ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » sorry for your loss


sorry for your loss

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">что, если</span>

<span class="data">нью-йорк-199999</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/uhFAwM7.gif">
</div>

<p>
раз вторые шансы даются кому попало
<span>
то, может быть?..
</span></p>
</div>
</div>[/html]

+4

2

Прохладно. Ужасно нелепо, но внезапно оказавшись на одной из незнакомых улиц Нью-Йорка, все о чем Гвен думает, так это о том, что на этой самой улице прохладно и погодка так себе. Стоило бы подумать о том, по какой причине она вообще здесь и в какой момент стала страдать лунатизмом. К примеру. Иногда с ней случалось говорить во сне, Питер много раз потешался над этим [словами о том, что это ужасно мило, но Стейси определенно знала, что Паучишка над ней смеется, за что и получал бесчисленное количество раз], иногда речь была даже внятной и осмысленной, как когда засыпаешь на уроке, но преподаватель будит тебя каверзным вопросом, а тебе приходится быстро соображать, какой же ответ будет верным. Не так чтобы она часто спала на уроках, скорее совсем не спала, но пару раз с каждым может случиться, так? Но что важнее, она вполне ясно и четко могла сказать о себе, что брожение по улицам во сне - не было ее отличительной чертой.
Итак, это было странно. Все улицы в городе в принципе похожи друг на друга, так что... Ладно, о том, что она именно в Нью-Йорке, ей подсказала газета, валяющаяся на грязной земле. Порядком истоптанная множеством ног, но все же отлично читается название, да и дата тоже видна хорошо. Только от этого как-то особо легче не становится. Гвен никогда не считала себя той, кто мог бы быть подвержен непоколебимой вере в фантастические теории о путешествиях во времени. Но вообще, когда твой парень Человек-Паук, а сама ты уже пару раз благодаря стечению обстоятельств (ну никак не связанных с тем самым парнем!) становилась свидетельницей достаточно странных событий... К примеру, твой наставник и идейный вдохновитель, который сам себя обратил в огромного разумного ящера. Просто случайный пример, ничего такого. В общем, сталкиваясь с чем-то подобным, ты в любом случае уже не будешь настолько скептиком, насколько бы тебе хотелось.
Гвен могла бы предположить, что все это сон. Но, как она и заметила ранее, на улице было холодно. А мозг, находящийся в состоянии сна и анабиоза, не в состоянии передать телу настолько реалистичные ощущения, чтобы они переключились на подсознательную реальность. Это наука, да-да, все верно, даже в этом случае Стейси предпочитала нащупать твердую землю под ногами, успокаивая себя вещами, в которых она была уверена.
Так или иначе, одета она...Ну, нормально? Ничего необычного. Спасибо, что не голая, а то во сне и не_во_сне обычно случается что-то такое. Людей на улицах не очень много, она сворачивает на более оживленную. Люди как люди, никто не косится на нее как на инопланетянку, когда она спешно перебегает дорогу, дождавшись зеленого на перекрестке. Она сворачивает, завидев неподалеку объемные верхушки зеленых деревьев. Какой-то сквер или парк? Это место кажется смутно знакомым. Вроде в Нью-Йорке все одинаковое и ты в принципе не сможешь тут заблудиться, только если не задашься этой конкретной и очевидной целью: сделать это намеренно.
Гвен встряхивает головой, поплотнее запахивая вязаную накидку на плечах. Она заходит в сквер, освещенный ярким светом уличных фонарей. Впереди фонтан, но он, разумеется, отключен. Они ведь работают только летом, отлично, она выяснила, что сейчас точно не лето. На это немного намекала температура и найденная ранее газета, но фонтан он, знаете, как аксиома всех аксиом, вечный столп реальности.
Гвен садится на лавочку, подтягивает на колени небольшой клатч, открывая его и принимаясь в нем рыться. Отлично, кошелек есть, деньги в нем тоже, значит сможет вызвать такси и добраться домой. Как только разберется с тем, где вообще ее дом. Потому что до этого она попыталась дозвониться маме из телефонного автомата - какое же чудо, что они до сих пор существуют! - но мобильный номер отчего-то определился как несуществующий, а на домашний ответили совсем другие люди. Это было странно. Но, может, она что-то перепутала, так? Собственный мобильный, тоже лежащий в сумке, оказался безнадежно разряжен, даже не подавая признаков жизни. И почему-то экран у него потрескался, когда она успела его уронить вообще? Странно.
И телефон Питера был недоступен. Тоже. Вообще-то, для него это не редкость, Гвен вообще без понятия, зачем ему телефон, если он его никогда не берет, но это уже ладно. Посидев еще некоторое время на лавочке, пытаясь придумать и понять, как ей стоит поступить в этой ситуации. Но ничего дельного в голову не приходит. Совсем скоро вечер сменится ночью, но не будет же она ночевать в сквере на лавке, так? Надо найти гостиницу, но для начала стоит еще раз попытаться дозвониться Питеру. Его номер хотя бы существует, может ей повезет? Гвен возвращается к телефонному автомату, стоящему возле входа в сквер. Опустив пару центов и набрав номер, она прислоняется плечом к пластиковой кабине, прикрывая глаза и слушая долгие гудки на той линии. Которые внезапно сменяются голосом. Это Питер!
- Слава Богу, Питер, - выдыхает Стейси, с огромным облегчением. Ответная тишина по ту сторону напрягает. Она ошиблась и не туда попала? Только не это. - Питер? Ты слышишь меня? - зовет Стейси, пытаясь добиться хоть какого-то намека на то, что ей не послышался голос Паркера. - Это Гвен.

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+2

3

Чего Питер ожидал в самую последнюю очередь, оказавшись в Нью-Йорке из параллельной вселенной, так это того, что у него вдруг зазвонит мобильный телефон. То есть, наверняка кто-то владеет его номером в этой вселенной, так? Во всяком случае, вероятность этого не нулевая. Не Коннорсу же или Максу ему названивать, правда? Откуда у них вообще его номер. Вернее, с Коннорсом еще понятно — как-никак, работали вместе, ничего удивительного. Но все еще остается вопрос, зачем. Да он и не знает, наверное, что Питер тоже где-то здесь ошивается. Не самая очевидная вещь, судя по сбивчивым объяснениям малого и его друзей — заклинание должно было притягивать тех, кто знает Питера Паркера, а не всех Паркеров из соседних реальностей.
Хотя, формально, и правда, никаких противоречий: им самим-то собственные имена были знакомы не понаслышке.
Чего он точно не ожидал увидеть на экране мобильного — это имя.
То, которое он не решался стереть из контактов уже... с десяток лет?
Хотя, что уж скрывать, как только понял, что к чему, в тайне надеялся, конечно, что — может быть, вдруг? Даже при условии, что местный Питер никого больше не нашел — ну, она же и не человекоящер или сумасшедший доктор с механическими щупальцами, разгромивший автомобильный мост, так? Немудрено и упустить, в этом нет совершенно ничего удивительного.
Тем не менее, смотрит на расплывающееся перед глазами имя на экране телефона в подрагивающих руках так, как будто этого не может быть. Просто кажется. А то и вовсе - спит.
Не решается взять трубку.
Но понимает, что если этого не сделает...
Перезвонить-то точно не решится. А значит - так и не узнает.
- Да? - отвечает он - нейтрально, ведь это все еще может быть совпадение, и звонили вовсе не ему, а кому-то другому с тем же номером.
И слышит тот самый голос. Который не слышал уже очень давно где-либо, кроме собственных снов. Но который даже спустя годы не спутал бы ни с каким другим.
Может быть, это тоже все-таки сон? А что, со всеми этими мультивселенными - хотя довольно быстро он смирился с тем, что все взаправду, пусть и очень странно, и вообще не думал, что с ним что-то подобное может произойти. Ну, что однажды в лаборатории «Озкорпа» его укусит радиоактивный паук, тоже ведь никогда не думал, да и с кем еще-то такое случалось (не считая множественных Питеров Паркеров из других вселенных), так что...
- Да, слышу, - Питер отходит подальше от общей паучьей тусовки в школьной лаборатории, прикрывая динамик рукой; слова застревают в горле царапающим компом, поэтому голос кажется как будто и не то чтобы своим. - Где ты? Я сейчас буду.


- Парни, дайте мне часок, ладно? - наверное, уж этим-то двоим можно было объяснить, что происходит и какие вдруг личные дела не могут его ждать не в своем Нью-Йорке. Что он думает, другие Питеры Паркеры не поняли бы? Да поняли, конечно: они хоть и не выглядят как близнецы-братья, да и опыт у всех, как-никак, разный, но все равно - сути не выкинешь, иначе б и Пауками-Паркерами, глядишь, не были.
Так почему не сказал тогда? Наверное, заволновался просто - и побыстрее захотел оказаться совсем в другом месте, а не тратить время на объяснения. Тем более, у них и у самих времени было в обрез, пока их бешеные не продолжили разносить Нью-Йорк. Хотя, если честно, Питер вообще не был до конца уверен в успешности этой затеи. То есть, это же не как в «Назад в будущее» должно работать, а наплодить еще больше других вселенных - значит, они со старшим Питером даже и не смогут проверить. Тем более, все «подопытные» вернутся в последние моменты жизни, так? Значит, это по Коннорсу еще может быть заметно, что что-то изменилось. Но как быть с тем же Осьминогом или Озборном - починенную кукуху же так просто не различишь.
Впрочем, ладно. Наверное, пацан больше шарит в том, что делает - во всяком случае, держится так, как будто подходит со знанием дела. Что вполне может быть, учитывая, что они ж в его вселенной. Да и помочь с Питера все равно не убудет - как будто тем же самым не занимается у себя дома. Борьбой с плохими парнями, в смысле.
Но речь сейчас вообще не об этом - оставим пока наспех разработанную операцию до скорого будущего. Потому что сейчас он лихо пересекает улицы родного-неродного Нью-Йорка по дороге в гостиницу, где они условились встретиться с Гвен - это место совпадало в обеих реальностях и находилось в точности там, где они оба могли его найти.
Питер приземляется на кирпичную стену здания и до нужного окна добирается уже ползком, только почти уже на месте осознав, что рассекает по городу в том же халате, в котором ранее помогал создать антидот для Коннорса. Вытягивает руки из рукавов и прикрепляет халат паутиной возле окна - едва ли потом о нем вспомнит, да и без надобности уже, если она в нем вообще была. Но все же.
После этого, наконец, осторожно заглядывает в комнату. Смотрит на Гвен - ну самую Гвен, какой он ее запомнил. Явно нервничает и чувствует себя потерянно, хотя и старается не подавать виду, пусть рядом и нет никого, кто мог бы ее видеть. Как это слишком по-Стейси - Питер невольно улыбается, хотя при этом и дрожит так, что от собственного волнения вот-вот отлепится от стены.
Но надо взять себя в руки, эй. Как будто ничего такого не произошло - он же совершенно точно не будет ей говорить о том, что с ней случилось, так? Ну, как он скажет? Как?
Питер одной рукой приоткрывает окно, залезает на подоконник и заныривает внутрь номера - стягивает маску и быстро встает на ноги, но подходить ближе не решается, потому что...
Потому что. Как будто все еще боится, что все это нереально.
Он и не надеялся же когда-нибудь увидеть ее снова.
- Гвен.

Отредактировано Peter Parker III (11.01.22 00:29:36)

+2

4

Слышать голос в ответ волнительно. Внутреннее напряжение, натянутое тонкой вибрирующей струной, наконец-то отпускает, стоит лишь услышать его голос. Гвен выдыхает в трубку, даже не скрывая своего облегчения. Что бы в жизни ни случилось, даже если привычный мир трескается по шву, голос Паркера вселяет уверенность и странный покой. Уверенность в том, что, что бы там ни было и что бы ни случилось, они вместе с Питером придумают, как это решить. Так бывало множество раз. Без него все как-то не клеилось, было непонятно, во многом подвешенно и неопределенно. А он - воплощение хаотичности и нестабильности - каким-то образом всегда изловчался, чтобы все поправить и исправить.
Гвен, до этой секунды и не осознавала, насколько же ей было страшно. Просто она взяла себя в руки, пытаясь размышлять рационально, обстоятельно и по фактам. Но от этого страх лишь притуплялся, а не волшебным образом исчезал, по мановению палочки.
Разговор получается совсем недолгим, но так даже лучше. Сложно пытаться объяснить, выяснить и нормально поговорить по телефону. Так что договориться о встрече самое разумное из возможного. Одной в этом парке ждать совершенно не хочется, тоже немного страшно. Все же это Нью-Йорк, каким бы странным он ни был. Вряд ли в этом месте преступность искоренили и люди перестали быть людьми. Она кладет трубку, прислоняется лбом к пластиковой перегородке автомата, шумно выдыхает, на пару минут прикрыв глаза. Все будет в порядке, так? Даже если здесь все странное. Вокруг нет ничего привычного, того, что сделало бы Стейси менее уязвимой в подобной ситуации. Совершенно не хочется думать о том, что дата, которую она так же увидела на той найденной газете, слишком сильно отличается от той, которую она помнит. До всего произошедшего. Не день, не два, даже не год. А очень много времени. Но может она увидела что-то неверно. Или ей показалось, словом, всякое ведя случается, так?
Стейси наконец-то отмирает, поудобнее закидывает сумочку на плечо и быстрым шагом направляется прочь из сквера. Вдоль оживленных улиц, по которым все так же стремительно проносятся машины, идут незнакомые люди, поглощенные больше телефонами. Гвен успевает мельком приглядеться и отметить, что ни одной знакомой модели, эти телефоны не похожи на тот, которым пользуется она сама, или те, что сейчас популярны. Какая-то новая модель, так? Тоже странно.
Она доходит до адреса, о котором они условились с Питером. Мягко улыбается на стойке регистрации, благодаря себя за то, что документы всегда при себе и проблем нет хотя бы с этим. Она хочет попросить зарядное устройство для своего телефона, чтобы одолжить и немного подзарядить, но ни у кого не оказывается похожего. На нее смотрят немного с сомнением, уточняя, все ли у нее в порядке и не нужна ли помощь полиции, если что-то не так. Приходится спешно отнекиваться. Она чувствует на себе внимательный взгляд, когда идет к лифту, но быстро об этом забывает, стоит скрыться за дверями снятого номера. Хорошо, что кредитка с собой, возможно, ей придется остаться здесь на некоторое время, пока не выяснит, что вообще происходит.
Судя по тому, как Питер с ней говорил, произошло что-то серьезное. Серьезнее того, что происходит обычно? Возможно и так. Она думает об этом, когда коротким звонком заказывает себе пиццу и просит ее в номер: сама не заметила, как волнение сменилось голодом. Она здесь, в этом странном Нью-Йорке, уже несколько часов, ничего удивительного, что проголодалась и устала. Заказав пиццу, она скидывает с себя вещи и уходит в душ. Все еще думает о произошедшем. И о том, что это вообще такое. Но мысли тягучие, невнятные и непослушные. Ничего не понятно. Совсем.
Она выходит из душа, закутавшись в гостиничный халат и утирая полотенцем мокрые волосы. Вода немного помогла, отгоняя совсем уж беспокойные мысли. Короткий стук в дверь заставляет сердце пропустить удар, это Питер? Нет, просто еду в номер доставили. Ладно, ничего страшного, не так много времени прошло, а он любит опаздывать и сочинять в честь этого кучу нелепых историй. Гвен ставит коробку с пиццей на столик, открывает и берет кусочек, надкусывая его. Затем находит пульт от телевизора, включая его. Неосознанно старалась избежать этой необходимости, чтобы не услышать ничего, что окончательно убедит ее в том, что творится кошмар.
- Человек-Паук - враг номер один! - тут же громогласно заявляет ведущий, на каком-то канале. Гвен хмурится, видя показываемые фотографии. Какой-то парень, он даже едва ли совершеннолетний. Абсолютно ей незнакомый. Ну уж нет, извините, Гвен-то точно в курсе, кто такой Человек-Паук, что за глупости?
Далее демонстрируются какие-то хаотичные кадры, то ли взрыв, то ли пожар. Гвен откладывает еду, всматриваясь в экран. И вздрагивает, когда слышит шум от окна.
- Ох, Питер, - испуганно выдыхает девушка, округлив глаза. - Ты опять не воспользовался дверью, серьезно, каждый раз меня пугаешь, - взяв себя в руки, ворчливо отчитывает девушка, поднимаясь с кровати. Происходящее на экране все еще вызывает недоумение, но сейчас не это важно. Девушка останавливается на полпути, склоняя голову набок, смотря вопросительно и несколько озадаченно. Питер смотрит на нее так, словно она привидение. - Питер, - осторожно зовет она, подходя ближе и обеспокоенно касаясь пальцами чужой щеки. - Ты весь побледнел. Что произошло?
И тут Гвен внезапно понимает, что сам Питер какой-то не такой. Он что, стал старше...?

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+2

5

Да, это была та самая Гвен - ровно такая, какой он ее запомнил и видел последний раз. Сразу же принялась отчитывать его по каким-то пустякам, как в старые добрые времена, как будто и не было всех этих лет, проведенных в одиночестве. Вернее, времени-то, конечно, прошло немало для того, чтобы в какой-то момент ему в голову не пришла мысль, что, может, стоит отпустить прошлое и продолжить жить дальше. Он честно пытался, но все равно ничего не задавалось - так что проще уж было совсем не оставить места для Питера Паркера и целиком и полностью посвятить себя делу Паука.
Но сейчас все было настолько до боли родным и знакомым, что глядя на растрепанную после душа Стейси он, пусть и задался целью держаться как ни в чем не бывало, совсем не смог себя контролировать - невольно заулыбался, насколько в каждой интонации была Гвен, а глаза как-то мигом заблестели от подступивших слез.
Поэтому, когда она подошла ближе и прикоснулась к его щеке - лишнее подтверждение, что все это реально, не призрак какой, - Питер не удержался и порывисто ее обнял: не то от переизбытка чувств, не то для того, чтобы она не особенно всматривалась в его лицо. Потому что голос сейчас предательски задрожит, если он что-нибудь скажет - да и что он скажет? Все еще не знает. Поэтому просто утыкается носом в махровый ворот ее халата и тихонько шмыгает, вдыхая запах гостиничного геля для душа, исходящий от ее кожи.
Можно растянуть этот момент на ближайшую вечность? Чтобы так было всегда - и не думать о том, что творится вокруг, что они даже не в своем Нью-Йорке, и тем более не о том, что... осталось в прошлом, как кошмарный сон, длившийся годами? Ну, это-то еще вовсе не доказано.
Но, если уж на то пошло, раз они с другими Паркерами затеяли спасательную операцию для объективно более худших людей, чем Гвен Стейси, может быть, и в ее случае не все потеряно?
Вот только если их рабочей теорией было устранение разрушающих дефектов у других вырвавшихся из соседних миров, то в ее случае у Питера не было идей. Что здесь можно сделать? Разве что вставить титановый позвоночник, но эта задача явно не на час, который он себе выпросил, не говоря уже о времени, пребующемся на адаптацию.
Тем не менее, придумать что-то он был просто обязан. Причем в кратчайшие сроки - и при этом не говоря Гвен о том, что произошло.
Во всяком случае, конкретно с ней. А значит, и с остальными попаданцами-не Паркерами - ведь девушка она умная, сама проведет аналогию и быстро догадается.
Питер тихонько переводит дух и поднимает взгляд на телевизор, по которому аккурат показывали новости о событиях, произошедших сегодня с другим Питером, местным. Ну, можно пока обрисовать сложившуюся ситуацию в общих чертах - это уж точно было бы не лишним.
- Ну, - неловко начинает он, отстраняясь от Гвен, но мимоходом проводя щекой по мокрым волосам девушки и не убирая ладоней с ее плеч - вместо этого аккуратно ее направляя, чтобы снова села на кровать. Да и сам присаживается рядом. - Дело в том, что... - вообще-то, он и сам ведь толком не знает, что произошло и почему - только то, что во всем этом замешана магия и его новый младший приятель-однофамилец. Как-то не было особо времени узнавать подробности - хотя и, казалось, за время, проведенное в школьной лаборатории, они успели много чего обсудить понемногу. - Ты главное не паникуй, но... просто - это не наш Нью-Йорк, - произносит Питер. - Про параллельные реальности - все это правда. Местный Питер Паркер - он малость... набедокурил, - Питер неловко поморщился так, как будто на самом деле это его вина, а не того, другого. Паркеры, да? Что тут еще скажешь. - И... вот мы здесь. А еще доктор Коннорс и Макс Диллон - ну, ты знаешь обоих. И еще один Паркер со своей парочкой знакомых, - коротко засмеялся он - скорее нервно, чем весело. - Вообще-то, мы как раз собирались разогнать их по домам. Всех, кто сюда попал по случайности. Пока не позвонила ты, - закончил Питер, смущенно заглядывая ей в лицо.
Потому что дальнейший ход действия - абсолютно не представлял. Даже что еще можно добавить - понятия не имеет.
Однако - совершенно точно не может теперь просто оставить ее здесь. Чтобы позволить случиться тому, что должно случиться? Когда должен же быть выход, как все исправить.
- Я так... - скучал, - рад тебя видеть, - снова обращается он к Гвен, наклоняясь ближе - и ее одной рукой тоже притягивая навстречу, чтобы осторожно коснуться губами ее виска.

+2

6

Все очень странно. С момента их знакомства с Питером и с того момента, когда они начали встречаться, понятие "странности" в голове Стейси приобрело несколько...иное значение, чем у других людей. И в повседневной жизни мало чего могло ее удивить. Особенно после доктора Коннорса или же после Макса (кстати, почему она все никак не может вспомнить, как кончилась история с ним? Она ведь чем-то закончилась, так? Тоже отправляется в копилку "странного" и того, о чем стоит подумать, потому что провалы в памяти это не совсем приятно, она начинает казаться себе совершенно сумасшедшей). Сейчас же градус странности ох как добавляло выражение лица Питера. Бледный, как будто даже нездоровый и больной, особенно это читается во взгляде. И в паре новых морщин. Откуда у него вообще успели появиться морщины...? Но долго разглядывать себя Паркер не дает, вместо этого притягивая в тесные и крепкие объятия. Воздух выбивает из легких, от внезапной порывистости этого движения. Гвен удивленно смаргивает, а затем смягчается, одной рукой обнимая Питера, успокаивающе поглаживая по спине, а второй зарывшись в его как и всегда растрепанные волосы.
- Тшш, эй, все в порядке, - тихо успокаивает Стейси, но Паркер ее похоже и не слышит даже. Если Питер ведет себя так, значит все совсем плохо. Обычно, даже в самой отвратной ситуации, из которой нет никакого выхода, он все равно старается улыбаться и отшучиваться, не позволяя видеть кому-то свою неуверенность и слабость. И обычно Гвен против этого, потому что глупо и невозможно все и всегда держать в себе, каким бы великим и непогрешимым героем ты ни был. Человек-Паук герой, да, но ведь Питер Паркер человек, ему свойственно все то же, что и обычным людям. Хотя и сейчас чужой страх и паника как будто заражают и ее.
Нет, она, конечно, тоже соскучилась и рада видеть его, но они ведь виделись совсем недавно...недавно. Когда? Она снова не может ничего вспомнить, хотя точно уверена в том, что они с Питером виделись не так давно. Может, это эффект от того, что привело ее, ну, сюда?
Объятия все же приходится прервать. Гвен ободряюще улыбается Питеру, пересекаясь с ним взглядом. Да уж. С т р а н н о. Это не похоже на их обычные встречи, потому что там хоть и присутствует временами какая-то неловкость, но она скорее дурашливая и наигранная. А сейчас же все ощущается так, будто...она не знает будто что именно, но от этого подозрения никуда не уходят. У нее есть некоторые вопросы. Если честно ОЧЕНЬ МНОГО вопросов: начиная от дурацких новостей, с неизвестным ей Питером Паркером, заканчивая уже ее персональным Паркером, который, судя по всему, умудрился вляпаться во что-то плохое. Это так в его стиле и так похоже на него, что Стейси даже не знает, хочет ли она знать, что произошло на этот раз.
- А, про это, я тоже хотела спросить, - начинает Стейси, проследив взгляд Питера, направленный на телевизор. Там снова эмоциональный ведущий начал расстилаться на тему того, как опасен Питер Паркер и что его необходимо посадить в тюрьму. Гвен никогда бы не подумала, что подобное может произойти. Разве Человек-Паук не просто дружелюбный сосед, помогающий всем и каждому?
Но договорить ей не дают, требовательно и настойчиво усаживая на кровать. Гвен вопросительно и немного скептично вскидывает бровь, выслушивая сбивчивые и вообще ни разу не понятные попытки в объяснение от Питера. Как и всегда, она просто умиляется с этих его перебиваний самого себя и невозможности задержаться на одной мысли.
- Хм, даже не знаю, с чего здесь начать, - наконец-то задумчиво хмыкает Гвен, выцепив короткую паузу между вдохновленными пояснениями Паркером. Даже не хочется его расстраивать тем, что в итоге все еще эта история понятна лишь ему одному, потому что многовато пробелов. И все же немного трудно прям с порога принять мысль о "не их" Нью-Йорке, другом/других Паркерах, злодеях и путешествиях по вселенным. Голова буквально взрывается миллионом новых вопросов, которые добавляются к уже существующим. Но прежде всего, она вновь улыбается, когда губы Питера касаются ее. Слова немного пугают, потому что таким тоном обычно кому-то сообщают о смерти или типа того. Какой Питер все же эмоциональный! С ней ведь ничего плохого не произошло, жива и здорова, а остальное они как-нибудь исправят. Гвен мягко касается ладонью чужой щеки, а затем придвигается ближе, чтобы поцеловать в губы. Второй рукой она переплетает свои пальцы с чужими. - Ну куда ты на борьбу за спасение мира и без моей помощи, - со смешком произносит Стейси. Такой себе из нее помощник, ведь она не героиня никакая, а просто обычная девчонка.
- Я не очень сильна в теме мультивселенных, если честно, и в любой другой день оставила бы тебя дома, напоив лекарствами, но сейчас основную мысль поняла, - Стейси выдыхает и отстраняется, но руку Паркера так и не отпускает. Взгляд снова невольно возвращается к телевизору, на экране ведущий так и не унимается со своими лозунгами. - Так и что, это местный Питер, так? И еще вопрос, сколько же ты здесь уже пробыл?
Судя по всему, очень долго. Других объяснений у Стейси просто нет.

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+2

7

Этот поцелуй - как глоток воздуха для утопающего, кое-как вынырнувшего из воды, но все еще барахтающегося в борьбе за свою жизнь. Питер отзывается живо - такие давно позабытые ощущения, что он даже не подозревал, насколько ему этого не хватало. Но заканчивается довольно быстро - еще бы, ведь им еще столько нужно обсудить. Да и Гвен ведь не подозревает, что для него все это значит - для нее-то все еще обыденные касания друг друга, а не то что.
Стейс отстраняется, но Питер все равно подается за ней, легонько стукаясь своим лбом о ее - пусть хоть так, ну. Пожалуйста?
- Ты хоть волосы сначала высуши и переоденься, - смеется Паркер совершенно искренне и почти как раньше, после чего все-таки и сам отстраняется, но только чтобы наклониться к ее руке, пальцы которой Гвен переплела с его собственными, и запечатлеть поцелуй на тыльной стороне ладони - да и не спешить отпускать, пока не выпрямится, поглядывая на ее - руки, в смысле - хозяйку.
Ну, мира-не мира... хотя этому миру, глядишь, от всех этих путешествий между вселенными и правда нужно спасение. Кто знает, как такие вещи влияют на ткань вселенной - пусть Питер и сам воспринимал окружающую реальность какой-то как будто чужеродной, но отвергать пришельцев она пока вроде бы не собиралась. Другое дело, что Коннорс и Электро - это Коннорс и Электро. Да и на что способен этот другой Озборн - все они прекрасно видели как минимум в новостях. Уж с ними-то нужно было что-то сделать по-любому.
Но прежде всего стоило подумать не о том, как мир спасать, а как то же самое сделать с самой Гвен.
Питер снова переводит взгляд на экран телевизора, где диктор все еще продолжал излагать сюжет о пресловутом Озборне, не называя его, конечно, по имени - хотя бы потому, что «Озкорпа» здесь никогда не существовало, откуда ему знать. Зато Питер Паркер уже обвинялся в одном убийстве, так что свалить все было проще на него - тем более, хватало кадров, подтверждающих его причастность.
- Да, местный Питер, - подтверждает он. - Он в этом взрыве Мэй потерял. Так что... сама понимаешь, в каком сейчас состоянии, - Питер опускает взгляд к себе на колени, куда сложил сплетенные руки - свою и чужую.
Стоило ли упоминать, что это дело рук Озборна? Не того, конечно, но он же вовсе не хотел провоцировать, чтобы Гвен вспомнила. Хотя и в глубине души понимал, что просто оттягивает момент, которого все равно не избежать.
- Да буквально всего... - он начал было отвечать на новый вопрос Стейси, но осекся, потому что, кажется, понял, к чему она клонила.
Ведь сама-то Гвен была возраста примерно того же, как местный Питер с друзьями - он же выглядел явно старше, чем она его запомнила.
Да уж, проблема.
Хотя - судя по тому, что здесь и Коннорс, и Макс, понятно же, что их всех занесло сюда из разных времен, так? Почему бы то же самое не могло случиться с ними двумя. Тем более, Гвен наверняка не помнила, какая участь постигла беднягу Диллона. Не помнила же? А то и не знала вовсе. Так что - вряд ли на основе имеющейся информации сможет что-то сопоставить.
Вот только теперь этим-то и занимался Питер касательно самого себя - почему сейчас? Может быть, и он тоже, когда вернется домой, умрет? Или все-таки просто день и год совпадает - потому он и здесь? Кстати, какое сегодня число? Если он посмотрит сейчас на экран своего телефона, увидит правильную дату - или ту, что была в его настоящем?
Как бы это теперь выяснить.
- Со вчерашнего дня, - все-таки стоило ответить честно - не зарываться же во вранье с непонятно какой целью. - Я так понял, какое-то заклинание прорвало ткань мультивлесенной, ну и... да-да, не смотри на меня так, заклинание, - смущенно усмехнулся Питер. Гвен же была прагматиком почище него самого - ничего удивительного, что отнеслась к этому факту со скепсисом. - Сам бы не поверил, если бы своими глазами не видел, как друг местного Паркера наколдовал портал. А его подружка заставила меня ползать по потолку, чтобы доказать, что я действительно Питер, представляешь? - хохотнул он, припоминая ту идиотскую сцену знакомства с Недом, ЭмДжей и... еще одним Паркером. Боже.
Затем снова посмотрел на лицо Стейси и снова не сдержал хохота, заваливаясь набок на кровати.
- Если тебе тяжело все это переварить, то теперь представь, что я сегодня встретил двоих себя, - продолжил он. - Вернее, мы не очень-то и похожи, но... все равно.

Отредактировано Peter Parker III (13.01.22 01:15:17)

+2

8

Ее всегда слишком сильно очаровывала привычка Питера ластиться, как только Стейси появлялась на горизонте. Вслух она об этом не говорила, разумеется, но в чем-то очень напоминало поведение собаки. Такая знаете преданность и любовь в каждом взгляде. Не важно, будет ли это прикосновение или же просто они посидят рядом, Питер всегда был очень тактильным и контактным, буквально с самого начала. И, что ж, ладно, Гвен была точно такой же, когда дело касалось Паркера. Наверное, так и бывает, когда вы любите друг друга по-настоящему. А в том, что ее любят, Гвен даже и не сомневалась никогда ни единой секунды.
Щеки наверняка немного покрываются румянцем, когда Питер мимоходом намекает на то, что вид у Стейси сейчас не очень подобающий. Растрепанные влажные волосы, этот дурацкий гостиничный халат. Прям шикарный набор какой-нибудь усталой домохозяйки, о да, просто супер. Стейси спешно запахивает и поправляет сбившийся халат свободной от чужих посягательств рукой. Поправляет волосы, зачесывая их пальцами назад. Неловко-то как. Не так чтобы она из тех, кого очень сильно парит собственная внешность, но все же перед Питером ей хочется выглядеть красивой, а не как сейчас. И это явно не то, о чем стоило бы думать в такой ситуации. М-да, боже, чем забита ее голова в тот момент, когда они в черт знает какой вселенной и далеки от понятия "все в порядке".
- В таком виде я и правда мало похожа на хорошую помощницу, ты прав, - со смехом, соглашается Гвен. Но все равно не спешит разрывать контакт и бросаться переодеваться. Это ведь и подождать может, правильно?
Девушка вновь обращает свое внимание на чужое лицо. Которое Питер как будто неосознанно прячет от нее, желая что-то скрыть или просто боится. Боится о чем-то сказать или проболтаться, а может просто черт знает что еще, это же Питер. Он всегда прячет взгляд, когда чего-то недоговаривает и боится спалиться. Это вызывает легкую улыбку. Переживает что ли, что она за что-то его отчитает? Так он, вроде, не был замешан в качестве главного преступника и такая же жертва ситуации, судя по всему.
Но теперь Гвен отчетливо видит лицо парня. И понимает, что он скорее уж мужчина, чем парень. Теперь уже. Значит, это вероятнее всего не Питер из ее времени, может и вселенные у них параллельные вообще. Эта мысль не вызывает каких-то неоднозначных эмоций, потому что в любом случае, уж своего Паркера она точно узнает, даже если перед ней поставить сотню точно таких же. Однако же, что с ним произошло в его мире, что он выглядит настолько...ну, плохо? Сложно подобрать правильные слова, но он выглядит не так, как если бы все было в порядке и он чувствовал себя отлично. И чем тогда та Гвен занимается, которая из того же времени, раз она ничего не сделала?
Фоновый шум телевизора больше не привлекает. Гвен лишь кивает в ответ на чужие слова. Что здесь скажешь? Видимо, это ожидает каждого из них, в каком бы мире они ни были, обязательно кто-то умрет. Интересно, а у Гвен из этой реальности папа жив..? Хорошо, если да. Она проверять точно не пойдет, разумеется, но просто было бы хорошо, если бы хотя бы здесь отец прожил очень долгую и счастливую жизнь. Ей больше ничего и не нужно было бы. Она неосознанно сжимает руку Питера, поглаживая большим пальцем.
- Заклинание? - скептично уточняет Стейси, выныривая из собственных мыслей и немного неверяще поджимая губы. Если бы магия существовала в реальности, то уж кто-нибудь наверняка был бы в курсе, нет? Хотя, миры же у них разные, мало ли что вообще и где существует. И жизнь на Марсе в том числе, ага. Но просто супер, теперь речь еще и про магию. И раз она существует, то почему нельзя в обратном порядке сказать "ахалай-махалай" и вернуть так, как оно было изначально? Ладно, видимо ей, с высоты своих знаний, точно не вариант размышлять на тему магии. - "Подружка" - это в смысле местная Гвен? - уточняет Стейси. Если они встретятся, то тогда Гвен сможет спросить у нее про родных, чтобы убедиться в том, что с ними все в порядке. Хоть это и не ее семья, формально, но все же, так ей будет спокойнее. - И, брось, ты обожаешь потолки, не придумывай. А еще стены и окна - это прям твое любимое, разве нет? - со смешком подкалывает Стейси.
Она иронично заламывает бровь, теперь смотря на Питера сверху вниз, наблюдая за тем, как его веселит то, что он рассказывает.
- Будь серьезнее, это ведь не шутки, - мягко журит Стейси, высвободив ладонь из чужого захвата и ткнув указательным пальцем в грудь Паучка. - Все ОЧЕНЬ серьезно, миру стоит опасаться прямо сейчас и готовиться к апокалипсису, раз три Питера Паркера собрались вместе. Я даже не представляю, какой разгром вы учините все вместе, ведь талант попадать в неприятности, как я поняла, один на всех и теперь умноженный на десять.
Стейси все же вздыхает, притворно покачав головой, а затем поднимается с кровати, направляясь в ванную, с целью высушить голову и собраться.
- Так и что, план действий уже есть? - на секунду выглянув из дверного проема, уточняет Стейси.

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+2

9

Гвен так очаровательно смущается, что Питеру приходится приложить всю свою выдержку, чтобы не расцеловать ее здесь и сейчас — буквально все лицо, шею, виски, макушку, чтобы она наверняка залилась смехом и попыталась его не менее дурашливо оттолкнуть, но не тут-то было: может, атаку нежностью он бы и прекратил, но упустил бы возможности поцеловать уже по-настоящему, а там гори хоть весь этот чужой Нью-Йорк, если кто-то их потревожит.
Но - мечты-мечты. У них тут дела посерьезнее, и по поводу Нью-Йорка шутка, конечно - гребанное чувство ответственности, ну почему как мир спасать, так сразу он? И потом, кто знает, чем все это закончится - может быть, это последний шанс его провести вечер со Стейси, а он только и думает о том, что друг на друга у них времени нет. Тревожное предчувствие-то не отпускает - не говоря уже о том, что как бы он ни хотел все исправить конкретно с ней, у него все равно не было ни единой идеи.
Как бы то ни было, он просто продолжает широко улыбаться, глядя на Гвен, и держать ее за руку. Уж это-то точно прекрасно можно совместить с решением других проблем.
Хотя самой главной из них, конечно, является то, что он понимает же, что если продолжит увиливать от того, о чем так отчаянно не хочет говорить, то не добьется ничего, кроме как запутается в собственной полуправде. Тем более, Гвен же совсем неглупая - одна из умнейших людей, что он знает, если уж честно. Для своего возраста так уж точно. Прекрасно видит, что он что-то не договаривает - знает же, как облупленного. Хотя и как будто приняла правила игры, так что не спрашивает ничего в лоб, но он и сам понимает, что находится начеку. Просто ждет, когда он сам расколется.
Однако - набраться смелости и произнести вслух то, что должен, все равно кажется немыслимо.
Даже при обсуждении Мишель - ощутимо мнется, потому что ощущает себя как-то странно и не на своем месте. Потому что - нет, не местная Гвен. Еще он припоминал слова третьего Питера и имя, которое он называл - тоже другое, но инициалы-то совпадали оба раза, как он называл свою жену и как местный Питер - Мишель. Он пока не понял, как все это должно касаться его самого, но сейчас, когда нужно было ответить Гвен, тот факт, что речь явно не о ее двойнике, воспринимался почти что предательством.
Поэтому он предпочитает смущенно улыбнуться и молча замять тему. Вот потолки - другое дело, отчего бы не поговорить лучше про них.
- Да не питаю я никаких чувств к потолкам! - смеется он. - Просто так бывает проще куда-то попасть незамеченным. Но тогда чувствовал себя какой-то обезьянкой в цирке, - и было, вообще-то, довольно неловко и немного даже унизительно - можно подумать, это умение - единственная черта всех Паркеров, по которой их можно опознать! И почему ей не хватило того, что он просто может удерживаться на любых поверхностях, ну правда? - Она еще хлебом в меня пыталась бросаться - думала, так сработает паучье чутье.
Питер продолжает фырчать, отмахиваясь от чужого тычка в грудь, отчего лишь сильнее заваливаясь на кровать.
- Почему сразу в десять, если нас всего трое? - шутливо возмущается он, после чего поднимается на ноги и проходит следом за девушкой, останавливаясь в дверном проеме, приваливаясь боком к дверному косяку и к нему же склонив голову.
После чего слова в размышлениях тупит взгляд и дует щеки, потому что - как и говорил, как бы не запутаться в собственной полуправде, пока пытается обходить острые углы.
Ведь, по правде говоря, вернуть-то всех домой тот Питер мог бы еще давно, если бы не его желание всех спасти, обернувшееся хуже некуда для него самого - еще же отговаривать его пришлось, что убийство Озборна не выход. Хотя, по правде говоря, сам он тоже сомневался, не стоило ли хотя бы Гоблина отправить обратно таким, какой он есть, да только все равно делал так, как было правильно.
- Ну, мы разработали сыворотки, чтобы обезвредить тех, кто сюда попал вместе со мной и другим Питером. То есть, они же, как бы, не очень хорошие парни, да? Профессор Коннорс и Макс, я имею в виду, сама понимаешь. Просто каждый в свое время оступился и свернул не на ту дорожку. Вот мы и подумали, что почему бы им не помочь, чтобы не пришлось с ними сражаться снова, - пожимает плечами Питер.

Отредактировано Peter Parker III (18.01.22 00:12:38)

+2

10

Гвен отчетливо ощущает, что Питер явно что-то недоговаривает. Эта мысль упорно бьется где-то на уровне подсознания. Как камешек в ботинке: вроде и мелочь такая, а все равно ощущается дискомфорт. Неявный, да. Как будто все в порядке и диалог течет ровно так, как должен, но все же что-то Стейси беспокоит. Вопросы она задавать совсем не спешит, потому что вряд ли чего-то сможет добиться. Да и вообще велика вероятность того, что она переволновалась из-за всего происходящего и сама все себе надумала. С ней такое часто происходит, ведь у нее нет того самого "паучьего чутья", которое могло бы подсказать наверняка, не заставляя теряться в догадках. Но в любом случае, это не отменяет того, что Стейси ощущает некоторую неуверенность.
Она берет в руки фен, включает его на средний режим, чтобы можно было и делом заниматься, и слушать Питера. Свободной рукой она перебирает пряди, подставляя их под горячий воздух, и как будто бы даже целиком сосредоточена на процессе. Но все равно украдкой продолжает бросать внимательные взгляды на Паркера, чье отражение в зеркале более чем отчетливо намекает на то, что ей РЕАЛЬНО стоит задуматься. Их взгляды пересекаются. Но Паркер быстро тупит и отводит свой. Кусает губы. Дует щеки. Старательно пытается сосредоточить ее внимание на каких-то деталях и фактах. Врет. Точно врет. Вернее, нет, не так, не врет. Просто пытается отвлекать внимание на что-то безопасное? Господи, да Гвен бы в детективы, с такими ее потрясающими познаниями. Не зря папа говорил о том, что она прям как будто создана для работы в полиции. Или дело просто в том, что Стейси отлично знает Питера и то, какое поведение и в какой ситуации для него привычно.
- Я не думаю, что Макс плохой человек, он не показался мне таковым. Как и доктор Коннорс. Каждый человек заслуживает шанс на спасение и это хорошо, что вы решили попробовать дать им этот шанс, не смотря на то, что многие бы просто осудили этих людей и выбрали бы для них смерть, - спокойно отзывается Гвен. Она вновь ловит взгляд Паркера и ободряюще ему улыбается.
Ей действительно приятно знать, что в какой бы вселенной ни происходило дело, Питер Паркер остается верен своим идеалам и стремлениям. Это, пожалуй, то, за что она его так сильно не просто любит, а безмерно уважает. Даже если доктор Коннорс и был тем, из-за кого отец Гвен... Да и Макс тоже. Она все еще не может вспомнить, что было с Максом. И что случилось после. Не думать об этом сейчас, вероятно, это и вовсе не имеет значения, раз память услужливо исчезла.
- То есть, эти сыворотки должны им помочь...стать лучше, так? - все же решает уточнить девушка, вопросительно склонив голову, а затем вновь возвращаясь к шумящему фену. Какие же дурацкие и ужасные шампуни в гостиницах. Ее волосы сейчас как солома. Смотрится кошмарно. Тяжелый вздох. Гвен отключает фен, вкладывая его в настенный держатель. Критически осматривает свое отражение, приводя сухие волосы в порядок расческой. Да уж, как же кошмарно и непрезентабельно она выглядит сейчас.
- Я похожа на болотную ведьму, этот шампунь меня просто убил, серьезно, - Гвен не остается удовлетворена своим видом, но с этим уже ничего не поделаешь, так что она просто отворачивается от зеркала. И вновь ловит взгляд Паркера. И этот взгляд ей совсем не нравится, это как встретить в снежную бурю щеночка на улице, вид примерно такой же. Столько мольбы и жалости. Гвен озадаченно хмыкает, не совсем понимая, что именно в ней могло вызвать такие эмоции. Она же пошутила насчет волос, эй, это не смертельно.
- Послушай, Питер, - неуверенно произносит Стейси, подходя ближе и бережно взяв Паркера за обе ладони, сжимая их и поднимая взгляд. - Я знаю, что все это непросто для тебя. Это всегда непросто, если речь идет о чужих жизнях и ответственности за них. Но ты знаешь, что не один на этот раз, правда? Я имею в виду, что тебя поддержу не только я - что само собой разумеется - но и те, другие ребята, так?
Возможно, Питер просто замучился от того, что любая ответственность - это всегда автоматически его ответственность. Она бы тоже, наверное, ужасно устала от этого.
- Если бы я могла, то сама бы влезла в твое трико, вместо тебя, честно. Чтобы тебе не пришлось этого делать. Но у меня не очень с высотой, ты знаешь. Так что... - Гвен неопределенно пожимает плечами, не зная как закончить свою внезапную и неоформленную мысль. - Или ты можешь остаться здесь. Никто тебя не осудит за это. Я так точно.

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+2

11

— Типа того, — опять он продолжает увиливать в ответ на то, для чего по-настоящему они это делают. Вернее, да, конечно, чтобы стать лучше, но и не только.
Если бы Озборн и Коннорс, вернувшись домой, просто попали в тюрьму, разве стал бы кто-то все это проворачивать? Если честно, если бы не инициатива Питера-младшего, он был не уверен, что сам бы додумался до чего-то подобного. Хотя и не стал спорить, что этого бы точно не произошло: откуда он знает, в самом-то деле. Может быть, и нет. Ведь пришел же поддержать этого Питера в том, что он уже начал, но рисковал не закончить, потому что — вообще-то, его чувства тоже легко понять. Такое не прощают — и точно не в тот же день, когда все произошло.
Какая разница, что бы он делал на месте этого Питера, на самом-то деле. Сейчас все равно они вместе делают то, что должны. Спасают жизни, хотя он, в отличие от Гвен, не так уж и уверен, что это все хорошие люди. Но кто он такой, чтобы судить? Безоговорочно хороших людей нет — просто кто-то пытается быть лучшей версией себя.
Однако, по сути, Гвен была права, что все они: и Коннорс, и Макс, — должны были стать лучше. Во всяком случае, избавиться от той силы, которую они направили на разрушение. Сложно сказать, насколько это «лучше», но хотя бы снизит уровень их опасности, когда они вернутся домой. Но не факт, что со временем они не придумают что-то еще, или как вернуть утраченное. Но надеемся на лучшее, не так ли? Было бы приятно, если бы они оказались за это благодарны.
Словом, «дать шанс» — пожалуй, правильное определение. А там уж как они им воспользуются — кто знает.
Питер тихо посмеивается в ответ на сетования Гвен на качество средств гигиены в этом отеле — хотя реакция смешная, а выбор слов не так, чтобы очень. Смотрит Питер на нее с сожалением, все еще ощущая бессилие, что он не имеет ни единого представления, что ему сейчас делать.
Лучше бы Гвен тоже каким-то образом сошла с ума еще тогда, чтобы сейчас могла стать лучшей версией себя. А то на деле - куда уж лучше.
Гвен подходит ближе, а он отводит взгляд и отворачивается, рассматривая плитку в ванной, по мере того, как она продолжает говорить.  Суть даже не том, что она не права — хотя и правда: стоит ему вернуться обратно, как он останется совершенно один. Стейси все равно ждет та же участь, у «ребят» тоже своя жизнь в своих вселенных. То, что происходит сейчас - досадное недоразумение, вселяющее надежду, что он и правда не одинок. Ошибка, вынуждающая их объединиться. Но все это слишком временно.
Наверное, он не очень хороший человек, если не отказался бы задержаться здесь подольше, чтобы этот морок не одиночества подольше не развеивался? Собрались-то они вместе далеко не от хорошей жизни.
Даже ответить что-то сложно, поэтому Питер просто вздыхает вместо того, чтобы подтвердить или опровергнуть чужие рассуждения. И так, наверное, понятно, что у него уже просто нет сил.
Тихо засмеяться заставляет замечание про то, что с высотой у нее, мягко говоря, не очень. А затем опустить голову и отрицательно ей покачать.
Да нет, хотел бы он здесь остаться, но не может. Другие пауки все равно сделают то, что должны. Вряд ли действие этого запертого заклинания можно сделать выборочным. Пусть он бы вовсе не отказался застрять в этом Нью-Йорке, если бы это помогло спасти еще одну жизнь.
Питер снова вздыхает и притягивает к себе Гвен, чтобы заключить в объятия, уместив подбородок на чужой макушке. Просто минута тишины точно никого не утянет, не так ли? Попытаться освободить голову от тревожных мыслей и вообще каких-либо мыслей, прикрыв глаза и аккуратно потирая щекой и носом о светлые волосы.
И никакая это не «солома» - все-то Стейси нужно преувеличить, когда дело касается ее внешнего вида.
- Дело не только в том, чтобы кто-то стал «лучше», - начинает он тихо говорить куда-то девушке в макушку, но затем все-таки отстраняется и делает пару шагов, отводя ее присесть хотя бы на край ванной.
Итак. Как можно зайти на зыбкую почву того, о чем нужно поговорить, помягче? И Макс, и Коннорс оба пережили Гвен - из тех, кого она могла знать и знала. Хотя про Диллона, вообще-то, сложно сказать, ведь его убило отключение электричества в тот же... вечер. Коннорс же умер в тюрьме много позже, предварительно пару раз успев сбежать и тем самым заставив Питер попотеть, возвращая его хвостатую натуру обратно за решетку. К слову о том, что не факт, будто бы чему-то их сегодняшний день научит. Однако - да, вторые шансы.
- Что последнее ты помнишь? - задает он вопрос. - Перед тем, как сюда попасть.
Наверняка она сама тоже о чем-то начала догадываться - не могла же не заметить, что Паркер изменился. Не произносила этого вслух, но явно намекала тем вопросом, сколько времени прошло.
А ведь и правда интересно, что и до какого момента она помнит. Может быть, это даст какую-то зацепку, что делать дальше.

Отредактировано Peter Parker (14.03.22 22:33:26)

+2

12

Было бы намного проще, если бы они действительно могли просто остаться здесь, никуда не уходить. Не важно на какой срок, просто навсегда или чуть поменьше, чем навсегда. Гвен чувствует, что это необходимо им обоим. Питеру, возможно, даже сильнее, только знать бы в чем именно причина...вообще всего.
Девушка неопределенно и скептически заламывает бровь, внимательно смотря на Паркера, но тот предпочитает прервать зрительный контакт, сгребая ее в объятия. Гвен утыкается носом в его шею и поднимает обе ладони, обнимая парня за спину, бездумно цепляясь пальцами за скользкую ткань костюма паучка. От него пахнет так знакомо и так правильно, что хочется отказаться от собственных навязчивых мыслей о том, что что-то все равно не так. Питер старше. Даже в плохом освещении ванной комнаты Гвен отлично разглядела у него на лице новые, незнакомые ей, морщинки. Она, разумеется, промолчала и не стала ни о чем спрашивать в лоб, потому что вопрос действительно звучал бы по меньшей мере глупо. А с учетом вообще всей невероятности ситуации, за нормальное объяснение сошло бы и то, что они прибыли из разных вселенных, разных временных отрезков и так далее. Она и сама себе в состоянии объяснить все из этого. Только вот все равно это кажется слишком уж натянутым, даже с учетом происходящего абсурда.
От мыслей уже начинает болеть голова.
Если бы что-то было не так или случилось что-то плохое, то Питер...ничего бы ей не сказал об этом. Он бы побоялся ее расстроить, напугать или просто напрячь чем-то неприятным. Он бы ни за что ни в чем не признался. Молчал бы до последнего, даже если бы речь шла о жизни и смерти. Господи, особенно в этом случае он молчал бы до последнего.
Только вот Стейси не первый день на свете живет. И Питера она знает слишком уж хорошо. Тот всегда выглядит виноватым и смотрит на нее этим взглядом потерянного грустного щеночка, если скрывает что-то важное.
Объятия размыкаются, Питер осторожно подталкивает ее к краю ванной. Гвен все сильнее ощущает какой-то подвох. Это тот самый разговор, который начинается с пугающего "для начала присядь"? Гвен понимает, что Питер о воспоминаниях спрашивает не просто так. Вот они мило обнимались, а тут вдруг его интересует, какой там у нее был последний запомненный день. В смысле, а что вообще на это надо отвечать?
Гвен склоняет голову набок, смотря на Паркера с каким-то сомнением.
- Мне перечислить распорядок последнего дня, до появления здесь? - насмешливо уточняет девушка. - Встала, умылась, оделась, позавтракала. Поцеловала маму, попрощалась, вышла из дома, - стандартно перечисляет Стейси. Ну, мало кто запоминает свой день по секундам. Вот и сейчас она не совсем может вспомнить то, что было вообще. Помнит какие-то детали, но разве это важно? Просто какой-то очередной стандартный день, как и сотня таких же до него. - Питер, я не очень помню, если честно. Мы должны были встретиться с тобой, но, кажется, не встретились. Или. Ну. Не знаю? Это был просто день, как и любой другой из них. Не думаю, что это особенно важно, - Гвен неопределенно и как-то беспечно пожимает плечами.
Вряд ли бы Питер всерьез стал просто так интересоваться тем, как она провела день. Не в этой ситуации. Поговорить о таких вещах они вполне могут и после того как все кончится и все вернется на свои места. Только если Паркер своим наводящим вопросом не ведет к чему-то еще. Только вот к чему и зачем?
- Думаю, это последствия...перехода сюда? Честно говоря, не помню никаких вспышек, пришельцев, голосов в голове или вроде того, - Гвен закатывает глаза. Может лучше бы это правда были пришельцы, тогда она могла бы спросить их о том, почему она вообще здесь. Ладно все версии Пауков, от них хоть какая-то польза в этом деле есть, но от самой Гвен что-то подобное стоит ожидать едва ли. Девушка зарывается пальцами в волосы на затылке, прикусывая губу. Она забыла о чем-то важном, что объяснило бы ей вообще все? И обеспокоенные туманные вопросы Паркера. И собственное нахождение в этом месте. Как-то глупо это все же. Если бы случилось что-то важное, то она бы не забыла об этом. - Я должна о чем-то знать? В смысле, если должна, то лучше скажи об этом сразу, ладно? Ты знаешь, что я не люблю когда ты ходишь вокруг да около и пытаешься смягчить для меня удар. Знаю, сейчас не самое подходящее время и тебе нужно быть в другом месте. Но просто скажи мне, если это что-то важное, хорошо?
Как и всегда, все эти печальные взгляды Питера, с оглушающим чувством вины, как будто он виновен во всем плохом, что случалось и случится в мире, не сулят ничего хорошего. Что ж, главное просто убедить его в том, что ему лучше рассказать, а не умалчивать и тянуть до последнего. Ну что такого ужасного Питер может ей рассказать?
- Не говори мне, что ты кого-то случайно убил, пока я отвернулась на две минуты, ладно?

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+2

13

- Ну, не настолько досконально и можно не с самого утра, - посмеивается Паркер когда девушка начинает перечислять буквально каждый свой шаг, начиная с того самого момента, как проснулась. Он же спросил про «последнее», разве это не достаточное уточнение? Впрочем, он не знает. Сам-то может ответить на этот вопрос касательно себя - чем он занимался прежде, чем попасть в другую реальность? Кажется, это было больше похоже на объяснение из того фильма про сновидения, когда ты банально не знаешь, как сюда попал. Как во сне. Хотя насколько это в действительности с ними работало, он не знает - в конце концов, сны ты обычно тоже не очень-то и помнишь и очень редко - от начала до конца.
Питер отводил взгляд и нервно обкусывает губы. Не особенно важно. Хотел бы он, чтобы это было так.
Вообще говоря, он же не знает, как это происходило в случае всех остальных. Это местный Паук как-то выяснил, в какой момент и что произошло с гостями из других вселенных. Может быть, у них такая же дымка в голове, и они не могут ответить ничего конкретного? Тогда и проблемы-то особой нет... наверное? Почему он не догадался раньше об этом спросить? Может быть, имеет смысл позвонить сейчас?
- Да нет, никаких вспышек и пришельцев, ты чего, - непроизвольно посмеивается он, хоть и как-то безрадостно, чисто на автомате.
И все, что она сейчас ему говорила, было справедливо. О том, что не надо было ее щадить и стараться от чего-то защитить полуправдами и замалчиванием. Хотя, если уж быть с собой совсем честным, в такие моменты он больше о себе думает, что просто не может выдавить из себя ни слова, как будто если он будет молчать, происходящее от этого станет менее реальным. Он же прекрасно знает, что поставить Гвен в известность нужно, и он попросту тянет время сейчас. Даже если в голове вертится аргумент, что подобное слышать тяжело и уж точно ее не спасет от неизбежного.
Соберись.
Вновь выдергивает его из перегруза собственными мыслями очередное ее предположение, которое кажется даже немного забавным - особенно та часть, что про две минуты. Она же сознательно сейчас старается не замечать, что он явно выглядит не так, каким она его последний раз видела? Кажется, Стейси слишком долго с ним общается, чтобы его привычки, о которых она только что говорила, переняла и она сама. И кто из них двоих здесь еще на важное внимание не обращает?
Ладно уж, оба хороши, но он ее явно опережает.
- Да ну нет же, - мягко фырчит он.
Хотя вообще-то, косвенно... вину за смерть Макса действительно можно повесить на него, ведь из-за него обесточился весь город, от которого Диллон питался энергией. Или вернее, с этим скорее уж Гвен помогла? В любом случае, вряд ли она стала бы этим заниматься, если бы не он.
Что касается смерти самой Гвен, тут и говорить нечего, насколько он перед ней виноват.
- Ну, вообще-то, - Стейси его уже столько подталкивает к сути, что через «не могу», но перейти к ней все равно нужно.  Хотя бы издалека. Хотя бы менее туманными намеками. - Дело в том, что... они умерли, - лучше так, ладно? Говорить обо всех остальных как-то полегче, а нужную аналогию Гвен проведет уже самостоятельно. Она же совсем неглупая, правда? - Коннорс - в тюрьме, Макс - тогда, с электростанцией, помнишь? - наверное, если бы помнила, сказала бы, разве нет? Питер честно не знал, как это работает. Может быть, вспомнит сейчас, когда он напомнил. А если нет, то это - хорошо, плохо? Означает ли, что у них еще есть время в их мире? И когда она перенесется обратно, пусть не за секунду до, а с большим запасом, будет ли она помнить этот разговор - или тоже все как в тумане, как сейчас о времени до перемещения?
Он не знает ничего. Как он вообще собрался что-то исправлять? Как исправить то, чего ты даже не понимаешь?
Хотя это же его стезя: наугад и по наитию что-то только и получается. Просто сейчас он боится неудачи еще больше обычного.
- Десять лет назад, - добавил он, если уж выкладывая карты, то сразу все. Надо бы им уже и на этого слона в комнате тоже обратить внимание.
Десять лет? Кажется, за это время уже можно было научиться как-то жить эту жизнь. Наверное, ему это даже временами удавалось - но чаще казалось, что примерно тогда все и оборвалось.

+3

14

Сейчас Гвен думает о том, что, возможно, ей не стоило ни о чем спрашивать. Ну, в смысле, да, знать всю картину и ее предысторию не помешало бы, особенно в ее случае. Но что если правда окажется...страшной? С одной стороны, чего ей вообще бояться, если она жива, здорова и все с ней в порядке. С другой, а может не так уж жива и цела? Она прислушивается к внутренним ощущениям, но ничего странного в себе не подмечает. Все ровно так же, как и всегда. Но Питер и его реакция несколько настораживают и сбивают с толку. Он всегда выглядит так, если ситуация прям катастрофичная. И что-то ей подсказывает, что его так сильно беспокоит не то положение, в котором они оказались, а нечто другое. Не куча злодеев, не альтернативная реальность, не другие Паркеры. Конкретно сейчас его беспокоит Гвен. И именно это больше всего беспокоит девушку.
Она выдыхает, протягивая ладонь и касаясь щеки Питера. Тот выглядит уставшим, замученным и каким-то печальным. И чего в нем сейчас больше она затрудняется ответить. Обычно ей в целом легко удается улавливать его настроение и примерно понимать ход мысли. Как-то у них почти сразу так сложилось. Они всегда отлично чувствовали друг друга. А сейчас она наталкивается на закрытую стену. Что же с ним произошло и что он пережил? И что произошло с самой Стейси в какой-то неопределенный промежуток времени?
- Знаешь, Питер, я бы уже согласилась и на пришельцев, если честно, - она мягко треплет его по щеке, гладит костяшками по отросшей щетине и затем опускает ладонь. Обычно он не запускает свое лицо и всегда его бреет. А теперь отращивает что ли? Она не помнит, чтобы он когда-то выглядел вот так. В смысле, она всегда ворчала на него, чтобы он не забывал побриться, а теперь вдруг что? Может, больше некому ворчать...? В смысле, этот Питер - явно не тот, с кем она виделась еще вчера. В своем мире. У них разница лет в...десять? Пять? Семь? Это очевидно, если присмотреться. Не так сильно, но заметно, что Питер старше сейчас. Может, в его времени они просто больше не вместе? Вау. Она никогда не задумывалась о том, что может быть и так. Надо же. Но это ведь нормально? В смысле, по статистике мало подростковых пар со школы остаются вместе во взрослой жизни, но все же она как-то не раздумывала о том, чтобы расстаться с Паркером. Или проблема все же не в расставании?
- Питер, я не совсем...умерли? - Гвен склоняет голову набок, она вглядывается в глаза Паркера. А тот старательно прячет взгляд. Так. Вау. Ох. Понятно. И что вообще...? Про Макса она ничего такого точно не помнит. Гвен прикусывает губу, слегка хмурясь и пытаясь переворошить свои воспоминания. Она бы точно запомнила, если бы Питер хоть мимоходом упомянул о смерти Макса. Но сколько ни старайся, ничего такого Стейси припомнить не может. Она смаргивает. Перед глазами проносится какая-то картинка, смутная и неясная. Ощущение полета. Нет. Падения. Это определенно похоже на падение, как будто сердце болезненно подпрыгивает и замирает. Она снова смаргивает и поднимает взгляд на Паркера. Он не врет. Ему незачем врать ей о чем-то подобном. Но тогда получается, что раз умерли те, кто пришел сюда, значит и сама Стейси...? Она упрямо встряхивает головой, пытаясь отогнать навязчивую мысль и то самое фантомное ощущение падения в пустоту. - Десять лет? - тупо переспрашивает Гвен, а затем закрывает рот. Она и сама понимает, что переспрашивать глупо, ведь ответ Питера от этого никак не изменится.
- Ох. Вау. Так вот почему ты...такой, - Гвен замолкает, опуская взгляд. Она как-то пространно и слепо разглядывает свои ладони, лежащие на коленях. Итак. Ладно. И правда "вау". Она совсем не ожидала услышать то, что услышала. В смысле, к такому вообще бываешь готов хоть на один процент? Гвен вот не готова и на сотую процента. Теперь вся полученная ранее информация сама собой складывается в правильный паззл в голове. В общем-то, и правда лучше бы она ни о чем не спрашивала. - Так получается, что я тоже умерла? - Гвен даже гордится тем, как просто, спокойно и твердо звучит ее вопрос. В общем-то, не каждый день ты узнаешь о том, что умрешь. Или уже умер. Это как посмотреть. Для Питера это уже случившееся событие, а для нее это неизбежное будущее. - Даже не знаю с чего начать. У меня столько вопросов об этом. Но самое важное: если я мертва и оказалась здесь...ты сам, Питер? Ты ведь не умер, да? Ты живой? Скажи, что не свалился с какой-нибудь крыши по глупости, - губы Стейси дергаются в слабой полуулыбке. С Питера бы сталось и правда свалиться по неосторожности, он просто король нелепых случайностей. Гвен осторожно нащупывает руку Питера своей. Унять дрожь в собственных руках оказывается сложно, но она усилием воли заставляет себя успокоиться и выдохнуть. Гвен вновь поднимает взгляд на Паркера и ободряюще ему улыбается. - Я умру совсем скоро, да? Я имею в виду, не через пять и не десять лет, да? В этом возрасте. Какая я сейчас.
Она не хочет притворяться, будто этот вопрос ни сколечки ее не волнует. Еще как волнует. Даже слишком сильно. И она, увы, ничего не может с этим поделать, сколько бы ни храбрилась.

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+3

15

Да уж. Он тоже сейчас предпочел бы, чтобы дело было в пришельцах, и ими же все ограничивалось. Раз уж на то пошло, с пришельцами жизнь его еще не сталкивала, а ведь они определенно должны были существовать, так что почему бы, собственно, и нет.
Но никаких пришельцев ему не светит, а реальность куда более страшная.
Гвен переспрашивает, но Питер не реагирует. Смотрит только куда-то вниз и вообще куда угодно, кроме нее. Гвен продолжает молчать - явно переваривает услышанное и медленно, но верно приходит к правильным выводам касательно происходящего. Касательно того, что он боялся сказать ей напрямую, но дал достаточно контекста, чтобы этого и не было нужно. И это определенно работало, судя по тому, как он краем глаза наблюдал изменения в ее лице.
Интересно, что упоминание о прошедших десяти годах ее тоже шокирует - хотя она ведь совсем неглупая и прекрасно могла заметить, что выглядит он совсем не так, как во время их последней встречи. Может быть, удивляется уже просто по инерции, попросту не успев сменить тон. Или просто убеждала себя, что ей мерещится, пусть это очевидно и не так. Но это же другой мир - мало ли, что могло произойти при перемещении? Он и сам-то далеко не претендовал на то, что хоть немного понимает происходящее. Может быть, чуть лучше Стейси, но явно недостаточно для того, чтобы что-либо утверждать наверняка.
В конце концов, отчаянно намекая ей на то, что ее вырвало из их вселенной буквально за секунду до, он касательно себя тоже не мог утверждать, что по возвращении его не ждало ровно то же самое. Если уж следовать этой логике.
А затем она сама это и озвучивает -в смысле, про свою смерть. Питер наклоняет голову еще ниже, чтобы она не видела его лица, да и он ее - тоже.
Хотя голос ее звучит на удивление спокойно, это-то и... даже более жутко?
Хотя чему он удивляется. Это же Гвен. Как еще она должна звучать в подобном случае. Стейси не была бы Стейси, если бы в ответственный момент не умела взять себя в руки.
Впрочем, слышать-то о том, чего сам не решался произнести вслух, от этого было приятнее ни на толику.
- Мне жаль, - тихо произносит он.
«Мне жаль»? Может быть, хотя бы очень жаль? А может, стоит вовсе попросить прощения? Можно подумать, к происходящему он не причастен, и очень даже напрямую.
Все равно у него не хватит слов, чтобы выразить все, что чувствует по этому поводу. Поэтому просто отрицательно качает головой.
И конечно, у Гвен много вопросов. У кого бы на ее месте не было. Проблема лишь в том, что Паркер сам здесь... меньше суток? И сталкивается с таким впервые. Хотя учитывая, что он сам говорил о десяти прошедших годах - откуда ей знать, что ему за это время довелось пережить.
- Я не знаю, - непроизвольно тихонько прыснув, когда услышал предположение Стейси о максимально тупых способах собственной кончины, продолжает он мотать головой, после чего нет-нет и все-таки выпрямляется, поднимая замученный взгляд. Затем вздыхает - тоже очень устало. - Думаю, что нет. Ничего такого не припоминаю. Да и число сегодня то же, что и у меня было, так что... думаю, что нет, - пожимает он плечами.
В любом случае, проверить-то это никак не получится. Если только не найдется еще кто-то, кто его пережил. И если вдруг окажется, что все они ошибались на этот счет, то... ну, что ж.
- Я не знаю, что делать, - вместо ответа на вопрос, что умереть она должна вот-вот, когда вернется в их Нью-Йорк - уж это они уже выяснили, так? - выпаливает Питер, порывисто приближаясь к ней и утыкаясь сначала носом ей в шею, но довольно быстро сползая лбом на плечо. - У парней - ну... других Паркеров. И еще друзей местного. Был план. Но он касается только тех, кого можно, как бы, исправить, - отстраняется Питер - объяснение-то, пожалуй, будет небыстрым - стоило хотя бы иметь возможность иногда смотреть Гвен в глаза. - Я имею в виду, всем остальным так или иначе попортили жизнь их способности, и если их больше не будет, то... в теории, это в корне поменяет ситуацию и то, как они будут себя вести. Макс, Коннорс, ну, и парочка им подобных из другой вселенной, я это имею в виду, - на всякий случай поясняет он, хотя едва ли у Гвен были шансы самой не догадаться. - И я не знаю, как тебе помочь, - продолжает он, в свою очередь, тоже крепче сжимая ее руку в своей. - Насколько я знаю, ты не превращаешься ни в ящерицу, ни в песок, так что и не от чего изобретать антидот, - горько усмехнулся он, снова качая головой. - Если только...
Питер замолкает, непроизвольно хмуря брови и устремляя взгляд куда-то в неизвестную точку на стене. Затем хмыкает и в задумчивости трет щеку, с сомнением глядя теперь уже непосредственно на Стейси.
- Ну да, - произносит он, как будто это что-то объясняет. Затем снова мелко мотает головой, словно стараясь избавиться от назойливых мыслей. - Да нет, это просто в порядке бреда, не обращай внимания, - ой ли? А что из происходящего вообще выглядит убедительным?
Взгляд его начинает бегать по кровати, одеялу, ногам, рукам, пока не возвращается снова к лицу Гвен, после чего он снова вздыхает.
- Не знаю, - это уж все поняли, скажи что-нибудь поновее, - Может быть, в твоем случае могло бы помочь как раз обратное. У меня нет других идей.
На словах-то это, может, и звучало. Оставалась самая малость - понять, как Стейси освоить искусство левитации или черт его знает, чего еще в том же духе.
Ну, или они могут обдумать другие идеи. Не смиряться же с неизбежным - этого Паркер точно делать не собирался, иначе его бы здесь не было.

Отредактировано Peter Parker (30.06.22 02:07:15)

+2


Вы здесь » ex libris » альтернатива » sorry for your loss


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно