и там, и вот – поток проливается на ладони, растекается по пальцам и мимо, и дальше, по воздуху, оставляя заговоренные мины и пласты порчи, схлопывает и раздвигает завесные отрывки, замедляя орду, что то отступала, то вновь бросалась на приступ.

У Скорнячки заканчивались стрелы, у Глыбы – порох и бомбы, у Хмурика – все боевые кличи, начинающиеся на первую букву его имени.       

— Ну все, ща я им! Ложи-и-ись! — над макушкой пролетело что-то искрящееся и круглое. Не успел толком Дориан разобрать, как стены и под ногами камни синхронно вздрогнули, и единственное, что успелось запомнить – толчок неимоверной силы прямо в грудь. И тьма. Кромешная, непроницаемая и такая пугающая…

[Боль / Боль / Боль]Она в сердце, в затылке, бьется в ушах, как волны западного моря — Пара мгновений, дотронуться до себя, ощутить целостность тела, и одновременно,
сколь хрупко оно и усталое —
[Боль / Боль / Боль]Слышен сердца ритм

Дрожащие руки смогли стать опорой, непослушные ноги едва удержали на весу. Беглый взгляд – нашел посох, в другую сторону – кромешный обвал и ни одного из приставной охраны поблизости. Умерли?

Нет, невозможно. Дориан слишком хорошо был в себе уверен, чтобы не сомневаться в силе своего барьера, которым, как коконом, окутало всех четверых, и если жив он – живы и они.

Опять вдалеке раздалось лязганье скрещенных клинков, однако в этот раз гораздо отчетливей и громче. Шарканье доносилось все отчетливей, прямиком из туннеля, куда отбросил взрыв, и в этот раз никто уже не поможет. Шум неясных голосов и яростных кличей подстегивали пробудиться опасному любопытству: гарлоки явно не могли похвастаться знанием таких весомых выражений, что доносились в гуще. В них сквозила явная угроза, она ощущалась на всех уровнях восприятия, которое у Дориана изрядно попортилось, и любой крохотной сбой мог за собой повлечь разрушительные последствия, но отступать было уже поздно, фигуры выстроились на шахматной доске, и первым, пока было не поздно, ход сделает он. 

Обжигая густой жижей ладони, чуждая природе цепная молния легкостью движений обняла ладони, и тянула за собой шквал энергии, прорывающей темноту. В темнеющих колыханиях беспокойной глади скользило размытое эхо поверженных голосов, но он слушал только один, скорее принадлежавший человеку, нежели отродью. По воле случая, молния охватила визжащее кольцо тварей, столпившихся вокруг кого-то неизвестного, но по ощущениям не менее опасного. Погасшие факелы снова возымели власть над пространством и благодаря усилиям Дориана ярко горели, освещая некое каменное плато, на котором они очутились.

Дориан глубоко выдохнул застоявшийся в легких воздух и был готов поклясться, что дважды повторить такой фокус будет не в состоянии. По крайней мере, без вина. Он недоверчиво перевел взгляд на незнакомую фигуру и не торопился опускать посох, увидев, какую вереницу трупов она успела оставить за своей спиной. Он справился с шестью, а она... с двумя десятками?

— Не знаю, кто ты, но место для прогулок – явно не подходящее, — слегка осипшим голосом произнес он.

Его глаза были добры, слова вежливы, улыбка ни надменна, ни презрительна, но разрезала пополам подобие всякой дежурной учтивости и едва ли не срывалась на предостерегающий оскал. Он не знал ее, она – его, и они, в конце-то концов, на Глубинных Тропах. А тут…

Тут доверять нельзя никому.

Отредактировано Dorian Pavus (18.01.22 00:53:35)

+2

4

[nick]Sally Whitemane[/nick][status]за минуту до ада, за день до начала лета[/status][icon]https://i.imgur.com/cdSyPsN.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/RaeHsTx.gif https://i.imgur.com/tAS3fyZ.gif[/sign][lz]
<a class="lzname">Салли Вайтмейн</a><div class="fandom">World of Warcraft</div><div class="info">Я знала только звук войны, когда клинок ломал клинок, и человечества сыны, валялись мертвыми у ног. </div>[/lz]

Салли не боится смерти она умирала и воскресала столько раз что сбилась со счету, и сейчас в ее теле скованном проклятьем Короля Лича, где гремучей смесью переплелись тьма и свет, разгорается ярким пламенем жажда битвы. Рыцарь смерти скалит зубы в жесткой усмешке, ожидая приближения противника.

Застывшая в безвременье вечность ее не пугает, но и не приносит покой. Она горит внутренним огнем ненависти, жаром жгучих неугасимых угольев тлеющих в груди и этот жар не позволяет ни на секунду остановиться, замереть и подумать почему так болит внутри, хотя немертвая душа, скованная магическими узами в теле продолжает рваться ввысь, не забыв того безумия, что полыхало праведной карой в глазах инквизитора при жизни.

Ее не пугает и неизвестность и чернота подземных сводов, она повидала за свою жизнь бесчисленное множество тварей, которые пали от рук сумасшедшего Верховного инквизитора, пронзенные Светом и сгинувшие во мраке неизвестности. Она карала демонов Пылающего Легиона в новой ипостаси нежизни своей и ее рунический клинок пел, собирая кровавую жатву из душ, отправляя многие из них в Круговерть Пустоты.

Символы рун крови вспыхивают перед мысленным взором и лежащий под ногами труп начинает мелко дрожать и неестественно изгибаться, ломая привычную связь из мышц и сухожилий, кости покидают свои пазы в суставах, выламываются и вплетаются в нестройный, хаотичный хоровод вокруг женщины, образуя жуткий щит из останков.

Пришедшие по ее душу вряд ли представляют с чем и с кем предстоит им столкнуться, и хоть Салли и сама не особо понимает что это за проклятые души, заблудшие в древних катакомбах Титанов, она бросается в бой, зная что на этом пиру смерти не ее труп станет главным блюдом.

Когда первые зомбиподобные твари кидаются на нее из темноты, их встречает удар двуручного меча, с легкостью проходящий сквозь вихрь костяной защиты и вонзающийся в податливую мягкую плоть с чавкающим звуком. Салли даже кажется, что она слышит сытую песню клинка, вгрызающегося с наслаждением острыми рубцами краев в тела врагов. С каждым трупом костяной щит крепнет, становясь плотнее, а скорость атаки рыцаря смерти возрастает.

Верховный инквизитор вторит голосу своего клинка звонким смехом и, позволив себя окружить выскочившим на свою беду навстречу собственной смерти тварям, кидает себе под ноги заклинание смерти и разложения, расползающееся по земле кровавыми кругом, стелющееся тонкой сеткой рун и потянувшее к противнику свои магические путы, нанося урон и поглощая жизненную силу.

Движения воительницы точны и безупречны, она словно танцует в вихре из костей и крови, ее рунический меч рубит тела врагов, ломая кости, рвя сухожилия и мышцы, превращая жалкое подобие доспехов, что надеты на недочудовищах в хлипкие остатки металлического хлама.

Она так увлекается, что почти пропускает появление иного творения тьмы и скверны. Оно появляется словно моровое поветрие, которое никак не ждешь, лишь внутри сначала зарождается неприятное чувство тоски и боли, а потом приходит зуд и ломота в пальцах, тогда ты уже понимаешь, что упустил момент и смерть стучится в твою дверь.

Салли в последний момент выбрасывает руку вперед и вверх и с ее пальцев срывается заклинание хватки смерти. Используя энергию пронизывающую и объединяющую все сущее, эти путы сбивают слова начавшейся зарождаться в глотке твари магии и притягивают к рыцарю, вздергивая над ее головой как пустой мешок с трухой. И даже тогда странный, неестественно высокий и тощий полутруп скребет по земле когтями пальцев ног, силясь вырваться и добить своего врага.

- Что ты такое, троггово ты отродье? - заглядывая в лицо скалящемуся в удушающей хватке уродцу, шипит Салли, щуря сияющие мертвенным голубым светом глаза.

- Ты не пахнешь… этим… миром… - хрипит в ответ тварь и рыцарь смерти даже отшатывается от удивления, отступая на шаг назад, оскальзываясь на треснувшем от удара мечом черепе и ослабляя магический захват.

И тут же в голове возникает неестественный звон, будто путы чьей-то неизвестной доселе магии вплетаются в разум, вгрызаются острыми зубами и пытаются вытеснить собственные мысли, оглушая и дезориентируя в пространстве. Костяной щит осыпается бесполезным хламом кровавых останков, неспособный больше защитить свою хозяйку. Верховный инквизитор рычит, встряхиваясь всем телом как большой зверь, желающий скинуть с себя чужую власть, выпускает из хватки противника и не дав ему прийти в себя и продолжить магическую атаку, обрушивает удар рунического меча, перерубающий шею и грудину по касательной. Клинок застревает в межреберном пространстве, зацепившись зазубринами в прочной броне и только сейчас, когда гул в голове стихает, Салли понимает как сильно этот противник отличается от всех остальных трупов, что валяются под ее ногами.

- А ты занятный, - рыцарь смерти склоняется ниже, чтобы разглядеть поверженного врага, предварительно активировав антимагический панцырь, замерцавший вокруг ее тела зеленоватым мертвенным светом, - Похоже мне попался не обычный рядовой монстр. Что же вы за дрянь такая? Какие еще эксперименты хранят эти стены?

Она упирается в латный нагрудник тяжелым сапогом и с силой выдергивает свой меч из трупа, как раз в тот момент, когда из тоннеля на нее кидается новый выводок рядовых зомби, кажется окончательно потерявших страх и дезориентированных смертью своего предводителя.

- Да что б вас вурдалаки драли, люторогово вы дерьмо, - Салли заносит меч для удара, но всех тварей внезапно сковывает вспышкой цепной молнии и в воздухе явно пахнет паленой кожей и свежестью грозового утра. Запахи настолько контрастные, что в носу начинает нестерпимо свербеть. Обгоревшие трупы падают к разрубленным мечом телам у ног и Верховный инквизитор поправляет латную перчатку, удобнее перехватив клинок, ожидая новой атаки.

- Маг… - констатирует факт, вместо приветствия, когда голос на противоположной стороне тоннеля перестает отголоском эха биться меж потолочных сводов подземелья. Светящиеся мертвенным светом глаза превращаются в две узкие щелочки, - Могу сказать тебе тоже самое, - стойка Салли становится менее угрожающей, но меч рыцарь все же не убирает, - Почему Кирин-Тор не предупредил о том, что пошлет в Гробницу Титанов своих людей? Или вы замыслили что-то в обход приказов Верховного совета Альянса? - инквизитор не может сдержать ехидный смешок, - Ты один? Остальные не выжили?

Отредактировано Jade Nguyen (12.05.22 12:15:14)

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Hic mortui vivunt, hic muti loquuntur [dragon age | wow]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно